WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Клебанов Лев Романович

Уголовно-правовая охрана культурных ценностей

12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Москва – 2012

Работа выполнена в секторе уголовного права и криминологии Института государства и права Российской академии наук

Научный консультант: доктор юридических наук, профессор Наумов Анатолий Валентинович

Официальные оппоненты:

Чучаев Александр Иванович

  доктор юридических наук, профессор, Московская государственная юридическая академия имени О.Е. Кутафина, профессор кафедры уголовного права

Яцеленко Борис Викторович

доктор юридических наук, профессор, Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации, проректор по научной работе

Кибальник Алексей Григорьевич

доктор юридических наук, профессор, Ставропольский государственный университет, заведующий кафедрой уголовного права

Ведущая организация:  Казанский (Приволжский) 

федеральный университет 

Защита состоится 24 мая 2012 г. в 12.00 на заседании диссертационного совета Д 212.123.01 на базе Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина, г. Москва, 123995, ул. Садовая Кудринская,  9, зал заседаний Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина.

Автореферат разослан _______________2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор юридических наук, профессор  Г.А. Есаков

Введение

Актуальность темы диссертационного исследования. Одной из  насущных в современном мире проблем является проблема глобализации. Вместе с явными преимуществами процесса глобализации, нельзя забывать и об опасностях, которые он в себе содержит, в  связи с чем, среди угроз этого процесса особо выделяют  угрозы национальным культурам, опасность которых, на наш взгляд, в российском обществе до недавнего времени недооценивалась.

Культура должна рассматриваться как важнейший фактор сохранения национальной идентичности в современный период, поскольку ее потеря  равносильна гибели и полному разрушению. В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. культура названа в числе стратегических приоритетов устойчивого развития страны в период глобализации, а среди главных угроз национальной безопасности в сфере культуры названы противоправные посягательства на ее объекты1.

Фундаментальным началом, стержнем всякой культуры являются культурные ценности, значение которых поистине жизненно важно. Задача защиты культурных ценностей России на сегодняшний день представляется стратегически необходиой в контексте обеспечения национальной безопасности страны в целом. Культурное богатство нашей страны является стратегическим ресурсом, которое необходимо сохранить и преумножить в условиях глобальной конкуренции. Это тем более актуально, учитывая многонациональность народа России, и сосуществование на ее территории на протяжении веков представителей различных конфессий.

Сохранение, использование и преумножение культурных богатств  немыслимы без надлежащего правового регулирования, и, в частности, без его уголовно-правовой составляющей: во все времена и во всех странах эти ценности подвергались преступным посягательствам, в том числе во время войн и вооруженных конфликтов. Как международное, так и национальное уголовное право располагают возможностями уголовно-правовой защиты культурных ценностей, тем более, что задача охраны ценностей от преступлений уже давно стала транснациональной, однако досконально эти возможности еще не изучены. Уголовный кодекс Российской Федерации содержит ряд норм, где предметом выступают культурные ценности, но их применение во многом затруднено несовершенством бланкетного законодательства, которое в ряде случаев противоречиво и пробельно. Давним препятствием эффективному применению этих норм является отсутствие единообразного понимания самого термина «культурные ценности». В процессе применения уголовно-правовых норм, охраняющих культурные ценности, нередко нарушается такой фундаментальный принцип как принцип вины, возникают многочисленные трудности при квалификации содеянного. На сегодняшний день неизвестны истинные криминологические  характеристики преступности, посягающей на культурные ценности, поскольку данные уголовно-правовой статистики не отражают реального положения вещей, что, в свою очередь, существенно затрудняет борьбу с этими деяниями и их профилактику. Все эти факторы предопределили выбор темы диссертации, ее архитектонику, круг вопросов, подлежащих изучению, что позволило выработать соответствующие решения целого ряда проблем уголовно-правовой охраны культурных ценностей как научно-теоретического, так и прикладного характера.

Степень разработанности темы исследования. Необходимо отметить, что  в различных науках проблема защиты интересов национальной безопасности в сфере культуры и культурных ценностей рассматривалась неоднократно. В сфере культурологии, глобалистики, политологии, демографии, социологии и философии можно отметить труды таких отечественных и зарубежных авторов как Азроянц Э., Андреева Е.В., Богатырева Т. В.,  Бригадина О.В., Вебер М., Виндельбанд В., Гердер И., Грабарь И.Э., Гундаров И.А., Делягин М. Г., Ионин Л.Г., Кварацхелия В.А., Киреева Н.В., Лапина Т.С., Лебон Г., Лихачев Д.С., Львов Д.С., Малахов В.С., Рерих Н.К., Сорокин П.А., Степин В.С., Стивенсон Н., Цуканова О.И.

В международном праве, административном праве, таможенном праве и гражданском праве аспекты правового регулирования и охраны культурных ценностей рассматривали Александров Е., Александрова М.А., Богуславский М.М., Васильева М.В., Дьяков И.В., Егорова Е.Ю., Зябкин А.И.,  Лукашук И.И., Молчанов С.Н., Савельева И.В., Сергеев А.П., Спицын А.В., Шарапов Н.Н.

Разумеется, не могли остаться в стороне от изучения этих проблем и криминалисты. В уголовном праве и криминологии вопросы защиты культурных ценностей изучались в работах Адельханяна Р.А., Беспалько В.Г., Булатова Р.Б., Горбачева В.Г., Долгова С.Г., Кибальника А.Г., Кругликова Л.Л., Кулыгина В.В., Лопашенко Н.А., Ляпустиной Н.С., Мартыненко И.Э., Михайлова В.И, Первушина В.М., Приданова С.А., Растопчина В.Г., Резвана А.П., Русанова Г.А., Сенцова А.С., Соломоненко И.Г.,  Тищенко В.Н., Томана Дж., Трайнина А.Н., Федорова А.В., Чудинова А.И., Щербы С.П.

Проблематика уголовно-правовой защиты культурных ценностей отражалась в кандидатских диссертациях Афонина И.Б. (2005 г.), Братанова В.В. (2001 г.),  Васильева Д.В. (2008 г.), Вершкова В.В. (2005 г.), Давлетшиной О.В. (2003 г.), Медведева Е.В. (2003 г.), Сабитова Т.Р. (2002 г.), Ткачева Ю.Ю. (2007 г.), Фомичева С.А. (2006 г.).

Труды вышеуказанных авторов внесли ощутимый вклад в уголовно-правовую и криминологическую науку в части изучения проблем охраны культурных ценностей, создали необходимую теоретическую базу их дальнейшего исследования, однако, на сегодняшний день встречается немало вопросов, по которым ведутся острые дискуссии, и которые в правоприменительной деятельности  решаются отнюдь не единообразно, что приводит к разным решениям соответствующих судов. До сих пор не решен вопрос об определении предмета этих преступлений, а предлагаемые на сегодняшний день пути такого решения нельзя признать полностью удовлетворительными. Будучи бланкетными, нормы об уголовной ответственности за посягательства на культурные ценности отсылают к соответствующим нормативным актам, которые зачастую не согласуются друг с другом. Вышеназванные обстоятельства свидетельствуют о недостаточной разработанности проблемы защиты культурных ценностей уголовно-правовыми средствами, что, в свою очередь, определило цель исследования и задачи, направленные на ее достижение.

Цель исследования заключается в решении комплексной проблемы уголовно-правовой охраны культурных ценностей и получении на этой основе новых знаний, имеющих как научно-доктринальное, так и прикладное значение.

Достижению указанных целей способствовало решение следующих задач:

- исследовать социально-политическую и экономическую роль культурных ценностей для существования и развития личности, общества и государства;

- определить роль уголовно-правовой охраны культурных ценностей как неотъемлемой части их правового регулирования;

- изучить современное российское уголовное законодательство, предусматривающее ответственность за посягательство на культурные ценности с учетом бланкетности диспозиций соответствующих уголовно-правовых норм;

- дать собственное авторское определение культурных ценностей как предмета соответствующих преступлений и раскрыть все признаки таких ценностей;

- выявить криминологические предпосылки совершенствования  уголовно-правовой охраны культурных ценностей;

- провести историко-правовое исследование отечественного уголовного законодательства об ответственности за посягательства на культурные ценности, выделить его периодизацию и особенности;

- провести компаративный анализ уголовного законодательства об ответственности за преступления против культурных ценностей, что позволило представить систему таких преступлений и предложить рекомендации по совершенствованию отечественного уголовного законодательства;

- дать комплексную уголовно-правовую характеристику преступлениям, имеющим в качестве предмета культурные ценности;

- внести предложения по совершенствованию отечественного уголовного законодательства об ответственности за посягательства на культурные ценности (отдельный Раздел УК РФ «Преступления против культурных ценностей» (см. Приложение 1 к диссертации).

Объектом исследования выступает комплекс общественных отношений, обуславливающих уголовно-правовую охрану культурных ценностей, и особенности влияния глобализационных процессов на интересы национальной безопасности России в сфере культуры, тенденции развития уголовного законодательства об ответственности за посягательства на культурные ценности.

Предметом исследования являются нормы международного права, Конституции России, законов и подзаконных нормативных актов, позитивно регулирующих отношения по поводу культурных ценностей, нормы отечественного и зарубежного уголовного законодательства об ответственности за преступления против культурных ценностей, материалы правоприменительной, в т.ч. следственно-судебной, практики об охране культурных ценностей, эмпирические данные.

Методологической и методической основой исследования является диалектический метод познания и системный подход к комплексному исследованию проблем уголовно-правовой охраны культурных ценностей. Диалектический метод познания сочетался с использованием логико-юридического, сравнительно-правового, сравнительно-исторического, социологического, статистического методов, метода контент-анализа.

Автор широко опирался на теоретические достижения в области глобалистики, культурологии, социологии, международного права, уголовного права, криминологии, отраженные в трудах отечественных и зарубежных ученых, в частности, Борзенкова Г.Н., Волженкина Б.В., Жалинского А.Э., Кудрявцева В.Н., Кузнецовой Н.Ф., Лопашенко Н.А., Лукашука И.И., Наумова А.В., Рарога А.И., Тер-Акопова А.А., Чучаева А.И.

Нормативной базой исследования послужили Конституция Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права, федеральные законы и подзаконные акты, регулирующие оборот культурных ценностей, уголовное законодательство Российской Федерации, ведомственные нормативные акты, относящиеся к регулированию культурных ценностей, соответствующее законодательство субъектов Российской Федерации по вопросам регулирования культурных ценностей, иные нормативные источники, касающиеся рассматриваемой проблематики.

Эмпирической базой исследования явились данные правовой статистики и конкретно-социологического исследования. Анализировалась ведомственная статистика преступлений и справочно-аналитические документы Верховного Суда Российской Федерации, Генеральной Прокуратуры Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации и его департаментов, Министерства культуры Российской Федерации, Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия, Департамента по культурному наследию г. Москвы. Применялись традиционные методы изучения документов (включая дела об административных правонарушениях, решения арбитражных судов, отказные материалы, акты прокурорского реагирования), наблюдений, мониторинга материалов периодической печати и сети Интернет. Автором изучено  150 уголовных дел, рассмотренных с 1999 г. по 2010 г. судами в различных регионах Российской Федерации, о преступлениях, посягающих на культурные ценности. С помощью специально разработанной анкеты автором опрошены 280 респондентов  (следователи органов внутренних дел, сотрудники прокуратуры, сотрудники уголовного розыска, курсанты Московского университета МВД России, юристы государственных учреждений и организаций, чья деятельность непосредственно связана с охраной культурных ценностей, в частности, Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия и Комитета по культурному наследию г. Москвы, служащие коммерческих организаций, участвующих в обороте культурных ценностей).

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые в уголовно-правовой науке проблемы охраны культурных ценностей исследуются в диссертации, представленной на соискание ученой степени доктора юридических наук, и подвергаются тщательному комплексному исследованию. Впервые культура и составляющие ее основу культурные ценности рассматриваются как факторы национальной безопасности, как средства сохранения национальной идентичности, что обуславливает исключительную важность их уголовно-правовой охраны. Работа содержит развернутую криминологическую и уголовно-правовую характеристику преступлений, посягающих на культурные ценности, чего ранее в литературе не встречалось, при этом особое внимание уделено анализу деяний против недвижимых культурных ценностей, проблемы охраны которых оставались до недавнего времени не изученными, а также тех деяний, которые практически не фиксируются официальной статистикой. Результаты проведенного сравнительно-правового исследования позволили сконструировать авторскую систему норм Уголовного кодекса о преступлениях против культурных ценностей.

В работе проанализирован единый предмет соответствующих преступлений, дано его определение, выделены его специфические признаки, и обусловлено предложение о законодательном выделении сохранности культурных ценностей в качестве самостоятельного социального интереса (родового объекта уголовно-правовой охраны), что обусловило создание специального раздела, объединяющего преступления против культурных ценностей. Определена структура этого раздела и предложена редакция статей, составляющих его содержание. Выявлена специфика субъективных оснований ответственности за посягательства на культурные ценности, в частности, особенности форм и содержания вины. Обосновано положение об уголовно-правовых мерах обеспечения сохранности недвижимых памятников истории и культуры. Впервые сформулированы предложения по уголовно-правовому обеспечению уголовно-правовой охраны археологического наследия России.

Положения, выносимые на защиту:

1. Сбережение, уважение и преумножение национальной культуры является стратегически важной задачей обеспечения национальной безопасности России, однако разрушительный потенциал угроз национальной безопасности в сфере культуры в настоящее время в России недооценивается. Культура представляет собой важнейшее средство сохранения общественной идентичности, а подрыв суверенитета страны связан, среди прочего, и с установлением контроля над идентичностью и культурой как важным ее генератором.

Фундаментом всякой культуры являются культурные ценности, под которыми понимаются не только материальные предметы, но и духовная культура, производственные процессы, ритуалы, обычаи и т.д. Культурное богатство России, объединяющее как материальные, так и нематериальные ценности является колоссальным ресурсом, требующим рационального использования в глобальной конкуренции государств.

2. Решение проблемы защиты культурных ценностей невозможно без уголовно-правовой составляющей, поскольку культурные ценности испокон веков подвергались преступным посягательствам, а по объему полученного преступного дохода, преступность в сфере обращения культурных ценностей вышла на второе-третье место после незаконного оборота оружия и наркотиков.

Предпосылки уголовной ответственности за посягательства на культурные ценности лежат в международном уголовном праве – именно оно предусматривало их защиту в период войн и вооруженных конфликтов. Первоначально под охрану попали т.н. священные объекты, т.е. храмы, культовые сооружения и т.д., а впоследствии защищать стали и светские ценности. Разграбление и уничтожение культурных ценностей на завоеванных и оккупированных территориях рассматривались как одна из форм уничтожения порабощенных стран в целом. Итоги Второй мировой войны дали основания отечественным юристам говорить о совершенно новой форме геноцида – геноцида национально-культурного.

Современное международное уголовное право охраняет культурные ценности путем установления ответственности за два вида международных преступлений: преступления по общему международному праву (военные преступления) и преступления международного характера (конвенционные преступления)

3. Преступления, посягающие на материальные культурные ценности согласно действующему УК РФ, не имеют единого для них предмета. Уголовное законодательство оперирует разными, не согласованными между собой, терминами: «предметы или документы, имеющие особую ценность», «культурные ценности», «предметы художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран», «памятники истории и культуры», «предметы и документы, имеющие историческую, научную или культурную ценность». Отсутствие единообразно понимаемого предмета преступлений приводит к серьезным трудностям в процессе правоприменительной деятельности, неправильной квалификации содеянного, необоснованным судебным решениям.

4. Все нормы об ответственности за преступные посягательства на культурные ценности являются бланкетными, при этом бланкетность уголовно-правовых норм может выражаться в ссылке не только на внутренние нормативные акты (национальная бланкетность), но и на международные тоже (международная бланкетность), которую, в свою очередь, можно разделить на явную и неявную. Бланкетное законодательство, позитивно регулирующее общественные отношения по поводу культурных ценностей, содержит свыше двухсот актов международного и национального характера, являясь при этом пробельным и противоречивым. Рассогласованность бланкетных нормативных актов препятствует единому пониманию толкуемых терминов и не позволяет эффективно использовать весь арсенал уголовно-правовых средств защиты культурных ценностей.

5. Единым предметом всех преступлений этого рода являются материальные культурные ценности, под которыми автор понимает материальные движимые и недвижимые предметы религиозного или светского характера, созданные человеком либо природой или человеком и природой, имеющие особую историческую, научную, архитектурную, художественную, археологическую, палеонтологическую, анатомическую, минералогическую, документальную, градостроительную, нумизматическую, филателистическую и иную культурную значимость для части общества, всего общества и государства независимо от формы собственности на них и времени их создания, защищенные средствами уголовного права Российской Федерации. 

6. Преступления, посягающие на культурные ценности, обладают высокой латентностью. Большинство хищений культурных ценностей (свыше 50 %) совершается из частных домовладений. Около 10 % хищений совершается из мест отправления религиозного культа, наиболее похищаемыми предметами являются иконы (до 70 % от всех похищаемых предметов). Подавляющее большинство хищений культурных ценностей совершается при непосредственном участии лиц, имеющих к ним доступ на законном основании, отвечающие за их сохранность: работники библиотек и реставрационных мастерских, хранители музеев, настоятели храмов и т.п. В качестве одной из мер предупреждения таких преступлений необходимо создать единую базу данных о лицах, осужденных за хищения и контрабанду культурных ценностей, и обеспечить к ней доступ со стороны учреждений культуры, владеющих культурными ценностями.

В большинстве случаев хищение культурных ценностей происходит с целью их вывоза за пределы России в Западную Европу, Японию, Китай и США, где давно сформировался и успешно функционирует многомиллиардный рынок культурных ценностей («арт-рынок»). Среди предметов контрабанды культурные ценности занимают одно из первых мест. Контрабанда активно провоцирует хищения культурных ценностей: чем выше ценность того или иного похищенного предмета, тем больше вероятность его контрабандного вывоза за рубеж. Контрабанда культурных ценностей носит, как правило, организованный характер, однако это обстоятельство не в полной мере учитывается действующим законодательством. Непосредственными исполнителями контрабанды зачастую становятся лица, освобожденные от некоторых форм таможенного контроля.

Данные официальной статистики, характеризующие преступление, предусмотренное статьей 190 УК РФ «Невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран», не отражают реальной опасности и распространенности этого преступления в силу его высокой латентности. Законодательная конструкция этого преступления не учитывает того, что его типичным признаком является корыстная заинтересованность преступника, которая должна быть учтена в качестве квалифицирующего признака.

7. Основными криминальными антропогенными угрозами недвижимым культурным ценностям являются:  1) войны и вооруженные конфликты; 2) террористические акты; 3) массовые беспорядки, бунты, революции; 4) умышленное уничтожение памятников истории и культуры с целью завладения земельными участками, на которых они располагаются; 5) незаконные (в т.ч. коррупционные) действия должностных лиц, влекущих уничтожение памятников; 6) незаконные археологические раскопки; 7) умышленное повреждение памятников истории и культуры с целью завладения цветными металлами, из которых они изготовлены; 8) строительная и прочая созидательная деятельность, осуществляемая с нарушением действующего законодательства об охране памятников истории и культуры; 9) злоупотребления при проведении ремонтно-реставрационных и реконструктивных работ на памятнике; 10) действия хулиганов и экстремистов, направленные на уничтожение или повреждение памятника; 11) неисполнение владельцами памятников требований охранных обязательств, что влечет разрушение или повреждение объектов культурного наследия. 

8. Нормативной предпосылкой обеспечения сохранности памятников истории и культуры (археологии, истории, градостроительства и архитектуры и т.п.) является паспорт памятника, определяющий предмет охраны. Отсутствие официально признанного предмета охраны препятствует задействованию уголовно-правовых механизмов ее обеспечения, когда культурным ценностям причиняется ущерб. Для решения этой проблемы в работе предлагается механизм реализации ответственности в тех случаях, если повреждения наносятся предмету охраны.

9. Охрана культурных ценностей была возможна уже в памятниках древнерусского уголовного права. Первыми культурными ценностями стали предметы религиозного характера: кресты, иконы, иные священные предметы и предметы, предназначенные для богослужения. Посягательства на эти ценности могли влечь за собой достаточно суровые наказания, вплоть до смертной казни. Законодательство петровских времен стало относить к культурным ценностям предметы светского характера, включая археологические ценности. Первое определение культурных ценностей содержалось в проекте Положения об охране древностей 1906 г., которое предусматривало специальные составы преступлений против культурных ценностей: их уничтожение, повреждение, незаконный вывоз за границу, нарушение правил обращения, незаконные археологические раскопки, присвоение найденных ценностей. Социалистическое уголовное законодательство в ходе своей эволюции предусматривало ответственность за контрабанду культурных ценностей с их последующей продажей, сокрытие их от учета, надругательство над памятником революции, умышленное уничтожение или повреждение, которые влекли более строгую ответственность в зависимости от предмета посягательства. Одновременно шло развитие позитивного законодательства об охране культурных ценностей, обязанность сохранения которых предусматривалась в советских Конституциях. Постсоциалистическое уголовное законодательство, основываясь на предписаниях Декларации о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня 1990 г. и Конституции Российской Федерации, предусматривает ответственность за контрабанду культурных ценностей, их невозвращение на территорию России в случае временного вывоза, хищение, независимо от формы, умышленное уничтожение или повреждение.

10. Уголовное законодательство зарубежных стран позволяет эффективно бороться с преступлениями против культурных ценностей, при этом в уголовных кодексах ряда стран существуют даже отдельные разделы, объединяющие преступления против культурных ценностей (Испания, КНР). Отдельная система преступлений, предусмотренных зарубежным уголовным законодательством, где культурные ценности выступают в качестве обязательного признака состава преступления, должна учитываться при совершенствовании отечественного уголовного законодательства.

11. Преступления, посягающие на культурные ценности, и  представленные по действующему УК РФ в разных его разделах обладают однородной природой. Общность их природы (родовых признаков) определяется отношениями по созданию, воссозданию, использованию, владению, распоряжению, сохранению, популяризации и  пропаганды  культурных ценностей (как движимых, так и недвижимых), несмотря на расположение этих преступлений в разных главах и разделах УК РФ, поскольку объединяющим началом для таких преступлений будет общий для них предмет.

12. Для совершенствования действующего уголовного законодательства об ответственности за посягательства на культурные ценности необходимо выделить в рамках Уголовного кодекса РФ специальный Раздел «Преступления против культурных ценностей» (см. Приложение 1 к диссертации), учитывая направленность таких преступных посягательств и общность предмета и родового объекта посягательств. Предлагаемый в настоящей работе раздел должен объединять  как известные действующему УК РФ преступления, так и новые нормы, необходимость введения которых обосновывается в настоящей диссертации: хищение культурных ценностей; неправомерное завладение культурными ценностями без цели хищения; вымогательство культурных ценностей; контрабанда культурных ценностей; невозвращение на территорию Российской Федерации временно вывезенных культурных ценностей, подлежащих обязательному возвращению; умышленное уничтожение или повреждение культурных ценностей; уничтожение или повреждение культурных ценностей по неосторожности; экспонирование культурных ценностей, заведомо добытых преступных путем; надругательство над культурными ценностями, присвоение найденных культурных ценностей.

13. При квалификации преступлений, посягающих на культурные ценности, нередко нарушается принцип вины. Все эти преступления характеризуются умышленной виной, что предполагает обязательную осведомленность виновного о ценностных свойствах предмета преступления. В этих случаях для правильной квалификации содеянного недостаточно одного лишь экспертного заключения о том, что предмет преступления имеет культурную ценность, хотя правоприменители во многих случаях, получив такое заключение, им и ограничиваются при установлении умысла виновного, игнорируя другие доказательства, свидетельствующие об отсутствии умышленной формы вины. В предлагаемом разделе в статье о хищении культурных ценностей закреплено примечание, в котором дается определение культурных ценностей. Осознание виновным всех свойств этих ценностей должно быть включено в содержание вины.

14. Хищение культурных ценностей в рамках статьи 164 УК РФ «Хищение предметов, имеющих особую ценность» обладает следующими отличительными особенностями: а) предметом преступления будут являться предметы и документы, имеющие особую ценность, т.е. вещи, входящие в понятие «имущество», что опровергает позицию некоторых авторов о том, что предмет этого преступления шире понятия имущества; б) данное деяние может быть совершено только с корыстной целью, несмотря на утверждение некоторых авторов о том, что такая цель не является обязательным признаком этого преступления; в) предметы данного преступления должны быть не просто культурными ценностями, но иметь особую ценность; г) хищение предметов, имеющих особую ценность, следует считать оконченным с того момента, который свойственен конкретной форме хищения.

15. Понятия «предмет культурного назначения», «культурные ценности» и «предметы, имеющие особую ценность» имеют существенные различия, которые не учтены в действующем УК РФ. Стоимостной критерий не может служить единственным мерилом уголовно-правовой оценки при контрабанде культурных ценностей.

16. Моментом окончания контрабанды культурных ценностей, как при контрабандном их вывозе, так и при контрабандном ввозе необходимо считать фактическое их перемещение через таможенную границу Российской Федерации, что соответствует и предписаниям Закона Российской Федерации «О вывозе и ввозе культурных ценностей» от 15.04.1993 № 4804-I2. 

17. Отличительные особенности преступления, предусмотренного статьей 190 УК РФ, заключаются в следующем: а) предмет преступления, предусмотренного статьей 190 УК РФ, определен в позитивном законодательстве лишь частично, поскольку нормативное определение имеют только предметы художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации, в то время как не определенными остались предметы художественного, исторического и археологического достояния народов зарубежных стран, что затрудняет возможности применения этой нормы, поскольку общественная опасность невозвращения таких предметов ничуть не меньше; б) Закон Российской Федерации «О вывозе и ввозе культурных ценностей» (ст. 56, 57) не признает это деяние самостоятельным преступлением, а рассматривает лишь как одну из форм контрабанды, что дает основание говорить о межотраслевой коллизии, которая должна быть устранена путем внесения изменений в позитивное законодательство; в) преступление совершается в форме бездействия, а обязанность виновного действовать активно вытекает из Закона РФ «О вывозе и ввозе культурных ценностей» и свидетельства на право временного вывоза культурных ценностей с территории Российской Федерации; г) в отличие от контрабанды вывоз культурных ценностей за пределы Российской Федерации осуществляется на законном основании. 

18. Размер повреждения памятника истории и культуры не должен влиять на квалификацию деяния по статье 243 УК РФ. При квалификации деяния по признакам статьи 243 УК РФ форма поведенческого акта (действие или бездействие) не должна иметь значение. По ст. 243 УК РФ может квалифицироваться деяние, совершенное только умышленно.

19. Предметы археологического наследия (как движимые, так и недвижимые) находятся в государственной собственности и имеют категорию федерального (общероссийского) значения. Поэтому незаконная добыча этих предметов при существующем состоянии российского законодательства должна квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 164 и 243 УК РФ, или статьями об ответственности за конкретные формы хищения и статьей 243 УК РФ.

20. Часть 1 ст. 104 УК РФ необходимо дополнить пунктом «д» следующего содержания: «недвижимых памятников истории и культуры у собственников, совершивших их повреждение».

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в анализе теоретических и прикладных проблем применения норм, предусматривающих уголовную ответственность за посягательства на культурные ценности. Результаты исследования, его основные положения, выводы и предложения могут быть использованы по следующим направлениям: при разработке основ уголовной политики по защите отечественного культурного наследия, при совершенствовании действующего уголовного законодательства, для выработки эффективных мер противодействия преступности, посягающей на культурные ценности, в правоприменительной деятельности органов, расследующих и предупреждающих подобные преступления, и судов, в учебном процессе при преподавании дисциплин «Уголовное право», «Криминология» и специальных курсов, посвященных уголовно-правовой борьбе с преступлениями против культурных ценностей, а также в системе повышения квалификации сотрудников правоохранительных органов и судов.

Апробация результатов исследования. Основные положения, выводы и предложения диссертационного исследования были изложены автором на международных, всероссийских конференциях: «Роль Постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации в судебно следственной практике и науке» - Международная научно-практическая конференция (г. Москва, 25-26 февраля 2010 г.), «Традиция. Духовность. Правопорядок» - Пятая Всероссийская конференция (г. Тюмень, 21-22 мая 2010 г.), «Проблемы уголовной политики, экологии и права» - Международная научно-практическая конференция (г. Санкт-Петербург, 24-25 мая 2010 г.), «Научные основы уголовного права и процессы глобализации» - Пятый Российский Конгресс уголовного права (г. Москва, 27-28 мая 2010 г.), «Модернизация России: ключевые проблемы и решения» - ХI Международная  научная конференция (г. Москва, 16-17 декабря 2010 г.), «Совершенствование уголовного законодательства в современных условиях» - Международная научно-практическая конференция (г. Санкт-Петербург, 23-24 мая 2011 г.).

Материалы диссертации воплощены в исследовательских проектах автора, поддержанных грантами Российского гуманитарного научного фонда: «Уголовно-правовая безопасность культурного богатства России в период глобализации», № 09-03-00009а, 2009-2010 гг.; «Юридическая ответственность за причинение ущерба недвижимым памятникам истории и культуры как средство сохранения отечественного культурного наследия (публично-правовой аспект)», № 11-03-00213а, 2011 г.

Основные положения, выводы и предложения диссертационного исследования неоднократно обсуждались на заседаниях сектора уголовного права и криминологии Института государства и права Российской академии наук, а также использовались в учебном процессе при преподавании курсов «Уголовное право», «Криминология»  в Российском государственном университете инновационных технологий и предпринимательства (г. Москва), Государственном академическом университете гуманитарных наук (г. Москва), Академическом правовом институте (г. Москва) и его филиале (г. Анапа).

Выводы и предложения, сформулированные в диссертации, отражены в 51 научной публикации автора, 37 из которых изданы рецензируемыми научными журналами, входящими в перечень ВАК Министерства образования и науки России.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих девять параграфов, заключения, библиографического списка и двух приложений.

Содержание работы

Во введении обосновывается выбор темы диссертационного исследования и ее актуальность, определяются цели, задачи, объект и предмет исследования, его теоретическая, нормативная и эмпирическая база, излагается научная новизна работы, ее теоретическая и практическая значимость, формулируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации результатов исследования. 

Первая глава «Социальная обусловленность уголовно-правовой охраны культурных ценностей» состоит из трех параграфов. В первом параграфе «Обеспечение национальной безопасности России в сфере культуры в период глобализации»  культура и культурные ценности нашей страны рассматриваются как важные факторы обеспечения национальной безопасности в период глобализации.

Среди новых глобальных угроз наряду с экономическими, политическими, социальными особо стоит выделить угрозы в сфере культуры, опасность которых в нашем обществе до конца недооценивается,  хотя многие специалисты уже давно сигнализирует об особом деструктивном потенциале глобальных угроз в сфере культуры3. 

В ближайшее десятилетие первичным условием конкурентоспособности любого общества станут уже не только эффективность государственного управления, как сейчас, но и сохранение национальной идентичности. Особую роль будет играть совершенствование и поддержание устойчивой системы общественных ценностей, действенно мотивирующих общество к достижению успеха в глобальной конкуренции4. Потеря национальной идентичности влечет к утрате страной способности позиционировать себя как суверенное государство в современном мире и отстаивать собственные интересы, а важнейшим фактором поддержания национальной идентичности является национальная культура, базирующаяся на культурных ценностях.

В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. культура названа в числе стратегических приоритетов устойчивого развития России, а главными угрозами национальной безопасности в сфере культуры названы засилье продукции массовой культуры, ориентированной на духовные потребности маргинальных слоев, а также противоправные посягательства на объекты культуры (к последним, бесспорно, относятся и преступления, посягающие на культурные ценности).

Итоги Второй мировой войны красноречиво свидетельствуют о тесной взаимосвязи судеб страны, ее народа и национальной культуры. Достаточно вспомнить лишь одну фразу А. Гитлера: «Памятники искусства на Восточном фронте не имеют значения и подлежат разрушению…у славян не может, а главное не должно быть культуры» (курсив мой – Л.К.). Советская делегация, участвуя в работе Комитета по разработке международной конвенции ООН по борьбе с геноцидом в апреле 1948 г., предложила включить в понятие «геноцид» и геноцид национально-культурный, одной из форм которого предлагалось считать уничтожение исторических или религиозных памятников, музеев, документов, библиотек и других памятников и предметов национальной культуры (или религиозного культа)5. Российская культура на сегодня является становым хребтом российской государственности, способствует установлению межнационального и межконфессионального согласия, столь необходимого сегодня.

Основой, фундаментом всякой культуры являются культурные ценности. Они составляют культурное наследие (богатство) нашей страны и выполняют множество различных функций: гносеологическую (познавательную), образовательную, воспитательную, коммуникативную, утилитарную6.

Второй параграф «Культурные ценности как предмет преступления: понятие и признаки» посвящен доскональному анализу культурных ценностей как предмету соответствующих преступных деяний.

Нормативно-правовая база, регулирующая вопросы охраны культурных ценностей, довольно обширна и противоречива. На сегодняшний день насчитывается около двухсот нормативных актов международного и национального уровня, которые регламентируют отношения по поводу культурных ценностей.

Посягательства на культурные ценности могут квалифицироваться не только по тем статьям Уголовного кодекса РФ, где в качестве предмета такие ценности прямо упомянуты (статьи 164, 190, 226, 243), но и по другим статьям, чему есть множество примеров и в официальной статистике и в правоприменительной практике. Как правило, это нормы, предусматривающие уголовную ответственность за «простые» хищения: кражи, грабежи, разбои, мошенничества, а также, например, статья 356 «Применение запрещенных средств и методов ведения войны». Все нормы об ответственности за преступные посягательства на культурные ценности являются бланкетными, при этом рассогласованность бланкетных нормативных актов препятствует единому пониманию толкуемых терминов и не позволяет эффективно использовать весь арсенал уголовно-правовых средств защиты культурных ценностей, приводит к противоречащим друг другу решениям правоприменительных органов.

Одной из характерных особенностей преступлений, посягающих на материальные культурные ценности согласно действующему УК РФ, является отсутствие единого для них предмета. Уголовное законодательство, опираясь на бланкетные нормативные акты, оперирует разными, не согласованными между собой, терминами: «предметы или документы, имеющие особую историческую, научную, художественную или культурную ценность», «культурные ценности», «предметы художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран», «памятники истории и культуры», «предметы и документы, имеющие историческую, научную или культурную ценность». Анализ правоприменительной практики свидетельствует о том, что даже при наличии прямого указания бланкетных норм на признание того или иного предмета культурной ценностью, он, в то же время, не признается судом предметом соответствующих преступлений.

В ходе социологического опроса респондентам были предложены семь вариантов определения предмета  преступлений, и большинство опрошенных (26%) выбрали «культурные ценности». Мы также поддерживаем точку зрения, согласно которой общим понятием предмета преступлений будет выступать понятие «культурные ценности», и предлагаем следующее их определение.

Культурными ценностями являются  материальные движимые и недвижимые предметы религиозного или светского характера, созданные человеком либо природой или человеком и природой, имеющие особую историческую, научную, архитектурную, художественную, археологическую, палеонтологическую, анатомическую, минералогическую, документальную, градостроительную, нумизматическую, филателистическую и иную культурную значимость для части общества, всего общества и государства независимо от формы собственности на них и времени их создания, защищенные средствами уголовного права Российской Федерации. С таким определением согласились 60 % опрошенных. В работе дается подробная характеристика всех признаков культурных ценностей.

Третий параграф «Криминологические предпосылки обеспечения уголовно-правовой охраны культурных ценностей»  позволяет учесть ряд криминологических признаков изучаемых преступлений при совершенствовании их уголовно-правовой охраны.

Преступления, посягающие на культурные ценности, обладают высокой латентностью. Большинство хищений культурных ценностей (свыше 50 %) совершается из частных домовладений. Около 10 % хищений совершается из мест отправления религиозного культа, наиболее похищаемыми предметами являются иконы (до 70 % от всех похищаемых предметов). Подавляющее большинство хищений культурных ценностей совершается при непосредственном участии лиц, имеющих к ним доступ на законном основании, отвечающих за их сохранность: работники библиотек и реставрационных мастерских, хранители музеев, настоятели храмов и т.п. Проверка 97 % музеев страны показала отсутствие 242 тысяч предметов, из которых значительная часть, судя по всему, похищена7. В качестве одной из мер предупреждения таких преступлений необходимо создать единую базу данных о лицах, осужденных за хищения и контрабанду культурных ценностей, и обеспечить к ней доступ со стороны учреждений культуры, владеющих культурными ценностями.

В большинстве случаев хищение культурных ценностей происходит с целью их вывоза за пределы России в Западную Европу, Японию, Китай и США, где давно сформировался и успешно функционирует многомиллиардный рынок культурных ценностей («арт-рынок»). Среди предметов контрабанды культурные ценности занимают одно из первых мест. Контрабанда активно провоцирует хищения культурных ценностей: чем выше ценность того или иного похищенного предмета, тем больше вероятность его контрабандного вывоза за рубеж. Контрабанда культурных ценностей носит, как правило, организованный характер, однако это обстоятельство не в полной мере учитывается действующим законодательством (статья 226 УК РФ, как и ранее действовавшая статья 188 УК РФ, не предусматривают в качестве квалифицирующего признака совершение контрабанды группой лиц). Непосредственными исполнителями контрабанды зачастую становятся лица, освобожденные от некоторых форм таможенного контроля.

Данные официальной статистики, характеризующие преступление, предусмотренное статьей 190 УК РФ «Невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран» (с 1997 по 2009 было зарегистрировано всего 6 преступлений), не отражают реального уровня этого преступления в силу его высокой латентности. В ходе исследования получены данные, позволяющие утверждать о существовании данного деяния и о том, что оно не редко совершается, когда контролирующими органами выявляются механизмы такого невозвращения, в результате которого предметы, обладающие особой ценностью, не возвращаются в Россию, как того требует закон, а незаконно экспонируются в крупнейших выставочных залах мира на протяжении длительного времени.

За последние 10 лет в России утрачено 2,5 тыс. недвижимых памятников истории и культуры, а больше половины нуждаются в срочной реставрации.8 В ходе исследования были выделены 11 основных криминальных антропогенными угроз недвижимым культурным ценностям, особенности которых должны учитываться при совершенствовании действующего уголовного законодательства  (например, в части оценки мотивации содеянного, вида культурной ценности).

Вторая глава «Историко-правовые и сравнительно-правовые аспекты уголовно-правовой охраны культурных ценностей» состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Исторический анализ отечественного уголовного законодательства об ответственности за посягательства на культурные ценности» на основе предложенной современной наукой уголовного права периодизации проводится сравнительно-историческое исследование соответствующего российского уголовного законодательства.

На первом этапе (уголовное законодательство досоветского периода) уже древнерусское уголовное право предусматривало ответственность за преступления против культурных ценностей. Первыми культурными ценностями, защищаемыми уголовным правом, стали предметы религиозного культа, ценности религиозного характера. Ответственность за их хищение предусматривалось законодательством XI-XVII веков в рамках норм об ответственности за церковную татьбу (кримскую татьбу), влекущую в ряде случаев смертную казнь, и законодательством XIX – XX веков в рамках ответственности за святотатство (похищение священных предметов), дифференцированное в зависимости от способа, места и субъекта хищения. Уголовное законодательство петровских времен (Воинский Артикул Петра I) не предусматривало уголовной ответственности за религиозные преступления, но именно этот период характеризуется формированием законодательства об охране культурных ценностей, которые носят не только религиозный, но и светский, характер, включая недвижимые памятники. Первое определение культурных ценностей содержалось в проекте Положения об охране древностей 1906 г., которое предусматривало специальные составы преступлений против культурных ценностей: их уничтожение, повреждение, незаконный вывоз за границу, нарушение правил обращения, незаконные археологические раскопки, присвоение найденных ценностей.

Начало второго этапа  (советское социалистическое уголовное законодательство) знаменуется октябрьской революцией 1917 г., когда перед советской властью встала задача с помощью первых декретов каким-то образом сохранить культурное наследие. Советское уголовное законодательство с 1917 по 1926 гг. защищало культурные ценности в случае, если они незаконно перемещались за границу и продавались за границей либо в случае сокрытия их от учета, либо за надругательство над памятником революции. УК РСФСР 1926 гг. также предусматривал ответственность за сокрытие культурных ценностей от учета, но специально ответственности за контрабанду именно культурных ценностей не устанавливал. УК РСФСР 1960 г. не устанавливал ответственности за сокрытие коллекций от учета, но ввел статью об ответственности за умышленное уничтожение или повреждение памятников истории и культуры, впоследствии изменившуюся. Одновременно развивалось позитивное законодательство о культурных ценностях. Третий этап (постсоциалистическое уголовное законодательство) ознаменовался вступлением в силу двух основополагающих нормативных актов новой России: Декларации о государственном суверенитете РСФСР от 12.06.1990 г. и Конституции Российской Федерации от 12.12.1993 г. Оба акта предусматривали право на доступ к культурным ценностям. На этом этапе в УК РСФСР 1960 г. была введена самостоятельная ответственность за хищение именно культурных ценностей, их невозвращение на территорию России и их контрабанду. Появление этих норм в постсоветском законодательстве объяснялось необходимостью специальными средствами бороться с теневым оборотом культурных ценностей, который приобретал все больший размах.

Второй параграф «Уголовная ответственность за преступления против культурных ценностей в законодательстве зарубежных стран» отражает результаты сравнительно-правового исследования зарубежного уголовного законодательства соответствующего профиля. В работе, на основе сравнительно-правового анализа уголовного законодательства зарубежных стран, предлагается отдельная система преступлений, где культурные ценности выступают в качестве обязательного признака состава преступления: 1) Незаконный вывоз культурных ценностей за рубеж без специального разрешения либо вывоз культурных ценностей, не прошедших регистрацию (например, законодательство Болгарии, Германии, Великобритании, Италии, Польши, Мексики); 2) Хищение культурных ценностей в различных формах, включая кражу и мошенничество (например, законодательство Австрии, Германии, Италии, Казахстана, Китая); 3) Уничтожение или повреждение культурных ценностей, как умышленное, так и неосторожное (например, законодательство Австрии, Азербайджана, Армении, Бельгии, Дании, Испании, Литвы, Узбекистана); 4) Нарушение специальных правил при производстве различного рода работ (ремонтных, строительных и т.д.), повлекшее уничтожение или повреждение культурных ценностей, прежде всего, недвижимых (например, законодательство Великобритании, Испании, Италии, Португалии); 5) Незаконные археологические раскопки (например, законодательство Болгарии, Италии, Китая, Эстонии); 6. Нарушение особого порядка отчуждения культурных ценностей (например, законодательство Болгарии, Италии, Китая); 7) Контрабанда культурных ценностей (например, законодательство Армении, Китая, Молдовы); 8) Присвоение найденных культурных ценностей или несообщение о таких ценностях (например, законодательство Болгарии, Испании, Украины); 9) Невозвращение на территорию государства временно вывезенных культурных ценностей, когда их возвращение является обязательным (например, законодательство Азербайджана, Болгарии, Грузии, Кыргызстана, Республики Беларусь, Таджикистана); 10) Военные преступления, когда посягательства на культурные ценности являются нарушением норм и правил ведения войны и вооруженных конфликтов (например, законодательство Армении, Болгарии, Грузии, Испании, Литвы, Польши); 11) Иные преступления, посягающие на культурные ценности, например, надругательство над памятниками истории и культуры (УК Республики Беларусь), заведомо незаконное одобрение должностным лицом проекта работ, направленных на снос зданий или сооружений, являющихся культурными ценностями (УК Испании), незаконное экспонирование культурных ценностей (французский Закон об исторических памятниках 1913 г). Некоторые из этих составов не имеют аналогов в российском уголовном законодательстве, что негативно сказывается на состоянии сохранности отечественных культурных ценностей.

В некоторых случаях посягательства на культурные ценности влекут назначение достаточно суровых наказаний. Например, уголовное законодательство Китая, которое включает отдельный параграф «Преступления против управления культурными ценностями» (статьи 324-329) предусматривает смертную казнь или пожизненное лишение свободы за хищение культурных ценностей при отягчающих обстоятельствах, за незаконные археологические раскопки при отягчающих обстоятельствах.

Третья глава «Уголовно-правовой анализ преступлений, посягающих на культурные ценности, согласно Уголовному кодексу Российской Федерации» содержит четыре параграфа. В первом параграфе «Объективные и субъективные признаки хищения культурных ценностей» проводится обширный анализ данного преступления.

Все преступления против культурных ценностей посягают на единый для них самостоятельный родовой объект, чего не учитывает действующий УК РФ. Родовым объектом преступлений, посягающих на культурные ценности, можно назвать общественные отношения, возникающие по поводу создания, воссоздания, использования, владения, распоряжения, сохранения, популяризации и  пропаганды  культурных ценностей. Такая трактовка родового объекта вытекает из самого понятия «род», под которым понимается общая философская характеристику для группы предметов с общими существенными свойствами, несущественные свойства которых отличаются друг от друга9. Таким существенным свойством является принадлежность указанных предметов к культурным ценностям.

Основным непосредственным объектом хищения культурных ценностей будут выступать отношения собственности, складывающиеся по поводу культурных ценностей, и общественные отношения, складывающиеся в связи с реализацией права на доступ к культурным ценностям, провозглашенного международными и национальными  правовыми актами. В качестве дополнительного объекта может выступать здоровье человека при насильственных хищениях культурных ценностей (насильственный грабеж или разбой), при хищении культурных ценностей из жилого помещения – право на неприкосновенность жилища.

Уголовный кодекс Российской Федерации нуждается в самостоятельном Разделе, который бы предусматривал ответственность за преступления против культурных ценностей. Уголовное право «наполнено» символическим содержанием, поскольку оно должно восприниматься адресатами как некий символ, знак, послание от государства о своих намерениях, политике, защищаемых ценностях10, и о том, какие блага и интересы дороги государству, и какие деяния оно считает недопустимыми (преступными). В этом отношении показательно содержание части первой статьи 2 УК РФ, в котором отражены интересы (блага), защищаемые уголовным правом. В число этих объектов необходимо включить и культурные ценности, что символизировало бы особую обеспокоенность государства их судьбой. За включение отдельного Раздела «Преступления против культурных ценностей» в УК РФ высказалось 66 % опрошенных.

Предметом данного преступления будут являться предметы и документы, имеющие особую ценность, т.е. корпоральные (материальные) вещи, которые могут быть в обладании людей и удовлетворять их потребности, входящие в понятие «имущество», что опровергает позицию некоторых авторов о том, что предмет этого преступления шире понятия имущества11, причем предметы должны быть не просто культурными ценностями, но иметь особую ценность, быть редкими, уникальными, эталонными. Анализ правоприменительной практики показал, что следователи нередко квалифицируют по данной статье случаи хищения предметов, которые особой ценностью не обладают (ордена, медали серийного выпуска, скульптура, которая «является типичным для своего времени, выполненная талантливым, но рядовым…художником»)12. Следует заметить, что в ряде случаев суды  признают за одними похищенными предметами особую ценность, а за другими нет, даже если стоимость последних выше13, что свидетельствуют о трудностях единообразного понимания уголовного закона. Изучение уголовных дел, возбужденных по статье 164 и расследованных в 12 субъектах Федерации с 2003 по 2006., свидетельствует о том, что почти в половине из них квалификация таких деяний, данная органами предварительного следствия по указанной статье, признается ошибочной.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 164 УК РФ, характеризуется различными формами хищения. Анализ эмпирического материала показал, что, несмотря на традиционное превалирование краж, в последнее время преступники все чаще прибегают к обману и злоупотреблению доверием с тем, чтобы завладеть культурными ценностями. Данный способ, как известно,  характеризует мошенничество, однако в правоприменительной практике возникают серьезные трудности при отграничении кражи от мошенничества в тех случаях, когда преступники заменяют похищаемые культурные ценности копиями. В таких случаях существует два варианта квалификации хищений культурных ценностей, замененных подделками.

В том случае, когда совершается тайное хищение культурной ценности и взамен ее выставляется подделка, содеянное должно квалифицироваться как кража. Так, по одному из уголовных дел, где подсудимые тайно, якобы для реставрации, изымали из церкви ценные предметы религиозного назначения, а взамен возвращали подделки, государственный обвинитель отказался от обвинения по статье 159 УК РФ части 3 пункту «б» на том основании, что «похищенное имущество у собственника изымалось тайно от него. Сам собственник об этом не знал и имущество подсудимым не передавал» (курсив мой – Л.К.). Обман в части надуманной реставрации икон облегчил подсудимым доступ к имуществу, поэтому действия подсудимых квалифицировали как кражу14. В тех же случаях, когда злоумышленник получает от собственника или иного законного владельца подлинную культурную ценность, вводя его в заблуждение относительно истинности своих намерений, а взамен возвращает фальшивку, то содеянное должно квалифицироваться как мошенничество15. Мошенничество как способ хищения культурных ценностей по статье 164 УК РФ необходимо отличать от мошенничества, которое заключается в продаже и ином возмездном отчуждении подделки культурной ценности, выдаваемой за подлинную. Подобного рода сделки имеют достаточное распространение на российском арт-рынке, наводненном фальшивками.

Специалистами по-разному оценивается момент окончания хищения культурных ценностей, предусмотренного статьей 164 УК РФ, что имеет особое значение для правильной квалификации хищения в форме разбоя. Некоторые специалисты, ссылаясь на «обобщающий» характер понятия «хищение», считают, что разбой, применительно к статье 164 УК РФ, будет окончен с момента, когда виновный получил реальную возможность распорядиться похищенным имуществом, как своим собственным, а не с момента нападения16. Мы полагаем, что момент окончания хищения культурных ценностей будет зависеть от того, в какой форме это хищение совершается. Законодатель перенес момент окончания разбоя на более раннюю стадию в связи с повышенной общественной опасностью совершаемого преступления. Несмотря на то, что в примечании 1 к статье 158 УК РФ приводится обобщающее определение хищения, последнее «живет» в уголовном праве, только воплощаясь в конкретных формах, одной из которых и становится разбой (с этим согласились 56 % опрошенных).

Понятие субъекта хищения предметов, имеющих особую ценность, коим является физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста, не требует корректировки. Законодатель не включил это преступление в число тех, ответственность за которые начинается с 14-летнего возраста, что, следует признать правильным: подросток, не достигший 16 лет, в силу своего интеллектуального уровня вряд ли сможет осознавать, что посягает именно на предметы, обладающие особой ценностью, а такое осознание, в обязательном порядке, включается в интеллектуальный элемент умысла. Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 16 лет за хищение предметов, имеющих особую ценность, несут ответственность как за хищение обычных предметов в зависимости от способа хищения (статьи 158, 161, 162 УК РФ).

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом на завладение именно предметами или документами, имеющими особую ценность, и  корыстной целью, несмотря на то, что некоторые авторы не считают корыстную цель обязательным признаком этого преступления17. Обязательным признаком умысла, основываясь на принципе субъективного вменения, следует признать осведомленность лица о том, что предмет хищения имеет именно особую ценность. В противном случае применение положений статьи 164 невозможно, и действия виновного надлежит квалифицировать в соответствии с нормами, предусматривающими ответственность за конкретные формы хищения, чему в правоприменительной практике есть немало примеров. Особая ценность похищенных предметов определяется на основе экспертного заключения18. До этого момента виновному в момент совершения преступления не всегда будет ясно, принадлежит тот или иной предмет к культурным ценностям или нет, более того, экспертных заключений может быть несколько, и их результаты могут противоречить друг другу. Ссылки некоторых судов на то, что сознанием виновного, «хотя бы в общих чертах должен охватываться  тот факт, что им похищается предмет, имеющий особую историческую, научную, художественную или культурную ценность»19 (курсив мой – Л.К.), вряд ли можно признать удачными, поскольку такая «размытая» формулировка не позволяет однозначно констатировать прямой умысел. Помимо заключения экспертизы, прямой умысел виновного, охватывающий осознание действительных качеств похищенного предмета, должен устанавливаться доказательствами, свидетельствующими о том, что в силу интеллектуального развития, образования, характера трудовой деятельности или имеющихся знаний лицо представляло характер ценности предмета или документа, а также фактическими данными о том, что преступное посягательство было ориентировано именно на данный предмет (документ).

Второй параграф «Объективные и субъективные признаки контрабанды культурных ценностей» посвящен уголовно-правовой характеристике такой контрабанды.

Основным непосредственным объектом преступления, предусмотренного частью 1 статьей 226 УК РФ «Контрабанда культурных ценностей», являются общественные отношения, возникающие по поводу перемещения культурных ценностей через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо Государственную границу Российской Федерации с государствами-членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС и общественные отношения, возникающие по поводу осуществления права на доступ к культурным ценностям. В качестве дополнительного объекта контрабанды культурных ценностей можно  выделить установленный законом порядок осуществления операций с драгоценными металлами и драгоценными камнями, установленный законом порядок оборота оружия, установленный порядок уплаты таможенных платежей.

Предметами контрабанды по части 2 статьи 188, ныне исключенной из УК РФ, признавались любые культурные ценности независимо от их стоимости и значимости, что представлялось неверным, при этом судебные инстанции прямо указывали на то, что стоимость провозимых предметов для квалификации содеянного по статье о контрабанде культурных ценностей значения не имеет20. Тем не менее, решение законодателя определить высокую стоимостную границу для предметов контрабанды в рамках новой статьи 226 УК РФ – один миллион рублей (крупный размер) – выглядит довольно странным. Расчет такой стоимости осуществлялся без учета криминогенной обстановки, умозрительно и произвольно, при этом высокая денежная стоимость предмета не может выступать единственным критерием уголовно-правовой оценки контрабанды культурных ценностей. Такой шаг может повлечь увеличение числа случаев незаконного вывоза культурных ценностей из России и негативно скажется на сохранности отечественного культурного наследия.

При характеристике объективной стороны данного деяния следует обратить особое внимание на обстоятельства места и способа совершения рассматриваемого преступления. Исходя из места совершения преступления, мы можем выделить фактически два самостоятельных состава контрабанды: 1) незаконное перемещение культурных ценностей через Таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС; 2) незаконное перемещение культурных ценностей через Государственную границу РФ с государствами – членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС.

Сущность контрабанды заключается в перемещении, т.е. переводе культурных ценностей с одного места на другое, и, поэтому для признания контрабанды оконченной необходимо обязательное пересечение контрабандно провозимыми культурными ценностями указанных выше границ. Так, в одном из определений Верховного Суда Российской Федерации говорится буквально следующее: «Согласно Таможенному кодексу, перемещение через Таможенную границу Российской Федерации – это совершение действий по ввозу и вывозу на таможенную территорию Российской Федерации товаров и транспортных средств и фактическое пересечение таможенной границы»21 (курсив мой – Л.К.). Именно так трактовало момент окончания контрабанды и Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 февраля 1978 г. № 2 «О судебной практике по делам о контрабанде»22, а также некоторые подзаконные акты23. Этимология данного слова («перемещение») предполагает фактическую перестановку предмета в иное место, чем оно находилось (т.е. результат действий) 24. Определение ввоза и вывоза товара, содержащееся в таможенном законодательстве, не тождественно уголовно-правовому значению перемещения как деяния, характеризующего контрабанду. Более того, пункт 19 части 1 статьи 4 Таможенного кодекса Таможенного союза к незаконному перемещению относит и покушение на такое перемещение, что в уголовно-правовой плоскости может рассматриваться только как  неоконченное преступление. Отсутствие единой позиции по рассматриваемому вопросу приводит к тому, что органами предварительного расследования и судами одни и те же действия квалифицируются по-разному, одними – как оконченный состав контрабанды, другими – как покушение на совершение контрабанды.

Незаконным перемещение культурных ценностей в части вывоза будет в том случае, если оно совершено без соответствующего свидетельства на право их вывоза с территории Российской Федерации (статья 19 Закона РФ «О вывозе и ввозе культурных ценностей»).

Диспозиция статьи 226 не содержит, в отличие от ранее действовавшего законодательства, описания способов контрабанды и отсылает к  Таможенному кодексу Таможенного союза (п. 19 ч. 1 ст. 4 Таможенного кодекса Таможенного союза). Анализ эмпирического и теоретического материала способов контрабанды позволил определить частоту применения различных способов контрабанды: помимо таможенного контроля в 17 % случаев, с сокрытием от таможенного контроля – не менее 20 %, с обманным использованием документов – 8 %, с обманным использованием средств таможенной идентификации – не более 5 %, путем недекларирования – 42 %, путем недостоверного декларирования – 8-10 % случаев25. 

Субъект основного состава контрабанды культурных ценностей является общим, но одним из квалифицирующих признаков этого преступления признается его совершение специальным субъектом – должностным лицом с использованием своего служебного положения. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем Постановлении «О судебной практике по делам о контрабанде» от 27.05.2008 г. № 626, ныне утратившим силу, разъяснил, кого следовало считать должностным лицом, использующим свое служебное положение, что имело важное значение, поскольку некоторые специалисты говорили о невозможности в данном случае использовать примечание к статье 285 УК РФ, где давалось понятие должностного лица на том основании, что это примечание определяло должностное лицо только для Главы 30 УК РФ, а, следовательно, применение этой нормы в рамках других глав Уголовного кодекса было бы недопустимой аналогией уголовного закона27. В частности, такими субъектами могут быть должностные лица, которые в силу статьи 105 ТК Таможенного союза освобождены от определенных форм таможенного контроля. Правоприменительная практика свидетельствует об участии в противоправной деятельности и руководителей таможенных органов.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется только прямым умыслом, а это значит, как указывалось ранее, что виновный должен осознавать факт принадлежности предмета контрабанды к культурным ценностям, так как привлечение к уголовной ответственности, того, кто это обстоятельство не осознавал, являлось бы нарушением принципа вины. К сожалению, правоприменительная практика содержит немало таких примеров, когда к уголовной ответственности привлекаются лица, которые не только не осознавали этого факта, но и не рассматривали провозимые предметы как обладающие какой-либо ценностью вообще, либо считавшие их ценными только для своей семьи. Более того, один и тот же суд порою выносил по схожим делам противоположные решения.28 Анализ правоприменительной практики показал, что в большинстве случаев лица вообще не знали о необходимости соблюдения особых процедур для вывоза тех или иных предметов или о запрете их приобретения и вывоза29, которые впоследствии экспертиза относила к культурным ценностям, хотя в момент перемещения через таможенную границу такие предметы вывозящими никак не рассматривались как культурные ценности. В этой связи 56 % опрошенных не усмотрели (!) нарушения принципа вины в привлечении к уголовной ответственности за преступления против культурных ценностей, если лицо не осознавало, что посягает именно на такие предметы.

Мотивы и цели контрабанды культурных ценностей уголовно-правового значения не имеют, хотя практика показывает, что большинство случаев совершается с корыстными мотивами с целью выгодно продать эти предметы за рубежом. В то же время нельзя согласиться с теми исследователями, которые считают корыстную цель обязательным признаком субъективной стороны этого преступления30.

Обращает на себя внимание отсутствие среди квалифицирующих признаков контрабанды совершение этого преступления группой лиц по предварительному сговору – более строгая ответственность предусмотрена только за контрабанду организованной группой, хотя анализ эмпирических данных свидетельствует о широком распространении контрабанды по предварительному сговору группой лиц. Такой же пробел содержался и в исключенной ныне статье 188 УК РФ, что лишний раз свидетельствует о «механическом» подходе к написанию новых норм о контрабанде.

Третий параграф «Объективные и субъективные признаки невозвращения культурных ценностей на территорию Российской Федерации» посвящен уголовно-правовой характеристике этого практически не изучавшегося ранее в отечественном уголовном праве  преступления. Его отличительная особенность заключается в том, что деяние, которое определяется уголовным законом как самостоятельное, и выделятся в самостоятельный состав, бланкетным законодательством расценивалось и продолжает расцениваться как форма другого преступления (контрабанды) (ст.ст. 56, 57 Закона РФ «О вывозе и ввозе культурных ценностей»). Имеет место межотраслевая коллизия (коллизия норм уголовного права с нормами других отраслей права)31, которая должна быть устранена посредством внесения изменений в позитивное законодательство, поскольку при таком «столкновении», уголовно-правовая норма должна «одержать верх».

Непосредственным объектом преступления выступают общественные отношения, возникающие по поводу культурных ценностей, вывозимых за пределы территории Российской Федерации с их последующим обязательным возвращением, и общественные отношения, возникающие по поводу осуществления права на доступ к культурным ценностям.

Предметы преступления имеют свою специфику: а) предмет данного преступления определен позитивным законодательством только отчасти, поскольку предметы художественного, исторического и археологического достояния народов зарубежных стран не определяются вовсе (статья 3 Основ законодательства Российской Федерации о культуре от 09.10.1992 № 3612-I32); б) данные предметы подлежат только временному вывозу за пределы Российской Федерации в соответствии только с определенными целями и с обязательством их последующего возвращения (статья 9 Закона РФ «О вывозе и ввозе культурных ценностей»); в) особый характер этих предметов устанавливает обязанность вывозящего их лица получить специальное свидетельство на временный в соответствии с Законом РФ «О вывозе и ввозе культурных ценностей», отсутствие которого делает противозаконным их временный вывоз и рассматривается уже как контрабанда культурных ценностей.

Объективная сторона изучаемого преступления выражена в форме бездействия. Оно заключается в несовершении лицом тех действий, которые оно должно было и могло совершить в силу лежащих на нем обязанностей, а обязанность по возвращению временно вывезенных культурных ценностей на территорию Российской Федерации вытекает из Закона РФ «О вывозе и ввозе культурных ценностей» и свидетельства на право временного вывоза культурных ценностей. Преступление является длящимся – оно началось с преступного акта бездействия, когда истекли установленные законом сроки возвращения культурных ценностей на территорию Российской Федерации и сопряжено с длительным невыполнением обязательств, возложенных на виновного уголовным законом. Окончанием преступления следует признать момент, когда лицо явилось с повинной и возвратило культурные ценности, либо когда оно будет задержано, либо когда ценности будут возвращены третьими лицами. Обязательным признаком объективной стороны преступления является время преступления, а ранее им было и место преступления. Временем преступления признается временной промежуток между истечением срока, который отпущен на возвращение вывезенных предметов в Россию, и возвращением на территорию РФ вывезенных предметов и явки виновного лица с повинной, возвратившего ценности, либо его задержания, либо возвращение ценностей третьими лицами.  Для длящегося преступления местом его совершения следует признать государство, где наступило его «юридическое окончание»33, а  окончено оно будет тогда, когда оно прекратится по воле, вопреки воле или независимо от воли виновного34.

С внесением изменений Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 153-ФЗ в статью 12 УК РФ разрешена проблема места совершения преступления: вне зависимости от местонахождения виновного (в России или вне ее пределов), он будет нести ответственность по статье 190 УК РФ.

Субъектом данного преступления будет лицо, получившее в установленном законом порядке свидетельство на право временного вывоза культурных ценностей с обязательным их возвращением в установленный  срок на территорию Российской Федерации (то есть специальный субъект).

Субъективная сторона анализируемого преступления всеми исследователями характеризуется однозначно - виной в форме прямого умысла. Виновный при этом осознает, что соответствующие культурные ценности вывезены им за пределы Российской Федерации на определенный срок на основании разрешения на временный вывоз и подлежат возврату, что срок, установленный для возврата этих ценностей, наступил, но, тем не менее, по различным мотивам он не желает возвращать данные предметы в Россию, имея при этом реальную возможность их возвратить.

В некоторых случаях лицо, не возвращающее в установленный срок на территорию Российской Федерации культурные ценности, понесет ответственность по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 190 и 164 УК РФ, если данное лицо не является собственником таких предметов, и допускает их присвоение или растрату.

В четвертом параграфе «Объективные и субъективные признаки уничтожения или повреждения культурных ценностей» анализируется преступление, предусмотренное статьей 243 УК РФ.

Основным непосредственным объектом данного преступления будут общественные отношения, складывающиеся по поводу физической сохранности культурных ценностей и общественные отношения, складывающиеся по поводу права на доступ к культурным ценностям. Дополнительным объектом может быть жизнь и здоровье человека – практике известны случаи «внезапных» и очень странных пожаров некоторых заброшенных памятников, когда в огне могли погибнуть люди, обитавшие там незаконно (лица без определенного места жительства, трудовые мигранты).

Цель данной нормы – защитить недвижимые памятники истории и культуры, хотя помимо них к предметам этого преступления относятся природные комплексы или объекты, взятые под охрану государства; предметы или документы, имеющие историческую или культурную ценность. В ходе исследования мы пришли к выводу, что культурные ценности и памятники истории и культуры соотносятся между собой как общее и частное, как род и вид. Памятниками истории и культуры  по действующему законодательству являются культурные ценности (как движимые35, так и недвижимые), которые имеют особое значение, признаны таковыми государством, что влечет их соответствующий учет и предоставление им особой государственной охраны, и эти объекты, как правило, включены в отдельные списки (реестры) 36.  Следует заметить, что стоимость тех же недвижимых памятников, отнесенных Федеральным законом от 25.06.2002 № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации»37 к недвижимому имуществу, может быть относительно невысокой. Так, по одному из уголовных дел рыночная стоимость уничтоженного недвижимого памятника оценивалась в 40 521 рубль38. 

В число памятников, уничтожение или повреждение которых влечет уголовную ответственность по данной статье, входят и выявленные памятники, т.е. те объекты, которые представляют собой историко-культурную ценность и в отношении которых вынесено заключение государственной историко-культурной экспертизы о включении их в Единый государственный реестр объектов культурного наследия, но еще не включенных в него. Это правовое предписание имеет особую важность, поскольку практика применения и ранее и ныне действующего законодательства показывала, что в ряде случаев уголовные дела необоснованно прекращались или вообще не возбуждались из-за того, что правоприменители неверно истолковывали момент, с которого на памятник распространялась государственная (в том числе уголовно-правовая) охрана.

К недвижимым памятникам истории и культуры в контексте статьи УК РФ об уничтожении или повреждении культурных ценностей могут относиться только те объекты, которые являются по своему происхождению антропогенными или природно-антропогенными. Если же недвижимый объект имеет целиком природное происхождение, и человек не участвовал в его создании, то предметом уничтожения или повреждения культурных ценностей он выступать не может, поэтому посягательства на природные комплексы и объекты должны квалифицироваться по статьям об экологических преступлениях – включение их в число предметов данного преступления следует считать неверным.

Объективная сторона преступления характеризуется уничтожение или повреждением перечисленных в статье 243 УК РФ предметов. Уничтожение предметов преступления, предусмотренного статьей 243 УК РФ – это приведение таких ценностей в полную негодность с использованием различных способов (взрыва, поджога, затопления, сноса, разбора и т.д.), их истребление, что влечет полную утрату ими своих свойств и непригодность для целевого использования.  Повреждение таких предметов  – это приведение их посредством различных способов в такое состояние, при котором они утрачивают часть своих свойств, становятся частично непригодными для  целевого использования, но могут подлежать восстановлению, при этом и уничтожение и повреждение могут совершаться не только путем действия, но и путем бездействия, например, в случае непринятия собственником памятника необходимых мер, которые он обязан принять, направленных на сохранение памятника, на уход за ним и т.д. Размер повреждения на квалификацию содеянного не влияет, поскольку в практике нередки случаи необоснованного отказа в возбуждении уголовного дела по данной статье на том основании, что не удается точно установить в имущественном эквиваленте размер вреда, причиненного памятнику истории и культуры

Характеризуя повреждение недвижимого памятника истории и культуры, следует иметь ввиду, что оно должно будет квалифицироваться по статье 243 УК РФ только в том случае, если поврежден предмет охраны39 памятника, отражаемый в его паспорте40, хотя некоторые специалисты весьма скептически высказывались о таком, как им казалось, «странном» решении законодателя придавать статус памятника не всему объекту в целом, а лишь его части, подлежащей обязательному сохранению. Следовательно, если вред будет умышленно причинен той части памятника, которая не входит в предмет охраны, то содеянное будет квалифицироваться не по статье 243 УК РФ, а по другим статьям, например, 167 при наличии к тому оснований.

Субъект преступления общий, однако, в ряде случаев необходимо наличие специального субъекта, когда, как уже указывалось выше, преступление совершено путем бездействия и на виновном лице лежали обязанности по обеспечении сохранности культурных ценностей, которые он не выполнил.

Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной виной, несмотря на то, что форма вины в диспозиции статьи не указана вовсе, что дало основание некоторым специалистам утверждать о возможности квалификации содеянного по данной статье и в тех случаях, когда уничтожение или повреждение предметов преступления совершались по неосторожности. Анализ доктринальных положений уголовного права и правоприменительной практики свидетельствует о том, что это преступление может быть только умышленным, причем умысел по отношению к уничтожению или повреждению может быть как прямым, так и косвенным. Умышленная форма вины предполагает заведомую осведомленность лица о том, что оно посягает именно на памятник истории и культуры, поскольку в правоприменительной практике встречались случаи отказа в привлечении к уголовной ответственности лиц, проводивших перепланировку, переустройство и капитальный ремонт в помещениях, отнесенных к памятникам истории и культуры, о чем эти лица не были осведомлены41.

Эта и другие нормы позволяют бороться с т.н. «черными» археологами. Поскольку согласно действующему законодательству объекты археологического наследия априори находятся в государственной собственности и имеют общероссийское (федеральное) значение, то незаконные археологические раскопки, в результате которых были добыты предметы археологического наследия, должны квалифицироваться как хищение культурных ценностей по статье 164 или иным нормам о хищении, и как уничтожение или повреждение памятников истории и культуры. Такой вывод позволяет в полной мере использовать весь потенциал действующего уголовного законодательства в деле сохранения археологического наследия страны, что свидетельствует о несостоятельности рассуждений о пробельности УК РФ в этом вопросе.

Предложения некоторых региональных органов по охране культурного наследия о включении в санкцию статьи 243 УК РФ конфискации памятника у собственника, причинившего материальный ущерб этому памятнику, следует признать несоответствующими современной уголовно-правовой доктрине и законодательству, однако решением проблемы стало бы применение такой конфискации как иной меры уголовно-правового характера42, для чего необходимо дополнить часть 1 статьи 104 УК РФ пунктом «д» следующего содержания: «недвижимых памятников истории и культуры у собственников, совершивших их повреждение».

Анализ криминальных угроз недвижимым памятникам истории и культуры показывает, что их уничтожение или повреждение может влечь за собой совокупность преступлений в действиях виновных лиц и дополнительно квалифицироваться по статьям, предусматривающим ответственность за хищения, хулиганство, террористический акт, надругательство над телами умерших или местами их захоронения.

В заключении автор подводит итоги проведенного исследования и формулирует основные выводы и предложения по ключевым направлениям научного поиска.

По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие научные работы

I.Монографии

1.Клебанов Л.Р. О понятии категории эффективности уголовно-правовой нормы как одной из ключевых категорий мониторинга уголовно-правовой политики / С.В. Максимов, В.В. Лунеев, С.Г. Келина, Л.Д. Гаухман, Ю.Г. Васин, С.В. Полубинская, Л.Р. Клебанов, А.В. Овчаров, Н.А. Зубкова // Мониторинг уголовно-правовой политики Российской Федерации. Общие проблемы / Под общ. ред. С.В. Максимова. М.: Институт государства и права РАН, Институт правовых и сравнительных исследований при АРПОиС. 2009. С. 44-47 (0,3 п.л.)

2.Клебанов Л.Р. Уголовно-правовая охрана культурных ценностей / Под научн. ред. А.В. Наумова. М.: Норма ИНФРА-М. 2011. (22 п.л.)

3.Клебанов Л.Р. Памятники истории и культуры: правовой статус и охрана / Под научн. ред. А.В. Наумова. М.: Норма ИНФРА-М. 2012. (9,24 п.л.)

II.Статьи в ведущих рецензируемых изданиях Перечня ВАК Министерства образования и науки России.

4.Клебанов Л.Р. Защита личности в России (криминологический и уголовно-правовой аспекты) / С.В. Бородин, Л.Р. Клебанов // Уголовное право». № 2. 2002. С. 105-111 (0,9 п.л.)

5.Клебанов Л.Р. Проблемы уголовного наказания и некоторые пути их разрешения / С.В. Бородин, Л.Р. Клебанов // «Черные дыры» в Российском законодательстве № 1. 2005. С. 127-133 (0,8 п.л.)

6.Клебанов Л.Р. О некоторых формах уголовно-правовой защиты культурных ценностей в современный период / Л.Р. Клебанов // «Черные дыры» в Российском законодательстве № 4. 2005. С. 225-229 (0,6 п.л.)

7.Клебанов Л.Р. О некоторых проблемах уголовной ответственности за контрабанду культурных ценностей / Л.Р. Клебанов // «Черные дыры» в Российском законодательстве № 2. 2006. С. 77-80 (0,5 п.л.)

8.Клебанов Л.Р. Некоторые особенности криминологической характеристики преступности, посягающей на культурное наследие / Л.Р. Клебанов // Бизнес в законе. № 1-2. 2006. С. 188-191 (0,5 п.л.)

9.Клебанов Л.Р. Роль коммерческой тайны в охране российских культурных ценностей / Л.Р. Клебанов // Оперативник (сыщик). 2006. № 4 (9). С. 31-33 (0,3 п.л.)

10.Клебанов Л.Р. Уголовная ответственность за уничтожение памятников истории и культуры / Л.Р. Клебанов // «Черные дыры» в Российском законодательстве. № 1. 2008. С. 274-276 (0,5 п.л.)

11.Клебанов Л.Р. Уголовная ответственность за уничтожение памятников истории и культуры / Л.Р. Клебанов // Журнал «Пробелы в российском законодательстве». № 1. 2008. стр. 274-276 (0,5 п.л.)

12.Клебанов Л.Р. Уголовно-правовая охрана культурного суверенитета / Л.Р. Клебанов // Уголовное право № 5. 2008. С. 28-34 (0,8 п.л.)

13.Клебанов Л.Р. Хищение культурных ценностей / Л.Р. Клебанов // Законность. № 3. 2009. С. 14-17 (0,7 п.л.)

14.Клебанов Л.Р. Соблюдение принципа вины при квалификации преступлений, посягающих на культурные ценности / Л.Р. Клебанов // Журнал «Уголовное право» № 1. 2009. С. 23-30 (0,9 п.л.)

15.Клебанов Л.Р. Преступление, предусмотренное 190 УК / Л.Р. Клебанов // Журнал «Законность», № 6. 2009. С. 14-17 (0,6 п.л.)

16.Клебанов Л.Р. О родовом объекте преступлений, посягающих на культурные ценности / Л.Р. Клебанов // Журнал «Черные дыры» в Российском законодательстве № 2. 2009. С. 89-93 (0,7 п.л.)

17.Клебанов Л.Р. Время и место невозвращения на территорию России предметов художественного, исторического и археологического достояния / Л.Р. Клебанов // Журнал «Уголовное право», № 4, 2009. С. 25-28 (0,5 п.л.)

18.Клебанов Л.Р. Памятники истории и культуры как предмет преступления / Л.Р. Клебанов // Журнал «Законность», № 6. 2010. С. 47-51 (0,7 п.л.)

19.Клебанов Л.Р. Бланкетность уголовно-правовых норм и защита культурных ценностей / Л.Р. Клебанов // Журнал российского права. № 9. 2009. С. 78-88 (0,9 п.л.)

20.Клебанов Л.Р. Некоторые квалифицирующие признаки хищения культурных ценностей / Л.Р. Клебанов // Законы России: опыт, анализ, практика. № 10. 2009. С. 75-81 (0,9 п.л.)

21.Клебанов Л.Р. Уголовно-правовые средства охраны археологического наследия России / Л.Р. Клебанов // Труды Института государства и права РАН.  № 6. 2009. С. 58-68 (0,8 п.л.)

22.Клебанов Л.Р. Некоторые особенности уголовно-правового бездействия (на примере посягательств на культурные ценности) / Л.Р. Клебанов // Уголовное право. № 2. 2010. С. 35-40 (0,8 п.л.)

23.Клебанов Л.Р. Конфискация недвижимых памятников истории и культуры как средство государственного контроля за сохранностью культурных ценностей / Л.Р. Клебанов // Законы России: опыт, анализ, практика. № 10. 2010. С. 42-48 (0,9 п.л.)

24.Клебанов Л.Р. Уголовно-правовая защита недвижимых памятников истории и культуры: реалии и перспективы / Л.Р. Клебанов // Юридическая наука и правоохранительная практика. № 3. 2010. С. 55-64 (1 п.л.)

25.Клебанов Л.Р. Уголовно-правовой контроль за сохранностью памятников истории и культуры / Л.Р. Клебанов // Законность. № 7. 2011. С. 23-28 (0,6 п.л.)

26.Клебанов Л.Р. Уголовно-правовые риски коллекционирования культурных ценностей / Л.Р. Клебанов // Уголовное право. №2. 2011. С. 27-34 (0,8 п.л.)

27.Клебанов Л.Р. Уголовное право и защита культурных ценностей / Л.Р. Клебанов // Труды Института государства и права РАН. 2011. № 4. С. 223-233 (0,6 п.л.)

28.Клебанов Л.Р. О новом Разделе Уголовного кодекса Российской Федерации «Преступления против культурных ценностей» / Л.Р. Клебанов // Правовая политика и правовая жизнь. № 4 .2011. С. 65-68 (0,4 п.л.)

29.Клебанов Л.Р. Об источниках криминальных угроз памятникам истории и культуры / Л.Р. Клебанов // Законы России: опыт, анализ, практика № 6. 2011. С. 97-101 (0,6 п.л.)

30.Клебанов Л.Р. Преступления против культурных ценностей: понятие, признаки, система / Л.Р. Клебанов // Пробелы в Российском законодательстве. № 3. 2011. С. 194-197 (0,5 п.л.)

31.Клебанов Л.Р. Международное уголовное право и охрана культурных ценностей / Л.Р. Клебанов // Евразийский юридический журнал. № 6. 2011. С. 61-66 (0,9 п.л.)

32.Клебанов Л.Р. Судебное толкование уголовного закона о преступлениях против культурных ценностей / Л.Р. Клебанов // Уголовное право. № 6.2011. С. 18-25 (0,66 п.л.)

33.Клебанов Л.Р. О квалифицирующих признаках контрабанды культурных ценностей / Л.Р. Клебанов // Законы России: опыт, анализ, практика. № 11. 2011. С. 70-76 (0,7 п.л.)

34.Клебанов Л.Р. Выявленные памятники истории и культуры как предмет уголовно-правовой охраны / Л.Р. Клебанов // «Черные дыры» в Российском законодательстве. №6. 2011. С. 73-76 (0,5 п.л.)

35.Клебанов Л.Р. Реалии уголовно-правовой охраны недвижимых памятников истории и культуры / Л.Р. Клебанов // Журнал «Современное право». № 2. 2012. С. 91-93 (0,25 п.л.)

36.Клебанов Л.Р. О юридической ответственности за причинение вреда памятникам истории и культуры / Л.Р. Клебанов // Журнал российского права. № 3. 2012 г  (0,6 п.л.)

37.Клебанов Л.Р. Охрана культурных ценностей: уголовно-правовые и криминологические аспекты / Л.Р. Клебанов // Государство и право № 4. 2012 С. 54-63 (0,9 п.л.)

38.Клебанов Л.Р. Контрабанда культурных ценностей как экономическое преступление / Л.Р. Клебанов // Законодательство № 1. 2012. С. 63-72 (0,7 п.л.)

39.Клебанов Л.Р. Неправильное представление о непреступности деяния / Л.Р. Клебанов // Журнал «Законность». № 2. 2012. С. 34-39 (0,5 п.л.)

40.Клебанов Л.Р. Проблемы множественности преступлений против культурных ценностей / Л.Р. Клебанов // Уголовное право. № 2. 2012. (0,6 п.л.).

III.Статьи, тезисы докладов и сообщений на научных конференциях и семинарах, опубликованные в иных изданиях

41.Клебанов Л.Р. Совершенствование Уголовного кодекса Российской Федерации как условие укрепления национальной безопасности России / С.В. Бородин, Л.Р. Клебанов // «Уголовное право: проблемы и перспективы». Сборник статей / Под ред. С.В. Бородина и С.Г. Келиной. М.: Институт государства и права РАН. 2004. С. 39-53 (1 п.л.)

42.Клебанов Л.Р. О некоторых признаках предметов преступлений, посягающих на культурные ценности / Л.Р. Клебанов // «Современные проблемы теории и практики борьбы с преступностью». Первые Кудрявцевские чтения. Сб. научных трудов / Научн. ред. С.В. Максимов. М. Институт государства и права РАН. 2009. С. 230-237 (0,5 п.л.)

43.Клебанов Л.Р. Значимость уголовно-правовой охраны культурных ценностей в период глобализации / Л.Р. Клебанов // «Научные основы уголовного права и процессы глобализации». Материалы V Российского конгресса уголовного права 27-28 мая 2010. М.: Проспект. Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова. 2010. С. 696-700 (0,4 п.л.)

44.Клебанов Л.Р. Значение постановлений Пленума Верховного Суда РФ при уголовно-правовой охране культурных ценностей / Л.Р. Клебанов // «Роль постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации в судебно-следственной практике и науке». Материалы Международной научно-практической конференции 25-26 февраля 2010 г. М.: Российская правовая академия Минюста РФ. 2010. С. 148-152 (0,22 п.л.)

45.Клебанов Л.Р. Охрана культурных ценностей в уголовном законодательстве зарубежных стран (некоторые итоги сравнительно-правового анализа) / Л.Р. Клебанов // «Проблемы уголовной политики, экологии и права». Сб. материалов международной научно-практической конференции 24-25 мая 2010 г. БИЭПП-БИИЯМС. СПб. 2010. С. 283-288 (0,3 п.л.)

46.Клебанов Л.Р. Культурный суверенитет: «фигура речи» или новое правоохраняемое благо? / Л.Р. Клебанов // «Традиция. Духовность. Правопорядок». Материалы пятой всероссийской научной конференции 21-22 мая 2010. Тюмень. 2010. С. 139-141 (0,17 п.л.)

47.Клебанов Л.Р. Модернизация России и культурный суверенитет / Л.Р. Клебанов // Россия: тенденции и перспективы развития. Ежегодник. Вып. 6. Часть 1. М.: ИНИОН РАН. 2011 г. С. 242-247 (0,5 п.л.)

48.Клебанов Л.Р. О некоторых особенностях уголовно-правовой охраны культурных ценностей / Л.Р. Клебанов // «Совершенствование уголовного законодательства в современных условиях». Сб. материалов международной научно-практической конференции 23-24 мая 2011 г. СПб. БИЭПП-БИИЯМС 2011. С. 188-193 (0,3 п.л.)

49.Клебанов Л.Р. Мошенничество на рынке культурных ценностей / Л.Р. Клебанов // Антиквариат. Предметы искусства и коллекционирования. Декабрь. 2011. С. 10-12 (0,4 п.л.)

50.Клебанов Л.Р. Криминологическая характеристика преступных посягательств на памятники истории и культуры / Л.Р. Клебанов // «Какая криминология сегодня нужна стране? (проблемы преподавания и практического применения)». Сб. материалов  научно-практического межвузовского семинара 17 мая 2011 г. М.: НИУ Высшая школа экономики 2012. (0,25 п.л.) (готовится к печати)

51.Клебанов Л.Р. Контрабанда культурных ценностей и новшества уголовного закона / Л.Р. Клебанов // «Концепции современного уголовного законодательства». Международная научно-практическая конференция 24 января 2012 г. М.: Российская правовая академия Минюста России. 2012 (0,25 п.л.) (готовится к печати)


1 См.: Стратегия национальной безопасности до 2020 года. Утверждена Указом Президента РФ от 12.05.2009 № 537. // Российская газета.19.05.2009.

2 См.: Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 20. Ст.718.

3 См.: Александров-Деркаченко П.П. Россия и глобализм: повторение пройденного // Рускiй Мiр. № 4. 2001. – С. 17. 

4 См.: Делягин М. Глобальные требования к России // Наш современник. 2004. № 2.- С. 192.

5 См.: Трайнин А.Н. Защита мира и уголовный закон. Под общ. ред.  Р.А. Руденко. М.: «НАУКА». 1969. – С. 408.

6 См.: Ваганова Е.В., Гапоненко В.В. Охрана памятников истории и культуры: памятники историко-культурного наследия (на примере Республики Бурятия). Улан-Удэ. 2006. С. 17-18.

7 См.: Музейная проверка по России выявила пропажу 250 тысяч экспонатов // URL: www.rian.ru/culture/20100907/273289217.html

8 См.: Захаров И. Памятники растут в цене // АиФ-Москва. №13. 2010

9 См.: Философский энциклопедический словарь. М.: ИНФРА-М. 2004. С. 398

10 См.: Жалинский А.Э. Уголовное право в ожидании перемен: теоретико-инструментальный анализ. М. 2008. С. 44-45.

11 См.: Резван А.П., Сенцов А.С. Уголовно-правовые меры борьбы с хищениями предметов, имеющих особую ценность. Волгоград. ВЮИ МВД России. 1999. С. 14; Лопашенко Н.А. Преступления против собственности. Теоретико-прикладное исследование. М.: ЛексЭст.2005. С. 190, 346.

12 Уголовное дело № 22-1432 // Архив Центрального районного суда г. Тюмени

13 Уголовное дело № 1-47/2007 // Архив Дзержинского районного суда г. Санкт-Петербурга; Уголовное дело № 1-303/2009 // Архив Пресненского районного суда г. Москвы.

14 Уголовное дело 1-297/2004 // Архив Княгининского районного суда Нижегородской области

15 См.: Диканова Т.А. Роль прокуратуры в предупреждении контрабанды и хищений культурных ценностей // Проблемы предупреждения хищений и контрабанды культурных ценностей: Сб. материалов межведомственного научно-практического семинара / Под ред. Т.А. Дикановой. М. 2007. С. 31-32.

16 См.: Приданов С.А., Щерба С.П. Преступления, посягающие на культурные ценности: квалификация и расследование. М.: Юрлитинформ. 2002. С. 12-13.

17 См.: Ткачев Ю.Ю. Хищение предметов, имеющих особую ценность. Автореф. дисс…канд. юрид. наук. Краснодар. 2007. С. 16.

18 См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27.12.2002 № 29 // БВС РФ. 2003. № 2.

19 Уголовное дело № 48507 // Архив Грязненского городского суда Липецкой области.

20 БВС РФ. 2007. № 12. С.16-17.

21 См.: БВС РФ. – 1998. - № 6. – С. 14.

22 См.: Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924-1986. М.: Известия СНД СССР. 1986.

23 См.: Письмо ГТК РФ № 01-13/12769 «О методическом письме, касающемся порядка применения отдельных норм Закона Российской Федерации «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» от 10.11.1994

24 См.: Фомичев С.А. Борьба с контрабандой культурных ценностей. / Отв. ред. А.И. Чучаев. Калуга. АКФ «Политоп». 2005.С. 136

25 См., например: Дранников А.В. Уголовная ответственность за контрабанду предметов, ограниченных в гражданском обороте. Автореф. дисс…канд. юрид. наук – Ростов-на-Дону. 2000. С. 16-18.;  Васильев Д.В. Контрабанда культурных ценностей (криминологическое исследование). Дисс…канд. юрид. наук. М. 2008. С. 57.

26 См.: БВС РФ. 2008. № 8.

27 См.: Кузнецов А.П., Бокова И.Н. Уголовно-правовая квалификация контрабанды, совершаемой должностным лицом с использованием своего служебного положения // Следователь. № 6. 2001. С. 10.

28 Уголовное дело № 1-35/2007 // Архив Володарского районного суда г. Брянска.; Уголовное дело № 1-6/2005 // Архив Володарского районного суда г. Брянска.

29 Уголовное дело №1-107/07 // Архив Рамонского районного суда Воронежской области

30 См.: Сучков Ю.И. Ответственность за контрабанду по Уголовному кодексу Российской Федерации 1996 // Юридическая практика. СПб. – 1996. - № 4 (7). – С. 72-73.

31 См.: Незнамова З.А. Коллизии в уголовном праве: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. - Екатеринбург, 1995. С. 8.

32 См.: Ведомости РФ. 1992. №46. Ст. 2615.

33 См.: Энциклопедия уголовного права. Т. 2. Уголовный закон. Издание профессора Малинина. СПб. 2005. С. 195.

34 См.: Малинин В.Б., Парфенов А.Ф.  Объективная сторона преступления. – СПб.: Изд-во Юридического института (Санкт-Петербург). 2004. С. 186

35 См, например, статью 6 Закона Российской Федерации «О вывозе и ввозе культурных ценностей», статью 223 Гражданского кодекса Российской Федерации (Часть I), статью 16 Федерального закона «О библиотечном деле» от 29.12.1994 № 78-ФЗ. К памятникам относятся и движимые предметы археологического наследия согласно Федеральному закону «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» от 25.06.2002 № 73-ФЗ.

36 См, подробнее: Клебанов Л.Р. Памятники истории и культуры: правовой статус и охрана / Под научн. ред. А.В. Наумова. М.: Норма ИНФРА-М. 2012. С. 7-45.

37 См.: СЗ РФ. 2002. № 26. Ст.2519

38 Уголовное дело № 22-2431 // Архив Тверского районного суда

39 Предмет охраны памятника – особенности объекта, послужившие основаниями для включения его в реестр и подлежащие обязательному сохранению (статья 17 Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации»).

40 См.: Приказ Министерства культуры Российской Федерации от 11.11.2011 № 1055 «Об утверждении формы паспорта объекта культурного наследия» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. № 51. 2011.

41 Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении М.Л.С. от 13.11.2008 //  Архив Инспекции по контролю за соблюдением законодательства в области охраны и использования объектов наследия Комитета по культурному наследию г. Москвы.

42 См. подробнее: Клебанов Л.Р. Указ. соч.С. 83-88.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.