WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Баранов Всеволод Федорович

Возникновение и развитие английского общего права

в XII-XVII веках

12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва - 2012

Работа выполнена

в Московской государственной юридической академии

имени О.Е. Кутафина

Научный руководитель

Доктор юридических наук, доцент

Поликарпова Елена Васильевна

Официальные оппоненты:

Доктор юридических наук, профессор,

ректор Московской государственной академии

водного транспорта

Чибиряев Станислав Архипович

Кандидат юридических наук, доцент,

Московский университет МВД Российской Федерации,

доцент кафедры истории государства и права

Яцкова Анна Павловна

Ведущая организация

Российская академия правосудия

Защита диссертации состоится 26 декабря 2012 года в 13.00 на заседании диссертационного совета Д 212.123.02 на базе Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина, г. Москва, 123995, ул. Садовая Кудринская, д. 9, зал заседаний диссертационных советов.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина.

Автореферат разослан «___»____________2012 года

Ученый секретарь

диссертационного совета,

заслуженный деятель науки

Российской Федерации,

доктор юридических наук,

профессор                 Н.А. Михалева

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Английское общее право – одна из старейших правовых систем Европы. Значительную роль в ее формировании сыграли королевские суды и их деятельность.

Общее право несет на себе глубокий отпечаток его истории, специфики условий, в которых оно возникло и развивалось.

На протяжении веков английское общее право представляло собой систему исковых форм и правовых средств судебной защиты. Отсюда традиционное придание особого значения процессуальному праву. Сохраняются и иные особенности общего права. От других правовых систем его отличает особая роль прецедента, как одного из наиболее важных источников права. Согласно существующим правилам, суд, при рассмотрении какого бы то ни было дела, является формально связанным решением по аналогичным вопросам, вынесенным вышестоящим судом или судом той же инстанции. В английской правовой системе отсутствует также четко выраженное по сравнению с континентальными системами деление на отрасли права.

В современной научной литературе широкое распространение получил термин «англо-американское право», который употребляется как синоним «англосаксонского права». Вместе с тем, праву США прусущ ряд отличий, что вызывает вопрос о правомерности употребления данного термина.

Среди особенностей, отличающих правовую систему США от английской правовой системы, можно указать на наличие писаной Конституции, бльшую значимость законодательства по сравнению со статутом в английском праве; бльшую подверженность кодификации; важную, но в меньшей мере доминирующую роль судебной практики.

Однако не стоит преувеличивать все эти отличия. В США в общем сохраняются концепции, способ мышления и теория источников английского права. Можно также наблюдать и отчетливый параллелизм в развитии английского и американского права. Общие черты развития английского и американского права говорят об их сходстве, о том, что обе правовые системы имеют общую основу.

Таким образом, термин «англо-американское право» вполне уместен, но применять его следует с осторожностью. Дело в том, что эволюция общего права вплоть до конца XVIII в. являлась эволюцией исключительно английского общего права. Лишь в конце XIX – начале XX века США становятся активным субъектом международных отношений и начинают оказывать серьезное воздействие на развитие общемирового права1. Следовательно, начиная с этого периода можно говорить об англо-американском праве.

Роль английского общего права в процессе становления правовой системы США и развитие англо-американского права в значительной мере определяют актуальность данного исследования.

Говоря об актуальности данной темы, следует особо выделить ещё три момента.

Во-первых, английское общее право явилось той основой, на которой возникли многие из современных правовых систем. Бывшие доминионы и колонии Великобритании, добившись независимости и создавая свои национальные правовые системы, во многом, если и не во всём, следовали модели страны-метрополии.

Во-вторых, следует обратить внимание на то влияние, которое английское общее право оказало на развитие континентальных правовых систем в XVIII – XX веках.

И, наконец, в-третьих, одним из важнейших моментов, определяющих актуальность данного исследования, являются тенденции, проявившиеся в развитии континентальных законодательств в новейшее время.

На практике континентальные кодексы оказались не такими всеохватывающими и исчерпывающими, какими они представлялись в теории. Это обусловило возрастание роли судебной практики, а значит и прецедента.

В данной ситуации представляется весьма полезным ознакомление с историческим правовым опытом Англии, где судебной практике придавалось большое значение, и прецедент признан полноценным источником права.

В отличие от Англии, в российской правовой системе судебная практика формально не признается источником права. Между тем, многие ученые указывают на то, что фактически дело обстоит иначе. При наличии пробелов в законодательстве, его относительном отставании от жизни, центральные органы юстиции, включая Верховный Суд, Высший Арбитражный Суд, Конституционный Суд Российской Федерации, вынуждены формулировать нормы, вносящие своего рода дополнения в действующую систему нормативного регулирования. Это и ряд других обстоятельств доказывают, что в настоящее время судебная практика фактически является источником права и в российской правовой системе.

В этой связи, представляется весьма важным ознакомление с английской доктриной судебного прецедента.

Таким образом, диссертант приходит к мнению о целесообразности рецепции отдельных подходов английского общего права, прошедших проверку временем и доказавших свою ценность.

Следовательно, актуальность данного исследования определяется тем значением, которое имело в прошлом и продолжает иметь в настоящем английское общее право для развития общемирового и, в том числе, российского права.

Степень разработанности темы и теоретическая база исследования.

Настоящим началом серьезного изучения истории английского права считается выступление в октябре 1888 г. профессора Ф.У. Мейтлэнда в Кембридже с лекцией «Почему до сих пор не написана история английского права?». Мейтлэнд обратил внимание на отсутствие у практикующих юристов интереса к истории национального права. Он подчеркивал, что «изучение истории английского права неотделимо от изучения самого права, и юристы при рассмотрении современных проблем были склонны использовать устаревший подход, что явилось результатом образования. Как правило, они интересовались не историей как таковой, а значимостью и полезностью результатов исторических событий для настоящего момента…»2.

Мейтлэнда можно считать одним из основоположников истории английского права. Он сделал больше, чем кто-либо другой для определения основы его изучения.

В своей речи Мейтлэнд обращался не только к своим соотечественникам: «...Здесь огромное поле деятельности для иностранцев: и французов, и немцев, и русских; каждый может внести посильный вклад, каждому есть, где приложить свои усилия...»3.

Упоминание о русских не случайно. Мейтлэнд имел в виду  П.Г. Виноградова4, профессора Московского университета, приехавшего в Великобританию в 1883 г. для сбора материалов для докторской диссертации.

Мейтлэнд знал его лично и очень ценил. П.Г. Виноградов сделал очень много для исследований английского права. Более 12 лет после смерти Мейтлэнда он совместно с Поллоком, другим видным ученым занимал пост директора Селденского общества, публикующего материалы по истории английского права. Созданное в 1887 г., «чтобы способствовать изучению и совершенствованию знаний по истории английского права», оно продолжает свою деятельность и по сей день5.

Российская историческая наука всегда проявляла большой интерес к истории Англии. Такие имена, как Д.М. Петрушевский6 и А.Н. Косминский, М.М. Ковалевский7 и А.Н. Савин8, навеки вошли в мировую историческую науку.

Особо хотелось бы отметить труд Д.М. Петрушевского «Очерки из истории английского государства и общества в средние века»9. Написана эта работа была в тридцатых годах прошлого века и с тех пор выдержала пять изданий. Ценность ее заключается в том внимании, которое автор уделяет становлению государственных и правовых институтов в Англии XI-XIII вв. и их взаимодействию.

Так, Петрушевский подробно останавливается на анализе законодательной деятельности Генриха II, её роли, как основы формирования общего права, дает оценку судебной реформе с точки зрения её значения для создания предпосылок возникновения представительных органов. Большой интерес представляет раздел названной книги, посвященный ассизам Генриха II и его преемников.

За рубежом, в первую очередь в английской и американской исторической науке, интерес к истории и значению английского общего права довольно высок. В ходе исследования использовано 190 различных работ.

В первую очередь следует отметить канонический труд по истории английского права, написанный самими основателями данного направления, Ф. Поллоком и Ф. Мейтлэндом в 1895 г. Работа так и называлась – «История английского права»10 и включает в себя два тома.

В 1922-1926 гг. одноименный труд пишет другой видный английский ученый, Голдсуорт. Его шестнадцатитомная «История английского права»11 на сегодняшний день может считаться наиболее полным исследованием данной проблемы.

Особо хотелось бы отметить вклад профессора Средней истории и истории права Гентского университета Ван Каенегема. Его работы «Рождение английского общего права» и «Королевские приказы в Англии»12 содержат исследование условий и обстоятельств зарождения и начального этапа (до 1200 г.) развития английского общего права, и его основных элементов.

Среди зарубежных работ, переведенных на русский язык и изданных в нашей стране, следует отметить труд известного французского историка Шарля Пти-Дютайи «Феодальная монархия во Франции и в Англии X-XIII веков».  К несомненным достоинствам монографии Шарля Пти-Дютайи следует отнести подробный сравнительный анализ французских и английских государственных и правовых институтов X-XIII вв. Рассмотрена также преемственность между англосаксонскими и англонормандскими правовыми институтами.

Следует упомянуть работу Артура Брайанта «Эпоха рыцарства в истории Англии». Представляет наибольший интерес глава, где рассмотрена законодательная деятельность Эдуарда I в последней четверти XIII в., связь между развитием права и парламентаризма.

Объектом исследования автор определил историю возникновения и становления английского общего права в период XI-XV вв. и права справедливости в период XV-XVII вв., характер их взаимодействия и роли в формировании современного английского права в период XVII-XX вв.

Соответственно предметом исследования является историко-правовой анализ процессов возникновения, становления и взаимодействия английского общего права и права справедливости, условий и предпосылок их возникновения, основных закономерностей их развития и функционирования. 

В фокусе исследования лежит период возникновения и становления системы английского общего права в её законченном виде, т.е. период XII-XVII вв.

Основной целью исследования являются установление и анализ причин, условий и процессов, которые позволили английскому общему праву занять на современном этапе место одной из ведущих правовых систем мира.

Для достижения данных целей в диссертации были поставлены следующие задачи:

– проследить эволюцию и охарактеризовать уровень развития англосаксонских правовых институтов до 1066 г.;

– проанализировать изменения в английских правовых институтах после 1066 г. и формирование условий и предпосылок для зарождения и становления общего права;

– исследовать процесс формирования, структуру и характер деятельности судов общего права в XI-XIII вв.;

– определить основные пути формирования норм общего права и роль юридической практики и «королевских приказов» суду о праве в данном процессе;

– определить место и роль прецедента в английском общем праве;

– проследить генетическую связь между континентальными и английскими правовыми институтами;

– определить особенности английского общего права и дать им объяснение;

– рассмотреть причины кризиса общего права в XIV-XV вв. и формирование параллельной системы – суда справедливости;

– рассмотреть и охарактеризовать процесс воздействия английского общего права на континентальное и международное право в XVII-XX вв.;

– определить, какие элементы и институты английского общего права, зародившиеся в период Средневековья, получили свое развитие в период Нового времени и оказались востребованы современным правом.

Методологической основой данного исследования является диалектико-материалистический метод познания. С его помощью определяется и теоретически отражается реальный исторический путь, который прошло английское право за многие века своего существования. С помощью диалектико-материалистического метода внимание исследователя акцентируется на связях права с государством, с иными социальными явлениями, институтами и учреждениями, их взаимодействии. Английское право рассматривается в динамике – с точки зрения его эволюционного, а подчас и революционного развития, под углом зрения взаимодействия его с окружающей политической, экономической, социальной и иной средой.

В рамках диалектико-материалистического метода использовались частнонаучные методы, присущие, как исторической так и юридической наукам. Основными методами, использовавшимися в ходе работы, явились системно-структурный, формально-логический и сравнительно-исторический методы. Большое значение имел также и метод историко-правового анализа. Все явления рассматриваются в историческом аспекте.

Источниковая база диссертационного исследования весьма обширна. Были привлечены следующие группы источников:

1. Законодательство. В той части, где рассматривается история становления права в англосаксонский период, были использованы  многочисленные дошедшие до нас законники или "правды" англосаксонских королей, в том числе «правда» короля Альфреда Великого. К этому же периоду относится и законник короля Кнута Датского. Эти раннефеодальные источники значительно устарели к моменту нормандского завоевания 1066 г.

Настоящим началом английского законодательства следует считать вторую половину XII в., когда были изданы ассизы Генриха II. Важность этих документов заключается как в их значении для развития теории, так и для будущего законодательства, в них впервые были закреплены основополагающие принципы и нормы общего права. Именно ассизы определили характер законодательства и направление, по которому предстояло развиваться. Несколько позже, в конце XIII в. появляется более совершенная форма законодательного акта – статут. Статут – законодательный акт высшей юридической силы, закон, принимаемый королем в совете со своей Курией. В дальнейшем под статутом стали понимать законодательный акт, изданный парламентом.

2. Говоря об источниках английского права, нельзя не упомянуть о Великой Хартии вольностей английской нации 1215 г. В рамках данного исследования Великая Хартия представляет особый интерес в качестве историко-правового документа, формулирующего ряд важнейших юридических принципов судебно-административной системы английского феодального государства.

3. Одним из основных источников английского общего права является прецедент. Судебный прецедент – это решение суда по конкретному делу, получившее расширенную разработку и признанное эталоном для всех других аналогичных дел.

Начало регистраций судебных решений было положено в 1189 г. Тогда же судьи начали составлять для собственных нужд правовые заметки со ссылками на обычаи и предписания, которые могли быть использованы как прецедент. В качестве примера можно привести сборник, известный под названием «Брактонская тетрадь» (середина XIII в.). К концу XIII в. появляются Ежегодники (или «Годовые книги») – серии кратких описаний судебных решений. Они включали изложение юридических споров между судьями и барристерами по вопросам содержания заявления и по процедурным вопросам. К XV в. Ежегодники затрагивают многие аспекты материального права13.

4. Из правовых документов XII-XIII вв. большое значение для развития английского общего права имели, так называемые королевские приказы суду о праве (Writs). Наряду с судебной практикой королевский приказ являлся одним из важнейших источников формирования судебного прецедента.

5. Юридические трактаты. Особый интерес представляет «Трактат о законах и обычаях королевства Английского», авторство которого традиционно приписывается Ранульфу Гленвиллу, старшему юстициарию Генриха II.

Этот трактат подвел итог всего XII столетия, как переломного для английского права. Способ подачи материала, широта понимания проблем в действующем на тот момент праве, точность в определении предела различных юрисдикций и доступность объяснения – всеми этими качествами обладал трактат Гленвилла.





Другим виднейшим мыслителем являлся Генрих де Брактон (XIII в.), английский юрист, составитель сборников процессуальных форм английского общего права. Брактон был одним из немногих, кто предпринял попытку изложить в понятном для всех виде английское общее право.

Указанные работы, объяснявшие и комментировавшие общее право, вдохновляли позднейших юристов и судей на его дальнейшее развитие.

Одной из наиболее выдающихся работ по вопросам английского права, которую по своему значению можно поставить в один ряд с трактатами Гленвилла и Брактона, является труд Э. Кока «Институты английского права», опубликованный в 1628- 1642 гг. Другие наиболее примечательные работы данного периода – это труд Литлтона о владении, написанный в конце XV в., работа Фортескью «В похвалу законам Англии» (“De Laudibus Legum Angliae”) 1470 г. и диалоги между приверженцем римского права и приверженцем общего права, опубликованные в 1523-1532 гг. Сен-Жерменом под названием «Профессор и студент».

Уголовному праву и некоторым другим вопросам общего права были посвящены работы Фитцхерберта (XVI в.), Блэкстона (XVII в.), а также Хейла (XVII в.).

Научная новизна исследования. Представляется, что в целом история английского общего права изучена достаточно хорошо. Вместе с тем, по нашему мнению, есть ряд вопросов, которые либо не получили, либо получили недостаточно внимания в историко-правовой литературе. В данной работе мы постарались восполнить имеющиеся пробелы.

  1. Первым моментом, определяющим новизну исследования, является то, что в нем особое внимание уделяется вопросу о роли королевских приказов суду о праве. Подробно рассматривается предыстория возникновения данного института в англо-саксонскую эпоху и анжуйский периоды от акта королевской воли до полноценного юридического документа.

По мнению автора, исключительно важная роль в формировании английского общего права принадлежит в первую очередь институту королевского приказа суду о праве.

После 1066 г. основную роль в формировании прецедентных норм играли королевские разъездные судьи, их судебная практика.

Однако, со времени Генриха I Боклерка (1100-1135) королевская власть активно включается в правосудную деятельность, стремясь ограничить юрисдикционные права феодальных сеньоров, принимая на себя роль верховного охранителя права в стране, не связанного никакими феодальными ограничениями14.

Отдавая дань заслугам Генриха I, современники прозвали его «львом правосудия». В своей деятельности он использовал унаследованный от англосаксонских предшественников институт – королевский приказ суду о праве. Если первоначально данный приказ представлял собой лишь акт королевской воли, то в дальнейшем, во второй половине XII в., приказ суду превратился в полноценный юридический документ. Во времена Генриха II Плантагенета (1154-1189) королевские приказы суду были стандартизированы и приведены в строгую систему. Многие из них вошли в состав законодательных актов, ассиз.

Таким образом, приказы выступили и как источник прецедента и как источник законодательства.

2. Вторым моментом, определяющим новизну исследования, является комплексный подход к исследованию общего права. Автор стремится показать, что модернизация английского права, предпринятая в XII-XIII вв. и его эволюция явились элементом широкомасштабного Ренессанса XII в.

3. Исходя из того, что система общего права имела серьезное политическое значение, автор анализирует взаимосвязь и взаимодействие процессов становления нормативной основы общего права, деятельность судей общего права и процесса политических преобразований.

4. Одним из достижений английской правовой практики явилось создание института жюри присяжных. В данной работе уделяется особое внимание проблеме возникновения института жюри присяжных, предпосылкам его возникновения, национальным и континентальным корням, вопросам его становления, как особого способа следствия и юридического доказательства, а также значения для правовой системы страны и для формирования ее политических институтов.

Вопрос о происхождении института жюри присяжных, его исторических корнях вызывает немало споров среди историков. Автор рассматривает несколько концепций.

Так, в конце XVII – начале XIX вв. некоторые ученые, в первую очередь немецкие рассматривали в качестве прообраза института жюри, племенные собрания у древних германцев в эпоху военной демократии. Однако далее туманных рассуждений, где было больше романтики, чем научного анализа, сторонники данной концепции не пошли.

Иную теорию выдвинул немецкий ученый Генрих Бруннер15 в работе «Происхождение суда присяжных», изданной в 1871 г16. С его точки зрения, следы данного института следует искать в древнем каролингском «inquisitio» (розыске). Таким образом, жюри представлено, как институт, возникший из авторитарной и деспотичной системы континентального происхождения, используемой, в первую очередь, в фискальных целях. Лишь позже данный институт был модернизирован, якобы, опять лишь по воле и решению королевской власти и стал одним из основных элементов английского общего права.

Возможно, что взгляды Бруннера не бесспорны, но с ним соглашается и французский историк Шарль Пти-Дютайи: «Это было учреждение франкского происхождения: франкские короли пользовались присяжными, чтобы обнаружить преступников и чиновников-лихоимцев; Вильгельм Завоеватель ввёл институт присяжных в Англии… Генриху II принадлежит честь превращения их в судебное учреждение»17.

В то же время Шарль Пти-Дютайи признает, что институт подобный обвинительным присяжным существовал в Англии со времен скандинавского завоевания в графствах наиболее проникнутых скандинавизмом.

Еще более конкретно об этом заявляет русский историк Д.М. Петрушевский, ссылаясь на закон короля Этельреда II (978-1016 гг.), где подробно описана процедура избрания присяжных и их приведения к присяге18.

По мнению диссертанта, ближе всего к истине концепция, предложенная профессором Гентского университета Ван Каенегемом. По его мнению, институт присяжных стал результатом синтеза трех правовых традиций: скандинавской, франкской и чисто национальной, английской. Институт жюри на государственном уровне был введен нормандцами, познакомившимися с ним на нижней Сене. Но стало это возможным благодаря тому, что использование жюри на местном уровне было известно в Англии еще в англосаксонские времена и имело прочные национальные корни19.

5. Пятый момент, определяющий новизну исследования, состоит в следующем. Исходя из того, что англосаксонская система права является одной из ведущих правовых систем современности, в работе уделено особое внимание вопросу рецепции ряда английских институтов, норм и концепций континентальными правовыми системами в XVIII-XX вв., влиянию английских правовых доктрин и идей на развитие общемировой науки права.

В работе критически рассмотрена английская доктрина судебного прецедента и проанализированы ее отдельные элементы и положения с точки зрения их применимости в российском праве.

Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в следующем.

Материалы, представленные в диссертации, результаты, полученные в ходе их анализа, и сделанные выводы могут быть использованы:

во-первых, в учебном процессе, как на юридических, так и исторических факультетах, при подготовке программ и пособий по истории права и государства зарубежных стран;

во-вторых, в законотворческой работе и при прогнозировании процессов в праве, использовании позитивного правового опыта зарубежных стран, извлечении уроков из имеющихся недостатков и их исправлении;

в-третьих, они могут быть полезны при теоретических исследованиях проблем и анализе путей становления и развития права в различных государствах;

и, наконец, в-четвертых, они могут быть использованы при проведении теоретических исследований не только в области истории  права и государства, но и иных направлений: в социологии, политологии, сравнительной истории, социальной психологии.

Положения, выносимые на защиту, состоят в следующем.

1. Достижения нормандской и анжуйской династий в создании  английской системы права, получившей название «общего права» («Common Law»), были в значительной мере обусловлены высоким уровнем правовой культуры, достигнутым англосаксонским обществом к середине XI в.

2. Важнейшая роль в становлении системы английского общего права принадлежит институту «королевского приказа суду о праве».

3. В институтах английского общего права прослеживается генетическая связь с континентальными правовыми институтами (к примеру, институт жюри присяжных, его компетенция, функции, сфера применения).

Английское общее право формировалось в ходе взаимодействия и взаимовлияния континентальной (франко-нормандской) и национальной (англо-саксонской) правовых традиций и институтов. Нормандцы были носителями французской правовой культуры. В то же время, завоеватели сумели оценить и воспринять ряд достижений англосаксонской правовой системы (институт шерифа, королевский приказ, манориальная организация, суды и др.).

4. Институт жюри присяжных, сложившийся в Англии, сыграл выдающуюся роль не только в становлении английского общего права, но и английской политической системы.

5. Модернизация английского права, проведенная сперва в XII, а затем в XV-XVI вв., была вызвана не только проблемами чисто национального характера, но и тесно связана с общеевропейскими процессами.

Реформы английского права, породившие общее право во второй половине XII в. и право справедливости в середине XV в. не были явлениями, изолированными от общеевропейских процессов, имевших место в ту же эпоху в соседних с Англией странах.  XII в. был веком второго в истории Европы Ренессанса, проявившегося во всех сферах общественной жизни и охватившего многие регионы (о чём свидетельствуют названия: «нормандский ренессанс», «провансальский ренессанс» и др.). Возросший профессионализм судейского корпуса, совершенствование, специализация и централизация всей системы были приметой времени и наблюдались не только в Англии, но и во Франции, в Италии. Ещё большее значение имел Ренессанс XIV-XVI вв., получивший название Великого Ренессанса или Возрождения.

6. Английское общее право оказало значительное влияние на развитие правовых систем континентальной Европы.

7. Автор обращает внимание на возможность применения отдельных элементов английской доктрины прецедента для выработки самостоятельной российской доктрины прецедента.

Апробация результатов исследования.

Рукопись диссертации обсуждена и одобрена на заседании кафедры истории государства и права Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина 17 мая 2011 г. Основные положения диссертации излагались автором на ежегодных научных конференциях «Актуальные социально-экономические проблемы развития России» (Московская финансово-юридическая академия, 2004 и 2005 гг.), на V международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы гуманитарных и социально-экономических наук» (Московская финансово-юридическая академия, 2005 г.), а также в опубликованных автором семнадцати (17) научных работах.

Структурно диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ.

Во введении обосновывается актуальность и новизна исследования, теоретическая и практическая значимость работы, определяется ее цель и задачи, объект и предмет исследования, его методологическая основа, приводятся основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава – «Начальный этап становления английского общего права» - состоит из двух параграфов, посвященных рассмотрению предпосылок и процесса зарождения и возникновения общего права; становления его основных элементов.

К начальному этапу автор относит период 1066-1200 г. Объяснение этого состоит в следующем. В 1066 г. Англия была завоевана герцогом Нормандии Вильгельмом, получившим имя Завоевателя. Став королем Англии, Вильгельм Завоеватель провел ряд реформ и предпринял серию важных нововведений. Он заложил ту основу, на которой его преемникам удалось создать правовую систему, получившую название английского общего права. Основные подходы к общему праву, его основные, базовые элементы и направления, по которому ему предстояло развиваться, были определены в эпоху Генриха II Плантагенета (1154-1189), первого представителя Анжуйской династии на английском престоле. Важное значение данной эпохи для становления английского общего права никем не оспаривается. Высокую оценку деятельности Генриха II и его администрации дал выдающийся российский историк П.Г. Виноградов: «В это царствование, действительно, намечается тот порядок правления, которым жила Англия XII – XIV вв. Еще нет тех конституционных сдержек, того общественного давления, которое мало по малу вырастает именно в эти века. Но под охраной короля в связи с его личной властью образуется правительственный порядок, сделавшийся основой всего средневекового юридического быта, а косвенно и юридического быта всей современной Англии. При нем сложились основы того судопроизводства и судоустройства, которые до сих пор господствуют в Англии»20.

Таким образом, около 1200 г. основные черты общего права уже сложились. Поэтому можно рассматривать период 1066-1200 гг., как начальный этап становления английского общего права. Основными достижениями данного периода явились создание системы судов общего права и становление его нормативной основы.

Первый параграф главы 1 посвящен созданию системы судов общего права в период XI XII вв. Рассмотрены процесс возникновения судов общего права, история их утверждения, структура, характер и форма их деятельности и компетенция. Рассматривается также социальный состав и статус судей общего права. При этом, подчеркивается тот факт, что в процессе своей реформаторской деятельности нормандские и анжуйские короли широко пользовались достижениями своих предшественников, англосаксонских королей. Соответственно, в первом параграфе уделено значительное внимание тем подходам к общему праву, которые проявились до 1066 г. (королевский суд, попытки унификации законодательства, язык юридических актов).

В параграфе втором главы 1 рассматривается история становления системы норм общего права в период XI-XII вв. Известно, что главным источником норм общего права является прецедент. Поэтому английское общее право также называют прецедентным правом. Однако необходимо сделать важную оговорку. На всём протяжении своей истории английское общее право развивалось не только благодаря становлению и узаконению прецедентных норм. Поэтому, называть английское общее право прецедентным можно лишь с некоторой долей условности. Речь может идти лишь о значительном удельном весе прецедента в английской правовой системе и особой роли суда в Англии.

На протяжении ста лет, последовавших после завоевания 1066 г., королевские разъездные судьи разбирали дела и выносили решения, руководствуясь феодальными обычаями и местными правовыми установлениями.

Большую роль играло и законодательство.  Уже с середины XII в. верховный законодатель в лице королевской власти решительно вторгается в правотворческий процесс. В первую очередь, это выразилось в издании целого ряда законодательных актов – ассиз. Несмотря на то, что ассизы не охватывали все сферы общественных отношений, регулируемых правом, в них нашли свое правовое воплощение все те аспекты, которые были наиболее актуальны для феодального общества XII – XIII вв.: защита владения от неправомерного посягательства, передача земли по наследству, вопросы взаимоотношений светской власти с церковью и о пределах их юрисдикций. В ассизах были сформулированы положения о новом порядке проведения следственных действий и судебной процедуры.

Таким образом, именно в ассизах были закреплены исходные, основополагающие, базовые положения, на которых в дальнейшем формировалось и развивалось английское общее право.

И не случайно в дальнейшем английское общее право делало успехи в своем развитии тогда, когда законодатель проявлял наибольшую активность. В эпоху Эдуарда I, благодаря деятельности короля и его администрации, была выработана более совершенная, чем ассиза, форма законодательного акта – статут (закон). Статуты эпохи Эдуарда I принимались королем «с совета и согласия» парламента. Несколько позже статутом стали называть закон, изданный парламентом. Королевские же законодательные акты получили название ордонансов. Следует отметить, что неуклонное повышение авторитета статутного права является основной тенденцией развития английского права вплоть до нашего времени. В настоящее время общепринято, что статутное право имеет определенные преимущества перед судебным прецедентом. Так, если прецедент противоречит закону, то суды обязаны применять закон.

Вместе с тем, суды по-прежнему обладают правом толковать закон, и это их право не может быть ограничено никаким законом. Поэтому прецедент в Англии продолжают рассматривать как важный источник норм права.

Прецедент формировался двумя путями. Объем и сложность данного вопроса обусловили разделение параграфа второго на два подпараграфа.

В подпараграфе первом рассматривается роль юридической практики, как источника норм английского права.

Исторически первым источником норм английского общего права явилась юридическая практика королевских разъездных судей. В своей деятельности они опирались на феодальные правовые обычаи, занесенные завоевателями из Нормандии. Однако и ряд норм из англосаксонских установлений также продолжал использоваться некоторое время после завоевания, особенно в тех делах, где сторонами являлись англичане, а не нормандцы. Именно в это время начали формироваться предпосылки правила прецедента.

Во втором подпраграфе рассматривается роль королевского приказа суду о праве. Особое внимание, уделяемое этому вопросу, связано с ролью данного института в становлении английского общего права. Тщательная разработка данного аспекта определяет один из моментов новизны работы.

Королевский приказ был известен еще в англосаксонскую эпоху как административный и правовой инструмент. Древнейшие из известных науке текстов королевских приказов относятся ко времени правления короля Этельреда II (978-1016)21, древнейшие из дошедших до нас оригиналов – к эпохе Эдуарда Исповедника. Прогресс в административной системе Англии X в. был достаточно велик, и не приходится удивляться появлению столь сравнительно сложного института как королевский приказ22.

Он был взят на вооружение и развит королями нормандской и анжуйской династий. Но и во времена англосаксонских королей и в нормандский период королевский приказ о праве представлял собой в первую очередь не юридический, а административный документ, обеспечивавший королевской власти вмешательство в дела правосудия. Лишь во второй половине XII в., благодаря реформаторской деятельности короля Генриха II Плантагенета и его администрации, были приняты законодательные акты – ассизы, фактически превратившие королевский приказ о праве в полноценный юридический документ, подведя под него юридическую основу.

Ассизы упорядочили юридическую практику королевских судей (Кларендонская ассиза 1166 г. и Нортгэмптонская ассиза 1176 г. по своему содержанию представляли собой инструкции для их деятельности). Именно со второй половины XII в. ассиза стала играть определяющую роль в формировании норм английского общего права. В дальнейшем, по мере развития общественных отношений вводились новые формы приказов о праве, что потребовало около 1200 г. их упорядочения и сведения в единый список.

Так появился реестр приказов. Старейшие из дошедших до нас списков приказов датируются 1220 г. Новые приказы разрабатывались по мере развития законодательства и вносились в Реестр. Со времени этих старейших списков до нового печатного Реестра 1531 г. число приказов значительно увеличилось23. Официальный Великий Реестр24, скорее всего, хранился в канцелярии лорда-канцлера25 (хотя ни одной копии не сохранилось), и множество неофициальных реестров находилось в руках частных лиц, как и другие документы, служившие «оружием в правовых битвах»26. Можно утверждать, что Реестр Приказов, возможно в виде обычного свитка, уже использовался в XII в.27

Постепенно была разработана довольно совершенная система приказов.

В средние века общее право являлось сердцевиной, основной частью правовой системы Англии. Однако в нее внедрялись и иные элементы. Например, города пользовались, главным образом, нормами торгового права, сильно отличавшегося от норм общего права. Брачно-семейное право и некоторые другие дела находились под сильным влиянием канонического права. Английские короли вели борьбу с церковью, стремясь сузить границы ее юрисдикции, но некоторые дела оставались подсудны церкви вплоть до середины XIX в. Нормы же торгового права во второй половине XVIII в. были интегрированы общим правом, в результате чего была достигнута унификация гражданского и торгового права.

В главе 2 рассматривается «Эволюция английского общего права в период XIII - XVII вв. и формирование права справедливости». Анализируются причины и обстоятельства становления и развития права справедливости, его природа, характер взаимодействия с общим правом, и значение для модернизации и совершенствования правовой системы Англии.

Глава 2 разделена на три параграфа.

В параграфе первом рассматривается эволюция общего права в XIIIв. Данный процесс носил в целом довольно успешный поступательный характер. Связано это с эффективной и успешной деятельностью правнука Генриха II Эдуарда I - второго английского короля-реформатора, получившего за свою законодательную активность имя «английского Юстиниана».

Эдуард  I вступил на английский престол в сложное для страны время.  Ему пришлось сделать то же самое, что и Генриху II. Как Генрих II после смуты Стефана Блуасского должен был привести государство в порядок, так и Эдуарду I нужно было прежде всего восстановить законный порядок и уважение к праву28.

Характеризуя данный период в истории английского общего права, следует отметить, что Эдуард I действовал в духе политики Генриха II, как его продолжатель, но уже в иных исторических условиях.

На начальном этапе становления (XI – XII вв.) английское общее право было чисто феодальным. Его творцы, королевская власть и судьи, стремились в первую очередь создать право, гармонизировавшее отношения между различными социальными группами феодалов и обеспечивающее их господство над зависимыми классами несвободных, вилланов и сервов.

Но к XIII в. ситуация сильно изменилась:

Во-первых, в конце XIII – начале XIV в., в связи с активным ростом городов, в недрах феодализма стали вызревать и развиваться буржуазные по своему характеру отношения, требовавшие своего законодательного закрепления.

Во-вторых, в XIII в. римское право достигло значительных успехов. Оно уже не представлялось правом, «висящим в воздухе». Ученые правоведы болонской школы, комментируя и толкуя нормы римского права, смогли приспособить его к нуждам средневекового общества.  С начала XIV в. римское право уже представляет собой серьезную альтернативу английскому общему праву.

И, в-третьих, в ходе так называемых «гражданских войн» первой половины XIII в., или, иначе говоря, «битв за Парламент» в Англии появился новый институт, с силой которого вынужден был считаться даже такой могущественный государь, каким являлся Эдуард I. Собственно говоря, при Эдуарде I и были заложены основы конституционного строя Англии29.

Все это сыграло в дальнейшем серьезную роль в истории становления английского права.

В параграфе втором главы 2 внимание обращается на кризисные явления, проявившиеся в системе общего права в XIV-XV вв. Общее право достигло значительных успехов в своем развитии, но будучи правом по преимуществу феодальным, оно не могло найти адекватного ответа на те отношения коммерческого оборота, которые не вписывались в узкие феодальные рамки.

Отчасти Эдуарду I удалось отсрочить кризис, включая в систему общего права отдельные статуты, распространявшие его действия на ранее не затронутые правовым регулированием сферы.

Другим способом преодоления кризисных явлений стали фикции. Фикции - это юридически условное предположение о существовании того, что на самом деле отсутствует или существует лишь как некая юридическая условность, но условное существование которой устраивает всех, и в первую очередь суд.

Но всё это лишь отсрочило кризис.

В результате сложилась парадоксальная ситуация. Англия, предпринявшая широкомасштабную правовую реформу на сто лет раньше всех прочих стран Европы, к середине XV в. оказалась перед необходимостью вновь реформировать свою правовую систему.

В параграфе третьем главы 2 рассматривается процесс формирования права справедливости и его роль в модернизации английского права в период XV-XVII вв. Учитывая особую сложность и значимость вопроса, третий параграф разделен на пять подпараграфов.

В первом подпараграфе рассматриваются предпосылки и причины появления параллельной системы права. Основной причиной явилось то, что в XIV-XV вв. возникли многие новые общественные отношения. Они  нуждались в правовом регулировании, но не могли быть урегулированы в рамках системы общего права. Стороны не могли найти удовлетворения в обычных судах общего права, либо считали их решения неправильными и старались добиться их пересмотра. В такой ситуации оставался один выход – обратиться напрямую к королю, как высшему «гаранту права и справедливости».

Это осуществлялось через Королевский Совет и, в частности, через Лорда-Канцлера. Первые примеры таких действий относятся к 1340 г., когда королевская власть стала активно вмешиваться в работу судов общего права. В конце XV в. Суд Лорда-Канцлера превратился в суд права справедливости, освободившись «от пут общего права». Однако, обращение в Суд Лорда Канцлера допускалось лишь в тех случаях, когда суд общего права оказывался бессильным надлежащим образом разрешить правовой спор, и рассматривалось как «особая милость короля». Право справедливости должно было не подменить общее право, а дополнить общее право.

Во втором подпараграфе параграфа третьего рассматривается процесс в Суде права справедливости. Право справедливости не отличалось столь жесткой детерминированностью, как общее право. Свобода судейского усмотрения здесь была гораздо шире. В ходе своей правоприменительной деятельности Лорд-канцлер мог отказаться от следования жестким формальным нормам общего права и прибегнуть к нормам римского или канонического права. За счет этого право справедливости отличалось большей гибкостью, чем общее право. Благодаря применению письменной процедуры и отказу от строго формального и «неповоротливого» хода судебного разбирательства, свойственного судам общего права, процесс в Суде справедливости отличался динамизмом и более быстрой процедурой судебного рассмотрения дел.

Английские судьи разработали систему особых принципов, которые легли в основу права справедливости. Рассмотрению этих основополагающих принципов, посвящен третий подпараграф параграфа третьего.

Наиболее важным положением, в котором просматривается особая природа права справедливости, является то, что решения должны были приниматься судьями на основании их усмотрения, как подсказывает разум, совесть и чувство справедливости. Суд права справедливости, в первую очередь, интересуют намерения, а не юридическая форма.

Право справедливости должно было следовать общему праву, а его нормы не должны были подменять собой нормы общего права. Однако на практике соперничества между ним и общим правом избежать не удалось. Их противоборству и соперничеству в период XV-XVII вв. посвящен четвертый подпараграф параграфа третьего.

Противоречия между судами общего права и Судом Лорда-канцлера особо обострились в начале XVII в. Конфликт разразился в 1615 г. и был разрешен королем Яковом I в пользу Суда Лорда-канцлера. По королевскому решению, там, где право справедливости приходит в противоречие с нормами общего права, приоритет следовало отдавать праву справедливости.

В пятом подпараграфе параграфа третьего рассматриваются поиски того компромисса между правом справедливости и общим правом, который просуществовал вплоть до второй половины XIX в. Этот компромисс был достигнут к концу XVII в. после победы Славной революции 1688 г.  Суды общего права нашли надежного союзника в лице Парламента. Надо отдать должное и лордам-канцлерам. Им хватило политической мудрости и такта, чтобы не злоупотреблять своей победой, что могло бы поставить страну на грань правовой анархии. Было достигнуто соглашение, по которому юрисдикция Лорда-канцлера продолжала существовать, но не должна была расширяться за счет судов общего права.

Таким образом, к началу XVIII в. в Англии удалось создать оригинальную и довольно прогрессивную для своего времени правовую систему. В дальнейшем в нее вносились коррективы, но суть ее сохранилась. Несмотря на то, что в ходе реформ 1873 и 1875 гг. суды права справедливости и суды общего права организационно и процессуально были объединены в единое целое, и сегодня общее право и право справедливости продолжают оставаться разными и самостоятельными мегаотраслями английского права.

В главе 3 рассматривается система английского права XII-XVII вв. в целом, ее особенности, структура и наиболее важные институты.

Для характеристики любой правой системы, наиболее важное значение имеет установление факторов, влияющих на ее становление, условия ее формирования. Именно они определяют ее особенности, и их рассмотрению посвящен первый параграф главы 3.

В первую очередь, следует учитывать, что нормы английского общего права вырабатывались судьями королевского суда в практике разрешения споров между частными лицами. Поэтому норма общего права была менее абстрактна, чем норма права континентальной семьи, и носила скорее казуальный характер.

Вместе с тем, общее право возникло и развивалось при активном участии королевской власти и связано с ней теснейшим образом. Многие нормы общего права ведут свое происхождение от положений королевских ассиз, статутов и ордонансов либо возникли под их влиянием.

Характеризуя общее право с точки зрения органов, его создававших, следует признать, что оно первоначально имело ярко выраженный феодальный характер. Ему не было дела до интересов несвободных крестьян, которые были грубо исключены из сферы его действия и подвергались наказанию всякий раз, когда пытались воспользоваться льготами, которые оно предоставило членам свободных классов населения. Лишь позднее английская правовая система подверглась серьезной модернизации и демократизации.

Становление системы средневекового английского общего права происходило как становление системы исковых форм и правовых средств судебной защиты. Поэтому развитие общего права отразило глубокое и преобладающее влияние процессуальных факторов. Основой для решения дел в общем праве в средние века служил в первую очередь прецедент, а не норма абстрактного характера.

Следует отметить ещё ряд моментов, оказавших влияние на характер английского общего права в период его возникновения и развития.

В Англии юристы получали свое образование в школах при корпорациях юристов, а не в университетах. И потому были сугубыми практиками.

Английское общее право было первоначально четко очерчено феодальными рамками в то время, как континентальное включало в себя большое количество чуждых феодальному праву норм, главным образом, римского происхождения.

Параграф второй главы 3 посвящен структуре английского права, ее особенностям и эволюции в период XII-XVII вв.

Основу английского общего права составляют три базовые отрасли: право собственности, обязательственное (прежде всего, договорное) право и уголовное право. Некоторые исследователи выделяют в качестве отдельной отрасли деликтное право, но мы рассматриваем обязательства из деликтов в составе права обязательственного. Таким образом, средневековое английское общее право включало в себя:

1) право собственности, регламентирующее вопросы, в первую очередь, земельной собственности, а также иные отношения собственности;

2) обязательственное право, регламентирующее различного рода соглашения, а также ответственность частных лиц, причиняющих своими действиями вред другим частным лицам;

3) уголовное право, нормы которого регламентируют основания и порядок судебного преследования тех, кто своим поведением нарушает уголовно-правовые запреты.

Такое деление английского права обусловило разделение параграфа второго главы 3 на три подпараграфа.

Подпараграф первый параграфа второго посвящен праву собственности. Английское общее право, возникшее как право феодальное, всегда уделяло особое внимание земельной собственности. Её охрана, тщательная регламентация порядка её владения, передача в качестве наследства и др. составило основу всей правовой системы страны, определило характер данной системы.

Подпараграф второй параграфа второго носит название  «Обязательственное (договорное) право». Особенности английского общего права, как права феодального, регулирующего в первую очередь сеньориально-вассальные отношения в сфере землепользования, привели к тому, что формирование договорного права встретило трудности на своем пути, ибо договор по своей природе требует соглашения двух или более равных или, по крайней мере, формально равных сторон. Развитие рыночных отношений в XIII-XIV вв. сделало необходимым включение договорных норм в системе английского общего права, но это был длительный эволюционный процесс. Частично такие нормы были заимствованы из городского и торгового права, но общее право смогло изыскать и в себе самом ресурсы, позволившие выработать ряд норм, легших в основу договорного права.

Настоящим рождением английского договорного права следует считать признание судами общего права нового специфического иска «о соглашении» (action of covenant). Здесь впервые появляется понятие «обязательство», содержится конкретное требование к должнику исполнить обязательство, установленное соглашением сторон, и предусмотрены санкции.

Английская концепция договорного права оказала значительное влияние на развитие континентального коммерческого права.

Третий подпараграф параграфа второго посвящен уголовному праву средневековой Англии. Оно формировалось в ходе практической деятельности судебных органов. В дальнейшем, когда нормы уголовного права получили свое закрепление в статутах, они представляли собой узаконение сложившейся судебной практики. Общей части английское уголовное право не знало.

Своеобразием отличалась классификация преступлений, сложившаяся в английском уголовном праве. Долгое время все преступления делились на фелонии (fealony) и измену господину (treason).

Считается, что понятие фелонии сложилось к XIII в. Фелониями считались наиболее тяжкие преступления, такие как тяжкое убийство (murder), простое убийство (manslaughter), насильственное проникновение в чужое жилище ночью с целью совершения фелонии (burglary), похищение имущества (larcery), поджоги, изнасилования и некоторые другие. Совершение фелонии всегда наказывалось сурово и беспощадно – только смертная казнь с конфискацией всего имущества и собственности виновного.

Около XIV в. из числа других преступлений выделяется измена (treason) (от фр. trahir или лат. tradere – вероломное предательство). Общее право, будучи правом чисто феодальным, не могло не уделять этому виду преступления особого внимания. Ни одно другое преступление не могло равняться с изменой. За него могла следовать только смертная казнь с конфискацией всего имущества.

В XIV-XV вв. сложилось понятие мисдиминоров - уголовных проступков, или преступлений небольшой тяжести. Непосредственной причиной этого нововведения было неоправданное расширение применения фелоний и связанное с этим вынесение жестоких приговоров, несоответствующих тяжести проступка. В дальнейшем уголовное право пошло по пути смягчения наказаний за совершение фелоний, из-за чего грань между фелониями и мисдиминорами стала становиться всё более и более зыбкой. Несмотря на это подразделение преступлений на фелонии и мисдиминоры сохранялось достаточно долго, пока оно не было официально упразднено Законом об уголовном праве 1967 г.

Особое значение в главе третьей имеет параграф третий – «Следствие и процесс. Институт жюри присяжных». В связи со сложностью данной проблемы параграф третий главы 3 разделен на четыре подпараграфа.

В подпараграфе первом рассматриваются «Следственные методы и система юридических доказательств до середины XII в.». В Англии, вплоть до XII в. применение архаических методов доказывания были важным и регулярным аспектом деятельности судов.

Особое место занимал судебный поединок. Насколько мы знаем, он не практиковался в англосаксонский период и был введен нормандцами. Нормандские завоеватели, будучи рыцарями, предпочитали судебный поединок, как и все рыцари на Континенте. Вместе с тем, Вильгельм Завоеватель заявил, что английские подданные его королевства не будут принуждены разрешать свои тяжбы путем судебного поединка30.

Ценность и эффективность этих примитивных способов ведения следствия и установления истины была невелика. Основной причиной того, что они сохранялись так долго, была широко распространенная вера в их непогрешимость. Психологический барьер часто удерживал преступников от готовности подвергнуться  ордалии.  Если  же  они  на  это  соглашались,  то страх и нервозность их часто подводили31.

Духовенство играло значительную роль в организации и проведении ордалий всех видов, в том числе и при судебном поединке, где освящалось оружие сражающихся, и у Бога просили проявить милость к правому и указать на виновного32.

В подпараграфе втором параграфа третьего главы 3 – «Кризис старой системы следственных методов и юридических доказательств и поиск альтернативы. Жюри» - рассматриваются те причины и предпосылки, которые привели к отмене ордалий, а также появлению новых способов и методов дознания.

Начиная с XII в., старая, освященная веками, система следствия и доказательств подверглась ожесточенной критике во многих странах Европы. Те самые ордалии, которые ещё недавно освящались церковью и проводились под руководством её представителей, теперь трактовались ею как «дьявольская» практика. Теологи утверждали, что постоянно требовать «чудес» (даже для того, чтобы спасти от наказания невиновного), значит «искушать Господа». Их энергичная борьба привела к признанию того, что священный долг Церкви заключается в искоренении порочной практики применения ордалий, как вредного суеверия. В подтверждение этого приводились слова Св. Августина и Священного Писания33. Что касалось испытания раскаленным железом, то было очевидно, что признание виновности или невиновности лица зависит от случая и от того, кто проводит испытание. Многие священники, сознавая всю жестокость подобного испытания, делали всё возможное, чтобы железо не было слишком раскаленным34.

Канонисты колебались на протяжении всего XII в. Наконец в 1215 г. Четвертый Латеранский Собор вынес ясное и авторитетное решение о запрещении ордалий. Романисты же никогда не признавали подобные методы доказательств. Они откровенно презирали эти варварские методы, о которых, разумеется, и не упоминалось в Corpus Juris Civilis35.

Проблема состояла в том, чем заполнить вакуум, образовавшийся в результате отказа от старой системы. В судах стран континентальной Европы прочно утвердилась римско-каноническая процедура, разработанная во второй половине XII – XIII вв. Её главными элементами были единоличный судья или коллегия судей, которые одновременно рассматривали и фактическую сторону дела и давали ему оценку с точки зрения права. Расследование велось путем допроса лица с последующим вынесением решения. В качестве доказательств следует отметить допрос свидетелей, «добровольное» признание обвиняемого, закрытое слушание дела и широкое применение пыток.

В некоторых других странах и в Англии установилась иная система. Здесь судебное разбирательство велось на базе взаимодействии двух различных органов – судьи или коллегии судей, которые вели дело и, в конечном счете, выносили решение или приговор, и членов жюри, выносящих вердикт о виновности или невиновности подсудимого.

Институт жюри с самого своего появления стал сердцевиной правовой системы английского общего права и оставался им всегда.

Подпараграф третий параграфа третьего главы 3 – «Континентальные и национальные корни жюри» - посвящен изучению и анализу взаимодействия каролингских и англосаксонских правовых институтов и их роли в процессе становления в английском праве института жюри, а также отражению данного процесса в соответствующих правовых документах и источниках.

Хотя институт жюри был принят на вооружение во второй половине XII в., его прообраз появился гораздо раньше.

Возможно, что следы данного института следует искать в древнем каролингском «inquisitio» (розыске). В ходе inquisitio король, его представитель, граф данного округа или иное официальное лицо приказывали нескольким людям, которых они выбирали из живущих по соседству, принести клятву, а затем допрашивали их о конкретных фактах по делу36.

Такая же система была установлена нормандцами и на Сицилии, которая ранее не входила в состав Франкского королевства37.

В Англии ещё задолго до принятия ассиз Генриха II тяжущиеся могли по согласию сторон привлекать к разбору своих споров свидетелей и присяжных, в местных судах широко использовалось жюри и его вердикт. Причем делалось это без всякого принуждения со стороны королевской власти, но по обоюдному решению сторон, если им угодно было прибегнуть к такому способу доказательства своей правоты.

В подпараграфе четвертом параграфа третьего главы 3 – «Становление института жюри присяжных и его роль в развитии английского права и государства» - рассматривается процесс зарождения, возникновения и развитие института жюри присяжных до момента его окончательного утверждения в системе английского судопроизводства. При этом, приводится мнение наиболее авторитетных исследователей о роли данного института в английском праве и о его вкладе в формирование представительной системы.

Зародыши института обвинительных присяжных (grandjury, по современной терминологии), ставшего неотъемлемым элементом в системе английского уголовного процесса, можно констатировать уже в англосаксонскую эпоху.

Позднее, вполне определенное указание на подобный институт мы видим в Кларендонских установлениях 1164 г. А спустя всего два года, мы уже видим институт обвинительных присяжных в качестве вполне определенного и организованного учреждения, что было связано с изданием в 1166 г. Кларендонской ассизы. О дальнейшем развитии института обвинительных присяжных можно судить на основании данных, содержащихся в Нортгэмптонской ассизе. Нортгэмптонская ассиза была издана в 1176 г. (т.е. через десять лет после издания ассизы Кларендонской). Ряд положений, которые встречаются в Кларендонской ассизе, получают в Нортгэмптонской ассизе расширенную разработку, в них вносится ряд дополнений и уточнений.

Важнейшей вехой в истории становления института жюри присяжных стало издание и принятие Великой (Виндзорской) ассизы. Великая ассиза 1179 г. дала ответчику возможность выбора между поединком и рассмотрением его дела жюри, состоящем из рыцарей данного графства. Таким образом, ответчик получил возможность требовать такое расследования.

С этого момента местное жюри, представленное рыцарями и членами иных свободных классов населения, заняло центральное место в системе уголовного и гражданского судопроизводства. Именно на основе их вердикта королевские судьи принимали решение по делу и выносили приговор.

Реформы в области права, законодательства, методов следствия и системы доказательств, предпринятые во второй половине XII в. в правление короля Генриха II Плантагенета, дали Англии передовую для того времени систему, превосходившую существовавшую тогда на Континенте.

Значение института жюри присяжных для английского права никем не оспаривается, но хотелось бы отметить ещё один немаловажный факт, на который обращают меньше внимания. Введение института жюри присяжных имело значение и для развития английского государственного строя.

В заключении дается оценка вкладу английского общего права в общемировую науку права.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

а) В изданиях, рекомендованных ВАК

  1. Баранов В.Ф. Ассиза о новом захвате и первые приказы о праве // Актуальные проблемы российского права. - № 1 2010 (0,5 п.л.).
  2. Баранов В.Ф. Приказ praecipe quod reddat и его место в системе приказов английского общего права. Актуальные проблемы российского права. - №2(15). 2010 (0,4 п.л.).

б) В других изданиях

  1. Баранов В.Ф. Становление англосаксонского централизованного государства в IX-XI вв. и проблема нормандского влияния // Сборник научных статей аспирантов по итогам ежегодной научно-практической конференции аспирантов и студентов. – М.: МФЮА, 2004 - (0,6 п.л.)
  2. Баранов В.Ф. Английское государство в 1100-1135 гг. Реформы Генриха I // Актуальные проблемы гуманитарных и социально-экономических наук: Сборник статей V международной научно-практической конференции. – М.: МФЮА, 2005 - (0,5 п.л.).
  3. Баранов В.Ф. Общая характеристика становления английского государства и права в X-XIII веках. Великая Хартия Вольностей //  Актуальные проблемы гуманитарных и социально-экономических наук: Сборник статей V международной научно-практической конференции. – М.: МФЮА, 2005 - (0,4 п.л.).
  4. Баранов В.Ф. Основные тенденции развития английского государства и права в IX - начале XIII веков. Проблемы периодизации // Актуальные проблемы гуманитарных и социально-экономических наук: Сборник статей V международной научно-практической конференции. – М.: МФЮА, 2005 - (0,4 п.л.).
  5. Баранов В.Ф. Ассизы и их значение для развития английского права и законодательства // Сборник научных статей аспирантов: Материалы научно-практической конференции «Актуальные социально-экономические проблемы развития России». – М.: МФЮА, 2005 – (1 п.л.).
  6. Баранов В.Ф. Взаимоотношения английской короны и церкви в нормандский период // Сборник научных статей аспирантов: Материалы научно-практической конференции «Актуальные социально-экономические проблемы развития России». – М.: МФЮА, 2005 – (0,7 п.л.).
  7. Баранов В.Ф. Проблемы современного российского права и английский исторический опыт // Сборник научных статей аспирантов: Материалы научно-практической конференции «Актуальные социально-экономические проблемы развития России». – М.: МФЮА, 2005 – (0,5 п.л.).
  8. Баранов В.Ф. Политическая власть английской монархии во второй половине XI века и ее материальные ресурсы // Юридические науки. - №5(15). – 2005 – (0,5 п.л.).
  9. Баранов В.Ф. Особенности развития феодального строя и королевской власти в Англии в нормандский период // Аспирант и соискатель. - №5(30). – 2005 – (0,4 п.л.).
  10. Баранов В.Ф. Политический кризис 1191 года в Англии и его историческое значение // Исторические науки. - №4(16). – 2006 - (0,6 п.л.).
  11. Баранов В.Ф. Организация фискальной деятельности и финансового управления в Англии в 1066-1135 годах // Юридические науки. - №4(20). – 2006 – (0,4 п.л.).
  12. Баранов В.Ф. Правовая и административная реформа в Англии во второй половине XII века // Юридические науки. - №4(20). – 2006 – (1 п.л.).
  13. Баранов В.Ф. Равновесие и диалог социально-политических сил, как основа английского конституционализма // Юридические науки. - №4(20). – 2006 – (0,4 п.л.).
  14. Баранов В.Ф. Королевские административные приказы в XIII в. и их воздействие на английское общее право // Юридические науки. - №2(42). – 2010 – (0,25 п.л.).
  15. Баранов В.Ф. Нормандская система приказов и её особенности // Юридические науки. - №2(42). – 2010 – (0,24 п.л.).

1 Например, чисто английский институт траста пришел в континентальную Европу не непосредственно из Англии, а через Америку.

2 Цит. по: История права: Англия и Россия. М.: Прогресс, 1990. С. 41. 

3 Там же, С. 42.

4 Виноградов Павел Гаврилович (1854-1925), русский историк, представитель либеральной историографии, академик Российской Академии Наук (член Петербургской Академии Наук с 1914 г.). В 1902-08 и с 1911 жил в Великобритании.

Для целей данного исследования особую ценность представляют труды П.Г. Виноградова: Исследования по социальной истории Англии в средние века (СПб., 1887) и История средних веков. Развитие государственной власти в Англии (СПб., 1900).

5 История права: Англия и Россия. – М.: Прогресс, 1990. С.43.

6 Петрушевский Д.М. Очерки из истории английского государства и общества в средние века. Изд.5-е. – М., 2003.

7 Ковалевский М.М. Происхождение современной демократии, т.1-4. М., 1895-1897; Ковалевский М.М. От прямого народоправства к представительному и от патриархальной монархии к парламентаризму, т.1-3. М., 1906; Ковалевский М.М. История Великобритании. СПб., 1911.

8 Савин А.Н. Лекции по истории английской революции. М., 1924, Изд.2-е. – М., 1937.

9 Петрушевский Д.М. Очерки из истории английского государства и общества в средние века. Изд.5-е. – М., 2003.

10 F.Pollock and F.W.Maitland. History of English Law. Cambridge. University press, 1957.

11 Holdsworth W.S. History of English Law. London, 1922-1926.

12 R.C. van Caenegem, The Birth of the English Common Law. Cambridge, at the University Press, 1973; Royal Writs in England. London Quaritch, 1959.

13 Значение этих «годовых книг» - а ни одна другая страна не имеет чего-либо подобного – очень велико, особенно в те годы (конец XIII – начало XIV веков), когда судьи своими утверждениями и прецедентами помогали сформировать будущее направление закона.

14 Петрушевский Д.М. Очерки из истории английского государства и общества в средние века. Изд. 5-е. – М.: Едиториал УРСС, 2003. С. 112.

15 Бруннер (Brunner) Генрих (1840-1915) немецкий историк, иностранный член-корреспондент Петербургской АН (1908). Специалист по истории государства и права раннего западно-европейского Средневековья.

16 H.Brunner, Die Enstehung der Schwurgerichte, Berlin, 1871.

17 Пти-Дютайи, Шарль. Феодальная монархия во Франции и в Англии X-XIII веков. Перевод с французского С.П. Моравского. СПб.: Издательская группа «Евразия», 2001. С. 132.

18 Петрушевский Д.М. Очерки из истории английского государства и общества в средние века. Изд. 5-е. – М.: Едиториал УРСС, 2003. С. 114.

19 Van Caenegem. The Birth of the English Common Law (Cambridge University Press. 1973), p. 79.

20 Виноградов П.Г., История средних веков. Развитие государственной власти в Англии. СПб., 1900. С. 43.

21 Van Caenegem, Writs, London, Quaritch, 1959, pp.113-20.

22 См.: G. Barraclough, ‘The Anglo-Saxon Writ’, History, New Series, 39 (1954), p. 206 and V.H. Galbraith, Studies in the public records (London, 1948), pp. 35 f.f.

23 См. классические исследования: F.W. Maitland, ‘History of the register of original writs’, Harward Law Review, 3 (1889), 97-115 (= Collected Papers, II (Cambridge, 1911), 110-73). Haas and Hall, Early Registers of Writs. P.H. Winfield, The chief sources of English legal history (Cambridge, Mass., 1925), p. 301.

24 ‘Master Register’.

25 Van Caenegem, Writs, London, Quaritch, 1959, pp. 113-20.

26 Van Caenegem. The Birth of the English Common Law (Cambridge University Press. 1973), p. 30.

27 De Haas and Hall, London, 1957, p. cxxi.

28 Виноградов П.Г., История средних веков. Развитие государственной власти в Англии. СПб., 1900. С. 94.

29 Виноградов П.Г., История средних веков. Развитие государственной власти в Англии. СПб., 1900. С. 93.

30 Stuubbs, Select Charters, p. 98. См. также: Stenton, English justice, p. 6; Richardson and Sayles, Law and Legislation, p. 30.

31 The History of Reynard the Fox, translated and printed by William Caxton I, 1481, ed. by D.B. Sands (Cambridge, Mass., 1960), pp. 46-7: «И был назначен день, и было решено, что Рейнард должен прийти и очистить себя посредством клятвы на святых мощах от всех обвинений. Но когда рака со святыми мощами была вынесена, Рейнард неожиданно передумал и стремительно вновь скрылся в своём убежище». См. также: F.R. Jacoby, Van den Vos Reinaerde. Legal elements in a Netherlands epic of the thirteenth century (Munich, 1970).

32 Benedictio scuti et baculi ad duellum faciendum. A.D. 1067-1130 in Lieberbann, Gesetze, I, 430-1.

33 Deut. 6:16 and Matt. 4:7. См. также: Nottarp, Gottesurteilstudien, pp. 255-62. Сборник статей по этой проблеме можно найти у P. Browe’a: De ordals, I: Decreta pontificum Romanorum et synodorum; II: Ordo et rubricae, Acta et facta. Sententiae. Textus et documenta. Series theol. IV. 11 (Rome, 1932-3). Идея «искушения Господа» была официальной причиной запрета проведения ордалий, наложенного Четвёртым Латеранским Собором в 1215 г., часто цитируемого в литературе в последующие века.

  J.W. Baldwin, ‘The intellectual preparation for the canon of 1215 against ordeals’, Spectrum, 36 (1961), 628 ff.; id., Masters, Princes and Merchants: The Social Views of Peter the Chanter and his Circle, I (Princenton, 1970), 323-32.

34 J.W. Baldwin, ‘The intellectual preparation for the canon of 1215 against ordeals’, Spectrum, 36 (1961), 628 ff.; id., Masters, Princes and Merchants: The Social Views of Peter the Chanter and his Circle, I (Princenton, 1970), 323-32.

35 Между цивилистами шла оживлённая дискуссия и по поводу правомерности судебного поединка, очевидно под влиянием Ломбардских законов. См. также: G.D. Amelio, ‘Notizie di leteratura longobardistica’, Universita di Cagliari. Studi Economico-Giuridici, 46 (1969-70), 108-16.

36 H. Brunner, Die Entstehung der Schwurgerichte (Berlin, 1871), pp. 84-126; Besnier, ‘”Inquisitiones” et “Recognitiones”’, pp. 185-90; Ganshof, ‘La prevue dans le droit franc’, pp. 92-8. J.P. Dawson, A History of Lay Judjes (Cambrigge, Mass., 1960), pp. 119-22

37 C.H. Haskins, Norman Institutions (Cambridge, Mass., 1918), pp. 232-4; J. Yver, ‘Le bref Anglo-Normand’, p. 314.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.