WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

НАЙМУШИНА АЛЛА ГЕННАДЬЕВНА

АДАПТАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ СИСТЕМЫ КРОВООБРАЩЕНИЯ И ВЫСШЕЙ НЕРВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ У СУБЪЕКТИВНО ЗДОРОВЫХ ЛИЦ ПРИ ХРОНИЧЕСКОМ СТРЕССЕ

03.03.01 – физиология

Автореферат

на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Курган 2011

Работа выполнена на кафедре анатомии и физиологии человека и животных Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Тюменский государственный университет»

Научный консультант:

доктор медицинских наук, профессор        Соловьев Владимир Сергеевич

Официальные оппоненты: д.м.н., профессор Щуров Владимир Алексеевич, ФГУ «Российский научный центр «Восстановительная травматология и ортопедия» имени акад. Г.А. Илизарова (г. Курган)

д.м.н., профессор Тристан Валерий Григорьевич,

Первый профессиональный государственный университет психологии (г. Москва)

Д.м.н., профессор Берг Маргарита Дмитриевна,

ГОУ ВПО «Пермская государственная медицинская академия

Ведущая организация: Учреждение РАН «Институт иммунологии и физиологии УрО РАН»

Защита состоится ______________________на заседании диссертационного совета ДМ 208.079.01 при Российском научный центре «Восстановительная травматология и ортопедия» им. академика Г. А. Илизарова по адресу: Россия, г. Курган, ул. М. Ульяновой, 6.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российского научного центра «Восстановительная травматология и ортопедия» им. академика Г. А. Илизарова.

Автореферат разослан_______________________

Ученый секретарь диссертационного совета,

д.м.н., профессор                                                                Дьячков А. Н.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования.

Прогресс исследования механизмов адаптации человека связан с интенсивным промышленным освоением территории Западной Сибири и Крайнего Севера. Наиболее продуктивные труды российских и советских ученых выполнены в среднем Приобье (60-61° с.ш.), где сосредоточено до 70% трудоспособного населения, обслуживающего нефтегазовый комплекс. В аналитических трудах А. П. Авцына (1985), В. П. Казначеева, 1991; В. В. Колпакова (1991), Н. А. Агаджаняна (1997, 2006), С. Г. Кривощекова (2001), Л. Е. Панина (2007, 2010), Н. Я. Прокопьева и др. (2007), В. И. Хаснулина (2010) детально освещено влияние негативных климатических условий на организм переселенцев. Определены конкретные параметры деятельности органов, систем и метаболических процессов в возрастном, половом, профессиональном и сезонном аспектах с учетом продолжительности жизни индивида на Севере. Следует отметить и тот факт, что развитие нефтегазового комплекса способствовало изменению стабильной популяции г. Тюмени за счет прямой и обратной миграции населения с Севера. Таким образом, возникла необходимость комплексного изучения морфологических, функциональных и психосоциальных показателей состояния здоровья у лиц активного трудоспособного возраста, которые могли бы служить маркерами оценки общей и индивидуальной адаптивности у жителей г. Тюмени.

В работах большинства ученых доказано, что острый и хронический стресс является универсальной компенсаторно-приспособительной реакцией организма в ответ на действие социальных и психоэмоциональных факторов, которые наряду с природными и техногенными причинами обуславливают дестабилизацию существования человека в меняющихся условиях окружающей среды (Меерсон Ф. З., 1993; Березин Ф. Б., 1994; Федоров Б. М., 1997; Баевский Р. М., 2000; Ткаченко Б. И., 2001; Медведев В. И., 2003; Исаев А. П. и др., 2005; Крыжановский Г. Н., 2006; Selye H., 1975, 1980; Gold P. W. et al., 1998, 2002; de Kloet R., 2005; Mastorakos G. et al., 2006; Kubzansky L. D., 2007). Разнообразие подходов и сложности, с которыми сталкиваются исследователи, обусловлены отсутствием единой теории и терминологических определений стресса. Так,  R. S. Lazarus (1970, 1984) ввел различия понятий неспецифического стресса и психологического стресса. По мысли Е. В. Буртовой (2002) и А. Б. Леоновой (2004) стресс – это психофизиологическая реакция личности, определяемая социальной составляющей человеческого поведения с выбранными или принятыми целями. Эмоциональный стресс, как постулирует теория функциональных систем, формируется при длительных и непрерывных конфликтных ситуациях, когда субъект лишен возможности удовлетворения ведущей потребности  (Анохин П. К., 1980; Судаков К. В., 2008). Л. Е. Панин (2007) рассматривает психоэмоциональное напряжение как наиболее адекватную для человека форму стресса, занимающую место на грани нормы и патологии.

При всем разнообразии теоретического обоснования стресса практически все вышеуказанные авторы придерживаются мнение о том, что изменения деятельности сердечно-сосудистой системы играет первостепенную роль в формировании процесса адаптации. Особое место занимают клинические исследования, посвященные поиску взаимосвязи морфофункциональных изменений со стороны сердца и долгосрочных эффектов рабочей нагрузки (англоязычный термин «job strain»). По мысли L. F. Berkman (2005), большинство ученых недооценивают важность понимания социальной составляющей возникновения кардиоваскулярной патологии. По мнению R. V. Milani и C. J. Lavie (2007) из множества событий, которые воздействуют на пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями (ССЗ), ни одно не является столь вездесущим, чем психоэмоциональное напряжение и обусловленные стрессом условия рабочей нагрузки. К. В. Судаков (1996, 2007), Ж. Д. Кобалава и др. (1999, 2004, 2008),  Р. Г. Оганов (2007), G. S. Everly (2002), J. H. Markovitz et al. (2004), S. Collins et al. (2007), J. E. Dimsdale (2008), M. Pagani, D. Lucini (2008) считают, что точная оценка роли стресса в возникновении ССЗ может быть неуловимой из-за субъективного восприятия связанных с работой требований, играющих маскирующий характер.

Характерно, что внимание исследователей сосредоточено на изучении стрессоров, интенсивность воздействия которых выходит за рамки обычной жизнедеятельности человека. Детально освещено развитие острой стрессовой реакции у лиц, пострадавших при стихийных бедствиях и техногенных катастрофах, военных действиях, террористических актах, миграции и вынужденном переселении, изоляции (Александровский Ю. А., 2000, 2005, 2007; Наров М. Ю., 2005; Лыткин В. М. и др., 2007; Lating J. M. et al. 2006;  Bonanno G. A. et al., 2007; Lavie C. J., 2009 ). По данным 24- летнего проспективного исследования ГУ НИИ терапии СО РАМН В. В. Гафаров и соавт. (2007) сформулировали прогностические оценки риска развития ССЗ через пять, десять и двадцать лет у взрослого населения в зависимости от ряда базовых социальных характеристик и психологических факторов здоровья: тревоги, депрессии, жизненного истощения, враждебности, нарушения сна. В то время как комплексных исследований компенсаторно-приспособительных реакций при хроническом стрессе повседневной жизни у лиц с устойчивыми базовыми социальными характеристиками (высокий уровень образования и самоактуализации, профессиональная адаптация и стабильный брачный статус) нами встречено не было.

Цель исследования:

Изучить адаптивные механизмы реакции системы кровообращения, высшей нервной деятельности и организации целенаправленного поведения у субъективно здоровых мужчин и женщин активного трудоспособного возраста с устойчивыми базовыми социальными характеристиками (высокий уровень образования и самоактуализации, профессиональная адаптация и стабильный брачный статус) в состоянии хронического стресса.

Задачи исследования:

  1. Для формирования выборки субъективно здоровых лиц определить адаптационный потенциал и параметры индивидуальной стрессоустойчивости у работающих мужчин и женщин 25-55 лет в открытой популяции города Тюмени.
  2. Изучить механизмы компенсаторно-приспособительных реакций системы кровообращения в ответ на действие стрессоров повседневной жизни в зависимости от пола, уровня реактивности системы кровообращения и состояния вегетативной регуляции сердечного ритма (СР).
  3. Исследовать взаимосвязь физиологических механизмов адаптации системы кровообращения, высшей нервной деятеьности (соотношения уровня тревожности, экстраверсии-интроверсии, нейротизма) и организации целенаправленного ролевого поведения.
  4. Провести ретроспективный и проспективный анализ адаптационного потенциала военнослужащих мужчин в группе высокого кардиогемодинамического риска.
  5. Осуществить стратификацию факторов риска стресс-индуцированных состояний у лиц с устойчивыми базовыми социальными характеристиками и группе сравнения у военнослужащих мужчин.

Научная новизна. Впервые проведено комплексное изучение клинико-анамнестических данных и индивидуальной стрессоустойчивости большой группы работающих мужчин и женщин, выявившее высокую частоту встречаемости стресс-индуцированных состояний у субъективно здоровых лиц 25-55 лет с устойчивыми базовыми социальными характеристиками.

Впервые, в процессе системного и статистического анализа гемодинамических, морфофункциональных, биохимических показателей и параметров высшей нервной деятельности выявлена психосоматическая природа дизадаптивных состояний у лиц активного трудоспособного возраста, которые не имеют характера патологических и в суммарном виде являются показателем хронического стресса и снижения защитных свойств организма. На большом количестве наблюдений показана необходимость индивидуальной оценки морфофункциональных показателей и экспериментальных данных, характеризующих процессы адаптации. Впервые доказано, что в одинаковых социальных условиях, порождающих хронический стресс, выявляются субъекты, устойчивые и предрасположенные к нарушению физиологических функций. Приведены достоверные прогностические критерии индивидуальной устойчивости к стрессорам повседневной жизни в зависимости от фактора биологического и психологического пола. По результатам исследования физиологических основ организации целенаправленного ролевого поведения впервые получены доказательства влияния фактора психологического пола на характер компенсаторно-приспособительных реакций организма. Высокомаскулиная манера поведения у женщин обуславливала артериальную гипертензию (АГ), избыточную массу тела и высокий уровень холестерина. Феминные черты характера у мужчин с ППР сопровождались эректильной дисфункцией, гиперхолестеринемией и морфофункциональными изменениями сердца. Успешная адаптация к стрессовым нагрузкам определялась вегетативным гомеостазом регуляции сердечного ритма, низким уровнем тревожности и нейротизма, амбивертностью, андрогинным психологическим полом. Доказано, что вне зависимости от характера целенаправленного ролевого поведения цена адаптации к воздействию стрессоров повседневной жизни у мужчин – выше.

Полученные результаты исследования наглядно демонстрируют стратификацию социальных и психоэмоциональных факторов риска (ФР) в развитии АГ у лиц относительно молодого возраста. При этом у женщин с АГ коррекция устранимых ФР должна быть направлена в первую очередь на снижение массы тела, а у мужчин с АГ – на стабилизацию параметров психоэмоциональной сферы. Особого внимания заслуживают мужчины с ППР, как категория лиц, многочисленные жалобы которых на нарушение деятельности сердца игнорируют врачи общей практики, так как именно в этой группе определен равный 10-летний риск смерти от ССЗ по оценке «SCORE». У всех женщин наличие внутриличностного конфликта определяет необходимость обязательной консультации психолога или психотерапевта.

Практическая значимость настоящего исследования состоит в том, что его основные положения и выводы доказывают необходимость расширенных показаний для проведения функционального исследования сердца (Эхо - КГ, суточного мониторирования АД и ЭКГ) и психодиагностического тестирования у субъективно здоровых мужчин и женщин активного трудоспособного возраста при отборе лиц на работу, связанную с эмоциональным напряжением и высоким риском развития стресс-индуцированных состояний.

Полученные в ходе исследования объективные данные об индивидуальных уровнях стрессоустойчивости, конкретные показатели функционального состояния ССС, биохимические показатели могут быть использованы при организации планов и мероприятий в деятельности «Центров здоровья по формированию здорового образа жизни у граждан Российской Федерации, включая сокращение потребления алкоголя и табака», согласно приказу Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 12 августа 2009 № 597. Результаты исследования внедрены в клиническую практику ФБУ ЦМСР УФСИН России по Тюменской области.

Материалы диссертации использованы: в подготовке учебно-методического пособия и цикла лекций по дисциплине «Физиология кровообращения» для студентов биологического факультета ГОУ ВПО «Тюменский государственный университет»; составлении лекций по неврологии для слушателей АОУ СПО «Тюменский медицинский колледж»; при разработке учебной программы авторского курса «Психоэмоциональный стресс» и «Педагогическая конфликтология» для слушателей кафедры теории и методики профессионального образования по специальностям «Преподаватель высшей школы» и «Преподаватель» ГОУ ВПО «Тюменский государственный нефтегазовый университет».

Положения, выносимые на защиту:

  1. Высокая встречаемость стресс-индуцированных состояний у субъективно здоровых мужчин и женщин активного трудоспособного возраста обуславливает практическую значимость изучения адаптационного потенциала по гемодинамическим, морфофункциональным, биохимическим показателям и анализу стрессоустойчивости.
  2. Структурно-функциональные характеристики системы кровообращения, ВНД и целенаправленного ролевого поведения демонстрируют половой диморфизм компенсаторно-приспособительных реакций организма в ответ на действие стрессоров повседневной жизни.
  3. У мужчин исполнительные механизмы физиологической адаптации отличаются высокой реактивностью, быстрым развитием артериальной гипертензии, гиперхолестеринемии, раннего атеросклероза аорты и гипертрофии левого желудочка, наряду с эректильной дисфункцией, что указывает на превалирование изменений сегментарного уровня вегетативной регуляции сердечного ритма. Установленные отличия адаптивных реакций системы кровообращения и высшей нервной деятельности у женщин связаны с изменениями надсегментарного уровня вегетативной регуляции сердечного ритма, сопровождаются низкой толерантностью к физической нагрузке, сопряжены с высокой тревожностью и распространенностью пограничных психических расстройств (неврозов).

Апробация и публикации.

Основные результаты исследования доложены и опубликованы в материалах I Всероссийской конференции «Актуальные проблемы эволюционной и популяционной физиологии человека» (Тюмень, 2001), Всероссийской научно - практической конференции, посвященной 60-летию Тюменской области (Тюмень, 2004), Всероссийского кардиологического клинико-диагностического форума (Тюмень, 2005), ежегодной научно-практической конференции с международным участием «Актуальные проблемы кардиологии» (Тюмень, 2005, 2006, 2007), XIV Всероссийского конгресса «Экология и здоровье человека» (Самара, 2009), Международного конгресса «Кардиология на перекрестке наук» (Тюмень, 2010), I Международной научно-практической конференции «Наука в современном мире» (Таганрог, 2010), Международной научно-практической конференции «Физиологические механизмы адаптации человека» (Тюмень, 2010).

По материалам диссертации опубликовано 56 научных работ, в том числе 14 – в рецензируемых журналах ВАК РФ. Результаты исследования, теоретические и методологические материалы представлены в учебном пособии «Психоэмоциональный стресс» (гриф УМО по ППО от 3. 12. 2009) и коллективной монографии «Актуальные вопросы современного образования».

Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 256 страницах машинописного текста, состоит из введения, обзора литературы, описания материалов и методов исследования, результатов исследований и их обсуждения, заключения, выводов, списка литературы, включающего 328 литературных источников, в том числе 147 на иностранных языках, приложения. Работа иллюстрирована 30 рисунками и 26 таблицами.

Клиническое психоневрологическое обследование и психодиагностическое тестирование у всех пациентов осуществил лично автор.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материалы и методы исследования

Общая характеристика группы исследования

За период с 2000 по 2008 гг. было обследовано при активном расширенном профилактическом медицинском осмотре у лиц активного трудоспособного возраста, проживающих в г. Тюмени и при самостоятельном посещении ЛПУ города – 5274 человека, 1822 женщины и 3452 мужчины в возрасте 25-55 лет. Активное, добровольное участие в исследовательской работе приняли сотрудники Муниципального унитарного предприятия жилищно-коммунального хозяйств, ОАО «Запсибгазпром» РАО «Газпром» («ЗСГП»), ОАО «Автодор», аттестованные сотрудники (гражданских специальностей) управления Федеральной службы исполнения наказаний по Тюменской области (УФСИН), ЗАО «Универсал-нефтеотдача». Группу сравнения составили военнослужащие мужчины УФСИН (151 субъект), профессиональная деятельность которых сопряжена с высоким риском развития стресс-индуцированных состояний. Практически все респонденты при первичном осмотре предъявляли жалобы, характерные для неспецифического астенического синдрома: повышенную утомляемость, нарушения сна, высокую метеозависимость, неприятные ощущения или боли различной локализации, низкое или высокое артериального давления (АД), головную боль и головокружение. Все пациенты были осмотрены: терапевтом, окулистом, хирургом, отоларингологом, урологом (мужчины), гинекологом (женщины), кардиологом, эндокринологом. Клинико-диагностическое обследование включало: измерение АД по методу Н. С. Короткова (1905), рост (Р), массу тела (МТ), ЭКГ, флюорографию органов грудной клетки, УЗИ щитовидной железы, органов брюшной полости и малого таза. Были сделаны: ОАК, ОАМ, биохимическое исследование крови (белок и белковые фракции, общий билирубин, АСТ, АЛТ, мочевину, креатинин, ОХС, глюкозу). В течение прошедшего года все респонденты оценили степень стрессовой нагрузки по шкале T. H. Holmes, R. H. Rahe (1967, 1982). Клиническое психоневрологическое обследование и психодиагностическое тестирование у всех пациентов осуществил лично автор. Основными критериями формирования экспериментальной группы стали: устойчивые базовые социальные характеристиками, низкая стрессоустойчивость индивида по шкале T. H. Holmes, R. H. Rahe (1967, 1982) и высокий уровень самоактуализации (Хьелл Л., 1997).

В группе сравнения проведен ретроспективный и проспективный анализ (от 2-х до 4-х лет динамического наблюдения) историй болезни у 151 военнослужащих мужчин (кадровых военных) УФСИН. Результаты клинического исследования фиксировали на момент увольнения сотрудника и прохождения им военно-врачебной комиссии при УФСИН России по Тюменской области.

Эхо - КГ, суточное мониторирование АД и ЭКГ («Кардиотехника - 4000») проводили на базе филиала ГУ НИИК ТНЦ СО РАМН «Тюменский кардиологический центр». О вариабельности сердечного ритма судили по данным медицинской диагностической системы «Валента». Оборудование имеет сертификат об утверждении типа средств измерений и сертификат соответствия системы сертификации ГОСТ Р ГОССТАНДАРТ России. О степени эмоционального напряжения судили по результатам анализа анамнестических данных, психодиагностическому тестированию (тест J. Taylor (1953), тест Н. J. Eysenk (1963) – EPI, тест маскулинности - фемининности S. L. Bem (1974) – которые провел автор. В процессе работы применялись общенаучные методы логического, статистического анализа и обобщения, системного и таксономического подхода, биопсихосоциального подхода, с соблюдением правил проведения биомедицинских исследований. Результаты обработаны с применением пакета статистической обработки данных макросов Microsoft Office Excel 2003, 2007. О достоверности различий судили по t-критерию Стьюдента с определением уровня значимости Р по таблицам (Лакин Г. Ф., 1990). Достоверными считали различия при уровне значимости Р < 0,05, P < 0,01, P < 0,001.

Результаты исследования и их обсуждение

1. Результаты клинико-анамнестического исследования

и индивидуальной стрессоустойчивости

у лиц активного трудоспособного возраста

В течение прошедшего года все респонденты оценили степень стрессовой нагрузки по шкале T. H. Holmes, R. H. Rahe (1967, 1982). Из экспериментальной группы исключили лиц, перенесших в течения года потерю близкого человека, развод, тюремное заключение, разъезд супругов (без оформления развода), разрыв с партнером, уход на пенсию. Методом многоступенчатого отбора из экспериментальной группы исключили лиц:

- с высокой устойчивостью к хроническому стрессу – 1253 человека;

- с пороговой и низкой устойчивостью к хроническому стрессу и сопутствующими хроническими соматическими, инфекционными заболеваниями, патологией ЦНС, репродуктивной системы, посттравматическими стрессовыми расстройствами – 2022;

- с низкой устойчивостью к хроническому стрессу и дополнительными психосоциальными факторами риска: работа вахтовым методом и по сменам; одинокие люди; лица без постоянного места работы и жительства, с признаками асоциального поведения – 503 человека.

Экспериментальную группу составили 1345 пациентов (668 мужчин и 677 женщин). Группу сравнения составили военнослужащие мужчины УФСИН (151 субъект). В течение прошедшего года все респонденты (1345 человек) оценили степень стрессовой нагрузки по шкале T. H. Holmes, R. H. Rahe (1982) выше 300 баллов. Дифференцированный анализ клинико-анамнестических данных и адаптационного потенциала выявил у 1345 лиц ряд синдромов, различающихся по разновидности симптомов дисфункции системы кровообращения, эмоционально-аффективных расстройств и установленных факторов риска.

В зависимости от уровня АД у 443 мужчин и 199 женщин впервые диагностировали АГ I-II степени. Критерии диагностики АГ соответствовали рекомендациям ВНОК (2001, 2003, 2008) и докладам ОНК по предупреждению, распознаванию, оценке и лечению повышенного артериального давления Европейского общества по артериальной гипертензии 2003, 2007 гг.

У 72 мужчин и 309 женщин выявили пограничные психические расстройства (ППР) невротического, депрессивного и психосоматического уровней, позитивно характеризующиеся тремя признаками (Ганнушкин П. Б., 1964; Вейн А. М., 2002; Карвасарский Б. Д., 2007; Смулевич А. Б., 2007):

  1. Обратимостью патологических нарушений;
  2. Психогенной природой заболевания и затяжным характером рассматриваемых явлений, сохранностью социальной адаптации индивида;
  3. Специфичностью клинических проявлений, состоящей в доминировании эмоционально-аффективных и висцеро-вегетативных расстройств.

У 153 мужчин и 169 женщин наблюдали тщательно скрываемые психоэмоциональные нарушения, соответствующие картине неспецифического астенического синдрома (АС).

Таблица 1

Показатели функционального состояния организма

мужчин и женщин 25-55 лет (M±m)

Дисфункция, пол

Показатели

Возраст

ИМТ

САД

мм рт.ст

ДАД

мм рт.ст

ЧСС

уд/мин

ИФИ

у.е.

АГ

муж.

38,57±0,43

26,74±0,19

146,89±0,47

93,94±0,59

75,74±0,55

3,07±0,01

жен.

45,49±0,33

30,47±0,31

140,21±0,70

88,30±0,68

73,12±0,71

3,10±0,02

ППР

муж.

37,21±1,01

25,84±0,43

121,47±1,40

80,14±1,19

73,56±1,16

2,54±0,04

жен.

38,53±0,39

25,68±0,22

108,45±0,69

70,97±0,50

70,65±0,50

2,28±0,02

АС

муж.

33,48±0,47

25,64±0,48

123,05±0,86

81,79±0,71

74,75±0,79

2,53±0,03

жен.

36,76±0,75

23,82±0,30

105,59±0,81

71,42±0,79

70,54±0,59

2,17±0,02

Унифицированный показатель распространенности хронического стресса среди всех пациентов составил 126,7‰ – у мужчин и 128,4‰ –у женщин, и, следовательно, указывал на равную частоту встречаемости стресс-индуцированных состояний у лиц с устойчивыми базовыми социальными характеристиками. У женщин первое место занимали ППР (58,6‰), их распространенность была в 5 раз выше, чем у мужчин. Распространенность АГ у женщин составила 37,7‰ и была в два раза ниже, чем у мужчин (84‰). Высокая распространенность АГ у мужчин- 84,0‰, и ППР у женщин- 58,6 ‰, указывала на половой диморфизм развития и течения стресс-индуцированных состояний.

Предварительная оценка адаптационного потенциала в зависимости от пола и возраста субъектов представлена в таблице 1. Оценку адаптационного потенциала у субъективно здоровых лиц при хроническом стрессе осуществили по индексу функциональных изменений (ИФИ). Индекс функциональных изменений отражает связь между миокардиально-гемодинамическим (ЧСС, САД, ДАД) и структурно-метаболическим (рост, масса тела) гоместазами, где «возраст» играет роль элемента обратной связи между двумя структурами.

У мужчин с АГ в возрасте 38,57±0,43 лет ИФИ равный 3,07±0,01 говорил о напряжении механизмов адаптации и нарушении миокардиально - гемодинамического гомеостаза за счет высоких значений САД (146,89±0,47 мм рт. ст.) и ДАД (93,94±0,59 мм рт.ст.), при индексе массы тела – 26,74±0,19 (рис. 1).

У женщин с артериальной гипертензией в возрасте 45,49±0,33 лет ИФИ составил 3,10±0,02 и соответствовал напряжению механизмов адаптации, при этом показатель «вес», равный 78,24±0,73 кг (индекс массы тела – 30,47±0,31) указывал на нарушения в системе структурно-метаболического гомеостаза (рис. 2).

Напряжение механизмов адаптации было зафиксировано у женщин и мужчин с ППР и астеническим синдромом, хотя показатели АД, роста и веса соответствовали границам физиологической нормы.

2. Исследование функционального состояния сердечно-сосудистой системы и вегетативной регуляции сердечного ритма

Система кровообращения отличается высокой реактивностью, что и определяет практически немедленное ее вовлечение в стрессовые реакции организма и играет первостепенную роль в формировании процесса адаптации. Ещё Г. Ф. Ланг (1957), А. Л. Мясников (1960), В. В. Парин (1965), П. К. Анохин (1980) и Р. М. Баевский (1988, 1997, 2000, 2004) указывали на то, что в большинстве случаев систему кровообращения можно рассматривать как индикатор адаптивных реакций целостного организма. По данным таблицы 2 у мужчин с АГ достоверных различий гемодинамических показателей в зависимости от возраста прослежено не было. Уровень САД, ДАД, ПД у мужчин с ППР и АС определялся как оптимальный параметр физиологической адаптации ССС к стрессовым нагрузкам. АД ср. у всех мужчин было выше должных величин (80-90 мм рт.ст.), что косвенно свидетельствовало о напряжении механизмов адаптации системы кровообращения. При артериальной гипертензии СО был ниже нормы, а в старших возрастных группах у мужчин с ППР находился на нижней границе нормы. У всех мужчин достоверной разницы гемодинамических показателей в зависимости от возраста прослежено не было. По данным таблицы 3 у женщин с АГ значимой разницы гемодинамических показателей в зависимости от возраста прослежено не было. При ППР у пациенток в возрастных группах 23-34 и 35-44 года уровень САД и ДАД указывал на наличие сосудистой дистонии по гипотоническому типу.

Таблица 2

Гемодинамические показатели у мужчин 25-55 лет (M±m)

Дисфункция

Возраст

(n)

Гемодинамические показатели

ЧСС

уд/мин

САД

мм рт.ст.

ДАД

мм рт.ст.

ПД

мм рт.ст.

АДср.

мм рт.ст.

СО

мл

МОК

л/мин

ПСС

у.е.

АГ

25-34

n=75

74,51±1,25

146,0±1,13

90,74±1,46

55,26±1,51

113,95±1,12

55,79±1,48

4,17±0,12

1,82±0,08

35-44

n=156

78,87±0,92

148,0±0,72

94,33±0,93

53,67±0,79

116,87±0,76

46,73±0,91

3,71±0,08

2,14±0,07

45-55

n=212

74,13±0,80

147,13±0,73

97,80±0,78

49,33±0,70

118,52±0,67

36,21±0,69*

2,71±0,06

3,08±0,09

ППР

25-34

n=24

73,57±2,13

120,63±2,04

80,02±1,94

40,61±1,67

97,07±1,80

55,16±1,71

4,04±0,16

1,50±0,07

35-44

n=33

75,36±1,62

123,54±2,41

81,49±1,91

42,06±1,45

99,15±2,01

48,69±1,48

3,68±0,15

1,77±0,12

45-55

n=15

71,69±2,40

120,28±2,08

79,08±1,87

41,19±1,56

96,39±1,80

44,46±1,62

3,19±0,14

2,01±0,13

АС

25-33 n=96

75,31±1,04

122,52±0,76

81,85±0,74

40,67±0,75

98,93±0,66

53,71±0,78

4,03±0,07

1,52±0,03

35-44

n=57

73,94±1,19

123,75±1,82

81,61±1,38

42,14±1,01

99,31±1,50

48,54±1,00

3,62±0,11

1,77±0,08





Примечание: n – число обследованных мужчин: АГ – артериальная гипертензия, ППР – пограничные психические расстройства, АС – астенический синдром. ЧСС – частота сердечных сокращений; САД – систолическое артериальное давление (АД), ДАД – диастолическое АД, ПД – пульсовое давление, АДср. – среднее АД, СО – систолический объем кровообращения, МОК – минутный объем кровообращения, ПСС – периферическое сопротивление сосудов. Уровень достоверности: Р<0,05*, Р<0,01**, Р<0,001***

Таблица 3

Гемодинамические показатели у женщин 25-55 лет (M±m)

Дисфункция

Возраст

(n)

Гемодинамические показатели

ЧСС

уд/мин

САД

мм рт.ст.

ДАД

мм рт.ст.

ПД

мм рт.ст.

АДср.

мм рт.ст.

СО

мл

МОК

л/мин

ПСС

у.е.

АГ

25-34

n=23

77,38±2,27

140,98±1,20

90,76±1,27

50,21±1,23

111,85±1,10

52,01±1,23

3,89±0,14

1,78±0,07

35-44

n=56

76,97±1,31

143,66±1,01

93,78±0,78

49,88±0,91

114,73±0,76

43,64±0,78

3,37±0,08

2,14±0,06

45-55

n=120

71,53±0,86

142,88±0,69

92,02±0,66

50,87±0,90

113,38±0,50

41,50±0,76

2,97±0,06

2,43±0,07

ППР

25-34

n=87

69,63±1,09

104,84±1,17

68,55±0,91

36,29±0,64

83,79±0,97

59,44±0,59

4,13±0,07

1,26±0,03

35-44

n=144

71,40±0,71

104,0±0,95

67,63±0,81

36,37±0,54

82,91±0,83

55,03±0,60

3,94±0,07

1,35±0,04

45-55

n=78

70,50±0,89

117,04±0,97

77,52±0,89

39,52±0,90

94,12±0,82

45,22±0,86

3,19±0,06

1,87±0,06

АС

25-34

n=75

68,13±0,89

98,85±0,94

67,12±0,90

31,73±0,90

80,44±0,91

60,15±1,27

4,12±0,09

1,23±0,04

35-44

n=61

71,09±1,11

110,0±1,30

74,49±0,91

35,51±0,92

89,40±1,27

50,56±0,83

3,62±0,09

1,57±0,05

45-55

n=33

72,59±1,05

108,89±1,63

73,30±1,87

35,58±1,17

88,25±1,68

45,54±1,56

3,31±0,12

1,75±0,12

Примечание: n – число обследованных мужчин: АГ – артериальная гипертензия, ППР – пограничные психические расстройства, АС – астенический синдром. ЧСС – частота сердечных сокращений; САД – систолическое артериальное давление (АД), ДАД – диастолическое АД, ПД – пульсовое давление, АДср. – среднее АД, СО – систолический объем кровообращения, МОК – минутный объем кровообращения, ПСС – периферическое сопротивление сосудов. Уровень достоверности: Р<0,05*, Р<0,01**, Р<0,001***

При АС у самых молодых женщин уровень САД и ДАД также указывал на артериальную гипотонию, а в старших возрастных группах соответствовал нижней границы физиологической нормы. Из расчетных показателей наиболее информативным оказалось АДср., которое было достоверно выше должных величин у всех женщин с АГ, с ППР в возрасте 45-55 лет и при АС у пациенток 35-55 лет, что свидетельствовало о состоянии функционального напряжения ССС. Уровень АД у женщин с ППР и АС соответствует артериальной гипотонии, что косвенно свидетельствовало об экономном, и в конечном итоге эволюционно оправданном типе функционирования системы кровообращения при стрессе.

Расчетные показатели центральной гемодинамики у мужчин и женщин вне зависимости от характера дисфункции были на нижней границе нормы. Именно этот факт явился определяющим для проведения расширенного функционального исследования сердечно-сосудистой системы у лиц в состоянии стресса. Поскольку значимых различий показателей центральной и периферической гемодинамики в зависимости от возраста не было выявлено, при дальнейшем анализе результатов исследования возрастной фактор не учитывали.

Суточное мониторирование артериального давления (СМАД). Суточное мониторирование артериального давления существенно расширило возможности изучения механизмов физиологической регуляции и определения влияния поведенческих факторов на артериальное давление.

Данные суточного мониторирования артериального давления у мужчин с АГ показали, что средние значения САД днем составили 143,95±0,37 мм рт.ст., САД ночью 124,42±0,51 мм рт.ст., вариабельность САД днем и ночью не превышала должных значений нормы. Минимальные значения САД днем – 116,89±0,37 мм рт.ст., в ночное время – 111,89±0,48 мм рт.ст. Максимальные значения САД день составили 172,84±0,61 мм рт. ст, ночью – 143,26±0,90 мм рт.ст. Среднее значение ДАД в дневное время было 88,58±0,28 мм рт.ст., а ночью 76,11±0,42 мм рт.ст. ДАД мин. днем было равно 67,37±0,41 мм рт.ст., а ночью минимальные значения составили 66,11±0,42 мм рт.ст. Максимальное ДАД днем и ночью, соответственно было 107,79±0,43 мм рт.ст. и 89,74±0,47 мм рт.ст. Вариабельность ДАД днем и ночью находилась в пределах нормальных показателей (ВДАД днем – 9,24±0,12 мм рт.ст., ВДАД ночью – 7,95±0,15 мм рт.ст.). Показатели АДср. были выше должных значений, и соответствовали днем – 105,95±0,28 мм рт.ст., ночью – 93,58±0,49 мм рт.ст. ПД днем – 55,37±0,33 мм рт.ст., ночью – 48,32±0,31 мм рт.ст. средние значения СИ САД составили: 13,21±0,35%, СИ ДАД 15,05±0,36%. По величине СИ выделили три группы пациентов. Оптимальная степень ночного снижения АД «dippers» – СИ 10-20% была у 37% обследованных мужчин с АГ, недостаточная степень ночного снижения АД «non-dippers» – у 40% пациентов, повышенная степень ночного снижения АД «over-dippers» – у 8%, чрезмерное снижение ДАД – у 5%, только систолического АД – у 10% пациентов. Оптимальной нагрузка давлением была у 15% мужчин с АГ, лабильное артериальное давление зафиксировано у 16% пациентов. Стойкое повышение САД и ДАД – у 58% пациентов, только диастолического – у 11% мужчин. Данные СМАД у мужчин с ППР находились в оптимальных соотношениях физиологических параметров. Средние значения СИ в этой группе были равны для САД – 15,06±0,38%, для ДАД – 16,18±0,53%. У 18% обследованных мужчин наблюдали чрезмерное снижение ДАД. У половины пациентов ИП ДАД был меньше 10, либо равен 0. У мужчин с АС измерения СМАД были характерны для суточного профиля нормотоников, за исключением СИ САД и ДАД, которые были на нижней границе значений, соответственно: 10,35±0,47% и 9,74±0,53%, у 52% пациентов зарегистрировано недостаточное снижение САД и ДАД.

По данным СМАД у женщин с артериальной гипертензией средние значения САД днем составили 151,07±0,82 мм рт.ст., САД ночью 128,93±0,96 мм рт.ст., при этом, вариабельность САД днем находилась на верхней границе нормы – 15,3±0,21 мм рт.ст., ВСАД ночью была равна 9,79±0,24 мм рт.ст. САД мин. днем – 118,43±0,81 мм рт.ст., в ночное время минимальные значения САД – 113,77±0,98 мм рт.ст. Максимальные значения САД днем составили 189,47±1,22 мм рт.ст, ночью – 146,73±1,36 мм рт.ст. Среднее значение ДАД в дневное время было 90,53±0,81 мм рт.ст., а ночью – 74,67±0,55 мм рт.ст. Вариабельность ДАД днем и ночью находилась в пределах нормальных показателей (ВДАД днем – 10,19±0,22 мм рт.ст., ВДАД ночью – 7,55±0,12 мм рт.ст.). ДАД мин. днем было равно 70,17±0,79 мм рт.ст., а ночью минимальные значения составили 64,73±0,49 мм рт.ст. Зафиксированы значения ДАД макс. днем и ночью, соответственно равные 119,49±1,09 мм рт.ст. и 87,6±0,87 мм рт.ст. Показатели АДср. днем и ночью были выше должных значений. ПД днем 60,53±0,76 мм рт.ст., а ночью 54,27±0,79 мм рт.ст. У подавляющего большинства женщин профиль СМАД был показателям амбулаторной нормотонии. Средние значения СИ для САД равны 17,63±0,46%, для ДАД – 16,80±0,60%.

В зависимости от суточного профиля АД нормальное ночное снижение АД зарегистрировано у 43% обследованных женщин с АГ, недостаточное снижение САД ночью – у 13% пациенток, ДАД – у 13%, САД и ДАД – у 7%. Чрезмерное снижение САД ночью – у 3%, ДАД – у 4%, САД и ДАД – у 17% женщин. Индекс времени САД составил 67,60±1,84%, что характерно для стойкой АГ у женщин, ИВ ДАД был показателен для лабильной АГ (45,6±1,87%). Зафиксировано стойкое повышение САД и ДАД- у 40% женщин, систолическая АГ была у 24% пациенток. Колебания САД в течение суток – у 13%, а САД и ДАД – у 14% пациенток в группе. У 9% женщин ИВ находился в оптимальных границах нормы. Гемодинамические показатели у женщин с ППР и АС находились в оптимальных границах физиологической нормы. Только значения суточного индекса явились наиболее информативными для вышеуказанной дисфункции. Оптимальная степень ночного снижения АД зафиксирована у 49% пациенток с ППР и 50% женщин с АС. Недостаточная степень ночного снижения АД зарегистрирована у 17% женщин с ППР, из них только САД было низким у 9%, ДАД – у 3%, САД и ДАД – у 4% пациенток.

Методики анализа типа суточного ритма часто различаются, поэтому литературные данные о выявленных нарушениях или частоте регистрации типа суточного ритма АД трудно сравнивать между собой.

Данные холтеровского мониторирования. Информативность холтеровского мониторирования (ХМ) была подтверждена в процессе наблюдения над группами мужчин и женщин, находившихся в состоянии стресса. Несмотря на трудности анализа ST сегмента, холтеровское мониторирование позволило оценить его изменения при повседневных и эмоциональных нагрузках. В экспериментальной группе ишемических изменений сегмента ST обнаружено не было. Значимых, угрожающих жизни нарушений ритма сердца также не было выявлено. Для оценки циркадной динамики ЧСС в течение суток рассчитывали циркадный индекс – отношение средней дневной ЧСС к средней ночной, величина которого в норме составляла 1,24-1,42 (Васюк Ю. А. и соавт., 2006). У всех пациентов с АГ и у женщин с ППР значения циркадного индекса были незначительно снижены (табл. 4).

По данным ХМ, у 433 мужчин с АГ в возрасте 38,57±0,43 лет недостаточное снижение ЧСС ночью зарегистрировано в 63% случаев. На фоне синусового ритма днем с ЧСС от 59,35±0,69 уд/мин до 135,00±0,65 уд/мин (средняя ЧСС – 86,15±0,64 уд/мин) и ночью с ЧСС от 61,15±0,66 уд/мин до 102,55±1,04 уд/мин (средняя ЧСС – 72,00±0,74 уд/мин за весь период исследования зарегистрированы следующие типы аритмий: одиночная наджелудочковая экстрасистола (НЖЭ) преимущественно днем с частотой 1-3 зафиксирована у 21% мужчин, одиночная и парная НЖЭ 1-3 в сутки – у 6% пациентов, одиночная НЖЭ и желудочковая экстрасистолы (ЖЭ) 3-6 в сутки – у 39 % обследованных мужчин, одиночные и групповые НЖЭ и ЖЭ – у 10% мужчин. Данные ХМ без аритмии – у 24% мужчин. Брадикардия выявлена у 5% обследованных мужчин, тахикардия днем и ночью – в 11% случаев, тахикардия ночью – у 15%. В течение времени наблюдения выполнены 3 фоновые нагрузки (ФН) в виде подъема по лестнице. В 14% случаев толерантность к нагрузке была низкая, в 52% случаев – средняя, в 11% - выше средней, высокая – в 23%. Причиной прекращения нагрузки стали усталость и одышка у пациента.

По данным ХМ, у 72 мужчин с ППР в возрасте 37,21±1,01 лет на фоне синусового ритма днем с ЧСС от 55,68±0,78 уд/мин до 136,16±2,57 уд/мин (средняя ЧСС – 82,47±0,87 уд/мин) и ЧСС ночью от 53,16±0,69 уд/мин до 85,63±1,75 уд/мин (средняя ЧСС ночью – 61,53±0,77 уд/мин) зарегистрированы следующие типы аритмий: одиночная НЖЭ 1-3 в сутки – у 32% пациентов, одиночная и парная НЖЭ 2-6 в сутки – у 15% мужчин. Данные ХМ без аритмии – у 28% мужчин. В течение времени наблюдения выполнены 3 фоновые нагрузки в виде подъема по лестнице. В 10% случаев толерантность к нагрузке была низкой, в 46% случаев – средней, в 37% случаев – выше средней, у 7% мужчин с ППР толерантность к физической нагрузке была высокой. Причинами прекращения нагрузок стали: усталость и одышка, головокружение.

У 153 мужчин с астеническим синдромом в возрасте 33,48±0,47 лет на фоне синусового ритма днем с ЧСС от 54,42±0,47 уд/мин до 130,25±1,54 уд/мин (средняя 80,33±0,38 уд/мин) и ЧСС ночью от 51,33±0,35 уд/мин до 82,00±0,91 уд/мин (средняя 59,75±0,37 уд/мин) зарегистрированы следующие типы аритмий: одиночная НЖЭ 1-2 в сутки – у 51% пациентов, одиночная и парная НЖЭ 1-4 в сутки – у 14% мужчин; одиночная НЖЭ и ЖЭ 1-3 в сутки – у 36 %, брадикардия ночью выявлена у 21% пациентов. Данные ХМ без аритмии – у 27% мужчин. В течение времени наблюдения выполнены 3 ФН в виде подъема по лестнице. В 45% случаев у мужчин с АС толерантность к нагрузке была средняя, в 27% случаев – выше средней, и в 28% случаев – высокой. Причиной прекращения нагрузки стала усталость.

Таблица 4

Показатели холтеровского мониторирования (M ± m)

ЧСС уд/мин

(пол)

АГ

ППР

АС

день

ЧСС ср.

муж.

86,15±0,64*

82,47±0,87

80,33±0,38

жен.

81,79±0,92

81,47±0,43

83,91±0,36

ЧСС макс.

муж.

135,00±0,65

136,16±2,57

130,25±1,54

жен.

132,79±1,74

136,47±0,57

144,55±1,08*

ЧСС мин.

муж.

59,35±0,69

55,68±0,78

54,42±0,47

жен.

59,93±0,73

58,47±0,45

61,82±0,77

ночь

ЧСС ср.

муж.

72,00±0,74*

61,53±0,77

59,75±0,37

жен.

66,50±0,72

66,80±0,44

68,64±0,65

ЧСС макс.

муж.

102,55±1,04**

85,63±1,75

82,00±0,91

жен.

87,14±1,19

91,40±0,74

89,36±1,12

ЧСС мин.

муж.

61,15±0,66

53,16±0,69

51,33±0,35

жен.

58,00±0,99

57,87±0,47

60,00±0,61

Циркадный индекс

муж.

1,21±0,01

1,34±0,01

1,35±0,01

жен.

1,23±0,01

1,22±0,01

1,27±0,01

Уровень достоверности: Р<0,05*, Р<0,01**, Р<0,001***.

По данным ХМ, у 199 женщин с АГ в возрасте 45,49±0,33 лет недостаточное снижение ЧСС ночью зарегистрировано в 21% случаев. На фоне синусового ритма днем с ЧСС от 59,93±0,73 уд/мин до 132,79±1,74 уд/мин (средняя 81,79±0,92 уд/мин) и ЧСС ночью от 58,00±0,99 уд/мин до 87,14±1,19 уд/мин (средняя 66,50±0,72 уд/мин) зарегистрированы следующие типы аритмий: одиночная НЖЭ 1-2 в сутки – у 22% пациенток, одиночная и парная НЖЭ 1-2 в сутки – у 7% женщин, одиночная НЖЭ и ЖЭ 1-5 в сутки – у 63% женщин. Данные ХМ без аритмии – у 8% женщин. В течение времени наблюдения выполнены 3 ФН в соответствие с индивидуальной программой в виде подъема по лестнице. В 14% случаев толерантность к нагрузке была низкая, в 64% случаев – средняя, в 22% случаев – выше средней. Причинами прекращения нагрузки стали усталость и одышка, головокружение, боли в области сердца.

По данным ХМ у 309 женщин с ППР в возрасте 38,53±0,40 лет на фоне синусового ритма днем с ЧСС от 58,47±0,45 уд/мин до 136,47±0,57 уд/мин (средняя 81,47±0,43 уд/мин) и ЧСС ночью от 57,87±0,47 уд/мин до 91,40±0,74 уд/мин (средняя 66,80±0,44 уд/мин) зарегистрированы следующие типы аритмий: одиночная НЖЭ с частотой 2-3 в сутки – у 33% пациенток, одиночная и парная НЖЭ 1-2 в сутки – у 7% женщин; одиночная НЖЭ и ЖЭ 2-8 в сутки – у 21 % женщин, ЖЭ от 3 до 8-10 в сутки – у 22% пациенток, данные ХМ без аритмии наблюдали у 17% женщин. В течение времени исследования выполнены 3 ФН в виде подъема по лестнице. В 39% случаев толерантность к нагрузке была низкой, в 42% случаев – средней, в 19% случаев – выше средней. Причиной прекращения нагрузки стали: усталость, одышка, боли в области сердца, головные боли, головокружение.

По данным ХМ у 169 женщин с АС в возрасте 36,76±0,74 лет на фоне синусового ритма днем с ЧСС от 61,82±0,77 уд/мин до 144,55±1,08 уд/мин (средняя ЧСС- 83,91±0,36 уд/мин) и ночью с ЧСС от 60,00±0,61 уд/мин до 89,36±1,12 уд/мин (средняя ЧСС- 68,64±0,65 уд/мин) зарегистрированы следующие типы аритмий: одиночная НЖЭ 1-2 в сутки – у 64% пациенток; одиночная НЖЭ и ЖЭ 1-3 в сутки – у 36% женщин. Были выполнены 3 ФН в виде подъема по лестнице. Толерантность к нагрузке была в 91% случаев – средняя, в 9% случаев – выше средней. Причинами прекращения нагрузок стали усталость, одышка.

Таким образом, существуют значимые половые различия изменений суточного профиля ЧСС при артериальной гипертензии. При ППР и АС у мужчин и женщин доминируют субъективные симптомы нарушения деятельности ССС в виде болевого синдрома различной интенсивности, усталости, умеренно выраженных общемозговых симптомов. У мужчин с АГ в 63% случаев зарегистрировано недостаточное снижение ЧСС ночью на фоне средней и высокой толерантности к физической нагрузке, при ППР и АС особых нарушений ЧСС выявлено не было. У женщин по данным холтеровского мониторирования вне зависимости от характера дисфункции ССС системы при ПЭС значимых аритмий и изменений ЧСС не было выявлено. Толерантность к физической нагрузке у пациенток с АГ и ППР была низкой либо средней, у женщин с АС – преобладала средняя толерантность к нагрузке.

Вариабельность сердечного ритма (ВСР). Определение ВСР может проводиться разными способами. По данным вариационной пульсометрии (табл. 5) мода являлась самым стабильным показателем сердечного ритма у обследованных женщин в диапазоне от 0,81±0,04 до 0,84±0,06 с. У мужчин с АГ и ППР значения моды были недостоверно выше, чем у женщин с аналогичной дисфункцией. Дисперсия кардиоинтервалов (Х) у всех женщин и мужчин с АГ и АС соответствовала вегетативному гомеостазу.

Таблица 5

Показатели вариационной пульсометрии (M±m)

(Пол, n=)

Показатели

Мо (с)

Х (с)

АМо

ИН

ИФИ

АГ

муж.

0,86±0,04**

0,27±0,03

56,32±3,06*

91,08±6,85

3,07±0,01

жен.

0,82±0,03

0,17±0,02

62,56±1,60*

108,44±12,98

3,10±0,02

ППР

муж.

0,88±0,05*

0,33±0,02*

48,40±2,70

109,60±13,52

2,54±0,04

жен.

0,84±0,06

0,20±0,04

51,58±2,07

78,33±14,53

2,28±0,02

АС

муж.

0,80±0,03

0,21±0,01

46,44±2,34

70,22±9,30

2,53±0,03

жен.

0,81±0,04

0,18±0,03

57,67±2,11*

101,50±17,53

2,17±0,02

Примечание: n – число обследованных пациентов совпадает с предыдущими данным.

При ППР вариационный размах указывал на незначительное преобладание тонуса парасимпатической нервной системы (ПСНС). У женщин с АГ и астеническим синдромом АМо соответствовала умеренному преобладанию тонуса симпатической нервной системы (СНС). У мужчин с артериальной гипертензией АМо характеризовала умеренное преобладание тонуса СНС и была достоверно выше, чем у мужчин с АС и ППР. Индекс напряжения регуляторных систем в экспериментальной группе указывал на нормотонические соотношения ритмограммы.

Напряжение механизмов адаптации было зафиксировано у женщин и мужчин с ППР и астеническим синдромом, хотя показатели АД, роста и веса соответствовали границам физиологической нормы. В тоже время, данные вариационной пульсометрии в этих группах свидетельствовал о нарушении вегетативного равновесия.

При сравнительной оценке диагностических заключений мы столкнулись с трудностями интерпретации показателей спектрального анализа ВСР, поскольку единой, непротиворечивой классификации частотных показателей не существует. В практической работе чаще следуют методическим рекомендациям Комиссии по клинико-диагностическим приборам и аппаратам Комитета по новой медицинской технике МЗ РФ (протокол № 4 от 11. 04. 2000 г.), либо руководствуясь заключениями ESC/ NASPE, (1996). В соответствие с руководством по практической кардиоритмографии Е. А. Березного и А. М. Рубина (1999) анализ спектральных показателей ВСР следует начинать с быстрых волн (БВ). Если мощность БВ превосходит 400 мс*мс (мс), то можно говорить о наличии влияния ПСНС на регуляцию синусового ритма. Если мощность БВ невелика, то следует перейти к анализу медленных волн второго порядка (МВ2). Порог достаточной мощности для МВ2- 225 мс*мс (мс). В зависимости от доминирующих частотных колебаний нами было выделено 6 видов заключений распределения волновых характеристик в зависимости от вегетативных влияний на сердечный ритм.

У пациентов с АГ вагосимпатический баланс определен у 19% мужчин и 16% женщин. Низкоамплитудные значения спектральных составляющих СР (ослабление влияния ВНС на сердечный ритм) зафиксированы у 22% мужчин и 6% женщин с АГ. Доминанта МВ с периодом колебаний 10-30 сек зарегистрирована у 26% мужчин и 30% женщин, МВ периода колебаний более 30 сек – у 28% мужчин и 44% женщин с АГ, что косвенно свидетельствовало об усилении влияния СНС на СР, либо вегетативном дисбалансе регуляции сердечного ритма. Ригидный ритм был выявлен у 5% мужчин и 4% женщин с АГ. У пациентов с ППР вагосимпатический баланс зарегистрирован у 52% мужчин и 20% женщин, МВ с периодом колебаний более 30 сек были зафиксированы у 48% мужчин и 80% женщин. При АС у 26% женщин выявили вагосимпатический баланс, МВ с периодом колебаний более 30 сек были зафиксированы у 45% женщин, а доминанта быстрых волн – у 29% женщин. У мужчин с АС в 68% случаев фиксировали быстрые волны с наличием дыхательной аритмии адекватной возрасту. МВ с периодом колебаний свыше 30 сек в характеризуемой группе мужчин с АС были выделены в 32% случаев.

Преобладание среднечастотной периодики LF колебаний при артериальной гипертензии соотнесено с состоянием симпатического отдела вегетативной нервной системы, в частности, системы регуляции сосудистого тонуса. Подобные характеристики наблюдали у 26% обследованных мужчин и 28% женщин с АГ. По данным Фрамингемского исследования (Singh J. P. et al., 1998) многократный логистический анализ регресса показал, что LF компонент ВСР в покое был маркером АГ у мужчин, но не у женщин. Среди нормотензивных мужчин уменьшение вариабельности сердечного ритма было связано с большим риском развития артериальной гипертензии. К. П. Воробьев (2008) указывает на существующие проблемы стандартизации кардиоинтервалограмм и вычисления показателей ВСР в зависимости от пола пациентов. В исследованиях показано, что исходные величины волн HF диапазона у мужчин и женщин равны, у женщин имеет место сниженный симпатический тонус (снижение активности LF компонента ВСР).

При анализе спектральных показателей была выявлена доминирующая активность волн VLF диапазона, преимущественно среди женщин – 44% у пациенток с АГ, в 80% случаев – у женщин с ППР и у 45% женщин с АС (в 28% случаев у мужчин с АГ, у 48% у мужчин с ППР, у 32% при АС у мужчин). Показатель VLF характеризует влияние высших вегетативных центров на сердечно-сосудистый подкорковый центр, отражает состояние нейрогуморального и метаболического уровней регуляции и может служить показателем преобладающего влияния корково-лимбических отделов головного мозга на регуляцию сердечного ритма. Преобладание ПСНС оценивали по амплитуде дыхательного, или высокочастотного пика спектра ВСР, совпадающего с циклической активностью блуждающего нерва. Оптимальный вариант адаптации ССС был выявлен только у мужчин с астеническим синдромом – в 68% случаев и у 1/3 женщин с аналогичной дисфункцией.

У мужчин с ППР и большинства женщин доминировало влияние корково - лимбических отделов головного мозга на регуляцию сердечного ритма, что во многом объясняло высокую распространенность пограничных психических расстройств. Патофизиологической основой ППР являются изменения функционального состояния глубинных структур головного мозга – расстройства функций ЛРК с вторичным снижением тонуса коры больших полушарий. Изменения в ЛРК и других структурах головного мозга обнаруживалось главным образом на субклеточном уровне, имело нейрохимический характер и связано со снижением синтеза и обмена моноаминов (Дробижев М. Ю., 2002; Сыркин А. Л., 2003; Смулевич А. Б., 2005; Gold P. W. et al., 2002

Трансторакальная эхокардиография (Эхо-КГ). Интерпретация результатов Эхо-КГ во многом зависит от квалификации специалиста. Именно эта причина побудила нас ориентироваться на стандартное заключение о размерах полостей сердца, сократительной функции ЛЖ и наличии атеросклеротических изменений стенок аорты, полученных при эхокардиографическом исследовании в В и М - режимах (табл. 6).

У мужчин с АГ: параметры аорты были равны 33,20±0,19 мм, ПЖ – 24,20±0,12 мм, ЛЖ – 49,40±0,24 мм, и соответствовали варианту нормы. Размеры ЛП – 38,58±0,23 мм, МЖЖП – 11,60±0,09 мм, ЗСЛЖ – 11,51±0,25 мм – указывали на ГЛЖ, ФВ составила 64,22±0,19%. Атеросклероз аорты выявлен у 26% больных АГ. У мужчин с ППР данные Эхо-КГ соответствовали варианту нормы. При визуализации у 48% пациентов с ППР выявлена повышенная эхогенность аорты. У 20% мужчин с АС зафиксирован гемодинамически незначимый ПМК, признаки диастолической дисфункции – у 10%, добавочная диагональная хорда в полости ЛЖ диагностирована у 15% пациентов. У женщин с АГ величины ЛП были равны 36,92±0,32 мм, МЖП – 11,32±0,12 мм, ЗСЛЖ – 11,29±0,46 мм и соответствовала начальной ГЛЖ. ФВ составила 63,01±0,32%, признаки атеросклероза аорты были у 25% пациенток.

У женщин с ППР и АС данные эхокардиографии соответствовали варианту нормы. При визуализации, у женщин с ППР в 24% выявлен ПМК, у 8% женщин – диагональная хорда, у 5% пациенток – гемодинамически незначимая дисфункция трикуспидального клапана. При ППР у мужчин преобладали субъективные симптомы нарушения деятельности ССС, в сочетании с высоким процентом (48%) повышенной эхогенности аорты, гиперхолестеринемией и эректильной дисфункцией.

Гемодинамически незначимые структурные аномалии сердца были выявлены у 45% мужчин с АС. У женщин с ППР гемодинамически незначимые структурные аномалии сердца визуализировались в 37% случаев, что, по мнению А. Б. Смулевича и др. (2005) является доказательством синдрома Да Коста – органного невроза, входящего в состав самостоятельной группы психосоматических заболеваний, которые обладают рядом клинических свойств, не присущих истерии и другим соматоформным расстройствам.

Таблица 6

Параметры Эхо-КГ у мужчин и женщин (M±m)

Показатели

Дисфункция

АГ

ППР

АС

Эхо-КГ у мужчин

Ао(мм)

33,20±0,19

31,30±0,41

31,52±0,43

ЛП(мм)

38,58±0,23

36,30±0,42

35,61±0,35

ПЖ(мм)

24,20±0,12

24,33±0,30

23,71±0,27

ЛЖ(мм)

49,40±0,24

49,64±0,38

48,39±0,24

МЖП(мм)

11,60±0,09

9,79±0,14

10,06±0,12

ЗСЛЖ(мм)

11,51±0,25

9,58±0,11

9,23±0,10

ФВ(%)

64,22±0,19

62,15±0,18

65,42±0,23

Эхо-КГ у женщин

Ао(мм)

31,07±0,34

29,32±0,29

29,14±0,22

ЛП(мм)

36,92±0,32

34,42±0,21

33,54±0,31

ПЖ(мм)

23,91±0,21

22,92±0,17

21,71±0,21

ЛЖ(мм)

47,16±0,38

45,68±0,16

45,11±0,24

МЖП(мм)

11,32±0,12

9,00±0,11

9,14±0,10

ЗСЛЖ(мм)

11,29±0,46

8,78±0,07

9,11±0,08

ФВ(%)

63,01±0,32

63,97±0,05

63,29±0,35

Примечание: Ао – аорта, ЛП – левое предсердие, ПЖ – правый желудочек, ЛЖ – левый желудочек, МЖП – межжелудочковая перегородка, ЗСЛЖ – задняя стенка левого желудочка, ФВ – фракция выброса. Различия считали достоверными при Р<0,05*, Р<0,01**, Р<0,001***

Хроническим стрессом многие ученые объясняют связь между частотой АГ и такими факторами, как социальная угнетенность, материальные трудности, профессиональные психологические перегрузки, тогда как прямая причинно-следственная связь между психосоциальным статусом и АГ не доказана. Как косвенное доказательство роли социальной защищенности часто приводят результаты наблюдений на протяжении 20 лет за 144 итальянскими монахинями, у которых уровень АД был существенно ниже в сравнении с контрольной группой работающих женщин (Timio M. et al., 1988). По данным S. B. Manuck (1994), чрезмерное повышение АД в ответ на стресс развивается у 25% лиц, причем мужчины склонны к гиперреактивности кардиогемодинамической системы больше, чем женщины. Проспективное исследование D. De Bacquer et al. (2005) не выявило ассоциированных факторов риска между высоким уровнем эмоцинального напряжения на рабочем месте, ИБС и АГ у 14 337 мужчин средних лет. Однако авторы подчеркивали значение благоприятных условий социальной среды для предотвращения ССЗ у мужчин, ссылаясь на результаты наблюдений S. H. Kuper et al. (2002, 2003), E. Brondolo et al. (2003).

В работах В. В. Гафарова и соавт. (2006, 2007), группы американских ученых P. L. Schnall, P. A. Landsbergis, T. G. Pickering (1998-2005), S. J. Bunker et al. (2003) установлена провоцирующая роль хронического стресса у мужчин в возникновении АГ и ИБС на рабочем месте. У работающих женщин при исключенных основных факторах риска АГ зафиксирован высокий уровень артериального давления в сравнении с домохозяйками (Kario K. et al., 2002). A. Azevedo et al. (2008) связывают высокую распространенность ССЗ у женщин с ППР депрессивного уровня, у мужчин подобной корреляции авторами выявлено не было.

Изучению АГ у женщин активного трудоспособного возраста уделено значительно меньше внимания по сравнению с мужчинами. В многочисленных исследованиях традиционно рассматривается реакция ССС женщины в связи с гормональными перестройками во время беременности либо реалиями преклимактерического и климактерического периода (Верткин А. Л. и др., 2003;  Адаменко А. Н. и др., 2007; Чазова И. Е., 2008; Solomon C. G., 2006; Pilote L. et al., 2007; Berends A. L. et al., 2008).

3. Определение интегративной функции ВНД и целенаправленного ролевого поведения

Тест Н. J. Eysenk (1963, 1982) косвенно позволяет определить уровень корковой активации по шкале экстраверсии-интроверсии и силу реакции вегетативной нервной системы по фактору нейротизма. Результаты тестирования установили, что у мужчин с АГ число экстравертов составляло 59%, интровертов – 14%, амбивертов – 27%. У 75% мужчин с АГ были получены средние показатели по шкале нейротизма, которые составили 12,6±0,12 баллов, у 25% мужчин зарегистрированы высокие показания по шкале нейротизма (18,2±0,08 баллов) указывающие на эмоциональную нестабильность, коррелирующую с интроверсией. У мужчин с ППР были самые высокие показатели интроверсии (84%) и тесная положительная корреляционная связь с высоким уровнем тревожности и нейротизма (средние значения в группе – 17,61±0,4 балла). При астеническом синдроме 64% мужчин были амбивертами, экстравертами – 36%. При АС рассчитаны самые низкие показания по шкале нейротизма – 8,34±0,29 балла.

У пациенток с АГ экстравертами были 33% женщин, интровертам – 31%, амбивертами – 14%. Уровень нейротизма составил 16,33±0,32 балла. Именно у женщин с АГ среди экстравертов наблюдали особую реакцию, связанную с отрицанием заболевания – «минимализаторы». Гипотетически предположили, что данное состояние пациентки было вызвано страхом потери перспектив социального и карьерного роста. У пациенток с ППР зарегистрированы самые высокие показатели интроверсии – 57% женщин, экстраверты составили – 35%, амбиверты – 8%. Уровень нейротизма был 16,54±0,19 балла. У женщин с астеническим синдромом были самые высокие показатели амбивертности – 41%, и равное число пациенток с экстравертированным и интровертированным типом (21% и 38% соответственно). Уровень нейротизма был равен 12,63±0,24 балла. Высокие показания по шкале нейротизма у женщин с АГ и ППР предопределяли высокую эмоциональную нестабильность. Н. J. Eysenk (1985) связывал экстра - и интроверсию со степенью возбуждения и торможения в ЦНС, придавая особую роль состоянию ретикулярной формации на соотношения основных нервных процессов. По мнению Н. J. Eysenk, такие качества личности как экстраверсия - интроверсия и нейротизм - стабильность ортогональны, т.е. статистически не зависят друг от друга. Б. В. Михайлов и др. (2002), Л. Н. Собчик (2007) считают, что показатель уровня нейротизма коррелирует с выраженностью эмоционального напряжения и стресса.

У мужчин самые высокие показатели уровня тревожности по шкале J. Taylor (1953) в модификации В. Г. Норакидзе (1975) зарегистрированы при ППР. Длительное наблюдение за мужчинами с ППР показало, что именно у них выявлена эректильная дисфункция с акцентуацией невротических черт личности по ипохондрическому типу. У молодых пациентов с АГ преобладал уровень тревожности средний с тенденцией к низкому (38%), в группе 35-44 лет соотношения уровней тревожности были примерно равными (от 18% до 24%), в старшей возрастной группе доминировал уровень тревожности средний с тенденцией к высокому (36%). При АС в обеих возрастных группах уровень тревожности был средний с тенденцией к низкому (50-58%). У мужчин отмечен рост тревожности с возрастом вне зависимости от характера дисфункции ССС. У женщин в возрастной группе 25-34 года самые высокие показатели уровня тревожности были у пациенток с ППР. В возрасте 35-44 у больных с АГ и ППР уровень тревожности был примерно одинаковый, самые низкие показатели наблюдали при АС. В старшей возрастной группе уровень тревожности был высоким вне зависимости от характера дисфункции ССС.

Общую стратегию развития компенсаторно-приспособительных реакций у мужчин и женщин многие исследователи рассматривают в контексте целенаправленного поведения и теории гендерных отношений.

По результатам исследования психологического пола по методу S. L. Bem (1974) установили, что для мужчин с АГ доминанта высокомаскулинных черт личности определяла типичную манеру построения взаимоотношений в социуме. Длительное наблюдение за мужчинами с пограничными психическими расстройствами показало, что именно у них происходила акцентуация на состоянии здоровья, эректильной дисфункции (84%) и доминирование высокофеминных черт характера. При АГ у женщин прослежено наличие высокомаскулинных черт личности и соответственная манера поведения. Вне зависимости от возраста, у пациенток с ППР наблюдали ярко выраженные высокофеминные черты личности. У мужчин и женщин с астеническим синдромом преобладали показатели андрогинного психологического пола.

Анализ стрессоров показал, что для мужчин с АГ и АС были важны в первую очередь карьерные установки и проблемы с финансами; на втором месте по значимости психотравмирующих ситуаций пациенты обозначали сексуальную дисгармонию (у 38% диагностирована эректильная дисфункция); на третьем месте – проблемы межличностных отношений с коллегами на работе и в семье, употребление алкоголя. Для пациентов с ППР определяющими стрессорами являлись трудности в отношениях с окружающими людьми, эректильная дисфункция (у 84% обследованных мужчин) и, как следствие, финансовые проблемы и алкоголизация. У всех мужчин уровень образования соответствовал профессиональной компетенции и удовлетворял основную потребность в самореализации личности. Практически все респонденты в качестве основного стрессора, связанного с работой называли проблемы межличностных отношений с коллегами, жесткие условия конкуренции и страх потерять доминирующую роль в социуме, а не условия организации трудовой деятельности и финансовые трудности. Мужчины были привержены доминирующему ролевому поведению в семье, хотя и допускали равные права и возможности женщин в достижении профессиональных успехов, поддерживали и одобряли карьерный рост супруги, дочери, сестры. В то же время, лучшая социальная адаптация партнерши вызывала у мужчин страх потери доминирующей роли в семье, которая компенсировалась, со слов мужчин любовно-эротическими связями вне брака.

Для всех женщин на первом месте по значимости психотравмирующих ситуаций стояли сложности в отношениях с партнером, детьми, близкими родственниками или коллегами по работе; на втором месте – изменения профессиональной ориентации или условий работы, увольнение, конфликт с начальством; на третьем месте – финансовые трудности; на четвертом – сексуальная дисгармония. Практически все опрошенные нами женщины не отрицали опыт любовно-эротических отношений вне брака. У всех женщин ПЭС сопровождался типичным внутриличностным конфликтом работающей женщины, чувством вины и заниженной самооценкой личных достижений, в сравнении с коллегами противоположного пола. Ретроспективно оценивая события жизни, женщины делали вывод о том, что не смогли реализовать мечты юности и принесли себя в жертву патриархальному укладу семейных отношений или карьере, но подобный шаг не был по достоинству оценен окружающими. При этом женщины в своих неудачах были склонны винить либо себя, либо близких им людей. Нами было доказано, что чувство вины – это субъективное ощущение собственного несовершенства, провоцируемое близким окружением женщины формирующееся на фоне вербализации конфликта.

Адаптация личности к воздействию социальных факторов окружающей среды зависит от психологического пола и гендерной идентичности индивида – культурологически определенных и закрепленных ролевых отношений в социуме. При этом как совпадение, так и инверсия биологического и психологического пола не могут быть гарантией успешной адаптации личности к постоянно меняющимся условиям внешней среды. Так, преобладание высокомаскулинных черт характера обуславливало развитие АГ у лиц обоих полов. Высокофеминный психологический пол предопределял формирование ППР, как у мужчин, так и среди женщин.

За последние 20 лет накоплены данные о половых различиях на разных уровнях: от клеточного до поведенческого. Клиническая картина многих заболеваний у пациентов-мужчин отличается от таковых у пациентов-женщин. Другой стороной рассматриваемой проблемы является гендерный подход. В отличие от термина «sex», используемого для определения биологических отличий, термин «gender» описывает те различия между полами, которые являются продуктом социального конструирования. Таким образом, мужчины и женщины отличаются, с одной стороны, своими социальными характеристиками, а с другой – биологическими (Белоусов Ю. Б. и др., 2006; Kivimaki M.et al., 2009). Общую стратегию компенсаторно-приспособительных механизмов адаптации к новой социально-культурологической и экологической среде обитания во многом определяет гендерная идентичность личности. Гендерные различия являются вторичными продуктами социальных ролей, которые поддерживают или подавляют в мужчинах и женщинах определенные стереотипы поведения. Имеющиеся исследования позволяют сделать вывод о том, что на формирование гендерных отношений и развитие у человека полоролевой идентичности оказывают влияние общество и культура, возможно, в большей степени, чем биологическая детерминанта пола (Ениколопов С. Н., Дворянчиков Н. В., 2002, 2006; Кон И. С., 2006; Ильин Е. П., 2007; Addis M. E., 2004; Eagly A. H. et al., 2006).

4. Ретроспективный и проспективный анализ адаптационного потенциала военнослужащих мужчин

Для более точной оценки роли стресса в возникновении кардиоваскулярной патологии была сформирована группа сравнения среди мужчин, профессиональная ориентация которых изначально предполагала наличие хорошей физической подготовки, высокого уровня здоровья и нервно-психической устойчивости, необходимых для прохождения службы в подразделениях УФСИН. Из экспериментальной группы исключили лиц с сопутствующими хроническими соматическими, патологией ЦНС, посттравматическими стрессовыми расстройствами. В зависимости от уровня АД у 69 военнослужащих мужчин подтвержден диагноз АГ I-II степени. На основании метода прямо опроса и анализа записей амбулаторных карт нами было установлено, что у 37 военнослужащих кратковременное, либо длительное эмоциональное напряжение вызывало стойкое повышение АД, у 32 военнослужащих подобной связи выявлено не было, но именно в этой группе преобладали лица с отягощенным семейным анамнезом по ССЗ. Таким образом, уже на начальном этапе исследовательской работы мы получили возможность выявить прямую причинно - следственную связь стресса и АГ у лиц с высокой нервно-психической устойчивостью. Достоверной взаимосвязи между экстраверсией-интроверсией и характером течения АГ у всех военнослужащих выявлено не было. У военных со стресс-индуцированной АГ наблюдали классическую роль высокого напряжение во время работы («job strain») как независимого фактора риска формирования артериальной гипертензии и коррелирующую с высоким уровнем тревожности. У военнослужащих мужчин, находящихся в середине иерархической служебной лестницы и испытывающих давление со стороны начальства и со стороны подчиненных составили группу высокого кардиогемодинамического риска – 15 респондентов.

По данным таблицы 7 у военных мужчин со стресс - индуцированной АГ зарегистрировали достоверно более раннее начало повышения АД, более ранний срок увольнения и большая продолжительность заболевания. При амбулаторном измерении АД и ЧСС достоверных различий в группах сравнения выявлено не было. У военных мужчин с АГ зафиксированы достоверно более высокие показатели ОХС – 6,48±0,19 ммоль/л и ИМТ – 30,37±0,76кг/м2 в сравнении с остальными пациентами. По данным Эхо - КГ достоверных отличий в группах сравнения выявлено не было.

Таблица 7

Кардиогемодинамические, биохимические и эхокардиогафические показатели у мужчин с АГ (M ± m)

показатели

мужчины с впервые выявленной АГ (n=443)

военные со стресс-индуцированной АГ (n=37)

военные с АГ

(n=32)

возраст на момент начала АГ

38,57±0,43

33,95±0,99**

41,75±1,02

возраст на момент обследования

38,57±0,43

40,19±1,03**

46,63±0,84

продолжительность АГ

менее 1 года

6,41±0,94

4,91±0,93

стаж службы

нет

16,65±0,95

18,78±0,93

ИМТ (кг/м2)

26,74±0,19

28,95±0,71

30,37±0,76*

ЧСС(уд/мин)

75,74±0,55

71,32±1,7

73,47±2,04

амбулаторное САД

(мм рт.ст.)

146,89±0,47

147,97±2,06

148,75±1,68

амбулаторное ДАД

(мм рт.ст.)

93,94±0,59

95,95±1,52

100,16±0,88

глюкоза (моль/л)

4,57±0,03

4,37±0,09

4,64±0,03

холестерин(моль/л)

5,76±0,05

5,59±0,21

6,48±0,19*

Ао(мм)

33,20±0,19

33,38±0,78

34,38±0,52

ЛП(мм)

38,58±0,23

37,49±0,87

38,19±0,95

ПЖ(мм)

24,20±0,12

23,92±0,44

24,47±0,55

ЛЖ(мм)

49,40±0,24

51,05±0,72

49,91±0,6

МЖП(мм)

11,60±0,09

11,08±0,28

11,75±0,29

ЗСЛЖ(мм)

11,51±0,25

10,68±0,26

11,06±0,26

ФВ(%)

64,22±0,19

62,73±1,55

63,59±0,78

Примечание: Различия считали достоверными при  Р<0,05*, Р<0,01**, Р<0,001***

Данные СМАД у военных мужчин со стресс-индуцированной АГ показали, что САД день составили 137,41±2,15 мм рт.ст., САД ночь 119,89±1,92 мм рт.ст., вариабельность САД день и ночь не превышала должных значений нормы. Значение ДАД в дневное время было 83,46±1,3 мм рт.ст., а ночью 72,14±1,52 мм рт.ст. Вариабельность ДАД днем и ночью находилась в пределах нормальных показателей. Показатель АДср. день был выше должных значений- 100,81±1,53 мм рт.ст. СИ САД составили 12,94±0,92%, СИ ДАД . 14,17±1,05%. Значения ИВ САД и ДАД превышали должные значения. Недостаточная степень ночного снижения АД зафиксирована только у 13% мужчин. У военных мужчин с АГ показатели СМАД были недостоверно выше, но именно в этой группе зарегистрированы неспецифические изменения сегмента ST на фоне недостаточного снижения АД или ЧСС ночью у 2 пациентов.

В группе военных со стойкой АГ, не связанной с эмоциональным напряжением корреляционный анализ традиционных ФР показал, что изменения суточного профиля АД и ЧСС были достоверно ассоциированы с курением, ожирением и гиперхолестеринемией. У мужчин со стабильными базовыми социальными характеристиками и у военнослужащих со стресс-индуцированной АГ при корреляционном анализе связи между основными факторами риска АГ (курение, избыточный вес, гиперхолестеринемия) и изменениями суточного профиля АД и ЧСС выявлено не было. Высокая распространенность основных факторов риска осложнений ССЗ: курение, избыточный вес, гиперхолестеринемия, и патологические изменения суточного профиля АД и ЧСС были обусловлены генетической предрасположенностью и отягощенным семейным анамнезом пациентов, когда значение психоэмоциональных и психосоциальных факторов в этой группе нивелировалось.

5. Стратификация факторов риска стресс-индуцированных состояний

Современная физиология и медицина поддерживает концепцию факторов риска развития и прогрессирования процессов дизадаптации и заболеваний. Используя принципы направленного отбора, мы исключили влияние основных факторов успешной адаптации личности при хроническом стрессе: возраста, низкого уровня образования и эффектов рабочей нагрузки и оценили значимость распространенных факторов дизадаптации (курение, избыточный вес, гиперхолестеринемия, высокий уровень тревожности) по таблицам «SCORE» и второстепенных ФР (психосоциальных и психоэмоциональных) у мужчин и женщин в состоянии хронического стресса. По данным табл. 8 уровень глюкозы в сыворотке крови у всех пациентов соответствовал оптимальным значениям физиологической нормы. Полученные нами данные свидетельствовали о том, что концентрация ОХС в сыворотке крови у мужчин и женщин с АГ и у мужчин с ППР была выше оптимальных значений. У мужчин с ППР были самые высокие показатели уровня холестерина (6,49±0,12 ммоль/л) и ведущим клиническим синдромом и определяющим стрессором у них стала диагностированная эректильная дисфункция (ЭД).

Таблица 8

Биохимические показатели у мужчин и женщин 25-55 лет (M±m)

Дисфункция

Пол/(n=)

Показатель

Глюкоза(ммоль/л)

ОХС(ммоль/л)

Артериальная гипертензия

муж (n=443)

4,57±0,03

5,76±0,05

жен (n=199)

4,86±0,05

6,10±0,09

ППР

муж (n=72)

4,40±0,02

6,49±0,12

жен (n=309)

4,24±0,03

4,39±0,04

Астенический синдром

муж (n=153)

4,17±0,04

4,78±0,06

жен (n=169)

4,44±0,05

4,38±0,06

Различия считали достоверными при  Р<0,05*, Р<0,01**, Р<0,001***

В большинстве случаев ЭД имеет психогенную природу и затрагивает механизмы психического возбуждения. При этом развитие ППР или депрессии может быть как причиной, так и следствием ЭД. Эректильная дисфункция является разнородным заболеванием, патогенетически близким к ССЗ и может оказаться дебютным клиническим проявлением сердечно - сосудистого континуума. При ЭД нарушены физическая, умственная, эмоциональная составляющие качества жизни, а также ощущение жизненных сил и здоровья в целом. У пациентов с АГ страдает только составляющая общего здоровья (Kushiro T. et al., 2005).

С помощью таблиц «SCORE» легко экстраполировать общий и относительный сердечно-сосудистый риск на возраст 60 лет, что имеет особое значение для молодых. Согласно рекомендациям Европейского общества кардиологов к пациентам высокого риска относятся больные с клиническими проявлениями ССЗ, независимо от профиля ФР, и пациенты без симптомов ССЗ, имеющие сочетание ФР, при котором 10-летний риск достигает > 5% в настоящее время или при прогнозе на возраст 60 лет. С возрастом у всех мужчин и у женщин с АГ вероятность смерти от сердечно-сосудистых заболеваний будет усугубляться на фоне неблагоприятного профиля факторов риска (курение и гиперхолестеринемия). Абсолютная вероятность смерти от ССЗ составит у всех курящих мужчин с АГ – 10%, у некурящие с АГ и у всех с ППР и АС – в среднем 6%, у женщин с АГ – курящих – 5%, некурящих – 2%.

При экстраполяции общего и относительного сердечно-сосудистого риск на возраст 60 лет у мужчин ведущим фактором дизадаптации стали – курение и артериальная гипертензия. У женщин – гиперхолестеринемия. Кибернетическая модель уровня функционирования организма человека позволила определить у женщин с АГ основной фактор риска развития осложнений ССЗ – ожирение.

Заключение

Адаптация – понятие чрезвычайно широкое, включающее большой объем медико-биологических, социальных, психологических и философских проблем. В ходе естественного течения жизни человека в условиях современного постиндустриального общества процесс адаптации происходит через компенсацию к условиям хронического напряжения и формирования пограничных психических расстройств и стресс-индуцированных состояний.

Нарушения вегетативных функций являются постоянными и наиболее ранними признаками развития стресс-индуцированных состояний. Вегетативная нервная система характеризуется высокой лабильностью, и изменения её функций в норме варьируют в большом диапазоне, обеспечивая текущую деятельность организма. Патологическими считаются такие изменения вегетативной регуляции, которые не выполняют адаптивные функции и устойчиво сохраняются длительное время.

У большинства мужчин и женщин в состоянии хронического стресса были зарегистрированы объективные признаки вегетативной дисфункции по данным бифункционального мониторирования АД и ЧСС, анализе ВСР. При этом, корреляционной связи изменения уровней регуляции ритма сердца и вариабельности АД при применении различных методов исследования выявлено не было. Анализ заключений СМАД у мужчин с АГ свидетельствовал о высокой активности СНС (у 50% мужчин с АГ отмечено стойкое повышение АД в течение суток, с худшим прогнозом в сравнении с женщинами за счет недостаточного снижения АД ночью – у 40% мужчин). Недостаточное снижение ЧСС ночью у 63% мужчин выявленное при ХМ служило доказательством изменения сегментарного уровня регуляции СР. В то время как специфических изменений волновых характеристик при вариабельности сердечного ритма зафиксировано не было. Следует отметить и тот факт, что корреляционной связи между зарегистрированной по ХМ тахикардией и повышением АД, прослежено не было. У мужчин с АС успешная адаптация ССС к стрессовым нагрузкам определялась вегетативным гомеостазом и преобладанием тонуса ПСНС в регуляции ритма сердца. У женщин, вне зависимости от характера дисфункции доминировали субъективные симптомы нарушения деятельности ССС при оптимальных соотношениях суточного профиля ЧСС на фоне плохой переносимости физической нагрузки. По данным СМАД у всех женщин вне зависимости от характера дисфункции зафиксировано достоверно более высокое АД (Р<0,01**) в сравнении с офисным измерением, что может быть расценено как объективное свидетельство более высокой степени эмоционального напряжения у них, и следовательно, показанием для расширенного назначения СМАД у женщин при диагностике стресс-индуцированных состояний.

Таким образом, было установлено, что при хроническом стрессе повседневной жизни существуют значимые половые различия функционирования системы кровообращения, при которых у женщин прослежен оптимальный вариант адаптации ССС к длительным эмоциональным и социальным нагрузкам на фоне надсегментарных нарушений регуляции СР и АД. В то время как у мужчин преобладают нарушения сегментарного уровня регуляции сердечного ритма.

Было установлено, что тип ВНД определяется в зависимости от соотношения показателей экстраверсии-интроверсии, нейротизма и тревожности. Наши исследования установили взаимосвязь между типом ВНД у мужчин с АГ (доминировали экстравертированные личности с высоким уровнем нейротизма), и у мужчин и женщин с ППР (преобладали интровертированные личности с высоким уровнем нейротизма и тревожности). Сочетание высокой и очень высокой тревожности и интроверсии предопределяло у мужчин и женщин с ППР ипохондрический тип течения заболевания с ярко выраженными соматоформными расстройствами деятельности ССС.

Учитывая, что в регуляторных процессах адаптации детерминирующая роль, согласно принципам И. П. Павлова, принадлежит ВНД, Ф. Б. Березин (1988) утверждал, что с физиологической точки зрения, психическая адаптация в целом представляет собой перестройку динамического стереотипа поведения. Принцип динамического стереотипа определен И. П. Павловым (1927), как устойчивая система внутренних процессов в нервной системе, формирующихся под влиянием внешнего стереотипа повторяющихся средовых воздействий и перестраивающихся на основе закона суммации временных связей при соответственном изменении стереотипа воздействий среды. При исследовании физиологических основ психической деятельности человека на основании анализа целенаправленного ролевого поведения нами было показано, что ориентация личности на традиционные патриархальные ценности приводит к формированию гендерного стереотипа, существенно снижающего адаптивные возможности, как у мужчин, так и среди женщин. Вытеснение доминирующего гендерного стереотипа под влиянием актуальных потребностей новой социально - культурологической среды у взрослого человека неизбежно влечет к формированию стресс - индуцированных состояний у лиц обоего пола.

В тоже время, при обсуждении роли ВНД в формировании физиологических феноменов адаптации было установлено, что вне зависимости от характера целенаправленного ролевого поведения цена адаптации к воздействию хронического стресса у мужчин выше. У всех курящих мужчин вне зависимости от характера дисфункции и у некурящих мужчин при АГ и ППР существует равный 10-летний риск смерти от ССЗ по оценке «SCORE». У мужчин с ППР были самые высокие показатели уровня холестерина (6,49±0,12 ммоль/л) и ведущим клиническим синдромом и определяющим стрессором являлась эректильная дисфункция (ЭД).

Полагаем, что складывающееся в современной науке представление о патогенетической идентичности физиологического стресса, пограничных психических расстройств и психосоматических состояний нашло подтверждение в нашем исследовании. Закономерности, установленные нами демонстрируют адекватность положений теории адаптации человека применительно к представителям конкретных демографических групп обоего пола. Выделенные нами параметры адаптационного потенциала системы кровообращения и ВНД, несут интегральную информацию об особенностях ее физиологической организации и проявляются не в случайных (эпизодических) взаимодействиях со средой, а отражают достаточно устойчивую, типичную индивидуальную манеру компенсаторно-приспособительной реакций организма человека в ответ на действие стрессоров повседневной жизни.

Выводы

  1. Дифференциальный анализ клинико-анамнестических данных и адаптационного потенциала выделил ряд синдромов, различающихся по характеру установленных факторов риска и разновидности симптомов дисфункции ССС. Высокая распространенность АГ у мужчин, и ППР (преимущественно в виде синдрома Да Коста) у женщин, указывала на половой диморфизм компенсаторно-приспособительной реакции системы кровообращения в ответ на действие стрессоров повседневной жизни.
  2. Индекс функциональных изменений у женщин с АГ указывал на нарушения в системе структурно - метаболического гомеостаза. ИФИ у мужчин с АГ говорил о напряжении механизмов адаптации и нарушении миокардиально - гемодинамического гомеостаза за счет высоких значений САД и ДАД.
  3. У мужчин и женщин с АГ определены типичные изменения суточного профиля АД, но только у 37% мужчин и 43% женщин наблюдали оптимальную степень снижения АД. По данным СМАД у всех женщин вне зависимости от характера дисфункции зафиксировано достоверно более высокое АД (Р<0,01**) в сравнении с офисным измерением. При ХМ у мужчин с АГ в 63% случаев зарегистрировано недостаточное снижение ЧСС ночью, подтверждающее нарушение сегментарного уровня регуляции СР.
  4. У большинства мужчин и женщин в состоянии хронического стресса были зарегистрированы объективные признаки вегетативной дисфункции по данным суточного мониторирования АД и ЧСС, анализе ВСР. Анализ заключений СМАД у мужчин с АГ свидетельствовал о гиперактивности СНС, в то время, как специфических изменений волновых характеристик при анализе ВСР у них зафиксировано не было. У мужчин и большинства женщин с ППР при анализе частотных характеристик ВСР доминировало влияние корково-лимбических отделов головного мозга на регуляцию сердечного ритма. У мужчин с АС успешная адаптация ССС к стрессовым нагрузкам определялась вегетативным гомеостазом и преобладанием тонуса ПСНС в регуляции ритма сердца.
  5. Обнаруженные эхокардиографические признаки начальной ГЛЖ у мужчин и женщин с впервые диагностированной АГ свидетельствовали о более раннем вовлечении морфофункциональных параметров сердца в развитие компенсаторно-приспособительной реакций на повышение АД, в сравнении с сосудистым компонентом. Практически у половины мужчин с ППР и АС и у 1/3 женщин с ППР выявлены признаки гемодинамически незначимых морфологических изменений сердца.
  6. Полученные данные, демонстрируют ведущую роль хронического стресса, как независимого фактора риска возникновения АГ у мужчин. Но, у военнослужащих стресс-индуцированная АГ ассоциировалась, прежде всего, с высоким уровнем тревожности. Высокая распространенность основных факторов риска (курение, избыточный вес, гиперхолестеринемия, и патологические изменения суточного профиля АД и ЧСС) в контрольной группе у мужчин была обусловлена отягощенным семейным анамнезом и генетической предрасположенностью к ССЗ, когда значение психоэмоциональных и социальных стрессоров нивелировалось.
  7. Концентрация ОХС в сыворотке крови у мужчин и женщин с АГ и у мужчин с ППР была выше оптимальных значений. У мужчин с ППР выявлено сочетание высокого процента повышенной эхогенности аорты, гиперхолестеринемии (6,49±0,12 ммоль/л) и эректильной дисфункции.
  8. Отличительной особенностью патогенеза АГ у обследованных нами мужчин явилось становление субъективного чувства страха потери доминирующей роли в социуме. У мужчин в роли ведущего стрессора и развития клинического синдрома с ППР выступала эректильная дисфункция. У всех женщин стресс сопровождался типичным внутриличностным конфликтом работающей женщины, чувством вины и заниженной самооценкой личных достижений, в сравнении с коллегами противоположного пола.
  9. Близость конкретных характеристик ВНД: темперамента, экстраверсии - интроверсии, нейротизма и целенаправленного ролевого поведения обуславливали сходство физиологических проявления адаптации и дизадаптации ССС у мужчин и женщин при хроническом стрессе. Сочетание экстраверсии, высоких показателей нейротизма, высокомаскулинный психологический пол у мужчин и женщин провоцировали развитие артериальной гипертензии. С другой стороны, интроверсия, высокий уровень тревожности и высокофеминные черты личности предопределяли развитие ППР у лиц обоих полов.
  10. Успешная адаптация к стрессовым нагрузкам определялась вегетативным гомеостазом регуляции сердечного ритма, низким уровнем тревожности и нейротизма, амбивертностью, андрогинным психологическим полом.

Список опубликованных работ

Публикации в рецензируемых журналах ВАК РФ:

  1. Распространенность патологии сердечно-сосудистой системы и пограничных нервно-психических расстройств у лиц трудоспособного возраста, работающих на различных предприятиях г. Тюмени / В. С. Соловьев, С. В. Соловьева, А. Г. Наймушина, Т. В. Новоселева // Вестник Тюменского государственного университета. – 2004. – №3. – С. 120-123.
  2. Особенности гемодинамических показателей у лиц, находящихся в состоянии психологического стресса / А. Г. Наймушина, С. В. Соловьева, И. Г. Долгова, В. С. Соловьев // Вестник Тюменского государственного университета. – 2005. – №1. – С. 225-232.
  3. Диагностика гипертрофии миокарда левого желудочка по данным электрокардиографии с использованием автоматизированного компьютерного анализа / Е. А. Мартынова, В. А. Кузнецов и др… А. Г. Наймушина // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. – 2005. – Том 4. – №S2. – С. 205а-205.
  4. Диагностика гипертрофии миокарда левого желудочка по данным электрокардиографии с использованием автоматизированного компьютерного анализа / Е. А. Мартынова, В. А. Кузнецов и др… А. Г. Наймушина // Вестник аритмологии. – 2005. – №39-1. – С. 69.
  5. Влияние фактора пола на гемодинамические параметры при различных психосоматических состояниях / В. С. Соловьев, С. В. Соловьева, А. Г. Наймушина // Вестник аритмологии. – 2005. – №39-1. – С. 92-93.
  6. Диагностика синкопальных состояний у лиц трудоспособного возраста / А. Г. Наймушина // Вестник аритмологии. – 2005. – №39-1. – С. 129-131.
  7. Информативность холтеровского мониторирования у мужчин и женщин при психоэмоциональном стрессе / С. В. Соловьева, Е. А. Мартынова, А. Г. Наймушина // Вестник аритмологии. – 2005. – №39-1. – С. 136-138.
  8. Возрастные и половые аспекты изучения адаптивных свойств кардиогемореспираторной системы / В. С. Соловьев, А. В. Елифанов и др…А. Г. Наймушина // Бюллетень Сибирской медицины. – 2005. Том 4. – С. 142-143.
  9. Особенности психофизиологического статуса у мужчин и женщин трудоспособного возраста с артериальной гипертензией и неврозами / А. Г. Наймушина // Вестник Тюменского государственного университета. – 2007. – №6. – С. 36-42.
  10. Физиологические и психофизиологические механизмы полового диморфизма экологической адаптации у лиц со стабильными базовыми социальными характеристиками / А. Г. Наймушина, С. В. Соловьева // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – 2009. – Том 11. – №1 (5). – С. 997-1002.
  11. Распространенность факторов риска артериальной гипертензии у мужчин в открытой популяции города Тюмени / А. Г. Наймушина // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – 2009. – Том 11. – №1 (6). –С. 1178-1182.
  12. Адаптивные варианты реакции системы кровообращения и высшей нервной деятельности у мужчин с артериальной гипертензией и пограничными психическими расстройствами / А. Г. Наймушина // Фундаментальные исследования. – 2010. – №5. С. 48-52.
  13. Психофизиологические механизмы экологической адаптации / А. Г. Наймушина // Фундаментальные исследования. – 2010. – №6. С. 76-81.
  14. Физиологические механизмы компенсаторно-приспособительных реакций системы кровообращения у жителей Севера Тюменской области и г. Тюмени / С. В. Соловьева, С. В. Панин, А. Г. Наймушина // Фундаментальные исследования. – 2010. – №7. С. 76-80.

Работы, опубликованные в рецензируемых журналах и материалах конференций (Всероссийских, Международных)

  1. Состояние гемодинамических показателей у женщин с астеническим синдромом / А. Г. Наймушина, В. С. Соловьев // Актуальные теоретические и практические аспекты сохранения и восстановления здоровья человека: Сборник научных трудов. – Тюмень: «Вектор - Бук», 2000. – С. 122-130.
  2. Состояние вегетативного гомеостаза у женщин с различным типом течения неврастении / А. Г. Наймушина, В. С. Соловьев // Актуальные теоретические и практические аспекты сохранения и восстановления здоровья человека: Сборник научных трудов. – Тюмень: «Вектор - Бук», 2000. – С. 168-175.
  3. Невроз – адаптационно-приспособительная реакция организма на стресс / А. Г. Наймушина // Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции «Медико-биологические и экологические проблемы здоровья человека на Севере». – Сургут: Сургутский госуниверситет, 2000. – С 164-167.
  4. Соматоформные расстройства деятельности сердечно- сосудистой системы у женщин с неврастенией / А. Г. Наймушина / Материалы международной конференции «Актуальные проблемы оптимизации медицинского и социального обеспечения работников газовой промышленности». – Тюменский медицинский журнал. – 2001. – №2. – С. 24-25.
  5. Распространенность патологии сердечно- сосудистой системы среди сотрудников ОАО «Запсибгазпром» / С. Г. Бердинских, А. Г. Наймушина, С. А. Доронина // Материалы международной конференции «Актуальные проблемы оптимизации медицинского и социального обеспечения работников газовой промышленности». – Тюменский медицинский журнал. – 2001. – №2. – С. 26.
  6. Современные методы диагностики, контроля лечения и реабилитации больных с миомой матки у работников ОАО «Запсибгазпром» /Е. Г. Семенова, А. Г. Наймушина // Материалы международной конференции «Актуальные проблемы оптимизации медицинского и социального обеспечения работников газовой промышленности». – Тюменский медицинский журнал. – 2001. – №2. – С. 48-49.
  7. Анализ современных подходов к теории возникновения эмоций / А. Г. Наймушина // Материалы I Всероссийской конференции «Актуальные проблемы эволюционной и популяционной физиологии человека». – Тюмень, 2001. – С. 78-80.
  8. Социальные факторы риска артериальной гипертонии у лиц трудоспособного возраста / А. Г. Наймушина // Материалы межрегиональной научно-практической конференции «Проблемы общественного здоровья и здравоохранения – 2003». – Тюмень: Изд-во «Академия», 2004. – С. 58-59.
  9. Перспективы оказания медицинской помощи сотрудникам уголовно-исполнительной системы по Тюменской области / А. Г. Наймушина, Ю. Е. Подшивалов // Материалы межрегиональной научно-практической конференции «Проблемы общественного здоровья и здравоохранения – 2003». – Тюмень: Изд-во «Академия», 2004. – С. 56-57.
  10. Физиологические и психофизиологические параметры жителей северного города в процессе адаптации / Т. В. Новоселева, С. В. Соловьева, А. Г. Наймушина // Вестник Южно-Уральского госуниверситета. Серия: Образование. Здравоохранение и физическая культура. – 2004. – №6. – С. 70-80.
  11. Исследование качества жизни жителей северного города / Т. В. Новоселева, А. Г. Наймушина, С. В. Соловьева и др. // Вестник Курганского госуниверситета. – 2004. – №1. – С. 84-85.
  12. Психосоматическая оценка работоспособных жителей северных городов Тюменской области / А. Г. Наймушина, Т. В. Новоселева, С. В. Соловьева // Труды IX Всероссийского конгресса «Экология и здоровье человека». – Самара, 2004. – С. 190-191.
  13. Исследование адаптивных свойств жителей северного города / А. Г. Наймушина, Т. В. Новоселева, С. В. Соловьева, В. С. Соловьев // Сборник трудов. Здоровьеобразующая среда и здоровый ребенок. – Тюмень, 2004. – С. 122-123.
  14. Соотношение качества риска с напряжением механизмов адаптации у рабочих северного города / Т. В. Новоселева, А. Г. Наймушина, С. В. Соловьева и др. // Медицинская наука и образование Урала. – 2004. – №3-4. – С. 204-205.
  15. Адаптивные функциональные перестройки организма жителей северного города / Т. В. Новоселева, А. Г. Наймушина, С. В. Соловьева и др. // Сборник трудов. Здоровье и экология человека на Севере. – Н-Вартовск, 2004. – С. 91-92.
  16. Автоматизированный компьютерный анализ ЭКГ в диагностике гипертрофии миокарда левого желудочка / Е. А. Мартынова, В. А. Кузнецов и др… А. Г. Наймушина // Материалы Российского национального конгресса кардиологов «Российская кардиология: от центра к регионам». Приложение 2 к журналу «Кардиоваскулярная терапия и профилактика». – 2004. – Том. 3. – №4. – С. 311.
  17. Распространенность патологии сердечно-сосудистой системы и пограничных нервно-психических расстройств у лиц трудоспособного возраста / А. Г. Наймушина, С. В. Соловьева, Т. В. Новоселева // Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 60 - летию Тюменской области. – Тюмень: Изд-во «Вектор - Бук», 2004. – С. 238-239.
  18. Комплексное исследование резистентных свойств женского организма в неблагоприятных условиях среды / В. С. Соловьев, С. В. Соловьева и др…А. Г. Наймушина // Материалы Международного научного симпозиума «Югра - гемо» 30-31 октября 2003 года. – Ханты-Мансийск: ГП «Полиграфист», 2004. – С. 72-77.
  19. Влияние фактора пола на параметры суточного мониторирования ЭКГ и артериального давления при психоэмоциональном стрессе / А. Г. Наймушина, С. В. Соловьева, В. А. Кузнецов и др. // Сборник тезисов докладов XII научно- практической конференции с международным участием «Актуальные проблемы кардиологии». – Тюмень, 2005. – С. 79-82.
  20. Психофизиологические и кардиологические маркеры эректильной дисфункции у мужчин с неврозом / А. Г. Наймушина // Сборник тезисов докладов XIII научно- практической конференции с международным участием «Актуальные проблемы кардиологии». – Тюмень, 2006. – С. 97.
  21. Кардиологичесие аспекты психоэмоционального стресса (ПС) по данным ЭХО-КГ / А. Г. Наймушина, Е. А. Мартынова, С. В. Соловьева и др. // Сборник тезисов докладов XIII научно-практической конференции с международным участием «Актуальные проблемы кардиологии». – Тюмень, 2006. – С. 98-99.
  22. Соматоформные расстройства (органные неврозы): изменения суточного профиля артериального давления и Эхо- КГ / А. Г. Наймушина, Е. А. Мартынова, С. В. Соловьева и др. // Сборник тезисов XV Международного кардиологического допплеровского общества. – Тюмень, 2006. – С. 174.
  23. Комплексная оценка кардиореспираторной системы горожан Тюменской области с различным качеством жизни / В. С. Соловьев, С. В. Соловьева и др…А. Г. Наймушина // Материалы 13 Международного конгресса по приполярной медицине. – Бюллетень Сибирского отделения РАМН, 2006. – С. 194-195.
  24. Прогностические изменения вариабельности сердечного ритма при психоэмоциональном стрессе / А. Г. Наймушина // Сборник тезисов докладов XIV  ежегодной научно- практической конференции с международным участием «Актуальные проблемы кардиологии» с III Международным симпозиумом по эхокардиографии  и сосудистому ультразвуку. – Тюмень, 2007. – С. 151.
  25. Влияние фактора пола на прогностические изменения вариабельности сердечного ритма при психоэмоциональном стрессе / А. Г. Наймушина // Сборник научных статей «Физиологические механизмы регуляции функций у представителей различных популяций человека». – Тюмень: Изд-во «Тюменский государственный университет», 2008. – С. 114-118.
  26. Влияние фактора пола на процессы адаптации у лиц с устойчивыми базовыми характеристиками в состоянии психоэмоционального стресса / А. Г. Наймушина, С. В. Соловьева // Современные наукоемкие технологии. – 2009. – №12. – С. 57-60.
  27. Распространенность стресс-индуцированной артериальной гипертензии в открытой популяции Тюмени у лиц с устойчивыми базовыми социальными характеристиками / А. Г. Наймушина, С. В. Соловьева // Материалы «I Евразийского конгресса кардиологов и III Национального конгресса кардиологов Казахстана». – Казахстан, 2009. – С. 84-85.
  28. Половой диморфизм стресс-индуцированной артериальной гипертензии. Дифференциальный подход коррекции артериального давления в зависимости от гендерной идентичности личности / А. Г. Наймушина // Российская конференция «Артериальная гипертония: спорные и нерешенные вопросы». – Клиническая медицина. Приложение №1. – 2010. – С. 62.
  29. Стратификация факторов риска артериальной гипертензии у мужчин со стабильными базовыми социальными характеристиками в открытой популяции Тюмени / А. Г. Наймушина // Российская конференция «Артериальная гипертония: спорные и нерешенные вопросы». – Клиническая медицина. Приложение №1. – 2010. – С. 63.
  30. Влияние фактора пола на процесс адаптации личности к условиям современной техногенной цивилизации / А. Г. Наймушина // Материалы научно-практической конференции «Традиционная и техногенная цивилизация: проблемы взаимодействия». – Тюмень: ТюмГНГУ, 2010. – С. 212-216.
  31. Сравнительный анализ факторов риска артериальной гипертензии у мужчин различных социально-экологических групп / А. Г. Наймушина // Материалы Международного конгресса «Кардиология на перекрестке наук». – Тюмень, 2010. – С. 194-196.
  32. Сравнительный анализ параметров гемодинамики и психоэмоционального напряжения у мужчин различных социально-экологических групп с артериальной гипертензией / А. Г. Наймушина // Материалы I Международной научно-практической конференции «Наука в современном мире». – М.: Изд-во «Спутник+», 2010. – С. 65-69.
  33. Теория и практика стресс-менеджмента в системе подготовки преподавателя высшей профессиональной школы в рамках дисциплины «психоэмоциональный стресс» / А. Г. Наймушина // Департамент профессионального образования. – 2010. – №8. – С. 69-71.
  34. Парадигма экологической адаптации / А. Г. Наймушина // Материалы Международной научно-практической конференции «Физиологические механизмы адаптации человека». – Тюмень: «Лаконика», 2010. – С. 347-351.
  35. Физиологические и психосоциальные механизмы адаптивных реакций системы кровообращения у жителей Севера Тюменской области и г. Тюмени / А. Г. Наймушина, С. В. Соловьева // Материалы Международной научно-практической конференции «Физиологические механизмы адаптации человека». – Тюмень: «Лаконика», 2010. – С. 395-398.
  36. Физиологические и психосоциальные механизмы адаптивных реакций у жителей Севера Тюменской области и города Тюмени / С. И. Квашнина, А. Г. Наймушина, В. С. Соловьев и др. // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований – 2010. – №11. – С. 38-40.

Монография:

  1. Наймушина, А. Г. Здоровьесберегающие технологи в современном образовании. Социально-психологические и медико-биологические аспекты формирования здоровьесберегающей среды вуза / Актуальные вопросы современного образования: монография / под ред. Д. Ю. Трушникова. – Тюмень: ТюмГНГУ, 2010. С. 325-344.
  2. «Актуальные вопросы современного образования: электронное издание: коллективная монография». Рег.св-во. № 19716 от 8 июля 2010 г. Рег. номер 0321001353.

Учебное пособие (гриф УМО по ППО от 3. 12. 2009):

Психоэмоциональный стресс: учебное пособие / А. Г. Наймушина. – Тюмень: ТюмГНГУ, 2010. – 112 с. ISBN 978-5-9961-0175-7.

Учебно-методические пособия:

Артериальное давление: учебно-методическое пособие/ А. Г. Наймушина, С. В. Соловьева, О. Л. Ковязина. – Тюмень: Изд-во «Тюменский государственный университет», 2007. – 67 с.

Методические указания:

  1. Оценка функционального состояния сердечно-сосудистой системы при эмоциональном напряжении: методические указания/ А. Г. Наймушина, О. Л. Ковязина, С. В. Панин. – Тюмень: Изд-во «Тюменский государственный университет», 2000. – 38 с.
  2. Парадигмы психоэмоционального стресса: методические указания / А. Г. Наймушина, С. В. Соловьева. – Тюмень: Изд-во «Ризограф», 2006. – 52 с.

Практические рекомендации

  1. При обследовании лиц высокой социально-биологической ценности необходимо иметь ввиду не только низкую информативность рутинных методов диагностики ССЗ и ППР, но и присутствие субъективные факторов профилактического медицинского осмотра: отрицание симптомов заболевания пациентом, вследствие страха потери работы,  формальное отношение медицинского персонала к проведению медицинского обследования (дефицит времени, низкая материальная заинтересованность и пр.).
  2. При осуществлении профессионального отбора лиц с высокой степенью психоэмоционального напряжения необходимо расширить показания для проведения функционального исследования сердца (Эхо - КГ, суточного мониторирования АД и ЭКГ) и психодиагностического тестирования.
  3. При составлении лечебных и реабилитационных программ у лиц с высокой степенью психоэмоционального напряжения следует учитывать гендерные особенности структурно-функциональных характеристик системы кровообращения, ВНД и целенаправленного ролевого поведения у лиц активного трудоспособного возраста в ответ на действие стрессоров повседневной жизни. При этом, у женщин с АГ коррекция устранимых ФР должна быть направлена в первую очередь на снижение массы тела, а у мужчин с АГ – на стабилизацию параметров психоэмоциональной сферы.
  4. Врачам общей практики при осуществлении диагностических и лечебно-профилактических мероприятий у мужчин с пограничными психическими расстройствами (ипохондрическим неврозом) необходимо учитывать, что многочисленные жалобы на нарушение деятельности сердца уданной категории пациентов имеют обоснованный высокий равный 10-летний риск смерти от ССЗ по оценке «SCORE» - в сопоставлении с курящими мужчинами с АГ аналогичного возраста.
  5. У всех женщин с типичным внутриличностным конфликтом имеется наибольшая восприимчивость к психологическому консультированию и психотерапевтическому воздействию. В связи с этим необходима дополнительная реорганизация трудовой деятельности в виде: посещения тренингов профессионального роста, самостоятельном освоении программы тайм - менеджмента.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

АГ - артериальная гипертензия

АД - артериальное давление

АД ср. - среднее гемодинамическое давление

АМо - амплитуда моды

Ао - аорта

ACC/AHA - American College of Cardiology/American Heart Association

АС - астенический синдром

БВ - быстрые волны

ВАР - вариационный размах (Х)

ВДАД - вариабельность ДАД

В - возраст

ВНД - высшая нервная деятельность

ВНОК - Всероссийское научное общество кардиологов

ВНС - вегетативная нервная система

ВСР - вариабельность сердечного ритма

ВСАД - вариабельность САД

ДАД - диастолическое артериальное давление

ЗСЛЖ - задняя стенка левого желудочка

ИВ - индекс времени

ИН - индекс напряжения регуляторных систем

ИП - индекс площади

ИФИ - индекс функциональных изменений

ЛЖ - левый желудочек

ЛП - левое предсердие

МВ1 - медленные волны первого порядка

МВ2 - медленные волны второго порядка

МЖП - межжелудочковая перегородка

Мо (с) - мода

ПД - пульсовое давление

ПЖ - правый желудочек

ППР - пограничные психические расстройства

ПСНС - парасимпатическая нервная система

ПСС - периферическое сопротивление сосудов

ПЭС - психоэмоциональный стресс

САД - систолическое артериальное давление

СИ - суточный индекс

СНС - симпатическая нервная система

СМАД - суточное мониторирование артериального давления

СР - сердечный ритм

ССЗ - сердечно-сосудистые заболевания

ССС - сердечно- сосудистая система

ФВ - фракция выброса

ФР - факторы риска

ХМ - холтеровское мониторирование

ЧСС - частота сердечных сокращений

ЭД - эректильная дисфункция

Эхо-КГ - эхокардиография






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.