WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

УДК: 551.794

МАРКОВ ВЛАДИМИР ЕВГЕНЬЕВИЧ

ПАЛЕОГЕОЭКОЛОГИЧЕСКИЕ РЕКОНСТРУКЦИИ

ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ ВАЛААМСКОГО АРХИПЕЛАГА

В СРЕДНЕМ И ПОЗДНЕМ ГОЛОЦЕНЕ

Специальность: 25.00.36 – геоэкология (науки о Земле)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата географических наук

Санкт – Петербург

2012

Работа выполнена на кафедре геологии и геоэкологии федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский государственный педагогический университет имени А. И. Герцена»

Научный руководитель:

доктор педагогических наук, кандидат геолого-минералогических наук, профессор

Нестеров Евгений Михайлович

Официальные оппоненты:

доктор геолого-минералогических наук, профессор, профессор кафедры физической географии и ландшафтного планирования Санкт-Петербургского государственного университета

Верзилин Никита Николаевич

доктор географических наук,

профессор, заведующий кафедрой географии Владимирского государственного университета

им. А.Г. и Н.Г. Столетовых 

Карлович Игорь Анатольевич

Ведущая организация:

федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский государственный гидрометеорологический университет»

Защита состоится «25» ___мая______ 2012 года в _17_ часов на заседании Совета Д 212.199.26 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Российском государственном педагогическом университете имени А. И. Герцена по адресу: 191186, Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, 48, корп. 12, ауд. № 21.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена по адресу: 191186, Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, 48, корп. 5.

Автореферат разослан «16» ___апреля____ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                И.П. Махова

I. OБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность работы. Расшифровка палеоэкологических условий окружающей среды является одной из актуальных задач современного естествознания. Одним из наиболее информативных компонентов эволюции природной среды являются озёрно-болотные отложения. Такие осадки содержат в себе наиболее полную и объективную информацию о физико-географических условиях, существовавших не только в самих водоемах, но и на территории их водосборов. Так, по результатам изучения макро- и микроэлементного состава органо-минеральных осадков с применением методов геохимической индикации, можно детально реконструировать многие параметры природной среды, существовавшие в прошлом, а данные спорово-пыльцевого анализа этих отложений могут свидетельствовать об особенностях эволюции растительного покрова значительных территорий.

Аквальные ландшафты внутренних водоёмов Валаама уникальны – являясь ровесниками самого архипелага, они служат источником геохимической информации о климатических, геохимических и геоэкологических условиях среднего и позднего голоцена. Изучение эволюции озерных систем Валаамского архипелага методом геохимической индикации позволяет не только изучить скорость и этапы изменения уровня древней Ладоги, характера эволюции окружающей среды после выхода островов на дневную поверхность, но и оценить степень воздействия антропогенного фактора на эволюцию природной среды региона исследования.

Для Валаамского архипелага, расположенного в северной части крупнейшей пресноводной акватории Европы – Ладожского озера, не существует детальных реконструкций эволюции окружающей среды, выполненных на основе изучения геохимических особенностей позднеголоценовых отложений. В ранее опубликованных трудах заметная роль в восстановлении исторического прошлого архипелага отводилась результатам палинологических исследований (Saarnisto M., 1997; Vuorela I., Lempiinen T., Saarnisto M., 2001) а геохимия изучалась лишь с целью оценки антропогенного воздействия на экосистемы архипелага (Гавриленко В.В., Матинян Н.Н., Панова Е.Г., 2007; Елсукова Е.Ю., 1998; Морозова Р.М., Лазарева И.П., 2002; Панова Е.Г., Болотова А.А., 2000). Отсутствие детальных палеогеоэкологических реконструкций условий среды, выполненных с применением комплекса геохимических методов, обуславливает актуальность нашей работы.

Объектом исследования являются послеледниковые отложения Валаамского архипелага.

Предмет исследования – особенности эволюции природных процессов, протекавших на территории Валаамского архипелага в среднем и позднем голоцене в естественных и антропогенных условиях, устанавливаемых геохимическими и палинологическими методами исследования.

Целью является детальная реконструкция природных условий, существовавших на территории Валаамского архипелага в среднем и позднем голоцене на основе изучения послеледниковых отложений методами комплексной геохимической и палинологической индикации.

Для достижения поставленной цели ставились и решались следующие основные задачи:

– анализ литературных и фондовых источников с обобщением материалов, характеризующих развитие природной среды Валаамского архипелага;

– установление основных тенденций и характера эволюции природной среды на основе изучения лито-, био-, и геохимических закономерностей послеледниковых отложений Валаамского архипелага;

– осуществление детальной реконструкций развития природной среды Валаамского архипелага в средне- и позднеголоценовое время;

– определение основных факторов антропогенного воздействия на исследуемую территорию во временном контексте естественной истории.

Теоретической и методологической основой диссертации являются конструктивные идеи и результаты исследования отечественных и зарубежных специалистов в области географии, геологии, геохимии и геоэкологии: К.К. Маркова, А.П. Карпинского, Н.Н. Верзилина, Е.М. Нестерова, С.М. Гильдина, О.Ф. Дзюбы, Д.А. Субетто, Г.И. Клейменовой, Н.М. Страхова, Д.Д. Квасова, А.Ю. Опекунова, Г.С. Бискэ, И.М. Экмана, М.Н. Миклухо-Маклая, Н.Я. Озерецковского, Б.И. Кошечкина, О.М. Знаменской, А.И. Перельмана, Е.Г. Пановой, В.В. Гавриленко, М.А. Кульковой, M. Saarnisto, I. Vuorela и мн. др.

Фактический материал и методы исследования. В основу диссертации легли результаты тематических исследований послеледниковых отложений Валаамского архипелага, полученных автором в течение полевых сезонов 2005-2010 гг. Основой фактического материала исследования явилось представительное количество отобранных и изученных автором кернов и поверхностных проб донных осадков и озёрно-болотных отложений. Автором было выполнено, в общей сложности, более тысячи различных геохимических, спорово-пыльцевых, литологических анализов в лабораториях Геохимии окружающей среды РГПУ им. А.И. Герцена, Центре изотопных исследований (ВСЕГЕИ им. А.П. Карпинского), а также в отделе стратиграфии ВНИГРИ.

Защищаемые положения:

- использование комплексной методики реконструкции развития окружающей среды позволяет детализировать историю архипелага и уточнить геоэкологические особенности природных условий среднего и позднего голоцена;

- осадки внутренних озер Валаамского архипелага, сформировавшиеся на различных этапах их развития (открытый водоем – залив – изолированный водоем) в голоцене, обладают характерными геохимическими особенностями, позволяющими произвести их детальное расчленение;

- использование системы геохимических индикаторов при реконструкции условий осадконакопления позволило детализировать закономерности эволюции природной среды Валаамского архипелага в среднем и позднем голоцене;

- в поздней субатлантике развитие внутренних озер и водосборов Валаамского архипелага происходило под устойчивым воздействием антропогенного фактора, выражающемся в характерном изменении спорово-пыльцевых и геохимических спектров послеледниковых отложений.

Научная новизна работы. В ходе исследования:

– получены новые геохимические, спорово-пыльцевые и литостратиграфические данные, на основе которых была прослежена динамика и этапы развития природной среды Валаамского архипелага;

– рассчитана серия петрохимических модулей, позволяющих восстановить палеоэкологические обстановки географической среды;

– установлена высокая степень корреляции геохимических и палинологических данных, что позволяет использовать подобный комплекс методов в ходе детальных палеоэкологических реконструкций;

– впервые предложена непротиворечивая гипотеза развития природной среды Валаамского архипелага в среднем и позднем голоцене, раскрывающая особенности развития окружающей среды в естественных и антропогенных условиях.

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в выявлении новых закономерностей развития Ладожской геосистемы под влиянием природных и антропогенных факторов на основе междисциплинарного подхода к изучению послеледниковых отложений. Амплитуды и периодичность колебаний климатических параметров выделенных по результатам геохимических и других исследований могут иметь фундаментальное значение для региональных и глобальных реконструкций событий голоценовой истории и изучения тенденций изменения природных условий.

Практическая значимость работы состоит в выявлении основных параметров природной среды среднего и позднего голоцена, «записанных» в слоях озерно-болотных отложений, таких как температура, влажность, уровенный режим водоемов, восстановленных на хронологической шкале для Ладожской геосистемы. Данные параметры могут быть использованы и используются в целях палеогеографических реконструкций аквальных геосистем, при эколого-географическом районировании, планировании природопользования и природоохранной деятельности.

Применение методов геохимической индикации позволяет не только восстановить условия седиментации, но и предоставляет возможность корреляции литологически однородных толщ в пределах региона. Показательна возможность детализации палинологических рядов низкого разрешения, которую следует использовать при подобных палеогеоэкологических реконструкциях.

Полученные результаты используются в учебном и научном процессе РГПУ им. А.И. Герцена.

Достоверность исследований определяется всесторонним теоретическим анализом, представительностью фактического материала, современным уровнем эколого-геохимических исследований, подробным анализом опубликованных и фондовых материалов по изучаемой тематике.

Апробация работы и публикации. Основные положения диссертации изложены в 11 печатных работах, из них 2 – в рецензируемых изданиях. Результаты исследований доложены на V и ХI Международных семинарах «Геология и эволюционная география» (РГПУ им. А.И. Герцена, 2005, 2011 гг.); IV Международной конференции «Геология в школе и вузе» (РГПУ им. А.И. Герцена, 2005 г.); LXIII научно-практической конференции «Герценовские чтения. География: проблемы науки и образования» (РГПУ им. А.И. Герцена, 2010 г.); IV Международной научной конференции «География, геоэкология, геология: опыт научных исследований» (ДНУ им. О.Гончара, 2007 г.); 2nd Europe Simposium «The Greatest Lakes of Europe» (Нортелия, Швеция, 2009 г.). В 2008 и 2009 гг. по теме исследования автором получены гранты Правительства Санкт-Петербурга (регистрационные номера 2.7/30-04/10 и 2.7/30-04/024).

Содержание работы. Диссертационная работа состоит из введения, четырёх глав и заключения. Цитированная литература содержит 157 названий. Объем работы – 161 страница машинописного текста, включая 18 таблиц и 30 рисунков.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы исследования, определены объект, предмет и цели исследования, основные задачи работы, сформулированы положения, выносимые на защиту, обоснованы научная новизна, практическая и теоретическая значимость результатов исследования. Логика и результаты исследования представлены в главах диссертации.





В первой главе «Общая характеристика развития Ладожской геосистемы» подробно раскрывается сущность понятия «геосистема», приводятся сведения о ранее проведённых исследованиях, приводится общая характеристика природных условий архипелага, геохимических особенностях коренных пород и рассматривается эволюция Ладожской геосистемы в послеледниковье.

Понятие «геосистема» используется для общего обозначения природных объектов, под ним понимается динамическая система взаимообусловленных природных компонентов, пространственно связанных между собой и развивающихся как части целого (Исаченко А.Г., 1979).

Исследования Ладожского озера и Валаамского архипелага начались в XVI в. с попыток создать картографические изображения Ладоги. В дальнейшем Ладожская геосистема была детально изучена геологами, гидрологами, биологами и другими исследователями. В течение ХХ века появился ряд серьезных исследований Ладожской геосистемы, принадлежащих Г.С.Бискэ, М.В.Шитову, О.М.Знаменской, Д.Д.Квасову, И.М.Экману, Б.И.Кошечкину Н.Н.Давыдовой, Д.Б.Малаховскому, Н.Н.Верзилину, Д.А.Субетто, Г.И.Клейменовой, Д.В.Севастьянову и др. Благодаря их работам был достигнут значительный прогресс в исследовании палеогеографии региона. Однако, несмотря на детальное изучение компонентов природной среды, не существует детальных реконструкций развития окружающей среды архипелага на основе комплексного анализа послеледниковых отложений. В работах упомянутых исследователей заметная роль в восстановлении исторического прошлого архипелага отводилась результатам палинологических исследований (M.Saarnisto, I.Vuorela, 1997, 2001), геохимические особенности отложений изучались лишь с целью оценки антропогенного воздействия на экосистемы архипелага (Елсукова Е.Ю., 1998, Гавриленко В.В., Панова Е.Г. и др., 2007).

Формирование Ладожской геосистемы началось в позднем плейстоцене и было связано с отступанием валдайского ледникового покрова, талые воды которого заполнили котловину Ладожского озера. В раннем голоцене (10300–9500 лет назад), в связи со значительным потеплением климата в Северном полушарии и быстрым разрушением Балтийского ледникового щита произошёл спуск Балтийского ледникового озера, и, как следствие, – изоляция Ладожского озера.

Во второй половине пребореального времени происходил подъем уровня Ладожского озера, связанный с анциловой трансгрессией Балтики. Во время максимума трансгрессии, около 9200 л.н., происходило подтопление южных мелководий Ладожского озера.

В бореальное время около 9000 лет назад уровень Ладоги понижается в связи с регрессией Балтики. Происходит расчленение Ладоги и Балтики, обособляются многие озера Карельского перешейка. Глубина среднеголоценовой регрессии оценивается разными авторами по-разному, однако её существование признают все исследователи.

Наиболее интересным и дискуссионным периодом в истории Ладоги является отрезок времени последних 5000 лет. Этап, получивший в литературе наименование “Ладожской трансгрессии” (Бискэ Ю.С. и др., 2007), соотносится с интервалом 5000-2900 л.н. Причины этой трансгрессии трактуются специалистами по-разному. В этот период сказалось действие нескольких факторов, эндогенных и экзогенных, которые способствовали существенным преобразованиям гидрографической сети бассейна и водного баланса Ладоги (Субетто Д.А. и др., 2007). Результатом развития Ладожской трансгрессии, как принято считать, явился перелив Ладоги через Мгинско-Тосненский водораздел и образование реки Невы. Однако, по мнению некоторых исследователей (Верзилин Н.Н. и др., 2005), протока между Ладожским озером и Балтийским морем существовала и ранее. Кроме того, ещё одним дискуссионным вопросом голоценовой истории Ладожской геосистемы является существование Хейниокского пролива.

Таким образом, несмотря на многоаспектное детальное исследование Ладожской геосистемы на протяжении нескольких столетий, ряд принципиальных вопросов остаются недостаточно изученными.

Во второй главе «Фактологические результаты исследования» приведено обоснование выбора опорных участков исследования, выполнен анализ комплекса методов полевых и лабораторных исследований, а также методик статистической обработки геохимической информации. Приводятся ряд спорово-пыльцевых диаграмм и подробная палинологическая характеристика разреза, изученного автором, построены литостратиграфические колонки для всех исследованных опорных участков. Также обсуждаются результаты радиоуглеродного датирования.

Формирование и эволюция внутренних водоёмов Валаамского архипелага тесно связаны с неоднократно изменявшимся в течение голоцена уровнем Ладожского озера. Изучение колебаний уровня палеобассейна целесообразно производить на опорных участках, расположенных на различных гипсометрических уровнях для оценки скорости и высоты подъёма воды. Поэтому в рамках диссертационного исследования в качестве полигонов были выбраны водоёмы, имеющие различную абсолютную высоту уреза воды и различно удаленные от береговой линии Ладожского озера.

Для достоверной реконструкции особенностей эволюции водных бассейнов и окружающих их ландшафтов, составляющих взаимосвязанную систему, а также выяснения их современного геоэкологического состояния, существенное значение имеет применение оптимального комплекса методов анализа природной среды. Такой комплекс, объединивший литолого-седиментологические, геохимические, палинологические, радиоизотопные и другие геоэкологические методы, был применён для интерпретации данных, характеризующих голоценовое развитие и современное геоэкологическое состояние природной среды Валаамского архипелага.

В основе работы лежат следующие основные виды собственных исследований:

– геохимический анализ отложений по методике выполнения измерений массовой доли металлов и оксидов металлов в порошковых пробах почв методом ренгенофлюоресцентного анализа на спектрометре «СПЕКТРОСКАН МАКС-GV». Этот метод позволяет определять в пробах содержание ряда элементов (Cr, Co, Ni, Cu, Zn, As, Sr, Pb, Ba, Rb, Nb, La, Y, Zr) и некоторых оксидов (TiO2, MnO, Fe2O3, SiO2, Al2O3, P2O5, K2O, Na2O, MgO, CaO);

– палинологический (спорово-пыльцевой) анализ образцов болотно-озерных отложений, отобранных из трёхметровой колонки урочища Тихойнинсилти;

– метод радиоуглеродного датирования.

При реконструкции условий среды Валаамского архипелага на основе изучения послеледниковых отложений учитывалось, что их формирование происходило в условиях последовательного чередования трансгрессивно-регрессивных ритмов палеоладоги. Изменение уровня Ладожского озера, и, как следствие, гидродинамики водной среды нашло своё отражение в литологическом составе осадков, что позволило выделить характерные литологические разности, формирование которых происходило на различных этапах седиментогенеза (рис. 1).

1-й этап – накопление глинистой толщи, сформировавшейся в относительно глубоководных условиях.

2-й этап – образование супесчаного слоя, который присутствует во всех разрезах. Песчаные отложения, накопившиеся в мелководных условиях, свидетельствуют о снижении уровня Ладожского озера в это время. Присутствие в осадках большого количества грубообломочных частиц указывает на возросшую гидродинамику водной среды, а осаждение глинистого материала – о размыве и переотложении накопленных ранее пелитовых осадков. Мощность накопившегося слоя варьирует в широких пределах, что может свидетельствовать о разной скорости изоляции внутренних озёр от Ладожского озера, связанной с геоморфологическими особенностями архипелага.

3-й этап – органогенная седиментация с накоплением толщи органоминеральных илов в изолированных водоёмах с характерным воздействием антропогенной деятельности, зафиксированной нами в верхней части разрезов.

В разрезах, исследованных палинологическим методом, в том числе непосредственно изученным автором (урочище Тихойнинсилти), формирование осадков происходило на протяжении средне- и позднеголоценового времени и охватило эпоху от суббореального периода до настоящего времени. Построенная спорово-пыльцевая диаграмма (рис. 2) авторского разреза по процентным соотношениям и общим закономерностям распространения главных компонентов сопоставима как с диаграммами других авторов (M.Saarnisto, I.Vuorela, 1997, 2001), так и с диаграммами опорных разрезов голоцена Северо-Запада (Климанов В.А., 1996), для которых установлены характерные пыльцевые уровни, характеризующие каждый климатический период голоценового времени. В процессе изучения палинологического материала использовался не только традиционный метод спорово-пыльцевого анализа (СПА), но и метод палиноиндикации качества окружающей среды (ПИКОС) (Дзюба О.Ф., 2006). То есть, при изучении палинологического материала особый акцент был сделан на наличии/отсутствии тератоморфных (патологически развитых) пыльцевых зерен и спор. Это дало возможность определить взаимосвязь между наличием и концентрацией тератоморфных зерен в разновозрастных отложениях и сменой физико-географических условий среды, что в свою очередь позволило более точно проследить смену палеоклиматических обстановок в голоцене, особенно на границах ранний/средний суббореал и ранняя/средняя субатлантика. Именно здесь зарегистрированы максимальные для всего разреза концентрации тератоморфных пыльцевых зерен.

Рисунок 1. Опорные разрезы послеледниковых отложений Валаамского архипелага

Радиоуглеродное датирование, выполненное нами для биогенных (торф) и органоминеральных (илы) отложений архипелага, показало значительное увеличение возраста проанализированных материалов из маркирующих горизонтов изученных разрезов. Использование полученных данных требует пересмотра времени некоторых событий голоценовой истории Ладожской геосистемы, для чего в настоящее время нет достаточных оснований. В ходе дальнейших исследований предполагаем вернуться к данной проблеме. В данной работе нами были использованы радиоуглеродные датировки, полученные другими авторами (Vuorela I., Lempiinen T., Saarnisto M., 2001). Основанием для подобного сопоставления послужила высокая степень корреляции литостратиграфических параметров изученных разрезов, и результаты спорово-пыльцевого анализа отложений.

По результатам анализа, проведённого во второй главе, можно сформулировать первое защищаемое положение, согласно которому использование комплексной методики реконструкции развития окружающей среды позволяет детализировать историю архипелага и уточнить геоэкологические особенности природных условий среднего и позднего голоцена.

В третьей главе «Интерпретация геохимических данных» рассмотрены особенности поведения изученных микро- и макроэлементов в послеледниковых отложениях, приводятся результаты статистической обработки геохимических данных для каждого из опорных участков.

Интерпретация геохимических данных осуществлялась в 2 этапа: на первом этапе была выполнена предварительная оценка характера распределения валовых содержаний микро- и макроэлементов в толщах послеледниковых осадков и выявлены характерные геохимические ассоциации; на втором – подробная статистическая обработка геохимической информации с применением ряда геохимических индикаторов с целью детальной реконструкции палеоэкологических условий природной среды. При интерпретации геохимических данных была выполнена предварительная оценка характера распределения валовых содержаний микроэлементов в толщах послеледниковых отложений. В качестве среднего значения для каждой литологической разности рассчитывалось среднее арифметическое. Критерием оценки изменчивости микро- и макроэлементов (аккумуляция/рассеяние) в толщах осадков являлось отклонение концентраций отдельных элементов на разных участках колонок от их средних арифметических значений, вычисленных для данной литологической разности. В качестве объективной меры схожести поведения элементов в процессах миграции в тот или иной момент времени было определено значение коэффициента парной корреляции. Для выявления основных геохимических ассоциаций, свойственных различным слоям, был применен метод кластерного анализа, а для определения особенностей формирования осадочных толщ – метод факторного анализа. Обработка аналитических данных производилась с применением программы Statistica 6.0.

Несмотря на некоторые различия в литогеохимическом строении разрезов, результаты геохимического анализа демонстрируют высокую степень корреляции, позволяющую производить их расчленение по геохимическим параметрам, соответствующим изменениям условий среды.

Наиболее тесными положительными связями в глинистых осадках изученных разрезов обладают такие элементы как Cu, Ni, Fe, Zn, устойчивый антагонизм практически ко всем выделенным ассоциациям демонстрирует  SiO2, что связано с литологическим составом осадка, в котором преобладают пелитовая фракция. Наиболее характерными ассоциациями для глин являются: Cu-Ni, Al2O3-Co, V-Rb, TiO2-MnO-P2O5-CaO-K2O-Na2O-MgO-Fe2О3, Sr-Zr. Высокую степень корреляции демонстрируют и результаты факторного анализа глинистых отложений, так, формулу основного фактора можно представить в следующем виде: V-Cr-MnO-Fe2O3-Co-Ni-Cu-Al2O3-K2O-MgO/SiO2-Zr.

Для супесчаных отложений, сформированных в условиях повышенной гидродинамики водной среды, положительные связи характерны для Cu и Ni, антагонистами выступают Zn, K2O, SiO2. Наиболее характерными ассоциациями в супесчаных отложениях выступают Zn-V, Co-Al2O3, Cr-Cu. Высокую степень корреляции демонстрируют и результаты факторного анализа супесчаных отложений, так, формулу основного фактора можно представить в следующем виде: TiO2-V-Fe-Co-Zn-CaO-Al2O3-K2O-P2O5-MgO-Ba-Na2O/SiO2.

В толще органоминеральных илов положительными связями обладают Cu, Ni, Al2O3 и K2O. Наиболее характерной ассоциацией является Cu-Ni. Высокую степень корреляции демонстрируют и результаты факторного анализа отложений, однако для органоминеральных илов характерны в первую очередь отрицательные связи. Так, формулу основного фактора можно представить в следующем виде: Zn-P2O5/TiO2-V-Fe2О3-Cu-Al2O3-SiO2-K2O-MgO-Ba-Zr.

Исходя из вышеизложенного, сформулировано второе защищаемое положение: осадки внутренних озер Валаамского архипелага, сформировавшиеся на различных этапах их развития (открытый водоем залив изолированный водоем) в голоцене, обладают характерными геохимическими особенностями, позволяющими произвести детальное расчленение комплексов отложений.

В четвёртой главе «Палеоэкологические реконструкции природной среды Валаамского архипелага в среднем и позднем голоцене» приводится обоснование выбора системы геохимических индикаторов для реконструкции палеогеоэкологических параметров среды в регионе исследования и производится детальная реконструкция природных условий, существовавших на территории Валаамского архипелага в среднем и позднем голоцене.

Для расшифровки и сопоставления основных тенденций химического выветривания на водосборах, зрелости поступавшего в область седиментации тонкого терригенного материала, климатических условий использовался ряд геохимических коэффициентов/петрохимических модулей, характеризующих палеогеографические условия бассейна седиментации, так как абсолютные содержания химических элементов и породообразующих окислов не всегда несут достоверную информацию. Основываясь на опубликованных данных (Кулькова М.А., 2005) о поведении элементов в различных гидрохимических и ландшафтных обстановках, можно выделить некоторые элементы-индикаторы и индикаторные соотношения элементов, характерные для гумидных и аридных климатических зон. По результатам проведенных исследований для послеледниковых отложений Валаамского архипелага предлагаются индикаторы температурной изменчивости – соотношения Sr/Ba, Rb/Sr, K/Zr; индикатор изменения уровня воды в водоёме – коэффициент SiO2/Al2O3 и индикатор влажности – соотношение Fe2О3/СаО. Окислительно-восстановительные условия водоёмов оценивались с помощью коэффициента Fe/Mn.

Достоверность предложенных индикаторов определялась их сопоставлением как с климатическими параметрами, вычисленными на основе палинологического материала (рис. 3), так и непосредственно с характером варьирования содержаний пыльцы отдельных таксонов, наиболее показательно отражающих динамику компонентов палеоклимата. В частности, о потеплении для северной половины Восточной Европы по литературным данным (Климанов В.А., 1996) может свидетельствовать увеличение в спектрах пыльцы дуба, липы, вяза, граба, лещины, маревых и спор зеленого мха, а похолодание проявляется увеличением в спектрах пыльцы карликовой березы, ольховника, крапивы, вереска и спор сфагнума. Увеличение влажности зачастую сопровождается ростом содержания пыльцы ели, ольхи и ивы.

Рисунок 3. Кривые температур и осадков реконструированные по геохимическим и палинологическим данным

Таким образом, было сформулировано третье защищаемое положение: использование системы геохимических индикаторов при реконструкции палеоусловий позволило детализировать закономерности эволюции природной среды Валаамского архипелага в среднем и позднем голоцене.

Авторские данные позволили уточнить долговременные тенденции средне- и позднеголоценового времени в развитии островных геосистем. Нами выделено шесть палеоэкологических этапов формирования природной среды – от раннего суббореала до поздней субатлантики. Исходя из современных представлений (Сапелко Т.В., Субетто Д.А. и др., 2009), природные условия каждого из этапов формировались в результате изостатического поднятия земной коры, что вызывало изменения уровня Ладожского озера, а также общего для Северной Европы климатического тренда и локальных ландшафтных особенностей, что определяло облик растительного покрова.

Уровень воды в Ладожском озере в раннем суббореале был выше современного на несколько метров, причём по данным литостратиграфического и геохимического анализов едва ли опускался ниже современных даже во время максимума среднеголоценовой регрессии. Снижение уровня Ладоги даже до современных отметок неминуемо привела бы к изоляции внутренних водоёмов и, как следствие, смене условий седиментации, однако, никаких следов этих событий в изученных разрезах не отмечается. В это время внутренние водоёмы представляли собой заливы Ладожского озера, в которых накапливался преимущественно глинистый материал. Урочище Тихойнинсилти, как и вся центральная часть архипелага, представляло

собой прибрежный мелководный бассейн, где накапливались песчаные отложения.

Рисунок 4. Основные параметры природной среды Валаамского архипелага в среднем и позднем голоцене, реконструированные по геохимическим данным

Начавшаяся около 5000 л.н. (позднеатлантическое время) трансгрессия Ладожского озера привела к поднятию уровня воды до отметок на 10-15 м превышающих современные (Квасов Д.Д., 1990, Кошечкин Б.И, 1993, Бискэ Ю.С. и др., 2007). Эти события способствовали интенсивному размыву побережья и накоплению обломочного материала в прибрежно-мелководной зоне, что подтверждается повышенными значениями коэффициента SiO2/Al2O3, отражающего обогащение осадков кварцем по сравнению с глинистыми и полевопаштовыми минералами. Высокая активность водной среды, вероятно, обусловила низкую концентрацию пыльцевых зерен (<50 п.з. на стекло) и их плохую сохранность. Ослабление гидродинамики водной среды, вследствие продолжающейся трансгрессии Ладожского озера, привело к постепенной смене мелководных песчаных фаций более глубоководными глинистыми, что нашло отражение в снижении значений алюмосиликатного модуля уже в середине раннего суббореала.

Большая часть лесов, произрастающих в раннесуббореальное время на территории Валаама, вероятно, являлись полидоминантными, среди которых наибольшее распространение получили сосново-еловые, а также сосново-ольховые леса на слабодренированных участках с распространением сфагновых и зеленых мхов в нижнем ярусе.

Во многих разрезах присутствует толща светло-серой опесчаненной глины с выраженной слоистостью, сформировавшаяся в среднесуббореальное время. Мощная толща тонкотерригенных отложений свидетельствует об относительной стабилизации гидродинамических условий, что подтверждается ходом кривых некоторых геохимических коэффициентов. Для среднего суббореала характерны прохладные и умеренно влажные климатические условия (чему соответствуют показатели Fe2O3/CaO и Sr/Ba), которые вызвали перераспределение в соотношении типов лесов с увеличением роли березняков. Последние, вероятно, занимали возвышенные участки с маломощными слаборазвитыми почвами, о чем косвенно свидетельствуют широко распространенные в это время представители маревых и полыневых – обитателей открытых пространств. Роль злаковых становится второстепенной, уступая место другим растительным таксонам, в первую очередь сфагновым мхам и осоковым.

Существенные изменения условий осадконакопления, фиксируемые нами с середины позднего суббореала в некоторых разрезах, вероятно, связаны с процессом формирования реки Невы датируемым рядом авторов (Кошечкин Б.И, 1993, Сапелко Т.В., Субетто Д.А. и др., 2009, Vuorela I., Saarnisto M., 1997) в интервале от 3700 до 2400 л.н. Регрессия Ладожского озера привела к перераспределению глинистого и песчаного материала с увеличением доли последнего, что наглядно демонстрирует увеличение коэффициента SiO2/Al2O3. Ослабление процессов физического выветривания, вероятно, отражающее относительное похолодание проявилось в уменьшении соотношения Sr/Ba.

Рост влажности в это время, на фоне продолжающегося похолодания, привел к преимущественному распространению еловых и сосново-еловых лесов. Участие термофильных пород в древостое достигает наименьших значений для среднего и позднего голоцена. Существенное обмеление прибрежной зоны, вызванное отступлением вод Ладожского озера, способствовало интенсивному распространению макрофитов. Расширяющуюся площадь открытых территорий занимали представители мезофильного разнотравья.

Сформировавшиеся в ранней субатлантике песчано-глинистые отложения, указывают на выраженный процесс обмеления вследствие продолжающейся регрессии, и, соответственно, на усиление гидродинамики водной среды. В дальнейшем, к середине среднесубатлантического времени, резкая смена литологического состава отложений с увеличением доли грубозернистой фракции, указывает на произошедшую изоляцию водоёма от Ладоги. Об этом же свидетельствует аккумуляция Р2О5 – индикатора застойных условий с восстановительной средой осадконакопления. Кроме этого, фиксируется изменение показателей Fe2O3/CaO и Sr/Ba, что отражает смену климатических условий в сторону влажного и теплого климата.

О потеплении в начале субатлантического периода свидетельствует и заметное увеличение содержания термофильных пород в лесах, но доминантами при этом в составе древостоя остаются сосна и береза. Распространению последней, вероятно, способствовали благоприятные условия на территориях, освобождавшихся при отступлении водоёма. Злаки образовывали наземный покров в редкостойных березняках, определяя второстепенную роль для осоковых, полыни и маревых.

Наблюдающийся рост значений коэффициента SiO2/Al2O3 в большинстве разрезов в среднесубатлантическое время указывает на увеличение песчанистости донных осадков водоёмов, которое связано с интенсивной денудацией ультраосновных пород в области сноса, вызванной продолжающейся регрессией. В обстановках изолированных водоёмов условия осадконакопления становятся более восстановительными, что обусловлено увеличением доли органического вещества и отражается в росте показателей коэффициента Fe/Mn. Высокие значения индикаторных соотношений элементов Fe2O3/CaO и Sr/Ba характеризуют усиление процессов физического и химического выветривания. Изменение состава растительности, вызванное незначительным потеплением и увеличением влажности в середине субатлантического периода, проявилось в возрастании роли сосново-еловых древостоев с участием широколиственных пород. Представители травяно-кустарничковых растений становятся разнообразнее, при этом наличие их пыльцы в спектрах остается незначительным.

Снижение концентраций Р2О5 и увеличение значений коэффициента SiO2/Al2O3 указывает на замедление темпов органогенной седиментации в конце поздней субатлантики. Высокие значения алюмосиликатного модуля обусловлены неоднородностью литологического состава осадка – наличием песчаного прослоя в толще органогенных отложений урочища Тихойниинсилти. Формирование указанного прослоя, по нашему мнению, связано с процессом антропогенной трансформации ландшафта при проведении мелиоративных работ. Об этом же может свидетельствовать присутствие глинистого прослоя в одновозрастных отложениях озёр. Нарушение естественной литолого-геохимической последовательности осадков в верхней части разреза не допускает использование климатических показателей.

Увеличение влажности существенно не отразилось на составе лесных формаций в поздней субатлантике. Здесь по-прежнему доминируют сосново-берёзовые леса, участие ели в лесных фитоценозах постепенно сокращается. Среди представителей травянистых сообществ встречаются виды-спутники человека: крапива, подорожник, лебеда, полынь. Отмечается невысокая продуктивность споровых растений, представленных преимущественно сфагновыми мхами. Стоит отметить и тот факт, что, невзирая на некоторое изменение природных условий в позднесубатлантическое время (увеличение влажности и похолодание климата) в спорово-пыльцевых спектрах увеличивается содержание пыльцы березы за счет сокращения пыльцы хвойных пород (в частности, пыльцы ели). Это дает основание полагать, что березовые формации имеют вторичное происхождение и возникли на месте предполагаемых обширных вырубок хвойных лесов. Таким образом, к факторам, создавшим современные ландшафты Валаамского архипелага относятся не только компоненты эколого-географической обстановки, неоднократно менявшейся в течение последних 5000 лет, но и, начиная с позднего голоцена, постепенная активизация деятельности человека.

Исходя из вышеизложенного, можно сформулировать четвёртое защищаемое положение: в поздней субатлантике развитие внутренних озер и водосборов Валаамского архипелага происходило под устойчивым воздействием антропогенного фактора, выражающемся в характерном изменении спорово-пыльцевых и геохимических спектров послеледниковых отложений.

В заключении сформулированы основные выводы, приведены результаты, полученные в ходе проделанной работы.

Развитие природной среды исследуемого района в послеледниковье происходило в условиях постоянных колебаний уровня Ладожского озера, что стало определяющим фактором при формировании ландшафтных условий архипелага.

Несмотря на то, что первые исследования Ладожского озера были предприняты в XVI в., а интенсивные исследования в XX-XXI вв. привели к накоплению значительного количества материалов по истории развития, геологии, геохимии различных компонентов Ладожской геосистемы, до сих пор многие вопросы остаются открытыми. Так, остаются дискуссионными некоторые события последних 5000 лет естественной истории Ладожской геосистемы – продолжительность и глубина Ладожской трансгрессии, время образования р. Нева, дата основания Валаамского монастыря и другие. Кроме этого, обзор проведённых исследований выявил недостаточность детальных палеогеоэкологических реконструкций природной среды архипелага, выполненных на основе комплексирования методов. Это обстоятельство ещё раз подчёркивает актуальность проведённого исследования.

Обязательное применение геохимических методов исследований при палеогеографических и геоэкологических работах определяется, прежде всего, тем, что данные о геохимии осадков, получаемые на основе изучения разрезов послеледниковых отложений, предоставляют информацию об их составе и строении, о соответствующих условиях среды седиментации, позволяют выявить изменения в характере осадконакопления. Одновременно с этим трансформация геохимического поля является одним из основных показателей неблагоприятных изменений окружающей среды, вызываемых постоянно усиливающейся антропогенной деятельностью.

Анализируя геохимические особенности литологических разностей изученных разрезов можно выявить сходные черты в их составе, что свидетельствует о схожести условий их формирования. Несмотря на некоторые различия в литогеохимическом строении разрезов, результаты геохимического анализа демонстрируют высокую степень корреляции, позволяющую производить их расчленение по геохимическим параметрам, соответствующим изменениям условий среды.

Осадки аквальных геосистем, сформировавшиеся на различных этапах развития Валаамского архипелага в голоцене, обладают характерными особенностями, позволяющими произвести детальное расчленение комплексов отложений по спорово-пыльцевым диаграммам и специфической последовательности литолого-геохимических типов. Геохимический анализ разрезов выделенных стратиграфических комплексов, позволил установить зависимости между элементным составом осадков и характером различных климатические этапов голоцена. Выявлено, что абсолютные концентрации микроэлементов и их количественные соотношения существенно различаются в разновозрастных осадках. Процесс антропогенной трансформации естественных ландшафтов, зачастую приводит к разрушению устоявшихся геохимических связей и перераспределению вещества в пределах культурного слоя, что во многом осложняет использование геохимических критериев реконструкции палеоклиматических условий голоцена.

Геохимические различия в осадках средне- и позднеголоценового времени хорошо воссоздают изменения природных обстановок. По результатам проведенных исследований для послеледниковых отложений Валаамского архипелага предлагаются индикаторы температурной изменчивости – соотношения Sr/Ba, Rb/Sr, K/Zr; индикатор изменения уровня воды в водоёме – коэффициент SiO2/Al2O3 и индикатор влажности – соотношение Fe2О3/СаО. Окислительно-восстановительные условия водоёмов оценивались с помощью коэффициента Fe/Mn.

Установление региональных черт на основе разработанных индикаторов, отражающих закономерный ход развития природной среды, может способствовать построению ряда последовательных смен палеоклиматических и палеогеографических обстановок в пределах обширных территорий.

Детальное палинологическое исследование отложений о. Валаам позволило не только установить их возраст, но и проследить смену состава растительности в течение средне- и позднеголоценового времени. Выявленная сглаженность климатических переходов на границах палинозон, по-видимому, объясняется локальными особенностями природной среды Валаамского архипелага. Применение метода палиноиндикации качества окружающей среды в наших исследованиях помогло облегчить процесс детализации физико-географических обстановок, особенно на границах ранний/средний суббореал и ранняя/средняя субатлантика. Именно здесь зарегистрированы максимальные для всего разреза концентрации тератоморфных пыльцевых зерен.

Реконструкция природной среды позднесубатлантического времени во многом осложнена процессом антропогенной трансформации естественных ландшафтов, зачастую приводящего к разрушению устоявшихся геохимических связей и перераспределению вещества в пределах культурного слоя. Изменение естественного геохимического поля под непосредственным воздействием человека не учитывалась при теоретическом обосновании применения большинства геохимических коэффициентов, разработанных для древних отложений дочетвертичного возраста. Использование таких коэффициентов, с нашей точки зрения, наиболее приемлемо для отложений, не вовлечённых в хозяйственную деятельность.

Особый интерес в предпринятых комплексных исследованиях отложений голоцена заключается в возможностях корреляции между климатическими ритмами, выделенными на основе изменчивости палиноспектров по разрезу, и значениями вариаций кривых содержания микроэлементов для тех же интервалов осадочной толщи. Выявленные закономерности поведения химических элементов в зависимости от климатических и физико-географических условий могут быть востребованы, как в случае изучения литологически однородных осадочных толщ, с несохранившимся палинологическим материалом (песчаные переотложенные осадки и др.), так и при анализе колонок донных отложений морских и крупных озерных акваторий.

III. СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Марков В.Е., Морозов Д.А., Гильдин С.М. Геоэкологические особенности послеледникового седиментогенеза внутренних водоёмов Валаамского архипелага // Вестник МАНЭБ. Научно-технический журнал Международной академии наук экологии, безопасности человека и природы. Т. 11. №5. 2011 (январь). С. 24-28 (0,5/0,3).
  2. Марков В.Е. Геоэкологические исследования донных отложений внутренних водоёмов Валаамского архипелага // Известия Российского государственного педагогического университета имени А.И.Герцена. №138. 2011 (июль). С.95-100 (0,5).
  3. Нестеров Е.М., Гильдин С.М., Дружинина А.А., Марков В.Е. Валаам – пересечения геологической и человеческой истории // Геология в школе и ВУЗе: Геология и цивилизация: Материалы конф. / Под ред. Е.М. Нестерова. – СПб.: «Эпиграф», 2005. – С.51-56 (0,4/0,2).
  4. Тимиргалеев А.И., Нестеров Е.М., Марков В.Е., Мавопулос П.Н. Валаам – позднеголоценовая история // Научно-технический прогресс в лесном хозяйстве, охране природы и ландшафтном строительстве: сборник статей. – №3. – СПб.: СПбГЛТА, 2007. – С. 118-123 (0,4/0,2).
  5. Марков В.Е. Тяжёлые металлы в донных отложениях внутренних водоёмов Валаамского архипелага // География, геоэкология, геология: опыт научных исследований: Материалы Международной научной конференции / Под ред. Л.И. Зеленской. – Вып. 4. – Днепропетровск (Украина): Изд-во ДНУ, 2007. – С. 213-216 (0,2).
  6. Марков В.Е., Гильдин С.М., Нестеров Е.М. Некоторые литогеохимические свойства почвы и донных отложений острова Валаам // Геология, геоэкология, эволюционная география: коллективная монография / Под ред. Е.М. Нестерова. – СПб.: Эпиграф, 2008. – С.33-37 (0,3/0,2).
  7. Григорьев А.В., Марков В.Е., Геддес Е.В. Оценка достоверности применения рентгенофлуоресцентного анализа изучения геохимии донных осадков с целью восстановления палеогеографических обстановок // География: проблемы науки и образования. LXIII Герценовские чтения. Материалы ежегодной научно-практической конференции / Отв. ред. В.П. Соломин, Д.А. Субетто, Н.В. Ловелиус. – СПб.: Полиграф-Ресурс, 2010. – С.374-381 (0,6/0,4).
  8. Nesterov E., Markov V., Gildin S. Geochemistry of sediments of Inland Lakes of Valaam in Holocene: history of lake Ladoga // European Large Lakes. – Norrtalje, Sweden. 2009. – Р. 10-12 (0,3/0,2).
  9. Марков В.Е., Гильдин С.М., Пискунова М.А. Некоторые геохимические особенности поверхностных отложений о.Валаам // Устойчивое развитие и геоэкологические проблемы Балтийского региона: Мат. Межд. конф. – В.Новгород, 2009. – С.310-315 (0,4/0,3).
  10. Choi S.W., Гильдин С.М., Марков В.Е. Изменение геохимического состава донных отложений как фактор эволюции // Геология в школе и ВУЗе: Геология и цивилизация: Материалы конф. / Под ред. Е.М. Нестерова. – СПб.: Эпиграф, 2005. – С.328-330 (0,3/0,2).
  11. Марков В.Е., Кочубей О.В., Нестеров Е.М., Дзюба О.Ф., Гильдин С.М. Опыт комплексного использования геохимического и палинологического методов исследования для детализации природных обстановок Валаамского архипелага в средне- и позднеголоценовое время // Геология, геоэкология, эволюционная география: Сборник научных трудов / Под ред. Е.М. Нестерова. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2011. – С. 144-150 (0,5/0,4).

Подписано в печать 12.04.2012. Формат 60/841/16.

Бумага офсетная. Печать ризограф. Усл.печ.л. 1,2.

Тираж 100 экз. Заказ № 055.

Отпечатано в издательско-полиграфическом центре «Эпиграф».

Санкт-Петербург, Южное шоссе, 56-а.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.