WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В.ЛОМОНОСОВА ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

На правах рукописи

УДК 911.3:338.46(470) ИВАНОВ

Денис Сергеевич ТРАНСФОРМАЦИЯ СЕКТОРА УСЛУГ РЕГИОНОВ РОССИИ

Специальность 25.00.24 — Экономическая, социальная, политическая и рекреационная география

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени кандидата географических наук

Москва — 2012

Работа выполнена на кафедре экономической и социальной географии России географического факультета Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова

Научный консультант: Зубаревич Наталья Васильевна, доктор географических наук, профессор

Официальные оппоненты: Лопатников Дмитрий Леонидович, доктор географических наук, профессор кафедры «Региональная экономика» Финансового университета при Правительстве РФ (г. Москва) Вендина Ольга Ивановна, кандидат географических наук, ведущий научный сотрудник лаборатории геополитических исследований Института географии РАН (г. Москва)

Ведущая организация: Тверской государственный университет

Защита диссертации состоится 20 сентября 2012 года в 1500 на заседании диссертационного совета Д 501.001.36 в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова по адресу: 119991, г. Москва, ГСП–1, Ленинские горы, МГУ, географический факультет, 18 этаж, ауд. 1806.

E-mail: agir@mail.ru

С диссертацией можно ознакомиться в Отделе диссертаций Научной библиотеки МГУ имени М.В.Ломоносова (Ломоносовский просп., д. 27).

Автореферат разослан 20 августа 2012 г.

Учёный секретарь диссертационного совета, кандидат географических наук, старший научный сотрудник А.А. Агирречу

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Постиндустриальная трансформация превратила сектор услуг в лидирующий по занятости и объёму ВВП по всех развитых странах мира и в ряде развивающихся стран. В России также стали активно развиваться новые виды услуг, заметно возросло их значение для региональных экономик (в первую очередь, в агломерациях крупнейших городов).

Как следствие, повысился интерес экономико-географов к третичному сектору.

Неразрывная связь с постиндустриальной трансформацией и развитием новых видов услуг присуща ключевым понятиям современной социально-экономической географии — например, концепту «глобального города».

В России постиндустриальная трансформация по объективным причинам была сопряжена с глубоким экономическим спадом при переходе от плановой экономики к рыночной, вызвавшим также резкое усиление межрегиональных различий в уровне жизни. Другая российская особенность заключается в квазитерциаризации, т.е. росте доли нерыночных услуг в структуре региональных экономик, вызванном спадом в промышленности в 1990-е годы и последующим увеличением федеральной поддержки слаборазвитых регионов в 2000-е годы. Однако в этот же период получили широкое распространение новые рыночные услуги (деловые, информационнотехнологические), значительно модернизировались ранее существовавшие виды услуг (финансовые, развлекательные и т.д.), стали частью повседневности новые формы розничной торговли. Эти процессы оказывают влияние на географию отраслей третичного сектора.

Скорость процессов развития сектора услуг, его структурной трансформации и пространственной диффузии инноваций в нём высока. Однако в современной географической науке, в том числе и в российской, эти темы исследованы в недостаточной степени. Слабо изучено влияние процессов, происходящих в секторе услуг, на социально-экономическое развитие городов и регионов.

Значимость развития сектора услуг для современной экономики и дефицит географических исследований по этой теме обусловливают актуальность данной работы.

Объект исследования – отрасли сектора услуг регионов России.

Предмет исследования – тенденции развития рыночных и нерыночных отраслей сектора услуг в регионах и городах России.

Цель работы – выявление пространственных трансформаций сектора услуг в условиях рыночной экономики, а также роли услуг в процессах перехода к постиндустриальному развитию, модернизации потребительского поведения и дифференциации регионов России по уровню социально-экономического развития.

Задачи исследования:

систематизация существующих подходов к изучению географии сектора услуг в условиях рыночной экономики;

разработка методики исследований структурных трансформаций сектора услуг и его роли в экономике и занятости регионов;

выявление и анализ тенденций развития рыночных и нерыночных услуг в регионах в 2000-е годы;

оценка влияния сектора услуг на межрегиональную социально-экономическую дифференциацию;

исследование географии новых видов деловых услуг;

анализ пространственной диффузии новых видов потребительских услуг на примере сетей гипермаркетов.

Теоретической основой исследования служат труды экономистов и социологов, развивавших концепцию постиндустриального общества (Д. Белл, Р. Инглхарт, М. Кастельс), работы отечественных и зарубежных географов, рассматривавших пространственные аспекты развития сектора услуг (А.И. Алексеев, С.А. Ковалев, А.А. Ткаченко, А.И. Трейвиш, У. Бейерс, Дж. Брайсон, П. Дэниэлс, С. Иллерис, А. Скотт и др.) Методическая база исследования включает сравнительно-географический, эволюционно-исторический, картографический, математико-статистический методы, аппарат теории диффузии инноваций.

Информационную базу исследования составляют данные Росстата (Центральная база статистических данных, ежегодные сборники «Регионы России»), а также материалы консалтинговых компаний и информационно-аналитических агентств.

Научная новизна работы. В диссертации впервые оценивается влияние сектора услуг на межрегиональное неравенство по уровню экономического развития, занятости, заработной плате. Исследованы пространственные сдвиги ряда рыночных и нерыночных отраслей сектора услуг. Разработана методика анализа географии деловых услуг, в т.ч. с помощью косвенных индикаторов — таких, как современные формы коммерческой недвижимости, представленность торговых сетей и офисов крупных компаний в сфере деловых услуг. Изучены основные направления и факторы пространственной диффузии новых видов потребительских услуг на примере современных форм розничной торговли.

Практическая значимость работы. Результаты работы могут быть применены при разработке региональной политики, ориентированной на поддержку развития крупнейших городов как центров сервисной экономики и сглаживание межрегиональных различий по уровню развития сектора услуг. Результаты анализа пространственной дифференциации сектора услуг и развития новых видов услуг в регионах России могут быть использованы при подготовке учебных пособий и разработке вузовских курсов по социально-экономической географии.

Апробация работы и публикации. Основные результаты исследования обсуждались в рамках школы-семинара молодых учёных «Методика и методология региональных исследований: из прошлого в будущее» (Смоленск, 2010), Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы современной экономической, социальной и политической географии» (Москва, 2011), XIII Апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества (Москва, 2012).

По теме диссертации опубликовано 6 работ общим объёмом 2,8 печатных листа, в том числе одна статья в издании перечня ВАК РФ.

Структура и объём работы. Работа состоит из основной части на 1страницах, включающей введение, три главы, заключение, список литературы, рисунков и 15 таблиц, а также приложения. Список использованных источников включает 103 наименования.

В первой главе рассматриваются проблемы определения и классификации услуг, основные концепции географии сектора услуг, методика исследования структурных трансформаций сектора услуг.

Во второй главе анализируется региональная дифференциация сектора услуг России в 2000-е годы: изменение роли услуг в экономике и занятости регионов, дифференциация регионов по занятости, производству ВРП и средней заработной плате в секторе услуг. Также приведена авторская типология регионов по характеру изменений рыночных и нерыночных услуг.

В третьей главе проведён отбор для анализа новых видов и форм деловых и потребительских рыночных услуг и исследована их география (в т.ч. география современных форм розничной торговли). Выделены группы городов по представленности сетевых компаний в сфере потребительских и деловых услуг.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ 1. В постиндустриальном обществе услуги становятся важным сектором экономики с высоким весом в структуре ВВП (ВРП) и занятости. В современной экономике отрасли сектора услуг формируют экономическую базу регионов и городов и создают условия для конкурентоспособности других отраслей.

В зарубежной науке география сектора услуг является объектом множества исследований, как теоретических, так и практических. Подробно освещён широкий круг вопросов: факторы размещения сектора услуг и причины его территориальной концентрации, внутренние структурно-пространственные сдвиги, связь с развитием других отраслей экономики, предпочтения потребителей при выборе между пунктами оказания услуг, доступность услуг для различных групп населения.

В советских и российских исследованиях сектора услуг на первом месте традиционно стоял ряд социальных аспектов (развитие сферы обслуживания населения), в т.ч. территориальная доступность услуг. В последние годы растёт интерес к проблематике постиндустриальной трансформации и роли услуг (от самых простых и массовых до наиболее современных и высокотехнологичных) в региональном развитии. При этом ощущается нехватка исследований, рассматривающих третичный сектор как самостоятельную часть экономики, обеспечивающую рабочими местами большую часть занятого населения.

2. Структурные трансформации сектора услуг могут рассматриваться в разных ракурсах, и изменения территориальной структуры являются только одним из них. В данной работе внимание концентрируется на следующих видах трансформаций, происходящих в России:

процесс постиндустриальной трансформации на внутрирегиональном уровне, включающий в себя увеличение доли сектора услуг в экономике;

развитие новых услуг (деловых услуг, обеспечивающих функционирование рынка, высокотехнологичных информационных услуг), с которыми тесно связан рост численности «креативного класса», несущий с собой трансформацию образа жизни, трудовых мотиваций и занятости;

пространственная диффузия организационных и технологических инноваций в существующих отраслях сектора услуг (например, пространственная диффузия новых форм торговли, коренным образом преобразующая отрасль);

трансформации территориальной структуры сектора услуг на межрегиональном уровне: процессы пространственной концентрации либо деконцентрации отрасли.

Перечисленные виды структурных трансформаций сектора услуг имеют пространственный аспект, что дает возможности для сравнительного анализа трансформационных процессов на региональном и внутрирегиональном уровнях.

При анализе процессов постиндустриальной трансформации традиционно используются показатели доли сектора услуг в производстве валового регионального продукта и в структуре занятости, а также их динамика. Авторская методика исследования трансформации территориальной структуры сектора услуг включает расчёт коэффициента вариации и индекса Тейла – формальных индикаторов пространственной концентрации ВРП, занятости, зарплат в различных отраслях сектора услуг.

Коэффициент вариации представляет собой отношение среднеквадратического отклонения величины х к её математическому ожиданию (взвешенному среднему) и рассчитывается по формуле:

V ;

x где N (x x)2.

i N iИндекс Тейла является не квадратической, а логарифмической мерой дифференциации величины х и рассчитывается по формуле:

N T1 ln ( xi xi ).

N x x iВ дальнейшем эти индикаторы подвергались разложению на компоненты, соответствующие вкладу отдельных регионов как в абсолютном выражении (величина соответствующего слагаемого индекса), так и в относительном (отношение соответствующего слагаемого к итоговой величине индекса). Покомпонентное разложение позволяет определить, какой вклад вносит конкретный регион в динамику индекса неравенства.

При отборе примеров новых видов и форм деловых и потребительских услуг для дальнейшего анализа их географии учитывались такие факторы, как комплексный характер инновации (т. е. присутствие в ней не только сугубо технологических, но и институциональных новшеств) и её связь с традиционными отраслями экономики.

Из потребительских услуг была выбрана современная крупная торговая форма – гипермаркет. Что касается деловых услуг, то России все они носят инновационный характер: их развитие в современном виде началось только после перехода к рыночной экономике. Однако услуги в сфере информационных технологий являются принципиально новой отраслью не только для России, но и для мира. Также была рассмотрена география крупнейших юридических и аудиторских фирм: эти виды услуг, даже не являясь инновационными с точки зрения технологии, играют важную роль в модернизации экономики в целом и третичного сектора в частности.

3. Особенностью постиндустриальной трансформации в 2000-е годы было снижение региональных различий доли сектора услуг в структуре экономики и занятости. Занятость в третичном секторе везде вышла на первое место. Однако доля занятых в нерыночных услугах стала различаться сильнее как следствие создания новых рабочих мест только в этой сфере, характерное для слаборазвитых регионов.

Данный вывод подтверждается расчетами коэффициента вариации (рис. 1-2).

2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 20Услуги, занятость, всего Рыночные услуги, занятость Нерыночные услуги, занятость Рис. 1. Коэффициент вариации доли услуг в структуре занятости в организациях регионов России, %, 2002-2009 гг.

Источник: Центральная база статистических данных на Интернет-портале Росстата, расчёты автора.

2004 2005 2006 2007 2008 20Услуги, ВРП, всего Рыночные услуги, ВРП Нерыночные услуги, ВРП Рис. 2. Коэффициент вариации доли услуг в ВРП регионов России, %, 2004-2009 гг.

Источник: Центральная база статистических данных на Интернет-портале Росстата, расчёты автора.

В 2000-е годы доля сектора услуг в структуре ВРП и занятости регионов с наиболее развитой сервисной экономикой — Москвы и Московской области — практически стабилизировалась. Это позволяет говорить об их близости к завершению постиндустриального перехода. В этих регионах сектор услуг достиг такого состояния, когда его доле уже «некуда расти», хотя рост масштабов третичной сферы в абсолютном выражении продолжается.

В ряде депрессивных и слаборазвитых регионов продолжалась квазитерциаризация, выражающаяся в формировании гипертрофированного сектора нерыночных услуг за счёт бюджетных трансфертов на фоне низкой конкурентоспособности других отраслей.

В некоторых промышленно развитых регионах доля услуг в структуре ВРП сократилась (в основном за счёт рыночных услуг), при том, что увеличение доли услуг, в т.ч. рыночных, в структуре занятости чаще всего продолжалось. Следует учитывать статистические эффекты (опережающий рост цен на промышленную продукцию отраслей специализации региона), но существуют и реальные причины, не позволявшие сектору услуг развиваться быстрее: крайне неравномерное распределение результатов экономического роста, сдерживающее рост потребительского спроса, или низкая производительность труда в третичном секторе.

Динамика терциаризации в регионах России показана на картах (рис. 3-4 на цветной вкладке).

4. Уровень региональной концентрации занятости возрастал в секторе услуг за счет крупнейших агломераций страны и оставался относительно стабильным в промышленности. Коэффициент региональной концентрации занятости (сумма квадратов долей всех регионов в общестрановой численности занятых) рассчитан по различным отраслям сектора услуг и, для сравнения, по первичному и вторичному секторам (на рис. 5 на цветной вкладке показана динамика к 2005 году). Были использованы данные по крупным и средним организациям, поскольку они являются более надёжными.

Покомпонентное разложение индекса региональной концентрации занятости для отраслей сектора услуг показывает, что решающее воздействие на его динамику оказали всего три субъекта Федерации, представляющие крупнейшие агломерации страны — Москва, Московская область и Санкт-Петербург. Именно в этих регионах численность занятых в секторе услуг росла опережающими темпами.

Ряд других крупногородских регионов также наращивал свою долю в общероссийской занятости (чаще всего, за счет оптовой и розничной торговли).

Однако их вклад в динамику индекса региональной концентрации так и не стал положительным, поскольку процесс концентрации занятости в столичных регионах шёл ещё быстрее.

5. Для сектора услуг, как и для промышленности, характерна пространственная концентрация экономики (ВРП) в 2000-е годы, за исключением кризисного периода. Это показывают индексы региональной концентрации, рассчитанные по аналогичной методике (сумма квадратов долей субъектов Федерации в валовом продукте соответствующего вида деятельности по Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности) (рис. 6 на цветной вкладке).

Кризисный 2009 год охарактеризовался заметным снижением индекса региональной концентрации ВРП в целом ряде отраслей. Особенно ярко эта тенденция проявилась в рыночных услугах, причём более сильный удар кризиса испытали предприятия, оказывающие услуги не населению, а корпоративному сектору.

Анализ вклада регионов в увеличение уровня концентрации ВРП позволяет сделать вывод, что корни этого процесса для вторичного и третичного секторов во многом различны. В секторе услуг (особенно рыночных) процессы пространственной концентрации обусловлены агломерационным эффектом: основной вклад в увеличение уровня концентрации ВРП внесли Москва, Московская область и СанктПетербург. Во вторичном секторе (на примере обрабатывающей промышленности) индекс концентрации вырос за счет регионов, специализированных на импортозамещающих отраслях (машиностроение, пищевые производства, промышленность строительных материалов). Москва, Московская область и СанктПетербург выделяются и здесь, но в данном случае можно говорить о влиянии не только агломерационного эффекта, но и отраслевой специализации промышленности – фактора, общего для обширной группы регионов.

6. Для большинства отраслей сектора услуг характерна тенденция роста дифференциации регионов по уровню средней заработной платы, а для первичного и вторичного секторов — её сокращения. Различия между рыночными и нерыночными услугами не прослеживаются.

Длительность рядов наблюдений заработной платы в классификации ОКВЭД позволяет применить для выяснения их временной тенденции регрессионный анализ.

С этой целью была оценена двумерная регрессия с индексом Тейла либо с коэффициентом вариации для регионального распределения средней заработной платы по виду деятельности в качестве зависимой переменной и годом – в качестве регрессора (все значения переменных были нормированы). Результаты показаны в табл. 1.

Таблица 1.

Коэффициенты наклона линий временных трендов межрегиональной дифференциации зарплат по видам экономической деятельности, 2002-2009 гг.

Коэффициент Индекс Тейла вариации Третичный сектор G – Оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования -0,047 0,6H – Гостиницы и рестораны -0,794* -0,6I – Транспорт и связь -0,877** -0,811* J – Финансовая деятельность 0,944*** 0,933** K – Операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг 0,709* 0,871** L – Государственное управление и обеспечение военной безопасности; обязательное социальное обеспечение -0,688 -0,5M – Образование 0,980*** 0,988*** N – Здравоохранение и предоставление социальных услуг 0,952*** 0,953*** O – Предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг 0,808*** 0,850** Первичный и вторичный сектора A – Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство -0,929** -0,941** C – Добыча полезных ископаемых -0,917** -0,924** D – Обрабатывающие производства -0,839* -0,839** E – Производство и распределение электроэнергии, газа и воды -0,819* -0,866** F – Строительство -0,979*** -0,977*** *** – значимость по t-статистике на уровне 99.9% ** – значимость по t-статистике на уровне 99% * – значимость по t-статистике на уровне 95% Источник: Центральная база статистических данных на Интернет-портале Росстата, расчёты автора.

.

Рис. 3. Доля услуг в структуре занятости регионов России (полный круг организаций), 2008 г., и изменение доли услуг в структуре занятости, 2002-2008 гг.

Источник: Центральная база статистических данных на Интернет-портале Росстата, расчёты автора.

Рис. 4. Доля услуг в структуре ВРП регионов России, 2008 г., и изменение доли услуг в структуре ВРП, 2004-2008 гг.

Источник: Центральная база статистических данных на Интернет-портале Росстата, расчёты автора.

1G 1I J 1K L 1M 1N O 1C D E F 2005 2006 2007 20Рис. 5. Индекс региональной концентрации занятости в некоторых видах деятельности ОКВЭД (крупные и средние организации), % к 2005 г.

Источник: Центральная база статистических данных на Интернет-портале Росстата, расчёты автора.

21G 1I 1K 1L 1140 M 1N 1O 1C 1D E 70 F 2004 2005 2006 2007 2008 20Рис. 6. Индекс региональной концентрации ВРП в некоторых видах деятельности ОКВЭД, % к 2004 г.

Источник: Центральная база статистических данных на Интернет-портале Росстата, расчёты автора.

Расшифровки буквенных обозначений видов деятельности ОКВЭД даны в таблице 1; видам деятельности первичного и вторичного секторов соответствуют пунктирные линии Рис. 7. Индексы представленности компаний деловых услуг и федеральных сетей гипермаркетов в городах России, 2012 г.

Устойчивую тенденцию к увеличению межрегионального неравенства по заработной плате в деловых услугах можно объяснять действием агломерационного эффекта, ведущего к отрыву от основной массы регионов Москвы, а также Московской области, Санкт-Петербурга и ряда других крупногородских регионов (например, Республика Татарстан, Свердловская, Новосибирская области).

Близкие тенденции наблюдались в образовании и здравоохранении. Эти отрасли финансируются в основном из бюджетов субъектов Федерации, поэтому поляризация регионов по уровню заработной платы в этих двух видах нерыночных услуг является следствием дифференциации бюджетного потенциала. Однако нарастание неравенства типично не для всех: средняя заработная плата в нерыночных отраслях ряда регионов с высоким уровнем зарплат бюджетников сокращалась относительно среднероссийской. К их числу относятся экономически развитые Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа, потерявшие существенную часть налоговых поступлений в ходе бюджетной централизация 2000-х годов.

Некоторые потребительские услуги (оптовая и розничная торговля, гостиницы и рестораны), а также государственное управление имеют статистически незначимые коэффициенты, не позволяющие сделать вывод о наличии положительной либо отрицательной тенденции.

Для сравнения, в обрабатывающей промышленности понижательная тенденция индексов неравенства была обусловлена в первую очередь сближением регионов со специализацией на экспортоориентированных и на импортозамещающих отраслях (большинство регионов Центральной России и Юга, включая Москву и Московскую область). Таким образом, тенденции сокращения неравенства регионов по заработной плате и ВРП для обрабатывающей промышленности совпадают.

7. Выделены пять групп регионов по тенденциям региональной дифференциации сектора услуг России в 2000-е годы: столичные регионы, прочие крупногородские регионы, регионы со специализацией на экспортоориентированных отраслях, регионы со специализацией на импортозамещающих отраслях и слаборазвитые регионы.

Столичные регионы (Москва, Московская область, Санкт-Петербург) в наибольшей степени выиграли от постиндустриальной трансформации 2000-х годов.

Их доля в общестрановой численности занятых и производстве ВРП в секторе услуг (как рыночных, так и нерыночных) увеличилась, а отрыв по уровню заработной платы при этом возрастал; именно эти регионы в решающей степени обеспечили рост индексов дифференциации регионов.

На другие крупногородские регионы (центрами которых являются городамиллионники) те же тенденции распространялись с существенными оговорками.

Отчётливо выражено только увеличение доли крупногородских регионов в общестрановой структуре занятых в оптовой и розничной торговле, а также опережающий рост зарплат в операциях с недвижимым имуществом, аренде и предоставлении услуг. Этого вряд ли достаточно для того, чтобы считать эти регионы сформировавшимися очагами пространственно-концентрированного развития третичного сектора. Однако следует учитывать, что крупногородские регионы характеризуются сильной внутренней социально-экономической неоднородностью, а также заметно различаются между собой по специализации экономики, уровню урбанизации, доле крупнейшего города в населении и экономике: таким образом, тенденции, характерные для городов-миллионников, с искажениями отражаются в региональной статистике.

Промышленные и агропромышленные регионы со специализацией на импортозамещающих отраслях (машиностроение, пищевые производства, промышленность строительных материалов), в большинстве своём, отставали от среднестранового уровня по динамике макропоказателей сектора услуг при росте доли в общестрановом производстве ВРП в обрабатывающей промышленности, а также опережающих темпах роста зарплат в этой отрасли. При этом доля услуг во внутренней структуре экономики и занятости этих регионов, как правило, возрастала, но этого оказалось недостаточно, чтобы они могли догнать по темпам роста сектора услуг столичные агломерации.

Для регионов со специализацией на экспортоориентированных отраслях (топливно-энергетический комплекс, металлургия, многие подотрасли химической промышленности, лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность), сконцентрированных в Азиатской части страны, на Урале и на севере Европейской России, в большинстве случаев были характерны аналогичные тенденции в секторе услуг, но, в отличие от регионов с импортозамещающей специализацией, эти тенденции не компенсировались повышательной (относительно среднестранового уровня) динамикой показателей в первичном и вторичном секторах.

Слаборазвитые регионы (северокавказские и южносибирские республики) увеличивали свою долю в общестрановой численности занятых и ВРП в нерыночных услугах, а также в оптовой и розничной торговле. Отставание роста заработной платы от среднероссийского показателя увеличивалось в образовании и здравоохранении, но сокращалось в торговле (хотя следует учитывать, что для этих регионов характерна высокая доля теневой экономики, и официальная статистика средней заработной платы не отражает скрытой ее части).

8. Модернизация сектора потребительских услуг регионов России проявляется в разных формах, в том числе в виде пространственной экспансии торговых сетей и распространения новых торговых форм — в частности, торговой формы гипермаркета. Основными факторами, влияющими на привлекательность города для экспансии федеральных сетей, являются платежеспособный потребительский спрос и транспортно-логистическое положение.

Сети гипермаркетов проникли далеко за пределы не только столиц, но и городов-миллионников, что проявляется в статистике используемых качественных торговых площадей. Основной тенденцией периода экономического роста 2000-х годов было значительное сокращение доли Москвы, рост доли городов-миллионников и городов с населением более 500 тысяч жителей, а также начинающийся подъём страты городов с населением свыше 250 тысяч жителей (рис. 8).

Уровень проникновения сетевой торговли показывает индекс представленности федеральных сетей продовольственных гипермаркетов и гипермаркетов товаров для дома. Он определяются как доля сетей, представленных в городе, в общей выборке сетей соответствующего профиля Распределение индекса по городам дано на рис. (цветная вкладка).

Наиболее высоким уровнем конкуренции характеризуются городамиллионники. К ним приближаются некоторые города меньшего размера (например, Рязань и Липецк). Города с численностью населения менее 500 тысяч человек пока осваиваются федеральными сетями продовольственных гипермаркетов только в Европейской части России, а сетями гипермаркетов товаров для дома – только в Центральном экономическом районе, что говорит о значимости логистических ограничений.

100% 90% 80% 70% 60% 50% 40% 30% 20% 10% 0% 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 20Москва Санкт-Петербург Более 1 миллиона 500 -1000 тысяч 250 -500 тысяч Менее 250 тысяч Рис. 8. Структура предложения качественных торговых площадей по категориям людности городов России, %, 2001-2008 гг.

Источник: расчёты автора на основе данных компаний (Knight Frank, Jones Lang La Salle, Cushman&Wakefield Stiles&Ryabokobylko, Colliers International, CBRE, «Панфилов и партнёры») Основными агентами пространственной диффузии нового торгового формата на рынке продовольственных товаров являются не столько лидеры рынка, сколько компании «второго эшелона»: именно они чаще первыми приносят новую торговую форму в города, ранее не освоенные сетями гипермаркетов. Помимо них, компания «Тандер» (торговая марка «Магнит»), являясь второй по объёму выручки розничной компанией России, при развитии сети гипермаркетов ориентируется на средние и малые города. Именно такие компании оказались более адаптированными к работе в условиях меньшей концентрации спроса как в физическом измерении (менее крупные по численности населения центры), так и в ценовом (города с более низкими доходами населения).

Это означает, что диффузия инноваций идет не только по базовому вектору – от городов с максимальной концентрацией платежеспособного спроса к городам с меньшей концентрацией, но и по дополнительным пространственным векторам, направленным в территории и города с более низкой конкуренцией между сетями гипермаркетов.

Помимо федеральных сетей, определённый вклад в пространственную диффузию новых форм розничной торговли вносят региональные сети гипермаркетов, чья экспансия не простирается дальше нескольких соседних регионов. Они развиваются в основном там, где федеральные сети имеют ограниченную представленность (например, в Сибири, Центральном Черноземье).

9. Компании деловых услуг проявляют меньшую активность в региональной экспансии. Основными факторами размещения представительств компаний деловых услуг являются фактор спроса, связанный с наличием крупного бизнеса и государственных учреждений, располагающих достаточными средствами, и фактор наличия и стоимости квалифицированной рабочей силы.

География распространения компаний деловых услуг в городах России была проанализирована при помощи индекса представленности, который рассчитывается как доля компаний, работающих в том или ином городе, усреднённая по выборкам информационно-технологических, аудиторских и юридических компаний.

Соответствующие данные представлены на рис. 7 (цветная вкладка).

За пределами Москвы и Санкт-Петербурга наиболее развитыми центрами деловых услуг являются Екатеринбург и Новосибирск; за ними в рейтинге следуют Казань, Краснодар, Нижний Новгород и Ростов-на-Дону. Кроме того, высокую позицию в рейтинге занимает небольшой Южно-Сахалинск, в который вслед за нефтегазовыми ТНК пришли крупные аудиторские компании.

За исключением Москвы и Санкт-Петербурга, в стране нет ни одного города, у которого данный индекс превысил бы 50%, т.е. в среднем по трём отраслям число фирм, представленных в каждом из городов, всегда меньше, чем число не представленных. Это свидетельствует о малоактивной региональной экспансии большинства компаний в сфере деловых услуг по сравнению с потребительскими услугами.

Уровень развития региональных сетей компаний деловых услуг напрямую зависит от того, насколько базовые принципы работы в данной отрасли поддаются стандартизации и кодификации. В информационно-технологической отрасли уровень кодификации знания достаточно высок, поэтому сети офисов ИТ-компаний (консультантов и разработчиков) вышли за пределы Москвы и Санкт-Петербурга сравнительно далеко. Особым случаем являются услуги оффшорного программирования, не предполагающего прямого взаимодействия с заказчиком.

Центры разработок фирм, специализирующихся в данной области, могут находиться в городах, являющихся значимыми образовательными центрами (что обеспечивает их работниками соответствующей квалификации), но характеризующимися при этом сравнительно низким уровнем средней зарплаты.

Услуги в области права характеризуются наличием существенного пласта неявного, некодифицируемого знания (т.е. знания, получаемого только в процессе практической работы). В этих условиях важен «человеческий фактор» и высока значимость брендов, поэтому очень многие юридические фирмы названы в честь учредителей. Сети офисов юридических фирм в регионах России развиты слабо.

В аудиторском бизнесе, также характеризующемся высокой долей знания, поддающегося стандартизации и кодификации, быстрая региональная экспансия крупных компаний обеспечивается с помощью партнёрских сетей российских аудиторских компаний. Региональные партнёры при этом сохраняют самостоятельность и зачастую продолжают работать по собственными брендами, а головная компания оказывает в основном методическую помощь. В то же время, международные аудиторские компании, входящие в «большую четвёрку» (PricewaterhouseCoopers, KPMG, Ernst&Young, Deloitte), предпочитают не девальвировать свои всемирно известные бренды и проводят достаточно осторожную региональную экспансию.

В целом экспансия фирм в сфере деловых услуг, связанная с созданием новых высокооплачиваемых, модернизированных рабочих мест, идёт медленнее и редко продвигается за пределы городов-миллионников.

10. Диффузия новых видов потребительских и деловых услуг идёт различными путями: города с развитой сферой новых потребительских услуг не обязательно выделяются по уровню развития новых видов деловых услуг.

Российские города были разделены по значениям индексов представленности компаний деловых услуг и компаний потребительских услуг (среднее значение индексов представленности федеральных сетей гипермаркетов продовольствия и товаров для дома). Была взята трёхинтревальная шкала: высокая представленность компаний сферы новых услуг (индекс свыше 50% для потребительских услуг и свыше 20% для деловых), средняя (25-50% для потребительских услуг и 5-20% для деловых) и низкая (менее 25% для потребительских услуг и менее 5% для деловых).

Результаты приведены в табл. 2; города с низкой представленностью компаний как деловых, так и потребительских услуг в связи с их многочисленностью не показаны.

Таблица 2.

Соотношение индексов представленности компаний потребительских и деловых услуг в городах России, 2012 г.

Потребительские Потребительские Потребительские услуги — высокая услуги — средняя услуги — низкая представленность представленность представленность Деловые услуги — Краснодар, Москва, Екатеринбург, Казань, Южно-Сахалинск высокая Нижний Новгород, Новосибирск представленность Санкт-Петербург Деловые услуги — Ростов-на-Дону Самара, Тольятти Владивосток, средняя Владикавказ, представленность Красноярск, Пермь, Тверь, Хабаровск Деловые услуги — Омск Волгоград, Воронеж, низкая Липецк, Рязань, представленность Саратов, Тюмень, Уфа, Челябинск Среди городов с более высокой представленностью компаний деловых услуг по сравнению с компаниями потребительских услуг высока доля городов Сибири и Дальнего Востока, что во многом связано с транспортно-логистическими барьерами для экспансии федеральных торговых сетей. В группе городов, в которых выше представленность компаний новых видов потребительских услуг, наиболее значительную группу составляют региональные центры Европейской части страны с населением от 500 тысяч до 1 миллиона человек. Они привлекательны для экспансии сетей гипермаркетов благодаря относительной близости к Москве и ёмкому потребительскому рынку, но не имеют необходимого потенциала спроса бизнеса, чтобы стать объектами массированной экспансии ведущих компаний сектора деловых услуг. К этой группе относятся и некоторые города-миллионники (Волгоград, Омск, Уфа, Челябинск), которые отстают по развитию «верхних этажей» сектора услуг от полноценных макрорегиональных центров, таких, как Новосибирск и Екатеринбург.

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ Сектор услуг в современной России вносит самый значительный вклад в региональное неравенство по показателям экономического развития, занятости и уровню заработной платы, в то время как развитие вторичного сектора в 2000-е годы способствовало некоторому смягчению региональных диспропорций.

Быстрее всего в 2000-е годы происходила пространственная диффузия современных потребительских услуг вследствие роста уровня жизни населения.

Быстрая диффузии ведёт к территориальному выравниванию возможностей доступа к современным формам потребления (таким, как гипермаркеты и торговоразвлекательные центры). Барьеры диффузии современных деловых услуг значительно выше. Они обусловлены совокупностью факторов: географических (размеры страны, значительные расстояния между крупными городами), экономических (недостаточная концентрация платежеспособного спроса со стороны крупного бизнеса и государственных учреждений), институциональных (проблемы предпринимательского климата, способы передачи знания и компетенций).

Малочисленность городов, ставших лидерами постиндустриальной трансформации в России, обусловлена сверхконцентрацией финансовых ресурсов и платежеспособного спроса населения, бизнеса и органов государственной власти в агломерациях федеральных городов (в первую очередь, Москвы, а отчасти и СанктПетербурга).

ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ 1. Иванов Д.С. Роль сектора услуг в региональном неравенстве занятости и заработной платы в 2000-е годы // Региональные исследования. 2011. № 1. C. 9198.

2. Иванов Д.С. Сравнительный анализ сетевых торговых компаний Москвы и Санкт-Петербурга // Актуальные проблемы географии новой России. Мат-лы научно-практ. конф. студентов, аспирантов и преподавателей в рамках V Большого географического фестиваля 4 апреля 2008 г. / Факультет географии и геоэкологии СПбГУ. – СПб., 2008. С. 462-466.

3. Иванов Д.С. Новая иерархия крупнейших городов России как центров услуг в свете развития современных форматов недвижимости // Методология и методика региональных исследований: из прошлого в будущее. Мат-лы школы-семинара молодых учёных. – Смоленск: Универсум, 2010. С. 102-107.

4. Иванов Д.С. Воздействие кризиса на рынок труда регионов // Российские регионы: экономический кризис и проблемы модернизации / Под. ред. Л.М.

Григорьева, Н.В. Зубаревич, Г.Р. Хасаева. – М.: ТЕИС, 2011, с. 185-205.

5. Иванов Д.С. Динамика межрегиональной дифференциации заработной платы в России: отраслевые аспекты // Актуальные проблемы современной экономической, социальной и политической географии. Мат-лы Всеросс. научнопракт. конф. / Московский педагогический гос. ун-т. – М.: Прометей, 2011. С. 6164.

6. Ivanov D.S. Postindustrial transformations of Russia’s regional economies // Regional Research of Russia. 2012. Vol. 2. No. 2. P. 182-186.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Введение Глава 1. Услуги: мировые тенденции развития и подходы к географическому изучению 1.1. Проблемы определения и классификации услуг 1.2. Основные концепции и опыт эмпирических исследований географии сектора услуг 1.3. Структурные трансформации сектора услуг и их пространственная проекция: методология и методика исследования Глава 2. Региональная дифференциация сектора услуг России в 2000-е гг.

2.1. Роль услуг в структуре экономики регионов 2.2. Дифференциация регионов России по занятости в секторе услуг 2.3. Региональная концентрация ВРП сектора услуг 2.4. Межрегиональное неравенство по заработной плате в секторе услуг 2.5. Общие закономерности региональной дифференциации сектора услуг России в 2000-е годы Глава 3. География новых видов и форм рыночных услуг 3.1. Сети гипермаркетов 3.2. Компании в сфере информационно-технологических услуг 3.3. Аудиторские и юридические компании 3.4. Особенности региональной экспансии компаний деловых услуг 3.5. Инфраструктура развития новых видов и форм услуг: современные формы недвижимости в крупнейших городах России 3.6. Классификация городов России по представленности компаний в сфере новых услуг Заключение Список литературы Приложение







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.