WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

БУДУК-ООЛ Лариса Кара-Саловна

АДАПТАЦИЯ СТУДЕНТОВ РЕСПУБЛИКИ ТЫВА К ОБУЧЕНИЮ В ВУЗЕ (ЭТНОЭКОЛОГИЧЕСКИЕ, МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ И ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ)

03.03.01 – Физиология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора биологических наук

Челябинск – 2010

Работа выполнена на кафедрах анатомии, физиологии и безопасности жизнедеятельности ГОУ ВПО «Тывинский государственный университет» и «Новосибирский государственный педагогический университет»

Научный консультант:

Заслуженный деятель науки РФ, доктор биологических наук, профессор Роман Иделевич Айзман

Официальные оппоненты:

доктор биологических наук, профессор Александр Петрович Исаев доктор медицинских наук, профессор Сергей Георгиевич Кривощеков доктор биологических наук, профессор Людмила Григорьевна Харитонова

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Кемеровский государственный университет»

Защита состоится 17 февраля 2011 года в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 212.295.03 при ГОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет» по адресу: 454080, г. Челябинск, проспект Ленина, 69, ауд. 116.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки ГОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет».

Автореферат разослан «___» «________________2010г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат биологических наук П. А. Байгужин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Существенную роль в реализации процессов адаптации населения играют климатогеографические факторы.

Экстремальные эколого-климатогеографические условия проживания вызывают в организме напряжение адаптационных механизмов (Авцын А.П., 1974; Казначеев В.П. и др., 1980-1986; Агаджанян Н.А. и др., 1980-2009).

Многовековое проживание различных популяций в привычных условиях среды обитания определило не только их внешний облик и культуральные черты, но и физиологические особенности жизнедеятельности организма (Агаджанян Н.А. и др., 1997). Ряд исследований позволил сформулировать современные представления о проблемах адаптации человека к климатогеографическим условиям различных регионов страны и зарубежья (Агаджанян Н.А. и др., 1989; Иванова М.А., 2001; Арсеньев Д.Г., 2003). Они свидетельствуют о значительных морфофункциональных и психофизиологических различиях даже в пределах одной страны (Агаджанян Н.А. и др., 2000; Драгич О.А., 2005, 2006; Орехова Е.Ю., 2006). В этой связи этнически изолированные народности представляют огромный интерес для изучения морфологических, функциональных, психологических особенностей организма как примера завершенной адаптации.

Особенно много работ по проблемам адаптации человека посвящено изучению приспособительных механизмов на Европейском и Азиатском Севере (Авцын А.П. и др., 1975; Казначеев В.П., 1986; Агаджанян Н.А. и др., 1998, 2000; Кривощеков С.Г., 2006 и др.). Исследований по адаптации населения Центральной и Южной Сибири крайне мало, они отличаются фрагментарностью и неоднородностью изучаемых групп (Ыжикова Е.А, 2000; Суховеркова Г.В., 2002; Батоцыренова Т.Е., 2007).

Изучение адаптивных механизмов у студентов, проживающих в различных эколого-климатических условиях, представляет особый интерес, поскольку обучение в вузе протекает на фоне природно-экологического и социального прессинга. Умственный труд студентов сопровождается функциональными изменениями в деятельности сердечно-сосудистой, эндокринной, нервной систем, что вызывает напряжение, приводящее к нарушению адаптации (Щербатых Ю.В., 2002; Исаев А.П., Гаттаров Р.У., 2005; Шибкова Д.З., Байгужин П.А., 2009), а образ жизни чреват отрицательными последствиями для их здоровья в дальнейшем (Айзман Р.И., 1996).

К сожалению, пока еще мало изученным остается вопрос о состоянии адаптации в зависимости от продолжительности обучения в вузе. Показано только, что на протяжении первых лет обучения выработка нового стереотипа приводит к дезадаптационному синдрому у половины студентов (Агаджанян Н.А., Ветчинкина К.Т., 1986).

Исследования последних лет свидетельствуют о том, что характер адаптивных сдвигов в экстремальных условиях проживания зависит не только от длительности проживания и возраста исследуемого, но и от национальных особенностей (Агаджанян Н.А. и др., 1997, 2000; Соколов А.Г., Визгалов О.В., 2004; Лимаренко А.П., 2005; Чимаров В.М., 2005). В связи с этим все большее внимание уделяется изучению этнических особенностей учащейся молодежи в различных климатогеографических регионах: на Севере (Цепко О.А., 2005; Николаева Е.Н., 2006), в Сибири (Суховеркова Г.В., 2002; Соколов А.Г., Визгалов О.В., 2004; Степанова Г.К., 2005; Батоцыренова Т.Е., 2007) и других регионах России (Шерстяных В.А., 2002; Циркин В.И., Богатырев В.С., 2002), однако эти работы касаются преимущественно коренного этноса. Сравнительный анализ состояния организма студентов разных этнических групп, проживающих на одной территории, практически не проводился, а имеющиеся сведения об адаптации студентов коренного и пришлого населения к условиям проживания достаточно противоречивы (Суховеркова Г.В., 2002; Николаева Е.Н., 2006; Батоцыренова Т.Е., 2007). Адаптация студентов зависит не только от физиологических компенсаторно-приспособительных механизмов, но и от личностных, и психофизиологических особенностей человека, что определяет его психосоциальную адаптацию (Смирнов А.Г., 1988; Медведев В.И., 1998; Байгужина О.В., 2008). До сих пор не ясно, какова роль этих факторов в процессах адаптации коренного и пришлого населения, особенно студенческой молодежи, деятельность которой сопряжена с высокими психоэмоциональными нагрузками.

В связи с отсутствием комплексных исследований по адаптации студентов, проживающих в экстремальных эколого-климатогеографических и социальных условиях Тувы, актуальным является сравнительное изучение морфофункциональных и психофизиологических особенностей организма юношей и девушек тувинской и русской национальности в процессе адаптации к обучению в вузе.

В соответствии с концепцией этнической физиологии Н.А.

Агаджаняна (2000-2009), физиологические механизмы адаптации коренного населения, для которого привычные условия могут считаться адекватными, отличаются от таковых у пришлого населения. Следовательно, можно предположить, что тувинские студенты имеют более совершенные механизмы физиологической адаптации в сравнении с русскими.

Указанные предпосылки определили цель и направление настоящего исследования.

Цель работы – выявить морфофункциональные и психофизиологические особенности адаптации к обучению в вузе юношей и девушек тувинской и русской национальности, проживающих в экологоклиматогеографических и социальных условиях Тувы.

Задачи исследования:

1. Определить морфофункциональные особенности организма юношей и девушек тувинской и русской национальности в динамике 5 лет обучения в вузе.

2. Выявить особенности физиологической адаптации сердечно-сосудистой системы юношей и девушек тувинской и русской национальности к обучению в вузе.

3. Дать сравнительную характеристику психофизиологических показателей и функциональной асимметрии мозга студентов в период обучения в зависимости от пола и национальности.

4. Выявить особенности психосоциальной адаптации юношей и девушек тувинской и русской национальности по психическим и психофизиологическим показателям.

5. На основании корреляционного анализа определить взаимосвязь успешности обучения и морфофункциональных и психофизиологических параметров тувинских и русских студентов.

6. Выявить характер и направленность внутрисистемных и межсистемных взаимосвязей морфологических, функциональных и психофизиологических характеристик адаптации и определить доминирующие факторы адаптации студентов тувинской и русской национальности в период обучения в вузе.

Методологической основой исследования послужили теоретические положения о механизмах адаптации человека к окружающей среде (Селье Г., Казначеев В.П., Авцын А.П., Агаджанян Н.А., Баевский Р.М., Меерсон Ф.З.);

положения о функциональной системе, как психофизиологической основе адаптации (Анохин П.К., Судаков К.В., Медведев В.И.); о роли индивидуально-типологических, личностных особенностей в психосоциальной адаптации человека (Павлов И.П., Теплов Б.М., Небылицын В.Д., Березин Ф.Б.); об этнических особенностях адаптации студентов (Агаджанян Н.А.).

Научная новизна исследования. Впервые на основе комплексного исследования дана сравнительная характеристика морфофункциональных и психофизиологических особенностей и установлены различия адаптационных реакций сердечно-сосудистой системы юношей и девушек тувинской и русской национальности, проживающих в экстремальных эколого-климатогеографических условиях Тувы в динамике обучения в вузе.

– Показано, что тувинские студенты в сравнении с русскими характеризуются достоверно более высокими значениями индекса Эрисмана, силы кистей рук, кистевого индекса и низкими показателями весо-ростового индекса и жизненной емкости легких. Среди студентов независимо от национальности достоверно преобладают лица со средним и ниже среднего уровнем физического развития – Показано, что тувинские студенты характеризуются удовлетворительным уровнем адаптации сердечно-сосудистой системы на 1, 3-4 курсах, что подтверждается показателями артериального давления, частоты сердечных сокращений, двойного произведения, адаптационного потенциала и уровнем физического состояния. Динамика изменения функционального состояния организма в период обучения свидетельствует, что студенты тувинской национальности имеют более совершенные механизмы физиологической адаптации в сравнении с русскими студентами.

– Установлено, что у студентов обеих национальных групп отмечается напряжение механизмов адаптации на 2 и 5 курсах, свидетельствующее об ухудшении функционального состояния, связанного с периодом адаптации к обучению у второкурсников и психоэмоциональным напряжением у выпускников. Отмеченные периоды ухудшения функционального состояния указывают на то, что процесс адаптации студентов характеризуется фазностью.

– Установлены отличия в уровне тревожности, экстравертированности, нейродинамических показателях нервной системы, типах темперамента, акцентуациях характера у студентов в зависимости от национальности. Показано, что студенты тувинской национальности характеризуются низким уровнем психосоциальной адаптации, который формируется под влиянием высокой тревожности, флегматического и меланхолического типов темперамента, интровертированности, низких показателей силы и подвижности нервных процессов, достоверным преобладанием эмотивной, педантичной и тревожно-боязливой акцентуациями характера.

– Анализ результатов сравнительного физиологического исследования позволил описать адаптивный портрет студентов тувинской и русской национальности, сформированный как из общих половозрастных закономерностей приспособительных механизмов к экологоклиматогеографическим условиям среды проживания, так и особенностей национального характера. Интегральный анализ адаптивного портрета студентов тувинской и русской национальности выявил более высокие возможности физиологической адаптации у тувинских студентов, а психосоциальной адаптации – у русских студентов. Обнаруженное у русских студентов стабильно большее число взаимосвязей на всех уровнях регуляции и более высокий уровень кортизола в крови указывают на напряжение адаптивных механизмов и неэкономичный тип приспособительных реакций, что свидетельствует о высокой физиологической «цене» их адаптации.

Теоретическая и практическая значимость. Теоретические положения, касающиеся физиологических механизмов и личностных особенностей адаптации студентов разных национальностей, являются дополнением к теории адаптации человека в различных климатогеографических и социально-экономических условиях жизнедеятельности.

Полученные материалы расширяют представления о влиянии на процесс адаптации к обучению в вузе комплекса личностных, психодинамических, морфофункциональных характеристик организма студентов.

Установленные закономерности в адаптации студентов и полученные данные явились основой для создания региональных нормативов физического развития и психо-функциональных показателей студентов, проживающих в экстремальных климатогеографических условиях.

Практическая значимость результатов исследования заключается в повышении эффективности обучения студентов и учебно-воспитательного процесса на основе учета психофизиологических особенностей организма студентов в зависимости от пола, длительности обучения и национальности.

Результаты исследования могут быть использованы при оценке развития организма юношеского возраста в медико-биологической экспертизе трудоспособности, военной службы, в работе специалистов профилактической медицины и врачебного контроля.

На основании результатов исследований разработаны региональные стандарты основных показателей физического развития, характеристик сердечно-сосудистой и дыхательной систем юношей и девушек тувинской и русской национальности в возрасте 17-21 года.

Внедрение результатов исследования. Теоретические положения, касающиеся физиологических и психосоциальных механизмов адаптации студентов в зависимости от этнических особенностей, включены в программы учебных курсов по физиологии человека, экологической физиологии и специальных курсов по адаптации студентов в экстремальных условиях среды на кафедрах анатомии, физиологии и безопасности жизнедеятельности Тывинского государственного университета и Новосибирского государственного педагогического университета, в учебновоспитательный процесс в Тувинском филиале Сибирского университета потребительской кооперации, в учебно-научную работу в Тывинском государственном институте переподготовки и повышения квалификации кадров Министерства образования, науки и молодежной политики Республики Тыва, а также в реабилитационно-профилактическую работу ГОУ «Республиканский Центр психолого-медико-социального сопровождения «Сайзырал» и Центра здоровья Тывинского государственного университета.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Тувинские студенты характеризуются удовлетворительным уровнем адаптации сердечно-сосудистой системы. Динамика изменения функционального состояния организма в период обучения свидетельствует, что студенты тувинской национальности имеют более совершенные механизмы физиологической адаптации в сравнении с русскими студентами.

2. Функциональное и психофизиологическое состояние организма студентов в процессе обучения в вузе характеризуется двумя стадиями напряжения адаптации – на 2 и 5 курсах, связанных с периодом адаптации к обучению у второкурсников и психоэмоциональным напряжением у выпускников.

3. Низкая психосоциальная адаптация тувинских студентов в сравнении с русскими обусловлена высокой тревожностью, низким уровнем нейродинамических показателей нервной системы, интровертированностью, особенностями акцентуаций характера и типа темперамента.

4. Интегральный анализ адаптивного портрета студентов тувинской и русской национальности выявил более высокие возможности физиологической адаптации у тувинских студентов, а психосоциальной адаптации – у русских студентов. Обнаруженное у русских студентов стабильно большее число взаимосвязей на всех уровнях регуляции и более высокий уровень кортизола в крови указывают на напряжение адаптивных механизмов и неэкономичный тип приспособительных реакций, что свидетельствует о высокой физиологической «цене» их адаптации.

Апробация работы. Основные положения диссертации доложены и обсуждены на: ежегодных научно-практических конференциях Тывинского государственного университета (Кызыл, 2000, 2005, 2007-2010);

Международной научной конференции «Физиология развития человека» (Москва, 2004); научно-практической конференции «Образ жизни – фактор здоровья» (Кызыл, 2005); 7-ой Международной научно-практической конференции «Здоровье и образование в ХХI веке» (Москва, 2006); of the 13th International Congress on Circumpolar Health (Novosibirsk, 2006); 3-й Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Фундаментальные аспекты компенсаторно-приспособительных процессов» (Новосибирск, 2007); 2-й Международной научно-практической конференции «Биоразнообразие и сохранение генофонда флоры, фауны и народонаселения Центрально-Азиатского региона» (Кызыл, 2007); ХХ съезде физиологического общества им. И.П. Павлова (Москва, 2007);

Всероссийской конференции с международным участием «Медикобиологические проблемы экологии человека» (Ульяновск, 2007); научнопрактической конференции «Вопросы сохранения и развития здоровья населения Севера и Сибири» (Красноярск, 2007; 2010; Кызыл, 2008);

региональной научно-практической конференции «Проблемы адаптации и сохранения здоровья в условиях Сибири» (Кызыл, 2008); IV Сибирском физиологическом съезде (Барнаул, 2008); Международной научно практической конференции «Современные проблемы экологической физиологии» (Алматы, 2008); Республиканской научно-практической конференции с международным участием «Мониторинг здоровья и физической подготовленности молодежи» (Новосибирск, 2009);

I Международной научно-практической Интернет – конференции «Состояние здоровья: медицинские и психолого-педагогические аспекты» (Чита, 2009); IV съезде физиологов Урала (Екатеринбург, 2009).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 65 работ, из них монографии, 14 статей в журналах, рекомендованных ВАК РФ.

Объем и структура диссертации. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, 3 глав собственных исследований, обсуждения результатов, выводов и списка литературы. Список литературы включает 5источник, из них зарубежных – 61. Работа изложена на 294 страницах машинописного текста, иллюстрирована 64 рисунками и 34 таблицами.

ОБЪЕКТ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ Исследование проводилось на базе Тывинского государственного университета. Объектом исследования служили студенты тувинской и русской (пришлые, во 2-м и более поколениях) национальности. Всего обследовано 1102 студента 1-5-х курсов. Исследования проводились в период функционального покоя в первой половине октября каждого учебного года.

Антропометрические измерения ДТ, МТ и ОГК проводились по стандартным методическим рекомендациям (Никитюк Б.А. и др., 1990;

Никитюк Б.А., 1991).

На основании полученных данных рассчитывалась ДМТ (Смирнов В.А., Соломин В.П., Даринский Ю.А., 1997); индекс массы тела определялся по формуле Кетле: МТ(кг) / ДТ2(м2); индекс Эрисмана – по формуле: ОГК (см) – ДТ(см) / 2; ППТ – по формуле Дю-Буа: МТ 0,425 * ДТ 0,724 * 0,007184, где МТ в кг, ДТ в см.

Сила кисти рук определялась ручным кистевым динамометром ДК100 в соответствии с инструкцией, ИКС определялся как отношение силы кистей рук к МТ в процентах (Апанасенко Г.Л., Попова Л.А., 2000).

Для исследования функциональных параметров дыхательной системы определяли ЖЕЛ воздушным спирометром, рассчитывали ДЖЕЛ и ЖИ (Коларов С., Гатеев В., 1979).

Измерения артериального давления проводились аускультативным методом Н.С. Короткова. ЧСС определялась пальпаторно за 30 сек. На основании регистрируемых величин рассчитывались показатели гемодинамики: ПД, АДср, УОК, МОК, СИ, УИ, ОПСС (Савицкий Н.Н., 1974; Загрядский В.П., 1976; Аринчин И.Н., 1978; Виноградова Т.С., 1986).

В качестве интегральной оценки ССС вычислялся индекс вегетативного равновесия Кердо (ВИК) (Новожилов Г.Н. и др., 1969; Gene V.

Glass, 1976). Для характеристики уровня функционирования системы кровообращения были использованы АП (Баевский Р.М., 1979; Айдаралиев А.А. и др., 1988) и ДП (Апанасенко Г.Л., Попова Л.А., 2000). УФС определялся по Е.А. Пироговой (1986).

Оценка психофизиологических характеристик (время простой сенсомоторной реакции, психоэмоциональное напряжение, степень конфликта, склонность к лидерству; умственная работоспособность, синхронизация биоритмов, длительность индивидуальной минуты) проводилась с помощью компьютерной программы «СКРИНМЕД» (Хаснулин В.И., Макаренко А.А., номер государственной регистрации в РосНИИАПО 970035 от 29.01.1997 г) совместно с НЦ КЭМ СО РАМН.

Для определения функциональной асимметрии мозга использовались пробы (Annet М., 1970; Брагина Н.Н., Доброхотова Т.А., 1988; Леутин В.П., Николаева Е.И., 1985).

Психофункциональное состояние организма характеризовалось по тесту САН (Доскин В.А. и др., 1973). Оценка тревожности включала определение уровня РТ и ЛТ с помощью теста Ч.Д. Спилбергера в модификации Ю.Л. Ханина (Ханин Ю.Л., 1976; 1978). Для самооценки эмоциональной напряженности использовался тест J. Teylor (1953). Свойства нервной системы изучались с помощью опросника Я. Стреляу (1982).

Изучение личностных характеристик проводилось по тесту Г. Айзенка, типология характера, акцентуации личности оценивались по тесту К. Леонгарда (Психологические тесты…, 2002).

Взятие крови на уровень гормона кортизола проводилось в одни и те же утренние часы. Уровень гормона в сыворотке крови определялся тестсистемами производства ЗАО «Вектор-Бест» в лаборатории механизмов дизадаптации (рук. проф. В.И. Хаснулин) Научного центра клинической и экспериментальной медицины СО РАМН. Исследования выполнены с добровольного согласия испытуемых в соответствии с биоэтическими требованиями.

Успеваемость студентов определялась по результатам экзаменационных сессий. Показателем успешности обучения служил средний балл успеваемости по основным предметам учебного цикла.

Характеристика социально-демографического статуса и образа жизни студентов проводилась методом анонимного анкетирования.

Результаты экспериментов подвергались вариационно-статистической обработке с помощью пакета программ Statistica 6.0. Для сравнения величин при их нормальном распределении, использовали t – критерий Стьюдента, определяли вероятность различий (р). Различие считалось статистически достоверным начиная со значений р0,05. При непараметрическом распределении использовали критерий Краскала-Уоллиса.

Для интегральной оценки механизмов адаптации были применены корреляционный, регрессионный, факторный и кластерный анализы, а для обобщения различных по феноменологии размерности показателей использовали метод морфокинетического синтеза (Стефанов С.Б., 1974).

Оценка корреляционной связи (r) между переменными, подчиняющимися нормальному (параметрическому) распределению, проводилась с помощью коэффициента корреляции Пирсона, при непараметрическом распределении использовали коэффициент ранговой корреляции Спирмена (Елисеева И.И., Юзбашев М.М., 1999). При превышении критических значений неслучайными, значимыми считались связи при вероятности р0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ Морфофункциональная характеристика организма студентов тувинской и русской национальности как показатель адаптации к условиям среды Оценка физического развития студентов Уровень физического развития характеризует состояние функциональных систем организма, обеспечивающих жизнедеятельность человека, в связи с этим вопросы, связанные с физическим статусом, являются актуальными в контексте адаптации студентов к обучению в вузе.

Антропометрические данные свидетельствуют, что тувинские студенты, как юноши, так и девушки, отличались более низкими показателями ДТ, МТ и ОГК в сравнении с русскими. Наиболее существенные различия касались ДТ, поскольку это наиболее стабильный, наследственно контролируемый показатель (Сергиенко Л.П., Алексеева С.В., 1979). МТ генетически менее детерминирована, чем ДТ, и в большей степени зависит от конкретных социально-экологических условий жизни (Година Е.З., 1980; Фогель Ф., Мотульски А., 1989; Никитюк Б.А., Чтецов В.П., 1990), поэтому изменения МТ в период обучения были значительно выше: у русских юношей МТ увеличилась на 14,5%, у тувинских – на 9,2% (p0,001). В группе девушек динамика обратная: у тувинских девушек МТ увеличилась на 3,7%, а у русских девушек она снизилась на 3,3%.

Различная тенденция изменения МТ у русских и тувинских девушек объясняется как этническими особенностями более позднего созревания организма тувинских девушек, так и модой на похудение у русских, что для тувинского менталитета не столь важно (Зубарева В.В., 2003; Година Е.З., 2004).

Абсолютные значения МТ ниже у тувинских студентов в сравнении с русскими, однако, ДМТ как у русских, так и тувинских студентов была в пределах нормы (±15%), что указывает на необходимость оценки морфологического статуса студентов не только по абсолютным антропометрическим показателям, но и по их соотношениям.

ОГК косвенно отражает функциональные возможности респираторной системы человека. ОГК – параметр, зависимость которого от климатических условий выше, чем ДТ и МТ (Койносов П.Г., 1993; Гребнева Н.Н., 2001).

Более значительный прирост ОГК (p0,05) в период обучения был у тувинских юношей – на 6,3%, у русских – на 2,5%.

Обнаруженные различия в более низких антропометрических показателях тувинских студентов свидетельствуют об этнических особенностях, обусловленных генетическими факторами и влиянием условий среды, формирующими определенный адаптивный тип.

Таблица Среднегрупповые показатели индекса Эрисмана у студентов (см) (M±m) курсы Группа 1 2 3 4 Тувинские юноши 5,7±0,8* 5,3±1,4 6,3±1,0 6,8±1,8 9,1±1,3* Русские юноши 3,3±0,5 4,0±1,3 5,9±2,0 6,0±1,3 5,1±0,Тувинские девушки 5,1±1,2 4,6±0,5 5,1±0,3* 6,3±0, 5* 6,9±0,2* Русские девушки 5,6±1,3 3,9±0,6 1,9±0,7 2,4±0,4 2,4±0,Примечание: *p0,05 достоверные различия между тувинскими и русскими студентами одного пола. Полужирным выделена «широкогрудость», остальное – норма.

При этом важно отметить, что у тувинских студентов больший рост антропометрических показателей в период обучения может свидетельствовать о более позднем онтогенетическом созревании их организма. Более позднее половое созревание тувинских детей показано В.В.

Зубаревой (2003).

Важной характеристикой телосложения является его пропорциональность. Анализ ИЭ студентов в зависимости от национальности показал, что тувинские юноши характеризовались «широкогрудостью» на 3-5 курсах, а у русских юношей этот показатель соответствовал «нормальной» ширине груди на всех этапах обследования (табл. 1).

Тувинские девушки, независимо от курса обучения, характеризовались «широкогрудостью», а русские девушки имели ИЭ, соответствующий «широкогрудости» только на младших курсах (табл. 1).

В период обучения происходило снижение доли лиц с «широкогрудостью» у русских студентов и увеличение – у тувинских.

русские юноши высокое тувинские юноши выше 78,70,среднего среднее ниже среднего 10,2,7 14,7,10,2,низкое 1,0,тувинские девушки высокое русские девушки выше 73,1 69,среднего среднее высокое выше среднего ниже среднее среднего 10,10,13,1 2,0 16,3 ниже среднего 2, 1,низкое 0,низкое Рис. 1. Распределение студентов по уровням физического развития (%) Поперечное расширение организма при низком росте является важным показателем адаптации к экстремальным климатическим условиям проживания (Алексеева Т.И., 1986), следовательно, можно говорить о лучшей морфологической адаптированности тувинских студентов к условиям среды проживания.

Анализ физического развития показал, что наибольшая доля студентов имела средний (от 70 до 80%) и ниже среднего (от 10 до 16%) уровень физического развития (рис. 1). Высоким физическим развитием характеризовались всего около 3% юношей и 2% девушек независимо от национальности.

Таблица Показатели кистевой силы и кистевого индекса студентов (M±m) курсы 1 курс 2 курс 3 курс 4 курс 5 курс Кистевая сила правой руки (кг) Тувинские юноши 42,5±1,4 43,2±4,6 49,6±1,3** 53,1±2,6*** 56,4±2,0*** Русские юноши 43,2±2,6 43,7±2,0 44,7±1,1 44,7±2,8 48,2±2,Тувинские девушки 21,0±0,6** 22,7±1,3 26,5±0,5 30,5±2,6 32,2±1,Русские девушки 26,0±1,6 26,8±1,6 27,2±1,0 29,0±1,2 30,5±1,Кистевая сила левой руки (кг) Тувинские юноши 41,1±1,4* 41,4±4,1 47,7±1,4** 51,4±2,0** 54,7±1,6* Русские юноши 42,8±3,1 38,0±2,7 43,0±1,3 43,3±2,8 46,7±2,Тувинские девушки 19,0±0,6** 19,7±1,0* 24,2±0,5 27,9±1,3 31,0±0,9* Русские девушки 25,3±1,6 23,6±1,3 24,3±1,0 25,9±1,1 27,7±1,Кистевой индекс правой руки (%) Тувинские юноши 66,5±2,1 67,5±3,2 76,9±1,8* 77,5±2,8** 80,8±2,1* Русские юноши 64,6±5,1 63,3±4,4 62,8±2,3 61,7±2,4 62,9±2,Тувинские девушки 39,3±1,1* 41,7±2,3 48,9±1,0 56,2±2,8* 58,0±1,9* Русские девушки 44,5±1,6 46,4±2,2 47,4±1,9 50,2±2,0 54,0±1,Кистевой индекс левой руки (%) Тувинские юноши 64,3±2,2 64,7±6,2 74,0±1,9** 75,0±5,9** 78,4±3,6** Русские юноши 64,0±5,4 55,1±4,0 60,4±2,7 59,7±5,0 61,0±3,Тувинские девушки 35,5±1,0* 36,2±2,0 46,6±1,0** 51,4±2,2** 55,9±1,Русские девушки 43,3±1,9 40,8±2,2 42,3±2,3 44,8±2,0 49,0±2,Примечание: *p0,05, **p0,01, ***p0,001 достоверные различия между тувинцами и русскими одного пола.

Известно, что физическое развитие во многом обусловлено генетическими факторами, однако в период развития организма, оно в большей степени зависит от внешних условий: физическая активность, занятия спортом, питание и другими факторами, поэтому достоверных различий в уровне физического развития тувинских и русских студентов не обнаружено.

Результаты динамометрии показали, что тувинские юноши и девушки обладают достоверно большей силой обеих рук на старших курсах, а русские студенты – на 1-2 курсах (табл. 2).

Поскольку абсолютные значения ручной динамометрии не могут дать полную картину функциональных различий, использовался расчетный ИКС как соотношение силы кистей рук и веса тела.

Показатели относительной кистевой силы у тувинских юношей достоверно выше, чем у русских, на всех курсах, а у девушек – на старших, что свидетельствует о более высоких функциональных возможностях мышечной системы тувинцев (табл. 2).

Наши исследования силовых показателей кистей рук у студентов не согласуются с исследованиями, проведенными на Алтае (Суховеркова Г.В., 2002), где показана большая сила мышц у студентов русской национальности, что объясняется общим силовым превосходством, детерминированным преобладанием веса тела русских студентов в сравнении с алтайцами. При более низкой МТ у тувинских студентов ИКС выше, чем у русских, особенно на старших курсах. Это подтверждает тот факт, что показатели силы в большей степени зависят не от МТ, а от условий жизнедеятельности (объем физической нагрузки, занятия спортом и т.п.).

Значительная роль дыхательной системы в развитии и функционировании организма общеизвестна, особую роль она играет в процессах адаптации к различным средовым факторам и видам деятельности (Сауткин М.Ф., 1991;

Буганов А.А., 1995; Московченко О.Н., 1999; Апанасенко Г.Л., Попова Л.А., 2000).

Система дыхания входит в состав кислородно-транспортной системы и обеспечивает поддержание достаточного напряжения кислорода в крови.

Показатель ЖЕЛ в значительной степени детерминирован наследственностью (показатель наследственности 0,48 – 0,93) (Сологуб Е.Б., Таймазов В.А., 2000).

Более низкие показатели ЖЕЛ характерны для девушек в сравнении с юношами независимо от национальности.

Сравнительный анализ ЖЕЛ у тувинских и русских студентов показал, что достоверно более низкий жизненный объем имели тувинские студенты на младших курсах, на старших курсах различия оказались не существенными (табл. 3).

Анализ динамики ЖЕЛ с 1 по 5 курсы свидетельствует о более значительном приросте данного показателя у тувинцев. Так, у тувинских юношей произошло увеличение ЖЕЛ на 6,7%, а у русских – на 3,3%, у тувинских девушек – на 15,4%, у русских – на 8,5%, что, вероятно, связано с более поздним онтогенетическим развитием организма тувинских студентов.

Возрастную прогрессию значений ЖЕЛ связывают с общими ростовыми процессами и анатомическим увеличением размера легких (Бойко А.Н., 1970; Шмыков И.И. и др., 1989; Бурханов А.И. и др., 1991), поэтому возникла необходимость сопоставить фактические значения ЖЕЛ с ее должными величинами, учитывающими антропометрические параметры.

Таблица Показатели ЖЕЛ и ЖИ (M±m) группа ЖЕЛ, л ЖИ, мл/кг 3,59±0,05** 56,2±1,Тувинские юноши 3,93±0,13 58,7±3,Русские юноши 1 курс 2,28±0,05* 42,6±0,Тувинские девушки 2,58±0,08 44,2±1,Русские девушки Тувинские юноши 3,60±0,06** 56,3±2,Русские юноши 3,91±0,12 56,6±2,2 курс Тувинские девушки 2,32±0,06* 42,6±1,Русские девушки 2,61±0,09 45,1±2,Тувинские юноши 3,69±0,09* 57,3±1,Русские юноши 4,06±0,13 57,0±2,3 курс Тувинские девушки 2,46±0,05 45,4±1,Русские девушки 2,80±0,11 48,8±2,Тувинские юноши 3,77±0,09 55,3±1,Русские юноши 4,02±0,15 55,4±2,4 курс Тувинские девушки 2,60±0,07 47,9±1,Русские девушки 2,78±0,08 48,1 ±1,Тувинские юноши 3,83±0,08 54,8±1,Русские юноши 4,06±0,15 52,9±2,5 курс Тувинские девушки 2,63±0,06 47,4±1,Русские девушки 2,80±0,16 49,5±3,Ни в одной группе исследуемых студентов не отмечены среднегрупповые значения ЖЕЛ выше нормы (рис. 2). У тувинских юношей ЖЕЛ была ниже ДЖЕЛ на всех курсах, а у русских – кроме 1 и 3 курсов, где величина ЖЕЛ соответствовала нижней границе нормативного значения.

В группе девушек, как у тувинок, так и у русских, на всех курсах среднегрупповые значения ЖЕЛ были ниже нормы, причем степень отклонения от ДЖЕЛ на младших курсах у девушек выше, чем на старших, а у юношей она не зависела от курса обучения.

На более низкие показатели системы внешнего дыхания у студенток указывают и другие авторы. Так, О.А. Цепко (2005) отмечает, что только 20-25% девушек студенток, проживающих на Севере, имели ЖЕЛ соответствующую возрастным нормам, при этом она была ниже, чем у студенток, проживающих на юге Сибири.

% % 85 1 2 3 4 1 2 3 4 курс курс т.ю. р.ю. норма т.д. р.д норма Рис. 2. Отклонение фактической ЖЕЛ от ДЖЕЛ (%) Примечание: т.ю. – тувинские юноши, р.ю.- русские юноши, т.д. – тувинские девушки, р.д.- русские девушки. Норма (85-115%)– указана нижняя граница нормы.

Таким образом, сравнение среднестатистических значений объемной характеристики дыхательной системы позволяет констатировать, что ЖЕЛ у студентов в основном ниже, чем возрастные должные значения нормы.

Девушки имели показатели объема легких достоверно меньше, чем юноши.

Тувинские студенты в отличие от русских характеризовались достоверно меньшей ЖЕЛ на младших курсах.

В абсолютных значениях ЖЕЛ в период обучения изменяется незначительно, более существенно она меняется относительно МТ и ДТ (Устюжанинова Н.В. и др., 2004). Поскольку изменения МТ больше, чем ДТ, важным показателем функционирования дыхательной системы можно считать жизненный индекс (ЖИ), характеризующий соотношение ЖЕЛ и МТ.

Среднегрупповой показатель ЖИ (табл. 3) у юношей в национальных группах достоверно не различался и имел тенденцию к снижению (от среднего до ниже среднего) к концу обучения: у русских на 9,9%, у тувинских на 2,5%. Достоверных различий в группе девушек также не обнаружено, при этом у них, наоборот, происходило увеличение ЖИ: у русских девушек на 12,0%, у тувинок – на 11,3%. Такие различия, вероятно, объясняются большим приростом МТ у юношей в сравнении с девушками.

Таким образом, несмотря на более низкие абсолютные значения ЖЕЛ у тувинских студентов в сравнении с русскими достоверных различий между национальными группами студентов по ЖИ не обнаружено, что свидетельствует об одинаковом уровне кислородного обеспечения организма студентов обеих национальностей.

Оценка функционального состояния сердечно-сосудистой системы организма студентов Состояние сердечно-сосудистой системы – наиболее информативный показатель адаптационных возможностей организма человека как к профессиональной деятельности, так и к различным условиям проживания (Меерсон З.А., 1978; Казначеев В.П., 1986; Щедрина А.Г., 1996;

Агаджанян Н.А., Ермакова Н.В., 1997).

Оценка артериального давления в национальных группах показала, что САД, ДАД, ПД и АДср выше у русских студентов (табл. 4). На 2 и курсах было отмечено повышение артериального давления у всех студентов, при этом оно было более выраженным у русских юношей и девушек в сравнении с тувинскими. Повышение ПД и АДср также регистрировались на 2 и 5 курсах практически у всех студентов.

Таким образом, полученные данные указывают на то, что у всех студентов первый период напряжения в работе сердечно-сосудистой системы регистрировался на 2 курсе.

На более напряженное состояние ССС у русских студентов указывает тот факт, что на 2 курсе у тувинских юношей произошло увеличение ЧСС на 2,4%, а у русских – на 8,2%, при этом у тувинских пятикурсников ЧСС была ниже в сравнении с первокурсниками, а у русских она была выше (табл. 4).

Таблица Показатели гемодинамики у студентов в зависимости от национальности Курс / группа 1 2 3 4 САД (мм.рт.ст.) Тувинские юноши 116,7±1,2 122,7±3,2 115,0±1,5** 115,4±1,6*** 119, 8±2,Русские юноши 117,6±2,5 129,5±4,8 128,5±4,2 130,3±2,4 122,8±2,Тувинские девушки 110,7±2,5 112,9±2, 5* 110,0±1,1 109,9±1,5* 111,8±2,0** Русские девушки 111,8±1,6 123,2±1,9 115,0±1,6 116,3±1,8 121,5±1,ДАД (мм.рт.ст.) Тувинские юноши 69,4±0,9 72,3±0,9* 70,9±1,0 69,4±1,5 69,8±1,2* Русские юноши 72,0±1,0 75,7±1,0 73,4±1,9 71,8±1,9 74,6±1,Тувинские девушки 68,0±0,7 69,6±1,2* 69,3±1,1 69,6±1,1 70,6±1,2* Русские девушки 69,8±1,7 73,8±1,9 72,0±1,8 73,3±1,8 75,9±1, Продолжение таблицы 4.

ПД (мм.рт.ст.) Тувинские юноши 47,3±1,1 50,4±2,3 44,1±1,9*** 46,0±2,8* 48,2±1,Русские юноши 45,6±2,3 53,8±2,6 55,1±2,6 58,5±2,3 39,4±1,Тувинские девушки 42,7±0,9 43,3±1,5* 40,7±1,2 40,3±1,5 40,2±1,4* Русские девушки 42,0±2,0 49,4±1,7 43,0±1,9 43,0±1,3 45,6±3,АДср (мм.рт.ст.) Тувинские юноши 85,2±0,9 89,1±1,2 85,6±1,2* 84,7±2,1*** 86,5±1,Русские юноши 87,2±1,0 93,6±1,0 91,8±0,6 91,3±1,0 90,7±1,Тувинские девушки 82,2±0,6 84,0±1,3* 82,9±0,9 83,0±1,0* 84,0±1,1*** Русские девушки 83,8±1,5 90,3±2,2 86,3±1,5 87,6±1,5 91,1±2,ЧСС (уд/мин) Тувинские юноши 74,3±1,0* 76,1±2,3 72,8±1,7 72,5±1,5 71,4±1,8** Русские юноши 71,3±1,8 77,1±2,7 74,0±2,5 74,0±2,9 76,8±2,Тувинские девушки 77,8±0,7** 75,9±1,9 74,7±1,2* 73,4±1,9* 71,4±1,Русские девушки 73,3±1,4 80,4±1,3 79,4±2,9 79,0±2,9 74,0±1,УОК (мл) 71,7±0,9 71,3±1,6 68,3±1,7* 68,9±2,2** 70,5±1,2* Тувинские юноши 69,6±0,8 71,0±1,0 72,8±1,4 74,6±1,2 67,1±1,Русские юноши 70,3±2,0 69,1±2,2 67,2±1,7 66,4±1,3 65,8±1,Тувинские девушки 69,3±1,7 70,1±1,7 67,0±1,8 65,8±1,4 64,7±1,Русские девушки МОК (л/мин) 5,3±0,1* 5,4±0,2 5,0±0,2** 5,0±0,2* 5,0±0,Тувинские юноши 5,0±0,2 5,5±0,2 5,4±0,1 5,5±0,2 5,2±0,Русские юноши 5,5±0,1* 5,2±0,2* 5,0±0,1* 4,9±0,2* 4,7±0,Тувинские девушки 5,1±0,2 5,6±0,2 5,3±0,1 5,2±0,1 4,8±0,Русские девушки Примечание: *p0,05, **p0,01, ***p0,001 достоверные различия между тувинскими и русскими студентами одного пола.

В группе девушек достоверное повышение ЧСС на 2 курсе было отмечено только у русских студенток. Обнаруженное повышение ЧСС у второкурсников также подтверждает, что этот период обучения характеризуется напряжением адаптации.

Повышение тонической активности центров блуждающего нерва и понижение тонуса симпатической нервной системы приводит к возрастному снижению ЧСС (Аршавский И.А., 1982). Однако во многих исследованиях у студентов показана динамика ЧСС, характеризующаяся увеличением частоты пульса к последнему курсу (Соловьев В.С., Литовченко О.Г., Нифонтова О.Л., 2004; Гаголина С.В., 2004; Ияд С.А., 2005).

Нами также отмечено достоверное повышение САД у русских студентов на 5 курсе. Этот факт может рассматриваться как свидетельство повышения центрального симпатического влияния на синусный узел под воздействием психоэмоциональных и социальных нагрузок у студентов в этот период обучения.

Важным механизмом обеспечения адаптации студентов к умственным нагрузкам является увеличение кровотока в активно работающих системах организма. Увеличение МОК за счет УОК свидетельствует о лучшем состоянии сердца и гемодинамики.

Корреляционный анализ показал, что в группе юношей при идентичной динамике УОК МОК обеспечивался различными изменениями ЧСС. Так, на 2 курсе увеличение МОК происходило за счет увеличения ЧСС (r=0,7 у русских юношей и r=0,5 у тувинцев).

На 5 курсе механизм обеспечения МОК у русских студентов связан с изменениями ЧСС (r=0,8), в то время как у тувинцев связи МОК-ЧСС были слабые (r=0,4). Следовательно, на этапе срочной адаптации увеличение МОК у юношей происходило за счет увеличения ЧСС. У русских юношей и на 5 курсе МОК обеспечивался за счет значительного повышения ЧСС, что является неэкономичным для системы кровообращения и снижает эффективность приспособительных реакций.

В группе девушек увеличение МОК на 2 курсе обеспечивалось повышением ЧСС только у русских студенток (r=0,8). На 5 курсе выявлены более тесные положительные корреляционные связи в системе УОК-МОК как у тувинских (r=0,8), так и у русских девушек (r=0,9).

Таким образом, изменения МОК свидетельствуют о более благоприятном режиме работы сердца девушек в сравнении с юношами и тувинских студентов в сравнении с русскими. У русских юношей, в отличие от всех остальных групп, имело место значительное снижение эффективности приспособительных реакций ССС не только на 2-м, но и на 5 курсе.

Адекватным показателем состояния ССС является ДП. Отрицательная возрастная динамика величин ДП указывает на улучшение механической деятельности сердца и состояния аппарата кровообращения в целом (Дембо А.Г., Земцовский Э.В., 1989).

В конце обучения у тувинских студентов величина ДП снизилась на 2,0%, а у русских студентов ДП было стабильно высоким на 2-4 курсах, снижаясь на 5 курсе, все же оставалось на 10,6% выше по отношению к курсу, что также свидетельствует о менее экономичной деятельности сердца русских студентов.

Достоверно более высокие значения ДП были характерны для русских студентов на всех курсах, кроме 1-го. Максимальные значения исследуемого показателя зарегистрированы на 2 курсе у всех студентов. Снижение функциональных возможностей сердца на 2 курсе у русских студентов было выражено в большей степени: у них разница в показателях ДП на 1 и курсах превышала таковую у тувинских студентов в 3 раза.

С целью выяснения компенсаторно-приспособительных механизмов, лежащих в основе поддержания оптимального уровня гемодинамики, использовался АП системы кровообращения (Баевский Р.М., 1979; 1989).

Анализ АП у студентов в зависимости от пола показал, что юноши имели достоверно более высокие значения АП по сравнению с девушками.

Среднестатистические значения АП у девушек находились в пределах удовлетворительной адаптации (АП<2,1) на всех курсах, кроме 2 – го, а у юношей – только на 1 курсе, на последующих курсах АП у них соответствовал напряжению (АП=2,1-3,2). Во всех группах студентов произошло достоверное увеличение АП на 2 курсе, причем у юношей в большей степени.

Тесная зависимость АП с полом находит свое подтверждение в теории асинхронной эволюции полов В.А. Геодакяна (1992), в которой утверждается, что женский организм обладает более широкой нормой реакции, а следовательно, высокой устойчивостью и приспособляемостью к новым условиям. Вероятно, по этой причине адаптационные возможности у обследуемых студенток выше, чем у их сверстников. При этом ухудшение АП в период обучения показано как у девушек, так и у юношей (Шаханова А.В., 2008).

Анализ АП студентов в зависимости от национальности показал, что тувинские юноши имели достоверно более низкие значения АП на старших курсах (рис. 3).

у.е. у.е.

2,** ** ** *** 2,* 2,** * * * * 2,* 2,2,1,1,1,1,1,1,1 2 3 4 1 2 3 4 курс курс т.ю. р.ю. удовлет.

т.д. р.д. удовлет.

Рис. 3. Показатели АП студентов Примечание: *p0,05, ** p0,01, *** p0,001 достоверные различия между тувинскими и русскими студентами одного пола; удовлет.– удовлетворительный АП (<2,1), выше – напряжение адаптации; т.ю. – тувинские юноши, р.ю.- русские юноши, т.д. – тувинские девушки, р.д.- русские девушки.

В период обучения напряжение адаптации у тувинских студентов отмечено только на 2 и 5 курсах (АП = 2,1-3,2), в то время как у русских юношей – на всех курсах, кроме 1-го. Для юношей характерна общая динамика повышения АП от 1 к 5 курсу, причем у русских юношей в большей степени, чем у тувинских (на 15,0% и 4,8% соответственно). В группе девушек достоверно более высокое значение АП регистрировалось также у русских студенток на всех курсах, кроме 1-го (рис. 3).

Максимальное значение АП у девушек отмечалось на 2 курсе, причем у русских студенток АП увеличился на 16,6%, а у тувинских – только на 5,1% по отношению к 1 курсу. АП, соответствующий удовлетворительной адаптации, у тувинских девушек отмечен на всех курсах обучения, а у русских студенток – только на 1 курсе (на остальных – напряжение).

Таким образом, неблагоприятная динамика АП в период обучения оказалась у русских студентов, у которых АП соответствовал напряжению на всех курсах, кроме 1-го. Группа тувинских студентов, независимо от пола, в основном характеризовалась удовлетворительным АП, что указывает на лучшую физиологическую адаптацию у этих студентов.

у.е. у.е.

УФС УФС 0,850 0,8** * * ** *** *** 0,750 * 0,70,650 0,60,550 0,50,450 0,40,30,3курс курс 1 2 3 4 1 2 3 4 т.ю. р.ю. С.У. В.С. т.д. р.д С.У. В.С.

Рис. 4. Показатели УФС студентов Примечание: *p0,05, ** p0,01, *** p0,001 достоверные различия между тувинскими и русскими студентами одного пола. С.У. – средний, В.С. – выше среднего уровень УФС;

т.ю. – тувинские юноши, р.ю.- русские юноши, т.д. – тувинские девушки, р.д.- русские девушки.

Зависимость функционирования ССС от морфофункциональных показателей характеризует УФС. В группе исследуемых юношей тувинцы в сравнении с русскими имели достоверно более высокий УФС на старших курсах, а девушки – на всех, кроме 1-го (рис. 4). Снижение УФС на 2 курсе зарегистрировано у всех студентов, кроме тувинских девушек.

Необходимо также отметить, что доля лиц с низким УФС во всех группах увеличилась на 2 курсе. На 5 курсе большинство тувинских студентов имели высокий УФС. В целом среди контингента тувинских студентов оказалось больше лиц, имеющих высокий УФС, чем у русских.

Таким образом, сравнительный анализ морфофункциональных показателей иллюстрирует наличие межэтнических различий морфологического и функционального статуса организма студентов.

Тувинские студенты отличались более низкими антропометрическими показателями, «широкогрудостью», большей силой мышц кистей рук и ИКС.

Они характеризовались удовлетворительным АП и более высоким УФС. На основании полученных данных следует, что особенности морфофункционального статуса тувинских студентов указывают на адекватность их адаптивных механизмов к условиям среды и наличие у тувинцев адаптивного типа, сформированного генетически в условиях длительного проживания в экстремальных климатических условиях региона.

Проведенные нами исследования позволили установить, что в функциональном состоянии студентов обеих национальных групп наблюдается ухудшение показателей адаптации на 2 и 5 курсах, причем у русских студентов оно выражено в большей степени.

Психофизиологические особенности студентов тувинской и русской национальности в аспекте адаптации к обучению в вузе Оценка межполушарной асимметрии мозга студентов тувинской и русской национальности В научной литературе представлены данные о межполушарной асимметрии мозга как физиологическом механизме адаптации к новым климатическим условиям (Аршавский В.В. и др., 1998; Леутин В.П., Николаева Е.И., 1988, 2005). По данным ряда авторов (Авцын А.П., 1974;

Dawson J., 1977; Хаснулин В.И., Шестаков В.И., Степанов Ю.М., 1983;

Аршавский В.В., 1988; Степанов Ю.М., 1988; Хаснулин В.И., 1989;

Кривощеков С.Г. и др., 1998) леворукость или функциональная активность правого полушария проявляется при длительном проживании в суровых природно- климатических условиях.

Уровень адаптации студентов к образовательному процессу также обусловлен характером межполушарного доминирования. Показано, что активность левого полушария у студентов с высоким уровнем социальнопсихологической адаптации выше, чем у студентов с низким уровнем (Калинина Н.Г., 2006). В настоящее время известно также, что в результате обучения происходит активация левого полушария (Ендолов В.В., Муравьева М.С., Данюков В.Н., 2007).

У исследуемых студентов по профилю ФАМ в зависимости от национальности достоверных различий не обнаружено. Анализ индивидуальных показателей ФАМ свидетельствует, что во всех группах студентов преобладали лица с праволатеральными признаками асимметрии, остальные профили представлены менее чем у 20% респондентов. Вторым по распространенности оказался смешанный профиль асимметрии (11-12%).

Доля лиц с леволатеральными признаками была наибольшей у тувинских юношей (4,5%) и наименьшей – у тувинских девушек (2,2%).

Во всех исследуемых группах студентов происходило увеличение степени выраженности праволатеральных признаков от 1 к 3 курсу. Такое усиление активности левого полушария, вероятно, обусловлено следствием увеличения объема переработки знаково-логической информации, которая в большей степени связана с содержанием обучения в вузе.

Таким образом, нами не было обнаружено преобладания правополушарного доминирования мозга у тувинских студентов в сравнении с русскими, как это показано на контингенте взрослого населения Республики Тыва (Леутин В.П., Чухрова М.Г., Кривощеков С.Г., 1999). Как мы предполагаем, это связано с влиянием обучения, поскольку уже в начальной школе отмечается тенденция снижения доли лиц с правополушарным доминированием в тувинской выборке (Назын-оол М.В., 2005), это приводит к уменьшению количества поступивших в вуз с доминированием правого полушария среди тувинцев и отсутствию этнических различий у студентов.

Более выраженное левополушарное доминирование у детей в сравнении с показателями латеральности у взрослого населения, обусловленное влиянием школьной среды, показано у коренных народностей Севера (Разумникова Е.И., Сенькова Н.А., Осипова Л.П., 2006). По мнению некоторых авторов, сдвиг функциональной межполушарной асимметрии вправо или влево может происходить в зависимости от методики обучения, от специфики внешних воздействий на человека (Микадзе Ю.В., 1999;

Разумникова Е.И., Сенькова Н.А., Осипова Л.П., 2006; Ендолов В.В., Муравьева М.С., Данюков В.Н., 2007). Наши предположения подтверждаются исследованиями А.П. Ожиговой с соавторами (2000), которые показали, что среди старших школьников в сравнении с младшими увеличивается количество лиц с доминированием «правшества» как в моторной, так и в сенсорной сферах, а количество лиц с правополушарным доминированием снижается. Известно также, что количество «правополушарников» в выборке дошкольников выше, чем в школе, пока их обучение еще не началось (Ушаков Г.К., Айрапетянц В.А., 1976;

Айрапетянц В.А., 1987).

На основании полученных данных нами не подтверждена гипотеза о преобладании у тувинцев, в частности у студентов, правополушарного доминирования, которое мы объясняем не только значительным влиянием особенностей обучения в образовательных учреждениях. Функциональный вид латеральности опосредован также и социокультурными причинами – особенностями тувинского языка и тувинской культуры, которые в условиях вуза не играют особой роли, так как обучение полностью ведется на русском языке, а традиции тувинской культуры вытесняются единым студенческим образом жизни, ассимиляцией двух культур.

Наиболее важным адаптивным показателем является сочетание моторных и сенсорных признаков, при этом оптимальным для адаптации студентов к обучению считается сочетание правшества в моторной и левшества в сенсорной сфере (Литвинова Н.А. и др., 2004), сочетание левшества всех сенсорных и моторных функций связывают с наибольшими трудностями в адаптации студентов (Ефимова И.В., Будыка Е.В., 1988).

% % 32,2 27,19,18,1,0,3,2,3 пр-лев лев-лев пр-лев лев-лев т.ю р.ю. т.д. р.д Рис. 5. Распределение студентов по сочетанию моторных и сенсорных признаков (%) Примечание: пр-лев – правая моторная и левая сенсорная асимметрия, лев-лев – левая моторная и левая сенсорная асимметрия.

Наибольшая часть студентов независимо от национальности имела сочетание правых моторных и правых сенсорных признаков. Доля лиц с правой моторной и левой сенсорной асимметрией наиболее представлена у русских студентов независимо от пола. Лица с левыми моторными и левыми сенсорными признаками преобладали в группе юношей в сравнении с девушками и в группе тувинских студентов в сравнении с русскими (рис. 5).

Таким образом, преобладание лиц с правыми моторными и левыми сенсорными признаками у русских студентов в сравнении с тувинскими может указывать на более совершенные механизмы психосоциальной адаптации русских студентов.

Состояние тревожности у студентов тувинской и русской национальности как показатель адаптации к обучению Проблема тревожности рассматривается с позиции изучения психофизиологических механизмов адаптации. В основе адаптации организма лежат особенности реагирования личности на различные ситуации.

Тревожность как черта дает представление об индивидуальных различиях в подверженности действию стрессоров, т.е. относительной устойчивости человека воспринимать угрозу своей личности. Умеренная тревожность, в отличие от сильной и низкой, способствует более эффективной адаптации (Меерсон Ф.З., 1973; Беличенко А.Л., Пароль Н.И., 1974).

Таблица Показатели тревожности у студентов (в баллах) (M±m) РТ уровень РТ ЛТ уровень ЛТ 1 курс Тувинские юноши 26,6±0,9* низкий 36,3±0,9 умеренный Русские юноши 21,5±1,2 низкий 34,7±1,3 умеренный Тувинские девушки 28,7±0,7 низкий 47,9±0,8* высокий Русские девушки 26,9±1,1 низкий 41,9±1,2 умеренный 2 курс Тувинские юноши 24,4±0,8 низкий 38,4±0,9 умеренный Русские юноши 27, 1±1,6 низкий 39,7±1,8 умеренный Тувинские девушки 28,4±0,7 низкий 47,0±0,8 высокий Русские девушки 28,0±1,2 низкий 45,5±1,5 высокий 3 курс Тувинские юноши 25,8±1,0 низкий 38,9±0,9* умеренный Русские юноши 23,2±1,8 низкий 33,2±1,9 умеренный Тувинские девушки 30,5±1,0* умеренный 48,3±0,8*** высокий Русские девушки 26,1±1,6 низкий 39,4±2,0 умеренный 4 курс Тувинские юноши 26,5±1,3 низкий 38,3±1,3* умеренный Русские юноши 24,1±2,1 низкий 32,2±1,9 умеренный Тувинские девушки 25,4±0,8 низкий 45,8±0,9* высокий Русские девушки 23,8±1,5 низкий 38,1±1,7 умеренный 5 курс Тувинские юноши 27,7±1,0*** низкий 44,3±0,9* умеренный Русские юноши 21,2±1,3 низкий 38,9±1,2 умеренный Тувинские девушки 26,9±0,8** низкий 44,9±0,6* умеренный Русские девушки 22,9±1,3 низкий 41,8±1,3 умеренный Примечание: *p0,05, ** p0,01, *** p0,001 достоверные различия между тувинскими и русскими студентами одного пола.

Девушки отличались от юношей достоверно более высокой ЛТ и РТ.

У девушек 5 курса доля лиц с высокой ЛТ была ниже на 7,5%, чем у студенток 1 курса, а у юношей, наоборот, выше на 6,0%.

РТ соответствовала низкому уровню у всех студентов практически на всех курсах (табл. 5), при этом она была достоверно выше у тувинских студентов, особенно у выпускников.

Уровень ЛТ у всех юношей был умеренным, при этом ЛТ у тувинских юношей была достоверно выше, чем у русских. Тувинские девушки в отличие от русских, аналогично тувинским юношам, имели достоверно более высокую ЛТ на всех курсах, кроме 2-го. Русские девушки имели высокую ЛТ только на 2 курсе, а тувинские – на всех, кроме 5-го.

Наибольшая доля лиц с высоким уровнем ЛТ оказалась у тувинских девушек независимо от курса обучения.

Нами также изучена субъективно-личностная оценка состояния тревожности студентов с определением дифференцированных уровней по шкале Дж. Тейлор.

Изучение тревожности по Дж. Тейлор показало, что у тувинских юношей на всех курсах обучения она выше и соответствует среднему уровню с тенденцией к высокому в сравнении с русскими юношами, у которых тревожность находилась в диапазоне среднего, с тенденцией к низкому уровню (рис. 6).

В группе девушек достоверно более высокая тревожность отмечалась у тувинок на старших курсах и соответствовала среднему уровню с тенденцией к высокому на всех курсах. У русских девушек такой уровень тревожности отмечался только на 1-2 курсах (рис. 6).

балл балл *** 25 *** * ** *** 22 ** * *** 19 16 13 10 1 2 3 4 1 2 3 4 курс курс т. ю. р. ю. т.д. р. д.

Рис. 6. Показатели тревожности по Дж. Тейлор Примечание: *p0,05, ** p0,01, *** p0,001 достоверные различия между тувинскими и русскими студентами одного пола; т.ю. – тувинские юноши, р.ю.- русские юноши, т.д. – тувинские девушки, р.д.- русские девушки.

У всех студентов в период обучения уровень тревожности достоверно снижался, причем в большей степени у русских студентов: у девушек на 41,3%, у юношей – на 64,8%. В группе тувинских юношей снижение составило только 28,8%, а у тувинских девушек снижение продолжалось до курса, а на 5 курсе тревожность вновь возросла и достоверно не отличалась от таковой у первокурсниц.

Результаты нашего исследования показали, что лиц с высоким уровнем тревожности среди студентов значительно больше, чем по данным (14%) автора метода J. Teylor (1953), особенно на младших курсах у тувинских студентов. При этом, доля лиц с высоким уровнем тревожности среди студентов Тывинского государственного университета в среднем ниже, чем в исследованиях В.П. Казначеева, проведенных в 1980 году в Норильске (29%), что может свидетельствовать о более благоприятном состоянии студентов, проживающих в условиях южной Сибири.

Таким образом, тувинские студенты отличались более высоким уровнем тревожности, особенно тувинские девушки, характеризующиеся наиболее высоким уровнем в сравнении с остальными группами. Несмотря на то, что в период обучения происходило снижение уровня тревожности, у тувинских студентов доля лиц с очень высокой и высокой тревожностью на курсе оставалась достаточно большой. Это свидетельствует о более низком уровне психосоциальной адаптации тувинцев, отражающем реакцию организма на возрастание социальных требований, связанных с изменением образа и уклада жизни, плохим знанием русского языка.

Этнические особенности нейродинамических показателей нервной системы студентов Эффективность адаптации студентов к процессу обучения зависит от множества факторов, к числу которых относятся нейродинамические свойства нервной системы (Литвинова Н.А. и др., 1999; Казин Э.М. и др., 2002). Установлено, что студенты с высоким уровнем социальнопсихологической адаптации отличаются от своих менее адаптированных сокурсников большей выраженностью силы и подвижности нервных процессов (Калинина Н.Г., 2006).

Русские студенты обладают достоверно более сильными процессами возбуждения (за исключением 2 курса), на всех курсах сила возбуждения у них оценивалась как высокая (>54 баллов), а у тувинцев – как средняя. Сила торможения и подвижность нервных процессов также достоверно больше у русских студентов. Высокий уровень подвижности нервных процессов характерен для русских студентов, а средний – для тувинских.

Оценка времени простой сенсомоторной реакции также показала, что латентный период реакции, отражающий возбудимость, силу и баланс нервных процессов в коре головного мозга, у тувинских студентов достоверно выше (рис. 7). Необходимо отметить, что у тувинских студентов все показатели нервных процессов увеличивались к концу обучения (р0,01), что, вероятно, указывает на более позднее их дефинитивное становление.

мсек 240 * * 2211111пр. лев.

тувинцы русские Рис. 7. Показатели простой сенсомоторной реакции у студентов Примечание: * р0,05 – достоверность различий между тувинскими и русскими студентами; пр.– время реакции правой руки, лев. – время реакции левой руки.

У русских студентов показатели нервных процессов были достаточно стабильны и достоверно не изменялись в период обучения, что свидетельствует об их сформированности и способности обеспечивать лучшую адаптацию независимо от курса обучения.

Темпераментные особенности личности студентов тувинской и русской национальности Поведение индивида в различных ситуациях зависит от свойственных ему особенностей темперамента и личностных характеристик.

Темпераментные особенности личности влияют на уровень напряженности функционирования организма, ее адаптивные возможности (Березин Ф.Б., 1988; Солдатова О.Г. и др., 2007). Нейротизм и экстравертированность являются врожденными свойствами нервной системы, однако они особенно ярко проявляются в экстремальных ситуациях (Eysenk H.J., Levy A., 1972;

Стреляу Я., 1982).

Между национальными группами студентов достоверных различий в уровне нейротизации не отмечено, при этом у русских студентов уровень нейротизма практически не изменялся в период обучения, что может указывать на более высокую резистентность их нервной системы на факторы обучения. Данные, полученные на всей выборке студентов, свидетельствуют о минимальном уровне нейротизма тувинских юношей (12,5 баллов) и максимальном – тувинских девушек (13,5 баллов).

Известно, что нейротизм имеет сильные связи со свойствами нервной системы и экстравертированностью личности. Лица со слабой нервной системой являются преимущественно интровертами (Robinson D.L., 1983;

Русалов В.М., Наумова Е.Р., 1999), они в большей степени подвержены утомлению, что соответствует представлению о слабости нервной системы (Рождественская В.И., 1975).

Для студентов-интровертов высока вероятность возникновения проблемных ситуаций, связанных с процессом адаптации к образовательной среде (Дьячкова Е.С., Хватова М.В., 2007).

балл ** * ** * 1 2 3 4 курс тувинцы русские И-Э Рис. 8. Показатели экстра-интроверсии Примечание: * р0,05, ** р0,01– достоверность различий между тувинскими и русскими студентами.

Показатели экстраверсии у русских студентов достоверно выше.

Анализ индивидуальных значений экстра-интроверсии показал, что у тувинских студентов доля лиц с интроверсией на 22,1% выше, чем у русских студентов. Более выраженная интровертированность у коренного населения экстремальных климатогеографических регионов России способствует адаптации к суровым природным условиям жизни, но затрудняет адаптацию к социально-психологическим факторам (Ыжикова Е.А.. 2000; Суховеркова Г.В., 2002; Балева М.В., 2004; Николаева Е.Н.. 2006; Орехова Е.Ю., 2006).

По результатам исследования темпераментных характеристик личности студентов было показано, что у русских юношей преобладающим типом темперамента является холерический (27,2% против 18,7% – у тувинцев), а у тувинских юношей – флегматический (32,3% против 22,3%) тип (рис. 9). У тувинских девушек обнаружено доминирование лиц с меланхолическим темпераментом (37,6% против 25,8% у русских).

Холерики Сангвиники Флегматики Меланхолики т.ю. р.ю. т.д. р.д.

Рис. 9. Распределение студентов по типам темперамента (%) Примечание: т.ю. – тувинские юноши, р.ю.- русские юноши, т.д. – тувинские девушки, р.д.- русские девушки.

Известно, что между типами темперамента и типами моделей адаптации имеется прямая взаимосвязь. Наиболее благоприятной адаптивной стратегией обладают сангвиники, для флегматиков характерен компенсаторный, а для меланхоликов – дезадаптивный типы адаптационной стратегии (Берестнева О.Г., Шаропин К.А., 2004). Следовательно, тувинские студенты, особенно девушки, характеризуются низкими адаптационными возможностями к социальной среде в силу своих темпераментных свойств личности.

Этнические особенности акцентуации характера студентов и их взаимосвязь с психофизиологическими показателями В экстремальных климатогеографических условиях, а также под влиянием психических нагрузок, усиливаются акцентуированные черты характера, что становится основой внутриличностных и межличностных конфликтов, приводящих к психосоциальной дезадаптации (Казначеев В.П., 1980; Панин Л.Е., 1983; Кривощеков С.Г., Леутин В.П., Чухрова М.Г., 1998).

У девушек, независимо от национальности, выраженность (свыше баллов) акцентуаций характера выше, чем у юношей, что опосредовано высокой тревожностью у них.

Для всех студентов наиболее выраженными оказались гипертимный, возбудимый, аффективно-экзальтированный, циклотимичный, дистимичный и демонстративный типы акцентуаций (рис. 10).

балл тувинцы ** русские ** н ** Г В Эм П Т Ц Дм З Ди Аэ Рис. 10. Акцентуации характера у студентов Примечание: Г– гипертимный, В – возбудимый, Эм – эмотивный, П – педантичный, Т – тревожно-боязливый, Ц – циклотимический, Дм – демонстративный, З – застревающий, Ди – дистимический, Аэ – аффективно-экзальтированный типы; н – граница нормы (свыше 12 баллов – выраженные акцентуации); **(р0,01 достоверность различий.

Оценка акцентуированности характера по национальности показала достоверное доминирование у тувинских студентов выраженных эмотивного (чувствительность, глубокие реакции в области тонких эмоций) и педантичного (инертность психических процессов, длительное переживание психотравмирующих событий, нерешительность в выборе решения) типов акцентуаций (рис. 10). У русских студентов не выявлено достоверного преобладания какой-либо акцентуации в сравнении с тувинскими.

На младших курсах частота встречаемости акцентуаций выше, чем на старших, что соответствует исследованиям А.Е. Личко (1985), который считал, что акцентуация указывает на дисгармоничность развития характера, ярко проявляется в подростковом возрасте и сглаживается при взрослении.

Увеличение количества выраженных акцентуаций было отмечено нами на курсе у всех студентов, что свидетельствовало о негативных изменениях в механизмах регуляции, обеспечивающих психосоциальную адаптацию выпускников. Более высокий уровень психосоциальной дезадаптации тувинских студентов также обусловлен большей частотой выраженных акцентуаций в сравнении с русскими (72,2 и 56,4% соответственно).

Таким образом, в период обучения у студентов тувинской и русской национальности обнаружены этнические особенности, которые оказывают влияние на процесс психосоциальной адаптации к обучению в вузе. Для студентов тувинской национальности характерны определенные трудности психосоциальной адаптации, обусловленные особенностями распределения моторных и сенсорных признаков, более высоким уровнем тревожности и эмоциональной нестабильности (для девушек), преобладанием меланхолического и флегматического типов темперамента, большей интровертированностью характера, более низкими нейродинамическими показателями и особенностями акцентуаций характера.

Характеристика адаптивного портрета студентов, проживающих на территории Тувы Психоэмоциональные показатели адаптации у студентов (сравнительный аспект) Негативное действие социальных условий накладывается на постоянное стрессирующее действие климатогеографических факторов экологически дискомфортной среды региона Сибири. Развивающийся вследствие этого экологически и социально обусловленный стресс приводит к интенсивному использованию и быстрому истощению адаптационных резервов организма человека (Казначеев В.П., 1980).

Таблица Сравнительные характеристики адаптивных показателей у студентов Республики Тыва и г. Новосибирска Показатель Тыва Новосибирск Кортизол, нмоль/л 354,5±11,9* 289,0±12,Психоэмоциональное напряжение, у.е. 16,0±0,7* 10,8±0,Умственная работоспособность, балл 6,7±0,2* 9,0±0,Степень тревожности, балл 0,03±0,01* 0±Синхронизация ритмов, балл 4,9±0,3* 6,1±0,Индивидуальная минута, сек 46,1±0,99* 56,8±1,Примечание: * р0,05– достоверность различий Уровни стресс-гормона кортизола и психоэмоционального напряжения у студентов Тувы (без учета национальности) достоверно превышали аналогичные показатели студентов Новосибирска: уровень кортизола был выше на 22,4%, а психоэмоционального напряжения на 48,1% (табл. 6).

У студентов Тувы также выявился более высокий уровень страха и тревожности. Негативным проявлением стресса у студентов Тувы было снижение уровня синхронизации внутренних ритмов человека с внешними временными ритмами и укороченная ИМ.

Представленные данные также свидетельствуют о том, что дискомфортная экологическая среда, поддерживая механизмы адаптации в постоянном напряжении, не позволяет удерживать умственную работоспособность на уровне, характерном для студентов Новосибирска: у студентов Тувы на фоне высокого уровня проявлений стресс-реакции выявлено снижение умственной работоспособности на 25,6% (табл. 6).

Сравнительная оценка содержания кортизола в крови у студентов Тывинского университета в зависимости от национальности показала, что у русских студентов уровень кортизола достоверно выше, чем у тувинцев. При этом у русских студентов достоверно выше уровень психоэмоционального напряжения, которое сопровождается усилением степени конфликтности, склонности к лидерству (табл. 7).

Таблица Показатели психоэмоционального состояния организма студентов в зависимости национальности показатель тувинцы русские Кортизол, нмоль/л 306,8±14,9 404,3±19,0* Психоэмоциональное напряжение, у.е. 13,9±0,2 18,2±0,01* Степень конфликта 0,14±0,1 0,50±0,2* Склонность к лидерству 0,27±0,4 2,00±0,5* Время реакции правой руки, мсек 220,60±4,89 189,84±6,80* Время реакции левой руки, мсек 212,96±3,89 186,79±4,67* Таким образом, адаптация студентов на действие комплекса негативных климатогеографических и социальных факторов среды в дискомфортном регионе Тувы сопровождается увеличением концентрации кортизола в крови, повышением уровня психоэмоционального напряжения и носит преимущественно приспособительных характер. Более высокий уровень кортизола в крови у русских студентов свидетельствует о высоком уровне напряжения и «цене» физиологической адаптации русских студентов, проживающих в неадекватных для них климатогеографических условиях.

Структура адаптивного портрета студентов тувинской и русской национальности В основе адаптационных процессов у студентов лежат не только количественные изменения различных показателей, но и формирование новых качественных взаимоотношений различных уровней регуляции. Эти представления хорошо согласуются с идеями Н. П. Бехтеревой (1971) о существовании «жестких» (врожденных) и «гибких» (пластических) звеньев систем обеспечения психической деятельности человека. Пластические связи наиболее важны для организации динамических объединений и обеспечения конкретных приспособительных реакций в реальных условиях.

Исследования ряда авторов показали, что уровень корреляции между функциональными параметрами изменяется при увеличении адаптационной нагрузки: в ходе процесса адаптации корреляции выше, чем в адаптированном состоянии (Горбань А.Н. и др., 1987; Седов К.Р. и др., 1988).

Нами изучено четыре уровня, обеспечивающих адаптацию студентов к обучению: личностный (нейротизм, экстра-интроверсия, нейродинамические показатели нервной системы), психоэмоциональный (тревожность, САН, ИМ), функциональный (вегетативные показатели сердечно-сосудистой системы) и ФАМ (моторная и сенсорная асимметрия).

Интегральная характеристика взаимодействия различных уровней регуляции в обеспечении адаптации студентов отражается в распределении числа их корреляционных связей.

5 тувинцы русские 4 Рис. 11. Общее количество взаимосвязей у студентов по курсам (%) Примечание: 1,2,3, и т.д. – курсы обучения.

У русских студентов в сравнении с тувинскими представлено большее количество взаимосвязей на всех курсах, при этом значительное увеличение числа связей у них отмечено на 2 и 5 курсах, что указывает на напряжение регуляторных систем организма в эти периоды обучения. У тувинских студентов наблюдается увеличение количества взаимосвязей только на курсе (рис. 11).

Таким образом, у тувинских и русских студентов отмечаются различные адаптивные стратегии: у тувинских студентов процесс адаптации к образовательной деятельности определяется меньшим числом внутри и межуровневых связей как на 1-м, так и на 5-м курсе, что указывает на более высокие адаптивные возможности их организма. Обнаруженное у русских студентов стабильно большее число взаимосвязей на всех уровнях регуляции, независимо от курса обучения, указывает на снижение степеней свободы и вариативности перестроек, на неэкономичный тип приспособительных реакций, сопровождающийся снижением физиологических резервов организма за счет включения многих систем регуляции.

Таблица Матрица факторизации показателей зависимости от национальности Factor Loadings (Varimax raw) Extraction: Principal components (Marked loadings are >,700000) variable тувинцы русские % Total variance Factor 1 Factor 2 Factor 1 Factor 21,1% 9,8% 20,6% 12,6% КУРС -0,041198 0,208971 0,027089 0,1620пол -0,333763 -0,741003 -0,765320 -0,0972САД 0,484948 0,184532 -0,439006 0,4550ДАД 0,481142 0,103215 -0,104859 0,3336ДТ 0,160765 0,790697 0,801589 0,0204МТ 0,168301 0,818024 0,850647 0,1007ЧСС 0,420722 0,073776 0,027857 0,7517ОГК 0,040369 0,762764 0,748401 0,0468АП 0,884923 0,248879 -0,293043 0,8702УФС -0,931215 -0,101912 -0,001842 -0,9304ДП 0,932161 0,129272 -0,109679 0,9499ППТ 0,250772 0,691692 0,778089 0,2678ВИК 0,099071 -0,090461 0,062222 0,4279ИМ -0,069387 -0,339588 0,157828 0,0098КМА -0,031196 0,041789 0,099652 0,0933КСА 0,231525 -0,113247 -0,054947 0,1398Тревожность по Тейлор -0,110058 -0,208121 0,231476 -0,0371СПВ -0,130464 0,048818 -0,050638 0,0635СПТ -0,438482 0,060598 0,039215 0,1166ПНП -0,043848 0,060598 0,099187 -0,1624РТ 0,090496 0,070537 0,279311 0,0085ЛТ 0,033000 0,014140 0,021798 -0,0057Ней -0,036685 -0,180919 -0,035188 -0,0836Э-И -0,084991 -0,119001 0,188597 -0,0872Expl.Var -0,005352 0,070985 3,645074 3,8006Prp.Totl 3,512774 3,331105 0,151878 0,1583 Для определения структуры взаимосвязей между переменными и выявления факторных весов отдельных параметров был проведен факторный анализ. Результаты свидетельствуют, что наибольшее влияние на процесс адаптации студентов к обучению оказывают морфологические факторы, на долю которых приходится 20,5% и доминируют факторные веса показателей ДТ (+0,784), МТ (+0,840), ППТ (+0,730).

На втором месте – функциональная компонента, суммарный вклад которой составляет 17,2% всех наблюдаемых показателей, с доминирующими факторными весами АП (+0,882), ДП (+0,927), ВИК (+0,898). Третье место занимают психоэмоциональный фактор и национальность (6,9%) с высокими факторными весами РТ (+0,727), ЛТ (+0,468), национальности (+0,744).

Поскольку национальность занимает одно из ведущих мест, был проведен дифференцированный анализ факторов в зависимости от национальности (табл. 8). Было установлено, что у русских студентов F1 – это морфологические показатели, на долю которых приходится 20,6%; Fобъединяет функциональные показатели с общим весом 12,6%, а у тувинских студентов, наоборот, F1 – это функциональные параметры (21,1%), а F2 – морфологические (9,8%).

Таким образом, для студентов обеих национальностей процесс адаптации обеспечивается, главным образом, функциональными и морфологическими признаками. При этом для тувинцев морфологические показатели имеют меньший факторный вес, чем для русских, что, вероятно, связано с наличием у тувинцев морфологического адаптивного типа, сформированного генетически в условиях длительного проживания в экстремальных климатических условиях.

Tree Diagram for Variables Tree Diagram for Variables Single Linkage Single Linkage Euclidean distances Euclidean distances 34 28 8 р.д. т.д. р.ю. т.ю. т.д. р.д. р.ю. т.ю.

А Б Рис. 12. Дендрограмма морфологических (А) и психофизиологических (Б) показателей студентов Linkage Distance Linkage Distance Оценка сходства и различия этнических групп студентов по кластерному анализу показала, что в зависимости от морфофункциональных и психофизиологических признаков у национальных групп студентов кластеризация происходит дифференцировано. Так, по морфофункциональным показателям образуются два кластера, объединенных по признаку половой принадлежности, причем девушки наиболее близки, чем юноши: расстояние объединения у девушек составило 12 у.е., а у юношей – 20 у.е. (рис. 13).

По психофизиологическим показателям русские студенты обоего пола более похожи, чем тувинские, т.е. национальный принцип выражен сильнее, чем половой. При этом наиболее отдаленными оказались тувинские девушки – расстояние объединения у них составило 32,5 у.е., а у тувинских юношей – 24,8 у.е. (рис. 13).

Для оценки особенностей адаптивного портрета студентов был использован метод морфокинетического синтеза (Стефанов С.Б., 1974), который позволил выявить фазность процессов изменений в период обучения.

% функциональные показатели % морфологические показатели 110 1 2 3 4 1 2 3 4 --курс курс -1-1тувинцы русские тувинцы русские % психофизиологические показатели 11 2 3 4 -курс -1тувинцы русские Рис. 13. Морфокинетический синтез показателей (КС, %) Примечание: КС – коэффициент связи Матрица связи морфологических и функциональных показателей свидетельствует, что период 1-2 курсов характеризуется отсутствием динамики роста показателей как у тувинских, так и у русских студентов (рис. 13).

Положительная динамика признаков показана со 2 по 4 курс. На курсе происходит снижение темпа изменений морфологических и функциональных показателей в обеих национальных группах.

Наиболее существенные национальные различия касаются психофизиологических показателей: тувинские студенты имеют более низкую динамику изменений в сравнении с русскими, при этом в обеих этнических группах также отмечается отсутствие роста коэффициента связи на 1-2 курсах.

Таким образом, адаптивный портрет студентов тувинской и русской национальности формируется как из общих половозрастных закономерностей приспособительных механизмов адаптации к воздействию различных факторов, так и особенностей национального характера.

Обнаруженное у русских студентов стабильно большее число взаимосвязей на всех уровнях регуляции и более высокий уровень кортизола в плазме указывают на напряжение адаптивных механизмов и неэкономичный тип приспособительных реакций, а успешность обучения у них обеспечивается за счет высокой «цены».

Процесс адаптации студентов в период обучения характеризуется тремя фазами: первая фаза соответствует 1-2 курсам, которая характеризуется отсутствием динамики роста показателей, вероятно, обусловленная этапом срочной адаптации, вызванной интенсификацией учебной деятельности. Во второй фазе (3-4 курсы) отмечается положительная динамика всех показателей, что соответствует завершенной адаптации организма. Третья фаза (5 курс) связана со снижением показателей адаптации в связи с усилением психоэмоционального напряжения у студентов-выпускников и формированием новых адаптивных механизмов к изменившимся социальным факторам.

Выводы 1. Тувинские студенты в отличие от русских характеризуются удовлетворительным адаптационным потенциалом, более высоким уровнем физического состояния, что свидетельствует о более совершенных физиологических механизмах адаптации к условиям среды.

2. В функциональном и психофизиологическом состоянии студентов тувинской и русской национальности по показателям ССС выявлено напряжение механизмов адаптации на 2-м и 5-м курсах.

Повышение показателей гемодинамики на 2 курсе свидетельствует о напряжении функционального состояния, связанного с периодом адаптации к обучению, а на 5 курсе – с увеличением психоэмоциональной нагрузки выпускников.

3. Анализ индивидуального профиля функциональной асимметрии мозга у студентов показал преобладание лиц с доминированием левого полушария мозга в обеих национальных группах. В динамике обучения выявилась тенденция к снижению степени правополушарного доминирования у всех студентов, что обусловлено влиянием процесса обучения. Доля лиц с правой моторной и левой сенсорной асимметрией признаков была достоверно выше у русских студентов, что указывает на более совершенные механизмы их психосоциальной адаптации.

4. Студенты тувинской национальности обоего пола в сравнении с русскими имеют низкие показатели силы возбуждения и торможения нервных процессов, больший латентный период простой сенсомоторной реакции.

5. Студенты тувинской национальности характеризуются более высоким уровнем тревожности, интровертированностью, преобладанием флегматического и меланхолического типов темперамента, большей выраженностью акцентуаций характера, что определяет низкий уровень их психосоциальной адаптации при обучении в вузе.

6. Успешность обучения в вузе у русских студентов выше по сравнению с тувинцами, что обусловлено нейродинамическими и психофизиологическими особенностями нервных процессов, обеспечивающих в целом эффективность психосоциальной адаптации.

7. У тувинских студентов процесс адаптации к образовательной деятельности определяется меньшим числом внутри и межуровневых взаимосвязей морфофункциональных и психофизиологических показателей, что указывает на лучшие адаптивные возможности их организма. Обнаруженное у русских студентов стабильно большее число взаимосвязей на всех уровнях регуляции систем, обеспечивающих адаптацию, независимо от курса обучения, указывает на снижение степеней свободы и вариативности перестроек, на неэкономичный тип приспособительных реакций, определяющий высокую физиологическую «цену» адаптации организма.

8. Для студентов обеих национальностей процесс адаптации обусловлен двумя главными факторами – психофункциональным состоянием организма и морфологическими показателями. При этом для тувинцев морфологические показатели имеют меньший факторный вес, чем для русских, что связано с наличием у тувинцев морфологического адаптивного типа, сформированного генетически в условиях длительного проживания в экстремальных климатических условиях.

Список работ, опубликованных по теме диссертации Статьи, опубликованные в рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК РФ для защиты докторских диссертаций:

1. Валеологическая оценка образа жизни студентов Тывинского государственного университета / Л.К. Будук-оол // Валеология. – 2005. – №2 – С. 75-81.

2. Морфофункциональные особенности организма студентов тувинской и русской национальности / Л.К. Будук-оол, Р.И. Айзман // Валеология. – 2006. – №2. – С. 68-72.

3. Морфофункциональное развитие школьников тувинской и русской национальностей / В.А. Красильникова, Л.К. Будук-оол, Р.И.

Айзман // Физиология человека. – 2008. – Т. 34. – № 1.– С. 74-81.

4. Региональные особенности функционального статуса студентов, проживающих в Республике Тыва / Л.К. Будук-оол // Экология человека. – 2008. – № 1. – С. 26-30.

5. Сравнительная динамика показателей кардиореспираторной системы студентов южно-сибирского региона / Л.К. Будук-оол, Р.И. Айзман // Российский медико-биологический вестник им. И.П. Павлова. – 2008. – №4. – С. 28-34.

6. Этнопсихофизиологические особенности студентов тувинской и русской национальностей /Л.К. Будук-оол // Вестник Оренбургского государственного университета – 2009. – № 1. – С. 91-95.

7. Индивидуально-типологические особенности адаптации студентов тувинской и русской национальности к обучению в вузе / Л.К.

Будук-оол, Р.И. Айзман // Экология человека. – 2009. - № 2. – С. 32-38.

8. Эндокринные и психофизиологические характеристики формирования дизадаптации у студентов Республики Тыва и ХантыМансийского автономного округа /В.И. Хаснулин, В.А. Красильникова, А.О.

Дороганов, Л.К. Будук-оол // Экология человека. – 2009. – № 7. – С. 3-6.

9. Физическое развитие и здоровье студентов в дискомфортных климатогеографических условиях проживания / Л.К. Будук-оол, Р.И. Айзман // Казанский медицинский журнал. – 2009. – Т. 90. – №4. – С. 567-569.

10. Морфофункциональные показатели у студентов Тывинского государственного университета / Л.К. Будук-оол, Р. И. Айзман // Гигиена и санитария. – 2009. – № 3. – С. 82-84.

11. Динамика процессов адаптации к обучению студентов, проживающих в дискомфортном климатогеографическом регионе / Л.К.

Будук-оол, Р.И. Айзман, В.А. Красильникова // Физиология человека. – 2009.

– Т. 35. – №4. – С. 103-109.

12. Сравнительная оценка профиля функциональной асимметрии мозга и свойств нервной системы студентов тувинской и русской национальности / Л.К. Будук-оол, Р.И. Айзман // Бюллетень СО РАМН. – 2009. – №5 (139). – С. 61-67.

13. Сравнительная оценка свойств нервной системы студентов тувинской и русской национальностей / Л.К. Будук-оол // Вестник Уральской медицинской академ. науки. – 2009. – №2 (25). – С. 196-197.

14. Состояние сердечно-сосудистой системы при адаптации студентов, проживающих в условиях южно-сибирского региона / Л.К.

Будук-оол, Р. И. Айзман // Гигиена и санитария. – 2010. – № 1. – С. 84-87.

Монографии 15. Адаптация студентов к обучению: этнические аспекты / Л.К.

Будук-оол. – Кызыл: Изд-во ТывГУ, 2009. – 220 с.

16. Функциональная асимметрия мозга и обучение: этнические особенности / Л.К. Будук-оол, М.В. Назын-оол. – М: Академия Естествознания, 2010. – 143 с.

Статьи:

17. Влияние физической нагрузки на функциональное состояние сердечно-сосудистой системы / Л.К. Будук-оол, Т.В. Струльникова // Альманах «Новые исследования». – 2004. – № 1-2. – С. 93-94.

18. Morphological, functional, and Psychological development of children living permanently in the Tuva republic / R.I. Aizman, V.A.Krasilnikova, L.K.

Buduk-ool // Alaska medicine. – 2007. – V.49. – №2. – P.133-138.

19. Особенности морфофункционального статуса студентов тувинской национальности / Л.К. Будук-оол // Фундаментальные исследования. – 2007. – № 7. – С.17-20.

20. Морфофункциональный статус организма студентов тувинской и русской национальности / Л.К. Будук-оол // Вестник этнической медицины. – 2007. – Т. 2. – № 1. – С. 20-23.

21. The ethnic peculiarities to adaptation of the cardiovascular system of students living in Tuva republic / L.K. Buduk-ool, R.I. Aizman // European Journal of natural history. – 2008. – № 3. – P.81-85.

22. The Time Required for Adapting to Academic Load for Students Living in a Climatically Uncomfortable Geographic Region / L.K. Buduk-ool, R.I.

Aizman, V.A. Krasilnikova // Human Physiology. – 2009. – Vol.35. – №4. – P.

484-490.

23. Психофизиологические особенности адаптации студентов при обучении в вузе в условиях Сибири / Л.К. Будук-оол // Вестник Тывинского государственного университета. – 2009. – Вып. 2. – С. 4-9.

Научные труды:

24. Некоторые морфофункциональные показатели организма студентов-первокурсников / Л.К. Будук-оол // Научные труды ТывГУ. – Кызыл, 2006. – Вып.4. – Т. 2. – С. 88-90.

25. Исследование психофизиологических показателей функционального состояния студентов Тывинского университета / Л.К.

Будук-оол // Научные труды ТывГУ.– Вып. V. – Т. 1. – Кызыл, 2008. – С.

246 – 249.

26. Исследование свойств нервной системы студентов Тывинского университета / Л.К. Будук-оол, А.А. Шыдыраа // Научные труды ТывГУ.– Вып. V. – Т. 1. – Кызыл, 2008. – С. 249 -250.

27. Особенности психо-социальной адаптации к обучению школьников и студентов тувинской национальности / Л.К. Будук-оол, В.А.

Красильникова //Научные труды II съезда физиологов СНГ. – М.–Кишинэу.

– 2008. – С. 94.

28. Роль темпераментных характеристик студентов в адаптации к обучению / Л.К. Будук-оол // Научные труды Тывинского гос. ун-та. – 2008.

– Вып. 6. – Т. 2. – С. 135-137.

29. Особенности психофизиологической адаптации студентов тувинской и русской национальностей / Л.К. Будук-оол, Р.И. Айзман // Научные труды Тывинского гос. ун-та. – 2008. – Вып. 6. – Т. 2. – С. 138-140.

30. Структура адаптивного портрета студентов тувинской и русской национальностей / Л.К. Будук-оол // Научные труды Тывинского гос. ун-та.

– 2009. – Вып. 7. – Т. 2.– С. 199-201.

Материалы конференций с международным участием:

31. Здоровье населения и самооценка здоровья студентов в Республике Тыва / Л.К. Будук-оол // Сборник трудов 7-й Международной конференции «Здоровье и образование в ХХI веке». – 2006. – С. 93-94.

32. Психофункциональный статус студентов Тывинского университета / Л.К. Будук-оол // 3-я Международная конференция «Фундаментальные и прикладные проблемы медицины и биологии» // «Успехи современного естествознания», 2007. – №9. – С. 49.

33. Особенности функциональной асимметрии мозга и отсчета времени у студентов Тывинского университета / Л.К. Будук-оол, Р.И.

Айзман, В.А. Красильникова // Материалы 2-ой Международной научнопрактической конференции «Биоразнообразие и сохранение генофонда флоры, фауны и народонаселения Центрально-азиатского региона». – Кызыл. – 2007. – С. 168-169.

34. Процессы адаптации по показателям функционирования сердечно-сосудистой системы студентов, проживающих в условиях Тувы / Л.К. Будук-оол // Медико-физиологические проблемы экологии человека:

Материалы Всероссийской конференции с международным участием. – Ульяновск, 2007. – С. 43-45.

35. Адаптивные показатели сердечно-сосудистой системы студентов, проживающих в условиях Республики Тыва / Л.К. Будук-оол // Материалы 3-й Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Фундаментальные аспекты компенсаторно-приспособительных процессов» // Сибирский консилиум. Медико-фармацевтический журнал. – 2007. – № 7.– С. 166.

36. Функциональная асимметрия мозга и индивидуальная минута у студентов Тывинского университета / Л.К. Будук-оол // Международная конференция «Фундаментальные и прикладные исследования в медицине» // Успехи современного естествознания, 2007. – №12. – 434 с.

37. Психофизиологические особенности студентов тувинской и русской национальностей, проживающих в условиях Южной Сибири / Л.К.

Будук-оол, В.И. Хаснулин // Современные проблемы экологической физиологии: Материалы Международной научно-практической конференции. – Алматы. – 2008. – С. 41.

38. Психофизиологические особенности студентов различных этнических групп Республики Тыва / Л.К. Будук-оол // Материали за 4-а международна научна практична конференция. Биологии. Физическа култура и спорт. «Научно пространство на Европа» – София, «Бял ГРАДБГ» ООД. – 2008. – Т. 21. – С. 76-77.

39. Психофизиологические аспекты адаптации студентов разных этнических групп / Л.К. Будук-оол // Актуальные проблемы охраны здоровья учащейся молодежи / Сб. материалов V Международной научнопрактической конференции. – Брянск: Группа компаний «Десяточка», 2008. – С.190-193.

40. Межполушарная функциональная асимметрия мозга при адаптации к обучению студентов разных этнических групп, проживающих в условиях Сибири / Л.К. Будук-оол // Актуальные вопросы функциональной межполушарной асимметрии и нейропластичности / Материалы Всеросс. конф. с междун. участием. – М.: Научный мир. – 2008. – С. 172-176.

41. Характеристика морфологических особенностей и функционального состояния студентов тувинской и русской национальностей / Л.К. Будук-оол // Бъдещи изследвания – 2009 / Материали за V международна научна практична конференция. – София:

«Бял ГРАД-БГ» ООД, 2009. – С. 48-50.

42. Адаптивные особенности студентов тувинской и русской национальностей в зависимости от уровня тревожности / Л.К. Будук-оол // Здоровая образовательная среда - здоровое поколение / Материалы Всероссийской с международным участием научно-практической конференции. – Тюмень: Издательство Тюменского гос. ун-та, 2009. – С. 3739.

43. Изучение физического развития и состояния здоровья студенток гуманитарных факультетов / Л.К. Будук-оол, А.С. Куулар // Здоровая образовательная среда - здоровое поколение / Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Тюмень: Издательство Тюменского государственного университета, 2009. – С. 142-144.

44. Адаптация студентов: этнопсихофизиологический аспект / Л.К.

Будук-оол // Психологические проблемы бытия человека в современном обществе. Здоровье личности и ее адаптация / Материалы международной научно-практической конференции. – Магнитогорск: МаГУ, 2009. – С. 41-44.

45. Оценка образа жизни студентов Тывинского университета / Л.К.

Будук-оол // Состояние здоровья: медицинские и психолого-педагогические аспекты / Материалы I Международной научно-практической интернетконференции. – Чита:ЧитГУ, 2009. – Ч.1. – С. 137-140.

46. Особенности физического развития тувинских студентов / Л.К.

Будук-оол // Мониторинг здоровья и физической подготовленности молодежи / Материалы Республиканской научно-практической конференции с международным участием. – Новосибирск. – 2009. – С.50-56.

Материалы Всероссийских конференций:

47. Состояние здоровья студентов как показатель уровня валеологического образования /Л.К. Будук-оол // Новые технологии и комплексные решения: наука, образование, производство. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Часть 3. – КемГУ, Анжеро-Судженск, 2001. – С. 78-76.

48. Ценностные ориентации студентов университета в контексте психического и физического здоровья / Л.К. Будук-оол // Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Барнаул, 2005. – Ч. 1. – С. 107-110.

49. Сравнительный анализ состояния здоровья студентов тувинской и русской национальности, проживающих в условиях Республики Тыва / Л.К. Будук-оол // Сборник статей III Всероссийской научно-практической конференции. – Пенза. – 2006. – С.42-43.

50. Проблемы адаптации студентов Тывинского государственного университета / Л.К. Будук-оол, В.А. Красильникова // XI Всероссийская научно-практическая конференция «Образование в России: медицинские, педагогические, психологические, экологические аспекты». – Калуга, 2007. – С. 66-68.

51. Функциональное состояние организма студентов тувинской национальности / Л.К. Будук-оол // ХХ Съезд Физиологического общества России. – М.: Издательский дом «Русский врач», 2007. – С. 161-162.

52. Этнопсихологические особенности адаптации к обучению студентов тувинской и русской национальности / Л.К. Будук-оол // Практическая этнопсихология: актуальные проблемы и перспективы развития / Материалы второй научно – практической конференции. – М.:

МГППУ, 2008. – С. 20-21.

53. Качественные характеристики жизни студентов, обучающихся в условиях Республики Тыва / Л.К. Будук-оол // Интегративные исследования в медицине / Сборник статей Всероссийской научно-практической конференции. – Саратов: Изд-во Саратовского мед. ун-та. – 2009. – С. 53-56.

54. Психофизиологические особенности адаптации студентов / Л.К.

Будук-оол // Фундаментальные и прикладные аспекты физиологии / Материалы научно-практ. конф. – Гродно: ГрГМУ. – 2009. – С. 23-26.

Материалы региональных конференций:

55. К вопросу о здоровье населения Республики Тыва /Л.К. Будукоол // Образ жизни – фактор здоровья: Сборник научных статей по материалам научной конференции / Под ред. Ч.Т. Сагды, Л.К. Будук-оол. - Кызыл. – 2005. – С. 11-15.

56. Сравнительный анализ состояния здоровья студентов / Л.К.

Будук-оол // Образ жизни – фактор здоровья: Сборник научных статей по материалам научной конференции / Под ред. Ч.Т. Сагды, Л.К. Будук-оол. - Кызыл. – 2005. –С. 62-63.

57. Этнические особенности функционального состояния студентов, проживающих в Республике Тыва / Л.К. Будук-оол, В.А.Красильникова // Материалы итоговой научно-практической конференции ГУ НИИ медицинских проблем Севера СО РАМН «Вопросы сохранение и развития здоровья населения Севера и Сибири». – Красноярск, 2007. – С. 54-56.

58. Психофизиологические детерминанты функционального состояния и здоровья студентов / Л.К. Будук-оол, В.А.Красильникова // Материалы конференции «Вопросы сохранения и развития здоровья населения Республики Тыва». – Кызыл, 2008. – Вып. 7. – С. 87-89.

59. Динамика функционального статуса в процессе долговременной адаптации студентов / Л.К. Будук-оол // Материалы региональной научнопрактической конференции «Проблемы адаптации и сохранения здоровья населения в условиях Сибири». – Кызыл, 2008. – С. 16-22.

60. Психофизиологические особенности адаптации к обучению студентов / Л.К. Будук-оол. Р.И. Айзман // Материалы региональной научнопрактической конференции «Проблемы адаптации и сохранения здоровья населения в условиях Сибири». – Кызыл, 2008. – С. 23-34.

61. Экологически обусловленный стресс в дискомфортных климатоэкологических условиях Тывы / В.И. Хаснулин, Л.К. Будук-оол, и др. // Материалы региональной научно-практической конференции «Проблемы адаптации и сохранения здоровья населения в условиях Сибири». – Кызыл, 2008. – С. 182-187.

62. Особенности адаптивного портрета студентов разных этнических групп в зависимости от количественных взаимосвязей различных уровней регуляции / Л.К. Будук-оол // Вопросы сохранения и развития здоровья населения Севера и Сибири / Материалы итоговой научно-практической конференции. – Красноярск, 2010. – Вып. 9. – С. 35-37.

Учебные пособия и учебно-методические работы:

63. Общая валеология: Учебное пособие / Л.К. Будук-оол. - Кызыл:

Изд-во ТывГУ, 2001 – 132 с.

64. Теоретические представления об адаптации: Учебное пособие / Л.К. Будук-оол. – Кызыл: Изд-во ТывГУ. – 2008. – 87 с.

65. Функциональная асимметрия мозга в проблеме индивидуальности: Учебное пособие / Л.К. Будук-оол. – Кызыл: Изд-во ТывГУ. – 2008. – 58 с.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ ДТ – длина тела МТ – масса тела ДМТ – должная масса тела ОГК – окружность грудной клетки ИК – индекс Кетле ИЭ – индекс Эрисмана ППТ – площадь поверхности тела ДМпр – динамометрия правой руки ДМ лев – динамометрия левой руки КС – кистевая сила ИКС – индекс силы кисти руки ЖЕЛ – жизненная емкость легких ЖИ – жизненный индекс ССС – сердечно-сосудистая система САД – систолическое артериальное давление ДАД – диастолическое артериальное давление АДср – артериальное давление среднее ПД – пульсовое давление ЧСС – частота сердечных сокращений МОК – минутный объем крови УОК – ударный объем крови СИ – сердечный индекс УИ – ударный индекс ОПСС – общее периферическое сопротивление сосудов ВИК – вегетативный индекс Кердо АП – адаптационный потенциал ДП – двойное произведение УФС – уровень физического состояния РТ – реактивная тревожность ЛТ – личностная тревога ФАМ – функциональная асимметрия мозга ИМ – индивидуальная минута




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.