WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Кособрюхов Анатолий Александрович

АДАПТАЦИОННЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ФОТОСИНТЕЗА

ПРИ ПОВЫШЕННОЙ КОНЦЕНТРАЦИИ СО2

03.00.12 – физиология и биохимия растений

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Москва – 2008

Работа выполнена в лаборатории экологии и физиологии фототрофных организмов Института фундаментальных проблем биологии Российской академии наук

 

Научный консультант:        доктор биологических наук,

  Биль Карл Яковлевич
             

Официальные оппоненты:        доктор биологических наук, профессор  Ниловская Нина Тихоновна

   доктор биологических наук, профессор

  Марковская Евгения Федоровна 

  доктор биологических наук, профессор

  Гинс Валентина Карловна


             

Ведущая организация:  Главный ботанический сад им. Н.В. Цицина РАН                   

Защита диссертации состоится «16» декабря  2008 г. в ___ час. ___ мин. на заседании диссертационного совета Д220.043.08  при ФГОУ ВПО «Российский государственный аграрный университет – МСХА имени К.А. Тимирязева» по адресу: 127550, Москва, ул. Тимирязевская, 49

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке ФГОУ ВПО «Российский государственный аграрный университет – МСХА имени К.А. Тимирязева»

Автореферат разослан «___»_______________2008 г. 

Автореферат размещен на сайте ВАК www.vak.gov.ru

Ученый секретарь

диссертационного cовета Белопухов С.Л.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы Одной из основных особенностей середины–конца ХХ и начала ХХI века является глобальное повышение концентрации СО2 [CO2] в атмосфере и вызванное этим изменение климата.  Повышение температуры воздуха и увеличение аридизации сельскохозяйственных регионов, усиление действия различных антропогенных воздействий на растения и окружающую среду, являются основными показателями, определяющими  современный экологический кризис.  Исследование  путей адаптации растений к различным условиям внешней среды и изучение механизмов, обеспечивающих  их устойчивость к неблагоприятным факторам, связаны с именами многих известных отечественных и зарубежных исследователей (В.Я.Александров, К.Я.Биль, В.Д.Вознесенский, С.Н.Дроздов, О.В.Заленский, А.Т.Мокроносов, О.А.Семихатова, И.А.Тарчевский, А.Ф.Титов, О.Бьеркман, Б.Лархер, Г.Муни и др.).  Вместе с тем, данные о реакции растений на действие различных факторов внешней среды получены, в основном,  при естественной [CO2] в атмосфере.  Положительное влияние повышенной [CO2] на рост и продуктивность растений было отмечено еще в начале 20 века для условий защищенного грунта (Лундегорд, 1937; Катунский, 1939; Красинский, 1945; Чесноков, Степанова, 1956).  В последующие годы значительное внимание уделялось изучению реакции фотосинтетического аппарата и целого растения на повышение [CO2] (Gaastra, 1959; Ниловская, 1973; Вознесенский, 1977; Pearcy, Bjorkman, 1983; Гуляев, 1986; 1989).  Наблюдаемое глобальное повышение [CO2] в атмосфере (Baes et al, 1976; Keeling at  all., 1995), способствовало повышению интереса исследователей к изучению реакции растений на действие углекислого газа.  В результате, работы продолжают вестись в плане оценки действия СО2 на растения на фоне изменения других факторов внешней среды и стрессовых воздействиях (Ниловская, 1973; Мокроносов, 1999; Ершова А.Н. 1996; Drake et al., 1997; Barron-Gafford et al, 2005).  В контролируемых и естественных условиях произрастания растения находятся в условиях постоянно меняющихся уровней концентрации углекислого газа, освещенности, температуры и других факторов.  При этом их адаптация к меняющимся условиям происходит в различных временных диапазонах – от секунд и минут до нескольких часов и суток.  К настоящему времени наиболее изучены кратковременные (в пределах секунд и минут) реакции  фотосинтетического аппарата на изменение [CO2], интенсивности света и/или температуры (Gaastra, 1959; Hendrey et al, 1997; Pearsy et al 1997, Бухов, 2004).  Значительное внимание также уделяется исследованию действия часовых и суточных снижений температуры  на рост и развитие растений (Mortensen, Moe, 1992; Bakken, Moe, 1995; Марковская, Сысоева, 2004), фотосинтез, дыхание, другие метаболические процессы (Challa, 1976;  Курец 1990, Дроздов, Курец, 1999; 2003). 

Вместе с тем, известно, что в ряде случаев ритмические воздействия, при соответствующей величине периода, могут обеспечить нестационарные процессы, способствующие повышению  фотосинтеза и продуктивности растений (Challa, 1976; Безденежных, 1982). В этой связи, изучение взаимосвязи периодического повышения [CO2] и эндогенных ритмов основных физиологических процессов, регуляторных аспектов действия СО2 имеет большое значение для выявления механизмов адаптации растений к переменным условиям произрастания и регулирования продукционного процесса.  Решение обозначенных проблем позволяет, также, выявить резервы устойчивости фотосинтетических и продукционных функций при различных стрессовых воздействиях на фоне повышенной [CO2] в атмосфере.

Цель и задачи исследований.  Целью настоящей работы является  исследование феноменологии и механизмов адаптации растений к периодическому повышению концентрации CO2 при модифицирующем влиянии  биотических и абиотических факторов среды. 

Для выявления поставленной цели предполагалось решить следующие задачи.

  • Изучить функциональные и структурные изменения  фотосинтетического аппарата и целого растения на ранних этапах онтогенеза при повышенной [CO2] в течение фотопериода.
  • Исследовать взаимовлияние ежесуточного повышения [CO2] в течение фотопериода с разными уровнями интенсивности света и температуры на активность фотосинтетического аппарата и продукционные характеристики растений.
  • Исследовать функциональные и структурные изменения  фотосинтетического аппарата и целого растения на кратковременное периодическое повышение [CO2], изменения интенсивности  света и температуры.
  • Изучить влияние периодического повышения [CO2] на кинетические параметры световых и темновых процессов фотосинтеза с использованием модели Фаркьюхара.
  • Исследовать временные параметры ответной реакции фотосинтетического аппарата при действии на растения стресс факторов на фоне повышенной [CO2].

Научная новизна. Впервые проведено системное изучение адаптационных  изменений фотосинтетического аппарата и целого растения Cucumis sativus L. на ранних этапах онтогенеза  при периодическом, длительном и кратковременном  повышении концентрации углекислоты на фоне разных уровней интенсивности света и температуры.

Показано, что повышение [CO2] в течение фотопериода и всего времени вегетации растения приводит к адаптационным перестройкам фотосинтетического аппарата: уменьшению содержания пигментов,  изменению скорости световых реакций фотосинтеза (в зависимости от интенсивности света), снижению скорости реакции карбоксилирования, обусловленному уменьшением удельной активности РБФК/О и содержания растворимого белка, а также – изменению содержания  углеводов. 

Зависимость накопления растениями сухой биомассы от интенсивности света в диапазоне фоновых температур – нелинейный процесс при естественной [CO2] и линейный –  при повышенной [CO2], связана с изменением соотношения процессов синтеза и использования ассимилятов, относительным увеличением распределения биомассы в корни и стебли, увеличением площади листовой поверхности, более высоким температурным оптимумом фотосинтеза на фоне повышенной [CO2] и уменьшением отношения дыхание/фотосинтез по сравнению с контролем.

При периодическом (в течение нескольких часов) повышении [CO2] адаптивные перестройки фотосинтетического аппарата связаны с изменениями активности световой и темновой стадий фотосинтеза.  При этом, потенциально высокая скорость реакции карбоксилирования  не всегда реализуется в системе хлоропласт–клетка, вследствие ограничения скорости фотосинтеза содержанием растворимого белка, снижением скорости электронного транспорта в хлоропластах, скорости утилизации триозофосфатов и снижения эффективности карбоксилирования.  Длительность сохранения преобладающей роли каждого из этих процессов различна в зависимости от предшествующего периода с естественной или повышенной [CO2] и времени суток.

Экспериментально показано положительное влияние повышенной концентрации СО2 на фотосинтез различных видов растений в ответ на действие сернистого газа, УФ облучения и обработку листьев раствором метанола.  Выявлены общие временные закономерности реакции растений на периодическое изменение факторов среды в пределах нормы реакции  и при стрессовых воздействиях.

Научно-практическая значимость. Полученные экспериментальные данные значительно расширяют представление о путях влияния повышенной [CO2] на фотосинтез и ростовые процессы растений при модифицирующем действии других, в том числе  стрессовых, факторов внешней среды.

Использование приема периодического повышения [CO2], а также изменения уровней интенсивности света или температуры, с учетом времени адаптивных перестроек фотосинтетического аппарата, может значительно повысить эффективность выращивания растений в защищенном грунте.

Установлено, что повышенная [CO2] снижает отрицательное действие стрессовых факторов, что необходимо учитывать при современных тенденциях глобального изменения климата.

Основные положения, выносимые на защиту:

  • Системные представления о взаимосвязи фотосинтеза, дыхания и роста при повышенной [CO2] на фоне разных световых и температурных режимов на ранних этапах онтогенеза растений.
  • Регуляторное действие периодического повышения [CO2] на донорно-акцепторные отношения в системе целого растения, направленность углеводного метаболизма  и работу фотосинтетического аппарата.
  • Феноменология и временные параметры адаптивных реакций при повышении [CO2] и изменении факторов среды в пределах нормы реакции и при стрессовых воздействиях.

Апробация работы.  Результаты работы докладывались на Всесоюзном симпозиуме "Исследование биогенеза, структуры и функции фотосинтетического аппарата в связи с преобразованием солнечной энергии" (Пущино, 1981);  III International youth symposium on plants metabolism regulation (Varna, 1983);  Всесоюзной конференции "Физиолого-генетические проблемы интенсификации селекционного процесса" (Саратов, 1983);  Всесоюзной конференции "Проблемы фотоэнергетики растений и повышение урожайности" (Львов, 1984);  XII International Symposium on Envirommental Biogeochemistry, Biosphere and Atmosheric Changes (Rio De Janeiro, 1996);  Первой Всесоюзной конференции фотобиологов (Пущино, 1996);  Международной конференции "Биоэнергетика фотосинтеза" (Пущино, 1996);  V Международной конференции "Регуляторы роста и развития растений" (Москва, 1999);  XIII Международном конгрессе по фотобологии, (Сан Франциско, США, 2000);  конференции  «Биологические ресурсы и устойчивое развитие», Пущино 2001;  Международной научно-практической конференции (Орел 2001);  II-IV-V Международном симпозиуме "Новые и нетрадиционные растений и перспективы их практического использования" (Пущино, 1997; 2001; 2003); II–V съездах Всесоюзного общества физиологов растений (Минск, 1992; Санкт-Петербург, 1993; Москва, 1999; Пенза, 2003);  годичном собрании общества физиологов растений России (Петрозаводск, 2004), Всесоюзной научной конференции, посвященной 75-летию со дня создания отдела физиологии и биохимии растений ВНИИССОК, 28 февраля 2007г.

Публикации. По материалам диссертации опубликовано 47 работ.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, 5 глав, заключения, выводов и списка литературы, включающего  358 источников, в том числе 234 на иностранных языках.  Работа изложена на страницах, содержит 37  рисунков и 19 таблиц. 

 

ГЛАВА 1.  ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

В обзоре диссертации, на основе анализа публикаций, касающихся влияния повышенной концентрации углекислоты на фотосинтетический аппарат и продукционный процесс растений, показано наличие в современной мировой литературе трех основных направлений исследований:  изучения действия повышенной [CO2] на продуктивность растений в условиях защищенного грунта (Лундегорд, 1937; Чесноков, Степанова, 1956), исследований реакции фотосинтетического аппарата и целого растения при разных световых и температурных условиях (Gaastra, 1959; Ниловская, 1973;  Вознесенский, 1977; Гуляев, 1989), и анализа реакции растений различных типов на глобальное повышение концентрации СО2 в атмосфере (Kimball, 1981; Мокроносов, 1993, 1999; Drake et al., 1997; Воронин, 2004).  Однако отмечается, что проведенные исследования в условиях длительного (в течение всей вегетации) или кратковременного (углекислотные зависимости) действия углекислоты на растения, оставляют вне поля зрения вопросы перестройки фотосинтетического аппарата при периодическом повышении [CO2], а также временные параметры развития ответной реакции.  Во многом остается открытым вопрос о реакции растений на действие стрессовых факторов в условиях повышенной [CO2].  В обзоре также приводится немногочисленные данные о положительном влиянии на растения ритмических воздействий (Challa, 1980; Безденежных, 1982).  При соответствующей величине периода они могут обеспечить эффективные нестационарные процессы, способствующие увеличению скорости физиологических и биохимических процессов, направленых на приспособление к меняющимся условиям произрастания.  Критическая оценка состояния проблемы и ее актуальность позволили считать необходимым проведение исследований по изучению адаптационных изменений фотосинтетического аппарата и ростовых процессов при периодическом повышении концентрации CO2, действии других факторов в пределах нормы реакции и при стрессовых воздействиях на растения.

ГЛАВА 2.  МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

Материалы.  Основным объектом исследований служили растения огурца (Cucumis sativus L.) гибрид Московский тепличный.  В отдельной серии экспериментов были использованы растения сахарной свеклы (Beta vulgaris L.), проростки пшеницы (Triticum durum L.) сорт Безенчукская 182, Самарский НИИСХ и хвоя 1 года прироста 12-14 летних  деревьев (Pinus silvestris L.).  Экспериментальная часть работы выполнена в трех направлениях.

Первое направление исследований связано с изучением длительного (в течение светового периода и всего времени выращивания растений) действия повышенной (0,1%) концентрации углекислоты в воздухе на фотосинтетический аппарат и ростовые процессы  огурца (рис. 1). 

Растения выращивали одновременно в 4 вегетационных камерах при одном уровне интенсивности света (50, 105 или 175 Вт м-2), температуре 25/20оС день/ночь и  периодическом, 1, 3, 6 часовом повышении [CO2] в вегетационной камере (рис. 2).  В контрольном варианте растения находились при естественной концентрации углекислоты в воздухе.  Фотопериод начинали при естественной [CO2], после чего, через 1, 3, 6 часов (по вариантам опыта) концентрацию СО2 повышали до 0,1% и затем цикл повторяли (то есть, например, 1 час при естественной [CO2], затем 1 час при повышенной [CO2] и т. д.).  В результате, независимо от периода подачи СО2, растения в течение дня находились при повышенной [CO2] в течение 6 часов.  В начале и в конце периодов с естественной и повышенной концентрациями углекислоты

Схема эксперимента

Интенсивность света при выращивании растений

   Температура, оС:               Температура, оС:               Температура, оС:

  Концентрация СО2 в воздухе: 0,03%; 0,1% СО2

Рис. 1.  Схема постановки эксперимента по изучению влияния повышенной [CO2] на фотосинтетический аппарат и рост растений огурца.  (В квадратах указаны температурные режимы день/ ночь)

Второе направление исследований обусловлено выяснением ответной реакции фотосинтетического аппарата растений на действие кратковременного в течение нескольких часов, ежесуточного периодического повышения концентрации углекислоты в воздухе в начальный период онтогенеза (рис. 2).

Схема эксперимента 

  1 часовой период

3 часовой период

6 часовой период

  0 1 2 3 4 5  6 7  8 9  10 11 12

Рис. 2.  Схема постановки экспериментов по изучению влияния периодического повышения [CO2] в течение фотопериода. (Стрелки указывают начало  и конец  подачи СО2 в камеры)

проводили исследования активности фотосинтетического аппарата путем построения углекислотных кривых поглощения СО2, определения активности световых и темновых реакций,  накопления пигментов и содержания углеводов по органам растений.  В конце периода выращивания  определяли накопление сухого вещества растениями. 

Для выяснения общих временных закономерностей ответной реакции растений на периодическое изменение факторов среды использовали действие переменных  уровней интенсивности света и температуры: интенсивность света – 50 или 105 Вт м-2 при температуре день/ночь 25/20оС;  температурный режим  20/20 – 25/20оС при интенсивности света –  105 Вт м-2).  Эти параметры изменяли через 1, 3, 6 часов в течение 12 часового фотопериода.  При таком подходе растения получали одинаковую дозу  света и температуры, но с  различной периодичностью.

Третье направление исследований связано с изучением временных параметров  ответной реакции фотосинтетического аппарата при действии на растения УФ–радиации, сернистого газа или обработки листьев раствором метанола на фоне  естественной или повышенной [CO2].  Действие УФ-радиации изучали  на проростках пшеницы, выращиваемых в контролируемых условиях при непрерывном освещении лампой ДРИ 2000, при интенсивности света 90–110 Вт/м2, температуре  22–25оС.  7-10 дневные проростки облучали ультрафиолетом в течение 2, 5 или 10 минут с помощью установки ЛОС–2, и интерференционных светофильтров, имеющих максимумы пропускания 320 и 250 нм. Интенсивность УФ–радиации на уровне проростков составляла 10 Вт м-2.  Oблученные растения помещали в прежние условия и после различных периодов экспозиции на свету проводили измерение скорости фотосинтеза при естественной или повышенной [CO2], а также, определение скорости восстановления ДХФИФ и накопления углеводов.

Изучение влияния сернистого газа на фотосинтетический аппарат хвои сосны  осуществляли путем обработки хвои SO2 в концентрациях 0,5; 2,5; 5,0 мг м-3 с последующим экспонированием хвои на свету или в темноте в течение 10–360 мин.  Фотосинтез измеряли при естественной или повышенной [CO2].

Исследование реакции фотосинтетического аппарата на обработку растений раствором метанола проводили с сахарной свеклой в возрасте 40–65 дней.  Интенсивность света в середине дня  при выращивании  растений составляла  1200–1400 мкмоль фотонов м-2 с-1. В 10 часов утра измеряли газообмен листьев, после чего растения опрыскивали раствором 40% метанола, содержащего 1мМ глицин  и 200 ppm Silwet, рН 6,8.  Контрольный вариант обрабатывали этим же раствором, но без метанола.  В последующие 9 дней эксперимента объем воды для полива уменьшали.  В результате, во время опыта растения находились в условиях высоких интенсивности освещения, температуры и нарастающего дефицита воды в почве.

Методы исследований.  В работе использовали газометрические установки открытого и/или закрытого типа, в зависимости от задач в каждом эксперименте.  Измерение СО2 газообмена целого растения проводили с помощью установки открытого типа, созданной нами на основе газоанализатора Infralit 4.  Вся установка была размещена в вегетационной камере КВ-1Р, что позволяло регулировать температуру и световой режим в ассимиляционной камере в заданных пределах.  Результаты по углекислотному газообмену пересчитывали на экспозиции с 12 часовыми периодами дня и ночи.  Полученные расчетным путем результаты были близки к результатам экспериментального определения фотосинтеза и дыхания в течение дня и ночи, что позволило нам ограничить проведение опытов несколькими часами.  Отдельные измерения скорости фотосинтеза и транспирации листа растения проводили с помощью СО2/Н20 инфракрасного газоанализатора Ciras-2 (Великобритания), соединенного с листовой камерой-прищепкой площадью 2.5 см2 с прикрепленным к ней источником света.  С помощью микропроцессора устанавливали уровни интенсивности света от 0 до 1200 мкмоль фотонов м-2 сек-1 и [CO2] в воздухе от 0 до 2400 мкмоль СО2 моль-1.

  Анализ световых кривых СО2 газообмена проводили с использованием уравнений (Prioul, Chartier, 1977; Walker, 1989);  анализ углекислотных кривых СО2 газообмена – по модифицированной модели Фаркьюхара (Farquhar et al., 1980) с помощью программы Photosyn assistant (Parsons, Ogston, 1998). 

Выделение хлоропластов.  Изолированные хлоропласты из листьев растений получали по методу (West, Wischih, 1968); cодержание хлорофилла в суспензии хлоропластов определяли по методу (Bruinsma, 1965); скорость электронного транспорта измеряли по восстановлению ДХФИФ и НАДФ при 620 и 340 нм по разности оптической плотности до и после освещения суспензии хлоропластов (Мухин, Чермных, 1977);  cодержание АТФ в суспензии хлоропластов определяли методом сопряженной системы ферментных реакций гексокиназы и глюкозофосфатдегидрогеназы.  При измерении скоростей восстановления НАДФ и фотофосфорилирования в одной пробе, количество НАДФН, восстановленного хлоропластами при освещении, вычитали из общего количества НАДФН, получаемого после завершения гексокиназной-глюкозофосфатдегидрогеназной реакции (Geller, 1973). Абсолютные значения скоростей вычисляли по калибровочным кривым. 

Замедленную флуоресценцию измеряли с помощью прибора, разработанного и созданного в Институте фундаментальных проблем биологии РАН (Ананьев, Закржевский, 1978)  и содержащего фотоумножитель  ФЭУ-100, предварительный усилитель электрического сигнала 544 УД1А, оптический светофильтр КС-10, светонепроницаемую шлюзовую камеру с круглой кюветой из кварцевого стекла марки КУ-1, в также ксеноновую лампу-вспышку ИСШ-400.  Растительный материал – высечку из листа помещали в специальный держатель импульсного фосфороскопа и выдерживали  в течение 3 минут в темноте.  После темновой экспозиции лист освещали последовательно серией из 1, 2, 3, 4 и 20 вспышек и записывали сигнал послесвечения на двухкоординатном самописце ЭНДИМ 622.001 в течение 3 минут после каждой серии.  Эксперименты проводили в 2–3 кратной биологической повторности и 4-6 кратной аналитической повторности. 

Карбоксилазную активность РБФ-карбоксилазы/оксигеназы (РБФК/О) определяли радиометрическим методом в белковом экстракте, выделенном из листьев 12–14 дневных растений, по скорости включения 14С в кислотоустойчивый продукт, в присутствии РБФ (Lorimer et al., 1977; Романова, 1980);  cодержание белка определяли по методу (Bradford, 1976) с красителем Coomassie G-250; oпределение углеводов в одной навеске растительного  материала проводили по методу (Ястрембович, 1960).  Одновременно с определением газообмена для 4-5 растений, определяли накопление сухого вещества по органам и площадь листовой поверхности листьев. Каждый опыт был проведен в  двух-трех кратной повторности.  Аналитическая повторность для каждой временной точки 4-6-кратная.  На рисунках и в таблицах представлены данные одного из опытов.  Каждая точка на графиках представляет собой среднюю арифметическую для  4-6 растений и их стандартные ошибки.  Достоверность различий между вариантами оценивали по  t-критерию Стьюдента при Р0,95.

ГЛАВА 3.  ВЛИЯНИЕ ПОВЫШЕННОЙ КОНЦЕНТРАЦИИ СО2 НА ФОТОСИНТЕТИЧЕСКИЙ АППАРАТ И РОСТОВЫЕ ПРОЦЕССЫ

В данной главе отмечается, что положительное влияние повышенной [CO2] на рост и продуктивность растений наблюдали многие исследователи (Лундегорд, 1937; Чесноков, Степанова, 1956; Ниловская, 1973; Kimball, 1981).  Установлено, что во многих случаях в основе повышенной продуктивности растений (на фоне высокой [CO2] лежит увеличение общей площади листовой поверхности или повышение активности атрагирующих органов (Wittwer, Robb, 1964; Gifford, 1977; Андреева и др., 1979; Мокроносов, 1983; Гуляев, 1986;).  Предполагалось также, что несоответствие между незначительной активацией фотосинтеза и существенной прибавкой урожая при длительном действии углекислоты на растениe связано с регуляторнoй ролью  СО2 (Чмора, Мокроносов, 1994; Bunce, Sicher, 2003; Романова, 2005).  Несмотря на значительное количество публикаций, вопрос совместного действия СО2 с другими факторами внешней среды на основные физиологические процессы растений остается в центре внимания исследователей.

3.1. Влияние  СО2 на ростовые параметры растений огурца на ранних этапах онтогенеза

Периодическое  повышение [CO2] в воздухе днем на протяжении всего времени выращивания растений приводило к увеличению накопления сухого вещества (за исключением варианта 15/20оС), а также к относительному увеличению его распределению в стебли и корни (табл.1). При низкой интенсивности света (50 Вт м-2 и температуре 20/20оС) наблюдалось усиление оттока веществ в стебли и корни на 39% по сравнению с контролем.  Повышение интенсивности света до 105 и 175 Вт м-2 вызывало уменьшение оттока.  В результате накопление сухой массы в стеблях и корнях при повышенной [CO2] увеличивалось, соответственно, на 28 и 33% по сравнению с контролем.  Усиление роста корневой системы при повышенной [CO2] в атмосфере отмечалось и в ряде других работ (Peaz et al., 1980; Phillips et al., 1976), причем, возрастание отношения корни/надземная часть достигало 30% (Bowers 1993). Согласно литературным данным при естественной [СО2] в листьях огурцов остается порядка 70% от общей массы растений при значительном варьировании соотношения массы стебли/корни (Challa, 1976; Палкин, 1986; Сысоева 1991).  Подобные величины при естественной концентрации СО2 отмечены и в нашей работе.  Повышение [СО2] приводило к увеличению отношения корни/надземная часть, особенно  при низкой интенсивности света.

Таблица 1.  Накопление и распределение сухой биомассы по органам растений огурца при повышенной [CO2] и различных уровнях интенсивности света и температуры на 16 день с момента действия факторов*

Варианты

Масса растения

Масса органов  растения, г

Отношение

г

% от

контроля

Листья

Стебли

Корни

Корни/

Листья

Корни+ стебель/

листья

Интенсивность света – 50 Вт м-2

30/20oC, 0,1%CO2

1,32

177,3

0,91

0,28

0,13

0,14

0,45

25/20oC, 0,1%CO2

2,35

315,5

1,59

0,49

0,27

0,17

0,47

20/20oC, 0,1%CO2

1,22

164,1

0,87

0,21

0,15

0,17

0,40

15/20oC, 0,1%CO2

0,82

110,0

0,64

0,06

0,11

0,17

0,28

20/20oC, контроль

0,75

100

0,58

0,08

0,09

0,15

0,29

Интенсивность света – 105 Вт м-2

30/20oC, 0,1%CO2

5,13

200,7

3,66

0,71

0,76

0,21

0,40

25/20oC, 0,1%CO2

4,02

157,2

2,86

0,46

0,70

0,25

0,41

20/20oC, 0,1%CO2

2,76

123,6

2,06

0,18

0,51

0,24

0,33

15/20oC, 0,1%CO2

2,21

80,3

1,50

0,25

0,46

0,31

0,47

25/20oC, контроль

2,56

100

1,94

0,31

0,31

0,16

0,32

Интенсивность света – 175 Вт м-2

30/20oC, 0,1%CO2

6,05

135,0

4,41

0,65

0,99

0,22

0,37

25/20oC, 0,1%CO2

6,57

146,6

4,82

0,54

1,21

0,25

0,36

20/20oC, 0,1%CO2

4,67

104,2

3,28

0,36

1,01

0,30

0,41

15/20oC, 0,1%CO2

2,13

47,5

1,57

0,18

0,47

0,31

0,40

25/20oC, контроль

4,48

100

3,45

0,31

0,61

0,18

0,27

(*Разброс данных составляет не более 5%.)

Изучение взаимодействия факторов внешней среды на растения огурца позволило получить кривые зависимости накопления сухого вещества и площади листьев от концентрации СО2 в атмосфере, интенсивности света и температуры (рис. 3). Действие повышенной [CO2] проявлялось в увеличении накопления биомассы растениями и изменении характера зависимости накопления сухого вещества от интенсивности света – от нелинейного при 20 и 25оС и естественной [CO2] к линейному при повышенной [CO2] в атмосфере и тех же температурах.  Для более детальной характеристики ростовых процессов мы использовали ряд расчетных

Рис. 3.  Накопление сухого вещества и площадь листьев растений огурца при естест-венной и повышенной [СО2], различных уровнях интенсивности света и температуры

показателей, позволяющих выявить характер изменения параметров роста при повышенной концентрации СО2 в атмосфере (данные приведены в диссертации).  Высокая относительная скорость роста (ОСР) в начальный период роста растений при повышенной [СО2], в последующие сутки уменьшалась и ОСР в контроле была даже выше, чем в опыте.  Уменьшение различий в ОСР у контрольных и опытных растений в вариантах 105 и 175 Вт м-2 было связано с некоторым снижением относительной площади листьев у растений в опыте и уменьшении их удельной плотности.  При этом площадь листовой поверхности растений в опыте была больше, чем в контроле.  Следовательно, при повышенной концентрации углекислоты и различных уровнях интенсивности света и температуры происходит увеличение скорости ростовых процессов по сравнению с контролем, что проявляется в изменении скорости накопления сухого вещества растениями при большем его распределении в стебли и корни, увеличении площади листьев при уменьшении их удельной плотности.  В работе отмечается, что увеличение площади листьев растений при повышенной [CO2] наблюдали многие исследователи (Hofstra,  Hesketh, 1975; Imai, Murata, 1977; Sionit et al., 1980).  Вместе с тем, для растений огурца совместное действие факторов внешней среды на ростовые параметры в значительной степени оставалось неизученным.

3.2. Фотосинтез и дыхание при повышенной концентрации СО2

       Имеющиеся в литературе данные свидетельствуют, что при длительном действии повышенной [CO2] увеличение накопления сухой биомассы растениями часто сопровождается снижением фотосинтетической активности единицы листовой поверхности (Fridrych, 1976; Kramer, 1981) и интенсивности дыхания (Bunce, 1990; Wullshleger et al., 1994).  В наших опытах чистая продуктивность фотосинтеза (ФЧП) растений при повышенной [CO2] была выше по сравнению с контролем при всех уровнях интенсивности света.  Повышение [CO2] приводило к  увеличению интенсивности фотосинтеза целого растения в течение фотопериода и относительному уменьшению дыхания в ночной период.  В зависимости от интенсивности света, температурного режима, а также стадии онтогенеза,  имело место уменьшение или увеличение дыхательного газообмена по сравнению с контролем.  Снижение фотосинтетической активности единицы листовой поверхности в онтогенезе, наряду с изменениями дыхательного газообмена, приводило к уменьшению соотношения дыхание/фотосинтез в расчете на целое растение.  Так, при низкой интенсивности света – 50 Вт м-2 отношение дыхание/фотосинтез (Д/Ф) снижалось от 0,70-0,76 до 0,20-0,30 в течение первых 3-х недель выращивания растений, в зависимости от температурного режима.  При 105 Вт м-2  отношение Д/Ф менялось от 0,50-0,70 до 0,20-0,30, а при 175 Вт м-2 - от 0,28-0,40 до 0,20-0,22.  Повышение [CO2] приводило к уменьшению величин отношения по сравнению с контролем в первые сроки определения при 50 и 105 Вт м-2 и относительно более высоким значениям отношения Д/Ф в последние сроки определения.  При высокой интенсивности света (175 Вт м-2) отношение Д/Ф при повышенной [СО2] было ниже в течение всего времени эксперимента по сравнению с контролем при одной и той же температуре.  Относительно высокие значения отношения Д/Ф при 50 Вт м-2 во многом связаны с низкой интенсивностью фотосинтеза.  С увеличением интенсивности света и, соответственно, увеличением фотосинтеза, отношение Д/Ф снижалось. Полученные данные частично объясняют различия в реакции растений на повышение [CO2] и наблюдаемые в ряде работ изменения дыхательного газообмена в ту или иную сторону по сравнению с естественной концентрацией углекислоты в атмосфере (Reuveni and Gale, 1985; Zizka and Bunce, 1993; Bunce, 1994).  Следует, однако, отметить, что в нашем случае растения находились при повышенной  [CO2]  в дневное время и влияние СО2 на дыхательный газообмен было опосредованным, через синтез, накопление и распределение ассимилятов.  С другой стороны, накопление углеводов в листьях растений могло оказывать прямое действие на скорость фотосинтеза (Sasek et al, 1985; Sawada et al, 2001; Lewis et al., 2002; Bunce, 2003).

3.3. Углеводный обмен растений при повышенной [CO2]

Повышение содержания неструктурных углеводов в листьях при повышенной [СО2] отмечалось во многих работах (Mauney et al., 1979; Vong, 1990;  Korner and Miglietta, 1994).  По мнению ряда авторов (Madsen, 1976; Nafziger and Koller, 1976; Cave et al., 1981; Peet et al., 1986), снижение скорости фотосинтеза связано с увеличением содержания крахмала.  В литературе имеются и противоположные данные, свидетельствующие о высокой скорости фотосинтеза в присутствии значительного количества крахмала в хлоропластах (Курсанов и др., 1979).  В наших опытах повышение [СО2] в дневное время на протяжении всего времени выращивания растений при низкой интенсивности света и одной и той же температуре не приводило к увеличению накопления углеводов в листьях по сравнению с контролем  (табл. 2).

При высокой интенсивности света (175 Вт м-2) наблюдалось увеличение накопления крахмала и сахаров по сравнению с контролем.  В работе предполагается, что увеличение содержания углеводов в условиях длительного периодического действия углекислоты на растения при высокой интенсивности света могло быть причиной снижения скорости фотосинтеза (по принципу обратной связи).  О такой возможности свидетельствуют и данные работ (Goldschmidt, Huber, 1992; Bunce, Sicher, 2003).

Таблица 2.  Содержание крахмала и растворимых сахаров в листьях огурцов при повышенной (0,1%) концентрации СО2 в дневной период, различных уровнях интенсивности света и температуры

Вариант

Листья, мг/г сухого вещества

Крахмал

Фруктоза

Глюкоза

Дисахара

Сумма сахаров

Интенсивность света – 50 Вт м-2

15оС +СО2

2,4±0,1

7,8±0,3

20,0±0,9

39,4±1,2

67,2

20оС +СО2

2,4±0,1

5,7±0,2

11,0±0,5

22,5±0,9

39,2

25оС +СО2

3,1±0,2

6,5±0,2

14,0±0,6

25,2±1,0

45,7

30оС +СО2

2,1±0,1

11,1±0,5

15,9±0,5

31,2±1,2

58,2

20оС, контроль

2,0±0,1

4,6±0,2

10,4±0,4

24,7±1,1

39,7

Интенсивность света – 175 Вт м-2

15оС +СО2

3,4±0,3

10,6±0,4

14,0±0,6

19,8±0,6

44,4

20оС +СО2

3,6±0,2

10,1±0,4

16,8±0,4

20,6±0,9

47,5

25оС +СО2

8,1±0,3

18,5±0,7

28,6±0,9

43,6±1,4

90,7

30оС +СО2

5,1±0,2

21,9±0,6

23,4±0,8

31,6±1,2

76,9

25оС, контроль

4,4±0,1

27,1±0,8

22,1±0,8

23,4±1,0

72,6

3.4. Содержание пигментов и активность световой стадии фотосинтеза

при повышенной концентрации  СО2

Увеличение содержания растворимых углеводов может, также,  приводить к снижению синтеза и накопления пигментов в листьях растений (Krapp et al., 1991; Drake, 1997).  Из данных, приведенных в диссертации следует, что повышение [CO2] в атмосфере при выращивании растений огурца приводит к снижению содержания хлорофиллов а и b в расчете на дм2 площади листьев.  При расчете на грамм сухой массы эти различия сглаживались, хотя некоторое снижение содержания пигментов имело место.  Также наблюдалось изменение соотношения хл. а/хл. b за счет уменьшения содержания хлорофилла b при интенсивностях света 50 и 105 Вт м-2,  а при 175 Вт м-2 – в результате снижения содержания хлорофилла а.  Действие температурного фактора проявлялось в уменьшении накопления пигментов на 23% и 54% соответственно при 20оС и 15оС,  по сравнению с максимумом при 30оС.  При более высоких уровнях интенсивности света (105 и 175 Вт м-2) содержание хл. а+b  в листьях снижалось на 13-16% при повышении и понижении температуры на 5оС от 25оС.  Однако при 15оС и интенсивности света 175 Вт м-2 содержание хл а+b в расчете на дм2 резко снижалось и составляло 34,2%  от максимума. 

Полученные результаты указывают на структурные перестройки  фотосинтетического аппарата у растений и возможность изменения активности фотохимических реакций фотосинтеза.  Это подтверждено анализом кинетических кривых замедленной флуоресценции: ход кривых флуоресценции имеет свои особенности в листьях растений, выращенных при повышенной [CO2] и различных уровнях интенсивности света (рис.4). Так, скорость снижения кривой замедленной флуоресценции в контроле, при выращивании растений в условиях низкой освещенности (50 Вт м-2), была больше по сравнению с опытом.  Повышение интенсивности света до 105 Вт м-2 приводило к уменьшению различий в кинетике кривых флуоресценции в контроле и опыте. 

Рис. 4.  Кинетические кривые замедленной флуоресценции листьев огурцов,  выращенных при естественной и повышенной [СО2] в атмосфере и различных уровнях интенсивности света (50, 105 и 175 Вт м-2)

Для этих кривых характерен более медленный, по сравнению с вариантом низкой освещенности, спад во времени.  При высокой интенсивности света (175 Вт м-2) выход флуоресценции в контроле в начальный период определения (20 сек) был ниже, чем у растений, выращенных при повышенном содержании СО2 в атмосфере.  В последующем, на 40-180 сек. картина менялась на противоположную.

Для сравнения кривых флуоресценции были рассчитаны  величины отношения послесвечения через 20, 40 и 60 сек на 20 вспышку к послесвечению на 2 вспышку в те же временные сроки.  Количество вспышек в серии, равное двадцати, было достаточно для выхода кинетических кривых на стационарный уровень.  Напротив, общим для всех растений после двух вспышек, являлись большие абсолютные значения величины пика и более медленное затухание флуоресценции. Влияние повышенной [CO2]  на величину отношения носило  сложный характер, определяемый совместным действием СО2 и света на растения в процессе их выращивания, а также временем регистрации послесвечения.  Действие СО2 проявлялось в более высоких величинах отношения Н20/Н2 при интенсивности  света 50 Вт м-2 по сравнению с контролем и, напротив, меньших значениях отношения при 175 Вт м-2. Увеличение времени регистрации замедленной флуоресценции с 20 секунд до 1 минуты приводило к уменьшению величины отношения Н20/Н2 независимо от условий выращивания растений.  Низкие значения величин отношения Н20/Н2 при естественной [CO2] и интенсивности света 50 Вт м-2 в процессе выращивания растений свидетельствуют о высокой эффективности использования световой энергии в фотосинтетический реакциях.  Повышение [CO2] при 50 Вт м-2  не приводило к заметному увеличению эффективности работы световой стадии фотосинтеза.  При высокой интенсивности света (175 Вт м-2) повышение [CO2] способствовало увеличению активности световой стадии фотосинтеза.

3.5. Активность РБФК/О в листьях огурцов при повышенной [CO2]

Высокая активность работы световой стадии фотосинтеза при 0,1% СО2 в атмосфере и высоких уровнях интенсивности света реализуется в системе хлоропласт-клеткa путем увеличения скорости накопления углеводов, что, в свою очередь, может приводить к уменьшению активности и содержания РБФК/О (Stitt et al., 1990; Krapp et al., 1991; Cheng et al., 1992; Harter et al., 1993; Sheen, 1994).  При действии повышенной [CO2] на растения огурца в течение дня и всего периода вегетации, наблюдали относительное снижение удельной активности РБФК/О (по сравнению с контролем) при высоких интенсивностях света (табл. 3).  Одновременно с уменьшением удельной активности фермента при интенсивностях света 105 и 175 Вт м-2 происходило снижение содержания растворимого белка.  Повышение интенсивности света при выращивании растений в диапазоне от 50 до 105 Вт м-2 приводило к уменьшению удельной активности РБФК/О.

Таблица 3. Удельная активность РБФК/О и содержание водорастворимого белка в листьях огурцов при повышении [CO2] в течение  фотопериода и всего времени выращивания

Варианты,

[CO2]

Удельная активность РБФК/О

Содержание белка

мкмоль мг

белка –1 мин–1

% от контроля

мг г

сырой массы–1

% от контроля

  50 Вт м-2

0,03%

0,333±0,024

100

9,75±0,45

100

0,1%

0,320±0,020

96,1

10,0±0,53

102,6

  105 Вт м-2

0,03%

0,241±0,015

100

15,78±0,80

100

0,1%

0,217±0,021

86,0

15,0±0,78

95,2

  175 Вт м-2

0,03%

0,439±0,032

100

13,87±0,66

100

0,1%

0,355±0,028

80,9

12,02±0,56

86,5

Дальнейшее повышение интенсивности света до 175 Вт м-2 способствовало значительному увеличению активности фермента. Содержание растворимого белка в листьях, напротив, увеличивалось в диапазоне от 50 Вт м-2 до 105 Вт м-2 и снижалось  при 175 Вт м-2.  В результате, изменение интенсивности света оказывало большее влияние на активность и содержание РБФК/О, чем повышение [CO2]. 

Уменьшение активности РБФК/О и содержания  белка в листьях растений при повышенной СО2 отмечается во многих работах (Campbell et al., 1988; Tissue et al., 1993; Downton et al., 1994; Jacob et al., 1995).  Вместе с тем, многие данные были получены на выделенных белковых препаратах.  В интактной системе, на уровне целого листа, скорость реакции карбоксилирования зависит как от активности РБФК/О, так и ряда других звеньев  (Лайск, 1977; Farquhar et al., 1980).  Поэтому, для оценки влияния на скорость фотосинтеза in vivo других звеньев реакции карбоксилирования, мы провели анализ углекислотных кривых  СО2 газообмена растений огурца, выращенных при различных уровнях интенсивности света, с использованием модели  Фаркьюхара (Farquhar et al., 1980; von Caemmerer, Farquhar, 1981) (табл. 4).

Повышение интенсивности света при выращивании растений от 50 Вт м-2 до 175 Вт м-2 приводило к увеличению скорости карбоксилирования от 27,5 до 101 мкмоль м-2с-1.  При этом скорость фотосинтеза увеличивалась только в диапазоне 50-105 Вт м-2.  Дальнейшее повышение интенсивности света до 175 Вт м-2  приводило к снижению ассимиляции СО2, несмотря на относительно высокую скорость реакции карбоксилирования РБФ.  Наблюдаемое снижение скорости фотосинтеза в этом случае могло быть связано с низкой скоростью

Таблица 4.  Параметры СО2 газообмена листьев огурцов  выращенных при различных уровнях интенсивности света, рассчитанные по модели Farquhar (Farquhar et al., 1980)

Параметры

Интенсивность света, Вт м-2

50

105

175

Максимальная скорость поглощения СО2, мкмоль СО2 м-2с-1

19,1

44,2

37,0

Эффективность карбоксилирования,

мкмоль СО2 м-2с-1Пa-1

0,916

3,88

0,198

Максимальная скорость карбоксилирования РБФ, мкмоль м-2с-1

27,5

82,0

101,0

Скорость электронного транспорта при световом насыщении,  мкмоль  м-2с-1

56,9

142

118,0

Скорость утилизации триозофосфатов, мкмоль м-2с-1

4,5

8,7

9,4

Скорость темнового выделения СО2 мкмоль СО2 м-2с-1

1,51

1,90

7,01

карбоксилирования и, соответственно, высоким сопротивлением мезофилла, а также, с уменьшением скорости транспорта электронов и регенерации РБФ при световом насыщении.  Таким образом, потенциально высокая скорость реакции карбоксилирования не всегда реализуется в системе хлоропласт-клетка, вследствие ограничения скорости фотосинтеза другими факторами – содержанием растворимого белка/г массы (табл. 3), снижением скорости электронного транспорта, скорости утилизации триозофосфатов и снижения эффективности карбоксилирования (табл. 4). 

Проведенные исследования отражают реакцию растений, адаптивных перестроек фотосинтетического аппарата при длительном действии повышенной [CO2]  на растения в течение всего фотопериода и времени вегетации, а также, при различных уровнях интенсивности света, температуры.  Вместе с тем, в контролируемых и естественных условиях произрастания растения находятся в режиме постоянного изменения [CO2], интенсивности света, температурного режима.  Соответственно этому и приспособление к меняющимся условиям среды идет в динамическом режиме, обусловленнoм естественным или задаваемым периодом изменения факторов среды.  Поэтому наше внимание было направлено на изучение функциональных и структурных перестроек фотосинтетического аппарата, активность отдельных физиологических процессов и на целое растение  в условиях периодического изменения факторов внешней среды, прежде всего [CO2].

ГЛАВА 4.  АКТИВНОСТЬ ФОТОСИНТЕТИЧЕСКОГО АППАРАТА ПРИ ПЕРИОДИЧЕСКОМ ИЗМЕНЕНИИ ФАКТОРОВ ВНЕШНЕЙ СРЕДЫ

Выяснение механизма действия углекислоты при периодическом ее повышении представляется важным как в плане изучения адаптационных изменений фотосинтеза растений, так и для выяснения возможностей направленной регуляции продукционного процесса в регулируемых условиях выращивания.  Поэтому, нами была разработана методология и проведена серия экспериментов по изучению активности фотосинтетического аппарата и ряда метаболических процессов у растений огурца на фоне периодических (часовых) повышений [CO2] и изменений уровней других факторов среды – интенсивности света или температуры.

4.1. Активность фотосинтетического аппарата при кратковременном периодическом  повышении концентрации СО2 в атмосфере

Периодическое повышение [CO2] в рабочем объеме вегетационной камеры осуществляли через 3 часа (с 11 до 14 и с 17 до 20 часов) в дневное время и в течение всего периода выращивания растений. Повышение [CO2] в  камере приводило к увеличению скорости фотосинтеза в начале и в конце периодов (рис. 5).

Рис. 5. Углекислотные кривые СО2 газообмена, транспирации и устъичного сопротивления листьев огурцов. Растения выращивали при 105 Вт м-2, температуре 25/20оС день/ночь. Концентрацию СО2  в воздухе повышали до 0,1% с 11 до 14 и с 17 до 20 часов

При этом в начале периода фотосинтез был выше, чем в контроле во всем диапазоне углекислотной кривой. В конце периода с повышенной [CO2] фотосинтез был выше только при высокой [CO2].  Наблюдаемые изменения скорости поглощения СО2  могли быть связаны с

изменениями сопротивления устьиц и мезофилла и активностью световых и темновых реакций фотосинтеза. Прямые измерения подтвердили это предположение. В частности, сопротивление устьиц в утренние часы было значительно ниже, чем днем и, соответственно, проводимость устьиц была выше.  Высокое сопротивление устьиц в конце первого периода с повышенной [CO2], уменьшалось уже через 30 минут при естественной  [CO2] и оставалась низким течение всего периода. Изменение проводимости устьиц происходило, таким образом, быстро, уже через 30 минут после уменьшения [CO2], что свидетельствует о важной роли работы устъичного аппарата в условиях периодического изменения уровня [CO2] и является одним из определяющих звеньев скорости фотосинтеза растений.  Другим звеном  регуляции фотосинтетической активности могла быть скорость световых и темновых реакций фотосинтетического аппарата. Действительно, повышение  [CO2] в течение 2,5 часов приводит к увеличению  максимальной скорости поглощения СО2 на 33,7%,  а реакции карбоксилирования на 71,2% (табл. 5).  В этих условиях происходит, также, увеличение эффективности карбоксилирования, скорости использования триозофосфатов в цикле Бенсона-Кальвина и скорости электронного транспорта в хлоропластах. В начале периода с повышенной [CO2], максимальная скорость фотосинтеза и реакции карбоксилирования оставались на уровне контроля.  Резко снижалась эффективность карбоксилирования и увеличивалась скорость утилизации триозофосфатов.

Таблица 5.  Параметры аппроксимации углекислотных кривых СО2 газообмена листьев растений огурца при периодическом, трехчасовом, повышении [CO2]

Параметры

Период с  [CO2]

0,03%

Период с  [CO2]

0,1%


Время, часы

начало

14:30

конец

16:30

конец

13:30

начало

17:30

Максимальная скорость погло-щения СО2, мкмоль СО2 м-2с-1

18,7±3,31

23,7±6,46

24,96±7,22

26,87±2,34


Эффективность карбоксили-рования, мкмоль СО2 м-2с-1Пa-1

0,80± 0,07

2,08± 0,59

1,92± 0,28

0,34± 0,06


Максимальная скорость карбок-силирования,  мкмоль м-2с-1

28,5± 6,6

20,8 ±1,8

48,8± 0,4

22,7±1,3


Скорость электронного транспорта при световом насыщении, мкмоль м-2с-1

54,7± 8,08

64,1±3,75

75,1±0,5

64,63±4,71


Скорость утилизации триозофосфатов, мкмоль м-2с-1

3,69

4,08

4,65

10,87


Скорость темнового выделения СО2 мкмоль СО2 м-2с-1

2,39± 0,15

1,62 ±0,71

4,89± 0,13

1,62± 0,79


Приведенные результаты анализа углекислотных кривых отражают потенциальные возможности работы отдельных звеньев фотосинтетического аппарата в начале или конце периодов с естественной или повышенной [CO2].  В условиях периодического повышения [CO2] приспособление фотосинтетического аппарата к изменяющимся условиям происходит в динамическом режиме.  В этом случае, для выявления лимитирующих звеньев фотосинтетического аппарата, необходимо было оценить работу отдельных звеньев реакции карбоксилирования во всем диапазоне углекислотной кривой.

Нa рисунке 6 приведены углекислотные кривые фотосинтеза, аппроксимированные моделью Фаркьюхара, при условии, что реакция карбоксилирования лимитирована  активностью РБФК/О  (Wc), электронным транспортом и регенерацией РБФ (Wj), или доступностью неорганического фосфата и использованием триозофосфатов в пентозофосфатном восстановительном цикле (Wp). 

Рис. 6. Скорость фотосинтеза при различных концентрациях [CO2] в межклетниках мезофилла и лимитировании процесса активностью РБФК/О (Wc) регенерацией РБФ (Wj) или доступностью неорганического фосфата  (Wp). Кривые получены путем прямого измерения поглощения СО2 (символы) или аппроксимацией кривых по модели.

Анализ кривых показал, что при естественной [CO2] в атмосфере в начале светового периода (10:30), лимитирующим звеном реакции карбоксилирования являлась активность РБФК/О.  Повышение [CO2] при построении углекислотных кривых приводило к увеличению концентрации СО2  в межклетниках листа, увеличению активности РБФК/О (Wc), скорости электронного транспорта и регенерации РБФ (Wj).  В то же время мы наблюдали некоторое уменьшение доступности неорганического фосфата и снижение скорости использования триозофосфатов в цикле Бенсона-Кальвина.  В результате, при высокой [CO2], это звено начинало лимитировать скорость фотосинтеза.  Действие повышенной [CO2] на растения в течение 2,5 часов, меняло характер ответной реакции фотосинтетического аппарата в ответ на кратковременное повышение [CO2].  В конце периода с повышенной концентрацией углекислоты (13:30), активность РБФК/О уже не являлась лимитирующим фактором фотосинтеза растений и в диапазоне 20-60 Ра Сi лимитирующим звеном становилась скорость регенерации акцептора СО2 – РБФ (кривая Wj), т.е. скорость электронного транспорта в ЭТЦ хлоропластов. При удвоенной и выше концентрациях CO2 в межклетниках листьев, лимитирующими были доступность неорганического фосфата и использование триозофосфатов в пентозофосфатном восстановительном цикле.  Снижение [CO2] в атмосфере до естественной (время измерения 14:30), приводило к уменьшению скорости фотосинтеза.  Лимитирующими звеньями при низких, средних и высоких значениях концентрации СО2 в межклетниках листьев являлись, соответственно, активность РБФК/О, скорость электронного транспорта и регенерации РБФ, а также, доступность неорганического фосфата и использование триозофосфатов.  Увеличение времени экспонирования растений при естественной концентрации углекислоты  до  2,5 часов вызывало снижение активности РБФК/О и активность фермента становилась основным  лимитирующим звеном скорости фото ассимиляции углекислоты. В начале второго  периода с повышенной [CO2] (17:30),  активность РБФК/О значительно не изменялась (кривая  WC) и активность фермента продолжала оставаться лимитирующим звеном реакции карбоксилирования.  Для этого периода можно отметить высокие скорости использования триозофосфатов доступности неорганического фосфора. 

Таким образом, в зависимости от времени экпозиции растений при повышенной [CO2],  а также, времени проведения исследований – начале, середине или конце дня, лимитирующими были разные участки работы фотосинтетического аппарата.  Снижение положительного действия CO2 на растения, было обусловлено изменением активности РБФК/О, других звеньев реакции карбоксилирования и работы устьичного аппарата.

Для более полной характеристики работы фотосинтетического аппарата в широком диапазоне изменения интенсивности света и различных периодах с повышенной [CO2], а также для выяснения влияния факторов на содержание РБФК/О, нами были проведена работа по изучению активности РБФК/О на препаратах водорастворимого белкового экстракта.

4.2. Активность РБФК/О при периодическом повышении [CO2]

Исследованиями ряда авторов показано, что при длительном действии повышенной [CO2] на растения, как правило, наблюдается снижение активности РБФК/О, обусловленное уменьшением ее активности и содержания в листьях (Frydrych, 1976; Besford et al., 1990; Drake et al., 1997).  При совместном действии нескольких факторов  были отмечены и другие  результаты (Sage et al., 1989; Jacob et al., 1995).  В условиях периодического  повышения [CO2] мы наблюдали сложную картину изменения активности РБФК/О.  При интенсивности света 50 Вт м-2  увеличение содержания белка на грамм сырой биомассы, (3 и 12 часовые периоды с повышенной [CO2]), не сопровождалось  увеличением активности РБФК/О в расчете на грамм биомассы (табл. 6). При 105 Вт м-2 имело место снижение активности и содержания белка только при длительном, 12 часовом периоде с повышенной [CO2].  Повышение [CO2] в течение 6 часов приводило к снижению активности фермента, но не сказывалось на его содержании.  В условиях высокой интенсивности света (175 Вт м-2) наблюдалось значительное снижение активности РБФК/О, а также уменьшение содержания белка независимо от периода с повышенной  [CO2].  При относительно небольших различиях в площади листовой поверхности и удельной плотности листьев это приводило к снижению активности РБФК/О при расчете на единицу листовой поверхности.

Таблица 6.  Содержание белка и активность РБФК/О в листьях огурцов при различных уровнях  интенсивности света и периодическом повышении [CO2]*

Вариант

Содержание белка

Активность РБФК/О

мг г сырой массы-1

%

мкмоль  г

сырой массы-1

%

Интенсивность света –50 Вт м-2

1 часовой период

9,75

100

2,89

88,9

3 часовой период

11,25

125,4

2,94

90,5

6 часовой период

10,5

107,7

3,09

95,1

12 часовой период

13,5

138


Контроль

9,75

100

3,25

100

Интенсивность света –105 Вт м-2

1 часовой период

17,25

109,5

3,95

103,9

3 часовой пeриод

15,0

95

3,78

99,5

6 часовой период

16,5

104,8

2,83

74,5

12 часовой период

10,5

70

2,72

71,6

Контроль

15,75

100

3,80

100

Интенсивность света –175 Вт м-2

1 часовой период

7,5

54

2,59

42,6

3 часовой период

7,12

51,3

3,35

55,1

6 часовой период

7,12

51,3

3,06

59,2

12 часовой период

12,0

86

4,26

70,1

Контроль

13,9

100

6,08

100

* разброс данных не более 5%.

Таким образом, в условиях периодического повышения  [CO2] и различных уровней интенсивности света, приспособление фотосинтетического аппарата происходит за счет согласованного изменения активности РБФК/О, и количественного содержания фермента.

4.3. Влияние периодического повышения [CO2] на содержание углеводов в различных органах растений огурца

Уменьшение положительного эффекта CO2 на активность фотосинтетического аппарата растений многими авторами связывается  с изменением содержания в листьях неструктурных углеводов (Гуляев, 1986; Мокроносов, 1981; Stitt, 1991;  Sicher et al., 1994; Paul, Foyer, 2001). Поскольку накопление углеводов в листьях определяется не только скоростью их синтеза, но и скоростью оттока, то последующая наша работа  была направлена на  определение содержания неструктурных углеводов в листьях и других органах растений, выращенных при различных периодах повышения [CO2].

Рис. 7. Накопление и распределение  углеводов в листьях, стебле и корнях  огурцов при естественной (контроль)  и повышенной [CO2] в воздухе (опыт) (Подачу СО2 в вегетационные камеры осуществляли с периодом 3 часа, с 11 до 14 и с 17 до 20 часов, фотопериод 12 часов). Листья - л, стебли - с, корни - к.

На примере 3-х часового периода с повышенной [CO2]  можно видеть, что при естественной [CO2] и постоянных уровнях интенсивности света и температуры воздуха имело место ритмическое изменение содержания углеводов в различных органах растений (рис. 7). Накопление крахмала в листьях увеличивалось  в течение всего светового дня с максимумами в 10, 14 и 18 часов. Накопление дисахаров носило характер двухвершинной кривой с широким максимумом в утренние часы, минимумом в 14 часов и вторым максимумом в 16 часов.  Содержание глюкозы менялось подобно изменению дисахаров. В отличие от дисахаров и глюкозы пик накопления фруктозы приходился на 10 и 14 часов. В стеблях огурцов содержание дисахаров уменьшалось в середине дня и увеличивалось в вечерние часы. Накопление  дисахаров в корнях носило колебательный характер с максимумом в утренние и вечерние часы и в середине дня.  Ход изменения содержания глюкозы в стеблях имел характер трех вершинной кривой с максимумами в 10, 14 и 18 часов. По сравнению с утренними часами наблюдалось увеличение содержания глюкозы от 2 до 4 раз. Содержание фруктозы в органах растений было незначительным, однако для фруктозы также отмечены колебания в течение дня по органам растений.

Периодическое повышение [CO2] в атмосфере приводило к изменению ритмов накопления углеводов. Прежде всего, следует отметить увеличение накопления крахмала в листьях растений по сравнению с контролем, в основном, в периоды, когда растения находились при естественной [CO2]. Содержание дисахаров в листьях растений изменялось в течение дня с амплитудой от 2 до 5  раз по сравнению с началом фотопериода. Содержание глюкозы в листьях изменялось периодически с максимумами в  12 и 15 часов и минимумами в 14 и 18 часов. В стеблях и корнях максимум содержания глюкозы был сдвинут по отношению к листьям и отмечен в 14-15 часов  и 19 часов. Содержание фруктозы  по органам растений было наибольшим в середине дня  (14-15 часов) и наименьшим в 11 часов утра и 17 часов  дня.

Таким образом, периоды повышения [CO2] и максимумов содержания углеводов не совпадали полностью по времени, что может быть связано с активацией сахарозофосфатсинтазы (Rufty et al., 1983) к концу утреннего периода с естествснной [CO2] и снижения, в результате, содержания сахарозы в листьях. Уменьшение содержания крахмала в середине дня, несмотря на период с повышенной [CO2], следуя за снижением содержания сахарозы в листьях, может быть обусловлено деградацией крахмала до глюкозо-1-фосфата, превращения его во фруктозо-6-фосфат и использования последнего  в цикле Бенсона-Кальвина.  В результате, динамика накопления растворимых углеводов и крахмала является одним из звеньев регуляции работы фотосинтетического аппарата при периодическом  повышении [CO2].

4.4. Содержание пигментов в листьях и активность световой стадии фотосинтеза при периодическом повышении [CO2]

Из литературы известно, что повышение [CO2] в течение длительного времени приводит к изменению содержания пигментов и активности реакций световой стадии фотосинтеза (Drake, 1997).  В наших опытах периодическое повышение [CO2] через 1 час в течение двух недель не приводило к изменению  накопления пигментов, однако наблюдалось увеличение отношения хл.а/хл.b за счет большего накопления хлорофилла а и уменьшения содержания хлорофилла b (данные приведены в диссертации).  Повышение [CO2] через 3-6 часов в течение фотопериода и двухнедельного времени выращивания растений приводило к снижению суммы хлорофиллов а и b и увеличению отношения хлорофилла а/b при низкой (50 Вт м-2) интенсивности света.  При 105 Вт м-2 содержание хлорофиллов в листьях опытных растений на уровне контроля.

Для исследования влияния СО2 на кинетику замедленной флуоресценции использовали листья, взятые в различное время дня и в конце периодов с повышенной [CO2] в атмосфере. В этом случае кинетические кривые флуоресценции отражали влияние длительного периодического повышения [CO2] на растения, а также кратковременного, 1, 3 или 6 часового действия СО2 на фотосинтетический аппарат. Для растений, выращенных при низкой интенсивности света наблюдалось быстрое тушение флуоресценции в контроле по сравнению с 1 и 6 часовыми периодами с повышенной [CO2]. Повышение интенсивности света до 105 Вт м-2 приводило к более медленному тушению флуоресценции. Выход флуоресценции был выше у растений при одночасовом повышении [CO2], не различался значительно при трехчасовом периоде и был ниже в случае шестичасового воздействия углекислоты на растения.  При интенсивности света 175 Вт м-2  выход флуоресценции в контроле в первые период определения (30-40 сек.) был несколько ниже, чем у растений, выращиваемых при одночасовом периоде повышения [CO2], после чего картина менялась на противоположную. Увеличение времени экспозиции до 3 часов  приводило  к уменьшению различий в кривых флуоресценции в контроле и опыте.  При шести часовом воздействии углекислоты на растения выход флуоресценции был ниже, чем в контроле.

Следовательно, независимо от уровня интенсивности света для растений характерен более высокий выход флуоресценции в конце первого часа, отсутствие различий через три часа и снижение выхода флуоресценции через 6 часов действия [CO2] на растения по сравнению с контролем.  Замедление тушения флуоресценции свидетельствует о более медленном установлении стационарной скорости фотосинтеза и связано с меньшей скоростью образования продуктов световой стадии фотосинтеза, необходимых для активации реакций углеродного метаболизма. 

4.5. Продукционные характеристики растений огурца при периодическом

повышении [CO2]

Имеющиеся в литературе данные свидетельствуют, о положительном действии углекислого газа в условиях длительного действия фактора на растения  (Ниловская, 1973; Гуляев, 1986; Kimball, 1989; Drake et al., 1997).  Относительно влияния периодического повышения [CO2] на продукционный процесс растений вопрос оставался  открытым.  Наблюдаемые в наших исследованиях изменения активности световых и темновых процессов фотосинтеза в условиях периодического кратковременного повышения уровня [CO2], в конечном итоге, должны были проявиться в накоплении сухой биомассы растениями.  На рис. 9 приведены данные, характеризующие накопление сухого вещества и площадь листовой поверхности растениями при периодическом повышении [CO2] и различных уровнях интенсивности света. Растения при низкой интенсивности света – 50 Вт м-2,  повышенной [CO2] и 3-х часовом периоде накапливали на 48,5% больше сухого вещества по сравнению с контролем.  Увеличение площади листовой поверхности в этих условиях составляло 29,8%. При повышении интенсивности света до 105 Вт м-2 и 175 Вт м-2 наибольшее накопление биомассы наблюдали при 1 и 6 часовых периодах.  Положительный эффект [CO2] снижался до  40,0%  и  26,3%, соответственно. Площадь листовой поверхности у растений данных вариантов увеличивалась на 6,0 и 28,7, по сравнению с контролем. 

Рис. 9  Накопление сухого вещества и площадь листовой поверхности растений огурца  при периодическом, повышении [CO2] и различных уровнях интенсивности света.  (1- контроль; 2 - 1 час; 3 - 3 часа; 4 - 6 часов при повышенной  [CO2] )

Таким образом, увеличение накопления сухого вещества  растениями при низкой интенсивности света и периодическом повышении [CO2]  во многом обусловлено увеличением площади листьев. 

При интенсивности света 105 Вт м-2 повышение [CO2]  не приводило к увеличению площади листовой поверхности растений и положительный эффект углекислоты связан с активацией работы фотосинтетического аппарата.  Изменение длительности периода с повышенной [CO2] от 1 до 6 часов при интенсивности света - 175 Вт м-2 приводило к  относительному увеличению площади листьев по сравнению с контролем, однако высокая продуктивность растений в этих условиях была обусловлена, прежде всего,  активностью фотосинтетического аппарата. 

4.5. Влияние периодического изменения интенсивности света, температуры на активность фотосинтетического аппарата  и накопление биомассы растениями

Исследователями достаточно давно рассматривается возможность кратковременного снижения интенсивности света во время полуденной депрессии фотосинтеза (Ниловская, 1973) или снижения температуры на несколько часов в суточном цикле до закаливающих значений  (Challa, 1976, Дроздов, Курец, 1999; Сысоева и др., 2001; Марковская Сысоева, 2004) без уменьшения биологической продуктивности растений.  При таком подходе вне поля зрения оставались вопросы, связанные с изучением влияния на  растения периодического, часового изменения факторов среды в пределах фоновых зон.  Для выявления общих временных закономерностей реакции растений на изменение условий выращивания дальнейшие наши исследования были направлены на изучение активности фотосинтетического аппарата и продуктивность растений при периодическом изменении интенсивности света в пределах линейного участка световой кривой фотосинтеза или температуры воздуха в пределах фоновой зоны. 

Длительность периода освещения растений оказывала существенное влияние на характер световых кривых фотовосстановления ДХФИФ.  Увеличение периода экспозиции от одного до шести часов приводило к повышению активности работы световой стадии фотосинтеза, что выражалось в относительном увеличении скорости  восстановления ДХФИФ.  В конце  шести часовых периодов  имело место увеличение скорости восстановления ДХФИФ на плато световой кривой независимо от уровней интенсивности света. Периодическое изменение интенсивности света приводило, также, к увеличению отношения АТФ/НАДФ по сравнению с постоянными световыми режимами, что во многом определяет скорость метаболических процессов в клетке и  накопление биомассы растением (Тарчевский, 1982). В наших опытах накопление сухой биомассы растениями при периодическом изменении уровней интенсивности света было больше,  чем при низкой интенсивности света, но меньше, чем при высокой интенсивности света.  Изменение времени периода от 1 до 6 часов приводило к увеличению положительного эффекта - накопления сухого вещества растениями до 30% .

Таким образом, в условиях периодического изменения уровней интенсивности света, приспособление фотосинтетического аппарата к световым условиям, на уровне первичных процессов запасания энергии, происходило за 3-6 часов, что проявлялось, в конечном итоге, в увеличении накопления растениями сухой биомассы. Полученные результаты свидетельствуют, также, о возможности  использования  периодического воздействия света на растения с целью повышения их продуктивности при постоянных энергозатратах. 

В одной из серий опытов нами были проведено изучение влияния переменных температурных режимов  в дневное время на рост растений огурца.  Полученные результаты сопоставимы с данными опыта по изменению уровней интенсивности света и приведены в диссертации.  Периодическое изменение температуры воздуха в фоновой зоне (20 или 25оС) в дневное время приводило к повышению продуктивности растений при увеличении времени экспозиции от 1 до 6 часов.  Таким образом, полученные результаты свидетельствует об общих временных параметрах ответной реакции растений на изменение факторов среды в пределах фоновой зоны.

ГЛАВА 5. ВЛИЯНИЕ СТРЕСС-ФАКТОРОВ НА АКТИВНОСТЬ ФОТОСИНТЕТИЧЕСКОГО АППАРАТА ПРИ ПОВЫШЕННОЙ

КОНЦЕНТРАЦИИ УГЛЕКИСЛОТЫ

Исследованиям действия и последействия различных стрессовых факторов на фотосинтетический аппарат растений  уделяется большое внимание (Тарчевский, 1982; Pearcy, Bjorkman, 1983; Гуляев 1989; Ершова 1996; Drake et al., 1997; Пухальская, Осипова, 1999).  Вместе с тем,  только в отдельных работах (Bladier et al., 1994; Matsuda, Colman, 1995),  обращается внимание на временные, в течение нескольких часов, характеристики развития отдельных процессов во времени.  В еще меньшей степени уделяется внимание влиянию повышенной [CO2] на работу фотосинтетического аппарата в последействии стресс факторов на растения (Пухальская, Осипова, 1999).  В задачу данной части работы входило исследование временных особенностей реакции фотосинтетического аппарата растений на действие стрессоров различной природы, в ответ на обработку листьев физиологически активным препаратом, а также, влияние СО2 на эти процессы.

5.1. Влияние сернистого газа

Повышение устойчивости растений к SO2 связывается с увеличением устьичного сопротивления и затруднением проникновения газа внутрь клетки, изменением скорости дыхания, фотосинтеза и других процессов (Black, 1982; Барахтенова, Николаевский, 1988).  В этой связи особенно интересны данные ряда исследователей (Furukawa et al., 1979; Carlson, 1983) о снижении отрицательного действия сернистого газа на растения при повышенном содержании СО2 в атмосфере.  В специальных опытах нами получены кривые зависимости фотосинтеза от уровня концентрации СО2 и SO2 в атмосфере, из которых сделано заключение, что длительное действие сернистого газа вызывает значительное и устойчивое подавление активности фотосинтетическoгo аппаратa. При естественной концентрации углекислоты в атмосфере отмечен трехфазный характер изменения фотосинтеза: фаза слабого угнетения (90% от контроля), фаза активации (125-140% от контроля) и, наконец, фаза устойчивого подавления (20-40% от контроля). Увеличение концентрации сернистого газа в воздухе на фоне естественной [CO2]  вызывало уменьшение продолжительности фазы активации, а также более глубокое повреждение фотосинтетического аппарата.  Повышение [CO2] приводило к сглаживанию первой фазы, большей активации фотосинтеза во второй фазе и меньшему снижению скорости процесса в третьей фазе.  При этом в течение 4-6 часов наблюдался выход фотосинтеза на плато.  В главе сделан вывод, что в условиях повышающейся [CO2] в атмосфере, отрицательное действие сернистого газа на растения будет снижаться вследствие одновременного увеличения активности фотосинтетического аппарата.

5.2. Влияние УФ-радиации

В исследованиях по изучению длительного совместного действия УФ радиации и повышенной [CO2] на растения показано, что повышенный уровень УФ-В заметно ослабляет СО2-индуцированное увеличение урожая зерна у пшеницы и риса, общей биомассы у риса, не оказывая при этом влияния на данные характеристики у бобовых (Teramura et al., 1990).  Авторы (Ziska and Teramura, 1992) предполагают, что для риса и пшеницы лимитирующим фотосинтез фактором является способность к регенерации РБФ и видимая эффективность карбоксилирования.  Эти данные свидетельствуют о сложном характере воздействия УФ-В и СО2 на фотосинтез и продуктивность растений. 

В наших опытах облучение проростков пшеницы ультрафиолетом УФ-В приводило к стимуляции фотосинтеза при 2 и 10-минутных экспозициях.  Повышение [CO2] способствовало уменьшению отрицательного действия УФ радиации на фотосинтез растений.  Действие ультрафиолета проявлялось в увеличении скорости восстановления ДХФИФ в первые полтора часа, снижении активности до контрольных значений через 2-3 часа и последующем увеличении скорости реакции через 4 часа после начала измерений.  Существенные изменения имели место также на уровне метаболических процессов.  Облучение проростков УФ радиацией приводило к увеличению накопления углеводов в первые 1-2 часа после обработки.  В последующие два-три часа происходило снижение их  содержания, а через 5-6 часов – снова повышение по сравнению с контролем.  Подобный эффект может быть связан с защитным действием низкомолекуляpных фоpм моно и дисахаpов, накапливающихся пpи стpессовых воздействиях различной природы (Колупаев, Тpунова, 1992).  Подобные временные зависимости  для других физиологических процессов получены в работах по изучению действия разных стрессоров на растения (Дроздов и др., 1984; Bladier et al., 1994), в том числе при действии на них химических регуляторов роста (Климов и др., 1979). 

Дальнейшие наши исследования  были направлены на изучение реакции фотосинтетического аппарата и целого растения в ответ на обработку листьев раствором метанола – соединения, образующегося в растениях в естественных условиях и выполняющего, по-видимому, роль медиатора.

5.3. Влияние метанола 

В задачу входило изучить СО2 газообмен, транспирацию, устьичное сопротивление и эффективности использования воды листьями разных ярусов сахарной свеклы в последействии обработки растений раствором метанола на фоне нарастающего дефицита воды в почве с определением временных интервалов его действия и экологических условий, при которых это происходит.  Обработку листьев метанолом проводили в 10 часов утра, после чего исследовали газообмен листьев в течение 6 часов и 1,5-2-х недель. Обработка листьев раствором метанола приводила более чем к двукратному  уменьшению проводимости устьиц, по сравнению с контролем, через два-три часа (рис. 8). 

Рис. 8. Динамика изменения фотосинтеза, транспирации, устьичного сопротивления, листьев разных ярусов сахарной свеклы после обработки их раствором метанола. Растения выращивали 46 суток при интенсивности света 1200 мкмоль м-2с-1 температуре 30оС.  Измерения проводили при: 1 – 1200 мкмоль м-2с-1; 2 – 220 мкмоль м-2с-1

В последующем проводимость устьиц у растений в опыте увеличивалась и становилась больше чем в контроле через 4-6 часов.  Изменение устьичной проводимости приводило к увеличению скорости фотосинтеза и транспирации и снижению отрицательного действия засухи на растения.  Дальнейшее положительное влияние обработки на фотосинтез, транспирацию в условиях нарастающего водного стресса проявлялось на протяжении  2 недель эксперимента.  Повышение концентрации СО2 в атмосфере приводило к значительному увеличению активности фотосинтетического аппарата.  Так, скорость фотосинтеза  в опыте составляла  73,1 ± 3,4 мкмоль СО2 на м2с1, а в контроле  64,4 ± 2,2 мкмоль СО2 на м2с1.  Значения потенциальной активности РБФК/О  были еще  выше и составляли 82,5 ± 5 мкмоль СО2 м-2с-1  и 74 ± 5,4 в опыте и  контроле,  соответственно. Растения в опыте показывали также более высокие скорости  электронного транспорта, скорости регенерации РБФ и утилизации триозофосфатов. Полученные данные свидетельствуют, что ответная реакция растений  на действие метанола развивается в течении нескольких часов, с превышением уровня контроля через 4-6 часов и его влияние сохраняется в растениях в течение 2 недель на фоне нарастающего водного стресса.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исследование реакции растений на периодическое повышение [CO2] позволило дать общую картину адаптационных перестроек фотосинтетического аппарата, активности ряда метаболических процессов в системе целого растения, с учетом длительного и кратковременного воздействия углекислоты.

Ответная реакция растений на длительное, в течение дня и начального периода онтогенеза, повышение [CO2]  зависит от уровня интенсивности света и температурного режима.  Действие [CO2]  на растения проявляется в изменении характера зависимости накопления сухой биомассы от уровня интенсивности света. Нелинейный характер зависимости на фоне естественной [CO2] и температурах 20 или 25оС меняется на линейный при повышенной [CO2]. Наблюдаемые изменения связаны с изменением соотношения процессов синтеза и использования ассимилятов, более высоким температурным оптимумом фотосинтеза при повышенной [CO2], а также, перетоком фотоассимилятов в корневую систему и стебель.  Повышение [CO2] в атмосфере при низкой интенсивности света (50 Вт м-2) не приводит к увеличению накопления углеводов в листьях  по сравнению с контролем при одной и той же температуре, но с повышением температуры происходит увеличение содержания дисахаров.  Такой характер взаимодействия [CO2] и температуры на растение, обуславливает повышение сопряженности метаболизма с транспортом ассимилятов и их использованием в процессах роста. Высокая интенсивность света (175 Вт м-2) на фоне  длительного действия повышенной [CO2]  на растения способствует увеличению содержания крахмала и сахаров в листьях, что может быть  причиной снижения скорости фотосинтеза.

Важным  звеном регуляции активности фотосинтетического аппарата в условиях повышенной концентрации углекислоты является реакция  карбоксилирования РБФ.  Показано, что потенциально высокая ее скорость не всегда реализуется в системе хлоропласт-клетка, вследствие ограничения  фотоассимиляции СО2 содержанием растворимого белка, снижением скорости электронного транспорта и регенерации РБФ, уменьшением скорости утилизации триозофосфатов и снижением эффективности карбоксилирования.

Реакция фотосинтетического аппарата на кратковременное повышение [CO2] зависит от длительности периода действия углекислоты на растения, времени суток – утренние, дневные или вечерние часы, а также, уровня интенсивности света. На примере 3-часового периода показано, что повышение скорости фотосинтез при повышенной [CO2]  в середине дня сопровождается  уменьшением содержания крахмала в листьях растений.  В этот период, при потенциально высокой активности РБФК/О, лимитирующим звеном ассимиляции СО2 является использование триозофосфатов в цикле Бенсона-Кальвина.  Снижение [CO2] приводит к увеличению проводимости устьиц, однако скорость фотосинтеза растений в этих условиях снижается, вследствие уменьшения активности РБФК/О и скорости регенерации РБФ.  Увеличение накопления крахмала в листьях и, одновременно, растворимых углеводов в этот период может приводить к повышению содержания триозофосфатов в цитозоле клеток и замедлению скорости возвращения неорганического фосфора в хлоропласты до уровня лимитирующего фотосинтетическую активность.  В этот период отмечено  некоторое уменьшение  использования триозофосфатов  по сравнению с предшествующим периодом при повышенной [CO2]. В ответ на периодическое повышение [CO2] у растений вырабатываются приспособительные реакции, связанные с изменением активности работы световой и темновой стадии фотосинтеза.  В частности, изменение активности реакции карбоксилирования, при кратковременном повышении [CO2], связано с активностью самого фермента, скоростью реакции регенерации РБФ и использованием неорганического фосфата.  Последовательное включение и длительность сохранения преобладающей роли каждого из этих процессов различаются в зависимости от предшествующего периода с естественной или повышенной концентрациями углекислоты, а также,  времени суток.  С другой стороны, приспособление растений на изменяющиеся условия происходит за счет изменения проводимости устьиц, скорости синтеза и оттока фотоассимилятов.  Согласование работы всех систем регуляции обеспечивает эффективное использование растениями повышенной [CO2], что  в конечном итоге, выражается в более высокой продуктивности растений.

В работе показаны временные закономерности реакции растений на действие периодического изменении факторов среды в пределах нормы реакции.  Установлено, что периодическое изменение света или температуры на фоне естественной [CO2] приводит к повышению активности фотосинтетического аппарата, увеличению накопления сухого вещества растениями при увеличении  периода действующего фактора от 1 до 6 часов.

На примере влияния  сернистого газа, УФ-облучения,  и обработки листьев раствором метанола на работу фотосинтетического аппарата растений в диссертации показало, что ответная реакция развивается в течении нескольких часов, с превышением уровня контроля или выходом на плато через 5-6 часов.  Общность временных параметров ответной реакции растений на  действие света, температуры воздуха или стрессовых воздействий свидетельствует о наличии общих механизмов на уровне клетки и целого растения обеспечивающих поддержание физиологических процессов на высоком уровне.

Общие выводы

  1. В широком диапазоне изменения факторов внешней среды, в норме и при стрессе, проведено сравнительное изучение адаптационных перестроек фотосинтетического аппарата в ответ на длительное и кратковременное повышение [CO2]. В контролируемых условиях, на примере Cucumis sativus L. исследованы основные закономерности  газообмена и продуктивности  растений при повышенной [CO2]  и различных уровнях интенсивности света, температуры.
  2. Ответная реакция растений на длительное в течение дня и периода выращивания повышение [CO2]  проявляется  в увеличении накопления сухого вещества растением, распределения  его в стебли и корни, увеличении площади листовой поверхности и скорости фотосинтеза при относительном уменьшении  дыхательных затрат. В диапазоне фоновых температур и увеличивающейся интенсивности света нелинейный характер накопления биомассы растением при естественной [CO2] меняется на линейный при повышении [CO2]. Наблюдаемые изменения связаны с более высоким температурным оптимумом фотосинтеза при повышенной [CO2] и изменением соотношения процессов синтеза и использования ассимилятов в системе  донорно-акцепторных отношений целого растения. 
  3. Снижение положительного эффекта СО2 при длительном его воздействии на растения, обусловлено адаптационными перестройками фотосинтетического аппарата, проявляющимися в уменьшении содержания пигментов,  более высоком накоплении крахмала и растворимых углеводов в листьях при высокой интенсивности света, изменении скорости световых реакций фотосинтеза, а также снижения скорости реакции карбоксилирования в результате уменьшения удельной активности РБФК/О и содержания ее белка.
  4. Кратковременное, в течение нескольких часов, периодическое повышение СО2 приводит к повышению скорости фотосинтеза, однако  эффективность [СО2] определяется совместным действием углекислоты и светового режима и составляет 3 часа для  50 Вт м-2, 1 час для 105 Вт м-2и 6 часов для 175 Вт м-2.  Согласование работы систем регуляции обеспечивает эффективное использование повышенной [CO2], что, в конечном итоге, выражается в более высокой продуктивности растений.
  5. На примере 3-часового периодического повышения [CO2]  выявлена взаимосвязь между изменениями скорости фотосинтеза, направленностью изменений устьичного и мезофильного сопротивлений, а также работы световой и темновой стадий фотосинтеза. В зависимости от времени исследования – начала, середины или конца фотопериода, а также периода с естественной или повышенной [CO2]  лимитирующими были – активность РБФК/О, скорость регенерации акцептора – РБФ, использования триозофосфатов в цикле Кальвина. Уменьшение содержания крахмала и преимущественное накопление растворимых углеводов в периоды с повышенной концентрацией СО2 свидетельствует о прямом ингибировании скорости фотосинтеза содержанием растворимых углеводов и важной роли накопления и распределения углеводов по органам растений в плане регуляции активности фотосинтетического аппарата.
  6. Положительный эффект периодического изменения интенсивности света в пределах линейного участка световой кривой фотосинтеза и температуры в пределах фоновых зон на активность фотосинтетического аппарата и продуктивность растений развивается в течение нескольких часов, с выходом на плато через 4-6 часов.  Результаты свидетельствует о возможности использования  данного приема для повышения продуктивности растений при постоянных энергозатратах.
  7. Ответная реакция фотохимических и биохимических реакций растений  на действие стрессовых факторов - сернистого газа, ультрафиолетового облучения и/или обработке листьев раствором метанола, носит характер трехфазной реакции  с выходом на плато или превышением уровня контроля через 4-6 часов. Общность временных параметров ответной реакции растений на  периодическое изменение  интенсивности света, температуры воздуха, а также при стрессовых воздействиях свидетельствует, что для реализации генетической программы роста и развития растение включает общие механизмы адаптации на уровне клетки и организма в целом. 

Список основных работ, опубликованных по материалам диссертации

  1. Чермных Л.Н.,  Чугунова Н.Г., Кособрюхов А.А., Карпилова И.Ф., Чермных Р.М. Взаимосвязь ростовых процессов и фотосинтеза в онтогенезе листа огурцов при действии пониженной ночной температуры // Физиология растений. – 1980. – Т. 27. № 5. – С. 1101-1109.
  2. Кособрюхов А.А., Чермных Л.Н. Температурные зависимости газообмена растений огурца при различной освещенности и концентрации СО2 // Тез. докл. 9 симпоз: "Биологические проблемы Севера". Сыктывкар, – 1981.  Ч.1. – С. 224.
  3. Чермных Л.Н., Чугунова Н.Г., Кособрюхов А.А. Активность фотосинтетического аппарата огурцов при адаптации к световым и температурным условиям // Тез. докл. симп. "Исследование биогенеза,  структуры и функции фотосинтетического аппарата в связи с преобразованием солнечной энергии". Пущино: ОНТИ, – 1981. – С. 55.
  4. Чермных Л.Н., Чугунова Н.Г., Кособрюхов А.А., Карпилова И.Ф. Газообмен и ростовые процессы у  тепличных  огурцов при адаптации к световым условиям // Сельскохозяйственная биология. – 1983. – № 6. –  С. 62-66.
  5. Kosobrukhov A.A., Sklyarova N.E. Photosynthetic and respiratory gas exchange correlation of cucumber plants adapted to different light and temperature conditions // Abstracts of the III International youth symposium on plants metabolism regulation. Sept 24-29. – Varna-Bulgaria. – 1983. – P. 36.
  6. Чермных Л.Н., Кособрюхов А.А., Чугунова Н.Г. Методический подход к оптимизации фотосинтетической продуктивности растений в контролируемых условиях// "Физиолого-генетические проблемы интенсификации селекционного процесса". Саратов, 4-6 июля 1983г. Саратов. – 1984. Ч. 2. – С. 120-121.
  7. Кособрюхов А.А., Чермных Л.Н., Назарова Г.Н. Активность фотосинтетического аппарата растений огурца в условиях переменной освещенности // "Проблемы фотоэнергетики растений и повышение урожайности растений". Львов, 3-5 апреля 1984 г. – Львов, 1984. – С. 95-96.
  8. Чермных Л.Н., Кособрюхов А.А., Белов В.Н., Небрат Н.М. Авторское свидетельство N1197598 "Способ определения оптимальной температуры воздуха при выращивании растений в культивационных сооружениях // Бюллетень изобретений. – 1985. – № 46.
  9. Кособрюхов А.А., Чермных Л.Н. Взаимосвязь температурных оптимумов фотосинтеза и продуктивности тепличного огурца // Тез. докл.  Всес. Шк. "Математические модели в биогеоценологии". Петрозаводск, 14-19 окт. – Петрозаводск, 1985. – С. 125-126.
  10. Кособрюхов А.А., Чермных Л.Н. Температурный оптимум и интенсивность фотосинтеза при адаптации растений к свету // Сельскохозяйственная биология. – 1986. – № 5. – С. 76-79.
  11. Чермных Л.Н., Кособрюхов А.А. Температурный оптимум выращивания тепличных огурцов при различных уровнях интенсивности света и концентрации СО2  // Сельскохозяйственная биология. – 1986. –№ 7. – С. 86-90.
  12. Кособрюхов А.А., Пачепская Л.Б., Чермных Л.Н. Анализ влияния облученности растений огурца на газообмен при оптимальных температурах // Комплексное изучение продуктивности агроценозов. Пущино: ОНТИ НЦБИ, 1987. – С. 212-217.
  13. Чермных Л.Н., Кособрюхов А.А. Способ определения оптимальной температуры при выращивании растений в культивационных сооружениях. Пущино: ОНТИ, 1987. – С. 1-2.
  14. Chermnykh L.N., Kosobrukhov A.A. Effect of environmental factors on optimum temperature and photosynthetic intensity of plants adapted to various conditions // Biotronics. – 1987. – V. 16. – Р. 1-13.
  15. Kosobrukhov A.A., Bagnavets E.A., Semenova N.A., Chermnykh L.N., Photosynthesis and absorption of mineral nutrients by tomato plants under various root zone temperature and light conditions. // Biotronics. – 1988. –V. 17. –  P. 21-28.
  16. Kosobrukhov A.A. Photosynthetic activity and growth of cucumber plants under different regimes of carbon dioxide enrichment // Proceedings of 12 International Biometeorological congress held at Vienna, Austria.  Biometeorology.  Part 1.  August 26-September 3. 1990. – Р. 32.
  17. Kosobrukhov A., Tsonev Ts., Velichkov D., Stanev V. Effect of various temperatures in the root zone and light intensities on photosynthesis and transpiration of tomato plants //  Biotronics. – 1990. – V.19. – P. 1-6.
  18. Tsonev Ts., Kosobrukhov A. Effect of periodic changes of CO2 concentration in air on gas exchange and productivity of cucumber plants // V Intern. youth symp. on plant metabolism regulation, 8-13 October. Varna, Bulgaria. Sofia. Ins. Plant Phys. 1990. – Р. 71.
  19. Кособрюхов А.А., Чермных Л.Н. Регуляция составляющих продукционного процесса растений огурца факторами внешней среды // Продукционный процесс, его моделирование и полевой контроль. – Саратов. 1990. –  С. 95-99.
  20. Ангелов М., Цонев Ц., Величков Д., Станев В., Музафаров Е., Кособрюхов А. Фотосинтетична дейност на фасулеви растениа третиране  с  триаконтанол // Физиология  на  растенията. – 1990. – Т. 8. Ч. 1. – Р. 302-306.
  21. Кособрюхов А.А. CO2 газообмен и рост растений огурца и томата при периодическом изменении концентрации CO2 в воздухе и разных уровнях интенсивности света. // "Фотосинтез и фотобиология", 16-23 июня 1991г. –Пущино: ОНТИ. – 1991. – С. 48-49.
  22. Егоров В.П., Ананьев Г.М., Кособрюхов А.А. Определение физиологического состояния фотосинтезирующих систем. Методы исследования. // Экспериментальная экология. – М.: Наука. – 1991. – С. 9-18.
  23. Кособрюхов А.А. Использование фитотрона при изучении воздействия экологических факторов на растения // Там же,  М.: Наука. – 1991. – С. 24-28.
  24. Кособрюхов А.А. Донорно-акцепторные отношения в растениях томата и огурца при разных периодах подачи CO2 и уровнях освещенности // Тез. докл. Второго съезда Всесоюзного общества физиологов растений, ч.2, 24-29 сент. – Минск. Москва. – 1992. – С. 107.
  25. Кособрюхов А.А. Фотосинтез и продукционный процесс растений огурца и томата при периодическом изменении концентрации CO2 в воздухе и разных уровнях освещенности // Тез. докл. Второго съезда Всесоюзного общества физиологов растений, ч.2, 24-29 сент. Минск. Москва. – 1992. – С.107.
  26. Кособрюхов А.А., Агафонов А.В., Губанов С.И. Особенности функционирования электронтранспортной цепи хлоропластов в условиях периодического изменения уровня освещенности  // Тез. докл. Третьего съезда Всесоюзного общества физиологов растений, 24-29 июня 1993г. – Санкт-Петербург. – 1993. – № 6. – С. 628.
  27. Кособрюхов А.А., Карпилова И.Ф. Регуляция активности РБФК в листьях огурца повышенной концентрацией CO2 на фоне различных уровней интенсивности света // Там же. № 6. – С. 628.
  28. Kosobrukhov A.A. The effect of global changes of CO2 and the climate on the individual plants and ecosystems // Abstracts of XII Intern. Symp. on Environmental Biogeochemistry, Rio De Janeiro. Brazil. – Rio De Janeiro. – 1995. – Р. 105.
  29. Кособрюхов А.А., Мутовина М., Иванов А.А. Последействие монохроматического ультрафиолетового облучения на  фотосинтетический аппарат пшеницы и риса // Тез. докл. 1 Всерос. конф. фотобиологов 28-30 мая 1996. Пущино.  – Пущино: ОНТИ. – 1996. – С. 8.
  30. Кособрюхов А.А. Экологические и физиологические аспекты влияния глобальных изменений концентрации СО2 и климата на растения и растительные сообщества // Сельскохозяйственная биология. – 1996. – Т.  5. –С. 39-47.
  31. Кособрюхов А.А., Мудрик В.А. Влияние SO2 на фотосинтез хвои сосны при естественной и повышенной концентрациях углекислого газа // Известия  РАН. – 1997.  – № 5. – С. 629-633.
  32. Назарова Г.Н, Шарапова Н.А., Кособрюхов А.А. Влияние ультрафиолетовой радиации на фотосинтетический аппарат проростков гороха с усатым типом листа при различных уровнях интенсивности света // Матер. междунар. науч. конф.: "Новые и нетрадиционные растения и перспективы их практи-ческого использования"-Пущино:Мин. Науки РФ.–1988.–Т.3.–С.186-188.
  33. Кособрюхов А.А. Влияние повышенной [CO2] на фотосинтетический аппарат и ростовые процессы при различных уровнях интенсивности света и температуры //Тез.  докл. 5 Всесоюз.  съезда физиологов  растений. М.: ИФР, 1999. – С. 63.
  34. Кособрюхов А.А., Креславский В.Д., Храмов Р.Н., Браткова Л.Р., Щелоков Р.Н. Модифицирующее действие низкоэнергетического люминесцентного света  625 нм на рост и фотосинтез растений // ДАН  РАН. – 2000. – Т. 372. № 6. –  С. 827-829.
  35. Kosobryukhov A.A., Kreslavski V.D., Khramov R.N., Bratkova L.R., Shchelokov R.N. Influence of  additional low intensity luminescent radiation on growth and photosynthesis of plants // Biotronics. – 2000. – № 29. – Р. 23-31.
  36. Кособрюхов А.А. Влияние периодического повышения концентрации СО2 в воздухе на содержание углеводов в листьях растений огурца // Продукционный процесс с/х культур. Орел ГАУ. 2001. Ч. 1. –  С. 87-92.
  37. Кособрюхов А.А. Сравнительная оценка характеристик СО2 газообмена листьев огурца при повышенной [CO2] в атмосфере // Матер. Междунар. науч. конф.: “Новые и нетрадиционные растения и перспективы их использования”  М.: Росс. Унив. Дружбы Народов, 2001. – Т. 2. – С. 495-498.
  38. Кособрюхов А.А. Влияние периодического повышения [CO2] в атмосфере на СО2 газообмен и содержание углеводов в листьях огурцов // Вестник Башкирского университета. Специальный выпуск материалов годичного собрания ВОФР. 2001. – №2 (1). – С. 47- 49.
  39. Креславский В.Д., Иванов А.А., Храмов Р.Н., Кособрюхов А.А. Низкоэнергетический красный свет повышает устойчивость фотосинтетического аппарата проростков пшеницы к УФ-В //Там же. –С.50-52.
  40. Кособрюхов А.А. Временные характеристики изменения активности фотосинтетического аппарата при действии различных факторов внешней среды // Материалы межд. научн. конф.: «Биологические ресурсы и устойчивое развитие». Пущино, 29 окт.- 2 нояб. 2001г. Изд. НИА-Природа, 2001.– С. 116-117.
  41. Кособрюхов А.А., Балахнина Т.И., Иванов А.А., Креславский В.Д. Динамика газообмена, активности ФС-2 и перекисное окисление липидов при повышении интенсивности света // Матер. Междунар. науч. конф.: “Новые и нетрадиционные растений и перспективы их использования” М.: Изд. Росс. Унив. Дружбы народов. 2003. – Т. 3. – С. 89-91.
  42. Кособрюхов А.А. Рост и фотосинтез растений при повышенной концентрации СО2 и различных уровнях интенсивности света и температуры // Тез. докл. на 5-ом съезде общества физиологов растений.  Пенза. 15-21 сент., 2003. –  С. 405-406.
  43. Креславский В.Д., Иванов А.А., Кособрюхов А.А. Низкоэнергетический свет в области длин волн 620-660 нм уменьшает УФ-В-индуцированное повреждение фотосистемы 2 в листьях шпината // Биофизика.–2004.–Т.49.В.5.–С. 840-844.
  44. Кособрюхов А.А., Биль К.Я., Nishio J.N. Действие метанола на СО2 газообмен листьев сахарной свеклы в условиях нарастающего водного стресса // Прикладная биохимия и микробиология. – 2004. – Т. 40. № 6. – С. 668-674.
  45. Кособрюхов А. А. Фотосинтетические и продукционные характеристики растений при периодическом изменении параметров внешней среды концентрации СО2, интенсивности света, температуры. Тез. докл. междунар. научн. конф. «Проблемы физиологии растений Севера», Петрозаводск, 15-18 июня 2004. С. 99.
  46. Балахнина N.И., Кособрюхов А.А., Иванов А.А., Креславский В.Д. 2005. Влияние кадмия на СО2 газообмен, переменную флуоресценцию хлорофилла и уровень антиоксидантных ферментов в листьях Pisum sativum // Физиология растений. – 2005. – Т. 52. № 1. – С. 21-26.
  47. Кособрюхов А.А. Влияние повышенной концентрации СО2 на рост и фотосинтез растений при различных уровнях интенсивности света и температуры.  В кн.: Роль физиолого-биохимических исследований в селекции овощных культур. Матер. Всерос. научн.-практ. конф., посвященной 75-летию со дня создания отдела физиологии и биохимии растений ВНИИССОК. 28 февраля 2007г. М.: РУДН. 2007. – С. 121-129.



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.