WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Прасолов Дмитрий Борисович

Выход суда за пределы заявленных требований

в гражданском и арбитражном процессе

Специальность 12.00.15 – гражданский процесс; арбитражный процесс

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата

юридических наук

Воронеж — 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Воронежский государственный университет» на кафедре гражданского права и процесса.

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Носырева Елена Ивановна

Официальные оппоненты: 

Валеев Дамир Хамитович доктор юридических наук, профессор юридического факультета ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет»

Михайлова Екатерина Владимировна кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процессуального и предпринимательского права ФГБОУ ВПО «Самарский государственный университет»

Ведущая организация: ФГАОУ ВПО «Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Защита состоится «26» сентября 2012 г. в 11.00 на заседании диссертационного совета Д.002.002.06 при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институт государства и права Российской академии наук по адресу: 119991, Москва, ул. Знаменка, д. 10.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного учреждения науки Институт государства и права Российской академии наук.

Автореферат разослан «  » 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат юридических наук, доцент  И.Н. Лукьянова 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ.

Актуальность темы исследования.

Актуальность диссертационного исследования обусловлена необходимостью установления соотношения властных полномочий суда по разрешению правового конфликта с волей участников данного конфликта в рамках гражданского судопроизводства.

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (далее  – ГПК РФ) в ч. 3 ст. 196 определяет, что суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом. Возможность выхода за пределы заявленных требований предусмотрена для суда многими нормами материального права: гражданского, семейного, жилищного, трудового. При этом Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – АПК РФ) подобного правила не содержит.

Кроме того, ни процессуальным, ни материальным законодательством не определено, что именно является пределами заявленных требований, в чьих интересах суд имеет право выходить за пределы заявленных требований и как он должен такой выход мотивировать.

Отсутствие легального толкования обозначенных выше понятий затрудняет их правоприменение.

На практике суды нередко выходят за пределы заявленных требований при отсутствии нормы, позволяющей совершать такое процессуальное действие, что обусловлено традициями правоприменения ст. 195 ГПК РСФСР 1964 года (в редакции Федерального закона от 30 ноября 1995 года), позволявшей суду выходить за пределы заявленных требований, если он признает это необходимым для защиты прав и охраняемых законом интересов истца.

Нормы о выходе суда за пределы заявленных требований на данный момент не систематизированы, имеют внутренние логические противоречия, что требует их анализа с позиции подчинения диспозитивным началам гражданского судопроизводства с допустимыми исключениями. Эволюция принципа диспозитивности требует комплексного изучения правомочия суда по выходу за пределы заявленных требований.

С точки зрения теории гражданского процессуального и арбитражного процессуального права необходимо определить современное взаимодействие указанного правомочия суда с принципами диспозитивности, состязательности и законности процесса.

Степень научной разработанности темы исследования.

Обозначенная в настоящем исследовании тема традиционно рассматривалась учеными либо в рамках раскрытия принципа диспозитивности гражданского (арбитражного) процесса, либо как  проявление активности суда, реализации судебной власти, применения судебного усмотрения. Следует отметить, что комплексного отражения проблема «выхода суда за пределы заявленных требований» в научной литературе пока не нашла ввиду двух обстоятельств: во-первых, самостоятельное становление принципа диспозитивности в российской процессуальной науке датируется началом  XX века (прежде всего, благодаря исследованиям Е.В. Васьковского); во-вторых, содержание принципа диспозитивности коренным образом изменилось в советский период развития процессуального права (правило о запрете выхода суда за пределы заявленных требований стало рассматриваться как положение буржуазной диспозитивности, но не советской).

Значительные разработки в исследовании принципа диспозитивности в его соотношении с активностью суда  были произведены классиками процессуальной науки Е.В. Васьковским, М.А. Гурвичем, Е.А. Нефедьевым,  И.Е. Энгельманом. Немалый вклад внесен современными учеными: Т.Е.  Абовой, А.Ф. Вороновым, В.М. Жуйковым.

Вопросам реализации судебной власти посвящены труды А.Т. Боннера,  С.Л. Дегтярева, С.К. Загайновой, В.В. Яркова. Тема судебного усмотрения исследована Д.Б. Абушенко, А. Бараком, А.Т. Боннером, О.А. Папковой.

Большой вклад в исследование проблем выхода суда за пределы заявленных требований как изменения судом элементов иска внесла Г.Л. Осокина. В настоящей работе предлагается рассматривать выход суда за пределы заявленных требований не только в статическом понимании (как изменение элементов иска), но также и в динамическом понимании – в механизме правового регулирования.

Некоторые опубликованные работы посвящены выходу суда за пределы заявленных требований при рассмотрении отдельных категорий дел. Так, проблемы выхода суда за пределы заявленных требований при применении судом последствий недействительности ничтожной сделки рассматривались Т.Е. Абовой, Д.О. Тузовым, А.М. Эрделевским; выход суда за пределы заявленных требований по семейным спорам подвергался анализу Ю.Ф. Беспаловым; О.Ю. Ильиной, Н.М. Костровой, А.М. Нечаевой. Выход суда за пределы заявленных требований при рассмотрении судом дел о расторжении брака входил в предмет некоторых диссертационных исследований (Е.А. Позднякова, 2007; О.Г. Миролюбова, 2009; А.Н. Почаева, 2009).

Отдельные комплексные исследования, посвященные выходу суда за пределы заявленных требований, в настоящее время отсутствуют.

Объектом исследования являются правоотношения, возникающие в процессе судебного разбирательства дел, по которым нормами права для суда предусмотрено правомочие выйти за пределы заявленных требований.

В предмет исследования входят сложившиеся теоретические представления о процессуальных действиях суда при вынесении решения по делу, о возможном изменении судом элементов иска; правовые нормы, устанавливающие содержание судебного решения; практика применения судами норм права, предусматривающих возможность (необходимость) выхода за пределы заявленных требований.

Цели и задачи диссертационного исследования.

Цель диссертационного исследования состоит в комплексном анализе как самой возможности выхода суда за пределы заявленных требований в соотношении с волей лиц, в чьих интересах суд совершает такое процессуальное действие, так и  каждого конкретного случая выхода суда за пределы заявленных требований, предусмотренного действующим законодательством.

Указанная цель определила задачи исследования, последовательное решение которых способствовало достижению обозначенной цели: 1) выявить конкретную социально-историческую обусловленность становления положения ne eat judex ultra petita partium (нет суда за пределами требований сторон) и исключений из него; 2) сформулировать и теоретически обосновать понятие «выход суда за пределы заявленных требований» в механизме правового регулирования; 3) установить соотношение выхода суда за пределы заявленных требований с применением судебного усмотрения; 4) установить соотношение процессуального действия по выходу суда за пределы заявленных требований с принципами диспозитивности, состязательности и законности, а также c понятиями активности суда и объективной истины; 5) определить цель, установления законодателем права (обязанности) суда выходить за пределы заявленных требований; 6) определить конкретный перечень дел, по которым суд может (обязан) выходить за пределы заявленных требований; 7) выявить возможные соотношения воли лиц, в чьих интересах суд выходит за пределы заявленных требований, с соответствующим процессуальным действием суда при рассмотрении конкретных дел в их исчерпывающем перечне; 8) сформулировать и теоретически обосновать предложения по внесению изменений в нормы законодательства, способствующие повышению эффективности правосудия при рассмотрении дел, по которым суд может (обязан) выйти  за пределы заявленных требований.

Методологической основой исследования являются общенаучные методы: дедукция, индукция, анализ, синтез, аналогия, описательный, системный и проектирующий методы, а также частнонаучные: формально-юридический, сравнительно-правовой, логико-гносеологический подходы в юриспруденции.

Теоретическую основу исследования составили  дореволюционные труды: Е.В. Васьковского, А.Х. Гольмстена, Д.И. Мейера, М.М. Михайлова, Е.А. Нефедьева, И.Е. Энгельмана; работы ученых советского периода: М.А. Гурвича, И.А. Жеруолиса,  А.Ф. Клейнмана,  К.И. Комиссарова,  М.С. Строговича и труды современных ученых: Т.Е. Абовой, Д.Б. Абушенко, О.А. Авдеевой, С.С. Алексеева, И.Д. Алиевой, А.В. Афониной, А. Барака, В.В. Безбаха, Ю.Ф. Беспалова, А.Т. Боннера, Ю.А. Борисовой, М.Х. Вафина, Н.В. Витрука, А.Ф. Воронова,  Н.А. Громошиной, Л.А. Грось,  А.Г. Давтян, С.Л. Дегтярева,  Д.В. Дождева,  В.М. Жуйкова, С.К. Загайновой, О.Ю. Ильиной, Н.М. Костровой, П.В. Крашенинникова, О.Е. Кутафина, В.М. Лебедева, Е.Г. Лукьяновой,  И.Н. Лукьяновой, О.Г. Миролюбовой, Э.М. Мурадьян,  А.М. Нечаевой, Д.В. Новака, Р.О. Опалева, Г.Л. Осокиной, О.А. Папковой, И.К. Пискарева,  Е.А. Поздняковой,  А.Н. Почаевой,  В.К. Пучинского, А.М. Рожковой, А.П. Рыжакова, А.Г. Столярова, Е.А. Суханова, М.К. Треушникова,  Е.А. Трещевой,  Д.О. Тузова, Д.А. Туманова, М.А. Фокиной, Е.М. Хамизовой,  Н.А. Чечиной, А.М. Эрделевского, В.В. Яркова.

Эмпирическая основа исследования представлена правовыми позициями Конституционного Суда РФ, практикой Высшего Арбитражного Суда РФ, Верховного Суда РФ, практикой окружных федеральных арбитражных судов, судов общей юрисдикции Удмуртской республики, г. Москвы и Московской области, г. Санкт-Петербурга, г. Воронежа и Воронежской области, Кемеровской области, Свердловской области.

Научная новизна исследования.

Автором применен комплексный подход в исследовании ч. 3 ст. 196 ГПК РФ, допускающей возможность выхода суда за пределы заявленных требований, а также исчерпывающего перечня случаев, предусмотренных гражданским, семейным, трудовым, жилищным и другим законодательством.

Сформулировано понятие выхода суда за пределы заявленных требований как процессуального действия; выявлены цели, которые предусматриваются законодателем при установлении данных правомочий суда. Обосновывается, что только защита более слабой стороны спорных правоотношений является достаточным основанием для установления в законе права или обязанности суда выйти за пределы заявленных требований.

На защиту выносятся следующие выводы и предложения, свидетельствующие о научной новизне диссертационной работы:

  1. Сформулировано понятие «выход суда за пределы заявленных требований», под которым понимается основанное на  норме федерального закона исключительное процессуальное действие суда, выражающееся в реализации его права или обязанности разрешить по существу незаявленное материально-правовое требование, тесно связанное с заявленным, или изменить заявленное требование.
  2. Обосновывается вывод о том, что с точки зрения эволюции принципа диспозитивности в гражданском  судопроизводстве  правило о возможности выхода суда за  пределы заявленных требований должно формулироваться не как дозволяющая норма (суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом), а как запрещающая норма (суд не может выйти за пределы заявленных требований, за исключением случаев, прямо предусмотренных федеральным законом). Предлагаемое изменение также позволит снять противоречие между ч. 3 ст. 196 ГПК РФ (где установлено право суда выйти за пределы заявленных требований) и другими нормами права (где для суда установлена соответствующая обязанность).
  3. На основе анализа предусмотренных федеральными законами случаев выявлены цели, для достижения которых законодателем допускаются исключения из общего правила judex ne eat ultra petita partium (нет суда за пределами требований сторон). Это:  защита интересов заведомо слабой стороны правоотношения, применение штрафных мер гражданско-правовой ответственности и цель процессуальной экономии. Ориентация на данные цели позволяет проанализировать целесообразность установления существующих в законе случаев  выхода суда за пределы заявленных требований.
  4. Выход за пределы заявленных требований как процессуальное действие суда необходимо отличать от возможного несоответствия резолютивной части решения суда сформулированным в исковом заявлении требованиям, которое является следствием исправления судом допущенной истцом юридической ошибки в формулировании предмета иска. В данном случае речь не идет об изменении заявленных требований или о разрешении судом незаявленных требований. Такое исправление допускается в рамках судебного усмотрения.
  5. В диссертационной работе доказывается, что, хотя законодатель допускает применение любых последствий недействительности ничтожной сделки по инициативе суда, только применение конфискационных последствий по инициативе суда отвечает выявленным целям применения нормы о выходе суда за пределы заявленных требований. При этом применение последствий недействительности ничтожной сделки по инициативе суда должно быть мотивировано.
  6. Установлено, что по делам о разделе (выделе из) общей собственности с выплатой компенсации правоприменительная практика, в соответствии с которой суд в интересах ответчика имеет право по собственной инициативе присудить истцу компенсацию вместо доли (ее части), противоречит действующему законодательству, которое не позволяет суду выходить за пределы заявленных требований, заменяя выдел доли в общей долевой собственности денежной или иной компенсацией. Для приведения судебной практики в соответствие с законодательством предлагается предоставить суду право присуждать такую компенсацию только в случае заявления истцом соответствующего требования. 
  7. По делам о защите прав потребителей взыскание штрафа за неисполнение в добровольном порядке требований потребителя рассматривается как выход суда за пределы заявленных требований. Однако правовая природа такого штрафа (отсутствие связи с убытками), его назначение (местный бюджет) и размер, установленный императивно, не характерны для гражданского законодательства и носят ярко-выраженные черты публично-правовой ответственности. В связи с этим предлагается соответствующую норму исключить из гражданского законодательства и внести в Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации  (далее – КоАП РФ).
  8. Обосновывается положение о том, что по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов публичной власти в случае удовлетворения заявления решение судом вопроса об обязанности соответствующего органа устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя является выходом суда за пределы заявленных требований. Данный вопрос разрешается судом независимо от просительной части заявления. Однако закрепление только лишь обязанности суда разрешить указанный вопрос является недостаточным. Удовлетворяя заявленные требования, суд должен указать также конкретный способ  и срок  устранения в полном объеме нарушений прав и законных интересов заявителя.  В диссертации содержатся предложения  по определению способов и сроков устранения нарушений.

Возложение на орган публичной власти обязанности устранить нарушения на основании решения суда необходимо отличать от возложения такой же обязанности на основании частного определения суда. Первое является выходом суда за пределы заявленных требований. Второе не относится к данному процессуальному действию. Этот вывод сделан на основании выявления и анализа критериев разграничения указанных процессуальных действий (по судебным актам, по основаниям их принятия, по обязательности, по адресатам и др.) 

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в комплексном подходе к анализу предусмотренных законом случаев выхода суда за пределы заявленных требований, определении выхода суда за пределы заявленных требований как исключительного процессуального действия, в выявлении соотношения данного действия с принципами диспозитивности, состязательности и законности, выявлении целей, для реализации которых законодателем предусмотрено рассматриваемое процессуальное действие, формулировании выводов о целесообразности установления в законе отдельных случаев  выхода суда за пределы заявленных требований.

Практическая значимость исследования заключается в том, что сформулированные выводы могут быть использованы для совершенствования гражданского процессуального и арбитражного процессуального законодательства, явиться основой для формирования единообразной судебной практики. Результаты исследования также могут стать основой для дальнейшей теоретической разработки данной темы. Положения диссертации также могут быть использованы для подготовки научной, учебной, методической литературы и в учебном процессе, в том числе при преподавании курсов «Гражданский процесс» и «Арбитражный процесс», спецкурса «Особенности судебного разбирательства отдельных категорий гражданских дел».

Апробация результатов исследования.

Диссертация выполнена и обсуждена на кафедре гражданского права и процесса Воронежского государственного университета. Основные положения и выводы нашли отражение в опубликованных, в том числе, в рекомендованных Высшей аттестационной комиссией рецензируемых научных изданиях, а также были использованы в докладах на всероссийских и международных научно-практических конференциях: Международной научно-практической конференции «Семейные правоотношения: вопросы теории и практики», Воронеж, 8 декабря 2006 года; Научно-практической конференции, посвященной 50-летнему юбилею юридического факультета Воронежского государственного университета «Правовые реформы в современной России: значение, результаты, перспективы», 20-21 ноября 2008 года.

Структура исследования.

Диссертационная работа состоит из введения, трех глав, объединяющих одиннадцать параграфов, и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, раскрывается степень ее научной разработанности, определяется основная цель и задачи исследования, формулируется объект и предмет исследования, методологическая основа работы, теоретическая и эмпирическая база для исследования, раскрывается научная новизна и основные положения диссертации, выносимые на защиту, обосновывается теоретическое и практическое значение работы, излагаются сведения об апробации результатов проведенного исследования.

Первая глава «Общая характеристика выхода суда за пределы заявленных требований как процессуального действия» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Ne eat judex ultra petita partium: сравнительно-правовой и исторический анализ» рассматривается становление положения о запрете выхода суда за пределы заявленных требований со времен Древнего Рима по настоящее время. Обосновывается, что в силу развития римского частного права и, как следствие, процесса основополагающие начала диспозитивности были заложены именно в Древнем Риме. Зачатки положения ne eat judex ultra petita partium (нет суда за пределами требований сторон) обнаруживаются в римском процессе в период перехода от легисакционного (то есть основанного на обрядах) к формулярному процессу (примерно 120 г. до н.э. с принятием законов Эбуция и Юлия). Судья обязан был придерживаться интенции (intentio) и присуждать в пределах, обозначенных в кондемнации (condemnation) формулы, полученной истцом от претора. Усмотрение судьи проявлялось лишь в пределах неопределенной интенции и кондемнации на неопределенную сумму денег.

Однако уже ко II в. н. э. в римском частном праве появились иски iudicia bonae fidei (иски по доброй совести). Такие иски давали более обширные полномочия судье по применению усмотрения. Впоследствии иски iudicia bonae fidei получили широкое распространение, что диктовалось необходимостью применения судом усмотрения в усложнившихся рыночных отношениях.

В результате рецепции римского права положение о запрете выхода суда за пределы заявленных требований было воспроизведено в правовых системах стран континентальной Европы.

В России впервые подробно положение, запрещающее суду выходить за пределы заявленных требований, было представлено в Уставе гражданского судопроизводства 1864 года. Статья 706 Устава устанавливала: «Суд не имеет права ни постановлять решения о таких предметах, о коих не предъявлено требования, ни присуждать более того, что требовалось тяжущимися, ни возбуждать вопроса о давности, если тяжущиеся на нее не ссылались». В 1912 году статья 706 Устава была дополнена: «706. Если в иске о доходах и убытках суд признает за истцом право на вознаграждение, но найдет, что установление размера такового, по существу требования, по свойству требования, не может быть подчинено общему правилу о подтверждении иска доказательствами, то может назначить вознаграждение  по своему справедливому усмотрению, основанному на соображении всех обстоятельств дела».

После 1917 года деформировалась основа принципа диспозитивности. Суд стал равноправным участником гражданского процесса с процессуальными правами истца, призванным не разрешать дело по существу в пределах заявленного иска, а «… присуждать ему (истцу) все то, что ему по окончании выяснения дела будет по праву причитаться, хотя бы сам истец не умел или не решался в точности заявить или правильно формулировать все свои притязания» (А.Ф. Клейнман).

Статья 5 ГПК РСФСР 1923 года предписывала суду оказывать «…трудящимся активное содействие к ограждению их прав и законных интересов, дабы юридическая неосведомленность, малограмотность и подобные тому обстоятельства не могли быть использованы им во вред»; статья 179 устанавливала, что «если размер исковых требований не основан на ранее состоявшемся соглашении сторон или не определен законным порядком (вексель, договор, тарифы и т. п.), то суд, вынося решение по делу, в зависимости от выяснившихся на суде обстоятельств, может выйти за пределы заявленных истцом требований». Здесь впервые законодатель употребляет словосочетание «выход за пределы заявленных требований».

ГПК РСФСР 1964 года содержал норму, выделенную в самостоятельную статью 195 под названием «Право суда выйти за пределы исковых требований» и устанавливающую, что «в зависимости от выяснившихся обстоятельств дела суд может выйти за пределы заявленных истцом требований, если это необходимо для защиты прав и охраняемых законом интересов государственных учреждений, предприятий, колхозов и иных кооперативных и общественных организаций или граждан».

В 1995 году статья 195 ГПК РСФСР была изложена в новой редакции: «Суд разрешает дело в пределах заявленных истцом требований. Однако суд может выйти за пределы заявленных истцом требований, если признает это необходимым для защиты прав и охраняемых законом интересов истца, а также в других случаях, предусмотренных законом».

В ГПК РФ содержится норма о том, что суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Однако суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом (ч. 3 ст. 196).

В результате проведенного исторического и сравнительно-правового анализа делается вывод о том, что с точки зрения юридической техники и эволюции принципа диспозитивности в гражданском процессе правило о возможности выхода суда за  пределы заявленных требований должно формулироваться не как дозволяющая норма (суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом), а как запрещающая норма (суд не может выйти за пределы заявленных требований, за исключением случаев, прямо предусмотренных федеральным законом). Такая формулировка отражает не только эволюцию принципа диспозитивности, но и подчеркивает исключительность рассматриваемого процессуального действия.

Во втором параграфе «Выход суда за пределы заявленных требований в механизме правового регулирования» рассматривается каждый из элементов механизма правового регулирования (норма права, юридический факт, правоотношение, правоприменительный акт) в соответствии с предметом исследования.

В работе констатируется, что основанием для выхода суда за пределы заявленных требований всегда являются специальные нормы иных (непроцессуальных) источников права (федеральных законов), которые и являются «случаями, предусмотренными законом» и адресованы непосредственно суду. Такие нормы подлежат непосредственному применению судами судебной системы Российской Федерации.

При анализе юридических фактов в механизме правового регулирования автором исследования предлагается концепция взаимосвязи заявленных требований и выхода суда за их пределы. Выход суда за пределы заявленных требований может осуществляться тремя способами: 1) разрешение судом качественно нового требования, тесно связанного с требованием уже заявленным; 2) изменение судом предмета уже заявленного требования;  3) привлечение судом по собственной инициативе соответчика, с последующим удовлетворением требований к нему. Последние два способа объединяются понятием «изменение иска».

Рассматривая процессуальное правоотношение при выходе суда за пределы заявленных требований, автор исходит из того, что выход суда за пределы заявленных требований является исключительным процессуальным действием, выражающимся в двух различных формах: как реализация права или как исполнение обязанности в зависимости от выбранного законодателем метода правового регулирования и построения соответствующей нормы права. В работе доказывается, что в случае, когда суд выходит за пределы заявленных требований на основании относительно-определенной нормы (то есть реализует свое право), он осуществляет усмотрение, которое должно быть мотивировано. 

В отношении субъектов рассматриваемых правоотношений делается вывод, что лица (если не участвуют в деле), в чьих интересах суд выходит за пределы заявленных требований, должны быть привлечены судом в качестве третьих лиц, за исключением случаев присуждения прав, не содержащих в себе каких-либо обязанностей. Субъекты правоотношения, против интересов которых суд выходит за пределы заявленных требований, должны иметь процессуальный статус ответчиков (если пассивное соучастие допускает закон), кроме случаев присуждения судом за пределами заявленных требований исполнения исключительно технической обязанности (тогда они могут быть привлечены судом в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований).

В исследовании обосновывается, что выход за пределы заявленных требований осуществляется в отношении материально-правового требования, а не процессуального требования, связанного с дальнейшим движением дела. Выйти за пределы заявленных требований может (обязан) суд, разрешающий дело по существу. Суд проверяющей инстанции выходит за пределы заявленных требований, если этого не сделал суд первой инстанции, обязанный на такое процессуальное действие нормами права (в целях реализации принципа законности); если же выход за пределы заявленных требований был для суда первой инстанции правом, а не обязанностью, и соответствующий суд такое свое право не реализовал, то суд проверяющей инстанции не вправе выходить за пределы заявленных требований.

В третьем параграфе первой главы рассматривается «Соотношение процессуального действия суда по выходу за пределы заявленных требований с отдельными принципами гражданского процесса».

При анализе соотношения исследуемого процессуального действия диссертантом утверждается, что выход суда за пределы заявленных требований как процессуальное действие, совершаемое по инициативе суда, является исключением как из самого принципа диспозитивности, так и из положения ne eat judex ultra petita partium (нет суда за пределами требований сторон), однако такое исключение не должно переходить в самостоятельное положение или принцип. Вместе с тем, такое исключение не противоречит самому принципу, так как существование исключений объективно, и часть системы не может находиться в противоречии с самой системой.

На основании проведенной классификации случаев выхода суда за пределы заявленных требований выделяются цели установления законодателем рассматриваемого исключения из принципа диспозитивности: 1) защита интересов заведомо слабой стороны правоотношений (в силу возраста, имущественного положения, отношения подчинения); 2) применение штрафных мер гражданско-правовой ответственности; 3) цель процессуальной экономии.

Последние две цели, по мнению автора, не являются достаточными основаниями для выхода суда за пределы заявленных требований. Обязательным квалифицирующим признаком для применения штрафных мер должна быть вина соответствующего лица. Цель процессуальной экономии может быть оправдана только необходимостью снятия противоречий в регулируемом правоотношении при отсутствии альтернативных вариантов, например, при определении долей всех наследников при признании нового наследника принявшим наследство на основании п. 1 ст. 1155 Гражданского Кодекса РФ (далее – ГК РФ).

Далее в исследовании делается вывод, что принцип состязательности находится в конкуренции с процессуальным действием суда по выходу за пределы заявленных требований, так как стороны не обязаны представлять доказательства в подтверждение или опровержение незаявленных требований. По мнению диссертанта, корреляция принципа состязательности и процессуального действия по выходу за пределы заявленных требований должна нивелироваться активными действиями суда по определению предмета доказывания, распределению бремени доказывания и предложению сторонам представления дополнительных доказательств. Кроме того, при подготовке соответствующих дел к судебному разбирательству суд должен разъяснять сторонам свое право или обязанность выйти за пределы заявленных требований. 

При анализе принципа законности формулируется вывод о том, что выход суда за пределы заявленных требований при отсутствии соответствующей нормы федерального закона является условным основанием для отмены решения  вследствие неправильного применения нормы процессуального права (п. 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ, п. 4 ч. 1 ст. 270 и ч. 1 ст. 288 АПК РФ). В связи с этим выход за пределы заявленных требований как процессуальное действие суда необходимо отличать от возможного несоответствия резолютивной части решения суда сформулированным в исковом заявлении требованиям, которое является следствием исправления судом допущенной истцом юридической ошибки в формулировании предмета иска. В данном случае речь не идет об изменении заявленных требований или о разрешении судом незаявленных требований.

Во второй главе исследуется «Выход суда за пределы заявленных требований при рассмотрении дел, возникающих из гражданских правоотношений».

Автором выделяется перечень споров, при разрешении которых суд может (обязан) выйти за пределы заявленных требований:

- споры о недействительности ничтожных сделок и (или) применении последствий их недействительности (абз. 2 п. 2 ст. 166 ГК РФ);

- споры о разделе (выделе из) общей собственности с выплатой компенсации (п. 4 ст. 252, ст. 1170 ГК РФ);

- наследственные споры с определением долей всех наследников при восстановлении срока на принятие наследства и признании наследника принявшим наследство (п. 1 ст. 1155 ГК РФ);

- споры по делам о защите прав потребителей, связанные с взысканием штрафа (п. 6 ст.13 Закона РФ «О защите прав потребителей»);

- споры с привлечением соответчика по инициативе суда (ч.ч. 5, 6 ст. 46 АПК РФ, ч. 3 ст. 40 ГПК РФ).

Анализ наиболее распространенных случаев выхода суда за пределы заявленных требований рассматривается по параграфам.

В первом параграфе второй главы рассматривается «Применение судом последствий недействительности ничтожной сделки по собственной инициативе».

В исследовании отмечается, что применять по собственной инициативе конфискационные последствия ничтожных сделок (то есть взыскивать полученное в доход государства) суд мог еще на основании Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 года. С принятием ГК РФ соответствующее право суда было расширено до возможности применения любых (реституционных, конфискационных и дополнительных) последствий недействительности любых ничтожных сделок.

Применяя по собственной инициативе последствия недействительности ничтожной сделки, суд разрешает качественно новое незаявленное требование, тесно связанное с заявленным. В исследовании выявлены необходимые квалифицирующие признаки такого процессуального действия суда: во-первых, лица, в чьих интересах и против чьих интересов суд выходит за пределы заявленных требований, должны участвовать в деле; во-вторых, в предмет заявленного иска должно входить требование о признании ничтожной сделки недействительной.

Автор солидарен с учеными Т.Е. Абовой, Д.О. Тузовым, по мнению которых нельзя признать верным предоставление суду права решать вопрос о применении последствий недействительности ничтожной сделки без согласия заинтересованного лица. Инициатива, как предприимчивость и стремление сделать что-либо первым, логически связана с такой категорией, как «интерес». Далее в исследовании обосновывается, что суд, будучи органом государственной власти, имеет интерес в приращении имущества своего учредителя – государства (публично-правового образования, в широком смысле слова) посредством реализации карательных санкций. Таким образом, хотя законодатель допускает применение любых последствий недействительности ничтожной сделки по инициативе суда, только применение конфискационных последствий по инициативе суда отвечает выявленным целям применения нормы о выходе суда за пределы заявленных требований. При этом применение последствий недействительности ничтожной сделки по инициативе суда должно быть мотивировано.

Такое положение согласуется с Концепцией развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 года), в которой также предложено отказаться от применения судом по собственной инициативе последствий недействительности ничтожной сделки (кроме конфискационных).

Во втором параграфе рассматривается «Присуждение компенсации при рассмотрении дел о разделе (выделе из) общей собственности как выход суда за пределы заявленных требований».

В работе исследуется практика применения п. 4 ст. 252 ГК РФ, предусматривающая выход суда за пределы заявленных требований изменением предмета иска и присуждением истцу денежной компенсации вместо доли (или ее части) в праве общей собственности.

Диссертантом, вопреки приводимой в исследовании правовой позиции Конституционного Суда РФ, делается вывод, что действующее законодательство не позволяет суду выходить за пределы заявленных требований, заменяя выдел доли в общей долевой собственности денежной или иной компенсацией.

В работе подчеркивается, что нормы п. 4 ст. 252 ГК РФ не адресованы суду для непосредственного применения и не являются частными случаями выхода суда за пределы заявленных требований. Такая норма не дает суду права присуждать компенсацию истцу в случае, если он заявил требование о выделе доли. Скорее, наоборот, такое правомочие суд вправе реализовать при предъявлении соответствующего иска против ответчика, если последний препятствует остальным сособственникам использовать общую собственность, не имея в ней значительного интереса.

Также, с точки зрения автора, неясна цель установления законодателем такого случая выхода суда за пределы заявленных требований, как замена доли (ее части) денежной компенсацией. Выделяющийся участник общей долевой собственности занимает равное с остальными положение в правоотношении и сам может инициировать иск о выплате ему компенсации вместо соответствующей доли или ее части. Цель процессуальной экономии (рассмотрение одного дела с выходом за пределы заявленных требований вместо последовательного отказа в иске о выделе доли в натуре и удовлетворения требований о взыскании компенсации) неоправданна, так как истец может не желать прекращения права собственности на вещь и не инициировать иск о взыскании компенсации.

В итоге, делается вывод, что по делам о разделе (выделе из) общей собственности с выплатой компенсации правоприменительная практика противоречит действующему законодательству, которое не позволяет суду выходить за пределы заявленных требований, заменяя выдел доли в общей долевой собственности денежной или иной компенсацией. Для приведения судебной практики в соответствие с законодательством предлагается предоставить суду право присуждать такую компенсацию только в случае заявления истцом соответствующего требования. 

Третий параграф «Выход суда за пределы заявленных требований при взыскании штрафа в доход бюджета по делам о защите прав потребителей» посвящен обязанности суда взыскивать с продавца (исполнителя, изготовителя, уполномоченной организации) штраф за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя в размере пятидесяти процентов от присужденной сумы безотносительно вины.

В работе доказывается, что само по себе взыскание штрафа не характерно для правосудия, осуществляемого судами общей юрисдикции по гражданским делам. Рассматриваемый штраф не является судебным (гл. 8 ГПК РФ), так как не предусмотрен ГПК РФ. Также он не может быть причислен к административным, так как не предусмотрен Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях или законами субъектов Российской  Федерации (только этими видами нормативных правовых актов может быть предусмотрена административная ответственность на основании п. 1 ст. 2.1 КоАП РФ).

Утверждается, что взыскание такого штрафа не соответствует способам выхода суда за пределы заявленных требований, так как суд, взыскивая штраф, не удовлетворяет новое требование, тесно связанное с заявленным. Кроме своего размера, штраф никак не связан с заявленным требованием.

Правовая природа такого штрафа (отсутствие связи с убытками), его назначение (местный бюджет) и размер, установленный императивно, не характерны для гражданского законодательства, в связи с чем рассматриваемый штраф предлагается исключить из Закона РФ «О защите прав потребителей», соответствующую норму внести в Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации. При этом орган, рассматривающий дело об административном правонарушении, каждый раз должен устанавливать вину лица, привлекаемого к ответственности.

Норму о взыскании половины размера штрафа в пользу организации, обратившейся за защитой прав потребителя, предлагается исключить из законодательства полностью, как не имеющую правового обоснования.

В четвертом параграфе рассматривается «Привлечение соответчика по инициативе суда и последующее удовлетворение требований к нему как разновидность выхода за пределы заявленных требований».

В данном разделе обосновывается вывод о том, что, привлекая к участию в деле соответчика по собственной инициативе, суд делает для себя возможным принятие решения против лица, об участии в деле которого истцом не заявлялось. Такое процессуальное действие должно ограничиваться действием принципа диспозитивности.

Автор считает, что  условие, при котором суд может привлекать соответчика по собственной инициативе, должно быть четко определено в ГПК РФ по аналогии с нормой АПК РФ, то есть в случае, когда федеральным законом предусмотрено обязательное участие в деле другого лица в качестве ответчика. Точное определение таких случаев в соответствующих федеральных законах приведет к единству правового регулирования. Специфика, связанная с отсутствием предпринимательских рисков, не дает основания для свободного усмотрения суда в части привлечения соответчиков. Таким основанием может являться заранее неравное положение сторон спорного правоотношения, что, в частности, характерно для производства по делам, возникающим из публичных правоотношений.

При анализе субсидиарных правоотношений диссертантом обосновывается, что при рассмотрении иска к основному должнику в правоотношении, предусматривающем субсидиарную ответственность, субсидиарный должник должен быть привлечен к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора (в том числе по инициативе суда).

Осуществление взыскания с субсидиарного должника при отсутствии предъявленных к нему требований целесообразно только в случае недостаточности имущества основного должника, однако на данный момент необоснованно и требует внесения изменений в ГК РФ.

Такой выход за пределы заявленных требований в целях процессуальной экономии оправдал себя при осуществлении взыскания с собственника имущества бюджетных учреждений при недостаточности имущества последних.

Третья глава «Выход суда за пределы заявленных требований при рассмотрении  дел, возникающих из иных правоотношений» также состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе анализируется «Разрешение судом незаявленных требований по семейным спорам».

Диссертант рассматривает нормы п. 2 ст. 24 Семейного кодекса РФ, прямо предусматривающие обязанность суда выходить за пределы заявленных требований (определять, с кем из родителей будут проживать несовершеннолетние дети после развода, и с кого из родителей и в каких размерах взыскиваются алименты на их детей), как специальные процессуальные нормы по отношению к норме ч. 3 ст. 196 ГПК РФ. Форма выхода суда за пределы заявленных требований определена как исполнение обязанности. Способ выхода – разрешение требования, тесно связанного с заявленным.

Наиболее подробно исследуется проблема возможного противоречия обязанности суда исполнить императивное указание закона принципу диспозитивности. Подчеркивается, что суды зачастую игнорируют императивное указание п. 2 ст. 24 Семейного кодекса РФ и не выходят за пределы заявленных требований из-за невозможности выявления воли сторон по данным вопросам.

В диссертации формулируются меры по устранению данных противоречий.

В частности, по вопросу о взыскании алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка предлагается следующий механизм.  Если лицо, с которым будет проживать ребенок, не желает получения содержания или планирует решить этот вопрос еще в каком-либо порядке, то суд поясняет ему право отказа от разрешения судом вопроса о взыскании алиментов (применяя терминологию ст. 24 Семейного кодекса РФ). Только письменный отказ лица от разрешения судом вопроса, который суд обязан разрешить в силу закона, снимает с суда обязанность выходить за пределы заявленных требований.

Последствием принятия отказа истца от разрешения судом вопроса о взыскании алиментов должно быть, по мнению автора, оставление вопроса о взыскании алиментов на содержание ребенка без рассмотрения.

Преимущества такого решения вопроса заключается в том, что у суда появится возможность оценить волю на присуждение алиментов лица, с которым останется проживать несовершеннолетний ребенок, а также позволит этому лицу в дальнейшем инициировать иск о взыскании алиментов и снимет вопрос тождества исков.

Во втором параграфе рассматривается «Сохранение по инициативе суда за бывшим членом семьи права пользования жилым помещением на определенный срок».

Особая социальная направленность в регулировании жилищных отношений позволили законодателю установить, что, если у бывшего члена семьи собственника жилого помещения отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением, а также если имущественное положение бывшего члена семьи собственника жилого помещения и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением, право пользования жилым помещением, принадлежащим указанному собственнику, может быть сохранено за бывшим членом его семьи на определенный срок на основании решения суда (п. 4 ст. 31 Жилищного кодекса РФ).

На основе сложившейся судебной практики, а также правовых позиций Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ, ввиду особой социальной значимости обеспечения жилищных прав граждан, автор считает необходимым изменить форму выхода суда за пределы заявленных требований, установленную в п. 4 ст. 31 Жилищного кодека РФ, с реализации права на исполнение обязанности. Изложить анализируемую норму предлагает в следующей редакции: «если у бывшего члена семьи собственника жилого помещения отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением, а также если имущественное положение бывшего члена семьи собственника жилого помещения и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением, право пользования жилым помещением, принадлежащим указанному собственнику, сохраняется за бывшим членом его семьи на определенный срок на основании решения суда, вне зависимости от заявления таких требований». Так, суд в каждом конкретном случае будет обязан исследовать имущественное положение ответчика, обеспечение его жильем (эти обстоятельства войдут в предмет доказывания) и выходить за пределы заявленных требований в интересах ответчика, если это потребуется для обеспечения (хотя и на время) реализации жилищных прав ответчика. Таким образом, разрешение требования о сохранении на определенный срок права пользования жилым помещением станет обязанностью суда, а удовлетворение такого незаявленного требования будет осуществляться по усмотрению суда на основании полного и всестороннего исследования доказательств.

Такое регулирование, то есть предоставление времени для реализации жилищных прав, будет соответствовать цели защиты интересов лиц, которые могут остаться без права пользования каким-либо жилым помещением в момент вступления в силу решения суда. 

В третьем параграфе исследуется «Разрешение судом незаявленных требований при признании увольнения или перевода работника незаконным, а также при изменении судом записи в трудовой книжке».

На основе анализа процессуальных норм Трудового кодекса выделяются требования, которые суд обязан разрешить при рассмотрении дела о признании увольнения или перевода на другую работу незаконным.

Так, во-первых, суд восстанавливает работника на прежней работе (ч. 1 ст. 394 Трудового кодекса РФ), если от работника не поступит заявления, что он хочет ограничиться исключительно компенсацией за время вынужденного прогула или разницей в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы (ч. 3 ст.394 Трудового кодекса  РФ); во-вторых, суд принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы (ч. 2 ст. 394 Трудового кодекса РФ); в-третьих, при истечении срока трудового договора суд изменяет формулировку основания увольнения на истечение срока трудового договора (ч. 6 ст. 394 Трудового кодекса РФ).

Форма выхода суда за пределы заявленных требований определена законодателем как исполнение обязанности, способ – разрешение требования, тесно связанного с заявленным.

Автор исследования обращает внимание, что следует отличать оспаривание увольнения как действия работодателя от оспаривания приказа об увольнении как локального индивидуального акта. Признание приказа об увольнении незаконным не влечет для суда обязанность выходить за пределы заявленных требований, в отличие от признания незаконным самого увольнения.

Правильное указание причины (основания) увольнения в трудовой книжке при оспаривании соответствующей записи – обязанность суда вне зависимости от требования сторон. Способом выхода за пределы заявленных требований в этом случае может быть как удовлетворение нового требования, тесно связанного с заявленным, так и изменение предмета иска (в случае изменения формулировки увольнения, если истцом предложена формулировка, не соответствующая закону или обстоятельствам увольнения).

В четвертом параграфе исследуется «Выход суда за пределы заявленных требований по делам, возникающим из публичных правоотношений».

Автор диссертации акцентирует внимание на том, что и в ГПК РФ, и в АПК РФ в главах о рассмотрении дел, возникающих из публичных правоотношений, содержатся нормы (ч. 1 ст. 258, ч. 1 ст. 261 ГПК РФ, ч.ч. 4, 5 ст. 201 АПК РФ), предписывающие суду при удовлетворении требований обязывать орган публичной власти устранять выявленные нарушения прав заявителя.

На основе анализа судебной практики в работе утверждается, что суд выходит за пределы заявленных требований, определяя конкретный способ устранения нарушений, даже если такой способ не совпадает со способом, предложенным заявителем. В этом случае при удовлетворении основного требования суд должен отказать в той части заявления, в которой не согласен со способом устранения нарушения права, предложенным заявителем, так как суд должен разрешить все заявленные требования, вне зависимости, носят они самостоятельный характер или являются способом устранения нарушения прав.

Автор считает, что установление срока для восстановления прав заявителя является правом суда. При этом установление конкретного срока для восстановления прав заявителя является обязанностью суда в случае, если такой срок предусмотрен нормами материального права, регулирующими спорное правоотношение.

Неверным является применение судом абсолютного усмотрения в отношении конкретных мер восстановления нарушенных прав и предлагает поставить конкретный способ и срок для восстановления прав заявителя в зависимость от соответствующих способов и сроков реализации прав,  установленных материальным правом. Сам выход суда за пределы заявленных требований должен быть поставлен в зависимость от необходимости (в том числе повторного) обращения заявителя к органу публичной власти для реализации своих прав.

Критерий необходимости обращения или повторного обращения, если оспариваются результаты рассмотрения первого обращения, по мнению диссертанта, полностью отражает обязанность совершения определенных действий. Названный критерий позволит судам вышестоящих инстанций проверять состоявшиеся решения судов на соответствие их конкретным нормам материального права, регламентирующим процедуру реализации прав заявителя, в случае если такая реализация предусмотрена.

Возложение на орган публичной власти обязанности устранить нарушения на основании решения суда необходимо отличать от возложения такой же обязанности на основании частного определения суда. Первое является выходом суда за пределы заявленных требований. Второе не относится к данному процессуальному действию. Этот вывод сделан на основании выявления и анализа критериев разграничения указанных процессуальных действий (по судебным актам, по основаниям их принятия, по обязательности, по адресатам и др.).

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы:

  1. Статьи, опубликованные в изданиях, рецензируемых ВАК РФ:

1. Прасолов Д.Б. Выход третейского суда за пределы заявленных требований: возможность, ограничения и последствия // Третейский суд. 2011. № 3. С. 85 – 92 (0,5 п. л.).

2. Прасолов Д.Б. Соотношение процессуального действия суда по выходу за пределы заявленных требований с отдельными принципами гражданского процесса // Вестник Воронежского Государственного Университета. 2011. № 2 (11). С. 154 – 161 (0,52 п. л.).

  1. Статьи, опубликованные в прочих изданиях:

1. Прасолов Д.Б. Выход суда за пределы заявленных требований по семейным спорам. Семейные правоотношения: вопросы теории и практики: материалы Международной научно-практической конференции. (Воронеж 8 декабря 2006 года) / Под ред. О.И. Величковой, О.Н. Шеменевой. Воронеж: изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2007. С 209 – 218 (0,49 п. л.).

2. Прасолов Д.Б. Субсидиарная ответственность и проблемы привлечения к участию в процессе субсидиарного ответчика // Правовые реформы в современной России: значение, результаты, перспективы: материалы научно-практической конференции, посвященной 50-летнему юбилею юридического факультета Воронежского государственного университета (Воронеж, 20-21 ноября 2008 г.). Вып. 5 Ч. Воронеж: изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2009. С. 156 – 165 (0,46 п. л.).

3. Прасолов Д.Б. Проблемы выхода суда за пределы заявленных требований: сравнительно-правовой и исторический анализ // Юридические записки: научно-практический журнал. 2011.№ 1 (24). С. 158 -167 (1 п. л.).

4. Прасолов Д.Б. Выход суда за пределы заявленных требований в гражданском судопроизводстве // Вестник гражданского процесса. 2011. № 1. С. 199 – 210 (0,62 п. л.).

Общий объем опубликованных работ – 3,59 п. л.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.