WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ДОЛОТОВА Дарья Валерьевна

ТЕХНИКА И ТЕХНОЛОГИЯ ПРАВОВЫХ АКТОВ

(на примере правовых актов, издаваемых
в уголовно-исполнительной системе)

Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Владимир

ВЮИ ФСИН России

2012

Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин федерального казенного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Научный руководитель:

доктор юридических наук, доцент

Давыдова Марина Леонидовна

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

профессор кафедры теории права

и сравнительного правоведения Высшей школы экономики

Арзамасов Юрий Геннадьевич

кандидат юридических наук, доцент

доцент кафедры управления

и административно-правовых дисциплин

Владимирского юридического института

Федеральной службы исполнения наказаний

Миронов Анатолий Николаевич

Ведущая организация – федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Владимирский государственный университет имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых»

Защита состоится «____» ________ 2012 г. в ____ часов на заседании диссертационного совета ДМ 229.004.01, созданного на базе федерального казенного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний», по адресу: 600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е. Конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке федерального казенного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Автореферат разослан «____» ___________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                С. В. Назаров

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Последовательное претворение в жизнь принципов правового государства невозможно без совершенствования всех звеньев государственного механизма. Особое значение уделяется реформированию тех его органов, которые в целях защиты прав и свобод граждан и для обеспечения исполнения обязанностей определённой категорией субъектов права применяют государственное принуждение, в частности, уголовно-исполнительной системы (далее: УИС). В то же время успешное реформирование и, соответственно, повышение эффективности ее деятельности невозможно без технико-технологического совершенствования правовых актов, выступающих формами юридической деятельности. В связи с этим исследование техники и технологии правовых актов в деятельности УИС имеет существенное практическое значение, так как призвано методологически обеспечить модернизационные процессы не только в самой системе, но и в других звеньях механизма государства.

Актуальность исследования технико-технологической стороны правовых актов детерминирована также вопросами теоретического характера, в числе которых проблемы интерпретации юридической доктриной и практикой правового акта, непосредственным образом оказывающие влияние на разработку теорий юридической техники и юридической технологии. До настоящего времени целостная и непротиворечивая теория правовых актов так и не создана. Взгляды ученых отражают различные методологические установки и часто имеют полярный характер. В сознании многих юристов сформировался стереотип упрощенного восприятия правового акта, когда все многообразие правовых актов сводится к актам-документам. В свою очередь, чрезмерное акцентирование на документарной форме оказывает негативное влияние на технико-юридические исследования, когда круг анализируемых проблем сужается вопросами языкового, стилистического, структурного и реквизитного характера, а также порождает вульгаризацию интерпретаций юридической техники, сводимой к правилам «по подбору и расстановке слов в текстах нормативно-правовых актов и других разновидностях формы правовых норм»1.

Кроме того, отсутствие единой теории правовых актов негативно сказывается на состоянии юридической практики, в частности, во ФСИН России, которая нередко носит весьма неоднозначный характер. Она породила немало правовых актов, однозначно не идентифицируемых в традиционных классификационных моделях общей теории права – актов, сочетающих в себе черты и элементы, свойственные различным видам. Встречаются акты, форма и содержание которых не соответствует их телеологическим основаниям. В ряде случаев при издании нормативно-правовых актов игнорируется основной принцип разрешительного типа правового регулирования – «разрешено только прямо дозволенное законом», вследствие чего имеет место выход за рамки нормотворческой компетенции. Все это не согласуется с логикой правового регулирования и способствует повышению уровня энтропии в системе права и механизме правового регулирования.

Очевидно, что грамотное использование научно обоснованных приемов и средств, строгое соблюдение правил юридической техники и технологии позволяет повысить качество правовых актов. Юридическая практика нуждается в точном значении техники и технологии, поскольку только в этом случае они смогут дать ощутимый обратный эффект. Для теории и юридической практики сегодня наиболее актуальными являются следующие вопросы: что следует понимать под юридической техникой; как она соотносится с технологией; каким образом технологии позволяют оптимизировать юридическую деятельность. При этом, несмотря на значительную неопределенность содержания понятий «юридическая техника» и «юридическая технология», они остро востребованы самой правовой жизнью. В условиях модернизации государственного механизма важно, чтобы деятельность государственных органов была высокотехнологична, а правовые акты – строго соответствовали требованиям юридической техники.

Таким образом, есть все основания полагать, что существующий в настоящее время комплекс общетеоретических и прикладных проблем обусловливает актуальность научного осмысления техники и технологии правовых актов в деятельности УИС.

Степень научной разработанности проблемы. Несмотря на то, что юридическая наука и практика активно оперируют понятием правового акта, сегодня невозможно утверждать о существовании целостной, непротиворечивой единой теории правовых актов. В основном исследования сосредоточены на видовой и отраслевой проблематике правовых актов. Теоретиками права анализируются нормативно-правовые, правоприменительные, интерпретационные и другие акты, в отраслевой науке изучаются акты государственного управления, конституционно-правовые, муниципальные и иные акты, в то время как общие вопросы понятия и сущности правового акта не получили достаточной научно-теоретической разработки. Сегодня при большом количестве работ, посвященных правовым актам, сохраняются неопределенность и противоречия по ряду принципиальных моментов их понимания. Иллюзия видимой очевидности общего понятия правового акта приводит к тому, что нередко представления юристов об их природе носят диаметрально противоположный характер. Неоднозначны трактовки их природы, сущности, соотношения с формами объективации и материальными носителями. Негативное влияние на состояние разработанности проблемы оказывают и дискретность научных представлений, ассоциирование правового акта вообще с отдельной его разновидностью.

Правовые акты УИС за редким исключением (В. Ф. Грушин) в теории права практически не рассматривались. Непосредственно сама деятельность УИС, несмотря на межотраслевой характер ее регламентации, исследована только на отраслевом уровне. В общей теории права предметом научного анализа становилась лишь одна из ее сторон – правоисполнительная деятельность (С. А. Коробов), а также юридические технологии, применяемые в деятельности УИС (Л. А. Исаева).

Современная отечественная юридическая наука обладает обширным и в то же время постоянно развивающимся знанием о юридической технике. Различные аспекты технико-юридической проблематики рассматривались в работах: С. С. Алексеева, Л. Ф. Апт, Ю. Г. Арзамасова, В. К. Бабае­ва, В. М. Баранова, Н. А. Власенко, Н. Н. Вопленко, Т. В. Губаевой, М. Л. Давыдовой, Т. Е. Зябловой, К. В. Каргина, А. В. Карданца, В. Н. Кар­ташова, Т. В. Кашаниной, Д. А. Керимова, И. В. Колесник, Л. Л. Круглико­ва, О. А. Курсовой, А. С. Логинова, А. В. Масленникова, В. В. Мамчуна, Г. И. Муромцева, Г. Р. Мурсалимова, К. Р. Мурсалимова, А. В. Никитина, А. С. Пиголкина, В. А. Сапуна, И. Н. Сенякина, Н. Н. Тарасова, Ю. А. Ти­хомирова, А. А. Тенетко, В. А. Толстика, А. Ф. Черданцева, Б. В. Чигиди­на, Д. В. Чухвичева, И. Д. Шутака, Т. Я. Хабриевой и др.

Наряду с учением о юридической технике в отечественном правоведении разрабатывается претендующая на выделение из него и теория юридической технологии, проблематике которой посвящены работы С. Н. Бахвалова, Н. А. Власенко, А. Н. Ильясова, Л. А. Исаевой, В. Н. Кар­ташова, И. В. Колесник, А. Н. Миронова, Т. Я. Хабриевой и др.

В то же время, оценивая состояние разработанности проблематики юридической техники в целом, следует констатировать, что в настоящее время внимание исследователей сосредоточено на решении общих вопросов юридической техники и ее видов: правотворческой, интерпретационной и правоприменительной техник, а также составляющего их инструментария. Прикладные, специализированные виды юридической техники, применяемые в деятельности отдельных звеньев механизма государства, также, как и используемые в них технологии, пока недостаточно разработаны. Вопросы юридической техники и технологии правовых актов в деятельности УИС на монографическом уровне не рассматривались.

Таким образом, проблематика правовых актов в деятельности УИС не получила всестороннего исследования.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в процессе развития и реализации техники и технологии в деятельности государственных органов.

Предмет исследования – техника и технология правовых актов, выступающих формами юридической деятельности уголовно-исполнитель­ной системы.

Цель исследования состоит в разработке теоретической основы для совершенствования техники и технологии правовых актов в деятельности государственных органов и уголовно-исполнительной системы, в частности.

Указанная цель предопределила необходимость постановки и решения следующих исследовательских задач:

– преодоление проблем методологического характера, связанных с неоднозначностью интерпретации юридической техники и юридических технологий;

– определение исходных методологических ориентиров исследования техники и технологи, используемой в юридической деятельности УИС;

– раскрытие соотношения юридической техники и технологии применительно в деятельности УИС;

– критическое осмысление соотношения теоретических моделей правового акта с практикой их воплощения в деятельности учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания;

– анализ деятельности учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания, в механизме современного Российского государства через призму взаимосвязи содержания и форм в условиях реформирования пенитенциарной системы;

– характеристика технико-юридического инструментария правовых актов в УИС;

– определение содержания и особенностей технологии правовых актов в УИС;

– выявление технико-технологических критериев эффективности правовых актов в УИС;

– рассмотрение вопросов технико-технологического совершенствования правовых актов, издаваемых в УИС.

Методологической основой исследования является диалектический метод познания действительности. В решении поставленных задач были использованы общие и частные методы: анализ, синтез, индукция, дедукция, функциональный и системный подходы и др. Комплексное использование указанных методов научного познания позволило выявить основные теоретические проблемы в доктринальном обосновании системы правовых актов, технико-юридических дефектов в системе правового регулирования деятельности УИС и недостатки в технологическом обеспечении функционирования соответствующих учреждений и органов. Особо продуктивным использование принципов диалектической логики (всесторонность и полнота познания), а также правил и законов логики (тождества, противоречия, исключения третьего, достаточного основания и др.), стало при анализе сущности и понятия правового акта, а также применяемых для его создания техники и технологии, взаимосвязи правовых актов с юридической деятельностью, юридической техникой и технологией.

Для выявления функций правовых актов применялся функциональный подход. При исследовании элементного набора юридической техники и состава юридической технологии – системный подход и нормативно-догматический метод. Последний в сочетании с требованиями формальной и категориальной логики применялся при выявлении и исследовании технико-технологических дефектов правовых актов.

Теоретическую основу исследования составили идеи и взгляды отечественных теоретиков права, посвященные различным аспектам теории государства и права, имеющие как теоретическое, так и общеметодологическое значение для настоящего исследования: С. С. Алексеева, А. В. Аверина, В. К. Бабаева, М. И. Байтина, В. М. Баранова, П. П. Барано­ва, В. И. Гоймана, Р. Б. Головкина, Ю. И. Гревцова, А. А. Демичева, Д. А. Ке­римова, В. В. Лазарева, Р. Лукича, В. С. Нерсесянца, Н. Неновски, Ю. С. Ре­шетова, В. А. Сапуна, В. М. Сырых, В. А. Толстика, Л. С. Явича и др.

При подготовке работы автор опирался на научные труды ученых-юристов, посвященные исследованию понятия и эффективности правовых актов в целом и их отдельных видов: Р. Ф. Васильева, Я. В. Гайворонской, В. В. Глазырина, И. Я. Дюрягина, А. А. Зелепукина, М. М. Карабекова, А. П. Корнева, В. Н. Кудрявцева, В. И. Никитинского, О. В. Шопиной и др.

В диссертации также использовались результаты научно-теоретического осмысления юридической техники и технологии правовых актов в общей теории права: В. М. Баранова, С. В. Бахвалова, Н. А. Власенко, Т. В. Губаевой, М. Л. Давыдовой, А. Н. Илясова, В. Н. Карташова, Т. В. Кашаниной, И. В. Котелевской, Д. А. Керимова, А. Н. Миронова, И. Н. Сенякина, А. А. Тенетко, Ю. А. Тихомирова, Т. Я. Хабриевой и др.

Нормативно-правовой базой исследования послужили: Конституция РФ, УК РФ, УИК РФ, постановления Правительства РФ, приказы Минюста России, Минобрнауки России, ФСИН России, а также ГОСТы.

Эмпирическую базу исследования составили доклады и иные официальные документы ФСИН России, а также материалы юридической практики органов и учреждений ФСИН России, материалы периодической печати и опубликованные в научных изданиях данные социологических исследований, содержащие информацию о технике и технологии правовых актов в УИС.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые на монографическом уровне произведен общетеоретический анализ технико-технологических аспектов правовых актов в деятельности УИС. Предприняты усилия по снятию неопределенности в понятийно-категориальном аппарате теории права в части ряда принципиальных вопросов юридической техники и юридической технологии. Результаты исследования выражаются в следующем:

– разработана авторская уточняющая дефиниция понятия «правовой акт»;

– на основе анализа официальных документов ФСИН России выявлены недостатки применения программно-целевого метода управления в деятельности УИС, сформулированы предложения по его совершенствованию;

– обнаружены наиболее характерные дефекты правовых актов, используемых в деятельности учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания;

– уточнено соотношение юридической техники и технологии; обосновано различие в юридической технологии деятельности и правовых актов;

– рассмотрены технико-юридический инструментарий и содержание юридических технологий правовых актов в деятельности УИС;

– уточнено понятие эффективности правовых актов, сформулированы технико-технологические критерии эффективности правовых актов; рассмотрена структура и содержание технологии, применяемой при их создании;

– определены стратегические и тактические направления совершенствования правовых актов.

Научная новизна нашла отражение в положениях, выносимых на защиту.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Правовой акт – это волеизъявление, выраженное в документарной, устной либо конклюдентной форме, отражающее правовую позицию субъекта права, детерминирующее возникновение, изменение, прекращение либо в целом правового режима, либо прав и обязанностей в конкретных правоотношениях.

2. Характерными технико-юридическими дефектами нормотворческой деятельности ФСИН России является издание: правовых актов за пределами компетенции («сверхкомпетенционные» акты); правовых актов в формах, не предусмотренных законодательством (нетипичные правовые акты); правовых актов с неопределенным телеологическим основанием и смешанным содержанием – актов, содержащих нормативные, индивидуальные и интерпретационные предписания (смешанные правовые акты); актов, сочетающих в себе черты правового и не правового акта («гибридные» акты).

3. В структурно-технологическом плане юридическая деятельность УИС представляет собой органическое единство нетехнологических действий и операций с юридическими («чистыми») и комбинированными (сложными) технологиями.

4. Юридическая технология как специфический компонент юридической деятельности выступает одновременно в качестве: 1) регулятора деятельности (система норм, стандартов, которым необходимо следовать в деятельности); 2) части самой деятельности (действия и операции); 3) инструментария деятельности (технология позволяет достигать определенных целей и задач); 4) средства оценки деятельности (деятельность технологична, если она оптимально и рационально организована).

5. Для юридической технологии характерны специфические формы проявления (теоретические модели в доктрине; предписания юридических норм; предметная и результативная сторона в деятельности и прикладное знание в профессиональном правосознании) и уровни существования (статический и динамический).

6. Разграничение технологии деятельности и технологии правового акта целесообразно проводить на основе представления о сложных, комбинированных и «чистых» юридических технологиях.

7. В составе юридической техники правовых актов необходимо различать два типа инструментов: статические (основные) и динамические (производные, обеспечивающие реализацию основных). Основными являются средства, а производными – способы и правила. Производность способов и правил проявляется в том, что они указывают на определенный алгоритм использования средств, т. е. имеют значение только лишь в связи с определенными средствами.

8. Технико-юридические средства правовых актов подразделяются на четыре типа: 1) средства обеспечения точности формы правового акта (реквизиты); 2) средства обеспечения точности содержания правового акта (языковые средства, терминологические средства, композиция, ссылки, приложения); 3) средства обеспечения качественно однородного и эффективного юридического воздействия (нормативно-правовое предписание, индивидуально-правовое предписание и др.); 4) средства обеспечения предварительной регламентации (презумпции, фикции, преюдиции и др.).

9. Эффективность правового акта – свойство их действия, отражающее степень достижения правовых целей и качество удовлетворения индивидуальных и государственно значимых потребностей и интересов.

10. В систему технико-технологических критериев эффективности правовых актов входят три группы критериев:

1) технико-юридические критерии, включающие систему правовых целей (функциональные и предметные, ступенчатые и неступенчатые, социальные и юридические), и отдельные правила юридической техники. В составе последних различаются критерии: а) характеризующие процесс правового воздействия; б) процесс формирования правового акта; в) отражающие правильность смыслового восприятия;

2) технолого-юридические критерии эффективности правовых актов (раскрывающие особенности процедур их подготовки и принятия);

3) критерий эффективности юридической деятельности, характеризующий технологическую сторону принятия правовых актов. Эффективность деятельности органов и учреждений УИС выступает своеобразным, стратегическим критерием эффективности правовых актов: если она эффективна, то эффективной является и система издаваемых правовых актов.

11. Предложения по совершенствованию законодательства:

1) Дополнить Правила подготовки нормативных правовых актов федеральными органами исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденные постановлением Правительства РФ от 13 августа 1997 г. № 1009, пунктом 2.1 следующего содержания: «Предмет правового регулирования нормативных правовых актов:

положение раскрывает и детализирует статус органов (учреждений), а также их подразделений (систематизированно определяются порядок образования, структура, функции и полномочия);

правила устанавливают: 1) стандарты и общую модель деятельности органа (учреждения) в целом либо нескольких органов (учреждений) и их подразделений; 2) процедуры осуществления какой-либо задачи, вида деятельности;

инструкции исчерпывающим образом регламентируют особенности: 1) организации деятельности органов (учреждений) и их подразделений; 2) осуществления отдельных функций органов (учреждений) и их подразделений.

2) Пункт 99 Инструкции по делопроизводству в Федеральной службе исполнения наказаний, утвержденной приказом ФСИН России от 10 августа 2011 г. № 464, изложить в следующей редакции:

«Система правовых актов, издаваемых в Федеральной службе исполнения наказаний, включает: нормативные правовые (приказы, постановления, положения, правила, инструкции), правоприменительные (приказы, распоряжения), правоинтерпретационные и информационно-методические (информационные письма, методические рекомендации, типовые инструкции), организационно-распорядительные (регламенты, решения Коллегии ФСИН России, протоколы заседаний совещательных, координационных, экспертных и других органов, акты, аналитические справки, докладные и служебные записки), договоры (контракты и соглашения)».

3) Распоряжение является индивидуальным правовым актом, природа которого кардинально не отличается от приказа, поэтому в целях оптимизации форм правового регулирования в названии и содержании раздела 4.2 исключить слово «распоряжения».

4) Привести в соответствие постановлению Правительства РФ от 13 августа 1997 г. № 1009 «Об утверждении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации» приказ ФСИН России от 18 августа 2005 г. № 718 «О правовом обеспечении деятельности ФСИН России» в части соответствия перечня правовых актов, издаваемых в УИС, включив в него постановление и исключив наставление.

5) Исключить из Административного регламента исполнения государственных функций по правовому обеспечению деятельности учреждений и органов Федеральной службы исполнения наказаний пункты, посвященные определению нормативного правового акта, и нормы права, поскольку определения этих понятий содержатся в акте, обладающем большей юридической силой, – постановлении Правительства РФ от 13 августа 1997 г. № 1009.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что материалы диссертации дополняют научные представления о сущности, содержании и видовом многообразии юридической техники и технологии. В ней анализируются система форм и видов деятельности УИС, структура технико-юридического инструментария правовых актов, особенности технологического процесса их подготовки и принятия, эффективность правовых актов, раскрываются критерии для определения их эффективности.

Практическая значимость диссертации обусловлена тем, что теоретические выводы и рекомендации работы способствуют созданию методики измерения юридической эффективности правовых актов, издаваемых в УИС, а также разработке системы мер повышения эффективности правовых актов. Сформулированы предложения по изменению критериев и показателей эффективности деятельности УИС в целом.

Положения диссертации будут полезны в нормотворческой деятельности ФСИН России. Кроме того, в работе имеются конкретные предложения, направленные на совершенствование законодательства.

Дидактическое значение работы связано с возможностью использования выводов и обобщений, сделанных автором в диссертации, в системе юридического образования: при проведении учебных занятий по курсу «Теория государства и права», а также спецкурсов «Юридическая техника» и «Правовые акты в деятельности уголовно-исполнительной системы»; при подготовке учебных и учебно-методических пособий, написании студентами и курсантами рефератов, докладов, курсовых и дипломных работ.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования: неоднократно обсуждались на заседании кафедры государственно-правовых дисциплин Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний; докладывались автором на научно-практических конференциях; используются в учебном процессе Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний при проведении занятий по теории государства и права; внедрены в практическую деятельность Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Владимирской области; отражены в опубликованных работах автора общим объемом 6,83 печ. л.

Структура диссертации обусловлена логикой исследования и состоит из введения, двух глав, объединяющих семь параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность темы исследования и степень ее научной разработанности, определяются объект и предмет, цель и задачи, раскрываются его методологическая и теоретическая, нормативная и эмпирическая основы, а также научная новизна, формулируются положения, выносимые на защиту, характеризуются теоретическая, практическая и дидактическая значимость исследования, приводятся данные об апробации и внедрении его результатов.

Первая глава «Теоретико-методологические предпосылки исследования техники и технологии правовых актов в уголовно-исполнительной системе» посвящена решению проблемных вопросов методологического характера, определению методологических ориентиров, необходимых для анализа юридической техники и юридических технологий, применяемых при создании правовых актов в государственных органах, в частности в УИС.

В первом параграфе «Методологические проблемы исследования юридической техники и юридических технологий в деятельности уголовно-исполнительной системы» отмечается существование понятийной неопределенности по вопросам понятия, сущности и состава юридической техники, природы, содержания, элементов, видов технологии, а также их соотношения.

Признавая важность той стороны техники правовых актов, которая связана собственно с объективацией и документальным оформлением волеизъявления и которая достаточно исследована, представляется необходимым обратить внимание на те аспекты, которые нередко остаются вне поля зрения исследователей технико-юридической проблематики или упоминаются вскользь2. В основном авторы избегают рассмотрения вопросов формирования правового акта. Исключение в этом отношении составляют исследования техники правотворчества, используемой, в частности, на этапе, предшествующем формированию законопроекта3. Указывается на то, что важным этапом, предшествующим собственно изданию4 правового акта, является формирование самой правовой позиции субъекта волеизъявления. В ее процессе осуществляется анализ объекта, на который направлена правовая позиция, поиск средств и способов, с помощью которых формируется правовая позиция, соотнесение ее с нормами, установление соответствий и несоответствий правовых понятий, других средств, используемых для создания правовой позиции и, наконец, формирование самой модели правовой позиции субъекта. Только после этого в идеальной форме моделируется внешнее выражение правового акта, которое и объективируется в документарной, устной или конклюдентной форме. В сущности техника правовых актов – это не только техника внешнего оформления правового акта, но и техника правового мышления, техника формирования волеизъявления, моделирования правового регулирования общественных отношений независимо от того, идет ли речь о создании общей модели поведения субъектов или о модели разрешения конкретной социально-правовой ситуации. Иными словами, техника правовых актов выступает также как техника оперирования правовым материалом, как техника конструирования правовой позиции субъекта волеизъявления.

В работе анализируются основные подходы к понятию «юридическая технология» (В. М. Баранов, В. Н. Карташов, И. А. Колесник, Н. А. Власенко, А. Н. Миронов, А. Н. Илясов и др.). Делается вывод о том, что в большинстве определений подчеркивается наиболее тесная связь технологии и деятельности. Эти категории очень близки, а нередко даже отождествляются (С. В. Бахвалов, Л. А. Исаева).

Основу авторской позиции в вопросе соотношения деятельности и технологии составляет представление о юридической деятельности как органическом единстве нетехнологических действий и операций с юридическими («чистыми») и комбинированными (сложными) технологиями. В деятельности УИС присутствуют как юридические, так и неюридические технологии (к примеру, технология «социальных лифтов»). Последние предусмотрены правовыми нормами, однако от этого они не становятся юридическими, так как проявляются не только в юридической деятельности. Юридические технологии всегда присутствуют в юридической деятельности и служат достижению юридического результата – принятию правового акта.

Необходимо выделить также комплексные, сложные технологии, представляющие собой неразрывно связанные юридические и неюридические технологии. Их устойчивое единство обусловлено организационно-правовыми рамками конкретного вида деятельности. В них юридические технологии выступают в качестве специфического средства, позволяющего реализовать полномочие, изменить объем прав и обязанностей сторон, иными словами, достичь юридического результата.

Внешне технология проявляется в тех или иных действиях и операциях, что является причиной отождествления с деятельностью. Технология характеризует действия, соответствующие определенному порогу сложности.

Юридическая технология представляет собой специфический компонент содержания деятельности, который одновременно выступает в разных аспектах: как регулятор деятельности (система норм, стандартов, которым необходимо следовать в деятельности); как часть деятельности (действия и операции); как ее инструментарий (технология позволяет достигать определенных целей и задач); как оценка деятельности (деятельность технологична, если она оптимально и рационально организована).

В числе форм проявления технологии в работе обосновываются: теоретические модели в доктрине; предписания юридических норм; предметная и результативная сторона в деятельности и прикладное знание в профессиональном правосознании. Выделенные формы позволяют говорить о существовании двух уровней технологии: статического и динамического.

Статический уровень характеризует технологическую идею, которая существует в форме научного знания либо в форме правовых предписаний. В обоих случаях технология непосредственно не реализуется на практике: не выражается в форме конкретных действий и не приводит к юридическим результатам, т. е. к какому-либо изменению действительности. На динамическом уровне происходит мобилизация интеллектуально-волевых, экономических, материально-технических и прочих ресурсов в предметной деятельности с целью достижения конкретного результата. Динамический уровень – это непосредственно технологическая деятельность.

Как и любая деятельность человека, технология проявляется в единстве материальных и идеальных форм. Идеальной является интеллектуально-волевая деятельность, т. е. процессы, протекающие в сознании (чувственные, эмоциональные, рациональные и т. д.). Материальный аспект имеет предметно-преобразующая деятельность, т. е. конкретные правовые процедуры и действия.

Диссертант обращает внимание на необходимость различения понятий «технология деятельности» и «технология правового акта». Первое является более широким по объему. Содержание технологии деятельности образуют сложные комбинированные технологии, поэтому итогом применения может быть как юридический документ, так и социальный результат. Технология деятельности УИС – основополагающее понятие, использовать которое следует лишь по отношению к основным видам деятельности: управлению УИС, воспитательной работе, обеспечению режима и охраны, обеспечению прав и свобод человека в УИС.

В отличие от технологии деятельности технологии правового акта – это «чистые», юридические технологии. В наиболее общем виде идеальная модель технологии правового акта включает: 1) технико-юридический инструментарий – средства, приемы, правила юридической техники правового акта; 2) способы выработки и принятия управленческого решения, которое содержится в правовом акте; 3) требования правовой процедуры при подготовке и оформлении правового акта.

В заключение автор приводит результаты рассмотрения вопроса о соотношении техники и технологии правового акта, делает вывод о том, что техника является специфическим инструментарием, необходимым для подготовки и оформления правовых актов, поэтому выступает элементом юридической технологии. Соотношение юридической техники и технологии следует рассматривать с точки зрения категорий части и целого.

Во втором параграфе «Дискуссионные аспекты понятия правового акта» к числу проблем, которые не имеют общепринятого решения, носят наиболее дискуссионный характер и создают препятствия для дальнейшего успешного решения задач настоящего исследования, отнесены следующие.

1. Интерпретация правовых актов только как письменных документов. Подобный подход исключает из предмета научного анализа целый пласт правовых актов, изданных в устной и конклюдентной формах, и ведет к недостаточно полному отражению правовой действительности. В связи с этим в работе обосновывается необходимость более широкой интерпретации правовых актов, согласно которой форма правового акта не может сводиться только лишь к документарной, а существенной чертой правового акта является его связь с волей субъекта.

2. Вопрос о субъекте, обладающем правом издания правового акта. Спектр мнений в теории права наиболее рельефно выражают две противоположные позиции. Первая исходит из того, что правовой акт – внешнее выражение воли субъекта в правотворческой, индивидуально-правовой или автономной деятельности субъектов права (С. С. Алексеев, Я. В. Гайворонская, М. М. Карабеков и др.). Суть второй состоит в ограничении круга субъектов носителями властных полномочий (Ю. А. Тихомиров, В. Н. Карташов). В работе отмечается, что суженное понимание субъекта не соответствует современным социально-правовым реалиям, и отстаивается тезис о необходимости широкой трактовки круга субъектов правовых актов.

3. Расширение объема понятия правового акта за счет включения в него как правомерных, так и противоправных актов – действий и их результатов (Н. В. Исаков, А. В. Малько, О. В. Шопина). Дополнительно аргументируется противоположная позиция (Я. В. Гайворонская), согласно которой употребление термина «правовой» по отношению к противоправным действиям и правонарушающим документам некорректно и необоснованно, и термин «правовой акт» целесообразно употреблять в сугубо положительном значении, с акцентом на правомерный характер рассматриваемого правового явления.

4. Вопрос о сущности правового акта. Последнюю чаще всего интерпретируют как способ выражения воли (С. С. Алексеев, Р. Ф. Васильев, Я. В. Гайворонская и др.). Выражение правовым актом воли субъектов – одна из его главных, сущностных черт, однако волеизъявление не является чисто юридической категорией и поэтому не может в полной мере служить отражением глубинной юридической сущности. Не решает проблему и попытка обоснования сущности правового акта как основы правоотношения (М. М. Карабеков), так как правоотношение – это результат правового акта, а последствие не может характеризовать внутреннюю сущность одной из причин. Поэтому более продуктивным является объяснение сущности правового акта через категорию «правовая позиция». Правовая позиция является более однозначным и четким признаком, поскольку, будучи результатом волеизъявления, непосредственно носит организующий характер и направлена на определенное преобразование правовой действительности: либо в наиболее общем виде – изменение правового режима в целом (позиция закона, позиция акта официального толкования), либо вполне конкретные изменения, касающиеся объема прав и свобод субъектов правоотношения. Таким образом, сущность правового акта заключается в отражении определенной правовой позиции, детерминирующей конкретные изменения в правовой жизни: возникновение, изменение либо прекращение правовых режимов, прав и обязанностей.

На основе сущностных признаков формулируется определение правового акта: это волеизъявление, выраженное в документарной, вербальной либо конклюдентной форме, отражающее правовую позицию субъекта права и позволяющее достигнуть в юридической деятельности (правореализующей практике) возникновения, изменения, прекращения либо в целом правового режима, либо прав и обязанностей в конкретных правоотношениях.

Диссертант анализирует также нормотворческую практику в УИС. В числе наиболее характерных технико-юридических дефектов правовых актов выявляются следующие.

1. Выход за рамки разрешительного порядка правового регулирования посредством издания правовых актов за пределами нормотворческой компетенции. Нормативные правовые акты, издаваемые ФСИН России за пределами своих полномочий, безусловно, вносят определенный порядок в деятельность учреждений и органов УИС, однако они дисфункциональны по отношению к правовой системе. Такие акты предлагается называть «сверхкомпетенционными».

2. Издание смешанных и нетипичных правовых актов. В литературе последнее понятие используется в качестве родового, охватывающего как смешанные, так и комплексные акты (Р. А. Ижокин). С учетом современного состояния нормативно-правовой регламентации правотворческой деятельности государственных органов обосновывается необходимость разграничения понятий «нетипичный правовой акт» и «смешанный правовой акт». Под нетипичным правовым актом предлагается понимать такой акт, который не соответствует официальной типологии, в частности, не предусмотрен постановлением Правительства РФ от 13 августа 1997 г. № 1009. Нетипичные правовые акты могут издаваться в таких формах, как порядок, наставление, руководство, методика. Смешанные акты – это акты с неопределенным телеологическим основанием. Наличие в акте нормативных и индивидуальных правовых предписаний не позволяет определить целевую направленность такого акта, так как он не вписывается ни в систему источников права (в силу наличия индивидуально-правовых предписаний), ни в систему правоприменительных актов (в силу наличия нормативных предписаний).

3. Издание «гибридных» актов, которые сочетают в себе черты правового и неправового акта. В юридической практике отдельные информационные письма ФСИН России территориальные органы воспринимают как указания. Так, например, большую часть информационного письма от 5 марта 2011 г. № 19-36/8-01 «Об итогах деятельности уголовно-исполнительных инспекций в 2011 году» составляет статистическая информация, а завершает его система требований, причем отдельные требования носят нормативный характер, а другие – индивидуально-правовой.

Издание нетипичных и «гибридных» правовых актов в юридической практике не только нецелесообразно, но и нежелательно. Они деструктивны по отношению к системе права, профессиональному юридическому мышлению, поскольку препятствуют их нормальному функционированию.

В третьем параграфе «Деятельность уголовно-исполнительной системы как сфера приложения юридической техники и технологий» отмечается, что многообразие юридических технологий можно понять лишь после должного осмысления природы деятельности УИС и её классификации. Решение этой задачи необходимо для более полноценной и конкретной иллюстрации видового разнообразия используемых технологий. Многообразие задач, возложенных на систему, обусловливают широкий спектр форм деятельности и применяемого технико-юридического инструментария и технологий. Это обстоятельство порождает необходимость решения такой исследовательской задачи, как классификация деятельности.

На основе анализа теоретических моделей, нормативно-правовой регламентации и практики деятельности УИС обосновывается модель последней, в рамках которой выделяются внешняя (отношения между УИС и иными структурными элементами государственного механизма, институтами гражданского общества, а также международное сотрудничество с пенитенциарными системами иностранных государств, международными органами и неправительственными организациями) и внутренняя (отношения, протекающие внутри УИС) сферы. В зависимости от формы деятельность УИС подразделяется на осуществляемую:

1) в правовых формах, включая: правоисполнение (деятельность учреждений и органов УИС, направленная на реализацию требований режима, охраны, контроля за осужденными, а также оперативно-розыскная деятельность); правоприменение (государственно-властная деятельность, обеспечивающая индивидуально-правовое регулирование общественных отношений путем применения мер поощрений, взысканий; административно-юрисдикционная и организационно-исполнительная деятельность); правотворчество (нормотворческая деятельность, осуществляемая путем издания как нормативных правовых актов в виде приказов, распоряжений, правил, инструкций и положений, так и локальных нормативных правовых актов, а также разработка концепций и проектов нормативных правовых актов Минюста России) и экспертную деятельность (подготовка правовых заключений на законопроекты, вносимые в Правительство РФ);

2) организационных формах, в состав которых входят такие виды деятельности, как: управленческая (связанная с осуществлением планирования, внутриведомственного взаимодействия и контроля, обеспечение ротации кадров и проч.); нормативо-обеспечительная (решение хозяйственных задач по обеспечению нормативов коммунально-бытового, санитарного обслуживания, обеспечения надлежащего питания осужденных, а также материально-техническое обеспечение); ресоциализирующая (фактическая социальная деятельность, протекающая в определенных организационно-правовых формах, которая направлена на ресоциализацию осужденных, возвращение в общество нормальных и здоровых в физическом, психическом отношении граждан, а именно: воспитательная работа, привлечение к труду, организация образовательного процесса и профессиональной подготовки).

В работе рассматриваются различные виды технологий, применяемых в деятельности УИС, в том числе технологии правовых актов. В общем виде практика применения юридической техники и технологии находит свое отражение в докладах о результатах и основных направлениях деятельности ФСИН России, которые становятся предметом специального исследования. Их анализ объективно необходим, так как они выступают важным средством технологии оценки деятельности.

С 2007 г. подготовлено четыре доклада о результатах и основных направлениях деятельности ФСИН России (2007–2009, 2008–2010, 2009–2011 и 2010–2012 гг.). По своему характеру они являются не только аналитическими, но и программно-телеологическими официальными документами и формулируют миссию, цель, задачи, а также определяют показатели, характеризующие их достижение.

С учетом того, что на протяжении 2007–2009 гг. система показателей и основных направлений деятельности УИС не испытывала серьезных изменений, особое внимание уделяется докладу, сделанному в 2010–2012 гг., и в результате предпринятого анализа выявляются его технико-технологические дефекты, в частности, формально-логические и системные недостатки постановки задач и определения направлений деятельности. К их числу относятся следующие: 1) стратегическая цель по своему содержанию является более узкой, чем отдельные тактические задачи; 2) отсутствует полноценная связь с Концепцией реформирования уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года и как следствие выделяемые направления деятельности по решению тактических задач в ряде случаев нелогичны; 3) некоторые показатели деятельности не могут выступать в качестве таковых по отношению к УИС.

В заключение диссертант формулирует предложения по совершенствованию структуры доклада в части уточнения перечня показателей и основных направлений деятельности УИС, а также делает вывод о том, что существующие технологии оценки деятельности переживают период своего созревания. Отсутствие полноценной теоретической модели обусловливают идейно-теоретические дефекты этой технологии. Дальнейшее их развитие и совершенствование связаны с созданием комплексной технологии мониторинга деятельности.

Вторая глава «Специфика юридической техники и юридических технологий правовых актов, издаваемых в уголовно-исполнительной системе», включает четыре параграфа и посвящена анализу технико-юридического инструментария правовых актов, технологий и вопросов их технико-технологического совершенствования.

В первом параграфе «Особенности техники правовых актов, издаваемых в уголовно-исполнительной системе» рассматриваются особенности элементного состава юридической техники правовых актов, издаваемых в УИС. Констатируется, что в юридической литературе вопрос о составе юридической техники является наиболее сложным и дискуссионным и при этом он до настоящего времени остается открытым. Без претензии на его исчерпывающе решение предпринимается анализ состава техники правовых актов. Его результаты позволили прийти к выводу о необходимости различать в составе юридической техники два типа «инструментов»: статические (основные) и динамические (производные, обеспечивающие реализацию основных). При этом выделение этих элементов носит отчасти условный характер, так как юридическая техника представляет собой органичную функционирующую систему.

К основным элементам технико-юридического инструментария в работе отнесены средства, а к производным – способы и правила. Производность последних проявляется в том, что они указывают на определенный алгоритм использования средств. Иными словами, они имеют значение только лишь в связи с определенными средствами. Соотношение между ними может быть выражено в двух формулах: 1) одно средство – несколько способов; 2) одно средство – одно правило.

Особое внимание обращается на природу этих средств. Распространенные в юридической литературе интерпретации средств юридической техники как неких материальных предметов, используемых в работе юристами, не имеют под собой основы в силу того, что право по своей природе – явление нематериальное, и факт закрепления правовых положений в кодексах и правоприменительных актах не может его материализовать. Регулирующие воздействие оказывают не книги, содержащие юридические тексты, а те нормы, которые в них изложены и которые воздействуют на поведение субъектов права через их сознание. Указанные обстоятельства подтверждают актуальность высказанной более 30 лет назад идеи о нематериальном характере средств юридической техники (С. С. Алексеев) и ведут к необходимости исключения из их числа материальных объектов.

Предлагается различать четыре типа технико-юридических средств: 1) средства обеспечения точности формы правового акта (реквизиты); 2) средства обеспечения точности содержания правового акта (языковые средства, терминологические, композиция, ссылки, приложения); 3) средства обеспечения качественно однородного и эффективного юридического воздействия (нормативно-правовое предписание, индивидуально-правовое предписание; 4) средства обеспечения предварительной регламентации регулируемых отношений (презумпция, фикция, преюдиция и др.).

Технико-юридический инструментарий – средства, способы и правила не существуют изолированно друг от друга, сами по себе. Необходимо учитывать их тесную взаимосвязь и зависимость: некоторые из средств предполагают только определенный способ либо правило использования, другие носят более сложный характер, поэтому допускают комбинацию способов и правил. В связи с этим деление технико-юридического инструментария на отдельные элементы носит в определенной степени условный характер. В действительности все они представляют органичную систему, каждый элемент которой выполняет строго определенную роль. Каждое технико-юридическое средство обладает своей спецификой, своими стилистическими особенностями, которые в совокупности определяют общие черты официально-делового стиля правовых актов, актуального не только для актов-документов, но и для устных актов-действий. Следовательно, сочетаемость элементов состава юридической техники не может и не должна описываться категорически строго и однозначно, она предполагает вариативность. Характер и специфика средств предопределяют конкретные виды производных инструментов, алгоритм применения которых указывает на своеобразный стиль средства.

Во втором параграфе «Технологии правовых актов в уголовно-исполнительной системе» анализируются понятие и содержание технологии правовых актов.

Технология правовых актов – это логически целостная модель деятельности, имеющая специфическую форму и содержание, а также непосредственно сама деятельность по подготовке и принятию правовых актов. В форме последней необходимо различать внутреннюю и внешнюю стороны, отражающие специфику деятельности, которая включает в себя как внутреннее, так и внешнее содержание. Внутренняя форма представляет собой логически правильно организованное мышление и проявляется в качестве юридического познания. Внешняя форма технологии правовых актов опосредована правовыми нормами и выступает как юридическая форма деятельности, главная особенность которой – процедурно-процессуальный характер. Каждой форме соответствует свое содержание. Внешней форме корреспондируют конкретные фактические действия, а внутренней – мыслительные операции, проходящие в сознании человека.

Единство, органичное взаимодействие формы и содержания обеспечивается системой требований. В числе последних следует отметить требования научной методологии, действующего российского законодательства, а также оптимальности и рациональности действий при совершении конкретных операций. Действие всей системы требований обеспечивает не только правильность мышления, но и эффективность действий по подготовке и принятию правовых актов.

Существование внутренней и внешней формы позволяет говорить о необходимости выделения двух крупных этапов (стадий) технологического процесса: 1) формировании идеальной модели правового акта в сознании субъектов права; 2) материализации идеальной модели в различного рода документарные, конклюдентные и вербальные формы.

Правильно организованное мышление обеспечивает логическую непротиворечивость и эффективность познания и поэтому является важным инструментом технологии разработки правовых актов. Основными средствами организации юридического познания выступают методы научного познания и способы толкования норм права.

Наряду с ними элементом технологии правовых актов выступают также способы толкования норм права. Правильное понимание смысла и содержания правовых норм обеспечивает законность правового акта, его согласованность с иерархической системой нормативных правовых актов, а следовательно, и его эффективность. Способы толкования используются не хаотично, а, как правило, в определенном порядке. Последовательность их использования проявляется в качестве специфического «микротехнологического процесса»: 1) анализ буквального текста (применяется грамматическое толкование); 2) «догматический» анализ (используется логическое, систематическое и специально-юридическое толкование); 3) социально-политический анализ (применяется историко-политическое толкование) (С. С. Алексеев). Технологическое значение имеют не только определенный порядок применения способов толкования, но и отдельные способы толкования. Конкретные действия по разработке правовых актов всегда имеют интеллектуально-волевое и эмоционально-психологическое основание и выступают внешней формой технологии правовых актов. Способы их совершения отражают тактический уровень технологии и имеют юридическое значение, иными словами, осуществляются в рамках правовых процедур. Сущность процедуры заключается в юридически закрепленной определенной последовательности действий и операций. Структура процедуры как элемента технологии правовых актов зависит от вида акта, его роли и места в регулировании общественных отношений.

В зависимости от формы проявления необходимо различать документарные, конклюдентные и вербальные правовые акты. Их технологические процедуры различаются не только способом формализации, но и уровнем детализации требований к подготовке акта. Структура технологической процедуры правового акта-документа включает: 1) основания принятия акта, которые определяются с помощью такого технико-юридического приема, как перечень; 2) порядок определения достоверности оснований; 3) требования, характеризующие форму акта; 4) способы принятия акта. Конклюдентные правовые акты совершаются в форме действий. Для правовых актов-действий также характерна специфическая технологическая процедура. Она включает в себя следующие элементы: 1) цель действия; 2) время и периодичность его совершения; 3) способы действия. Технологическая процедура вербальных правовых актов менее развернута, чем процедуры актов-документов и правовых актов-конклюдентных действий. Она нормативно устанавливает основание акта и его форму, а также круг субъектов, обладающих правом их издания.

Следует учитывать, что издание правового акта в ряде случаев является обязательной частью процедуры деятельности учреждений и органов УИС. В других ситуациях издание правовых актов является лишь возможным и не носит строго обязательного характера. В последнем случае технологические процедуры призваны обеспечить эффективность деятельности учреждений УИС путем индивидуализации и дифференциации воспитательного воздействия на осужденных и формирования у них стимулов дальнейшего правомерного поведения.

Обеспечение дифференцированного и индивидуализированного подходов в механизме исправительно-воспитательного воздействия обусловливает широкое использование в законодательстве относительно-определенных санкций и альтернативных диспозиций. Отрицательной, теневой стороной дискреционных полномочий правоприменителей являются широкие возможности для злоупотреблений. В этой связи в исследовании обосновывается необходимость антикоррупционного анализа правоприменительной практики. Технология принятия наиболее коррупциогенных правовых актов должна быть в максимальной степени формализована посредством разработки административных регламентов.

В третьем параграфе «Технико-технологические критерии эффективности правовых актов в уголовно-исполнительной системе» рассматривается понятие «эффективность правовых актов» и анализируются критерии для определения ее измерения. Существенными признаками эффективности правовых актов выступает то, что она: 1) является свойством, отражающим особенности действия правового акта; 2) характеризует процесс достижения правовых целей: не только правового акта, но и норм права в целом, а также юридической деятельности; 3) отражает меру, степень удовлетворения потребностей и интересов как отдельных лиц и их объединений, так и государства в целом. На основе выделенных признаков формулируется операциональное определение эффективности правового акта: свойство их действия, отражающее степень достижения правовых целей и качество удовлетворения индивидуальных и государственно значимых потребностей и интересов.

Установление критериев эффективности правовых актов относится к проблемам, имеющим как теоретическое, так и прикладное значение. В работе под критерием эффективности понимается такая сторона в явлении, процессе, которая позволяет определить уровень его качественного развития и функционирования. Иными словами, критерий – это качественная сторона в объекте. Одним из основных критериев эффективности правовых актов выступают их цели. Цель является важным, но не единственным критерием эффективности. Действенность правовых актов во многом зависит от их технико-юридического совершенства. Строгое следование правилам юридической техники позволяет создавать качественные правовые акты. В этой связи юридическую технику (ее правила) необходимо рассматривать в качестве критерия измерения эффективности правовых актов.

Поскольку правовой акт является результатом деятельности по созданию нормы права, ее применению, реализации, то сама деятельность во многом определяет их качество и эффективность, а следовательно, также должна выступать в качестве особого критерия. При этом критерием выступает не просто деятельность как таковая, а определенное ее качественное состояние, которое отражается в понятиях «законность» и «эффективность». Эффективность деятельности выступает специфическим критерием определения эффективности правовых актов, который отражает активную, технологическую сторону подготовки и принятия правового акта.

Таким образом, в качестве критериев эффективности правовых актов могут выступать три явления: правовые цели; правила юридической техники; законность и эффективность юридической деятельности.

Цели правовых актов весьма различны, и поэтому отличаются и результаты их действия, а следовательно, и внешние формы проявления их эффективности. Для исследования эффективности правовых актов целесообразно учитывать деление целей на функциональные и предметные, ступенчатые и неступенчатые, социальные и юридические. В настоящее время в законодательстве отсутствует нормативное закрепление целей правовых актов (в большей степени это относится к правоприменительным актам, но нередко и нормативные правовые акты не содержат четкой системы целей). В то же время наличие однозначных и понятных целей правовых актов позволит более рационально оценивать результаты воспитательной, режимной и прочих видов деятельности, поэтому представляется оправданным и необходимым законодательно определить цели правовых актов.

Критерием могут выступать отдельные инструменты юридической техники. В наиболее общем виде их можно классифицировать следующим образом:

1. Критерии, характеризующие процесс правового воздействия, отражают динамику правовых актов, характеризуют системность правового регулирования и место в нем конкретного правового акта: однородность и полноту нормативного и поднормативного регулирования; оптимальность (обоснованность) правовой формы; соответствие международному праву; согласованность и непротиворечивость правовых актов.

2. Критерии, характеризующие процесс формирования правового акта, отражают статику правовых актов, по своей природе являются внутренними критериями, определяющими качество правового акта: точность волеизъявления субъекта – логические правила (отношения между понятиями, выведение умозаключений, построение гипотез) и законы (тождества, непротиворечия, исключенного третьего, достаточного основания); наличие необходимой структуры и реквизитов; оптимальность использования языковых форм (точность, ясность, доступность, краткость правовых актов).

3. Критерии, отражающие правильность смыслового восприятия, характеризуют правильность построения предложений с точки зрения норм русского языка. Это критерии эффективности правовых актов – законность и эффективность юридической деятельности. Они характеризуют технологическую сторону принятия правовых актов и отражает соответствие Конституции РФ и законам не только их содержания, но и процедуры подготовки и принятия акта (сроки принятия, компетенцию субъекта, порядок согласования и прочие процедурно-процессуальные вопросы).

Эффективность деятельности органов и учреждений УИС может выступать своеобразным, стратегическим критерием эффективности правовых актов. Если деятельность УИС эффективна, то эффективной является и система правовых актов, которые издаются при ее функционировании. Кроме того, эффективность деятельности УИС служит основным критерием эффективности различного рода отчетов и докладов как УИС в целом, так и ее отдельных учреждений и подразделений. Технолого-юридические критерии эффективности правовых актов раскрывают особенности процедур их подготовки и принятия. В их числе следующие характеристики процедур: экономичность, рациональность, обоснованность, а также учет и согласование интересов адресатов правового акта, соблюдение процедурных сроков, оперативность подготовки и принятия акта, открытость (т. е. возможность осуществления общественного контроля).

Четвертый параграф «Технико-технологическое совершенствование правовых актов, издаваемых в уголовно-исполнительной системе» посвящен поиску путей повышения эффективности правовых актов. В проблеме технико-технологического совершенствования правовых актов следует различать два уровня: стратегический и тактический. Стратегический уровень характеризует наиболее общие направления развития и совершенствования правовых актов, которые находятся в кондициональной детерминационной связи с их качеством. В его рамках выделяется:

1) Совершенствование правовой политики государства. Принципы правовой политики определяют общую стратегию развития законодательства, а соответственно, и совершенствование технологии правовых актов. Именно технология подготовки, принятия правовых актов в наибольшей степени зависит от изменения уголовной и уголовно-исполнительной политики. Принципы правовой политики современного Российского государства являются теми ориентирами, которые позволят достичь необходимого уровня гуманности УИС и обеспечить высокое качество правовых актов.

2) Совершенствование законодательства. Изменение правовой политики неизбежно влечет за собой и изменение законодательства. В этой связи принятие качественных норм, совершенствование законодательства являются важными направлениями совершенствования технологии правовых актов. Автором формулируются конкретные предложения по совершенствованию законодательства, и в частности технико-юридических  норм.

Одной из проблем является расхождение в перечне нормативных правовых актов. В постановлении Правительства РФ от 13 августа 1997 г. № 1009 «Об утверждении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации» закрепляются следующие виды: постановления, приказы, распоряжения, правила, инструкции и положения. А в приказе ФСИН России от 18 августа 2005 г. № 718 «О правовом обеспечении деятельности ФСИН России» установлен иной перечень: приказы, распоряжения, правила, инструкции, наставления и положения. Таким образом, в последнем отсутствует такой вид нормативного правового акта, как постановление, но появляется новый – наставление. В связи с этим необходимо приведение в соответствие данного приказа указанному постановлению.

Серьезной проблемой, заслуживающей пристального внимания, является отсутствие обозначения сферы действия и регулирования круга вопросов каждым из видов нормативных актов. Очевидно, что предмет правового регулирования правового акта должен быть четко определен. Однако ни в названном постановлении, ни в приказе Минюста России от 4 мая 2007 г. № 88 «Об утверждении разъяснений о применении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации» не содержится разъяснений, по каким вопросам должен приниматься тот или иной нормативный правовой акт. Попытка определить сферу действия актов предпринята в приказе ФСИН России от 18 августа 2005 г. № 718 и в Инструкции по делопроизводству в Федеральной службе исполнения наказаний. Однако сфера действия каждого акта сформулирована с использованием достаточно абстрактных и обтекаемых формулировок, допускающих различное толкование. В этой связи предлагается уточнить предмет регулирования таких нормативных актов, как положение, инструкция, правила (см. положения, выносимые на защиту). Кроме того, представляется целесообразным исключение из Административного регламента исполнения государственных функций по правовому обеспечению деятельности учреждений и органов Федеральной службы исполнения наказаний, утвержденного приказом ФСИН России от 18 августа 2005 г. № 718, пунктов, посвященных определению нормативного правового акта и нормы права, поскольку определения этих понятий содержатся в акте, обладающем большей юридической силой – в постановлении Правительства РФ от 13 августа 1997 г. № 1009.

3) Развитие сети ведомственных образовательных учреждений и образовательных программ высшего профессионального образования.

Навыки разработки и оформления правовых актов – важное качество профессионализма сотрудников УИС. Данные качества должны развиваться с помощью спецкурса. В этой связи представляется необходимым внедрение в образовательные программы образовательных учреждений ФСИН России спецкурса «Юридическая техника правовых актов, издаваемых в УИС» в рамках вариативной части профессионального цикла. Спецкурс позволит повысить уровень компетентности выпускников, а следовательно, и качество правовых актов, подготавливаемых ими в ходе своей служебной деятельности.

Если стратегический уровень создает благоприятные условия для повышения эффективности правовых актов, то тактический уровень отражает систему конкретных мероприятий, которые образуют следующие основные направления: компьютеризация деятельности и документооборота;  внедрение в деятельность учреждений УИС современных технических средств; совершенствование организации служебной подготовки;  совершенствование содержания и структуры информационных обзоров, направляемых ФСИН России в исправительные учреждения; антикоррупционная экспертиза правоприменительной практики; совершенствование ведомственного, межведомственного и общественного контроля.

В заключении подводятся итоги исследования, делаются выводы и обобщения, а также привлекается внимание к проблемам, которые в силу различных причин не были рассмотрены в диссертации, но представляют интерес для дальнейшей научно-теоретической разработки.

По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие работы:

1. Долотова Д. В. Юридико-технические средства, используемые в конституционном праве / Д. В. Долотова // Вестн. Владим. юрид. ин-та. 2007. № 3(4). 0,4 печ. л.

2. Долотова Д. В. Особенности языка правоприменительных актов-документов / Д. В. Долотова // Вестн. Владим. юрид. ин-та. 2008.
№ 2(7). 0,64 печ. л.

3. Долотова Д. В. К вопросу о технико-юридических критериях эффективности правовых актов, издаваемых в уголовно-исполнительной системе / Д. В. Долотова // «Черные дыры» в рос. законодательстве. 2011. № 6. 0,3 печ. л.

4. Долотова Д. В. К вопросу о соотношении юридической техники и технологии (статья) / Д. В. Долотова // Пробелы в рос. законодательстве. 2011. № 6. 0,29 печ. л.

5. Долотова Д. В. Правоприменительный акт как особый вид индивидуальных правовых актов / Д. В. Долотова // Юридическая наука в трудах молодых ученых : сб. науч. ст. / ВЮИ ФСИН России. – Владимир, 2005. – 0,19 печ. л.

6. Долотова Д. В. Терминология правоприменительного акта / Д. В. Долотова // PANDECTAE : сб. ст. преподавателей и аспирантов каф. гос.-правовых дисциплин юрид. фак. ВГПУ. – Владимир, 2007. – Вып. 3.
– 0,21 печ. л.

7. Долотова Д. В. Правила юридической техники акта применения права / Д. В. Долотова // Государство и право XXI века: актуальные проблемы теории и практики : сб. науч. ст. / Владим. юрид. ин-т. – Владимир, 2008. – 0,36 печ. л.

8. Долотова Д. В. Логика как неотъемлемый элемент правоприменения / Д. В. Долотова // Современное государство и право: проблемы теории и практики : сб. науч. ст. / Владим. юрид. ин-т. – Владимир, 2008. – 0,14 печ. л.

9. Долотова Д. В. Понятие технологии правовых актов в УИС и некоторые направления ее совершенствования / Д. В. Долотова // Рос. академ. журн. – 2011. – Т. 18. – № 4. – 0,3 печ. л.

10. Долотова Д. В. Правовые акты в деятельности уголовно-исполнительной системы: вопросы методологии и юридической техники : учеб. пособие / Д. В. Долотова. – Владимир, 2011. – 4,0 печ. л.

Общий объем опубликованных автором работ составляет 6,83 печ. л.

Долотова Дарья Валерьевна

ТЕХНИКА И ТЕХНОЛОГИЯ ПРАВОВЫХ АКТОВ

(на примере правовых актов, издаваемых
в уголовно-исполнительной системе)

Подписано в печать 16.04.12. Формат 60х84 1/16. Усл. печ. л. 1,74. Тираж 100 экз.

Редакционно-издательский отдел научного центра

федерального казенного образовательного учреждения
высшего профессионального образования
«Владимирский юридический институт
Федеральной службы исполнения наказаний»

600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е.

E-mail: rio@vui.vladinfo.ru.


1 Баранов В. М. Техника юридической неграмотности : рецензия на кн. Табарина И. В. «Современная теория права». М., 2008 // А. Э. Жалинский, В. М. Баранов, В. Б. Исаков // Юрид. техника. 2008. № 2.

2 А. А. Тенетко, рассматривающий технику правоприменительных актов, кратко останавливается на правовых правилах, которые, к сожалению, дальнейшего освещения не получили (Тенетко А. А. Юридическая техника правоприменительных актов : дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1999. С. 138).

3 Баранов В. М. Концепция законопроекта : учеб. пособие. Н. Новгород, 2003.

4 Для обозначения объективации правовой позиции субъекта уместно использовать термин «издание», независимо от того, идет ли речь о нормативно-правовом или о правоприменительном акте, а также независимо от его формы (документарной, устной и конклюдентной).







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.