WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Комаров Илья Сергеевич

ЗАЩИТА ОТВЕТЧИКА ПРОТИВ ИСКА В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ

Специальность 12.00.15 – гражданский процесс;

арбитражный процесс

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Екатеринбург – 2012 Диссертация выполнена на кафедре гражданского процесса Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования “Уральская государственная юридическая академия”

Научный консультант: доктор юридических наук, профессор Ярков Владимир Владимирович

Официальные оппоненты: заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор, Проректор по учебной и воспитательной работе Российской академии правосудия Никитин Сергей Васильевич кандидат юридических наук, доцент, судья Федерального арбитражного суда Уральского округа Сердитова Екатерина Николаевна

Ведущая организация: Санкт-Петербургский государственный университет

Защита состоится 21 декабря 2012 года в 17 часов на заседании диссертационного совета Д 212.282.01 при ФГБОУ ВПО “Уральская государственная юридическая академия” по адресу: 620137, г. Екатеринбург, ул.

Комсомольская, д. 21, зал ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Уральской государственной юридической академии.

Автореферат разослан «___» ноября 2012 года

Ученый секретарь диссертационного совета доктор юридических наук, профессор М.Н. Семякин



Актуальность темы исследования. Такие основополагающие принципы российского гражданского и арбитражного процесса, как состязательность, диспозитивность и равноправие сторон, предполагают не только активное участие в процессе истца и ответчика, но и наделение данных лиц соответствующими средствами защиты своих интересов в суде. Традиционно в доктрине цивилистического процесса большое количество исследований посвящено процессуальному положению истца. Всестороннему анализу были подвергнуты право на иск и условия его реализации, распорядительные права истца, влияние вида иска на решение суда и т.д. В то же время процессуальному положению ответчика уделяется значительно меньшее внимание.

Между тем, согласно ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 04.11.1950), ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации от 12 декабря 1993 года (далее – Конституция РФ) право на судебную защиту гарантируется в равной степени всем участникам цивилистического процесса.

Поэтому весь комплекс вопросов, связанных с правом на судебную защиту ответчика, является значимым объектом теоретико-прикладных исследований.

Обзор теории гражданского и арбитражного процесса показывает, что наиболее основательно были изучены, как правило, отдельные средства защиты ответчика против иска. Данный подход нельзя назвать достаточным, поскольку средства защиты ответчика являются лишь одним из элементов структуры деятельности по защите ответчика против иска. Их невозможно рассматривать без взаимосвязи с другими элементами указанной деятельности. Несистемное, фрагментарное исследование тех или иных правовых явлений может привести к искаженным результатам, что повлечет неправильное использование анализируемых инструментов в ходе практической деятельности и, как следствие, нарушение прав и законных интересов субъектов гражданского оборота.

1 СЗ РФ от 08.01.2001, № 2, ст. 12 СЗ РФ от 26.01.2009, № 4, ст. 4До настоящего момента не сформировалось единой позиции относительно цели защиты ответчика против иска, а также круга и правовой природы средств, которые могут быть использованы для достижения указанной цели.

Недостаточно изучены различные тактики защиты ответчика против иска. Не в должной мере реализован потенциал сравнительно-правового метода при изучении участия ответчика в процессе осуществления правосудия. В частности, многие средства защиты ответчика, которые используются зарубежными правопорядками, практически не исследованы отечественной процессуальной наукой.

Недостаточный уровень доктринального осмысления проблематики защиты ответчика против иска является одной из причин сложностей, которые возникают в ходе реализации ответчиком своих процессуальных прав. В частности, в доктринальном плане в недостаточной степени исследованы механизм реализации ответчиком права на предъявление встречного иска, обязательность представления ответчиком в суд отзыва на исковое заявление.

До настоящего момента в доктрине гражданского и арбитражного процесса, посвященной защите ответчика против иска, существует значительное количество не в полной мере исследованных вопросов.

Изложенное определяет необходимость проведения дополнительных теоретических изысканий, анализа состояния правового регулирования и судебной практики в указанной сфере, а также обусловливает актуальность избранной темы диссертационного исследования.

Степень научной разработанности темы исследования. Проблематика защиты ответчика против иска в цивилистическом процессе уже длительное время привлекает внимание ученых-процессуалистов. При этом необходимо отметить, что, как уже указывалось ранее, для доктринальных исследований более характерно осуществление анализа отдельных аспектов указанной деятельности, как правило, средств защиты ответчика против иска, а не изучение её в целом. Так, в дореволюционной процессуальной литературе 3 Трашкова Н.М. Защита ответчика в гражданском процессе: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2009, с. 6;

исследовались такие явления как: возражение против иска (О. Бюлов) и встречный иск (В.К. Адамович, О. Иосилевич). В советский период отмеченная тенденция сохранилась. Из наиболее значимых диссертационных исследований можно выделить работы Л.И. Анисимовой (возражение против иска), Н.Т. Арапова, Н.И. Клейн (встречный иск). В тоже время, можно отметить появление диссертационных и монографических исследований, посвященных защите ответчика против иска, а также защите интересов ответчика в целом (Г.Д. Васильева, И.П. Пятилетов).

В современной российской процессуальной литературе имеют место обе из указанных выше группы исследований. Отдельным средствам защиты ответчика против иска посвящены работы таких ученых, как: Д.Б. Абушенко, В.А. Губанов, Ю.В. Денисенко, С.А. Дергачев, В.С. Каменков, А.Я. Клейменов, Н.В. Ларина, В.В. Попов, И.А. Приходько, И.В. Решетникова, М.А. Рожкова, Д.А. Хесин, В.И. Цой, В.В. Ярков и другие.

Осмыслению защиты ответчика в цивилистическом процессе в целом посвящены работы Г.В. Молевой (1993) и Н.М. Трашковой (2009).

Настоящее диссертационное исследование продолжает начатое Н.М. Трашковой доктринальное осмысление деятельности по защите ответчика против иска в гражданском и арбитражном процессе с учетом положений современного российского процессуального законодательства. Однако в отличие от работы Н.М. Трашковой, в которой деятельность ответчика по защите рассматривается как деятельность субъекта социального и правового конфликта, в настоящем диссертационном исследовании акцент делается именно на юридической составляющей защиты ответчика против иска. Кроме того, проводится анализ не только средств защиты ответчика против иска, представленных в российской правовой системе, но и средств защиты, представленных в некоторых иностранных юрисдикциях [судебный залог (cautio judicatum solvi), запрет на осуществление судопроизводства (anti-suit 4 См., например: Трашкова Н.М. Защита ответчика в гражданском процессе…, с. injunction)], а также их практической применимости в российских условиях в российских условиях.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в ходе осуществления ответчиком деятельности по защите против иска в гражданском и арбитражном процессе.

Предметом исследования являются процессуальная модель деятельности по защите ответчика против иска в гражданском и арбитражном процессе.

Цели и задачи исследования. Целями диссертационного исследования являются выявление и анализ правовой природы защиты ответчика против иска в гражданском и арбитражном процессе, отдельных средств, с помощью которых такая защита осуществляется, а также выработка практических рекомендаций по их применению.

Для достижения указанных целей решаются следующие основные задачи:

- с использованием деятельностного подхода провести исследование понятия “защита ответчика против иска в гражданском и арбитражном процессе”, дать его определение;

- выявить структуру анализируемой деятельности, в том числе: цель осуществления и средства её достижения;

- провести классификацию средств защиты ответчика против иска в гражданском и арбитражном процессе;

- определить место арбитражных процессуальных и гражданских процессуальных норм, регулирующих деятельность по защите ответчика против иска, в системе гражданского процессуального права;

- выявить правовую природу встречного иска в гражданском и арбитражном процессе;

- проанализировать механизм реализации права на предъявление встречного иска в гражданском и арбитражном процессе;

- исследовать возражение как средство защиты против иска;

- выявить и изучить некоторые средства защиты, которые не представлены в российской правовой системе, а также исследовать возможность их использования в современном российском цивилистическом процессе.

Методологическую основу исследования составили такие общенаучные методы, как: анализ, синтез, сравнение, исторический метод, а также такие специально-юридические методы, как: формально-юридический метод и сравнительно-правовой метод. Кроме того, для определения объема и содержания понятия “защита ответчика против иска в гражданском и арбитражном процессе” используется деятельностный подход.

Теоретическую основу настоящего исследования составили работы таких ученых в сфере общей теории права, гражданского права, гражданского и арбитражного процесса, как: Т.Е. Абова, Г.О. Аболонин, В.К. Адамович, С.С. Алексеев, К.Н. Анненков, С.В. Аносова, Н.Т. Арапов, С.Ф. Афанасьев, Р.С. Бевзенко, Е.А. Борисова, О. Бюлов, Е.А. Васильев, Г.Д. Васильева, Е.В.

Васьковский, Г.Л. Вербловский, А.П. Вершинин, М.А. Викут, А.Х.

Гольмстен, М.А. Гурвич, А.Г. Давтян, А.А. Добровольский, И.А.

Жеруолис, Г.А. Жилин, С.К. Загайнова, И.М. Зайцев, С.А. Иванова, О.

Иосилевич, О.В. Исаенкова, Н.И. Клейн, А.Ф. Клейнман, А.Ф. Козлов, А.С.

Комаров, К.И. Комиссаров, Е.В. Кудрявцева, А.Н. Кузбагаров, Н.В.

Ларина, Д.Я. Малешин, А.А. Мельников, Г.В. Молева, В.А. Мусин, Е.А.

Нефедьев, Р.О. Опалев, Ю.К. Осипов, Г.Л. Осокина, Н.А. Панкратова, К.П.

Победоносцев, В.В.Попов, И.А. Приходько, Е.Г. Пушкар, И.М. Пятилетов, И.В.

Решетникова, М.П. Ринг, М.А. Рожкова, Т.В. Сахнова, В.М. Семенов, Е.А.

Суханов, Н.Н. Тарасов, Н.М. Трашкова, М.К. Треушников, Е.А. Трещева, И.М.

Тютрюмов, Т.Р. Фахретдинов, Д.А. Хесин, В.И. Цой, Н.А. Чечина, Д.М.

Чечот, М.С. Шакарян, Х. Шак, В.М. Шерстюк, В.Н. Щеглов, Н. Эндрюс, К.С.

Юдельсон, А.В. Юдин, М.К. Юков, Т.М. Яблочков, В.В. Ярков и др.

Кроме того, при написании диссертации использовался ряд работ таких зарубежных специалистов, как: Andrew Bell, Daniel Tan, James E. Berger, Charlene Sun, Thomas Raphael и другие.

Нормативно-правовой и эмпирической базой исследования стали Конституция Российской Федерации, Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 04.11.1950), Конвенция по вопросам гражданского процесса (Гаага, 01.03.1954), Конвенция, упрощающая международный доступ к правосудию (Гаага, 25.10.1980), Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, другие федеральные законы, а также судебные акты Суда Европейского Союза, Конституционного суда Российской Федерации, арбитражных судов Российской Федерации и судов общей юрисдикции.

Научная новизна исследования. В настоящем диссертационном исследовании на основе деятельностного подхода формулируется определение понятия “защита ответчика против иска в гражданском и арбитражном процессе”. Указывается на наличие четкой структуры анализируемой деятельности (цель, средства, процесс, результат).

Доказывается необходимость рассмотрения правовой природы встречного иска, в первую очередь, не как средства защиты против иска, а как разновидности такого процессуально-правового явления как соединение исков.

В диссертации глубокому анализу подвергаются отдельные группы встречных исков, выделенные законодателем в ч. 3 ст. 132 АПК РФ, ст. 138 ГПК РФ.

В заключение работы исследуется такое средство защиты ответчика против иска, используемое рядом иностранных правопорядков (в основном в странах англо-саксонской правовой системы), как “запрет на осуществление судопроизводства” (“anti-suit injunction”).

Основные положения, выносимые на защиту.

1. В диссертации доказано, что целью защиты ответчика против иска является недопущение изменения его правового положения по результатам рассмотрения и разрешения дела. При этом отмечается, что данная цель не должна сама по себе исключать возможность примирения сторон на взаимовыгодных для них условиях;





2. Автором обосновано, что цель защиты ответчика против иска является достигнутой в следующих случаях: а) при отказе в иске полностью или в части; б) при завершении процесса без вынесения решения; в) в случае выбытия защищающегося лица из процесса путем замены его как ненадлежащего ответчика на другое лицо;

3. По результатам анализа подходов различных исследователей относительно круга средств защиты ответчика против иска автор выделяет в этом качестве:

а) иск, б) возражение, в) мировое соглашение, г) иные обращения к юрисдикционному органу и другим участникам процесса;

4. В диссертации доказано, что нормы о соединении и разъединении исковых требований применимы не только в случае объективного соединения исков, но и в иных случаях оптимизации процесса осуществления правосудия посредством совместного рассмотрения в одном процессе нескольких исковых требований;

5. Диссертантом аргументировано, что выделение в качестве специального права представителя - право на предъявление встречного иска, нецелесообразно, поскольку является дублированием иных специальных прав представителя: права на подписание искового заявления (ч. 2 ст. 62 АПК РФ, ст. 54 ГПК РФ), права на предъявление искового заявления в суд (ст. 54 ГПК РФ);

6. В ходе анализа вопроса о сторонах встречного иска, автор обосновывает наличие права на встречный иск не только у ответчика, но и у прокурора, государственных органов, органов местного самоуправления, организаций или граждан в том случае, когда законом допускается обращение указанных субъектов с самостоятельным иском в защиту прав и законных интересов других лиц;

7. Автором предлагается под возражением в гражданском и арбитражном процессе понимать обращение к суду и иным лицам, содержанием которого является отрицательное мнение лица, участвующего в деле, по тому или иному имеющему значение для правильного и своевременного рассмотрения и разрешения дела вопросу;

8. Диссертант в ходе исследования “запрета на осуществление судопроизводства” (“anti-suit injunction”) приходит к выводу, что данное средство защиты в настоящий момент не полностью вписывается в систему российского цивилистического процесса. В тоже время использование запрета на осуществление судопроизводства может способствовать более успешному участию российского правопорядка в конкуренции основных правовых систем в сфере защиты прав участников международного гражданского оборота.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования.

Результаты, полученные автором, могут быть использованы для дальнейшего доктринального осмысления правовых проблем, возникающих при осуществлении деятельности по защите ответчика против иска в гражданском и арбитражном процессе, преподавании общих курсов гражданского и арбитражного процесса, а также особенностей производства по отдельным категориям гражданских дел.

Кроме того, основные выводы настоящего диссертационного исследования могут быть использованы в ходе нормотворческого процесса, направленного на совершенствование арбитражного процессуального и гражданского процессуального законодательства, а также правоприменительной деятельности арбитражных судов и судов общей юрисдикции.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре гражданского процесса Уральской государственной юридической академии, где было проведено её обсуждение. Основные положения диссертации нашли отражение в опубликованных автором научных статьях, докладах и выступлениях на научно-практических конференциях, в том числе:

III Международной научно-практической конференции, посвященной 60-летию со дня принятия Всеобщей декларации прав человека 1948 года “Права человека и их защита в условиях глобализации обновляющегося многополярного мира: международно-правовой и внутригосударственный аспекты” (Казань, 2008); VI Международной конференции “Правовая система и вызовы современности” (Уфа, 2009); X Всероссийской научной конференции “Эволюция российского права” (Екатеринбург, 2012) и др.

Положения настоящего диссертационного исследования использовались автором при ведении семинарских занятий по дисциплинам “Арбитражный процесс”, “Гражданский процесс” в Уральской государственной юридической академии.

Структура диссертации обусловлена целями и задачами исследования.

Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих семь параграфов, заключения и списка использованной литературы.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, его методологическая основа, отражается научная новизна работы с указанием положений, выносимых на защиту, отмечается теоретическая и практическая значимость исследования, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Первая главаЗащита ответчика против иска в гражданском и арбитражном процессе: понятие и средства защиты” состоит из двух параграфов.

Первый параграф “Определение понятия “защита ответчика против иска в гражданском и арбитражном процессе” посвящен исследованию с помощью деятельностного подхода объема и содержания понятия “защита ответчика против иска в гражданском и арбитражном процессе”.

Выбор именно деятельностного подхода объясняется следующими причинами: 1) в современном познании, особенно гуманитарном, понятие деятельности играет ключевую, методологически центральную роль, поскольку с его помощью дается универсальная характеристика человеческого мира (Э.Г. Юдин); 2) деятельностный подход имеет особое значение в исследовании гражданского процессуального права. Например, одним из традиционных подходов в понимании сущности гражданского процесса является рассмотрение его в качестве деятельности суда и иных участников процесса (Е.А. Нефедьев);

процессуальное действие является основным юридическим фактом гражданского и арбитражного процесса (М.А. Рожкова, В.В. Ярков); 3) понятие “защита ответчика в гражданском процессе” уже исследовалось в контексте его понимания в качестве деятельности (Н.М. Трашкова) и это, по нашему мнению, дало свои позитивные результаты; 4) использование деятельностного подхода позволяет проанализировать “защиту ответчика против иска в гражданском и арбитражном процессе” как разновидность юридической деятельности, что, в свою очередь, дает возможность выделить такие элементы указанной деятельности, как: цель, средство, процесс и результат.

Диссертантом отмечается, что для успешной защиты, в том числе и защиты ответчика против иска, очень важны те действия, которые были совершены субъектом защиты до момента возбуждения дела. Кроме того, автором рассматривается несколько правовых механизмов, которые созданы в различных правопорядках для превенции злоупотребления истцом права на иск, в связи с чем подвергнуты анализу такие правовые явления, как: 1) судебный залог (cautio judicatum solvi); 2) “убытки в презрение” (сontemptuous damages).

Под судебным залогом (cautio judicatum solvi) понимается особый способ обеспечения исполнения обязательств по возмещению судебных расходов и/ или убытков ответчика, возникших в связи с рассмотрением в суде иска иностранного лица и заключающийся в ограничении права данного лица на доступ к правосудию до момента внесения им соответствующего имущественного обеспечения. Этот институт имеет давнюю историю. С развитием международных отношений его стали применять к иностранцам (Т.М. Яблочков). Судебный залог был знаком и российскому дореволюционному процессуальному законодательству (ст. 571 Устава гражданского судопроизводства 1864 года). Несмотря на очевидную дискриминационную направленность, судебный залог до сих пор применяется в некоторых правопорядках, например, в Австрии, Германии, Грузии.

В диссертации проводится сравнение судебного залога и встречного обеспечения в российском процессуальном законодательстве. Отмечается, что у данных правовых явлений есть сходство в том, что исполнение обязанности по внесению встречного обеспечения или судебного залога является условием для реализации предоставленных в законе процессуальных прав. В тоже время между судебным залогом и встречным обеспечением есть и существенное отличие. Оно заключается в правовых последствиях неисполнения соответствующей имущественной обязанности. Если невнесение встречного обеспечения может являться основанием для отказа в обеспечении иска (ч. 6 ст. 94 АПК РФ), то в случае невнесения судебного залога - лицу может быть в принципе отказано в доступе к правосудию.

Что касается “убытков в презрение” (contemptuous damages), то – это разновидность такого средства судебной защиты, как убытки, в странах англосаксонской правовой семьи, в частности, в Великобритании. Взыскание данного вида убытков имеет своей целью осуждение действий истца. Убытки в презрение присуждаются в случаях, когда истец формально прав, но при этом им не должен был бы предъявляться иск. Как правило, размер денежных сумм, взыскиваемых в качестве разновидности данного вида убытков с ответчика, является символическим (например, 1 цент). При этом судебные расходы истца с ответчика не взыскиваются. В диссертации отмечается, что взыскание “убытков в презрение” по своим правовым последствиям имеет сходство с отказом в иске российскими судами по мотивам злоупотребления правом (ст. 10 ГК РФ).

Диссертантом анализируется понятие “ответчик” и дается его определение.

Подчеркивается, что в современном гражданском и арбитражном процессе автор не видит проявление принципа состязательности на стадии возбуждения гражданского дела, что дает основание для вывода о существовании в современном цивилистическом процессе опровержимой презумпции обращения истца в суд с соблюдением всех условий, необходимых для реализации права на судебную защиту.

Автором констатируется существование в современном гражданском и арбитражном процессе такого явления, как “дружественный” ответчик. Когда речь ведется о “дружественном” ответчике, имеется ввиду ситуация, в которой истец и ответчик действуют согласовано, злоупотребляя таким образом своими процессуальными правами (А.В. Юдина). Основной целью истца при обращении в суд не является защита его нарушенного или оспоренного ответчиком права или законного интереса. Иск предъявляется из тактических соображений, например, с целью создания ложной кредиторской задолженности при “контролируемых” банкротствах или искусственного изменения подсудности. В этой связи в диссертации предлагаются различные способы противодействия такой разновидности злоупотребления процессуальными правами.

По итогам исследования объема и содержания понятия “защита ответчика против иска в гражданском и арбитражном процессе” формулируется определение указанного понятия. Под защитой ответчика против иска в гражданском и арбитражном процессе предлагается понимать деятельность лица, привлекаемого в процесс по инициативе или с согласия истца (процессуального истца) для защиты своих разнонаправленных с истцом интересов, направленную на недопущение изменения его правового положения по результатам рассмотрения и разрешения дела.

Подчеркивается, что цель защиты ответчика против иска достигается в случае: а) отказа в иске полностью или в части; б) завершении процесса без вынесения решения; в) выбытия защищающегося лица из процесса путем замены его как ненадлежащего ответчика на другое лицо.

Автором делается вывод, что деятельность по защите ответчика против иска состоит не только из совершения процессуальных действий. Значительную роль играют также подготовительные действия ответчика и/ или его представителя, в частности, выработка правовой позиции по делу, выявление круга относимых доказательств, анализ судебной практики, подготовка процессуальных документов, осуществляемые вне процесса коммуникации между его участниками и т.д.

В завершении первого параграфа первой главы анализируется место норм, посвященных защите ответчика против иска, в системе норм гражданского процессуального права. Делается вывод, что указанные нормы не образуют самостоятельного правового института. Они являются совокупностью общеобязательных формально определенных правил поведения, выделенных для лучшего их изучения, понимания и реализации.

Во втором параграфе “Средства защиты ответчика против иска в гражданском и арбитражном процессе” автором определяется круг доступных ответчику средств защиты против иска, а также дается их классификация.

В диссертации делается вывод, что в науке цивилистического процесса отсутствует единая позиция относительно перечня средств защиты ответчика против иска (Н.Т. Арапов, Г.Д. Васильева, Н.И. Клейн, К.И. Малышев, Г.В. Молева, И.М. Пятилетов, Н.М. Трашкова, М.К. Треушников, Д.А. Хесин).

По мнению автора, к таким средствам необходимо отнести: а) иск, б) возражение, в) мировое соглашение, г) иные обращения к юрисдикционному органу и другим участникам процесса.

Простое отрицание в качестве самостоятельного средства защиты не рассматривается, поскольку оно квалифицируется в работе как немотивированное возражение. При этом подчеркивается, что отрицание иска как принципиальную позицию ответчика, являющуюся причиной заявления возражений или предъявления встречного иска, нельзя смешивать с отрицанием как разновидностью возражений (немотивированное возражение). Это разнопорядковые явления. Они соотносятся как причина и следствие.

Автором также обращается внимание на тот факт, что в случае необходимости ответчик не должен ограничиваться теми средствами защиты, которые доступны ему в рамках уже существующего дела. Допустимо инициирование возбуждения самостоятельных “защитных” процессов как в рамках гражданского, так и в рамках административного, конституционного или уголовного судопроизводства; использование внесудебных способов урегулирования спора и экономических механизмов влияния.

Отмечается, что средства защиты ответчика против иска можно классифицировать: 1) в зависимости от того принадлежат они только ответчику или обеим сторонам процесса (Т.В. Сахнова); 2) в зависимости от цели участия ответчика в процессе (К.И. Малышев, Н.М. Трашкова, Г.Д. Васильева); 3) в зависимости от того является оно самостоятельным исковым требованием или нет; 4) в зависимости от того, в какой момент ответчик (потенциальный ответчик) соответствующие средства вправе использовать; 5) в зависимости от характера действий, составляющих средства защиты; 6) в зависимости от правовой формы, в которой выражены средства защиты против иска; 7) в зависимости от того представлены рассматриваемые средства защиты против иска в российской правовой системе или имеют место только в иностранных юрисдикциях.

Вторая глава “Встречный иск в гражданском и арбитражном процессе” состоит из трех параграфов.

В первом параграфе “Встречный иск: понятие и правовая природа” осуществляется квалификация встречного иска как правового явления.

Автором исследуется история правового регулирования встречного иска.

Отмечается, что первые упоминания о встречном иске можно было встретить уже в древнегреческом процессе (В.К. Адамович). Делается вывод, что с течением времени законодательство, посвященное встречному иску, было существенно детализировано.

В работе доказывается, что вопреки позиции большинства авторов (Н.Т. Арапов, А.А. Добровольский, С.А. Иванова, Н.И. Клейн, Н.М. Трашкова, В.И. Цой), отмечающих двойственную правовую природу встречного иска (встречный иск сочетает в себе, во-первых, самостоятельный иск; во-вторых, средство защиты ответчика против иска), более верное направление в понимании правовой природы встречного иска – это анализ его в качестве разновидности такого процессуально-правового явления как соединение исков.

Соединение исков - это одна из форм оптимизации гражданского и арбитражного процесса, предполагающая рассмотрение одним составом суда в рамках одного процесса нескольких исковых требований.

Автором отмечается, что квалификация встречного иска в качестве разновидности соединения исков дает значительные методологические преимущества, так как позволяет впоследствии заниматься системным решением тех или иных проблем, возникающих при реализации права на встречный иск, учитывая общие черты различных форм соединения исков и их особенности. Кроме того, подобный подход позволяет применять нормы о соединении и разъединении исковых требований к встречному иску, иску третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора (далее – третье лицо с самостоятельными требованиями) и иным формам соединения исков.

Подвергается анализу место норм о соединении и разъединении нескольких исковых требований (ст. 130 АПК РФ, ст. 151 ГПК РФ) в системе арбитражного процессуального и гражданского процессуального законодательства (гл. 13 АПК РФ, гл. 14 ГПК РФ). Отмечается, что указанные нормы применимы на всем протяжении рассмотрения дела в суде первой инстанции до удаления суда в совещательную комнату, однако в настоящий момент такая сфера их применения не находит отражение в месте расположения этих норм в системе гражданского процессуального и арбитражного процессуального законодательства. Более верно было бы ввести в Разделе II “Производство в арбитражном суде первой инстанции. Исковое производство” АПК РФ и Подразделе II “Исковое производство” Раздела II “Производство в суде первой инстанции” ГПК РФ отдельную главу “Соединение и разъединение исковых требований”, где, в частности, могли бы находиться и нормы о встречном иске.

Авторам рассматриваются формы и способы появления в процессе соединения исков. По итогам исследования делается вывод, что образование такого процессуально-правового явления, как соединение исков возможно в случае, если: 1) истец в исковом заявлении на стадии возбуждения производства по делу соединяет несколько требований для их совместного рассмотрения (объективное соединение исков); 2) лицо, наделенное такими полномочиями АПК РФ и ГПК РФ, заявляет в процессе иск, подлежащий, по его мнению, рассмотрению совместно с первоначальным (в действующем процессуальном законодательстве говорится о двух подобных случая соединения исков:

встречный иск; иск третьего лица с самостоятельными требованиями); 3) возбуждается два самостоятельных процесса в одном и том же суде, после чего они соединяются в одно целое в случаях, предусмотренных в законе.

Подчеркивается, что большинство условий соединения исков, указанных в законе, носят оценочный характер, предполагают судебную дискрецию, соответственно, возрастают требования к правоприменителю, конкретному составу суда, который должен решить: объединять ли требования для их рассмотрения и разрешения (если да, то как именно) или же будет более правильно, наоборот, рассмотреть все требования по отдельности.

Во втором параграфе “Право на предъявление встречного иска:

понятие и механизм реализации” автором анализируется механизм реализации права на предъявление встречного иска.

Констатируется, что в настоящий момент российское гражданское процессуальное и арбитражное процессуальное законодательство квалифицируют право на предъявление встречного иска именно как право, а не как обязанность. Реализация данного права полностью зависит от частного усмотрения управомоченного лица, что соответствует отечественной правовой традиции. В тоже время в современной процессуальной литературе (А.Я. Клейменов) можно встретить достаточно радикальное предложение о необходимости рецепции в российское процессуальное законодательство так называемых принудительных встречных исков (compulsory counterclaim), существующих в процессуальном праве США.

Автор в целом присоединяется к точке зрения А.Я. Клейменова о необходимости установить обязанность ответчика предъявлять встречный иск, если его удовлетворение исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска (п. 2 ч. 3 ст. 132 АПК РФ, абз. 3 ст. 138 ГПК РФ). Однако в тоже время в работе отмечается, что существующий уровень доступности квалифицированной юридической помощи гражданам в настоящий момент не позволяет осуществить рецепцию указанной конструкции в гражданский процесс. Кроме того, при изменении соответствующего арбитражного процессуального законодательства все же необходимо предусмотреть возможность восстановления права на иск в случае, если обязательный встречный иск не был предъявлен по причинам, которые арбитражный суд признает уважительными.

В работе доказывается, что выделение в ст. 54 ГПК РФ, в отличие от ч. 2 ст. 62 АПК РФ, в качестве специального права представителя - право на предъявление встречного иска, необоснованно.

Далее автором анализируются отдельные элементы механизма реализации права на предъявление встречного иска, к которым следует отнести: стороны по встречному иску, подведомственность и подсудность встречного иска, временные ограничения при предъявлении встречного иска, форма предъявления встречного иска, основания для принятия встречного иска, судебные акты о принятии или о возвращении (отказе в принятии) встречного иска, механизм обжалования указанных выше судебных актов.

Автором предлагается в случае, если встречный иск неподведомственен арбитражному суду, однако его совместное рассмотрение с первоначальным иском будет отвечать целям эффективного правосудия, принимать указанный встречный иск, прекращать производство по первоначальному и встречному иску в целом и передавать дело на рассмотрение в суд общей юрисдикции, к подсудности которого оно будет относиться в силу закона (ч. 4 ст. 22, ч.

3 ст. 23 ГПК РФ, а также п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ).

В работе поддерживается точка зрения С.А. Дергачева, Н.И. Клейн и И.М. Пятилетова о необходимости преодоления коллизии норм об исключительной подсудности и специальной нормы о подсудности встречного иска в пользу последней. В свою очередь, при разрешении коллизии между нормами о договорной подсудности и специальной нормой о подсудности встречного иска автор придерживается позиции, которую занимает В.И. Цой, а именно: в случае если встречный иск выступает в качестве средства защиты против первоначального требования, то необходимо говорить о приоритете подсудности встречного иска, так как в противном случае не может быть вынесено законное и обоснованное судебное решение. Если же встречный иск не преследует цели защиты против иска, то в этом случае приоритет должен отдаваться договорной подсудности, так как нет оснований для ограничения принципа диспозитивности.

В диссертации поддерживается высказанная в литературе позиция (В.С. Каменков, А.В. Малюкина, Г.В. Молева, В.В. Попов) о том, что необходимо ограничить возможность предъявления встречного иска в суде первой инстанции стадией подготовки дела к судебному разбирательству. Для того чтобы добавить гибкости данному правилу, необходимо указать, что на стадии рассмотрения дела по существу встречный иск может быть предъявлен только с разрешения суда.

Рассматривая вопрос о возможности предъявления встречного иска в суде второй инстанции, автор приходит к выводу, что данную проблему необходимо разрешать в зависимости от модели апелляции, а также целей, которые стоят перед законодателем. Кроме того, необходимо учитывать и баланс интересов сторон. Без согласия на то истца по первоначальному иску в суде второй инстанции допустимо принятие только одной группы встречных исков – встречных исков, удовлетворение которых полностью или в части исключает удовлетворение первоначального иска (п. 2 ч. 3 ст. 132 АПК РФ, абз.

3 ст. 138 ГПК РФ).

Автором доказывается, что существенные различия между гражданским и арбитражным процессом в части возможности обжалования определения о возвращении (отказе в принятии) встречного искового заявления в связи с несоответствием встречного иска требованиям, содержащимся в ч. 3 ст. 132 АПК РФ, ст. 138 ГПК РФ, не могут быть объяснены спецификой процесса осуществления правосудия арбитражными судами и судами общей юрисдикции. Более правильным представляется подход, имеющий место в арбитражном процессе. Во-первых, в случае несоответствия встречного иска требованиям, содержащимся в ст. 138 ГПК РФ, необходимо выносить определение о возвращении встречного искового заявления, а не об отказе в принятии встречного иска. Во-вторых, необходимо изменить подход, превалирующий в судебной практике судов общей юрисдикции, в соответствии с которым недопустимо обжаловать определения об отказе в принятии встречного иска по мотиву его несоответствия требованиям, содержащимся в ст.

138 ГПК РФ.

Исследуя возможность реализации права на предъявление встречного иска сквозь призму дифференциации гражданского и арбитражного процесса, автор приходит к выводу, что нормы о встречном иске применимы не только в исковом производстве, но и в иных видах судебных производств. Исключение составляют те виды производств, правовая природа которых, в принципе, не допускает предъявление второй стороной в процессе каких-либо связанных с первоначальным иском требований; в частности, к таким видам производств можно отнести особое производство и производство по делам об оспаривании нормативно-правовых актов.

Третий параграф “Классификация встречных исков” посвящен делению встречных исков по различным основаниям, а также исследованию отдельных условий принятия встречного иска, содержащихся в ч. 3 ст. 132 АПК РФ, ст. 138 ГПК РФ.

После анализа действующего гражданского процессуального и арбитражного процессуального законодательства, автором делается вывод, что российские процессуальные регламенты не содержат нормативной классификации встречных исков. В ч. 3 ст. 132 АПК РФ, ст. 138 ГПК РФ лишь перечислены условия, при соблюдении одного или сразу нескольких из которых встречный иск принимается для совместного рассмотрения с первоначальным иском.

В доктрине же гражданского и арбитражного процесса встречные иски классифицируются по различным основаниям. Н.Т. Арапов, руководствуясь тем, что встречный иск – это разновидность иска, классифицировал встречные иски по материально-правовому и процессуально-правовому признакам.

Ряд ученых (Н.Т. Арапов, Г.Д. Васильева, О. Иосилевич, Н.И. Клейн, И.А. Приходько) провели дихотомическое деление встречных исков на те, которые направлены и те, которые не направлены на защиту против первоначального иска (опровержение первоначального иска). При этом необходимо подчеркнуть, что объем соответствующих классификационных групп у различных авторов не тождественен. Ученый-процессуалист XIX – начала XX вв. О. Иосилевич в зависимости от того, является ли необходимостью предъявление встречного иска для защиты прав и законных интересов ответчика, выделял мнимые и немнимые встречные иски. В некоторых странах, в частности, в США, встречные иски делятся на обязательные и факультативные. Кроме того, встречные иски также могут быть подразделены в зависимости от того, вытекают они из одного и того же правоотношения, что и первоначальный иск, или в их основании лежит иное правоотношение.

После исследования классификации встречных исков по различным основаниям, в работе рассматриваются отдельные условия принятия встречного иска, указанные ч. 3 ст. 132 АПК РФ, ст. 138 ГПК РФ.

Автором доказывается, что при решении вопроса о принятии встречного иска, направленного на зачет (п. 1 ч. 3 ст. 132 АПК, абз. 2 ст. 138 ГПК РФ), судом должна быть проверена однородность и встречность материальноправовых требований. Соблюдение данных условий можно установить при поверхностном исследовании встречного искового заявления. Что касается наступления срока исполнения требования истца по встречному иску (срочность), то данное обстоятельство должно устанавливаться в рамках рассмотрения соответствующего иска по существу.

После проведения исследования встречных исков, удовлетворение которых полностью или в части исключает удовлетворение первоначального иска (п. 2 ч. 3 ст. 132 АПК, абз. 3 ст. 138 ГПК РФ), автором делается вывод о том, что это единственная группа встречных исков, которая направлена именно на защиту ответчика против первоначального иска.

Проанализировав третье условие для принятия встречного иска (п. 3 ч. 3 ст. 132 АПК РФ, абз. 4 ст. 138 ГПК РФ), диссертант констатирует, что оно фактически означает “и в иных случаях по усмотрению суда”.

Третья глава “Характеристика отдельных средств защиты ответчика против иска в гражданском и арбитражном процессе” состоит из двух параграфов.

В первом параграфе “Возражение как средство защиты ответчика против иска” автором анализируется понятие, структура, субъекты и виды возражений против иска.

Доказывается, что адресатом возражений против иска является не только юрисдикционный орган, который разрешает дело, но и иные участники процесса, в первую очередь, истец.

Автором разделяется точка зрения Г.Д. Васильевой о возможности выделения предмета и основания возражений против иска. При этом под предметом возражений против иска следует понимать собственно позицию субъекта возражений, властное решение, которое должен принять юрисдикционный орган по результатам рассмотрения заявленных исковых требований: отказ в иске полностью или в части, окончание процесса без вынесения решения, замена соответствующего лица как ненадлежащего ответчика.

В свою очередь, под основанием возражений против иска следует понимать обоснование позиции субъекта возражений: 1) почему приведенные фактические обстоятельства имеют значение юридических фактов в конкретном деле с указанием применимых норм права; 2) почему на основании совокупности изложенных юридических фактов правоприменительный орган должен принять указанное в предмете возражений властное решение.

В диссертации отмечается, что в правовой литературе дискуссионным является вопрос относительно обязательности представления отзыва на исковое заявление (Д.Б. Абушенко, И.В. Решетникова). Проанализировав соответствующие аргументы, автором делается вывод, что, исходя из принципа состязательности, представление отзыва должно являться обязанностью ответчика, неисполнение которой влечет за собой неблагоприятные правовые последствия (позиция законодателя относительно санкции за пропуск срока представления отзыва на исковое заявление, установленная в рамках упрощенного производства в арбитражном процессе, является наиболее оптимальной).

В завершение анализа рассматриваемого средства защиты ответчика против иска обращается внимание на несколько тактических приемов построения возражений, которые нередко используются ответчиками при защите своих интересов в суде (построение возражений по принципу “двойной защиты”; “указание на смещение бремени доказывания”). Кроме того, отмечается, что затягивание процесса осуществления правосудия не может рассматриваться в качестве самостоятельной разновидности тактики защиты против иска, поскольку при её осуществлении задачи защиты ответчика (отказ в иске полностью или в части, завершение процесса без вынесения решения, выбытие защищающегося лица из процесса путем замены его как ненадлежащего ответчика на другое лицо) недостижимы.

Второй параграф “Запрет на осуществление судопроизводства (“anti-suit injunction”) как средство защиты ответчика против иска” посвящен исследованию одного из средств защиты ответчика против иска, не представленного в российской правовой системе – “запрету на осуществление судопроизводства” (“anti-suit injunction”).

Под запретом на осуществление судопроизводства понимается запрет гражданину или организации на инициирование или продолжение судебного процесса в том или ином суде, который указан в судебном акте о запрете судопроизводства, по причине несоблюдения (реальном или потенциальном) ими при обращении в суд правил подсудности.

В доктрине стран англо-саксонской системы права выделяются несколько видов запрета на осуществление судопроизводства. В зависимости от того, в каком государстве находится суд, в котором субъекту гражданского оборота запрещается инициировать или продолжать судебный процесс, выделяется внутригосударственный (domestic anti-suit injunction) и межгосударственный запрет судопроизводства (international anti-suit injunction).

Автором исследуется история появления запрета на осуществление судопроизводства. Делается вывод, что данное средство защиты зародилось как механизм политико-правовой борьбы между различными судами в рамках одного государства - Великобритании. На той или иной стадии развития внутригосударственной судебной системы такой инструмент был вполне оправдан. С помощью описываемой разновидности судебного запрета создавалось единое правовое пространство, единое право в рамках единой страны. Перенесение соответствующего опыта для гармонизации правил международной подсудности, устанавливаемых суверенными государствами, вряд ли возможно.

В тоже время в работе отмечается высокая эффективность запрета судопроизводства при осуществлении защиты своих интересов участниками международного гражданского оборота. Значительным преимуществом использования запрета на осуществление судопроизводства является наличие серьезной юридической ответственности за его неисполнение. Например, нарушение запрета на осуществление судопроизводства в Англии квалифицируется как неуважение к суду (квазиуголовное правонарушение).

Возможными санкциями за такое правонарушение является штраф, конфискация имущества и даже лишение свободы на срок до двух лет (Н. Эндрюс). Кроме того, вероятнее всего, что решение, вынесенное в нарушение запрета судопроизводства, не будет признано и не будет подлежать принудительному исполнению в стране, суд которой вынес соответствующий судебный запрет.

По результатам исследования возможности вынесения запрета на осуществление судопроизводства в поддержку арбитражных соглашений, автором делается вывод, что Федеральные суды США допускают вынесение подобных судебных запретов, в отличие от судов государств, на которые распространяется действие Регламента 44/2001, препятствующего, по мнению Суда Европейского Союза, вынесению запретов на осуществление судопроизводства в отношении процессов в судах государств-участников Регламента 44/2001.

Диссертантом анализируется допустимость вынесения запрета на осуществление судопроизводства российскими судами. Автор приходит к выводу, что в настоящий момент гражданское процессуальное и арбитражное процессуальное законодательство не содержат процессуальной формы, в рамках которой российским судом мог бы быть рассмотрен вопрос о вынесении запрета на осуществления судопроизводства. Вынесение указанной разновидности судебного запрета в рамках рассмотрения вопроса о принятии обеспечительных мер не полностью вписывается в систему российского цивилистического процесса, в частности, достаточно сложно соотнести запрет на осуществление судопроизводства с предметом заявленного искового требования.

Введение возможности вынесения запрета на осуществление судопроизводства могло бы способствовать более успешному участию российского правопорядка в конкуренции основных правовых систем в сфере защиты прав участников международного гражданского оборота.

Процессуальная форма для рассмотрения вопроса о вынесении запрета на осуществление судопроизводства могла бы быть создана посредством принятия решения об изменении действующего процессуального законодательства или толкования в практике высших органов судебной власти относительно содержания и рамок института обеспечительных мер.

В заключении формулируются основные выводы диссертационного исследования.

Работы, опубликованные по теме диссертации Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных изданиях, указанных в перечне ВАК 1. Комаров И.С. Ответчик в современном гражданском и арбитражном процессе России: некоторые вопросы // Арбитражный и гражданский процесс. – 2012. - № 4. – С. 11-16 (0,6 п.л.);

2. Комаров И.С. Встречный иск – разновидность соединения исков // Арбитражный и гражданский процесс. – 2012. - № 6. – С. 6-11 (0,6 п.л.);

Статьи, опубликованные в иных изданиях 3. Комаров И.С. Понятие “защита интересов ответчика в арбитражном процессе” // Актуальные вопросы публичного права: Материалы VII Всероссийской научной конференции молодых ученых и студентов (24-25 октября 2008 года) / Отв. ред. М.В. Гончаров. – Екатеринбург:

Издательский дом “Уральская государственная юридическая академия”, 2008. - С. 474-478 (0,2 п.л.);

4. Комаров И.С. Средства и способы защиты прав ответчика в арбитражном процессе // Права человека и их защита в условиях глобализации обновляющегося многополярного мира: международно-правовой и внутригосударственный аспекты: Материалы III Международной научнопрактической конференции студентов и аспирантов, посвященной 60-летию со дня принятия Всеобщей декларации прав человека 1948 г. / Сост.

С.А. Алексеев, А.М. Гаврилов, Р.А. Сакулин. – Казань: Изд-во Казан. гос. унта, 2008. - С. 293-295 (0,1 п.л.);

5. Комаров И.С. О некоторых вопросах применения и совершенствования законодательства о встречном иске в арбитражном процессе Российской Федерации // Правовая система и вызовы современности: Материалы VI Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых 79 декабря 2009 г. Часть II. – Уфа: РИО БашГУ, 2009. - С. 212-215 (0,2 п.л.);

6. Комаров И.С. О месте норм, посвященных защите ответчика против иска, в системе гражданского (арбитражного) процессуального права // Российская юстиция и права человека на современном этапе развития:

материалы X Межрегиональной научно-практической конференции Института юстиции Уральской государственной юридической академии (ноябрь-декабрь 2011 года) / Отв. ред. М.В. Гончаров. – Екатеринбург:

Издательство УМЦ УПИ, 2012. – С. 126-129 (0,2 п.л.);

7. Комаров И.С. Правовая природа встречного иска // Эволюция российского права: тезисы докладов X Всероссийской научной конференции молодых ученых и студентов (Екатеринбург, 20-21 апреля 2012 года) / Уральская государственная юридическая академия. – Екатеринбург, 2012. - С. 107-1(0,1 п.л.).






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.