WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

  На правах рукописи

УШАКОВА екатерина Владимировна

УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ МЕРЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ПОХИЩЕНИЮ ЧЕЛОВЕКА

Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва - 2012

Работа выполнена на кафедре уголовно-правовых дисциплин факультета экономики и права Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский государственный лингвистический университет»

  Научный руководитель:   заслуженный юрист Российской Федерации

  доктор юридических наук, профессор

  Гладких Виктор Иванович

  Официальные оппоненты: Аминов Давид Исакович

доктор юридических наук, профессор кафедры

криминологии ФГКОУ ВПО «Московский

университет МВД России»

 

Решняк Мария Генриховна

кандидат юридических наук, доцент

заместитель заведующего кафедрой

уголовно-правовых дисциплин

НОУ ВПО «Международный юридический

институт»

  Ведущая организация:  ФГКУ «ВНИИ МВД России»

Защита диссертации состоится «07» июня 2012 года в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 212.135.04 при Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего образовательного учреждения «Московский государственный лингвистический университет» по адресу: 119034, г. Москва, ул. Остоженка, д. 38, ауд. 87.

С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в диссертационном читальном зале библиотеки ФГБОУ ВПО МГЛУ по адресу: 119034, г. Москва, ул. Остоженка, д. 38.

Автореферат разослан “20” апреля 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук С.В. Борисова 

  ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

 

Актуальность темы диссертационного исследования. Свобода и другие личные права человека относятся к естественным и неотъемлемым правам человека, а их защита является базисным принципом современного права. Это право помимо других прав и свобод человека закреплено в Конституции РФ (п.1 и 2 ст. 17) и регламентировано российским законодательством, в том числе уголовным правом (ст. 126, 127, 127.1., 127.2., 128, 206 УК РФ и др.).

Приоритет свободы личности обуславливает актуальность исследования признаков такого распространенного деяния как похищение человека (ст. 126 УК РФ).

Самый высокий всплеск зарегистрированных похищений человека был отмечен в 2002 году – 1535 фактов. Однако если рассматривать динамику похищений человека, зарегистрированных в Российской Федерации за период с 2002 по 2011 год, то незначительный подъем указанной преступности был отмечен только в 2005 году – 1135, что на 2,4 % больше показателей 2004г. (1108). Начиная с 2006 по 2011 годы наблюдается устойчивая тенденция снижения фактов похищения человека, что, однако, ни в коей мере не умаляет повышенной общественной опасности данного деяния.

  Вместе с тем, в теории и практике применения нормы, предусмотренной ст. 126 УК РФ, оказался дискуссионным целый ряд вопросов, относящихся: к толкованию непосредственного объекта похищения человека, отдельных признаков его объективной стороны, квалифицирующих признаков, условиям добровольности освобождения похищенного, а также признакам разграничения данного деяния с другими преступлениями против свободы личности (в частности, со ст. 127 УК - Незаконное лишение свободы), в связи с чем в следственной и судебной практике зачастую допускаются ошибки в правильной квалификации состава похищения человека.

Не существует единого представления о соотношении похищения человека и захвата заложника (ст. 206 УК РФ), в частности о способах их совершения и моменте окончания.

Не до конца урегулированным является вопрос о квалификации убийства, сопряженного с похищением человека (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ), и похищения человека, совершенного без цели убийства, но с последующим лишением его жизни (в связи с неполучением выкупа, права собственности, устранением свидетеля и т.п.). Речь идет о квалификации содеянного либо только по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, либо по совокупности указанной статьи с различными квалифицированными составами похищения человека.

На практике зачастую при похищении человека из корыстных побуждений (п. «з» ч.2 ст. 126 УК РФ) вменяют и ст. 163 УК РФ («вымогательство»), что, на наш взгляд, является «завышенной» квалификацией содеянного, влекущей излишне строгое наказание.

По мнению автора, существующий перечень квалифицирующих признаков ст. 126 УК РФ является недостаточно дифференцированным, в частности в норме отсутствуют такие признаки, как экстремистский мотив, похищение детей родителями, в том числе лишенными родительских прав, или родственниками и др.

И самое главное, что отмечается практически всеми исследователями указанной проблемы (Б.А. Гаджиэминов, Д.А. Ситников, А.В. Донцов, Р.Э. Оганян и др.), – наличие в конструкции ст. 126 УК РФ простой (неконкретизированной) диспозиции, существенно затрудняющей практику применения рассматриваемой нормы.

Исследования показали, что в ряде стран (США, ФРГ, Швеция, Италия, Франция, Китай, Таиланд) норма об ответственности за похищение человека характеризуется большей проработанностью, в частности как ее диспозиции, так и квалифицированных составов.

В связи с этим для выработки наиболее оптимального законодательного описания похищения человека (ст.126 УК РФ) нужен сравнительно-правовой анализ норм, устанавливающих ответственность за похищение человека, в российском и зарубежном законодательстве.

В целях выработки системы мер предупреждения случаев похищения человека необходимо исследовать криминологические показатели указанного деяния, факторы, его обуславливающие, личность похитителя - как в России, так и в странах СНГ. 

Данные обстоятельства отражают актуальность темы диссертационного исследования при выборе ее диссертантом.

Степень научной разработанности темы исследования. Несмотря на то, что уголовно-правовым и криминологическим проблемам похищения человека за последние десять лет был посвящен ряд научных трудов и диссертаций: Кораблев В.Г. «Криминологическая характеристика и уголовно-правовые проблемы похищения человека», 1999г., Гаджиэминов Б.А. «Уголовно-правовые и криминологические проблемы похищения человека», 2000г., Ситников Д.А. «Уголовно-правовая и криминологическая характеристика похищения человека», 2001г., Климов В.А. «Криминологические и уголовно-правовые проблемы борьбы с похищениями детей», 2001г., Миронов И.А. «Уголовно-правовые и криминологические аспекты похищения человека», 2002г., Донцов А.В. «Похищение человека: уголовно-правовой аспект», 2003г., Оганян Р.Э. «Криминологическая теория и практика предупреждения преступлений, связанных с похищением человека», 2003г., Клименко А.В. «Уголовно-правовая характеристика похищения человека», 2004г., Парфиненко И.П. «Проблемы отграничения похищения человека от незаконного лишения свободы», 2007г., Назих Х. Т. «Ответственность за похищение человека», 2008г. - единого толкования признаков состава данного преступления так и не выработано. Уголовный закон не раскрывает понятие похищения и несмотря на то, что большинством исследователей данной проблемы выработаны собственные, достаточно обоснованные дефиниции похищения человека, до сих пор на законодательном уровне этот конструктивный недостаток диспозиции ст. 126 УК РФ не устранен. Отсутствуют какие-либо рекомендации Пленума Верховного Суда Российской Федерации по судебной практике рассмотрения дел от ответственности за незаконное похищение человека.

Само толкование похищения свидетельствует о неоправданно высоком заимствовании положений научных и практических разработок института хищения чужого имущества.

До настоящего времени нет четко обозначенного определения признака добровольности, указанного в примечании к ст.126 УК РФ, в связи с чем возникают значительные трудности в определении критерия освобождения виновного от уголовной ответственности. 

Целью настоящей работы является модернизация существующей нормы уголовного права о похищении человека путем уточнения содержания ее объективных и субъективных признаков; расширения перечня квалифицирующих признаков; определения критериев отграничения рассматриваемого преступления от других преступлений против свободы, анализа количественных и качественных показателей похищения человека, его детерминант; исследование личности виновного в похищении человека, а также выработка современной системы мер противодействия похищениям человека. 

Основные задачи исследования. Для достижения сформулированных целей поставлены следующие задачи:

- исследовать исторический опыт, российское и зарубежное законодательство об ответственности за похищение человека;

- изучить и обобщить научные материалы по данной теме, определить уровень ее теоретической разработки на сегодняшний день;

- дать характеристику объективных и субъективных признаков похищения человека;

- рассмотреть квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки похищения человека;

- провести отграничение похищения человека от смежных составов преступлений;

- проанализировать судебную практику, касающуюся вопросов ответственности за похищение человека;

- выяснить обоснованность формулирования основания освобождения от ответственности за похищение человека и толкования признака добровольности;

- оценить норму о похищении человека с точки зрения соответствия ее интересам практики, сформулировать предложения по ее совершенствованию, а также рекомендации по правильному применению на практике;

  - исследовать количественные и качественные показатели похищения человека;

- определить детерминанты (факторы) похищения человека;

- провести криминологический анализ личности виновного, совершившего похищение человека;

  - определить основные направления предупреждения похищения человека;

  Объектом исследования являются общественные отношения, связанные с уголовно-правовой охраной личной свободы граждан в России, в государствах – участниках СНГ и других зарубежных странах, а также с теорией и практикой предупреждения похищений человека.

Предметом диссертационного исследования являются: правовые нормы, устанавливающие ответственность за похищение человека, судебная и следственная практика по таким делам, официальные статистические данные о фактах похищения человека за период с 2000 по 2011 годы; результаты криминологических исследований; юридическая и иная литература, касающаяся проблем борьбы с данными преступлениями.

  Методология и методика исследования. Методологической основой исследования послужили общенаучные методы познания социальных явлений, а также ряд частнонаучных, системно-научных методов, в том числе

историко-правовой, сравнительно-правовой, статистический, социологический, конкретно-социологический, лингвистический методы.

Нормативную базу исследования составили Конституция Российской Федерации, международные нормативно-правовые акты, уголовное законодательство ряда зарубежных стран, конституционное, уголовное, уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации, постановления Пленума Верховного Суда РФ, уголовное законодательство России дореволюционного и постреволюционного периодов, а также иные правовые нормы и документы юридического характера, связанные с темой диссертации.

Эмпирическую базу исследования составила судебно-следственная практика по делам о похищениях человека за 2000-2011 годы, результаты проведенного опроса граждан и сотрудников правоохранительных органов. В работе использованы материалы изучения 190 уголовных дел о похищении человека, рассмотренных судами города Москвы, Московской области, Республик Марий Эл, Чувашии, Татарстана, Дагестана.

Обоснованность и достоверность научных положений, выносимых на защиту, обеспечены применением апробированных методов и методик, соблюдением требований теории уголовного права и криминологии, тщательным отбором эмпирического материала, обобщением собственного и иного практического опыта. Исследование базируется на анализе статистических данных о количестве совершенных преступлений, квалифицируемых по ст. 126 УК РФ, сведениях о выявленных и привлеченных к уголовной ответственности лицах, результатах криминологических исследований.

Научная новизна работы обусловлена тем, что она является одним из немногочисленных комплексных исследований, посвященных уголовно-правовым и криминологическим аспектам противодействия преступлениям, предусмотренных ст.126 УК РФ, проведенных за последние пять лет.

Определенными признаками научной новизны обладают полученные результаты исследования, которые включают:

- авторский вариант анализа современного уголовного законодательства о похищении человека Федеративной Республики Германия, Франции, Китая, Таиланда, Сирии, а также ряда других государств;

- научно обоснованные конструктивные предложения о законодательной доработке квалифицирующих признаков состава похищения человека: похищение с целью трансплантации органов или тканей; похищение человека, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;

- внесено предложение о включении в число субъектов похищения ребенка бывших супругов, лиц, лишенных родительских прав, а также родственников, которые уголовной ответственности в настоящее время не подлежат. Данная ситуация является спорной и нерешенной на законодательном уровне, так как зачастую ребенка захватывают как средство манипуляции для выяснения взаимоотношений между родственниками или по мотиву мести.

- установлена целесообразность применения описательной диспозиции ст. 126 УК РФ: «Похищение человека – то есть незаконные захват, перемещение и удержание лица, совершенное против его воли, путем насилия или угрозы применения насилия, или путем обмана»;

- обоснована значимость исследования похищения человека при наличии в деянии иных составов преступлений, в частности, ст. ст. 105, 111, 112, 116, 117, 163 УК РФ;

- детализировано понятие добровольности освобождения похищенного;

- выявлены вопросы разграничения похищения человека с незаконным лишением свободы и захватом заложника;

- исследована количественная и качественная характеристика похищения человека;

- обобщены и классифицированы детерминанты похищения человека;

- проведено комплексное исследование личности виновного в похищении человека по этническому составу граждан РФ и стран СНГ: Украины, Армении, Азербайджана, Узбекистана;

- выявлена категория лиц, наиболее подверженных похищению, и разработана памятка по предотвращению похищений предпринимателей;

- разработаны меры по совершенствованию предупреждения похищения человека.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. В ч.1 ст.126 УК РФ сформулирована описательная диспозиция с раскрытием понятия «похищение человека»: «Похищение человека - то есть незаконные захват, перемещение и удержание лица, совершенные против его воли, путем насилия или угрозы применения насилия, или путем обмана».

2. По мнению автора, противоправным может быть даже завладение ребенком близкими родственниками, которые в настоящее время уголовной ответственности не подлежат. В число субъектов похищения ребенка следует включить бывших супругов, лиц, лишенных родительских прав, а также родственников.

3. В силу повышенной общественной опасности таких деяний, как убийство или умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «м» ч.2 ст. 105 УК РФ и п. «ж» ч. 2 ст. 111 УК РФ) предлагается по аналогии с указанными деяниями ввести соответствующий признак – пункт «и» в ст. 126 УК: «Похищение человека, совершенное в целях использования органов и тканей  потерпевшего».

4. Законодательно неурегулированным является вопрос о совершении похищения человека по так называемым экстремистским мотивам. В связи с этим предлагается дополнить ч.2 ст. 126 УК РФ новым квалифицирующим признаком – пунктом «к» следующего содержания: «Похищение человека, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы».

  5. В примечании к ст. 126 УК РФ предложено увязать возможность освобождения виновного от уголовной ответственности со сроком удержания похищенного: добровольность освобождения потерпевшего имеет место только тогда, когда срок удержания похищенного не превышает трех суток.

6. К числу основных факторов, детерминирующих похищения человека, следует отнести: а) экономические (желание незаконно обогатиться в условиях экономического кризиса и его последствий; в целях решения экономических споров; для погашения кредита; устранения конкурентов; использования рабского труда и т.п.), б) политические (по мотивам идеологической, расовой, религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы); в) социально-психологические (на почве межличностных конфликтов, тяжкого оскорбления, кровной мести, ревности, принуждения к даче ложных показаний, оказания секс-услуг и т.п.).

7. В своем большинстве виновными в похищении человека явились граждане Российской Федерации – 51%, в том числе 31% - граждане Дагестана, Чеченской Республики, Республики Ингушетии, Северной Осетии. 49% составили граждане СНГ: Украины, Армении, Узбекистана, Азербайджана; наиболее криминально активными являются лица от 18 до 30 лет – 62 % и от 30 до 40 лет – 24 %, среди них рецидивисты составили 14 %.

8. Изучение личности похищенных показало, что предприниматели среди них составили 40%, рабочие - 16%, неработающие и неучащиеся - 14 %, депутаты - 5%, лица, занимающиеся иными видами деятельности - 25%. Потерпевшие от похищения: мужчины - 73 %, женщины -  20 %, несовершеннолетние обоего пола - 7 %.

  9. Осуществлена классификация мер предупреждения похищения человека, включающая: общесоциальные меры, направленные на оздоровление экономической ситуации в стране и ряде регионов, наиболее подверженных данному деянию; специально-криминологические меры, в частности, создание в органах полиции штатных специализированных и оперативных подразделений быстрого реагирования по предупреждению и раскрытию похищения человека с обеспечением их новейшими техническими средствами; меры индивидуально-профилактического воздействия как на потенциальных похитителей, так и потерпевших, в том числе в сфере виктимологической профилактики, правовой пропаганды и т.п. Разработана памятка для предпринимателей – как не стать жертвой похищения.

Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в том, что сформулированные в нем выводы и предложения могут использоваться:

для совершенствования современного уголовного законодательства Российской Федерации;

в правоприменительной практике при квалификации преступлений, предусмотренных ст.126 УК РФ;

в практической деятельности судебно-следственных органов при квалификации похищения человека;

в правоохранительной деятельности по предупреждению похищения человека;

в подготовке разъяснений Пленума Верховного Суда РФ о судебной практике по делам о преступлениях против личной свободы;

  в процессе изучения курсов «Уголовное право» и «Криминология», спецкурса «Преступления против свободы, чести и достоинства личности» по юридическим специальностям;

  для дальнейших теоретических разработок проблем ответственности за похищение человека, в ходе научно-исследовательской работы в данной и смежной с ней областях уголовного права и криминологии.

Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена на кафедре уголовно-правовых дисциплин факультета экономики и права Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский государственный лингвистический университет». Основные положения и выводы диссертации обсуждались на заседаниях кафедры, докладывались на научно-практических конференциях (ВНИИ МВД России, Академия экономической безопасности МВД России, Международный юридический институт), нашли свое отражение в семи публикациях автора.

Структура диссертации. Диссертация выполнена в объеме, соответствующем требованиям ВАК. Структура работы определена характером исследуемых в ней проблем. Диссертация состоит из введения, трех глав, девяти параграфов, заключения, списка использованных источников и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются ее цель и задачи, конкретизируются объект, предмет. Характеризуются теоретическая, нормативная, методологическая и эмпирическая основы работы, определяется ее научная значимость, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

В § 1 главы первой «Исторический анализ развития российского уголовного законодательства о похищении человека» осуществлен ретроспективный анализ похищения человека. Еще в Библии определено понятие данного преступления, а мерой наказания за него являлась смертная казнь. Библейский закон строго запрещает недобровольную зависимость, за исключением, если она является наказанием.

Смертная казнь применялась не только к похитителю, но и к его соучастникам, оказавшим содействие как в похищении, так и в продаже похищенного человека.

На Руси похищение людей еще со времен договора с греками (911 г.) всегда относилось к суровому преступлению. Об этом свидетельствуют древнейшие памятники русского феодального права (Русская Правда, Новгородская и Псковская судные грамоты).

Уложение 1854 г. предусматривало смертную казнь за похищение женщин и младенцев, относя это преступление к нарушению прав личности.  Покушение на целомудрие женщины и в дальнейшем ее похищение каралось смертной казнью.

  После отмены крепостного права в 1861г. и с развитием общественных отношений похищения людей, особенно детей, по корыстным мотивам, получили широкое распространение. В результате усиления уголовной политики во второй половине ХIХ века в «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных» 1885 г. был включен ряд специальных статей, в которых были выделены простые и квалифицированные виды похищения людей.

Похищения людей квалифицировались как преступления и после революции 1917 г. Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. предусматривал уголовную ответственность за похищение, сокрытие или подмену чужого ребенка с корыстной целью, из мести или иных личных соображений.

Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. содержал ст.125 «Похищение или подмен ребенка».

Статья 233 УК РСФСР предусматривала ответственность за похищение женщин для вступления в брак как посягательство на права и свободы человека на основе пережитков местных обычаев.

Данный вид самостоятельного преступления получил развитие после произошедшего в 1992 г. осетино-ингушского конфликта. Впоследствии на территориях этих республик были зарегистрированы случаи исчезновения людей, оказавшихся в заточении у той или иной стороны. Значительное распространение деяний, связанных с похищением людей, вызвало необходимость принятия самостоятельной уголовно-правовой нормы. Такой нормой в УК РСФСР стала ст. 125  - «Похищение человека» (29 апреля 1993 г.).

В УК РФ 1996 года была введена ст.126 УК РФ «Похищение человека».

В § 2 главы первой «Российское и зарубежное законодательство об ответственности за похищение человека» содержится анализ современного российского уголовного законодательства и зарубежной уголовной доктрины об ответственности за насильственное похищение человека.

Международные конвенции о борьбе с похищениями человека позволяют активно использовать такие организации, как Международная организация уголовной полиции (Интерпол), в рамках которой осуществляется обмен необходимой информацией.

Во многих странах похищение человека включено в уголовные кодексы и считается тяжким преступлением. Наказание за него колеблется от пожизненного лишения свободы (УК Франции, Германии) до длительных сроков тюремного заключения (УК Италии, Швеции).

Анализ российского и зарубежного уголовного законодательства о похищении человека позволяет определить сходство признаков, относящих данный состав к тяжким преступлениям против свободы и личной неприкосновенности. Практически все проанализированные уголовные кодексы устанавливают за это преступление длительные сроки лишения свободы.

  С объективной стороны это преступление состоит в насильственном перемещении потерпевшего из места постоянного или временного его пребывания в другое неизвестное для него место.

Мотивами совершения этого преступления могут быть как корысть, так и иная личная заинтересованность (месть, ревность, хулиганство).

Субъектом данного преступления различных законодательных систем является любое физическое вменяемое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности за это преступление.

Субъективная сторона похищения человека характеризуется виной в виде прямого умысла.

  Что касается различий российского и зарубежного уголовного законодательства о похищении человека, то в законодательстве ряда стран, в частности Китая и Таиланда, за похищение человека предусмотрены чрезвычайно суровые меры наказания, вплоть до пожизненного лишения свободы или смертной казни.

Наиболее разработанной и технологичной нормой, предусматривающей ответственность за похищение человека, на наш взгляд, является норма уголовного законодательства ФРГ, которая имеет четко обозначенную описательную диспозицию. Вместе с тем, указанная диспозиция нам представляется излишне громоздкой и перегруженной. Применительно к российскому законодательству подобная правовая конструкция на сегодняшний день отсутствует.

§ 1 главы второй «Объективные признаки состава похищения человека» содержит анализ объекта и объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст.126 УК РФ.

Похищение человека относится к многообъектным длящимся преступлениям и считается оконченным с момента захвата потерпевшего и в то же время может сопровождаться перемещением потерпевшего и его удержанием на неопределенное и зачастую достаточно длительное время.

  По признакам объективной стороны похищение человека (ст.126 УК РФ) отличается от незаконного лишения свободы (ст.127 УК), где отсутствует факт перемещения, незаконного захвата или обмана.

На основании изучения зарубежного опыта и обширной отечественной правоприменительной практики автор считает целесообразным принять на законодательном уровне следующую редакцию диспозиции ст. 126 Уголовного кодекса Российской Федерации: «Похищение человека, то есть незаконные захват, перемещение и удержание лица, совершенные против его воли, путем насилия или угрозы применения насилия, или путем обмана».

На наш взгляд, в примечании к статье 126 УК РФ имеется существенный пробел, касающийся срока удержания похищенного.

  Срок указывает на глубину причинения ущерба объекту и влияет на степень общественной опасности деяния. Время, в течение которого удерживается потерпевший, по действующему законодательству на квалификацию действий виновного не влияет. Этот период времени может соизмеряться и часами, и днями, и неделями, вплоть до месяцев.

По результатам исследования выявлено, что самый больший период времени удержания похищенного в неволе составил до 3-х суток, что составило до 65 %, до 1-х суток – 23% и свыше 5 суток – 12%. Все это свидетельствует о том, что самый значительный по продолжительности период (срок) удержания потерпевшего в неволе приходится на период до 3-х суток, что в совокупности составляет до 72 часов. На наш взгляд, это объяснятся тем, что виновные, предъявив требования, ожидают исполнения своего преступного замысла, и потерпевшие в кратчайшие сроки выполняют требования похитителей.

Тем самым, примечание к статье 126 УК РФ – возможность освобождения виновного от уголовной ответственности при добровольном освобождении похищенного необходимо увязать с определенным сроком удержания. Следует, на наш взгляд, дополнить примечание к статье 126 УК РФ следующими словами: «Добровольность освобождения потерпевшего имеет место только тогда, когда срок удержания похищенного не превышает трех суток».

§ 2        главы второй «Субъективные признаки состава похищения человека» посвящен рассмотрению дискуссионных вопросов возраста, вины, мотива и цели рассматриваемого преступления, а также особенностям субъекта виновного в похищении человека.

Не вдаваясь в анализ достаточно очевидных признаков субъекта и субъективной стороны, отметим, что одним из наиболее дискуссионных обстоятельств, касающихся субъекта похищения, выступает так называемый «родственный фактор». По мнению ряда исследователей (А.В. Наумов и Д.А. Ситникова), субъектом данного преступления не могут выступать – один из родителей (усыновителей) малолетнего при похищении его у другого родителя или из любого иного места, где он находится на законном основании; родитель, лишенный родительских прав; близкий родственник (брат, сестра, дед, бабка) при условии, что все эти лица действовали, по их мнению, в интересах малолетнего, а не в интересах третьих лиц. На наш взгляд, с этим убеждением можно согласиться лишь отчасти, так как в действительности трудно представить, как может родитель, лишенный родительских прав, заниматься воспитанием малолетнего ребенка, а самое главное - как определить и оценить, что завладение ребенком будет направлено, по мнению родственников, сугубо на интересы малолетнего. По нашему мнению, в таких случаях необходимо заключение детского медицинского психолога о том, что факт передачи ребенка из одних рук в другие не нанесет психологической травмы малолетнему.

Автором предложено включить в число субъектов похищения ребенка бывших супругов, лиц, лишенных родительских прав, а также родственников.

В § 3 главы второй «Квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки состава похищения человека» исследуются признаки, содержащиеся в частях 2 и 3 ст. 126 УК РФ.

Отмечено, что существующие квалифицирующие признаки состава похищения человека являются далеко несовершенными и требуют значительной доработки. Это порождает различные точки зрения в процессе доктринального и профессионального (в том числе судебного) толкования признаков составов рассматриваемых преступлений.

Как показывают жизненные реалии и анализ научной юридической литературы, на практике возникает потребность детального изучения и законодательного оформления новых и не исследуемых в науке уголовного права квалифицирующих признаков, связанных с похищением людей.

В силу повышенной общественной опасности таких деяний, как убийство или умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «м» ч.2 ст. 105 УК РФ и п. «ж» ч. 2 ст. 111 УК РФ) предлагается по аналогии с указанными деяниями ввести в ч.2 ст.126 квалифицирующий признак следующего содержания: «Похищение человека, совершенное в целях изъятия органов или тканей потерпевшего».

В связи с участившимися случаями похищения людей по так называемым экстремистским мотивам целесообразно дополнить ч.2 ст.126 новым квалифицирующим признаком следующего содержания: «Похищение человека, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы».

В § 4 главы второй «Разграничение похищения человека со смежными составами преступлений» рассматриваются вопросы соотношения общего и различного в сходных с рассматриваемым преступлением составах.

Наличие многих общих признаков и различий создает значительные сложности при квалификации и предполагает в ряде случаев квалификацию совершенных преступлений по совокупности нескольких сходных составов. 

Основное разграничение похищения человека и незаконного лишения свободы проводится по объективной стороне. Объективная сторона незаконного лишения свободы в отличие от похищения человека характеризуется единственным противоправным действием - удержанием. При лишении свободы человека изолируют полностью от других людей, препятствуя свободному передвижению.

Незаконное лишение свободы по своим объективным признакам является преступлением более узким по сравнению с похищением человека.

  Незаконное лишение свободы составляет, по сути, лишь часть действия, составляющего похищение человека.

  Из этого можно сделать вывод о том, что норма о похищении человека самостоятельно применяться не может, а только по совокупности с незаконным лишением свободы.

Устранение этого противоречия возможно только путем законодательного определения понятия «похищения человека» как «незаконного захвата, перемещения и удержания лица, совершенных против его воли, путем насилия или угрозы применения насилия, или путем обмана».

На практике немало проблем возникает и при разграничении похищения человека из корыстных побуждений (п. «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ) и захвата заложника по этим же мотивам (п. «з» ч.2 ст. 206 УК РФ). Главное отличие в том, что при похищении человека из корыстных побуждений требования о передаче имущества, права на имущество либо о совершении действий имущественного характера направлены непосредственно к похищенному либо к его близким. При захвате заложника указанные требования направлены не к захваченному лицу, а к другим лицам или организациям, указанным в ст. 206 УК РФ.

  Конкуренция преступлений, предусмотренных ст. 126 УК РФ и п. «в» ч.2 ст. 105 УК РФ, возможна в тех случаях, когда в связи с похищением человека совершается убийство самого похищенного или других лиц. В иных случаях имеет место реальная совокупность указанных деяний.

Если при похищении человека имеют место признаки преступления, указанного в ст. 117 УК РФ, то действия виновных лиц образуют совокупность преступлений, предусмотренных ст.126 УК РФ и п. «г» ч.2 ст.117 УК РФ. В тех случаях, когда побои и иные насильственные действия влекут за собой более тяжкие последствия в виде причинения вреда здоровью, содеянное надлежит квалифицировать по п. «в» ч.2 ст.126 УК РФ соответственно без дополнительной квалификации по п. «г» ч. 2 ст.117 УК РФ.

При совершении похищения человека, сопряженном с вымогательством, дополнительной квалификации по ст. 163 УК РФ не требуется.

В § 1 главы третьей «Количественные и качественные показатели и детерминанты похищения человека» рассматривается динамика похищения человека, которая имеет свои темпы роста или снижения. 

На протяжении 2000 года по признакам статьи 126 УК РФ было зарегистрировано 1291 преступление. Самый высокий всплеск зарегистрированных похищений человека был отмечен в 2002 году – 1535 фактов, что на 2,4 % больше по сравнению с 2000 годом. Однако если рассматривать динамику похищений человека, зарегистрированных в Российской Федерации за период с 2002 по 2011 год, то незначительный подъем преступности был отмечен только в 2005 году – 1135, что на 2,4 % больше по сравнению с 2004г. (1108). Начиная с 2006 по 2011 годы наблюдается устойчивая тенденция снижения фактов похищения человека.

Территориально похищения человека наиболее распространены: (обобщенные данные за 2004 – 2011 годы): Республика Дагестан – 749 или 60 %, Республика Ингушетия – 432 или 22 %, Северная Осетия – 389 или 18 % от числа всех совершаемых в стране похищений.

Согласно исследованию, в большинстве случаев похищения их побудительной причиной являлась корыстная мотивация как материализация повсеместно распространившейся в постперестроечное время в обществе идеи материального обогащения, в том числе любыми противоправными средствами (до 80 % всех случаев похищения человека совершаются из корыстных побуждений). К ним относятся: завладение квартирой, то есть требование ее продажи на заведомо невыгодных условиях, получение выгод материального или иного характера, что составляет - 38 %, а также требование выплаты выкупа за похищенного, особенно за состоятельных людей – 42%.

К числу основных факторов, детерминирующих похищения человека, следует отнести: а) экономические (желание незаконно обогатиться в условиях экономического кризиса и его последствий; в целях решения экономических споров; для погашения кредита; устранения конкурентов; использования рабского труда и т.п.), б) политические (по мотивам идеологической, расовой, религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы); в) социально-психологические (на почве межличностных конфликтов, тяжкого оскорбления, кровной мести, ревности, принуждения к даче ложных показаний, оказания секс-услуг и т.п.).

В § 2 главы третьей «Личность виновного в похищении человека» дается подробный анализ личности виновного в похищении человека, его характеристика по национальному, половому признаку, роду занятий, образованию, наличию судимости и т.д.

В своем большинстве виновными в похищении явились граждане Российской Федерации – более половины, затем граждане Украины, Армении, Узбекистана, Азербайджана – в основном мигранты, привлекаемые в качестве рабочей силы.

Исходя из комплексного анализа личности виновного в похищении человека, следует отметить ее некоторые типичные признаки.

  В подавляющем большинстве случаев лица, совершившие похищение в центральных районах России, были русские. В Южном Федеральном округе таковыми были аварцы, армяне, ингуши, чеченцы, осетины, кумыки, нагайцы, грузины.

Мужчины – похитители составили 98 %, женщины (в основном выступают в роли соучастника) - 2 %.

Возрастной состав похитителей определяют: несовершеннолетние граждане - 1 %, лица от 18 до 30 лет – 62 %, от 30 до 40 лет – 24 %, старше 40 лет -13%.

В брачных отношениях не состояли 65 %, женатых - 34 %, брак расторгнут - 1 %.

Похитители, как правило, не имеют детей (82%); по 9% - имеют одного или двух детей.

Образовательный уровень похитителей: неполное среднее и общее среднее имеют соответственно 20 % и 27 % обследованных, 23% - средне-специальное, незаконченное высшее – 13 %, высшее – 17%. Почти половина не работали и не учились, и чуть более половины имели постоянное место работы;

Почти пятая часть имеет прежнюю судимость за корыстные или корыстно-насильственные преступления – кражи, грабежи, вымогательство и.т.д.

В § 3 главы третьей «Меры предупреждения похищения человека» исследуется система криминологического предупреждения похищения человека, которое должно быть многоуровневым, начиная от издания нормативных актов уголовно-правового, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного характера до непосредственной реализации названных мер силами правоохранительных органов.

Общесоциальное предупреждение похищения человека охватывает крупные, имеющие долговременный характер преобразования. В сфере экономики – это оздоровление экономической ситуации в стране и ряде регионов, развитие производства, снижение инфляции, справедливое распределение собственности, укрепление национальной валюты и др.

  Специально-криминологические меры включают, в частности, создание в органах полиции штатных специализированных и оперативных подразделений быстрого реагирования по предупреждению и раскрытию похищения человека с обеспечением их новейшими техническими средствами, взаимообмен информацией между правоохранительными органами о лицах, склонных к совершению рассматриваемого преступления и т.п.

Одним из эффективных средств специального криминологического предупреждения является индивидуальная профилактика. Индивидуальная профилактика осуществляется персонифицировано и направлена на выявление и устранение криминогенных факторов, непосредственно связанных с поведением, образом жизни, микросредой конкретных лиц, допускающих отклонение от норм поведения, антиобщественные действия, правонарушения непреступного характера и способных в силу этого встать на путь совершения преступлений.

Объектом индивидуальной профилактики является строго определенный круг лиц, чей образ жизни свидетельствует о реальной возможности совершения похищения человека. Индивидуальная профилактика одновременно воздействует на личность похитителя и на его непосредственное окружение – соучастников преступления. Конечной целью индивидуальной профилактики похищений является предотвращение и недопущение совершения рассматриваемого преступления.

Исследование показало, что одной из категорий лиц, потенциально наиболее подверженных риску похищения, являются предприниматели. В целях предотвращения указанных лиц от похищения разработана памятка предпринимателю, как не стать жертвой похищения.

В заключении подводятся итоги исследования, обобщаются выводы, формулируются рекомендации и предложения по диссертации.

Основные положения диссертации отражены в 7 публикациях автора общим объемом 2,6 п.л.

Статьи, опубликованные в изданиях, включенных в «Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание доктора и кандидата наук»:

1. Ушакова Е.В. Отграничение похищения человека от захвата заложника – вопросы согласования и рассогласования // Российский следователь. – М. – № 9. – 2010. – 0, 2 п.л.

2. Ушакова Е.В. Некоторые проблемы уголовно-правовой квалификации объективных признаков состава похищения человека // Российский следователь. – М. – № 18. – 2010. – 0,4 п.л.

3. Ушакова Е.В. Проблемы отграничения похищения человека от незаконного лишения свободы // Вестник Академии экономической безопасности. – М. – № 1. – 2011. – 0,2 п.л.

       

Другие публикации по теме диссертации в периодических научных изданиях и сборниках:

4. Ушакова Е.В. Пути законодательного совершенствования состава преступления похищение человека // Научный сборник. Институт управления и информатики. - М., 2009. - 0,5 п.л.

5. Ушакова Е.В. Криминологические аспекты личности виновного в похищении человека. // Научный сборник. Институт управления и информатики. - М., 2010. - № 2. - 0,4 п.л.

6. Ушакова Е.В. Российское и зарубежное законодательство об ответственности за похищение человека. // Научный сборник. Институт управления и информатики. - М., 2011. - № 3. - 0,4 п.л.

7. Ушакова Е.В. Факторы, детерминирующие похищение человека. // Вестник Московского института экономики, политики и права. - М., 2011. - 0,5 п.л.

УШАКОВА ЕКАТЕРИНА ВЛАДИМИРОВНА

Уголовно-правовые и криминологические меры противодействия похищению человека

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Подписано в печать “ “___________ 2012 г.

Формат 60X84 1 /16 Печ. л. 1,21

Тираж  100 экз. Заказ №

Отпечатано:




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.