WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Фирсова Наталья Васильевна УРБОГЕОСИСТЕМЫ ЦЕНТРАЛЬНО-ЧЕРНОЗЕМНОГО РЕГИОНА:

ЛАНДШАФТНАЯ СТРУКТУРА, ТИПОЛОГИЯ, ОПТИМИЗАЦИЯ ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ Специальность 25.00.26 – Землеустройство, кадастр и мониторинг земель

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора географических наук

Воронеж – 2012

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО "Воронежский государственный архитектурно-строительный университет"

Научный консультант:

Смольянинов Владимир Митрофанович - доктор географических наук, профессор ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный педагогический университет»

Официальные оппоненты:

Кочуров Борис Иванович - доктор географических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института географии РАН Евдокимов Сергей Петрович - доктор географических наук, профессор ФГБОУ ВПО «Смоленский государственный университет» Кузнецов Николай Алексеевич - доктор экономических наук, профессор ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный аграрный университет», академик международной ААО

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Московский государственный областной университет»

Защита состоится 18 декабря 2012 года в 13-30 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.036.02 при Воронежском государственном педагогическом университете, по адресу: 394043, г. Воронеж, ул. Ленина, д. 86, ауд.

408.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке научных работ Воронежского государственного педагогического университета.

Текст автореферата диссертации размещен на официальном сайте ВАК РФ Автореферат разослан 17 ноября 2012 года.

Отзывы на автореферат (в двух экземплярах, заверенных печатью) просим направлять по адресу: 394043, г. Воронеж, ул. Ленина, д. 86, естественногеографический факультет, ученому секретарю диссертационного совета ДМ 212.036.02. Факс: 8(473)255-19-49, e-mail: shmykov@vspu.ac.ru

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат географических наук В. И. Шмыков

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В настоящее время в городах Российской Федерации отмечаются значительные трудности в рациональном использовании земель, что вызвано новыми социально-экономическими условиями, реорганизацией городских управленческих структур, ухудшением экологических условий и рядом других причин. Вследствие этого меняются требования к управлению земельными ресурсами городов, включая территориальное планирование, градостроительное проектирование и городское землеустройство, которые должны адекватно отражать и учитывать происходящие процессы.

Изучение динамики развития городов (урбосистем) в настоящее время свидетельствует о необходимости пересмотра модели управления земельными ресурсами и качеством городской среды. Оптимизация городского землепользования - чрезвычайно сложная задача, так как городские земли представлены всеми видами земельных ресурсов: селитебными, промышленным, дорожными, лесными, водными, сельскохозяйственными. В отличие от земель сельскохозяйственного назначения городские земли включают в себя расположенные надземные и подземные строительные и инженерные объекты, которые создают сложную полиморфную структуру.

Оценка земельных ресурсов городов – относительно новое научное и практическое направление, вызванное к жизни социально-экономическими и политическими изменениями и прежде всего появлением частной собственности на городские земли. Однако успешное решение задач экономикоинвестиционного и регламентирующего характера сопровождается снижением контроля за оптимизацией городского землепользования. Главный акцент на разграничении и межевании городских земель становится тормозом в осуществлении многих общегородских программ, создает сложности в решении экологических проблем, повышает строительно-технические риски. На второй план ушли вопросы защиты природных комплексов, вопросы оптимальной планировочной организации, повышения комфортности и визуального качества среды.

Анализ городских земель включает в себя многие показатели, в том числе пространственно-планировочные, функциональные, экономические, географические, экологические и ряд др. Современный объем знаний позволяет углубить исследования городских систем на новом уровне. Одним из наиболее перспективных научных направлений, которое уже не однажды рождало новые концепции городского устройства, являются комплексные географо-градостроительные исследования. В результате их проведения необходимо разработать концепцию, в основе которой лежит идея сопряжённости технических и природных систем городов. Урбосистемы рассматриваются в этом случае как природнотехногенные системы - урбогеосистемы, формирование которых должно учитывать особенности и резервы природных комплексов, а также возможности их развития в соответствии с функциональным и социальным содержанием городских систем. Однако данный (урбогеосистемный) подход является методологически и методически неотработанным, требующим выделения основных направлений теоретических и практических исследований, разработки нового понятийно-терминологического аппарата и системных моделей. Теоретические исследования должны сопровождаться их углублением и сбором дополнительной информации о развитии урбогеосистем, формирующихся в конкретных природноклиматических и физико-географических условиях отдельных регионов с целью выявления закономерностей взаимодействия природных и антропогенных систем.

Таким образом, изучение земель города как единой природнотехногенной системы с обобщением методологических подходов к оценке состояния городских систем, выбором наиболее информативных и достоверных методов изучения городской среды, пересмотром форм и методов градостроительного управления и городского землеустройства, созданием новых типов информационных систем является в настоящее время весьма актуальным.

Целью диссертационного исследования является разработка рекомендаций по оптимизации землепользования урбогеосистем с учетом региональных природно-ландшафтных особенностей.

Для достижения поставленной цели были поставлены следующие задачи:

• изучение и классификация теоретических подходов к городу как природнотехногенному комплексу и уточнение теоретической модели урбогеосистемы;

• типологическая дифференциация региональных урбосистем на основе изучения исторических, природно-климатических, социально-экономических и экологических особенностей городов в условиях ЦЧР;

• исследование закономерностей географического размещения городов и особенностей городских земель в условиях равнинного ландшафта ЦЧР на основе анализа положения городов относительно границ контрастности и выявление главных системо- и структурообразующих факторов;

• разработка теоретических эколого-ландшафтных моделей урбогеосистем на основе учета динамики развития природных комплексов и особенностей движения вещества и энергии в типичных условиях регионального ландшафта;

• проверка теоретических моделей на основе исследований земель локальных урбогеосистем;

• разработка предложений по оптимизации территориального развития и землепользования урбогеосистем с учетом выявленных закономерностей развития городов как сопряженных ландшафтно-градостроительных комплексов.

Рабочая гипотеза. Урбосистемы, тесно связанные с природными ландшафтами, развиваются на землях, соответствующих функциональным требованиям социально-экономических систем. Несмотря на то, что каждый исторический период с определенным укладом хозяйственной жизни выдвигает особые требования к качеству среды и структурной организации городов во вмещающем ландшафте, системы расселения и локальные города обладают высокой степенью стабильности территориальной организации. Можно предположить, что в любых исторических и социально-экономических условиях взаимодействие природных и антропогенных систем обладает общими закономерностями, отражающими региональный характер природной среды.

Теоретические основы исследования. Городские системы и городские земли являются объектами пристального внимания в междисциплинарных исследованиях в области физической и экономической географии, ландшафтоведения, урбанистики, градостроительства, ландшафтной архитектуры, геоэкологии, гидрологии, гидрогеологии, геохимии, геофизики, медицинской географии, экологии человека, биологии, почвоведения и др. Большой вклад в исследование географии городов внесли Э.Б. Алаев, Г.М. Лаппо, Б.С. Хорев, Н.Н. Баранский, Е.Н. Перцик, В.В. Покшишевский, К.Г. Саушкин, В.А. Анучин и др. Особенности ландшафтной структуры городов рассмотрены в работах В.З. Макарова, Б.А.

Новаковского, А.Н. Чумаченко, Ф.Н. Милькова, Ю.Г. Тютюника, Ф.В. Тарасова.

Проблемам взаимодействия городов и природных систем посвящены работы В.В. Владимирова, В.Р. Крогиуса, З.Н. Яргиной, Е.М. Микулиной. Большой вклад в развитие теории градостроительства и градостроительной экологии внесли работы З.Н. Яргиной, Я.В. Косицкого, В.В. Владимирова, И.М. Смоляра, И.Г. Лежавы, А.Э. Гутнова, Е.М. Микулиной, С.Б. Чистяковой и др. Вопросы формирования системы градостроительного управления и городского землеустройства рассмотрены в работах Л.Н. Авдотьина, Л.Н. Зворыкина, А.А. Варламова, Н.А. Кузнецова, Н.А. Пузиной, Г.В. Горожанкиной и др.

Региональные экономические, экологические и градостроительные проблемы формирования урбосистем Центрального Черноземья нашли свое отражение в работах Ю.В. Поросенкова, С.И. Кирьянчука, С.И. Детины, Т.М. Худяковой, Н.В. Овчининского, П.С. Русинова, О.Т. Шаховой, К.В. Долгополова, В.Н. Лахтина, О.В. Березина, В.А. Митина, А.Е. Енина, Е.М. Барсукова, Г.А.

Чеснокова, Л.А. Кригер и многих др.

Особенности формирования природной среды Центрально-Черноземного региона изучались на основе работ Ф.Н. Милькова, В.Н. Бевза, Б.П. Ахтырцева, А.Б. Ахтырцева, А.В. Бережного, А.В. Дроздова, К.А. Дроздова, В.И. Федотова, С.В. Федотова, В.М. Смольянинова, Ф.Н. Лисецкого, М.В. Кумани, В.Д. Постолова, В.И. Шмыкова, В.В. Успенского и др. Состояние природных комплексов на урбанизированных территориях ЦЧР изучались на основе исследований В.Я.

Хрипяковой, А.Я. Григорьевской, А.И. Федоровой, Х.А. Джувеликяна, О.П. Негробова, С.А. Куролапа, О.В. Клепикова, Ю.И. Степкина, Н.П. Мамчика, С.А.

Епринцева, В.С. Маликова, К.В. Успенского и др.

Методика исследований основана на принципах геосистемного подхода к исследованию материальных объектов.

Теоретической базой для проведения исследований стали работы по физической и экономической географии, теории градостроительства, ландшафтоведению, гидрологии, геоморфологии. В работе были использованы разновременные картографические источники, интерактивные карты, материалы полевых исследований, атласы, планы землепользования, справочная литература, проектная документация, нормативные документы, литературные источники.

В процессе работы применены методы системного и ландшафтноградостроительного анализа, историко-генетического и структурного анализа, геоморфологических исследований, статистического анализа, математического и логического моделирования. При обработке полученных данных использовались методы статистического и графоаналитического анализа, а также теоретического моделирования.

Объект исследования - земли урбогеосистем (урбанизированные территории) Центрально-Черноземного региона.

Предмет исследования - закономерности взаимодействия природных и антропогенных комплексов на землях урбогеосистем в природно-климатических и ландшафтных условиях средней полосы РФ в административных границах Центрально-Черноземного региона.

Границы исследования. В работе рассматриваются географические и градостроительные особенности городских земель (урбанизированных территорий);

правовые и экономические аспекты оценки земель не затрагиваются. Территориальными границами исследований являются современные административные границы ЦЧР, включая Белгородскую, Воронежскую, Курскую, Липецкую и Тамбовскую области. Анализировалось размещение и формирование поселений, имеющих статус города или городского округа как специфической формы организации и управления средой жизнедеятельности населения; поселки городского типа не рассматривались.

Научная новизна работы состоит в том, что впервые:

дано обоснование урбогеосистемной концепции, рассматривающей города как целостные гео-техно-системные объекты на основе систематизации научнометодологических подходов к оценке и прогнозированию развития городов и городских земель;

проведен комплексный анализ городов и городских округов ЦентральноЧерноземного региона и предложена функционально-экологическая типология на основе анализа численности и динамики населения, промышленнопроизводственных функций, экологического состояния и структуры землепользования городов;

рассмотрены закономерности размещения городов в системе ландшафтных комплексов региона на основе оценки положения городов на рубежах контрастности и выявлена ведущая роль долинно-речных комплексов в формировании эколого-ландшафтной структуры и состояния земель;

предложен графоаналитический метод экспресс-оценки экологоландшафтной структуры приречных урбосистем по положению в каскадных эколого-ландшафтных комплексах и геохимических сопряжениях речных долин;

определены закономерности размещения городов различных функциональных типов в эколого-ландшафтных комплексах речных бассейнов и выявлены основные типы-модели урбогеосистем региона на основе вертикальной дифференциации и экспозиционной асимметрии склонов речных долин;

введено новое понятие "асимметрия урбогеосистем" как синоним понятию «контрастность урбогеосистем», которая выражается в топографическом, геологическом, высотном, экспозиционном, функциональном, планировочном многообразии, определяемом контрастностью (полиморфностью) ландшафтных и антропогенных комплексов;

введено новое понятие «полизональность урбогеосистем», отражающее многообразие мезо- и микроклиматических проявлений, обусловленных многообразием вмещающих природно-ландшафтных комплексов и сложностью антропогенных систем, и определены виды полизональности, включая глобальную (климатическую), функциональную (антропогенную) и ландшафтную;

предложены основные направления оптимизации землепользования урбогеосистем с учетом выявленных природно-ландшафтных и градостроительных особенностей.

Практическая значимость работы. Результаты исследования могут быть использованы в сфере городского управления, в кадастровой оценке городских земель, при разработке территориальных схем охраны природы; при проектировании схем территориальной организации муниципальных образований; при разработке генеральных планов городов и городских округов, а также градостроительных регламентов в правилах землепользования и застройки городов; в методике ландшафтно-визуального анализа; при разработке целевых градостроительных программ, при проектировании объектов ландшафтной архитектуры городов и пригородных территорий. Основные выводы работы могут существенно повлиять на разработку градостроительных нормативов и санитарно-гигиенических норм. Полученные результаты можно широко использовать в образовательных программах довузовского, вузовского и послевузовского образования.

Основные положения, выносимые на защиту:

• Урбогеосистемная концепция развития и формирования городов.

• Эколого-функциональная типология урбогеосистем региона.

• Результаты оценки размещения урбогеосистем в системе физикогеографических границ.

• Типы-модели региональных урбогеосистем, обусловленные положением в эколого-ландшафтных комплексах речных долин, вертикальной дифференциацией и экспозиционной асимметрией склонов.

• Результаты экспериментальной проверки предложенных моделей на материалах оценки урбанизированных территорий локальных урбогеосистем.

• Новое понятие "полизональность урбогеосистем" отражающее единство и контрастность урболандшафтной организации, обусловленной полиморфизмом природной и антропогенной составляющих города.

• Предложения по оптимизации землепользования урбогеосистем с учетом выявленных природно-антропогенных особенностей.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 65 научных работ, включая 2 монографии (одна из них в соавторстве), 1 учебное пособие с грифом министерства РФ (в соавторстве), 62 статьи, в том числе 11 – в изданиях, рекомендованных ВАК для публикации результатов исследований по теме докторских диссертаций.

Апробация работы. Основные результаты исследований докладывались на научных конференциях ВИСИ-ВГАСА-ВГАСУ-Воронежского ГАСУ (Воронеж, 1987-2012), НПК «Комплексное изучение, использование и охрана Воронежского водохранилища» (Воронеж, 1996); «Ландшафтогенез-2000: Философия и география» (Киев, 1996); междунар. НПК «Образование XXI век. Гармонизация образования – формирование одухотворенной личности» (Воронеж, 1997); III междунар. конференции "Экополис 2000: Экология и устойчивое развитие города" (М., 2000), на региональной конференции "Экологическая безопасность Воронежского водохранилища" (Воронеж, 2002); междунар. НПК «Технологии, машины и производство лесного комплекса будущего» (Воронеж, 2004); юбилейной научной конференции ВГАСУ "Актуальные проблемы архитектурно-строительного комплекса" (Воронеж, 2005), общегородской конференции "Проблемы озеленения крупных городов" (М., 2005); 9-ой региональной НПК "Проблемы экологии и экологической безопасности Центрального Черноземья РФ" (Липецк, 2005); X конференции "Проблемы озеленения крупных городов" (М., 2007); региональной научно-методич. конференции "Современная система непрерывного профессионального образования: организационнометодическое обеспечение и технологии" (Воронеж, 2007); междунар. НПК "Архитектура и экология" (Ростов, 2007); XI междунар. НПК «Проблемы экологии и экологической безопасности Центрального Черноземья Российской федерации (Липецк, 2007); XI конференции "Проблемы озеленения крупных городов" (Москва, 2008); 4-ой Всероссийской НПК с международным участием «Экологические проблемы промышленных городов» (2009); 64-ой всероссийской НПК «Инновации в сфере науки, образования и высоких технологий» (Воронеж, 2009); на междунар. НПК «Диверсификация российских архитектурных школ в условиях внедрения государственных образовательных стандартов третьего поколения: структура – содержание – информационное обеспечение – менеджмент (концепции, опыт)» (Воронеж, 2010); на заседании Экспертного совета Воронежской области (2011); при проведении Круглого стола на базе ВГАСУ по проблемам Воронежского водохранилища (2011); 2-ой междунар. НПК "Экологическая геология: теория, практика и региональные проблемы" (2011); при проведении Круглого стола на тему "Градоэкологические проблемы Воронежского водохранилища и приакваториального пространства", проводимого по инициативе ВГАСУ и Правительства Воронежской области; Круглого стола на тему: «Инновационные форматы и методики территориального развития применительно к потенциалу Воронежской области» (апрель, 2012); в публичной лекции "Экология города: современные направления и методы" в рамках проекта Воронежского ГАСУ «Городу и миру» (2012).

Результаты исследований использованы в ряде научно-исследовательских работ, в числе которых "Разработка новых принципов расселения, размещения и формирования городов на территории ЦЧЭР" (1983, 1984), "Разработка и совершенствование принципов формирования системы расселения и городов ЦЧЭР на базе научно-технического и социального прогресса" (1987, 1989), "Предпроектные исследования сложившейся историко-культурной системы Воронежской области с определение ее роли в формировании градостроительной среды и разработкой конкретных рекомендаций по реконструкции" (1988), "Инвентаризация памятников природы г. Воронежа" (2001), "Научно-методические решения градоэкологических проблем формирования населенных мест в региональных условиях" (2001, 2002, 2003, 2004, 2005), "Современное состояние и перспективы развития садово-парковых объектов и рекреационных систем ЦЧР" (2004), "Актуальные проблемы архитектуры и градостроительства в разработке региональной модели архитектурного образования" (2006, 2007, 2008, 2009, 2010, 2011, 2012).

Результаты исследования внедрены в реальное курсовое и дипломное проектирование, а также в учебные лекционные курсы бакалавриата, специалитета и магистратуры "Социальные и экологические основы архитектурного проектирования", "Основы районной планировки", "Ландшафтная архитектура", "Охрана окружающей среды", "Теоретические основы развития архитектурного ансамбля", "Основы композиционного мастерства", "Ландшафтно-визуальный анализ", в учебные программы "Архитектурное проектирование", "Градостроительное проектирование", конкурсные архитектурные и градостроительные проекты.

Получено 8 актов внедрения результатов исследования в работу органов городского управления, в проектные работы и образовательный процесс.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, шести глав, заключения, библиографии и приложений, включает 375 страниц текста, 64 рисунка, 59 таблиц. Библиографический список включает 475 наименований, в том числе 50 источников на иностранном языке.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ 1. Урбогеосистемная концепция развития и формирования городов Городские системы как часть общепланетарной техносферы влияют на глобальные и локальные процессы перемещения вещества и энергии, формируя новый облик ландшафтов Земли. В настоящее время правомерно говорить о формировании урбосферы наряду с атмосферой, литосферой, гидросферой, педосферой и др. компонентами общепланетарного масштаба. Вследствие этого меняется в целом и общая, мировоззренческая концепция естествознания, получившая, благодаря В.И. Вернадскому, название «ноосферной». Наибольшее внимание в настоящее время уделяется теоретическому рассмотрению городов как сопряженных урбогеосистем, обладающих определенными закономерностями размещения, формирования и развития под одновременным влиянием природных и антропогенных факторов.

Изучение основных методологических подходов к урбосистемам позволило выявить основные подходы, отличающиеся по общей концепции, методам и предметам изучения: ландшафтно-географический, ландшафтно-геохимический и инженерно-градостроительный.

Основой для ландшафтно-географического подхода к изучению городских проблем стали географические общенаучные и прикладные исследования, посвященные проблемам физической и экономической географии, урбанистики, ландшафтоведения и др. Географический подход в сочетании с ландшафтным стал основой ландшафтно-географической концепции, которая рассматривает город как совокупность различных ландшафтов разной степени антропогенной изменённости. Наряду с общими вопросами расселения и размещения городов большое внимание уделяется микрогеографическому изучению городского (урбанизированного) ландшафта. Городское ландшафтоведение относительно молодое научное направление в ландшафтоведении, базирующееся на принципах и подходах географии, ландшафтоведения и теории градостроительства. Большой вклад в исследование городских ландшафтов внесли работы Г.П. Миллера, И.С.

Круглова, В.М. Пащенко, В.З. Макарова, Э.Г. Коломыца, Ю.Г. Тютюника, Е.Ю.

Колбовского, Г. Рихтера, А.Г. Григоряна, Ф.В. Тарасова и др.

Геохимическая оценка урбанизированных ландшафтов основана на научно-методических и прикладных исследованиях, начатых в 70-ые гг. прошлого столетия в нашей стране. Многие теоретические проблемы техногенеза на базе геохимии ландшафта разработаны М.А. Глазовской. Под руководством Ю.Е. Саета была разработана методика оценки экологической среды городов, базирующаяся на основе теории и методов поисковой геохимии. Впоследствии методика была дополнена методами геохимии ландшафтов, городские ландшафты при этом рассматривались как ландшафтно-геохимические системы (Моисеенков, 1989; Звонкова, Касимов и др., 1990; Никифорова, Лазукова, 1991; Касимов, Перельман, 1993, 1994; Перельман, Касимов, 1999).

Современные эколого-геохимические исследования городов базируются на теории и методах геохимии ландшафтов в сочетании с методами и подходами геохимии окружающей среды, включая оценку состояния атмосферы, гидросферы, литосферы и биосферы. Основой подхода является анализ депонирующих (аккумулирующих) сред – индикаторов загрязнения, фиксирующих геохимическую трансформацию городской среды. Выделяются два уровня геохимической систематики урбанизированных территорий: систематика городов как целостных систем и систематика ландшафтов внутри города (Касимов, Перельман, 1993, 1994; Перельман, Касимов, 1999). В настоящее время формируется новое научное направление в геохимии ландшафтов – экогеохимия городских ландшафтов.

Инженерно-градостроительный подход к оценке городских систем имеет основной целью создание архитектурно-строительных и градостроительных объектов с максимально благоприятной средой для жизнедеятельности человека и социума. Это комплексный, системный подход к количественной и качественной оценке и прогнозу социально-экономического и территориального развития урбогеосистем с учетом основных направлений общегосударственного, регионального и муниципального социально-экономического развития, а также ресурсного потенциала территорий.

Инженерно-градостроительный подход обеспечивается юридическиправовой основой, комплексными научно-теоретическими и прикладными исследованиями, общей теорией градостроительства, системой территориального планирования (рис. 1), градостроительного проектирования и землеустройства, а также кадровой и образовательной политикой в сфере градостроительного прогнозирования, проектирования и управления.

Территориальное планирование Планирование Территориальное плаТерриториальное муниципальных нирование субъектов планирование РФ образований РФ Генеральные планы Генеральные планы Правила застройки Проекты планировки городских округов поселений и землепользования Проекты застройки Проекты межевания Карта Градостроительные Порядок градостроительного регламенты применения и зонирования внесения изменений Рис. 1. Правила городского землепользования в системе территориального планирования Между тем, как показывают исследования в области географии, ландшафта, геохимии и экологии городской среды, накоплен значительный теоретический материал, не востребованный в системе территориального планирования и проектирования. Поэтому необходимо формирование теоретической междисциплинарной концепции городов как сопряженных социо-техно-природных систем – урбогеосистем, которая должна открыть новые возможности в изучении закономерностей их развития.

Под урбогеосистемой мы понимаем одну из подсистем локальной урбосистемы, тесно взаимодействующей с другими подсистемами, включая урбосоциосистему и урбоэкосистему. Урбогеосистема является материальновещественной оболочкой локальной урбосистемы, характеризуется конкретным пространственно-географическим положением и формируется под влиянием как природных, так и антропогенных факторов. Первостепенную роль в появлении, развитии и формировании урбогеосистемы играет социум, объединенный общим функционалом – совокупностью человеческой деятельности.

Таким образом, урбогеосистема - антропогенная, искусственно созданная, сложная система на локальной природной территории, объединенная потоками вещества, энергии и информации, управляемая внешними и внутренними факторами. Несмотря на обособленность, дискретность, урбогеосистема не может рассматриваться вне контекста – территориальной организации общества в целом, так как ее функционирование целиком и полностью определяется внешними функциями выше и ниже лежащих иерархических структур.

Основными закономерностями развития, формирования и функционирования урбогеосистем являются:

• асинхронное развитие природных и антропогенных систем, определяемое динамикой развития социо- и техносферы;

• сопряженность функций техногенных систем с характером вмещающего ландшафта по принципу парадинамических урболандшафтных комплексов;

• внутренняя конфликтность элементов урбогеосистем;

• зависимость урбогеосистем от совокупности внешних и внутренних факторов.

Сложившаяся система управления городским развитием, включающая в себя правовые, институциональные, проектные, мониторинговые системы, свидетельствует о недостаточной отработанности механизмов оценки и управления территориальным развитием городов. Для оптимизации состояния городских земель необходима разработка новых теоретических моделей, характеризующих особенности и закономерности взаимодействия природных и городских систем. Данное исследование может быть проведено на глобальном, а также на региональном уровнях. Нами выбран второй вариант – исследование урбогеосистем на региональном уровне. На основе теоретических исследований определена методика анализа: от общих вопросов размещения городов в конкретных географических, исторических, экономических и демографических условиях до анализа состояния городских земель локальных городов-представителей.

2. Эколого-функциональная типология урбогеосистем региона В качестве объектов исследования выбраны города средней полосы России, расположенные в административных границах Центрально-Черноземного региона, обладающие определенной общностью природно-климатических, ландшафтных и историко-генетических условий формирования. ЦЧР является одним из самых богатых природными и трудовыми ресурсами экономических районов России. Он обладает значительными запасами полезных ископаемых, крупнейшими запасами железорудного сырья и мощными черноземами. Территория района отличается высокой степенью заселенности и освоенности, благоприятным экономико-географическим положением, развитой инженернотехнической и инженерно-транспортной инфраструктурой.

Подавляющее число городов ЦЧР представлены исторически сформировавшимися поселениями, на развитие которых оказали влияние все наиболее важные изменения в социально-экономической и культурной жизни края. Изучение истории формирования городов: первоначальных функций, основных факторов последующего развития и исторической трансформации социальноэкономических функций – дает представление о характере развития отдельных поселений и о развитии региона в целом. В истории формирования городов ЦЧР можно выделить следующие этапы, соответствующие определенным этапам заселения, административного деления и хозяйственно-экономического освоения края: период первой славянской колонизации в IV-XIII вв. н. э.; период второй славянской колонизации края в период с конца XVI – до середины XVII вв.; хозяйственное освоение края в период создания централизованного русского государства в конце XVII - начале XVIII вв.; конец XVIII в. – проведение нового административно-территориального деления края, городская реформа 1779 года;

середина XIX – начало XX века – формирование сети железнодорожного транспорта и развитие промышленности.

Центрально-Черноземный регион входит в Центральный федеральный округ (ЦФО), площадь района составляет (2011 г.) 167,73 тыс. км, т.е. 26 % территории округа. На территории региона проживает 7,26 млн. жит. – 20 % населения округа. Плотность населения Центрально-Черноземного региона ниже средних показателей по округу (43,3 чел./км против 57 чел./км) и более чем в девять раз ниже плотности самого населенного региона округа – Москвы и Московской области (401 чел./км). Одним из показателей степени урбанизированности территорий является процентное соотношение городского и сельского населения. В результате анализа этих показателей в период с 1999 по 2009 гг. установлено, что в целом по ЦЧР процессы урбанизации продолжаются, несмотря на общее уменьшение населения региона.

Главным отличием региона от среднестатистических данных по городам Российской Федерации является высокая доля населения, проживающего в городах с численностью населения от 250 тыс. до 1 млн. жит. (крупнейших и крупных) и менее 50 тыс. жит. (малых) (рис. 2).

Свыше 500-1000 250-500 100-250 50-100 Менее 1027 18 12 15 11 по РФ, % 0 33 32 3 11 По ЦЧР, % Группы городов по численности населения Рис. 2. Сравнительный анализ численности населения групп городов РФ и ЦЧР Основой системы расселения региона являются крупнейшие и крупные города: Воронеж, Курск, Липецк, Белгород, Тамбов. В них концентрируются основные промышленные предприятия черной металлургии, машиностроения, химической индустрии. В зонах влияния этих городов сосредоточено более 40 % всего населения района и более 60 % городского населения. Средние и малые города специализируются в основном на переработке сельскохозяйственной продукции, производстве строительных материалов. Индустриальный профиль некоторых городов (Губкин, Старый Оскол, Железногорск) целиком определяется добычей железных руд. Ряд малых и средних городов являются крупными транспортными центрами (Поворино, Лиски, Грязи).

Население групп городов, % Изучение динамики изменения численности населения городов за последние сорок лет показало существенные изменения в характере происходящих процессов: от преимущественного роста большей части городов региона до стабилизации и даже уменьшения численности ряда городов, включая крупные и крупнейшие. Выявлены города активно развивающиеся, растущие, стагнирующие и уменьшающиеся.

В основу типологии городов региона положена классификация поселений по народнохозяйственным функциям, предложенная в 60-ые гг. В.Г. Давидовичем, Б.С. Хоревым, Г.М. Лаппо и др. и продолженная разработками Ленинградского института социально-экономических проблем АН СССР (А.В. Дмитриев, М.Н. Межевич, А.М. Лола, А.Г. Гришанова и др.). На основании анализа социально-демографической структуры населения городов на территории ЦЧР в 80-х гг. выделены следующие функциональные типы: многофункциональные города, промышленные центры, транспортные центры, промышленно-транспортные и курортные города. Нами проведено исследование современного состояния производственной базы городов региона, что позволило уточнить функциональную классификацию: исключен тип курортного города, к которому был отнесен г.

Павловск Воронежской области, выделены в отдельную категорию городацентры атомной энергетики, ряд транспортных центров перешли в категорию промышленно-транспортных городов.

В отличие от функциональной типологии нами предложена экологофункциональная типология, основанная на сопоставлении городского функционала и основных экологических последствий различных видов производственной деятельности. Сопоставление функциональных типов с данными по величине, экологическому состоянию, структуре городского землепользования городов позволило выделить три основных эколого-функциональных типа, четыре подтипа и четыре вида городов (рис. 3).

1-й эколого-функциональный тип включает в себя многофункциональные центры, представленные большими, крупными и крупнейшими городами. Данная группа характеризуется многофакторным, многокомпонентным воздействием на окружающую среду.

В группу многофункциональных городов входят все областные города, а также Елец Липецкой области. Численность населения данной группы городов варьируется от 100 до 900 тысяч, таким образом, в данную группу вошли большие, крупные и крупнейшие города региона. Города данной группы составляют всего 14 % от общего количества городов региона, но здесь проживает более 67 % от суммарной численности населения всех городов. Оценка структуры землепользования многофункциональных городов показывает относительно равномерное распределение основных функциональных зон.

2-й эколого-функциональный тип, названный группой городов с доминирующей функцией, включает в себя малые и средние города четырех экологофункциональных подтипов (промышленные, промышленно-транспортные, транспортные, центры атомной энергетики). Подтип промышленного города включает четыре вида, определяемые характером промышленности: химической, машиностроительной, горнорудной и горнодобывающей нерудной.

Экологофункциональные типы городов региона 1-й эколого- 2-й эколого- 3-й экологофункциональный тип функциональный тип функциональный тип Многофункциональные Города с доминирующей Города – местные органицентры функцией зующие центры Экологофункциональные подтипы Промышленные центры Эколого-функциональные подтипы Химическая промышленность Машининостроение Горнодобывающая рудная промышленность Горнодобывающая нерудная промышленность Промышленнотранспортные центры Транспортные центры Центры атомной энергетики Рис. 3. Эколого-функциональные виды городов Центрально-Черноземного региона Экологическое состояние городов данной группы определяется характером доминирующей функции, которая обуславливает специфику воздействия на окружающую среду. Структура землепользования в зависимости от подтипа города характеризуется большим многообразием вариантов (значительная роль производственно-складских территорий в промышленных городах; нарушенных территорий в структуре горнодобывающих городов; территорий инженернотранспортных коммуникаций в транспортных и промышленно-транспортных центрах; значительная доля акваторий в городах – атомных центрах).

3-й эколого-функциональный тип включает в себя малые города – местные организующие центры. Особенностью данной группы городов является небольшая численность населения (от 6 до 25-30 тыс. жит.) и наличие предприятий агропромышленного комплекса. Города – центры агропромышленного комплекса характеризуются высоким уровнем водопотребления и большим объемом образующихся сточных вод, а также высокой опасностью биогенного и бактериального загрязнение почв и водной среды.

Выявленная эколого-функциональная типология положена в основу исследования географических особенностей размещения городов.

3. Результаты оценки размещения урбогеосистем в системе физико-географических границ Основой для разработки эколого-ландшафтной типологии урбогеосистем региона стало понятие "контрастности сред", к рубежам которых приурочено большинство городов. Многими исследователями неоднократно отмечалась уникальность географического расположения городов, тяготеющих к различного рода природным границам: зональным, климатическим, морфологическим, орографическим, литогенным, почвенным, флористическим и т. д. Ф.Н. Мильков одним из первых исследователей в своих работах отмечал явление контрастности сред и обосновал "принцип контрастности" в ландшафтной географии (Мильков, 1968, 1977). А.И. Зырянов указывает в своих работах необходимость выделения физико-географических рубежей как самостоятельной ландшафтной категории, названной им ландшафтными рубежами контрастности. Расположение на рубежах контрастности определяет природное многообразие биоклиматических и эколого-ландшафтных условий на территории городов, дополняемых многообразием характера городской застройки и технических систем.

Для исследования положения городов региона в системе физикогеографических рубежей выделены зональные, геоморфологические, почвенные границы, лесные экотоны и гидрографическая сеть.

Положение городов региона относительно границ физико-географических зон, провинций и районов изучалось на основе теоретических исследований в физико-географическом районировании Центрально-Черноземной области, разработанных коллективом ученых под руководством Ф.Н. Милькова (1961, 1996), дополненная последующими исследованиями С.В. Федотова (2008). В процессе анализа (рис. 4) были выявлены две основные группы: города, территориально приближенные к зональным границам (26 городов) и территориально отдаленные от зональных границ (24 города). Обе группы примерно равны по числу городов и по суммарной численности населения (2,13 и 1,92 млн. жит.). В них входят все три эколого-функциональных типа городов (многофункциональные, с доминирующей функцией и местные организующие центры) и несколько подтипов. В первой группе это промышленные, промышленно-транспортные города и центры атомной энергетики, во второй - промышленные и транспортные центры.

Рис. 4. Расположение городов ЦЧР в системе зональных границ (на основе материалов Ф.Н. Милькова, С.В. Федотова):

Рис. 5. Расположение городов ЦЧР в системе геоморфологических I - Лесостепная провинция Среднерусской возвышенности: 1 – северограниц (на основе материалов Ф.Н. Милькова):

западный лесистый район; 2 – юго-западный (Белгород-Судженский) малоов1 - сильно овражный известняковый район Средне-Русской возвышенности;

ражный район; 3 – центральный водораздельный район; 4 – Верхнее2 - сильно овражный меловой район Средне-Русской возвышенности;

Оскольский район; 5 – район ледникового правобережного Придонья;

3 - малоовражный район юго-западного склона Средне-Русской II – лесостепная провинция Окско-Донской низменности: 6 – Воронежский возвышенности; 4 - плоскоравнинный район Окско-Донской низменности;

северно-лесостепной район; 7 – район низменного левобережного Придонья;

8 – центральный водораздельный район Окско-Донской низменности;

5 - Вороно-Цнинский овражный район; 6 - Калачеевский резко овражный 9 – Цнинский северо-лесостепной район; 10 – восточный возвышенный район район бассейна р. Вороны; III – степная провинция Черноземного центра:

11 – Калитвинский район; 12 – Калачский район; 13 – Среднехоперский район Проведено исследование расположения городов относительно границ геоморфологических районов региона (рис. 5). Различия между этими районами обусловлены высотой над уровнем моря и геологическим строением территории.

Выделены две основные группы городов: тяготеющие к границам геоморфологических районов и расположенные на территориях шести геоморфологических районов. Анализировалось общее число, суммарная численность населения и функциональные типы городов.

Установлено, что к границам районов приурочено 12 городов, т. е. почти четверть от общего числа, но суммарная численность их населения составляет более половины от численности населения всех городов ЦЧР (2,145 млн. жит.) Города данной группы представлены всеми тремя эколого-функциональными типами и тремя подтипами городов. В их числе три многофункциональных города (Воронеж, Липецк, Курск), оба города-центра атомной энергетики (Курчатов и Нововоронеж), один транспортный центр (Чаплыгин), четыре промышленных центра (Железногорск, Борисоглебск, Рассказово, Павловск), один промышленно-транспортный центр (Лиски) и лишь один местный организующий центр (Грайворон).

Во вторую группу входит 38 городов (76 % от общего их числа), в которых проживает менее половины населения всех городов региона. Обращает на себя внимание, что в границах геоморфологических районов по общему количеству преобладают города - местные организующие центры (агрогорода): к данному функциональному типу относятся 22 города из 38. Таким образом, установлено, что наибольшим функциональным многообразием отличаются города, тяготеющие к границам геоморфологических районов.

Границы почвенных зон также обладают ландшафтной контрастностью, которая определяется целым комплексом ландшафтных и климатических различий. Почвенно-биоклиматическое районирование включает в себя почвеннобиоклиматические пояса и почвенно-биоклиматические области. Для равнинных территорий выделяются почвенные зоны, почвенные провинции, почвенные округа и почвенные районы.

Анализ показал, что города региона расположены либо в определенных почвенных ареалах, либо граничат с различными почвенными разностями (рис.

6). Самыми распространенными типами почв являются черноземы выщелоченные и оподзоленные (характерные для 35 городов), серые лесные (граничащие с 19 городами), черноземы типичные среднегумусные и тучные мощные (13 городов), аллювиальные (12 городов).

Проведенный анализ позволил установить, что города региона можно разделить на четыре группы по расположению относительно границ почвенного покрова. Из 50 городов региона 13 городов расположены на территории одной почвенной разности, 23 города – на границе двух почвенных ареалов, 12 городов - на границе трех и 2 города расположены на границе четырех почвенных разностей. Наибольшим многообразием функциональных типов городов отличаются вторая и третья группы, расположенные на границах двух и трех почвенных ареалов.

Леса, граничащие с Граница леса в 1,5-5 Граница леса в 5-Характеристика городом км от застройки км от застройки Светло-серые лесные Черноземы обыкновенные пригородной зоны Условный Баллы Условный Баллы Условный Баллы знак знак знак Серые лесные Черноземы южные Отсутствие лесов - 0 - 0 - Леса площадью Черноземы типичные малогумусные 4 2 Лугово-черноземные менее 2 тыс. га мощные и сваерхмощные Леса площадью от 8 4 Черноземы типичные среднегумусные Аллювиальные 2 до 10 тыс. га и тучные мощные Леса площадью O 12 O 6 O Пески развеваемые и полу- свыше 10 тыс. га Черноземы выщелоченные и оподзозакрепленные ленные Рис. 7. Положение городов относительно лесов ЦЧР Рис. 6. Положение городов относительно границ почвенных зон Для определения характера взаимного расположения городов и лесов были выбраны следующие показатели: величина города, выражающаяся в численности населения, расстояние от городской застройки до ближайших лесных массивов, величина лесных массивов и участков (рис. 7).

По расстоянию выбраны четыре основные позиции: лесные массивы, граничащие с городом; лесные массивы, находящиеся в радиусе от 1,5 до 5 км; лесные массивы, находящиеся в радиусе от 5 до 10 км от застройки. Величина массивов ранжировалась по четырем позициям: отсутствие лесов, лесные участки площадью до 2 тыс. га (небольшие), лесные участки площадью от 2 до 10 тыс. га (средние), лесные массивы площадью свыше 10 тыс. га (крупные). Варианты расположения и величины лесных участков ранжированы от 0 баллов (отсутствие лесов) до 12 баллов (пограничное положение с крупным лесным массивом).

Исследование проводилось отдельно по каждой административной области, а затем данные были проанализированы в целом. Анализ положения городов относительно лесных массивов в границах ЦЧР позволил ранжировать их по четырем основным кластерам. В первые два кластера городов, соседствующих с достаточно крупными лесными массивами (28 городов, 56 % от общего их числа), входят все крупные и крупнейшие многофункциональные центры, восемь промышленных центров, двенадцать городов с доминирующей функцией (из них шесть промышленных) и девять местных организующих центра.

В третий и четвертый кластеры (22 города, 44 %) входит лишь один многофункциональный центр (Елец), восемь городов с доминирующей функцией (четыре из них промышленных) и четырнадцать местных организующих центра.

Суммарная численность населения первых двух кластеров составляет 3,274 млн.

жит. (81 % от общей численности населения городов), третьего и четвертого кластеров 771,2 тыс. жит. (19 %).

В результате исследования установлено, что большая часть городов региона, в числе которых самые крупные города, тяготеют к крупным и большим лесным массивам. Вне влияния крупных лесных массивов находятся города, значительную часть которых составляют промышленные и агропромышленные центры. Исследование пространственного размещения городов и лесных массивов региона позволило выявить крупные ландшафтно-градостроительные комплексы, характеризующиеся соседством крупных лесных массивов с развитыми урбосистемами. В их числе Воронежско-Липецкий с городами Усмань и Грязи, Борисоглебско-Новохоперско-Поворинский, Бобровско-Павловский, ТамбовскоМоршанский с включением г. Котовска.

Естественными природными рубежами, создающими высокую ландшафтную контрастность, являются поверхностные водные объекты естественного и искусственного происхождения. Поверхностные водные объекты ЦЧР представлены гидрографической сетью, озерами и искусственными прудами и водохранилищами. Нами проведено исследование положения городов по отношению к речной сети. Уже на предварительном этапе исследования стало очевидным, что 100 % городов региона расположены на реках и являются приречным типом поселений (рис. 8).

Рис. 8. Размещение городов по отношению к гидрографической сети:

- границы речных бассейнов: 1 - Волги; 2 - Днепра; 3 - Дона Города в зависимости от людности были ранжированы по пяти классам:

малые, средние, большие, крупные и крупнейшие. В основу ранжирования рек (совсем малые, очень малые, малые, средние, большие) положена классификация Огиевского по геометрическим характеристикам: длине реки и площади водосбора. Для количественной оценки связи между показателями класса реки и класса городов использован коэффициент парной корреляции (r), значение которого составило 0,66. Проверка его статистической значимости для вывода о наличии или отсутствии статистически достоверной корреляционной связи между исследуемыми показателями по критерию Стьюдента показала, что связь между этими показателями статистически значимая. Нами выявлена закономерность, заключающаяся в том, что класс города, как правило, не выше класса реки. Исключение составляют лишь города Липецк, Тамбов и Железногорск, класс которых выше класса рек, на которых расположены данные города. Для определения характера зависимости между величиной реки и количеством расположенных на данной реке городах использовался регрессионный анализ. Доказано, что, чем выше класс реки, тем большее количество городов расположено на ее берегах.

Для сопоставления и систематизации полученных данных по положению городов Центрального Черноземья на рубежах контрастности была применена балльная оценка. Положение на зональных границах оценивалось от 0 (положение вне зональных границ) до 4 баллов (положение на совпадающих границах зон, провинций и районов, положение на узловых примыканиях границ). Положение относительно геоморфологических границ оценивалось от 0 баллов (положение на территории района) до 2 баллов (положение на границах геоморфологических районов, положение на узловых точках границ). Положение относительно границ почвенных ареалов оценивалось от 0 до 3 баллов (положение внутри почвенного ареала, положение на границе двух, трех и четырех почвенных разностей). Размещение городов относительно лесных массивов и участков также оценивалось от 0 до 3 баллов в зависимости от выявленных групп городов. Положение относительно гидрографической сети оценивалось от 1 до баллов в зависимости от класса реки.

Полученное в результате исследования ранжирование данных показало, что наименьшая сопряженность городов наблюдается по отношению к геоморфологическим границам. Тяготеют к границам геоморфологических районов % от общего числа городов региона. Более выраженная взаимосвязь выявлена между расположением городов и зональными границами, включая границы физико-географических зон, провинций и районов. К зональным границам тяготеют 48 % городов. Достаточно высокий процент городов тяготеет к границам почвенных ареалов (76 %) и границам лесных комплексов (76 %). Самыми высокими показателями характеризуется взаимодействие городов и гидрографической сети, все города региона (100 %) являются приречными поселениями.

Доказано, что все города региона сопряжены с физико-географическими рубежами. Более 80 % населения городов региона проживает в городах, "встроенных", тесно взаимодействующих с наиболее ценными ландшафтными комплексами. Основными географическими рубежами являются речные геосистемы. Именно приречное расположение городов, несмотря на равнинность ландшафтов региона, создает сложную ландшафтную структуру городов, определенную дифференциацией речных долин и приречных склонов. Таким образом, главными, системообразующими элементами ландшафтных комплексов городов служат речные долины, которые являются обязательными ландшафтными элементами урбогеосистем региона.

4. Типы-модели региональных урбогеосистем, обусловленные положением в эколого-ландшафтных комплексах речных долин, вертикальной дифференциацией и экспозиционной асимметрией склонов Теоретической базой исследования и типологии приречных урбогеосистем стали работы в области комплексного изучения ландшафтных и гидрологических процессов в рамках бассейнового подхода. Изучение речных бассейнов является ведущим принципом в анализе эколого-ландшафтных процессов, происходящих на той или иной территории (Хортон, 1948; Маккавеев, 1955; Ржаницын, 1960; Философов, 1967; Маккавеев, 1971; Симонов, 1972; Маккавеев, 1986; Шмыков, 1986; Зотов, 1993; Смольянинов, 1998; Корытный, 2001 и др.). В настоящее время речные бассейны рассматриваются как целостные природные и природно-антропогенные образования, обладающие определенной ландшафтно-структурной организацией.

Речные бассейны определяются как парагенетические ландшафтные комплексы, главными системообразующими элементами которых являются водные потоки (временные водотоки, ручьи, реки) различных масштабов.

Несмотря на колоссальную разницу в масштабах водотоков, все речные бассейны обладают определенной совокупностью морфологических, геохимических и экологических признаков, которые определяют их ландшафтное своеобразие. К числу морфологических особенностей речных бассейнов относится наличие ограниченного числа морфологических элементов (основными из которых являются русло, пойма, речные террасы и склоны), отрицательная форма линейного типа, наличие явления ландшафтной асимметрии береговых склонов, причиной которой являются эндогенные и экзогенные процессы. Геохимические особенности речных бассейнов и речных долин обусловлены высокой стабильностью направления течения, выражающейся в двусторонней направленности потоков вещества и энергии, а также резко ускоренной миграцией химических элементов. Экологические особенности речных бассейнов определяются биоклиматической дифференциацией ландшафтных комплексов. Самой высокой напряженностью биопродукционных процессов обладают речные долины. Зонально-азональный характер условий речных долин приводит к уникальным сочетаниям региональной флоры и фауны с представителями более южных и северных регионов, что говорит о разнообразии ландшафтов.

Речной бассейн как ландшафтный комплекс характеризуется двусторонне направленными потоками движения вещества: продольным - от истока к устью и поперечным - от водораздела к речному руслу. В продольном (каскадном) направлении в речном бассейне и речной долине выделяются три основных эколого-ландшафтных комплекса (A, B и C-комплексы), которые можно условно назвать эрозионным, эрозионно-аккумуляционным и аккумуляционным. Они отличаются по своим морфологическим, динамическим, экологическим и микроклиматическим параметрам. В поперечном (катенарном) направлении выделяются правобережная и левобережная части, также значительно отличающиеся по своим параметрам из-за влияния эндогенных и экзогенных сил. Таким образом, речные бассейны и речные долины отличаются выраженной ландшафтной асимметрией, которая не может не сказываться на характеристике используемых земельных участков приречных поселений.

Выделение данных эколого-ландшафтных комплексов принято за основу при анализе размещения городов в системе гидрографической сети региона и последующей их типизации. Эрозионным речным комплексом предложено считать участок долины реки от истока до первого притока, водосборный бассейн которого по площади не менее 50 % площади водосборного бассейна главной реки до их слияния. В качестве аккумуляционного комплекса речной долины мы рассматривали часть долины от последнего значимого притока до устья. В поперечном сечении долины реки (на эколого-ландшафтном геохимическом сопряжении) рассмотрены три основных положения городских систем: левобережное, правобережное и двустороннее.

Для исследования положения и оценки состояния приречных урбогеосистем предложена графоаналитическая эколого-ландшафтная модель речного бассейна (основа - модель переноса вещества в водосборном бассейне Д.Л.

Арманда) (рис. 9).

Рис. 9. Графоаналитическая эколого-ландшафтная модель речной долины:

1 – продольный профиль речной долины; 2 – горизонтальная проекция речного русла (А – эрозионный тип ландшафта, В – транзитный, С – аккумуляционный); 3 – графоаналитическая модель для эколого-ландшафтной оценки речной долины В отличие от модели Д.Л. Арманда, характеризующей частный случай меридиональной ориентации реки с течением с севера на юг, в данной модели учитывается многообразие возможных ориентаций и направлений течения основной "городской" реки. Модель представлена полярным графиком с 16 румбами, на котором выделено три зоны: A, B и C. Центр графика - условная точка истока речного русла, центральный квадрат – граница зоны A (верхняя часть долины реки), второй квадрат – граница зоны B (средняя часть реки), третий – граница зоны C (нижняя часть долины реки). Внешняя граница модели обозначает место впадения реки в водный объект более высокого порядка.

На графоаналитической модели учитываются: 1) характер основных эколого-ландшафтных комплексов (эрозионный A – верхняя часть бассейна реки, транзитный B – средняя часть бассейна, аккумуляционный С – нижняя, приустьевая часть речной долины); 2) ориентация оси речного русла по сторонам света по осям (оси 1-9, 2-10 и т.д.); 3) вектор направления течения по сторонам света по румбам с шагом в 22,5 °, обозначенные числами от 1 до 16. Северное направление течения реки принято нами за 0°, направление течения на восток будет соответствовать 90°, течение на юг - 180°, на запад - 270°.

Нами обозначено три варианта расположения городов в каскадной системе речной долины (A-типа, B-типа и C-типа); два основных типа (I – одностороннее расположение, II - размещение города на обоих берегах основной реки) и два подтипа (IЛ – левобережное, IП - правобережное) расположения городов по положению относительно поперечного профиля долины реки; шестнадцать вариантов расположения по ориентации и вектору направления течения русла основной, «городской» реки.

Предложенная графоаналитическая модель использована для оценки: исторических особенностей возникновения и развития городов в системе долинно-речных комплексов; положения городов в системе долинно-речных комплексов в границах административных областей; положения городов в системе долинно-речных комплексов в границах областей распространения основных морфологических типов речных долин ("известняковый север", "меловой юг", "Окско-Донское плоскоместье") (рис. 10); положения городов в системе долинно-речных комплексов в границах всего Центрально-Черноземного региона;

оценки положения городов различных эколого-функциональных типов в системе долинно-речных комплексов.

Меловой юг Известняковый север Окско-Донское плоскоместье ЦЧР Рис. 10. Оценка положения городов ЦЧР в системе каскадных эколого-ландшафтных комплексов и эколого-ландшафтных геохимических сопряжениях речных долин В результате проведённого анализа выявлены закономерности исторического размещения городов в эколого-ландшафтных комплексах речных долин, преобладание того или иного типа размещения города в зависимости от геоморфологических районов, общие закономерности размещения городов в границах всего региона, а также существующие закономерности размещения эколого-функциональных типов городов в каскадной системе речных долин. Закономерностей в размещении городов в границах административных областей не выявлено.

Размещение в границах известнякового севера свидетельствует о значительной доле двусторонних городов как в верховьях, так и средней части бассейна рек, в нижней части рек города в данном районе отсутствуют. В границах мелового юга также высока доля двусторонних городов, причем они присутствуют во всех каскадных эколого-ландшафтных районах, однако достаточно высока доля односторонних городов. Окско-Донское плоскоместье отличается более высокой долей односторонних городов, которые представлены во всех трех эколого-ландшафтных комплексах.

Таким образом, можно констатировать, что наибольшими отличиями отличается размещение городов в границах известнякового севера и ОкскоДонского плоскоместья, характер размещения городов на меловом юге занимает между ними промежуточное положение.

Анализ размещения городов в целом по ЦЧР показал преимущественное положение городов в средней части речных долин (В-комплекс), здесь находятся 36 городов с суммарной численностью населения 2,584 млн. жит., что составляет 64 % от общей численности населения исследуемых городов. Города данной группы представлены всеми функциональными типами: здесь расположены пять многофункциональных центров, восемь промышленных центров, два города атомной энергетики, два транспортных и один промышленнотранспортный центр, восемнадцать местных организующих центров (рис. 11).

Эрозионный комплекс Транзитный комплекс реч- Аккумуляционный комречной долины - А ной долины - В плекс речной долины - С 6% 3% 14% 6% 43% 14% 43% 49% 57% 29% 22% 14% Условные обозначения:

Местные орг. центры Транспортные центры Многофункцион. центры Промышленные центры Центры атомной энергетики Промышл.-транспорт. центры Рис. 11. Соотношение функциональных типов в эколого-ландшафтных группах А, В и С Города группы А представлены всего двумя функциональными типами:

тремя промышленными центрами и четырьмя агрогородами. Суммарная численность населения этой группы составляет 308,7 тыс. жит., т. е. 8 % от общего числа жителей городов региона. В устьевой части (С-комплекс) расположены семь городов с суммарной численностью населения 1,14 млн. жит. (28 % населения городов региона). Они представлены четырьмя экологофункциональными типами, в их числе один многофункциональный город, один местный организующий центр, два промышленных центра и три промышленнотранспортных центра.

Таким образом, выявлено, что наименьшее число городов региона расположено в эрозионных эколого-ландшафтных комплексах верховья речных долин. Максимальное число городов находится в средней части долинно-речных комплексов, в эрозионно-аккумуляционных ландшафтах, здесь же сосредоточено максимальное число жителей городов региона. Города, расположенные в нижней, устьевой части речных долин, занимают промежуточное положение между городами А и В-типа и по численности населения, и по числу функциональных типов.

Анализ расположения городов относительно направления течения рек выявил закономерность: наибольшее число городов сосредоточено на руслах рек широтного (восток-запад), меридионального (север-юг) и близкого к меридиональному (юго-юго-восток и юго-юго-запад) направлений (рис. 12).

161000 15 815 64 4213 0 13 -200 11 11 10 1 Рис. 12. Анализ размещения общего количества городов и суммарной численности населения в городах с различным направлением течения рек:

1 – общее количество городов; 2 – суммарная численность населения городов Здесь расположены 28 из 50 городов, в которых проживает три четверти населения городов ЦЧР. Более четверти всего населения городов региона (1,млн. жит.) проживает в городах, расположенных по оси 2-10 (северо-северовосток – юго-юго-запад). Проведенное исследование позволило сделать вывод о предпочтительном размещении городов региона на участках рек широтного и меридионального направления. Таким образом, из 144 вариантов возможного расположения городов можно выделить 8 наиболее типичных. Эти направления взяты за основу для разработки теоретических типов-моделей приречных урбогеосистем региона.

Нами выделены теоретические типы-модели урбогеосистем как зональноазональные и интрасекторные образования, дифференциация которых определяется вертикальной дифференциацией и радиационной асимметрией склоновых земель. Урбогеосистемы условно названы «теплыми», «холодными», «контрастными», «нейтральными», «влажными с застоем воздуха», «сухими ветреными», «с усилением континентальности», «влажными ветреными» городами. Ведущими характеристиками данных моделей является положение в природных комплексах речной долины (три основных комплекса: эрозионный, транзитный и аккумулирующий), экспозиция склонов (по 16 румбам) и гипсометрическое положение территории города (возвышенные, пониженные и относительно равнинные участки). В названиях моделей использованы микроклиматические характеристики, отражающие природную азональность городов, расположенных на приречных территориях (рис. 13).

А - эрозионный эколого-ландшафтный комплекс:

1 – с усилением континентальности В - транзитный эколого-ландшафтный комплекс:

2 – «теплый» город;

3 – «холодный»;

4 – «контрастный»;

5 – «сухой, ветреный»;

6 – «влажный с застоем воздуха»;

7 –«нейтральный»;

С - аккумулирующий эколого-ландшафтный комплекс:

8 – «влажный, ветреный».

Рис. 13. Ландшафтная дифференциация типов-моделей урбогеосистем по положению в эколого-ландшафтных комплексах речных долин широтной и меридиональной ориентации Результаты исследований показали, что расположенные в одном климатическом поясе урбогеосистемы тяготеют к сложным, динамичным ландшафтным комплексам, характеризующимся высоким уровнем контрастности. Следовательно, изначально они расположены на территориях, характеризующихся "азональностью" и "интрасекторностью", формируемыми положением в морфологических районах, каскадной бассейновой системе, расположением относительно оси речной долины и течения речного русла, экспозиционной и вертикальной дифференциацией рельефа.

5. Результаты экспериментальной проверки предложенных типов-моделей урбогеосистем на материалах конкретных городов региона Выявленная ведущая роль гидрографической сети в развитии городов ЦЧР и предложенные теоретические модели стали основой дальнейшего исследования, целью которого стала их проверка, а также более углубленное изучение закономерностей взаимодействия водных объектов и землепользования урбосистем. Для этого проанализированы материалы всех пятидесяти городов региона, включая проекты генеральных планов (опорные планы, схемы комплексной оценки территории, историко-опорные планы, схемы зонирования, предложения по территориальному развитию городов в целом и по отдельным перспективным территориям и т. д.), правила застройки и землепользования, проекты планировки, интерактивные геоинформационные карты, архивные материалы, литературные источники.

Исследована структура землепользования двадцати городов и городских округов различных функциональных типов, которая подтвердила обоснованность выбранных типологических групп. На примере двух двухсторонних по отношению к речной долине городов (Воронеж и Кирсанов) отмечено явление «асимметрии» землепользования, выражающееся в суммарной площади и соотношении площадей различных функциональных зон, а также в характере планировочной и пространственной (высотной) организации правобережной и левобережной частей городов.

Исследование пространственно-планировочной организации городов включило в себя изучение высотной и планировочной дифференциации. Высотная дифференциация городов соотносилась с основными выделенными экологоландшафтными типами урбогеосистем (А, В, С). В отдельную группу городов выделялись города на искусственных водных объектах – водохранилищах (города D-типа).

Исследование А-типа городов показало, что они представлены тремя вариантами ландшафтно-градостроительной структуры: междуречным, двусторонним одноуровневым и односторонним одноуровневым. Города, расположенные в средней части речной долины, - города транзитного эколого-ландшафтного (Bтипа), представлены более широким спектром вариантов: междуречным, двусторонним контрастным, односторонним возвышенным и односторонним сниженным. Среди городов, расположенных в нижней части рек, аккумулирующего проточного С-типа выделены варианты двухсторонний одноуровневый, односторонний сниженный и односторонний одноуровневый. В числе городов D – типа односторонние сниженные города и двусторонний междуречный.

Таким образом, мы можем констатировать наличие определенных типов высотной контрастности, отличающихся по своим параметрам, которые свойственны трем основным типам моделей: эрозионному, транзитному и аккумулирующему. Более детальное исследование высотной структуры урбогеосистем позволило разделить аккумулятивный тип урбогеосистем на проточный и непроточный (расположенный на водохранилище) виды.

Планировочная организация современных урбогеосистем складывалась под влиянием многих факторов: первоначальной функции поселения, природных факторов, интенсивности и характера развития, применяемых планировочных принципов и приемов, динамики и характера экономического развития и т.д. В соответствии с предложенной эколого-ландшафтной моделью долинноречной системы мы выделили две основные группы городов: односторонние (расположенные на одной стороне реки) и двусторонние (расположенные на обоих берегах основного речного потока). В обеих группах городов мы выделили следующие планировочные типы: компактный, полосовой, линейнопродольный, линейно-поперечный, расчлененный, комбинированный. Анализ планировочной организации городов показал, что, несмотря на активное влияние других факторов, гидрографическая сеть играет ведущую роль в формировании городской планировки. Отсутствие связи композиционной структуры города и водных объектов зафиксировано нами лишь на одном объекте: планировка городских земель Поворино полностью подчинена структуре железнодорожных путей.

Помимо анализа планировочной организации городских земель в целом, исследовались композиционно-планировочные приемы городского плана. Было выделено пять основных приемов планировки отдельных фрагментов городской застройки: радиальный, прямоугольный, линейный, веерный и свободного характера. Анализ планировки показал, что в застройке городских участков сочетаются от одного до трех композиционных приемов. Наличие тех или иных композиционных приемов определяется совокупностью плановой регулярной исторической и современной застройки со стихийно сформировавшимися участками, подчиненными естественным природным рубежам, включая водные объекты.

В качестве одной из функциональных зон городских земель, обладающей высокой стабильностью размещения по отношению к городу в целом, нами выбраны земли городского центра. Как правило, общегородской центр является исходной точкой развития города, анализ которой чрезвычайно важен для определения городского генезиса, в том числе и с точки зрения взаимосвязи с природным окружением. Исследование положения общегородских центров показало, что речные долины оказывают значительное влияние на их размещение и структуру. Полная независимость положения общегородского центра от водных объектов встречается как редкое исключение из правил. Таким образом, мы можем констатировать наличие как прямого, так и опосредованного влияния речной долины на территориальное расположение и композиционно-планировочную организацию общественного центра урбогеосистем региона.

Для оценки влияния речной сети на экологическое состояние городской среды была проведена расчетная проверка взаимовлияния водных и воздушных потоков путем исследования влияния речной сети на ветровой режим на примере десяти городов Воронежской области. Доказано, что ориентация оси речной долины влияет на преимущественное направление ветровых потоков как в летнее, так и в зимнее время года.

Анализ урболандшафтной структуры конкретного города (на примере городского округа г. Воронеж) подтвердил гипотезу о зонально-азональном характере вмещающего ландшафта и высокой контрастности отдельных урболандшафтных участков.

Асимметрия речных бассейнов и речных долин активно влияет на характер урбанизированных территорий, поэтому наряду с понятием контрастности урболандшафтных комплексов представляется уместным использование нового понятия «урболандшафтная асимметрия» (рис. 14).

КОНТРАСТНОСТЬ МЕСТОПОЛОЖЕНИЯ ВЫСОТНАЯ ТОПОГРАФИЧЕСКАЯ ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ПЛАНИРОВОЧНАЯ УРБОЛАНДШАФТНАЯ АСИММЕТРИЯ МИКРОКЛИМАТИЧЕСКАЯ КОМФОРТНОСТИ БИОЦЕНОТИЧЕСКАЯ Рис. 14. Формирование урболандшафтной асимметрии Вводимое понятие «урболандшафтная асимметрия» более точно отражает характер урболандшафтных комплексов по целому ряду факторов, прежде всего оно характеризуется наличием пространственных параметров объекта. Формирование антропогенных систем увеличивает асимметричность (контрастность) ландшафтов в силу функционального, планировочного, объемнопространственного и композиционного многообразия городской застройки, следствием которой является многообразие мезо- и микроклиматических условий городской среды с различным уровнем комфортности.

6. Новое понятие "полизональность урбогеосистем", отражающее единство и контрастность урболандшафтной организации, обусловленной полиморфизмом природной и антропогенной составляющих города Исследование показало приуроченность городских земель к сложным, контрастным ландшафтным комплексам, следствием которой является полиморфность, асимметричность урбогеокомплексов. Прямым следствием наличия урболандшафтной контрастности является существование урболандшафтных районов и участков, значительно отличающихся по своим свойствам: морфологическим, температурным, ветровым, влажностным характеристикам, радиационному режиму и т.д.

Нами предлагается ввести понятие «полизональность урбогеосистем», отражающее одновременное сосуществование на городских землях урболандшафтных участков, фактически принадлежащих разным климатическим зонам (рис. 15). Данное понятие аналогично понятию «полизональность геосистем», введенному Э.Г. Коломыцем (2006), который заострил внимание на глобальных климатических изменениях, влияющих на динамику геосистем и выражающихся в изменениях характера растительного покрова.

Рис. 15. Основные виды полизональности урбогеосистем Под полизональностью мы понимаем многообразие ландшафтно-климатических условий на определенных территориях, выражающееся в контрастах теплового, радиационного, влажностного, светового и др. режимов, что обусловлено вертикальной, экспозиционной, геолого-топографической, почвеннорастительной дифференциацией природных, природно-антропогенных и антропогенно-природных геосистем. Понятие полизональности урбогеосистем, на наш взгляд, является тем понятием, с помощью которого можно предложить новую типологию ландшафтно-градостроительных систем, отличающихся контрастностью и многообразием природно-антропогенных условий.

Полизональность урбогеосистем формируется под влиянием следующих основных групп факторов:

• глобальных климатических изменений, связанных с экзогенными и эндогенными общепланетарными процессами;

• характера городского метаболизма, изменяющего климатические параметры среды за счет повышения температуры и загрязнения воздушной и водной среды под влиянием инженерно-транспортного, жилищно-коммунального и промышленно-производственного комплексов городов;

• зонально-азонального и секторно-интрасекторного характера вмещающего ландшафта, обладающего большим ландшафтным разнообразием и высокой степенью вертикальной и экспозиционной дифференциации ландшафтных участков.

Таким образом, полизональность урбогеосистем складывается из глобальной (климатической), функциональной (антропогенной) и ландшафтной полизональности. Наряду с понятием полизональности предлагается также использовать понятие азональности (ландшафтной монозональности) как свойства геокомплексов, обладающих относительно однородными ландшафтными условиями, отличающимися от фоновых усредненных показателей природноклиматической зоны. Монозональность можно рассматривать как частный случай полизональности.

7. Предложения по оптимизации землепользования в урбогеосистемах с учетом выявленных природно-антропогенных особенностей Выявленные природно-ландшафтные особенности урбогеосистем ЦЧР позволяют наметить несколько основных направлений совершенствования системы управления их земельными ресурсами. Это достаточно широкий диапазон мероприятий, включающих юридические, нормативные, методологические, методические, информационные, инструментальные и образовательные аспекты.

Среди комплекса мероприятий необходимо выделить вопросы прогнозирования развития и формирования городов, методологию организации мониторинга состояния городской среды и основные пути оптимизации урбогеосистем. Полученные результаты могут быть использованы на региональном, локальном (городском) и местном (внутригородском) уровнях (рис. 16).

При разработке проектов территориального планирования регионального уровня (субъектов РФ) наряду с прогнозами демографического и экономикоинвестиционного характера необходим географический прогноз развития урбогеосистем. Оценка природно-ресурсного потенциала позволяет выделить два основных направления развития городов: экстенсивный и интенсивный. При экстенсивном росте городов стоят задачи определения территориальных резервов для новой застройки и поиск путей оптимизации землепользования реконструируемых территорий. При интенсивном характере развития на первый план выступают задачи переустройства и оптимизации земель в существующих границах поселения.

Главным лимитирующим фактором социально-экономического развития урбогеосистем Центрально-Черноземного региона, как показали проведенные иссле- дования, являются водные (поверхностные и подземные) ресурсы.

Региональный уровень Прогноз развития урбогеосистем Демографический Природно-ресурсный Экономический Характер развития Экстенсивный Интенсивный Оптимизация землепользоПрогноз территориального вания развития Городской уровень Структура и динамика урбогеосистемы Оценка положения в системе Эколого-функциональный тип ландшафтных комплексов Положение в каскадной Функционально Катенарное системе речного бассейна планировочная структура положение Динамика урболандшафтного Оценка экологического комплекса состояния Внутригородской уровень Выделение урболандшафтных районов и участков Высотность Уклоны Экспозиция Урболандшафтные районы и участки Район N + Район N N + 1.N 2 N N + 1.2 N + 1.N Рис. 17. Алгоритм оценки и оптимизации урбогеосистем Прогнозирование Проектирование Оптимизация Проведенный анализ существующей иерархии городов и величины рек позволяет успешно прогнозировать возможности территориального и социальноэкономического роста, определяя тем самым характер развития урбогеосистем.

Предложено выделить три основные группы городов по перспективам развития:

1) урбогеосистемы с потенциалом социально-экономического развития, 2) сбалансированные урбогеосистемы, соответствующие имеющимся ресурсам поверхностных вод, 3) урбогеосистемы, ограниченные по потенциалу развития (рис. 17).

Рис. 17. Прогнозная схема зонирования территории ЦЧР по ресурсно-градостроительному потенциалу:

- территории с максимальным потенциалом ландшафтно-градостроительного развития;

- сбалансированные территории;

- территории с минимальным потенциалом ландшафтно-градостроительного развития;

- урбогеосистемы, обладающие ресурсным потенциалом социально-экономического развития; - сбалансированные урбогеосистемы; - урбогеосистемы, ограниченные по потенциалу развития Анализ территориального размещения данных городов позволил выделить территориальные зоны с различным потенциалом ландшафтно-градостроительного развития. Территории с максимальным потенциалом достаточно ограничены по площади и примыкают к долине реки Дон и участку долины р. Сейм ниже Курска. С минимальным потенциалом выделены четыре территориальных зоны:

в районе Железногорска, вытянутые в меридиональном направлении участки от Ельца до Шебекино и от Тамбова до Бутурлиновки, участок в Воронежской области южнее Россоши. Между ними расположены территориальные зоны «сбалансированного развития».

На локальном уровне урбогеосистем необходимо учитывать полизональность урболандшафтных комплексов. Проведенный анализ сочетаний климатической, функциональной и ландшафтной полизональности или ландшафтной монозональности позволил выявить четыре основных группы городов с определенным уровнем и характером природно-градостроительных рисков.

Самым высоким уровнем характеризуются города I группы, сочетающие глобальный, функциональный и ландшафтный виды полизональности с максимальной контрастностью природно-антропогенных комплексов. Высоким уровнем антропогенных рисков характеризуются также города II группы, сочетающие глобальную и функциональную полизональность с ландшафтной монозональностью. Преобладанием природно-градостроительных рисков, связанных с природными явлениями, характеризуются урбогеосистемы III группы, сочетающие глобальную и ландшафтную полизональность со слабо выраженной функциональной полизональностью. В IV группу городов с минимальными природноградостроительными рисками вошли урбогеосистемы, сочетающие глобальную полизональность с ландшафтной монозональностью при невыраженной функциональной полизональности. Города данной группы можно охарактеризовать как города с минимальной контрастностью урболандшафтных комплексов. Выделение данных групп городов позволяет разрабатывать рекомендации по оптимизации землепользования с учетом уровня природно-градостроительных рисков (табл. 2).

На внутригородском уровне выделение зонально-однородных урболандшафтных районов и участков на территории города может дать более объективную картину состояния городских земель и связанных с ними объектов недвижимости и выявить существующие проблемы застройки и функционирования объектов строительства.

Для городских земель, занятых объектами техносферы города полизональность урболандшафтов означает повышение рисков, связанных с обеспечением безопасности строительных и инженерных объектов. Необходимо продолжить данные исследования в теоретическом и экспериментальном направлениях для включения дополнительных данных в систему нормативной документации по строительной климатологии, которая в настоящее время основывается на усредненных данных климатических зон. Расширение диапазона температур, обусловленных глобальными климатическими изменениями и положением строительных объектов на азонально «тёплых» и «холодных» склонах, вызывает необходимость уточнения санитарно-гигиенических нормативов по инсоляции внутренних помещений и дворовых территорий жилых и учебных зданий. Необходимо также ввести корректирующие коэффициенты для ветровых нагрузок, величины летних и зимних осадков при расчете устойчивости, влаго- и теплозащиты зданий и сооружений, расположенных на земельных участках с азональными климатическими показателями.

Таблица Характеристика городов с различными типами полизональности и характером природно-градостроительных рисков Группы городов по характеру природных и градостроительных рисков I группа Критерии выделения групп II группа III группа IV группа (максимальных природногородов (антропогенных рисков) (природных рисков) (минимальных рисков) антропогенных рисков) Положение в каскадной систе- Эколого-ландшафтный В-компЭколого-ландшафтный В- Эколого-ландшафтные А, В, С Эколого-ландшафтные А, В, С ме эколого-ландшафтных ком- лекс, пограничное положение комплекс комплексы комплексы плексов речных долин между В и С-комплексами Односторонние, двусторонние Односторонние города, дву- города в устьевой части, двуПоложение на ландшафтносторонние города устьевой час- сторонние города в верхней геохимических катенах реч- Двусторонние города Двусторонние города ти мелового юга и Окско- части долины реки в морфолоных долин Донской низменности гическом районе ОкскоДонского плоскоместья Многофункциональные, проМногофункциональные, промышленные, транспортные, Местные организующие цен- Местные организующие ценЭколого-функциональные типы мышленные, транспортные, промышленно-транспортные, тры тры промышленно-транспортные города атомной энергетики Климатическая полизональСочетание типов полизональ- Климатическая, антропогенная, Климатическая, антропогенКлиматическая, ландшафтная ность, природная монозальности ландшафтная ная ность Глобальные климатические Глобальные климатические Глобальные климатические рис- Глобальные климатические риски (контрастность темпера- риски. Антропогенные риски, ки. Природно-ландшафтные риски. Природно-ландшафттур, изменение режима осад- обусловленные эколого-функ- риски, обусловленные сочетани- ные риски, обусловленные выков). Антропогенные риски, циональным характером горо- ем контрастных ландшафтных сотностью, уклонами и экспообусловленные эколого- да: транспортная аварийность, комплексов: сочетание южных и зицией ландшафтных комплекфункциональным характером взрывоопасность, пожароопас- северных склонов - температур- сов: южная ориентация – эрогорода в сочетании с ланд- ность, обвалы, обрушения, аг- ные контрасты, сочетание пере- зия, повышение температуры, шафтной контрастностью: уси- рессивность подземных вод, повышенная инсоляция; северувлалажненных и сухих склонов, Природно-градостроительные ление либо нивелирование кон- химическое, механическое, фи- процессы эрозии, участки с по- ная ориентация - понижение риски трастности урболандшафтных зическое (оптическое, радиаци- вышенной и пониженной инсо- температуры, повышенная участков, усиление или ослаб- онное, магнитное, шумовое, ляцией; сочетание западных и влажность, сниженная инсоляление ветра, формирование вибрационное, электромагнитция; восточная экспозиция восточных склонов - процессы застойных зон, пониженная ное) загрязнение природных водной эрозии и аккумуляции, (возвышенность) - увеличение либо повышенная влажность и сред. Изменение гидрологичеподмыв склонов, обвалы, участ- осадков, (низменность) - подтемпература, эрозионные про- ского режима поверхностных и ки с повышенным увлажнением, топление; западная экспозиция цессы, подтопление, обвалы, подземных вод подтапливаемые участки - водная эрозия, подмывание обрушения склонов, обвалы Особое внимание должно быть уделено расчетным показателям для объектов городов, расположенных на пониженных земельных участках, подверженных затоплению и подтоплению, а также городским объектам на возвышенных плакорных участках, подверженным эрозии, провалам, повышенным ветровым нагрузкам.

Выявленная урболандшафтная структура городского поселения может повлиять на функциональное зонирование территорий, планировочную организацию, плотность и архитектурно-пространственную организацию застройки.

Для земель природного комплекса городов полизональность урболандшафтных участков требует выделения территорий, обладающих различным потенциалом плодородия, для тщательной оценки выделенных зон, выбора опти- мальных планировочных решений и подбора устойчивого породного состава, учитывающих фиксируемый диапазон термических, радиационных условий, режимов осадков и увлажненности. Проведенное исследование доказало первостепенную роль гидрографической сети в формировании природного каркаса города. Оптимизация структуры экологического каркаса, сохранение и развитие природного комплекса урбогеосистем также определяются условиями ограниченности природных ресурсов, в первую очередь водных объектов и лесов. Эта проблема может решаться по двум основным направлениям: максимальной защитой и повышением устойчивости имеющихся природных ресурсов, а также созданием новых искусственных ландшафтов.

Полученные результаты исследования включают в себя теоретические аспекты, предложения по методике оценки земель урбогеосистем, а также рекомендации практической направленности (рис. 18).

Рис. 18. Основные направления внедрения полученных результатов В числе перспективных направлений оптимизации землепользования урбогеосистем как полизональных урболандшафтных комплексов следует считать:

- Совершенствование информационной базы территориального планирования и землеустройства городов путем более полного использования экологогеографической информации;

- Разработку географического прогноза динамики природных комплексов с учетом выявленных закономерностей естественной и антропогенной трансформации ландшафтных комплексов в системе территориального планирования наряду с прогнозами социально-демографического и экономического характера;

- Разработку методики выделения урболандшафтных районов и урболандшафтных участков по виду и степени их азональности в системе функционального и экологического зонирования городских территорий;

- Учет эколого-географической и биогеографической информации, характеризующих выделенные урболандшафтные участки при разработке градостроительных регламентов в правилах застройки и землепользования городских территорий, а также, в городской кадастровой системе;

- Оптимизацию структуры природно-экологического каркаса урбогеосистем на основе более четкого выявления вертикальной и экспозиционной дифференциации ландшафтных участков для выявления их энергетического потенциала и разработки более детальных рекомендаций по их планировочной организации и выбору оптимальных решений по формированию растительных компонентов;

- Расширение инструментальных средств моделирования объектов территориального планирования и проектирования, позволяющих более точно выявлять каскадную, экспозиционную и вертикальную дифференциацию техноприродных систем и их визуально-ландшафтные характеристики;

- Особое внимание должно быть уделено совершенствованию подготовки специалистов в сфере территориального планирования для повышения уровня знаний о региональных особенностях развития урбогеосистем и существующих природно-градостроительных и экологических рисках.

Результаты проведенного диссертационного исследования использованы в ряде проектных разработок, а также в курсовом и дипломном проектировании, в их числе: «Функциональное зонирование территории в районе СомовоБоровое», «Инвентаризация памятников природы г. Воронежа», «Ландшафтнопарковый комплекс в Северной правобережной части г. Воронежа», «Планировка и застройка Северо-Западного района г. Воронежа», «Архитектурнопланировочная организация левобережной части г. Воронежа», «Архитектурнопланировочная организация жилого района «Отрадное», «Инновационная модель территориальной организации туристско-рекреационной зоны «Лукодонье» в Острогожском районе» и др.

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ 1. Урбогеосистемную концепцию, объединяющую ландшафтногеографический, ландшафтно-геохимический и инженерно-градостроительный подходы, следует рассматривать как основной методологический подход в изучении характера территориального развития городов и городского землепользования. Урбогеосистема - это одна из составляющих урбосистемы, тесно взаимодействующая с другими подсистемами, включая урбосоциосистему и урбоэкосистему.

2. Урбосистемы ЦЧР развиваются на территориях, которые характеризуются достаточно комфортными климатическими условиями, богатыми ресурсами полезных ископаемых, плодородными черноземными почвами в сочетании с ограниченностью лесных и водных ресурсов. Региональные условия предопределили особый характер сетки расселения и стратификацию урбогеосистем по величине. С ними связаны исторические этапы развития городов ЦЧР, динамика роста численности населения, их функциональные и экологические особенности.

3. Эколого-функциональная типология городов основана на анализе людности и динамики численности населения, функциональнопроизводственного профиля, экологических проблем и структуры землепользования. Выделяются три основных типа городов: многофункциональные центры, города с функциональной доминантой и местные организующие центры. В группе городов с функциональной доминантой выделены экологофункциональные подтипы, включая промышленные, транспортные, промышленно-транспортные и города атомной энергетики. В промышленных городах выделяются подвиды: города машиностроения, химической, горно-рудной, горно-добывающей нерудной промышленности.

4. При проведении исследований характера взаимодействия урбосистем с природно-ландшафтными комплексами в качестве основного критерия оценки можно выбрать географические границы как рубежи контрастности ландшафтно-территориальных комплексов. Размещение урбогеосистем в системе физико-географических границ характеризуется приуроченностью к рубежам контрастности, включая зональные, геоморфологические границы, границы почвенных ареалов, гидрографическую сеть и лесные экотоны.

5. Бассейновый подход позволяет рассматривать речную сеть как генетически определяющую систему, каркас системы размещения городов, несмотря на мощное последующее влияние системы транспортных (автомобильных и железнодорожных) связей. Водные объекты, включая реки и водохранилища, являются основными ландшафтными рубежами, к которым приурочены все города региона; таким образом, все города региона представлены приречным типом поселений. Речные геосистемы влияют на характер использования городских земель вследствие наличия определенных геоморфологических элементов, присущих речным долинам.

6. Разработанные методы исследования приречных урбогеосистем позволяют выделить эколого-ландшафтные комплексы речных долин, оказывающих влияние на характер городского землепользования вследствие особенностей морфологии, гидрологии, экологии, геохимии и микроклимата участков речных долин. Графоаналитический метод экспресс-оценки приречных урбогеосистем проводится с учетом положения города в каскадной системе речных бассейнов и его положения в структуре эколого-ландшафтных геохимических сопряжений (катен) речных долин.

7. Анализ положения урбогеосистем с помощью предложенного графоаналитического метода позволяет выявить закономерности исторического разви тия и функциональной сопряженности городов с определенными экологоландшафтными комплексами речных долин. Из 144 вариантов возможного расположения городов относительно речных долин выделяется 8 наиболее типичных, приуроченных к широтно и меридионально ориентированным участкам рек. Теоретические типы-модели урбогеосистем следует рассматривать как зонально-азональные и интрасекторные образования, многообразие которых определяется вертикальной дифференциацией и радиационной асимметрией склоновых земель.

8. Эти модели необходимо проверять на материалах локальных урбогеосистем - на основе оценки характера землепользования, высотной и функционально-планировочной дифференциации. Экспериментальная проверка включает анализ взаимосвязи потоковых систем (водных и воздушных). На материалах проверки доказана системообразующая и структурообразующая роль долинно-речных комплексов в характере городского землепользования, функционально-планировочной и композиционной структуре урбогеосистем.

9. Новое понятие «асимметрия урбогеосистем» характеризует свойства урболандшафтных комплексов, обусловленные целостностью и многообразием природных и антропогенных компонентов. В отличие от понятия «контрастность» слово «асимметрия» отражает целостность изучаемого объекта, предполагает больший диапазон сравниваемых параметров, а также их морфометрическую оценку.

10. Понятие «полизональность урбогеосистем» выражает зональноазональные физико-географические свойства полиморфной, контрастной городской среды. Полизональность урбогеосистем формируется под влиянием полизональности современного климата и вмещающего ландшафта, а также полизональности, обусловленной антропогенной (функциональной) составляющей урбосистем. Выделяются четыре основных группы городов по степени природно-антропогенных рисков в зависимости от сочетания видов полизональности.

11. Рекомендации по оптимизации городского землепользования следует разрабатывать с учетом выявленных региональных природно-ландшафтных особенностей городских земель. На региональном уровне необходимо включать в проекты территориального развития географический прогноз наряду с прогнозами демографического и экономического плана. На городском уровне - выявлять принадлежность города к группам природно-градостроительного риска. На внутригородском уровне необходимо выделять урболандшафтные районы и участки с различными условиями землепользования, которые определяют оптимизацию земель, включая функциональное зонирование, планировочную организацию, плотность и характер застройки, правила землепользования.

СПИСОК ОСНОВНЫХ ПУБЛИКАЦИЙ Статьи в ведущих рецензируемых изданиях, соответствующих перечню ВАК 1. Формирование экосистемного подхода в практике регионального проектирования (на примере Воронежа) / Н. В. Фирсова, М. Т. Сериков, О. П. Негробов // Промышленное и гражданское строительство. - 2000. - № 9. – С. 25-26.

2. Ландшафтно-экологическая организация природного комплекса общегородского центра / Н. В. Фирсова, О. П. Негробов, Г. Д. Побединский // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Химия. Биология. Фармация – 2007. - № 1. - С. 100-107.

3. Корреляционно-регрессионный анализ людности городов и величины рек на территории Центрально-Черноземного региона / Н. В. Фирсова // Вопросы современной науки и практики. Институт им. В. И. Вернадского. - 2009. - № 4(18). - С. 13-18.

4. Метод оценки состояния приречных урбогеосистем на основе графоаналитического моделирования эколого-ландшафтной структуры / Н. В. Фирсова // Вопросы современной науки и практики. Институт им. В. И. Вернадского. - 2009. - № 8(22). - С. 33-40.

5. Эколого-ландшафтная типология городов Центрально-Черноземного региона / Н. В. Фирсова // Вопросы современной науки и практики. Институт им. В. И. Вернадского. - 2009. - № 9(23). - С. 29-34.

6. Исследование влияния речной сети на ветровой режим городов (на примере городов Воронежской области) / Н. В. Фирсова, О. В. Клепиков // Вопросы современной науки и практики. Институт им. В. И. Вернадского. - 2009. - № 11(25). - С. 16-23.

7. Поиски новой парадигмы социально-пространственной организации жизнедеятельности / Ю. И. Кармазин, Н. В. Фирсова, П. В. Капустин, И. Л. Чураков // Научный вестник ВГАСУ. Строительство и архитектура. - 2010. - Вып. № 4 (20). - С. 112-120.

8. Анализ положения городов Центрально-Черноземного региона относительно границ почвенного покрова как рубежей контрастности / Н. В. Фирсова, Д. И. Щеглов // Экология урбанизированных территорий. - 2011. - № 3. - С. 18-23.

9. Типология урбогеосистем ЦЧР по положению в системе физико-географических и биогеографических рубежей региона / Н. В. Фирсова // Проблемы региональной экологии. - 2011. - № 6. - С. 87-92.

10. Закономерности размещения городов в системе лесных комплексов ЦентральноЧерноземного региона / Н. В. Фирсова, В. В. Кругляк // Вестник Воронежского государственного университета. Серия : География. Геоэкология. – 2011. - № 2. - С. 26-32.

11. Основные направления оптимизации землепользования городов как полизональных урбогеосистем / Н. В. Фирсова // Экология урбанизированных территорий. – 2012. - № 2. - С.

57-62.

Монографии и учебные пособия 12. Экологические основы оптимизации и управления городской средой. Экология города :

учеб. пособие для вузов / О. П. Негробов, Д. М. Жуков, Н. В. Фирсова. – Воронеж : ВГУ, 2000. – 272 с.

13. Биоразнообразие города Воронежа / О. П. Негробов, В. С. Маликов, В. А. Кострыкин, Н. В. Фирсова [и др.] – Воронеж : ВГУ, 2004. – 98 с.

14. Урбогеосистемы Центрально-Черноземного региона : природно-ландшафтные особенности, типология, землепользование / Н. В. Фирсова; Воронежский ГАСУ. – Воронеж, 2012.

– 269 с.

Публикации 15. Особенности и современные проблемы малых городов ЦЧР / Н. В. Гордеева (Фирсова) // Вопросы планировки и застройки городов. – Пенза, 1983. - С. 46-48.

16. Сегодня ГАП – я, завтра – ты (как организовать проектирование для малых городов) / Н. В. Фирсова, Е. М. Барсуков // Архитектура. – 1983. - № 23. - С. 3.

17. Социально-экономические предпосылки развития и формирования малых и средних городов ЦЧР / Н. В. Гордеева (Фирсова) // Архитектура и градостроительство ЦЧР : сб. научн. тр. ЦНТИ Госгражданстроя. – 1985. - № 228.– С. 23-30.

18. Природа как один из важнейших факторов формирования социально-пространственной среды малого города / Н. В. Гордеева (Фирсова) // Социальные и экономические факторы регионального АПК. - ИНИОН АН СССР 17.01.85.- № 19315. - Саратов : ИНЭС АН СССР, - С. 112-117.

19. Тот, кто поднимет малый город (о районном архитекторе – его положении и предназначении) / Н. В. Гордеева (Фирсова) // Архитектура. - 1987. - № 5. – С. 2.

20. Гордеева (Фирсова), Н. В. Проблемы совершенствования архитектурнопространственной организации малых городов как опорных центров формирования аграрно-промышленного комплекса / Н. В. Гордеева (Фирсова) // Региональные проблемы архитектуры и градостроительства.- Воронеж, 1988. – С. 24-28.

21. Влияние Липецко-Воронежского ареала расселения на состояние г. Воронежа и Воронежского водохранилища / Н. В. Гордеева (Фирсова), Т. В. Михайлова // Экология и охрана природы г. Воронежа. – Воронеж, 1990. – С. 119-120.

22. Совершенствование пространственно-планировочной организации малых городов ЦЧЭР – центров АПК / Н. В. Гордеева (Фирсова) // Проблемы региональной архитектуры : межвуз. сб. науч. тр. - Воронеж, 1991. – С. 72-76.

23. Проблемы экологии и архитектурное образование / Н. В. Гордеева (Фирсова) // мат-лы науч.-техн. конф., посвященной 60-летию ВИСИ. – Воронеж, 1992. – С. 180.

24. Проблемы формирования и управления природно-градостроительными системами / Н. В.

Фирсова // Геоэкологические проблемы устойчивого развития городской среды. – Воронеж: Изд-во «Квадрат», 1996. – С. 32-33.

25. "Зеркало" эколого-градостроительных проблем города Воронежа / Н. В. Фирсова // Комплексное изучение, использование и охрана Воронежского водохранилища : мат-лы науч.-практ. конф. – Воронеж, 1996. – С. 85-87.

26. Методологические проблемы управления эволюцией урбоэкосистем / Н. В. Фирсова // Ландшафтогенез-2000: Философия и география. – Киев, 1996.

27. Экологическое образование в системе повышения квалификации специалистовархитекторов / Н. В. Фирсова // Экологический вестник Черноземья. - 1996. - Вып. 3. – С.

57-58.

28. Современное состояние и перспективы совершенствования профессиональной подготовки архитекторов в системе непрерывного экологического образования / Н. В. Фирсова // Экологический вестник Черноземья. - 1996. - Вып. 3. – С. 72-73.

29. Региональные особенности экологических проблем Центрально-Чернозёмного экономического района / Н. В. Фирсова // Экологический вестник Черноземья. - 1996. - Вып. 4. - С. 47-48.

30. Ландшафтно-экологические условия формирования концепции планировочного развития Воронежа / Н. В. Фирсова // Биологические проблемы устойчивого развития природных экосистем : М-ы междунар. научн. конф. Ч. 2. – Воронеж, 1996. – С. 85-88.

31. Урбоэкология в системе непрерывного экологического образования / Н. В. Фирсова // Образование XXI век. Гармонизация образования – формирование одухотворенной личности : мат-лы междунар. НПК, 8-10 декабря. – Курск, 1997. – С. 272-275.

32. Экосистемный подход в управлении развитием города Воронежа и его зелёной зоны / М.

Т. Сериков, Н. В. Фирсова, О. П. Негробов // Лесные экосистемы зеленой зоны города Воронежа : сб. науч. ст. – Воронеж: ВГУ, 1999. – С. 138-143.

33. Общая концепция формирования учебного курса "Экология города" / Н. В. Фирсова, О.

П. Негробов // Экополис – 2000: экология и устойчивое развитие города : мат-лы III междунар. Конференции – М.: Изд-во РАМН. – С. 257.

34. Проблемы переформирования агроландшафта северной правобережной части г. Воронежа в парковый комплекс / Е. В. Золотарева, Н. В. Фирсова // Экологические основы повышения устойчивости и продуктивности агроландшафтных систем. – Орел, 2001. – С.

397-403.

35. Особо охраняемые природные территории в планировочной структуре города Воронежа / В. В. Кругляк, Н. В. Фирсова //Технологии, машины и производство лесного комплекса будущего : мат-лы междунар НПК ВГЛТА. Ч. 2. – Воронеж : ВГЛТА, 2004. – С. 324-327.

36. Принципы и методы формирования системы управления эволюцией урбосистем / Н. В.

Фирсова //Актуальные проблемы строительства и экологии в Западной Сибири : Всероссийская НПК. – Тюмень : ИПЦ "Экспресс", 2005. – С. 93-96.

37. Задачи концепции природного комплекса Воронежа / Н. В. Фирсова // Города России:

проблемы строительства, инженерного обеспечения, благоустройства и экологии: VII мат-лы НПК / Н. В. Фирсова, П. В. Капустин. – Пенза : РИОПГСХА, 2005. – С. 209-212.

38. Функционально-планировочная организация Левобережной части Воронежского водохранилища / Н. В. Фирсова // Безопасность Воронежского водохранилища: сб. науч. тр. – Воронеж : ВГУ, 2005. - С. 43-46.

39. Рекреационно-оздоровительный каркас зелёной зоны Воронежа : единство природы и исторического наследия / Н. В. Фирсова // Региональные архитектурные школы и проблемы сохранения архитектурного наследия : мат-лы междунар. науч. конф. – Томск : ТГАСУ, 2005. - С. 157-159.

40. Проблемы сохранения садово-паркового наследия города Воронежа / Н. В. Фирсова, П.

В. Капустин, Т. А. Замятина // Региональные архитектурные школы и проблемы сохранения архитектурного наследия: мат-лы междунар. научн. конференции. – Томск : ТГАСУ, 2005. - С. 159-161.

41. Рекреационно-оздоровительный каркас зелёной зоны Воронежа / Н. В. Фирсова // Проблемы охраны окружающей среды современного города : мат-лы межрегиональной НПК.

– Воронеж : ООО "Кривичи", 2005. – С.113-116.

42. Оценка экологического воздействия окружающей среды на здоровье человека методом электропунктурной диагностики / Н. В. Фирсова, И. Н. Фирсов, О. П. Негробов // Экология ЦЧО РФ. - 2005. - № 2 (15). – С. 64-66.

43. Оценка влияния дефицита йода на здоровье населения Воронежа и Воронежской области / Н. В. Фирсова, И. Н. Фирсов // Экология ЦЧО РФ. - 2005. - № 2 (15). – С. 215-218.

44. Зелёные ресурсы г. Воронежа / Н. В. Фирсова, П. В. Капустин // Проблемы озеленения крупных городов : альмонах / под общ. ред. Х. Т. Якубова, В. А. Чердановой. - Вып. 11. – М. : "Прима-М", 2005. - С. 59-61.

45. Эколого-градостроительный анализ состояния зелёных насаждений Воронежа / Н. В.

Фирсова // Проблемы озеленения крупных городов : альмонах / под общ. Ред. Х. Т. Якубова, В. А. Чердановой. - Вып. 11. – М. : "Прима-М", 2005. - С. 69-72.

46. Правовые основы формирования систем особо охраняемых территорий городов / Н. В.

Фирсова // Охрана окружающей среды на территории муниципальных образований / матлы II межрегиональной НПК, 30 мая 2006 года. – Воронеж : ВГУ, 2006. – С. 146-151.

47. Проблемы реформирования системы озеленения на реконструируемых городских территориях (на примере Воронежа) / Н. В. Фирсова // Проблемы озеленения крупных городов.

– М. : Прима-М, 2007. – С. 89-91.

48. Зеленые пространства общегородского центра Воронежа : функция и образ / Н. В. Фирсова, П. В. Капустин // Проблемы озеленения крупных городов. – М. : Прима-М, 2007. – С.

87-89.

49. Опыт применения рейтинговой оценки в организации курсового проектирования на третьем курсе архитектурного факультета / Н. В. Фирсова, П. В. Капустин // Современная система непрерывного профессионального образования: организационно-методическое обеспечение и технологии; ВГАСУ. – Воронеж, 2007. – С. 99- 101.

50. Задачи и проблемы создания специализации "Градостроительство" на архитектурном факультете ВГАСУ / Ю. И. Кармазин, Н. В. Фирсова, П. В. Капустин // Современная система непрерывного профессионального образования : организационно-методическое обеспечение и технологии. – ВГАСУ. - Воронеж, 2007. – С. 102-104.

51. Социально-экономические, политические, экологические и правовые аспекты развития современных урбосистем / Н. В. Фирсова // Междунар. НПК «Архитектура и экология» :

тезисы докладов. – Ростов-на-Дону : Институт архитектуры и искусств ЮФУ, 2007. – С.

153-155.

52. Проблемы и перспективы развития природно-рекреационного комплекса городского округа город Воронеж / Н. В. Фирсова // Экология и охрана природы. Вып. 1. - Воронеж, 2007. - С. 154-156.

53. Реконструкция парков в поселениях Воронежской области / Н. В. Фирсова // XI конфе ренция "Проблемы озеленения крупных городов" / Н. В. Фирсова, Г. Д. Побединский. - Москва : Прима-М, 2008. - С. 117-119.

54. Стратегия реконструкции парков в Воронежской области // мат-лы междунар. НПК / Н. В.

Фирсова, О. П. Негробов, Г. Д. Побединский // Проблемы экологии и экологической безопасности Центрального Черноземья Российской Федерации. - Липецк, 2007. - С. 127131.

55. Историческая трансформация функций и экологических проблем реки на урбанизированной территории (на примере реки Воронеж на территории городского округа г. Воронеж) / Н. В. Фирсова // 4-я Всероссийская НПК с междунар. участием «Экологические проблемы промышленных городов», 7 – 8 апреля 2009 года : сб. науч. ст. - Ч. 2. - Саратов, 2009.

- С. 260-263.

56. Влияние урбанизации на эволюцию гидрографической сети крупного города / Н. В. Фирсова, В. М. Мишон // Инженерные системы и сооружения. - 2009. - № 1. – С. 183-187.

57. Экология городов в свете программ и проектов развития / Н. В. Фирсова // 64-ая всероссийская НПК «Инновации в сфере науки, образования и высоких технологий» (на CDдиске).

58. «Лукодонье» - концепция новой организации жизнедеятельности / Ю. И. Кармазин, Н. В.

Фирсова, П. В. Капустин, И. Л. Чураков // Диверсификация российских архитектурных школ в условиях внедрения государственных образовательных стандартов третьего поколения : структура – содержание – информационное обеспечение – менеджмент (концепции, опыт) : мат-лы междунар. науч.-методич. конференции; ВГАСУ. – Воронеж, 2010. – С. 152-155.

59. Мобильные трансформируемые плавучие модули как способ развития акваториальных систем / Ю. И. Кармазин, Н. В. Фирсова, И. Л. Чураков // Экологическая геология: теория, практика и региональные проблемы : мат-лы. Второй междунар. НПК 4-6 октября 2011 г.

– Воронеж : "КОМПИР" Центр документации, 2011. – С. 348-350.

60. Закономерности размещения городов в системе лесных комплексов ЦентральноЧерноземного региона / Н. В. Фирсова // Вестник ВГАСУ. Управление строительством. - 2011. - № 3. - С. 213-220.

61. Исторические особенности положения городов ЦЧР в каскадной системе экологоландшафтных комплексов речных долин / Н. В. Фирсова // Проблема управления социоэколого-экономическими рисками водохозяйственного природопользования. – Воронеж :

ВГПУ, 2012. – С. 170-174.

62. Проблемы модернизации высшего образования в России / С. А. Баркалов, Н. В. Фирсова, Е. В. Дедюрина // Высшее техническое образование как инструмент инновационного развития : мат-лы Всерос. научн. школы (25 октября 2011 г.). – Воронеж : Научная книга, 2011. – С. 37-39.

63. Современные реалии инженерного образования в России / С. А. Баркалов, Н. В. Фирсова, Е. В. Дедюрина // Высшее техническое образование как инструмент инновационного развития : мат-лы Всерос. научн. школы (25 октября 2011 г. ). – Воронеж : Научная книга, 2011. – С. 39-41.

64. Теория и практика формирования городских рекреационных территорий / Н. В. Фирсова, И. В. Ивашкина // мат-лы сб. II Всероссийской НПК "Краеведение и туризм" 11-14 апреля 2012. – Орел, 2012. - С. 107-112.

65. Влияние морфологических районов на характер размещения городов в системе экологоландшафтных комплексов речных долин / Н. В. Фирсова // Вестник Воронежского отделения Русского географического общества. - Т. 2. - Воронеж, 2012. – С. 76-79.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. НАУЧНО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ И ПРОГНОЗИРОВАНИЮ РАЗВИТИЯ УРБОГЕОСИСТЕМ 1.1. Процессы урбанизации в современном обществе 1.2. Ландшафтно-географическая концепция урбогеосистем 1.3. Ландшафтно-геохимическая оценка городских систем 1.4. Инженерно-градостроительный подход в системе градостроительного управления и городского землеустройства Глава 2. РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ИСТОРИКО-ГЕНЕТИЧЕСКОЙ, ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ И ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ТИПОЛОГИИ ГОРОДОВ ЦЧР 2.1. Экономико-географическое положение Центрально-Черноземного региона 2.2. Исторические предпосылки развития городов ЦЧР 2.3. Социально-экономическая типология городов 2.4. Функционально-экологическая типология городов Глава 3. АНАЛИЗ ПОЛОЖЕНИЯ ГОРОДОВ В СИСТЕМЕ ФИЗИКОГЕОГРАФИЧЕСКИХ РУБЕЖЕЙ 3.1. Положение городов в системе физико-географического районирования 3.2. Размещение городов в геоморфологических районах 3.3. Положение городов относительно границ почвенных зон 3.4. Закономерности размещения городов относительно лесных экотонов 3.5. Исследование взаимосвязи урбогеосистем и речной сети региона 3.6. Комплексная оценка положения городов ЦЧР на рубежах контрастности Глава 4. МОДЕЛИРОВАНИЕ ЭКОЛОГО-ЛАНДШАФТНОЙ СТРУКТУРЫ ПРИРЕЧНЫХ УРБОГЕОСИСТЕМ 4.1. Эколого-ландшафтная характеристика долинно-речных комплексов 4.2. Исследование расположения городов ЦЧР в системе долинно-речных комплексов с помощью графоаналитической моедели 4.3. Эколого-ландшафтная типология урбогеосистем Глава 5. ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПАРАДИНАМИЧЕСКИХ УРБОЛАНДШАФТНЫХ КОМПЛЕКСОВ ПРИРЕЧНЫХ УРБОГЕОСИСТЕМ ЦЧР 5.1. Оценка землепользования приречных урбогеосистем 5.2. Пространственно-планировочная дифференциация приречных урбогесистем 5.3. Расчетная проверка взаимовлияния потоковых водных и воздушных систем путем исследования влияния речной сети на ветровой режим урбогеосистем 5.4. Проявление асимметрии (контрастности) урболандшафтных комплексов на примере локальной урбогеосистемы городского округа г. Воронеж Глава 6. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ОПТИМИЗАЦИИ ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ УРБОГЕОСИСТЕМ С УЧЕТОМ РЕГИОНАЛЬНЫХ УСЛОВИЙ 6.1. Прогнозирование развития урбогеосистем в региональных условиях 6.2. Предложения по оптимизации землепользования городов ЦЧР как полизональных урбогеосистем 6.3. Основные направления совершенствования системы территориального управления и городского землеустройства ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЛИТЕРАТУРА ПРИЛОЖЕНИЯ






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.