WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В.ЛОМОНОСОВА ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

На правах рукописи

УДК 911.3 (470.311)

ГУСЕВА Елена Сергеевна Трансформация сельской местности пригородной зоны крупного города (на примере Московской области)

Специальность 25.00.24 – Экономическая, социальная, политическая и рекреационная география

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата географических наук

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре экономической и социальной географии России географического факультета Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова Научный руководитель Алексеев Александр Иванович, – доктор географических наук, профессор Официальные оппоненты Нефедова Татьяна Григорьевна, – доктор географических наук, ведущий научный сотрудник отдела социально-экономической географии Института географии РАН (г. Москва) Эпштейн Александр Анатольевич, кандидат географических наук, директор Института региональных исследований и городского планирования НИУ Высшая школа экономики Ведущая организация ГУП МО «НИиПИ градостроительства» – (г. Москва)

Защита диссертации состоится 13 декабря 2012 г. в 1500 на заседании диссертационного совета Д 501.001.36 при Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова по адресу: 119991, г. Москва, ГСП–1, Ленинские горы, МГУ, географический факультет, ауд. 1806.

E-mail: agir@mail.ru

С диссертацией можно ознакомиться в Отделе диссертаций Научной библиотеки МГУ имени М.В.Ломоносова (Ломоносовский просп., д. 27).

Автореферат разослан 12 ноября 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат географических наук, старший научный сотрудник А.А. Агирречу

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Пригородная зона крупного города – уникальное территориальное образование, сложность исследования которого связана с взаимопроникновением городских и сельских функций на территории и формированием особого, сельскогородского континуума. Интенсивность происходящих процессов определяется взаимодействием большого количества акторов в пределах пригородной территории, каждый из которых стимулирует или тормозит развитие отдельных функций.

Московская область вместе с Москвой формирует крупнейшее территориальное образование страны, которое является лидером России по концентрации населения и сосредоточению экономического и инвестиционного потенциала. Москва на протяжении всей истории страны являлась центром инновационного развития, в том числе центром возникновения новых процессов городского развития. Вслед за Москвой неминуемо менялась сельская местность, также по опережающему для остальной страны сценарию. Сегодня сельская местность Московского региона по сравнению с пригородами других городов в наибольшей степени характеризуется внедрением новых процессов, трансформирующих е пространственную структуру: процессов субурбанизации и отчасти постсубурбанизации. Подобная инновационность развития сельской местности обусловила выбор Московского региона в качестве объекта исследования.

Объект исследования – сельская местность Московской области.

Предмет исследования – трансформационные процессы в сельской местности пригородной зоны Московской области в постсоветское время.

Цель работы – выявление основных пространственных закономерностей трансформации сельской местности Московской области.

Задачи исследования:

Анализ существующих отечественных и зарубежных подходов к изучению пригородов крупных городов, построение на их основе обобщенной модели организации пригородной территории.

Изучение особенностей развития системы сельского расселения в пригородной зоне, анализ воздействия сезонности и административно-территориальных преобразований на трансформацию сельской местности.

Выявление закономерностей структурной и пространственной трансформации основных традиционных для сельской местности функций в пригородной зоне Московской области.

Выделение и картографирование элементов территориальной структуры пригородной зоны Московской области.

Определение основных направлений трансформации сельской местности Московской области.

Выявление специфики трансформации сельской местности Московской области на уровне районов, поселений и отдельных населенных пунктов.

Методологическая основа и информационная база. Теоретической и методической основой исследования послужили работы отечественных и зарубежных географов, градостроителей-планировщиков, демографов, экономистов. Были использованы исследования, посвященные специфике формирования и функционирования пригородных зон крупных городов мира и России, и неразрывно связанные с ними исследования по выявлению и описанию этапов развития крупных городов: работы А.Г. Махровой, Г.М. Лаппо, C.А. Ковалева, М.О. Хауке, Б.Б. Родомана, Р. Прайор, А. Борсдорф, П. Нокс, Р. Ланг, С. Бейкер и др. Для анализа объекта исследования были использованы работы, посвященные особенностям развития Московской области и специфике организации пригородных территорий в е составе: в качестве основных использованы публикации и исследования Т.Г. Нефедовой, Г.В. Иоффе, А.И. Трейвиша, Ю.А. Симагина.

Информационной базой исследования послужили статистические данные Федеральной службы государственной статистики и территориальных органов государственной статистики Московской области. Часть информации была получена из научных статей, атласов, документов органов власти. Наиболее актуальная информация по проблемам социально-экономического развития районов и городских округов Московской области, а также экспертная оценка современных процессов в сельской местности Подмосковья была получена в Отделе экономики градостроительства ГУП МО «НИиПИ градостроительства».

В 2011 г. были проведены полевые исследования в четырех районах Московской области: Ступинском, Раменском, Шаховском и Клинском. Материалы полевого этапа исследования в Ступинском районе были получены в ходе практики студентов кафедры экономической и социальной географии России МГУ. В ходе полевых исследований проводились экспертные интервью с представителями районных и поселенческих администраций, бизнеса, глубинные интервью и опросы местных жителей. Всего было посещено городских и сельских поселений во всех районах и 11 сельских населенных пунктов разного размера.

В работе использованы сравнительно-географический, картографический, типологический методы. Карты реализованы с использованием геоинформационного пакета MapInfo Professional 11.06, ряд статистических расчетов проведен в программе Statistica 6.0.

Научная новизна работы. В данном исследовании используется комплексный подход по изучению особенностей развития сельской местности в составе Московской области. Впервые выделены и нанесены на карту элементы территориальной структуры пригородной зоны Московской области на уровне отдельных поселений. Построены карты сезонного населения, плотности и динамики сельского населения на уровне поселений области. Впервые определены основные направления развития функций сельской местности региона в условиях постсоветской трансформации. Выделенные направления трансформации сельской местности подробно охарактеризованы на основе полевых материалов.

Практическая значимость работы. Результаты исследования могут быть использованы для прогнозирования дальнейшего развития сельской местности Московской области. Анализ процессов, происходящих в Московском регионе, может стать ключом для понимания перспектив развития пригородных зон других крупных городов страны.

Апробация работы и публикации. По теме диссертации опубликовано 2 научные статьи и 7 тезисов, в том числе 1 статья в издании перечня ВАК РФ, общим объемом 2 п.л.

Основные положения диссертации доложены на 8 международных и российских научных и научно-практических конференциях, в том числе: международной конференции «Rural Space and Local Development» (Сельская местность и развитие территорий) (Сигет-Мармацей, Румыния, июль 2012); исследовательском семинаре «Contemporary problems of human geography and regional development» («Современные проблемы гуманитарной географии и регионального развития»), (Тарту, Эстония, июнь 2011); XII Международной школе-семинаре молодых ученых «Теория и практика географической конфликтологии» в НГУ (Новгород, 2011), Всероссийской межведомственной научнопрактической конференции «Муниципальные образования центральных регионов России:

проблемы исследования, развития и управления» (Воронеж, 2011), Пятой Всеукраинской конференции студентов, аспирантов и молодых учных «Молодые ученые – географической науке», организованная географическим факультетом Киевского национального университета имени Тараса Шевченко (Киев, 2011), конференции «Ломоносов-2012 «(Москва, 2012).

Структура и содержание диссертации. Работа состоит из введения, 4 глав, заключения, списка литературы и приложения. Основное содержание работы

изложено на 166 с.

текста, включая 8 таблиц и 47 рис. Список использованной литературы включает 164 наименования.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ 1. Пригородная зона крупного города – сложное пространственное образование, которое состоит из ряда сменяющих друг друга элементов (при движении от центра к периферии). В западной литературе выделяется пять основных элементов:

ближняя, две переходные и дальняя зоны и зона сельских окраин. В работе используется структурно-функциональный подход, в рамках которого при анализе процессов сочетается изучение пространственной формы и внутренней структуры выделенных элементов. В условиях российской действительности элементы территориальной структуры пригородной зоны сохраняются, но меняется их функциональное содержание.

Не существует единого подхода к выбору зарубежного аналога русскоязычного термина «пригородная зона». Наиболее распространенным можно назвать термин «urban fringe» или «rural-urban fringe», в то же время разные исследователи трактуют его поразному. Одновременно с ним часто используются такие термины как «suburbs», «periurban territories», «outskirts», более характерные либо для исследователей отдельной страны, либо для определенного времени исследования.

Пригородная зона является сложным объектом для описания, так как в ней совмещаются городские и сельские черты. При определении явления используется совокупность параметров. Можно разделить их на характеристики местоположения (вне официальных границ города), населения (плотность населения, динамика населения, трудовые связи и занятость населения), землепользования (функциональные типы использования земли, интенсивность землепользования, уровень административного воздействия на операции, связанные с землей), развития инфраструктуры и сферы услуг. При выделении границ зон конкретные значения показателей авторами исследований приводятся редко, важным является выстраивание ряда значений от наименее к наиболее интенсивным.

Пригороды определяют как переходную (по характеру землепользования, социальным и демографическим характеристикам) зону, расположенную между 1) протяженными застроенными территориями города и 2) сельской окраиной города, которая характеризуется практически полным отсутствием городских функций. Большинство западных исследователей выделяет 5 основных элементов территориальной структуры в зоне влияния крупного города (рис. 1): ближняя зона, две переходные зоны, дальняя зона и зона сельских окраин. В соответствии со структурно-функциональным подходом выделенным элементам соответствует связанное с ними функциональное содержание. В современных российских реалиях условия развития пригородов отличаются от западных, в результате происходит изменение функционального наполнения структурных элементов.

Основными факторами, формирующими существенно иной характер пригородов в России, по сравнению со странами Запада, являются: 1) административный фактор установления городских границ: юридические границы часто «обгоняют» естественные и ближняя зона пригородов оказывается включенной в черту города; 2) фактор сезонной субурбанизации: широкий спрос на сезонное жилье стимулирует активное развитие рекреационно-селитебной функции в дальней зоне пригородов; 3) фактор высокой внешней миграционной привлекательности пригородов: ближняя зона формируется не столько за счет выезжающих из города (субурбанизационный сценарий), сколько за счет внешних мигрантов; 4) фактор низкого уровня развития инфраструктуры: формируется сильная привязанность основных процессов развития сельской местности области к транспортным артериям; 5) институциональный фактор: слабая роль местных администраций в процессе планирования территорий пригородов имеет следствием хаотичность процесса развития сельской местности.

Ближняя зона российских пригородов наиболее существенно отличается от зарубежных аналогов. На западе она представлена «спальным пригородом» – протяженными ареалами одноэтажной застройки для работников городов. В России эта зона сформирована преимущественно не малоэтажным, а уплотненным многоэтажным строительством.

Зона классической субурбанизации смещается в сторону области, уступая место неофициальным городским кварталам в сельской местности. Слабое развитие институтов приводит к значительной конфликтности землепользования. Главной отличительной особенностью первой переходной зоны является отсутствие широкого распространения локализованных субцентров, или «городов на окраине» («edge cities»), что является типичной чертой данной территории на Западе. Первая переходная зона оказывается под воздействием миграционного фактора, в связи с этим нарастает поляризация между поселениями вблизи трасс (которые более активно осваиваются мигрантами) и в межмагистральных пространствах.

Специфика второй переходной зоны на западе выражается в появлении дисперсно размещенных городских субцентров («edgeless cities»), чего в условиях России нет. Дальняя зона и зона сельских окраин России отличаются повышенными, по сравнению с западными аналогами, объемами потоков маятниковых мигрантов в центральный город, так как масштабного процесса выноса мест приложения труда за пределы города не происходит. Три последние перечисленные зоны характеризуются очень сильным воздействием фактора сезонного расселения, в результате возникают формы землепользования, не характерные для Запада (такие как дачи, сады, пр.).

Рис. 1. Обобщенная схема пространственной организации пригородной зоны крупного города.

Составлено автором по результатам анализа зарубежных исследований по данной тематике 2. Развитие системы сельского расселения в пределах пригородной зоны крупного города имеет свои особенности. Факторами, определяющими общие закономерности е развития, являются широко распространенные административнотерриториальные преобразования, интенсивный и постоянный миграционный приток и сезонные колебания числа жителей вследствие развития форм неорганизованной рекреации. На низовом уровне динамика развития отдельных населенных пунктов связана с размером населенного пункта и его положением относительно транспортных путей.

По результатам переписи 2010 г. численность населения Московской области составляет 6,8 млн чел., из них 19,1% проживает в сельской местности. За период 1989-20гг. численность населения области практически не изменилась, увеличившись на 0,4%, при этом значительно различалась динамика городского и сельского населения: численность городского населения увеличилась на 2%, в то время как сельского уменьшилась на 6%.

Основной причиной убыли населения в сельской местности являются административно-территориальные преобразования. Имеют место как преобразования городских населенных пунктов в сельские, так и наоборот. Первые значительно преобладали, особенно в период 2002-2010 гг. В связи с реформой местного самоуправления, законопроект о которой был принят в 2003 г., в области последовало значительное количество преобразований. Если в 1989-2002 гг. статуса сельских жителей лишились около 2,8 тыс. чел. (0,2% сельского населения области), то в 2002-2010 гг. эта цифра увеличилась до 115,3 тыс. чел.

(8,9%). В наибольшей степени данный процесс затронул ближайшие к Москве муниципалитеты, которые в 1989-2002 гг. испытывали колоссальный прирост сельского населения, а в 2002-2010 гг. характеризовались его уменьшением. «Переполненные» сельские населенные пункты переводились в категорию поселков городского типа (ПГТ) или входили в состав ближайших городов. Обратные преобразования, из ПГТ в сельские населенные пункты, в 1989-2002 составили 0,3% всего сельского населения, а в 2002-2010 гг. – 2,3%.

«Чистый» прирост сельского населения региона с учетом административных преобразований в 1989-2010 гг. составил 1,4%. Таким образом, динамика развития системы сельского расселения Московской области значительно отличается от окружающих е депопулирующих сельских территорий соседних регионов.

В структуре прироста основную роль играет положительное сальдо миграций. Естественный прирост в сельской местности сохраняется стабильно отрицательным – -6‰, несколько отличаясь от городской, где данный показатель в 2009 г. составил -4,6‰. Миграционная привлекательность сельской и городской местности фактически сравнялась, достигнув предельно высоких для России показателей – в 2009 г. сальдо миграций в городах и сельских населенных пунктах области составило 9,7‰ и 9,9‰.

Убыль сельского населения наблюдалась в пределах территорий с административными преобразованиями и районах востока области (рис. 2). Во втором случае наличие большого количества городов как стимулирует отток населения из сельской местности, так и перехватывает поток мигрантов, которые между городом и сельской местностью выбирают первое.

Рис. 2. Динамика сельского населения, 1989-2010 гг., с учетом административнотерриториальных преобразований. Цветом показано: 1 – сельское население отсутствует; 2 – убыль более 20%, 3 – -5% - -19,9%, 4 – -0,1%- -4,9%, 5 – 0%-9,9%, 6 – 10% - 49,9%, 7 – прирост свыше 50%.

Источник: данные переписей населения 1989, 2010 гг. Составлено автором На локальном уровне было выявлено, что динамика сельских населенных пунктов в пределах Московской области в большей степени зависит от размера населенного пункта и его пространственного размещения, чем от специализации и инвестиционной активности местного и внешнего бизнеса. Особенно ярко данная закономерность наблюдается в ближнем к Москве поясе муниципалитетов. Подобная структура во многом связана с миграционным фактором – мигранты выбирают в качестве мест проживания наиболее крупные и удобно расположенные населенные пункты. Специфическая крупноселенная система сельского расселения области утверждается ещ больше: за последние 20 лет произошел рост доли населенных пунктов размером свыше 1 тыс. чел. в размещении сельского населения с 60 до 63%.

3. Роль сезонного фактора резко возросла за постсоветское время. В 3/4 всех поселений области сезонное население превышает постоянное сельское население, в 3/5 всех поселений превышает его более чем вдвое, а в 15% поселений области сезонное превышает постоянное более чем в 10 раз. Западная часть региона является наиболее плотно освоенной сезонными жителями, восточная часть – наименее освоенная.

В среднем по региону сезонное население в летний период более чем в три раза превышает постоянное сельское население области. Западные муниципалитеты области значительно преобладают в концентрации сезонного населения: большая их часть имеет сезонное население, превышающее постоянное более чем в 1,2-1,5 раза. Восток области оказывается существенно менее освоенным. Различия север-юг намного менее выраженные. Основной причиной является высокая плотность сельского населения в восточных муниципалитетах области по сравнению с менее освоенной западной частью области. В результате превышение сезонного населения над постоянным оказывается больше на западе. Высокая инфраструктурная и промышленная освоенность восточных муниципалитетов также препятствует активному сезонному освоению территории. В дополнение к этому, запад региона характеризуется более благоприятными природными условиями для развития рекреации. Ближайшие к Москве муниципалитеты характеризуются минимальными показателями сезонного населения ввиду отсутствия элементов инфраструктуры сезонного проживания в этом поясе. Сезонное проживание фактически вытесняется постоянным. Низкая плотность сезонного населения наблюдается также в слившихся с Москвой урбанизированных муниципалитетах востока и северо-востока области.

В соответствии с исследованиями географов, в частности Т.Г. Нефедовой, в Московской области выделяется четыре типа сезонного проживания: 1) дачи – самый старый тип сезонного жилья (1% сезонного жилья области); 2) коллективные сады и огороды – возникали начиная с 1950-х годов (более 80% сезонного жилья); 3) покупка (наследование) сельских домов – развивается с 1970-х годов (около 10% приусадебного фонда); 4) коттеджи – элементы традиционной субурбанизации в Подмосковье, развивается с 1980-х годов (не более нескольких процентов приусадебного фонда). В рамках данного исследования были проанализировано влияние двух типов сезонного проживания на трансформацию системы сельского расселения – садоводческих участков и приобретенных домов в постоянных населенных пунктах.

Разные типы сезонного расселения по-разному влияют на трансформацию системы расселения (рис. 3). Сезонное население постоянных населенных пунктов размещено достаточно равномерно в рамках системы сельского расселения области, ввиду своей непосредственной привязки к ней. Данный тип сезонного проживания радикально не трансформирует пространственную структуру системы сельского расселения, а в целом увеличивает е, ориентируясь преимущественно на малые и средние населенные пункты. Сеть садоводческих участков, в соответствии с историей формирования, тесно привязана к основным транспортным артериям области. На современном этапе возрастает значение фактора близости к рекреационным объектам. В результате, сеть садоводческого сезонного расселения слабо привязана к постоянной, хотя меняет последнюю очень существенно.

Под влиянием садоводческого сезонного населения формируется очень крупноселенная система сельского расселения (например, в городском поселении Кубинка Одинцовского района размещение населения в летний период на 89% приходится на населенные пункты свыше 1 тыс. чел., зимой в них проживает лишь 61% населения).

Рис. 3. Сезонная трансформация сельского расселения ГП Кубинка Одинцовского района. Цветом показано соотношение разных категорий проживающих, размер кружка соответствует численности населения СНП, чел.

Источник: данные администрации ГП Кубинка, перепись 2010 г. Составлено автором 4. На уровне сельских и городских поселений были определены границы структурных элементов пригородной зоны Московской области. На основе анализа показателей плотности постоянного сельского населения, его динамики в 1989-20гг., а также значений плотности сезонного населения выделяются: 1) плотноосвоенная, с высокой положительной динамикой сельского населения ближняя зона пригородов; 2) переходная пригородная зона, характеризуемая достаточно высокой плотностью сельского населения и положительным приростом сельского населения;

3) дальняя зона, в пределах которой значения перечисленных показателей снижаются, но сохраняется значительное отличие от окружающих сельских территорий;

4) зона сельских окраин, которая, несмотря на сравнительную близость к Москве, характеризуется сохраняющейся традиционной сельской местностью.

В качестве индикаторов были использованы три показателя: плотность сельского населения и превышение сезонного населения над постоянным сельским населением, 20г., динамика сельского населения 1989-2010 гг.

В состав ближней зоны вошли территории с очень высокими показателями плотности сельского населения, значительным приростом населения и минимальными показателями сезонной рекреации (рис. 4). Ориентировочной нижней планкой плотности сельского населения зоны было значение 100 чел. на км2. Ближняя зона пригородов выделяется на расстоянии 15-20 км от Москвы. Здесь практически не выражена привязка более интенсивно развивающихся элементов зоны к транспортным артериям – вокруг Москвы располагается целое сплошное кольцо территорий со значительным проникновением городских функций.

Рис. 4. Элементы территориальной структуры пригородной зоны Москвы.

Буквами на карте обозначены: а – ближняя зона, б – первая переходная зона, в – вторая переходная зона, г – дальняя зона, д – зона сельских окраин. Составлено автором.

Разница между первой и второй переходными зонами пригорода проводилась по разнице в плотности населения, в меньшей степени по динамике населения. В первую переходную зону пригородов вошли поселения с преимущественной плотностью населения свыше 50 чел./км2 и положительной динамикой сельского населения. Порогом для второй переходной зоны стало значение 20 чел./км2.

Первая переходная зона пригородов находится в среднем на расстоянии 30-35 км от границы города, максимально отдаляясь от не в южном и восточном направлениях. Зона весьма неоднородна по своим характеристикам, базовым показателем является достаточно высокая плотность сельского населения. Большая часть поселений имела положительный прирост числа жителей в 1989-2010 гг. В данной зоне становится более выраженной привязка к транспортным артериям, вдоль которых располагаются самые успешные в своем развитии поселения.

Вторая переходная зона пригородов ещ более контрастна внутри себя. Е граница проходит на расстоянии 40-50 км от границы города. Зона выходит непосредственно к границам Московской области в северо-восточном и юго-западном направлениях. В данной зоне наиболее успешные поселения, с положительной динамикой и высокой плотностью населения, располагаются практически исключительно вдоль основных транспортных путей.

Дальняя зона пригородов представлена преимущественно слабодепопулирующими сельскими территориями, в то же время вдоль транспортных магистралей встречаются поселения с лучшими характеристиками развития. Большие по протяженности зоны невысокой плотности сельского населения располагаются на восточных и западных окраинах области, особенно выделяется территория Мещеры.

Юго-восток области, который в пределах большинства поселений характеризуется специфическими чертами (повышенной плотностью сельского населения, благоприятной динамикой развития поселений, сохранившейся и усилившейся аграрной специализацией) был выделен в зону сельских окраин.

5. Традиционные функции сельской местности региона развивались с разнонаправленной динамикой в 1990-2010-е годы, большая часть из них характеризовалась деградацией или замедленными темпами развития. Трансформация факторов развития традиционных функций области привела к изменению их пространственной организации. Сельское хозяйство и организованная рекреация значительно уменьшились в объемах функционирования – сократилось количество объектов и уменьшился ареал распространения рассматриваемых функций. Природоохранная функция не претерпела значительных изменений, селитебная характеризовалась интенсивным ростом и увеличением площади распространения.

Функции места, характерные для сельских территорий вблизи крупного города, несколько отличаются от стандартного набора функций, определяющих сельскую местность. В данной работе были рассмотрены аграрная, рекреационная, природоохранная и селитебная функции, составляющие основу традиционных функций сельской местности в соответствии с исследованиями С.А. Ковалева и А.И. Алексеева. Все эти функции имели разные тенденции развития в 1990-2010 гг.

Аграрная функция характеризовалась значительным, на уровне 40-50%, сокращением объема производства. Основными факторами структурной трансформации отрасли стали: возросшая конкуренция с прочими видами землепользования и последовавшая за этим интенсификация производства, изменение финансовых условий функционирования предприятий и банкротство многих из них, смена технологий производства.

В результате, за последние двадцать лет в ближайших к Москве муниципалитетах сельскохозяйственная функция значительно уменьшилась, в отдельных из них фактически свелась к нулю. На фоне общего снижения производства сохранилась и усилилась ведущая роль районов полупериферии. Юго-восток области, в первую очередь за счет более благоприятных природных условий, также повысил свою роль в сельскохозяйственном производстве области. Наибольшее снижение показателей производства наблюдалось в периферийных районах, в отдельных из них спад составил практически 100%. Среди секторов области на фоне общего снижения производства максимальное сокращение произошло в восточном секторе, наибольший рост – в северном.

Вс больше распространяется высокоинтенсивное аграрное производство, особенно в поясе полупериферийных районов. Восстановление аграрных предприятий здесь происходит в соответствии с современными технологиями, происходит сокращение потребности в земельных и трудовых ресурсах. Дефицит сельскохозяйственных работников решается путем привлечения мигрантов. Разрушаются связи между сельским хозяйством и сельскими жителями. Происходит изменение территориальной структуры сельского хозяйства на внутрирайонном уровне: обрабатываемые сельскохозяйственные земли концентрируются вблизи наиболее крупных и успешных сельских населенных пунктов. Возрастает контраст в интенсивности землепользования между центральными и периферийными сельскими территориями района – в пределах окраинных территорий поля не обрабатываются и оказываются фактически выведенными из оборота. Данный процесс можно назвать формированием новых аграрных ландшафтов – пространственно неоднородных территорий, основой функционирования которых является сельское хозяйство, в то же время они слабо связаны с местным сельским населением.

Комплекс организованной рекреации области характеризовался значительным сокращением количества объектов в 1984-2004 гг.: плотность мест на 1 км2 в рекреационных предприятиях области уменьшилась в 4 раза. Основными факторами трансформации отрасли стало разрушение «подшефной» системы организации и резкое сокращение спроса в 1990-е годы. Происходит формирование качественно нового спроса на услуги отрасли и близость к Москве остается основным фактором размещения объектов. К сегодняшнему дню сохранилась центр-периферийная закономерность организации рекреации – максимальная плотность мест наблюдается в районах ближнего к Москве пояса. Расширился список муниципалитетов с минимальной плотностью – менее 2 мест/км2: их количество увеличилось с 6 до 17. За счет значительного снижения плотности мест в районах периферии и полупериферии разрыв между муниципалитетами области не сократился, а даже увеличился.

Экологическая функция сельской местности области представлена природоохранными объектами разного уровня. 89% особо охраняемых природных территорий (ООПТ), функционирующих на территории Московской области, были организованы до 1990 г. (по площади объектов). Ввиду незначительной площади новых ООПТ география природоохранной функции практически не трансформировалась. Сохранился и несколько усилился центр-периферийный градиент: экологическая функция все так же размещается преимущественно на периферии области (на востоке и западе). Наблюдается некоторое увеличение ее роли в северном сегменте. Рост спроса на землю в течение последних двадцати лет способствовал увеличению давления на границы природоохранных объектов, особенно в ближнем поясе муниципалитетов.

Селитебная функция претерпела максимальные изменения. Снижение административных барьеров в процессе покупки земли, рост доходов населения, увеличение масштабов классической субурбанизации привели к интенсивному росту строительства жилья в 1990-2010 гг. Объем ввода жилья в сельской местности возрос в 9 раз – с 0,24 м2/чел. до 2,2 м2/чел. Усилился центр-периферийный градиент: уровень ввода жилья в муниципалитетах первого пояса в десятки раз превышает аналогичный показатель районов остальных поясов. С каждым последующим поясом районов от Москвы показатели ввода жилья уменьшаются.

6. Меняется территориальная структура размещения традиционных функций сельской местности. В пределах ближнего пояса интенсивность землепользования продолжает увеличиваться, но главной динамично развивающейся функцией является селитебная. Происходит смещение центров функционирования аграрной и отчасти рекреационной функций из ближнего пояса районов на полупериферию. В пределах западной и восточной периферии области существенно снизился уровень развития большинства традиционных функций. Происходит увеличение разрыва в интенсивности землепользования ближнего и периферийного пояса муниципалитетов.

Смена функций в пределах муниципалитетов ближнего пояса в 1990-2010 гг. оказалась наиболее динамичной. Востребованность свободных земельных участков в данной зоне привела к росту стоимости земли и увеличению конкуренции традиционных отраслей с новыми, которые в данном поясе присутствовали ещ в советское время. Происходит вытеснение одних функций (сельского хозяйства, природоохранной функции) и замещение их на другие (главным образом на селитьбу и отчасти на новые формы организованной рекреации) (рис. 5). Возрастает интенсивность землепользования.

Рис. 5. Изменение функциональной структуры элементов пригородной зоны. Легенда:

круги объединяют районы ближнего к Москве пояса, полупериферии и периферии; буквами обозначены функции: а – сельскохозяйственная; б – селитебная; в – рекреационная; г – природоохранная; цифрами обозначено значение показателя: 1 – низкий; 2 – ниже среднего; 3 – выше среднего; 4 – высокий. Составлено автором.

Перемещение отдельных функций из ближнего пояса дальше от границ Москвы увеличивает интенсивность землепользования в районах полупериферии. В пределах данной зоны наблюдается опережающее восстановление сельского хозяйства, здесь активизируется строительство жилья и начинает восстанавливаться рекреационная функция.

Происходит рост интенсивности землепользования.

Запад и восток области характеризуются деградацией всех традиционных отраслей и сохранением значительной роли природоохранной функции. В перспективе возможно восстановление аграрной и рекреационной функций территорий. Ввиду специфических природных условий, крайний юго-восток области оказывается востребован для сельского хозяйства, несмотря на удаленность от границ Москвы. В пределах данной зоны можно говорить о росте интенсивности землепользования, основу которого формируют традиционные функции.

Динамика и направления трансформаций традиционных функций различаются по секторам области. Для северного сектора характерны позитивные изменения по всем рассматриваемым функциям, здесь наблюдаются высокие темпы развития. На другом полюсе располагается восточный сектор, который характеризуется деградацией большинства функций. Западный сектор, как и северный, характеризуется высокой позитивной динамикой рассмотренных традиционных отраслей. Главной развивающейся функцией здесь является селитебная, что говорит о значительном изменении традиционной сельской местности запада области.

7. Выделяются четыре основных направления трансформации сельской местности Московской области: 1) проникновение городских функций; 2) формирование рекреационной сельской местности; 3) возникновение новых интенсивных аграрных ландшафтов; 4) деградация сельской местности и отчасти возвращение к традиционным сельским ландшафтам. В целом по области наблюдается закономерная смена от сельской местности с высоким проникновением городских функций вблизи центра к деградирующей сельской местности на периферии.

Используя результаты исследования С. Бейкер и Э. Митчел 1996 г., на основе обобщения основных процессов в сельской местности Московской области можно выделить несколько направлений трансформации (рис. 6). Вероятность их реализации определяют три основных действующих актора, или процесса.

Рис. 6. Направления трансформации сельской местности Московской области. Преобладание направлений трансформации сельской местности в пределах элементов территориальной структуры пригородов Московской области. Составлено автором.

С одной стороны, как антагонисты в процессе преобразования сельской местности выступают процессы развития так называемой «городской» и «сельской» экономик. Городская экономика включает в себя преимущественное развитие функций, присущих городу – активное жилищное строительство, промышленность и логистика. Основными акторами процесса являются компании-представители городского бизнеса, в том числе девелоперы. Городской экономике противостоит сельская, которая направлена на развитие традиционных сельских функций. В условиях пригородной экономики традиционные функции значительно трансформируются. В наибольшей степени этому подвержено сельское хозяйство, деятельность которого значительно интенсифицируется. В результате формируются новые аграрные ландшафты. Основным актором процесса являются сельскохозяйственные компании, также важна позиция местной администрации по поддержке аграрного комплекса.

Третьим принципиальным направлением развития сельской местности является формирование рекреационной сельской местности. Процесс распространения сезонной рекреации в пределах области оказывает решающее воздействие на ритмику функционирования традиционной сельской местности. В летний сезон формируется формируется особая, рекреационная сельская местность. Рекреационное освоение сельской местности осуществляется в противовес и «городской», и «сельской» экономикам, так как является одним из наиболее землемких и в то же время прибыльных направлений использования сельских территорий.

В пределах территории, где не действует ни один из перечисленных выше процессов, формируется самопроизвольное развитие сельской местности, которое в отсутствии поддержки со стороны государства и бизнеса превращается в депрессивное развитие территории и е деградацию. Происходит запустение земель, депопуляция сети населенных пунктов, снижение интенсивности землепользования.

Обобщая процессы трансформации сельской местности, можно определить основные зоны распространения описанных направлений трансформации. Сельская местность всей ближней зоны характеризуется высоким проникновением городских функций. Промышленное освоение восточного сектора области ещ в советское время привело к формированию ландшафтов со значительным распространением городских функций в первой переходной зоне пригородов. Существенное вкрапление городских элементов наблюдается и во второй переходной зоне восточного сектора, наряду с процессами деградации традиционной сельской среды: существующая «городская составляющая» данной зоны во многом была сформирована в советское время и на нынешнем этапе находится в упадке.

Рекреационная сельская местность характеризуется наибольшим распространением по территории Московской области. И переходная, и дальняя пригородные зоны характеризуются преобладанием данного направления трансформации сельской местности. В наибольшей степени оно представлено на западе области, а также на полупериферии и периферии юга и севера.

Новые аграрные формы землепользования локализованы в пределах первой и второй переходных зон пригородов, в южном и северном секторах они являются важным направлением трансформации сельской местности, наряду с рекреационным освоением.

Данное направление трансформации также развивается в зоне сельских окраин. Наличие благоприятных условий для ведения сельского хозяйства обусловило его опережающее восстановление в указанных зонах и секторах. Деградирующие сельские территории располагаются на периферии области, где пока отсутствует и «городское», и «сельское», и рекреационное направления развития территории.

Итак, в ближайших к Москве районах доминирует процесс проникновения городских функций в сельскую местность. Распространение элементов «городской» экономики постепенно вытесняет все остальные формы развития сельской местности дальше от границ Москвы. Полупериферия характеризуется активным развитием новых аграрных и рекреационных ландшафтов. На периферии области все шире распространяется рекреационное направление трансформации сельской местности. В то же время в пределах наиболее отдаленных территорий запада и востока области рекреационное освоение соседствует с деградацией сельских ландшафтов. Среди секторов области можно выделить западный с преобладающим значением рекреационной трансформации сельской местности. Северный и южный сектора характеризуются сочетанием новых аграрных и рекреационных ландшафтов. В пределах восточного сектора располагается самое большое количество деградирующих сельских территорий, преимущественно в пределах Мещеры.

Основные выводы Территория Московской области обладает всеми характеристиками классической пригородной зоны. В составе региона отчетливо выделяются элементы пригородной зоны, описанные в работах зарубежных исследователей. В то же время, в связи с особым характером субурбанизации в России элементы пригородов Московской области имеют свою специфику, особенно выражены отличия в ближней зоне пригородов.

Система сельского расселения трансформируется по особому, пригородному сценарию. На общую динамику сельского населения важнейшее воздействие оказывают внешние миграции и административно-территориальные преобразования. Возрастает значение сезонного фактора в изменении сети населенных пунктов. Процесс начавшейся субурбанизации жителей городов области пока вносит минимальный вклад в трансформацию динамики сельского населения.

В 1990-2010 гг. интенсифицировался процесс городского воздействия на сельскую местность Подмосковья. Все традиционные сельские функции, кроме селитебной, характеризовались преимущественным трендом деградации, в то время как городские развивались опережающими темпами. Усилилась поляризация в освоении территории Подмосковья – на фоне общего спада функционирования сельских отраслей, наибольший спад пришелся на периферийные районы области, в то время как 30-40 километровая зона вокруг Москвы характеризовалась очень интенсивным восстановлением.

На территории области развиваются четыре направления трансформации сельской местности. Вблизи Москвы и в пределах восточного сектора региона активно продолжается проникновение городских функций в сельскую местность. Полупериферия региона характеризуется формированием новых аграрных форм землепользования, во всех секторах и особенно на западе этот процесс сочетается с формированием рекреационной сельской местности. Периферия области, особенно интенсивно на западной и восточных окраинах региона, характеризуется деградацией традиционной сельской местности.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Гусева Е.С. Трансформация функций сельской местности Подмосковья за 20 лет рыночных преобразований // Региональные исследования. 2012. №2 (36). С. 47–58.

2. Аверкиева К.В., Гусева Е.С., Денисов Е.А., Ефремова В.А. Эволюция системы сельского расселения и хозяйства Торжокского района Тверской области // Экологическое планирование и управление. 2011. №2 (13). С. 22–41.

3. Гусева Е.С. Эволюция сельской местности крупногородской агломерации на примере Московской области // Муниципальные образования центральных регионов России: проблемы исследования, развития и управления. Сб. мат-лов конф. – Воронеж: ИПЦ Воронежского гос. ун-та, 2011. С. 171–174.

4. Гусева Е.С. Трансформация системы расселения Московской агломерации (на примере Ступинского района Московской области) // Материалы Пятой Всеукраинской конференции студентов, аспирантов и молодых учных «Молодые ученые – географической науке». – Киев, 2012 (в печати).

5. Гусева Е.С. Изменения в системе сельского расселения Московской области в 1989-2010 гг. // Труды Томского государственного университета – Серия геологогеографическая: Современные проблемы географии и пути их решения: материалы Междунар. науч.-практ. конф. с элементами школы-семинара для студентов, аспирантов и молодых ученых (6–9 ноября 2012 г.). Т. 283. – Томск: Томский гос. ун-т, 2012. С. 255–26. Гусева Е.С. Трансформация системы сельского расселения Московской области в летний период (на примере Клинского района) // Материалы Всероссийской научной конференции, посвященной 90-летию со дня рождения д.г.н., проф. Ю.П. Михайлова (г. Иркутск, 30 октября – 1 ноября 2012 г.). – Иркутск: Изд-во Ин-та географии им.

В.Б. Сочавы СО РАН, 2012. С. 137–139.

7. Гусева Е.С. Особенности функциональной организации сельской местности Подмосковья // Материалы Международной научной конференции «Ломоносов-2012», секция «География» / Отв. ред. А.И. Андреев, А.В. Андриянов, Е.А. Антипов, К.К. Андреев, М.В. Чистякова. [Электронный ресурс] – М.: МАКС Пресс, 2012.

8. Гусева Е.С., Ефремова В.А. Особенности рынка труда малых городов России и влияние кризиса 2008-2009 гг. на его трансформацию // Мир и Россия: регионализм в условиях глобализации. Мат-лы III Междунар. научно-практ. конф. Ч. 2. – М.: РУДН, 2010.

С. 68–74.

9. Guseva E. Moscow Region Rural Areas Transformation During Last 20 Years // Materials of the 5th International Conference «Rural Space and Local Development», July, 18-22, 2012. – Sighetu Marmaiei, Romania, 2012. P. 143–144.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Введение Глава 1. Пригородная зона крупного города как объект исследования 1.1 Исследование пригородной зоны в зарубежной географии 1.2 Исследование пригородной зоны в отечественной географии 1.3 Обобщенное определение пригородной зоны Глава 2. Трансформация сельского расселения Московской области 2.1. Динамика сельского населения Московской области 2.2 Факторы трансформации сельского населения Московской области 2.3 Территориальная структура пригородной зоны Московской области Глава 3. Трансформация функций сельских территорий Московской области 3.1. Функциональный подход к исследованию сельской местности 3.2 Трансформация традиционных функций сельской местности 3.3 Общие закономерности функциональных изменений сельской местности 3.4 Основные направления трансформации сельской местности Глава 4. Направления трансформации сельской местности Московской области на локальном уровне 4.1 Выбор районов-ключей и методика их исследования 4.2 Трансформация сельской местности в ближней зоне пригородов 4.3 Трансформация сельской местности в первой переходной зоне пригородов 4.4 Трансформация сельской местности во второй переходной зоне пригородов 4.5 Трансформация сельской местности в дальней зоне пригородов Заключение Список литературы Приложение







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.