WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 


На правах рукописи

КУПЕЕВА Диана Черменовна

Статус защитника
в административно-юрисдикционном процессе

12.00.14 – административное право, финансовое право,

информационное право

А в т о р е ф е р а т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва – 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном казенном учреждении

«Всероссийский научно-исследовательский институт Министерства

Внутренних дел Российской Федерации»

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор Старостин Сергей Алексеевич

Официальные оппоненты:

Хаманева Наталия Юрьевна -  доктор юридических наук, профессор / Институт государства и права РАН, заместитель директора института по научной работе

Лебедева Екатерина Алексеевна - кандидат юридических наук / Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, старший научный сотрудник

Ведущая организация:

Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации

Защита диссертации состоится 29 апреля 2012  г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 203.005.02, созданного на базе Федерального государственного казенного учреждения «Всероссийский научно-исследовательский институт Министерства внутренних дел Российской Федерации» по адресу: 123995, Москва, Г-69, ГСП-5, ул. Поварская, 25.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГКУ «ВНИИ МВД России».

Автореферат разослан  «___» _____________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Кулешов Р.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертации. Современное состояние правовой защищенности прав и интересов лиц, привлекаемых к административной ответственности, характеризуется несоответствием уровня развития их потребностей в квалифицированной юридической помощи нормативно-правовому регулированию функции защиты в Кодексе об административных правонарушениях Российской Федерации (далее – КоАП РФ)1.

Возрастающие потребности граждан в услугах защитников в производстве по делам об административных правонарушениях обусловлены тенденциями развития материально-правовых и процессуальных норм, закрепленных в КоАП РФ. К таким тенденциям относятся увеличение количества составов административных правонарушений, усложнение их правовых конструкций, принятие многочисленных поправок к КоАП РФ. За время своего действия КоАП РФ претерпел несколько десятков редакций, разобраться в которых порой сложно не только рядовому гражданину, но и специалисту в области юриспруденции.

Повышение уровня востребованности  квалифицированной юридической помощи по делам об административных правонарушениях определяется также трудностями, с которыми сталкиваются граждане при рассмотрении административных дел. Ущемление прав и законных интересов лиц, привлекаемых к административной ответственности, при реализации властных полномочий должностными лицами органов исполнительной власти, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях, вызывает закономерное стремление защитить свои права с помощью защитника-профессионала.

Указанные выше обстоятельства требуют адекватных мер со стороны государства по совершенствованию законодательного обеспечения эффективной реализации функции защиты в административно-юрисдикционном процессе, развитию статуса защитника.

Вместе с тем, современное состояние законодательства об административной ответственности характеризуется определенным отставанием правового регулирования от потребностей общества в рассматриваемой области. Это выражается, в том числе, в недостаточно четком закреплении основных процессуальных функций – защиты и административного преследования. Разграничение указанных функций на практике зачастую не отвечает требованиям принципа состязательности административно-юрисдикционного процесса, который пока не получил отражение в КоАП РФ.

Признавая одним из главных признаков административно-юрисдикционного процесса состязательность сторон, мы тем самым, предполагаем множество субъектов этого процесса. Причем если в общей части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушений законодатель сформулировал фактически две функции административной юрисдикции – преследования и защиты, то в главе 25 КоАП РФ названы двенадцать участников производства по делам об административных правонарушениях. Часть из них выполняет первую функцию: обнаруживает административное правонарушение, возбуждает административное дело, документирует выявленные факты, доказывает вину лица в совершении правонарушения. Другие призваны выполнять функцию защиты, которая сводится к отстаиванию прав лица, в отношении которого возбуждено административное производство.

Отсутствие четкости в распределении функций защиты и преследования между участниками процесса приводит к тому, что роль обвинителя в судебном заседании зачастую выполняет суд. Это значительно осложняет защиту лица, привлекаемого к административной ответственности.

Наряду с обозначенной выше общей проблемой построения состязательной модели административно-юрисдикционного процесса, существуют и другие, заслуживающие научного исследования, сложности в реализации статуса защитника.

Анализ практики рассмотрения дел об административных правонарушениях выявил неравенство правового статуса защитника на стадии рассмотрения дела в судах общей юрисдикции и на стадии рассмотрения дела в арбитражных судах. Существует значительный разрыв в возможностях защиты интересов лиц, привлекаемых к административной ответственности, адвокатом и лицом, участвующим в качестве защитника по делу, не имеющим статуса адвоката.

Дискуссии вызывает предложение ограничить круг лиц, имеющих право участвовать в качестве защитника в административно-юрисдикционном процессе, адвокатами. С одной стороны, допуск в качестве защитников лиц, не являющихся адвокатами, не несущих ни нравственной, ни дисциплинарной ответственности за качество выполняемой ими функции, не отражает интересы в предоставлении квалифицированной юридической помощи. С другой стороны – закрепление адвокатской монополии в реализации функции защиты в административно-юрисдикционном процессе может существенно снизить возможности малоимущих слоев граждан в отстаивании своих прав.

В связи с этим интерес вызывает исследование возможных путей формирования института бесплатной юридической помощи в производстве по делам об административных правонарушениях. Актуальным является поиск способов нормативного закрепления в КоАП РФ механизма реализации положений Федерального закона «О бесплатной юридической помощи»2, в ч. 3 ст. 3 которого установлено, что федеральными законами могут быть установлены случаи и порядок оказания бесплатной юридической помощи в административном судопроизводстве.

О недостаточно высокой эффективности защиты в административно-юрисдикционном процессе свидетельствует анализ правоприменительной практики. Так, в результате рассмотрения административных дел в 2011 году возвращены для устранения недостатков протоколы (ст. 29.4, ч.1 п.4 КоАП РФ) в отношении 347 лиц.

Эти и другие вопросы обусловили актуальность темы диссертационного исследования.

Степень разработанности проблемы. Значительный вклад в развитие теории административной юрисдикции внесли Д.Н. Бахрах, К.С. Бельский, И.А. Галаган, В.В. Денисенко, А.С. Дугенец, И.Ш. Килясханов, Ю.М. Козлов, С.В. Комлев, А.П. Коренев, А.Е. Лунев, М.М. Максютина, М.Я. Масленников, Н.П. Мышляев, В.А. Поникаров, Л.Л. Попов, Б.В. Россинский, Н.Г. Салищева, Ю.Н. Старилов, А.А. Стахов, Ю.П. Соловей, В.Д. Сорокин, С.С. Студеникин, М.С. Студеникина, О.В. Чекалина, А.П. Шергин, А.Ю. Якимов и др.

Проблемам статуса участников административно-юрисдикционного процесса посвящены работы Д.Н. Азарова, Ю.А. Андриановой, Д.В. Астахова, М.В. Бавсуна, Н.Н. Вопленко, О.Н. Дядькина, Л.В. Зорина, С.А. Каракозова, В.И. Ломакиной, В.П. Новикова, О.В. Осиповой, Н.С. Погореловой, Л.В. Родиной, О.А. Рябус, О.П. Сауляка, О.В. Толстопятовой, А.Т. Филипповой и мн. др.

Особо следует выделить две работы, в которых более глубоко рассматривалось участие защитника в административно-юрисдикционном процессе. Это кандидатские диссертации Яна Владимировича Серебрякова «Защитник в производстве по делам об административных правонарушениях» (2003 г.) и Анны Анатольевны Тюриной «Функция защиты в административно-юрисдикционном процессе» (2007 г.).

Тем не менее, в такой постановке проблема еще не исследовалась и современное законодательство позволит на основе критического анализа определить роль, функции, принципы образования, эффективность и ответственность защитника в административно-юрисдикционном процессе.

Объектом данного исследования выступают урегулированные нормами права общественные отношения, связанные с реализацией статуса защитника в административно-юрисдикционном процессе.

Предметом исследования выступают теоретические и практические аспекты реализации правового статуса защитника в административно-юрисдикционном процессе.

Цель диссертационного исследования – на основе изучения и теоретического обобщения законодательного регулирования статуса защитника в производстве по делам об административных правонарушениях, а также анализа практических аспектов реализации данного статуса выявить имеющиеся недостатки и выработать предложения по совершенствованию механизма реализации функции защиты в административно-юрисдикционном процессе.

В качестве задач исследования выступают следующее:

  • определение теоретико-правовых основ функции защиты в административно-юрисдикционном процессе, выявление ее роли и актуальных проблем реализации, обоснование механизма реализации функции защиты в административно-юрисдикционном процессе;
  • выявление особенностей правового статуса защитника в административно-юрисдикционном процессе, научный анализ входящих в его содержание прав и обязанностей;
  • установление специфики реализации состязательных начал в административно-юрисдикционном процессе и выявление их взаимосвязи с компетенцией защитника в представлении интересов подзащитного в административно-юрисдикционном процессе;
  • определение особенностей реализации статуса защитника на отдельных стадиях административно-юрисдикционного процесса: возбуждения дела об административном правонарушении, рассмотрения дела об административном правонарушении, пересмотра дела об административном правонарушении;
  • выявление проблем, связанных с реализацией защитником своих полномочий в административно-юрисдикционном процессе, и определение направлений совершенствования законодательства и судебной практики в целях решения указанных проблем.

Методологическую основу исследования составили диалектический метод и частнонаучные методы: сравнительно-правовой, системный, исторический, конкретно-социологический, метод экспертных оценок, логический анализ правоприменительной деятельности субъектов административной юрисдикции.

Нормативно-правовую основу исследования составили Конституция Российской Федерации, общепризнанные нормы и принципы международного права, действующее административное и иное законодательство, подзаконные нормативные правовые акты, постановления и определения Конституционного Суда Российской Федерации, руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации. В работе используются также нормативные правовые акты зарубежных государств.

Теоретическую основу исследования составили работы ученых-административистов – А.Б. Агапова, А.С. Дугенца, Д.Н. Бахраха, С.З. Женетль, Л.Л. Попова, Н.Г. Салищевой, В.П. Сорокина, Ю.Н. Старилова, М.С. Студеникиной, А.П. Шергина  и других. Кроме того, в своих выводах автор опирался на труды по общей теории права С.С. Алексеева, Н.В. Витрука, О.С. Иоффе, Н.И. Матузова и др. Научно-теоретическую базу диссертационного исследования составили также работы ученых в области конституционного, гражданско- и уголовно-процессуального права, относящиеся к проблемам диссертационного исследования.

Эмпирической базой исследования являются результаты изучения практики Верховного Суда Российской Федерации, материалов дел об административных правонарушениях (2000-2011 гг.), социологического опроса адвокатов, судей, сотрудников органов внутренних дел, а также других правоохранительных органов, наделенных полномочиями по составлению протоколов об административных правонарушениях.

По теме исследования автором изучено 102 дела об административных правонарушениях, рассмотренных судами Республики Северная Осетия – Алания, проанкетированы 200 сотрудников правоохранительных органов, из которых 43 адвоката, 23 судьи, 205 сотрудников органов внутренних дел и других правоохранительных органов. Сбор эмпирических данных осуществлен в 20  субъектах Российской Федерации:  республиках Дагестан, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Чеченская, Северная Осетия – Алания; Краснодарском, Пермском, Ставропольском краях; Белгородской, Волгоградской, Вологодской, Воронежской, Ивановской, Кировской, Костромской, Курской, Московской, Мурманской областях; городах Москве и Санкт-Петер­бурге.

Научная новизна исследования определяется авторским подходом к исследованию рассматриваемых проблемных вопросов. На основе современных представлений о природе функции защиты в юридическом процессе разработана теоретическая модель механизма реализации указанной функции в деятельности защитника в производстве по делам об административных правонарушениях.

Достижение основной цели исследования и связанных с ней задач позволило получить следующие обладающие характером научной новизны результаты:

Раскрыты предпосылки актуализации проблемы статуса защитника в административно-юрисдикционном процессе. Это позволило показать, что причины повышения внимания к указанной проблеме связаны с реализацией состязательных начал в административно-процессуальном законодательстве: в настоящее время функции защиты, преследования и разрешения дела четко не определены в КоАП РФ, что приводит к их смешению в деятельности участников процесса. На основе изучения практики участия защитника в производстве по делам об административных правонарушениях определены актуальные проблемы законодательного обеспечения эффективной реализации функции защиты, а также сформулированы предложения по совершенствованию такого обеспечения.

Аргументированы направления оптимизации института защиты в административно-юрисдикционном процессе, заключающиеся в унификации прав и обязанностей защитника на стадии рассмотрения дел об административных правонарушениях в судах общей юрисдикции и арбитражных судах, а также в формировании механизма оказания бесплатной юридической помощи.

Новизной отличается также:

  • уточненное юридическое понятие функции защиты в административно-юрисдикционном процессе, сущностная характеристика процедур, реализуемых защитником на различных стадиях данного процесса;
  • обоснованный автором вывод о том, что современное состояние правового закрепления права на защиту лица, привлекаемого к административной ответственности, отражает недостаточное внимание государства к проблемам защиты, говорит об отношении государственной власти к ним как проблемам частного характера;
  • результаты проведенного диссертантом анализа сочетания публичных и частных аспектов в деятельности защитника в производстве по делам об административных правонарушениях, выраженные в том, что указанная деятельность носит в основном частный характер, в ней слабо выражены публичные интересы;
  • авторская интерпретация места и роли защитника в обеспечении реализации права на защиту лица, привлекаемого к административной ответственности;
  • дефиниции таких понятий, как: «функция защиты в административно-юрисдикционном процессе», «механизм реализации функции защиты».

Диссертантом сформулированы следующие основные положения, выносимые на защиту, которые несут в себе элементы научной новизны:

1. Содержание функции защиты в административно-юрисдикционном процессе составляет деятельность лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, его законного представителя, защитника, направленная на полное или частичное опровержение обвинения, выявление обстоятельств, исключающих или смягчающих административную ответственность, а также охрану личных и имущественных прав лица, привлекаемого к административной ответственности.

2. Выделяемый в научных исследованиях подход к толкованию функции защиты как деятельности по отстаиванию личных и имущественных прав всех участников производства по делам об административных правонарушениях нивелирует значение данной функции как противоположности функции административного преследования и разрешения дела.

3. В целях установления терминологического единообразия в КоАП РФ рационально изменить название и содержание главы 29.1, закрепив в ней вместо понятия «правовая помощь»  понятие «содействие зарубежным странам в противодействии административным правонарушениям».

4. Действующее законодательство, регулирующее порядок привлечения к административной ответственности и определяющее правовой статус участников административно-юрисдикционного процесса (КоАП РФ, Арбитражно-процессуальный кодекс Российской Федерации, Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации), не обеспечивает равные возможности для лиц, участвующих в качестве защитника в производстве по делу об административном правонарушении. Защитник-адвокат, в отличие от защитника, не имеющего статуса адвоката, наделен более широким объемом правомочий и несет большую ответственность по отстаиванию интересов лица, привлекаемого к административной ответственности.  Допуск к участию в деле в качестве защитника любого лица, вне зависимости от рода деятельности и наличия юридического образования, не в полной мере согласуется с конституционным критерием квалифицированности оказываемой юридической помощи. В целях устранения указанной проблемы целесообразно ограничить круг лиц, которые могут выступать в качестве защитника в административно-юрисдикционном процессе, исключительно теми, кто имеет статус адвоката.

5. Неразвитость правового закрепления компетенции защитника является следствием упрощенной административно-юрисдикционной процессуальной формы. В настоящее время в области противодействия административным правонарушениям государство первоочередное внимание уделяет цели наказания виновных, а защите прав лиц, привлекаемых к ответственности, отводит второстепенную роль. Необходимо закрепить в КоАП РФ принцип состязательности и обеспечить его реализацию посредством четкого разграничения прав и обязанностей участников административно-юрисдикционного процесса со стороны защиты и со стороны обвинения.

6.  В целях усиления процессуальных гарантий права на защиту в административно-юрисдикционном процессе, а также обеспечения реализации в нем положений Федерального закона «О бесплатной юридической помощи» необходимо закрепить в КоАП РФ основания предоставления гражданам бесплатной юридической помощи в производстве по делу об административном правонарушении.

7. Составление протокола об административном правонарушении и других документов, указанных в ч. 4 ст. 28.1 КоАП РФ, необходимо рассматривать не как итог или результат, а как процесс, с начала которого дело и считается возбужденным. Согласно такому подходу, участие защитника в процессе начинается не после оформления данных документов, а с начала процедуры их оформления.

8. Представляется важным закрепить право защитника фиксировать
(в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела. Необходимо также обеспечить защитнику возможность воспользоваться его правом на ознакомление с материалами дела с момента его участия в деле.

9. Наиболее распространенной проблемой в практике применения норм КоАП РФ, регламентирующих стадию рассмотрения дела, является нарушение порядка извещения лица, в отношении которого ведется производство по делу, о месте и времени рассмотрения дела. В целях устранения данного нарушения  необходимо законодательно закрепить временной интервал между моментом составления протокола об административном правонарушении и указанным извещением. Данный временной интервал должен позволять лицу, в отношении которого осуществляется производство по делу, а также его защитнику собрать необходимые доказательства и подготовиться к рассмотрению дела.

10. Для стадии рассмотрения дела об административном правонарушении характерен смешанный процессуально-правовой режим, заключающийся в регулировании деятельности множества субъектов, уполномоченных рассматривать такие дела, правовыми нормами, содержащимися в двух законах – КоАП РФ и АПК РФ, которые с различной степенью конкретизации и глубины закрепляют процессуальные гарантии защиты прав лица, в отношении которого возбуждено производство по делу.

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется тем, что в нем раскрываются проблемы, связанные с правовым регулированием деятельности защитника в административно-юрисдикционном процессе. Содержащиеся в работе концептуальные теоретические положения развивают и углубляют научные взгляды на статус защитника в административно-юрисдикционном процессе. Представляется, что содержащиеся в работе положения и выводы позволят внести определенный вклад в теорию рассматриваемой проблемы.

Выработанные в ходе исследования теоретические положения могут быть использованы для дальнейшего совершенствования законодательства об административной ответственности. Рекомендации, изложенные в диссертации, имеют значение для совершенствования нормативной правовой базы, а также взаимоотношений участников производства по делам об административных правонарушениях. Полученные выводы и материалы применимы в научной работе, при преподавании административного права, при разработке специальных курсов и дисциплин, написании учебных пособий по юридическим дисциплинам, а также в рамках подготовки, переподготовки и повышения квалификации государственных и муниципальных служащих.

Применение выработанных автором практических рекомендаций позволит повысить эффективности защиты лиц, в отношении которых осуществляется производство по делам об административных правонарушениях.

Апробация работы. Теоретические результаты диссертационного исследования докладывались соискателем на всероссийской научно-практической конференции «Административная юрисдикция» (Москва, 16 мая 2012 г.), международной научно-практической конференции «Кутафинские чтения: Юридическая наука как основа правового обеспечения инновационного развития России» (Москва, 28-29 ноября 2011 г.).

Основные положения диссертации изложены в пяти опубликованных автором научных работах, включая издания, указанные в перечне Высшей аттестационной комиссии.

Апробация результатов диссертационного исследования произведена также посредством их внедрения соискателем в свою деятельность по оказанию квалифицированной юридической помощи гражданам в качестве адвоката адвокатской коллегии Республики Северная Осетия – Алания.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, объединяющих шесть параграфов, заключения и списка использованных источников.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Во введении дается общая характеристика работы: обосновывается актуальность темы, определяются объект, предмет, цель и задачи диссертационного исследования, раскрываются методы исследования, характеризуется научная новизна работы, формулируются положения, выносимые на защиту, обосновывается теоретическое и практическое значение результатов исследования, приводятся сведения о внедрении их в практику.

В первой главе «Защитник как участник административно-юрисдикционного процесса» анализируются понятие и содержание функции защиты в административно-юрисдикционном процессе, а также роль в нем защитника.

В первом параграфе «Функция защиты и механизм ее реализации в административно-юрисдикционном процессе» автор обращается к изучению вопросов содержания административно-процессуальной функции защиты, а также раскрывает основные элементы механизма ее реализации.

Характеризуя сложившиеся в науке административного права подходы к толкованию таких понятий, как административный процесс, административно-юрисдикционный процесс, административная юстиция, автор аргументированно высказывает собственные взгляды на сущность указанных категорий и приходит к выводу, что деятельность защитника в административно-юрисдикционном процессе рационально исследовать исходя из узкого понимания последнего как производства по делам об административных правонарушениях, так как для других видов административно-юрисдикционных производств (дисциплинарного, производства по жалобам) деятельность защитника законодательством не предусмотрена.

От рассмотрения сущности административно-юрисдикционного процесса автор переходит к исследованию его функций, поскольку защита в действующем законодательстве и правовых исследованиях рассматривается как неотъемлемая функция юрисдикционного процесса.

Ввиду недостаточной сформированности в науке административного права представлений о сущности функций административно-юрисдикционного процесса, а также отсутствия специальных норм о них в административном законодательстве рациональным является использование научных разработок в области уголовно-процессуального права.

В исследованиях по уголовному процессу уголовно-процессуальные функции рассматриваются в связи с разграничением прав и обязанностей различных участников процесса, обусловленным целью достижения объективной истины. Взаимосвязь данных прав и обязанностей, реализация которых отражает различные интересы участников процесса, проявляется в содержании принципа состязательности. Развитие правового закрепления этого принципа способствовало формированию представлений о процессуальных функциях.

Процессуальные функции отражают роли участников процесса и представляют собой урегулированные законом направления их процессуальной деятельности. Исходя из этого функцию административно-юрисдикционного процесса можно определить как направление (вид) деятельности его участников, объединенных общими интересами в процессе, образующее в целом одно из назначений административно-юрисдикционного процесса. В составе рассматриваемых функций выделяются функция административного преследования и разрешения дела и функция защиты.

Анализ научной литературы, посвященной реализации функции защиты в различных видах юридического процесса (уголовном, гражданском, административном), показывает, что она в основном противопоставляется другой функции – функции обвинения. При этом существование функции защиты напрямую обусловлено функцией обвинения, что подтверждается изучением истории формирования обеих указанных функций.

Обогащение процессуальной науки новым знанием внесло коррективы во взгляды на виды и содержание процессуальных функций. Функция защиты стала рассматриваться не только как деятельность по охране личных и имущественных прав обвиняемого, но и как противодействие нарушению прав любых участников процесса. Подобное расширение содержания  защиты связано с рассмотрением ее в общеправовом смысле, отраженном в статьях 45 и 46 Конституции Российской Федерации, которые закрепляют понятия «государственная защита прав и свобод человека и гражданина», «судебная защита прав и свобод», «внутригосударственные средства правовой защиты».

Расширительное толкование функции защиты как деятельности по отстаиванию личных и имущественных прав всех участников производства по делам об административных правонарушениях нивелирует значение данной функции как противоположности функции административного преследования и разрешения дела. Это в свою очередь осложняет правовой закрепление состязательных начал в административно-юрисдикционном процессе.

Содержание функции защиты в административно-юрисдикционном процессе необходимо трактовать как деятельность лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, его законного представителя, защитника, направленную на полное или частичное опровержение обвинения, выявление обстоятельств, исключающих или смягчающих административную ответственность, а также охрану личных и имущественных прав лица, привлекаемого к административной ответственности.

Для изучения реализации функции защиты в административно-юрисдикционном процессе рационально использовать понятие «механизм», что позволит выявить отдельные элементы, в совокупном действии которых выражена суть защиты. Соединяясь определенным образом в определенный момент времени, данные элементы приводят в действие весь механизм.

К элементам механизма реализации функции защиты относятся задачи защиты, круг субъектов, деятельность которых связана с функцией защиты, их права и обязанности, а также правовые нормы в которых они закреплены, установленный законом порядок процессуальных действий субъектов защиты на стадиях административно-юрисдикционного процесса.

Механизм реализации функции защиты в административно-юрисдикционном процессе представляет собой  предусмотренный КоАП РФ и другими нормативными правовыми актами комплекс задач, прав и обязанностей субъектов защиты, а также порядок выполнения ими процессуальных действий на отдельных стадиях производства по делам об административных правонарушениях.

Во втором параграфе «Права и обязанности защитника
в административно-юрисдикционном процессе» исследуется специфика правового статуса защитника.

Обращение к категории «правовой статус» в изучении вопросов деятельности защитника в административно-юрисдикционном процессе продиктовано методологическими целями – рассмотрение данной деятельности посредством анализа первичных элементов административно-процессуальных отношений, которыми являются права и обязанности.

Нормативное закрепление элементы правового статуса защитника получили в ч. 5 ст. 25.5 КоАП РФ, в которой установлены следующие его права: знакомиться со всеми материалами дела, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, участвовать в рассмотрении дела, обжаловать применение мер обеспечения производства по делу, постановление по делу, пользоваться иными процессуальными правами.

Кроме того, содержательная характеристика правового статуса защитника в административно-юрисдикционном процессе как совокупности его прав и обязанностей отражена в положениях Арбитражно-процессуального кодекса Российской Федерации, Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекса профессиональной этики адвоката, которые дают представление о правовых средствах и нравственных ограничениях деятельности защитника по представительству и защите лица, привлекаемого к административной ответственности.

Права защитника составляют необходимый элемент механизма реализации функции защиты, при этом специфика их правового закрепления в настоящее время заключается в том, что права адвоката сформулированы в законе шире, чем права иных лиц, участвующих в административно-юрисдикционном процессе в качестве защитника.

В целом объем прав, предоставленный защитнику, является недостаточным для эффективного противодействия обвинению с учетом обвинительного уклона всего административно-юрисдикционного процесса. Кроме того, закрепленные в законе права также не совершенны в юридико-техническом плане, что вызывает потребность в совершенствовании механизма их правового регулирования в части развития гарантий, детализации процедур.

Для определения конкретных мер указанного совершенствования в исследовании выявляется общая направленность правового регулирования функции защиты, с точки зрения отражения в нем публичных и частных интересов.

Частные элементы в деятельности защитника проявляются в праве лица, привлекаемого к ответственности на юридическую помощь. Данное субъективное право характеризует частный интерес подзащитного, который отражается в договоре поручения. Частные начала проявляются также в том, что, по общему правилу, защитник вступает в дело с согласия подзащитного. Отсюда защита может быть всегда прекращена на основе волеизъявления подзащитного. Процессуальная самостоятельность защитника ограничена запретом совершать действия, которые могут ухудшить положение подзащитного. Вместе с тем, частные интересы своего подзащитного защитник должен отстаивать лишь в пределах дозволенного законом, выражая, таким образом, частно-публичные интересы.

Публичный элемент в деятельности защитника проявляется в том, что в целом функция защиты имеет большое значение для государства, так как обеспечивает гарантиями права и свободы граждан, а кроме того, создает основу для реализации состязательности в процессе. Функция защиты в административно-юрисдикционном процессе решает задачи не только, и не столько частного характера, сколько выражает интересы государства и общества в обеспечении своих граждан необходимыми процессуальными гарантиями защиты их прав и свобод. В роли основной гарантии выступает право на квалифицированную юридическую помощь. В том, насколько государство уделяет внимание вопросам правового закрепления права на защиту лица, привлекаемого к административной ответственности, проявляется отношение государственной власти к укреплению демократических начал в обществе, реализации идеи правового государства. То есть право на защиту отражает также публичные интересы.

Одним из критериев оценки того, насколько публичные и частные интересы отражены в закреплении прав и обязанностей защитника, является сочетание в его компетенции представительских и правозаступнических полномочий.

КоАП РФ не позволяет однозначно утверждать о сочетании в компетенции защитника представительских и правозаступнических функций. Полномочия защитника не значительно отличаются от полномочий лица, в отношении которого ведется производство по делу, закрепленных в ч. 1 ст. 25.1 КоАП РФ. Данный вывод  свидетельствует в пользу превалирования частных интересов в правовом закреплении права на защиту. Правозаступничество расширяет возможности защиты в процессе и позволяет избежать необоснованного привлечения к ответственности в случаях, когда подзащитный не мотивирован отстаивать свои интересы в суде. Защита человека от необоснованного обвинения и осуждения представляется процессуальной задачей публичного характера. В связи с этим целесообразно дополнение прав защитника, закрепленных в КоАП РФ, полномочиями правозаступнического характера (участвовать в рассмотрении жалобы на применение мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, на договорной основе обращаться в компетентные органы и организации для проведения экспертиз, привлекать специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи, присутствовать при производстве процессуальных действий с участием подзащитного и другие).

В КоАП не предусмотрена возможность бесплатного предоставления юридической помощи. Отсутствие нормы о бесплатной помощи защитника свидетельствует о том, что интересы защиты в административно-юрисдикционном процессе в настоящее время не оцениваются как публичные, а относятся к частным, которые, отсюда, должны оплачиваться за счет частных средств. Указанную проблему недоступности для малоимущих граждан юридической помощи, в том числе по административным делам, предполагается отчасти разрешить путем оказания бесплатной юридической помощи, предусмотренной в Федеральном законе «О бесплатной юридической помощи». Вместе с тем, необходимо согласование норм КоАП РФ с нормами данного закона.

В качестве еще одного аргумента в пользу тезиса о преобладании частных интересов в правовом закреплении права на защиту выступает то, что в настоящее время субъектами защиты могут являться не только адвокаты или квалифицированные юристы, а не ограниченный круг лиц, обладающих дееспособностью.

Публичный интерес в области защиты прав лиц, привлекаемых к административной ответственности, должен выражаться в развитии профессиональных качеств защитников по административным делам, повышению их активности в процессе. Только при таких условиях возможно обеспечение реальной состязательности в административно-юрисдикционном процессе. В связи с этим целесообразно ограничение круга лиц, которые могут выступать в качестве защитника, исключительно теми, кто имеет статус адвоката.

Третий параграф «Пределы компетенции защитника в представлении интересов подзащитного в административно-юрисдикционном процессе» посвящен выяснению того, насколько закрепленные в законе границы прав и обязанностей защитника позволяют успешно решать задачи защиты в административно-юрисдикционном процессе. При этом изучение пределов компетенции защитника ориентировано на следующие результаты:

во-первых, ответ на вопрос – насколько пределы компетенции защитника позволяют реализовать состязательные начала в административно-юрисдикционном процессе;

во-вторых, выявление круга проблем правоприменительной практики, обусловленных законодательным закреплением пределов компетенции защитника по представлению интересов подзащитного в административно-юрисдикционном процессе;

в-третьих, определение направлений совершенствования законодательства, устанавливающего пределы компетенции защитника.

Отталкиваясь от данной логики, автор обращается к рассмотрению понятия компетенции и ее пределов. Компетенция защитника определяется как совокупность полномочий защитника по предметам его ведения, а предметы ведения защитника в административно-юрисдикционном процессе – это вопросы, в рамках которых он реализует свой статус.

Под закреплением в КоАП РФ компетенции защитника понимается степень конкретизации и обеспечения процессуальными гарантиями его правового статуса, дифференциация в процессуальных нормах правомочий защитника, характеризующих различные аспекты его участия в производстве по делу об административном правонарушении.

В настоящее время законодатель осуществил это в одной статье, включающей пять частей. В законе отражено восемь правомочий защитника, а также условия его правосубъектности (круг лиц, которые могут быть допущены в качестве защитника, а также обстоятельства, исключающие возможность участия в производстве по делу).

Если провести аналогию с уголовным процессом, то можно отметить, что компетенция защитника в нем более сложна и внутренне структурирована, что находит соответствующее правовое оформление в УПК РФ. Уголовно-процессуальная форма позволяет выделить в статусе защитника несколько аспектов, по-разному выражающих его значение – правомочия адвоката как представителя подзащитного и правомочия адвоката как самостоятельного участника процесса.

Закрепленные в настоящее время в КоАП РФ пределы компетенции защитника обусловлены низким уровнем развития административно-юрисдикционной правовой формы, которая отвечает, с одной стороны, интересам государства в оперативности и экономии средств при применении наказаний за совершение административных правонарушений. С другой стороны – она отражает недостаточно существенное отношение государственной власти и общества к проблемам административной деликтности.

На основе изучения особенностей административно-процессуальной формы в работе делается вывод о том, что государство в области противодействия административной правонарушаемости преследует, в первую очередь, цели наказания виновных, оставляя вопросам соблюдения процессуальной формы, защите прав и интересов лица, привлекаемого к ответственности, второстепенную роль. В настоящее время наблюдается приоритет содержания процессуальной деятельности над ее формой.

Наиболее ярко указанные закономерности и выводы демонстрируются в закреплении элементов состязательности в КоАП РФ.

КоАП РФ не содержит понятия «сторона». Между тем, разделение основных процессуальных функций обвинения, защиты и разрешения дела отчасти регламентировано путем установления прав и обязанностей защитника. Функция защиты обособлена от функции административного преследования и функции разрешения дела. Однако в компетенцию субъектов административной юрисдикции входят все три функции, что негативно отражается на объективности, всесторонности и полноте разрешения дела.

Неравномерность в правовом закреплении и реализации элементов содержания принципа состязательности, заключающаяся в различном их сочетании при рассмотрении дел об административных правонарушениях органами исполнительной власти, судами общей юрисдикции и арбитражными судами, составляет главную особенность указанного принципа в административно-юрисдикционном процессе.

Во второй главе «Реализация статуса защитника
в административно-юрисдикционном процессе» рассмотрены особенности деятельности защитника на отдельных стадиях административно-юрисдикционного процесса.

В первом параграфе «Участие защитника на стадии возбуждения дела
об административном правонарушении» проводится научный анализ форм и методов деятельности защитника на первой стадии административно-юрисдикционного процесса.

Процессуальные стадии являются элементом административно-юрисдикционной процессуальной формы, который представляет собой пространственно-временную характеристику юрисдикционной деятельности. Опираясь на КоАП РФ, следует выделять: возбуждение дела об административном правонарушении, рассмотрение дела об административном правонарушении, пересмотр постановлений и решений по делам об административных правонарушениях, порядок исполнения отдельных видов административных наказаний.

Функция защиты получила различное законодательное регулирование на стадиях административно-юрисдикционного процесса. Основной акцент сделан на порядок пересмотра постановлений по делам об административных правонарушениях.

Возбуждение дела об административном правонарушении является отправной точкой, началом реализации административной ответственности. В связи с этим от действий защитника на данной стадии зависит возникновение правоотношений по привлечению лица к ответственности и дальнейший ход производства по делу об административном правонарушении.

Наименование стадии возбуждения дела не точно отражает ее содержание, рационально именовать данную стадию «возбуждение дела и административное расследование».

Моментом возбуждения дела об административном правонарушении следует считать дату состоявшегося решения о возбуждении дела об административном правонарушении, оформленного уполномоченным должностным лицом официальным документом, предусмотренным ч. 4 ст. 28.1 КоАП РФ. Анализ документов, предусмотренных в данной статье, позволяет установить момент, с которого возможно участие защитника в производстве по делу.

Особенности процессуальных документов, составление которых КоАП РФ относит к моменту возбуждения дела, играют важную роль в дальнейшем производстве по делу, поскольку в них фиксируется информация об обстоятельствах совершения правонарушения, свидетелях, потерпевших. Суд обращается к рассмотрению данных документов с целью исследования доказательств. В связи с этим, участие защитника на стадии возбуждения дела об административном правонарушении предполагает его активную позицию в процедуре оформления указанных процессуальных документов. Рационально в ч. 5 ст. 25.5 КоАП РФ закрепить право защитника делать в протоколах письменные замечания о полноте и правильности осуществления процессуальных действий и составления процессуальных документов.

Участие защитника в производстве по делу на начальном этапе стадии возбуждения дела – при оформлении протокола об административном правонарушении – сопряжено с определенными трудностями. В частности, если рассматривать составление протокола как момент возбуждения дела, то защитник приобретает правовой статус в процессе лишь после данного момента. Тем самым, он не может повлиять на оформление протокола. Если же разграничивать составление протокола и возбуждение дела, то ситуация будет в корне другая – замечания защитника по порядку оформления протокола и к его содержанию будут рассматриваться как доказательства со стороны защиты.

Возбуждение дела в различных случаях, связанных с оформлением документов, перечисленных в ч. 4 ст. 28.1 КоАП РФ, характеризуется разными временными рамками и процессуальными актами, что приводит к неравным возможностям для защитника. Это проявляется, в частности, в том, что при составлении протокола осмотра места происшествия защитник может повлиять на правовое положение подзащитного на более раннем этапе, а также принять участие в совершении большего числа процессуальных действий (составлении процессуальных документов).

Проблема неравенства прав на защиту лиц, в отношении которых осуществляется производство по делу, наиболее ярко проявляется при сравнении процессуальных форм стадии возбуждения дела: упрощенного производства и административного расследования.

К свойствам упрощенной формы возбуждения дела, негативно сказывающимся на возможностях защитника, относится незначительность временного интервала для ознакомления защитника с материалами дела. Между моментом возбуждения дела и вынесением по нему решения проходит так мало времени, что защитник порой физически не успевает принять меры к отстаиванию интересов лица, привлекаемого к ответственности.

Возможности защитника в административном расследовании значительно шире. Проведенный анализ особенностей деятельности защитника на данном этапе стадии возбуждения дела показывает, что реализация своих полномочий защитником направлена на сбор доказательств в пользу лица, привлекаемого к ответственности. При этом в силу презумпции невиновности бремя доказывания распределяется в сторону субъекта административной юрисдикции, участие защитника в доказывании может сводиться к оспариванию доказательств обвинения.

В целях обеспечения равных возможностей в административно-юрисдикционном процессе как участникам со стороны обвинения, так и со стороны защиты, необходимо не просто продекларировать в КоАП РФ право адвоката на сбор доказательств, но и обеспечить его реализацию путем внесения в Закон об адвокатуре и КоАП РФ правовой нормы, устанавливающей ответственность за непредоставление либо за несвоевременное предоставление сведений, запрошенных адвокатом. В ст. 25.5 КоАП РФ необходимо закрепить право защитника проводить расследование, предполагающее совершение действий по сбору, изучению и процессуальному оформлению доказательств, а порядок реализации данного права рационально определить в отдельной статье в рамках главы 26 КоАП РФ.

Во втором параграфе «Участие защитника на стадии рассмотрения дела об административном правонарушении» рассмотрены основные особенности и проблемные аспекты деятельности защитника на указанной стадии.

Участие защитника в рассмотрении дела об административном правонарушении выполняет важную роль в обеспечении права на защиту лица, привлекаемого к административной ответственности, поскольку позволяет влиять на вынесение решения по делу посредством опровержения доказательств обвинения и контроля за соблюдением процедуры рассмотрения дела.

Одной из наиболее острых проблем, связанных с защитой прав лица, привлекаемого к ответственности, на этапе подготовки дела к рассмотрению, является его извещение о месте и времени рассмотрения дела. Сложности в правоприменительной практике субъектов административной юрисдикции проявляются как в порядке извещения лица о месте и времени рассмотрения его дела, так и в его форме. Нарушение данной гарантии, как показывает анализ судебной практики, признается существенным ущемлением права на защиту лица, привлекаемого к ответственности.

На стадии рассмотрения дела, как и на стадии его возбуждения и административного расследования, осуществляется доказывание. Особенность процесса доказывания на стадии рассмотрения дела заключается в мыслительной деятельности участников производства. Судья или другое уполномоченное рассматривать дело должностное лицо осуществляют мыслительную деятельность по изучению и оценке доказательств в целях принятия решения по делу. Доказывание превращается в процесс восстановления или моделирования в сознании события правонарушения. Одним из серьезных средств защиты на стадии рассмотрения дела является опровержение доказательств обвинения, которое может опираться на признание их не относящимися к делу, недопустимыми, недостоверными или недостаточными.

Для современного состояния правовой регламентации деятельности защитника на стадии рассмотрения дела об административном правонарушении характерно неравное правовое положение защитника при рассмотрении дела в арбитражных судах и судах общей юрисдикции. К особенностям арбитражно-процессуального статуса защитника относится более детальная регламентация процедуры подготовки дела к рассмотрению в арбитражном суде. Пять статей 14 главы АПК РФ закрепляют достаточно подробно порядок проведения процедуры подготовки дела к судебному разбирательству. Кроме того, ст. 44 АПК РФ закрепила правовой статус сторон в арбитражном процессе. АПК РФ значительно шире, чем КоАП РФ, устанавливает права лица, в отношении которого ведется производство по делу, и его защитника на стадии рассмотрении дела.

Указанные положения арбитражно-процессуального законодательства создают более четкие и развернутые гарантии защиты прав и интересов лица, в отношении которого ведется производство по делу. В связи с этим целесообразно привести нормы КоАП РФ, устанавливающие правовой статус защитника в административно-юрисдикционном процессе, в соответствие
с АПК РФ.

В третьем параграфе «Участие защитника на стадии пересмотра дела
об административном правонарушении» исследуются особенности реализации статуса защитника на последней стадии административно-юрисдикционного процесса.

Стадия пересмотра дела об административном правонарушении является факультативной и в качестве задач имеет проверку законности и обоснованности постановлений и решений по делам об административных правонарушениях. Вместе с тем, рост жалоб и обращений на действия органов и должностных лиц, применяющих меры административного воздействия, подтверждает необходимость обеспечения квалифицированной юридической помощью лица, привлеченного к административной ответственности, на данной стадии.

Нормативно-правовую основу процессуальных действий защитника на стадии пересмотра дела об административном правонарушении составляет КоАП РФ, а также АПК РФ.

Наибольшие возможности защитнику представлены законом на этапе подготовки к рассмотрению жалобы (в части заявления ходатайств), а также на этапе рассмотрения жалобы (участие в доказывании).

К существенным позитивным изменениям в административно-юрисдикционном процессе, направленным на развитие в нем состязательных начал, относят наделение должностного лица, составившего протокол об административном правонарушении, правом обжаловать постановление по делу, вынесенное судьей в вышестоящий суд. Однако КоАП РФ устанавливает, что обжаловать решение суда может только должностное лицо, составившее протокол об административном правонарушении или вынесшее постановление об административном правонарушении. Согласно такой формулировке возникают сложности при обжаловании решений в случаях, если такое должностное лицо болеет или по другим причинам не может лично подать жалобу.

Употребление в законе понятия «должностное лицо» не означает его привязки к конкретной личности. Любой сотрудник, занимающий соответствующую должность (например, в случае увольнения или болезни человека, ранее занимавшего данную должность), наделен правом обжаловать решение судьи. Для исключения проблем в правоприменении предлагается довести до субъектов административной юрисдикции соответствующие разъяснения.

Если сравнивать стадию пересмотра дела в суде общей юрисдикции и аналогичную стадию в арбитражном суде с точки зрения возможностей защиты, необходимо отметить, что действующий порядок подачи жалобы, установленный КоАП РФ, создает такую систему пересмотра, при которой решение по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении не может ухудшить положение лица, привлеченного к административной ответственности. В соответствии со ст. 30.7 КоАП РФ, по результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении может быть вынесено решение об изменении постановления, если при этом не усиливается административное наказание или иным образом не ухудшается положение лица, в отношении которого вынесено постановление.

АПК РФ прямо не предусматривает таких полномочий суда. Здесь действует общий процессуальный режим обжалования судебных актов, что позволяет суду проверить законность и обоснованность решения суда первой инстанции о привлечении к административной ответственности (ч. 5 ст. 268, ч. 2 ст. 286 АПК РФ), а также управомочивает суд проверочной инстанции при оспаривании решения суда, которым лицо привлечено к административной ответственности, и при оспаривании решения суда по делу о проверке решения административного органа о привлечении к административной ответственности изменить судебные акты (п. 2 ст. 269, п. 2 ч. 1 ст. 287 АПК РФ).

В заключении диссертации подводятся итоги проведенного исследования.

Основные научные результаты и положения диссертации опубликованы в следующих работах автора.

Статьи, опубликованные в рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК:

1. Купеева Д.Ч. Законность и усмотрение в административном процессе // Человек: преступление и наказание. Рязань, 2011. № 2. – 0,4 п.л.

2. Купеева Д.Ч. Защита прав человека в административно-управленческом процессе и ее соотношение с законностью в государственном управлении // Вестник института: преступление, наказание, исправление. Научно-практический журнал Вологодского института права и экономики ФСИН России. Вологда, 2011. № 4 (16). – 0,5 п.л.

Научные статьи, тезисы докладов и выступлений на научных конференциях и семинарах:

3. Купеева Д.Ч. Право на защиту лица, привлекаемого к административной ответственности: частные и публичные интересы // Материалы международной научно-практической конференции «Кутафинские чтения: Юридическая наука как основа правового обеспечения инновационного развития России» (28-29 ноября 2011 г., Москва). М.: МГЮА им. О.Е. Кутафина, 2011. – 0,4 п.л.

4. Купеева Д.Ч. Особенности реализации принципа состязательности при обеспечении прав и свобод человека. М.: Издательство РГГУ. 2011. – 0,5 п.л.

5. Купеева Д.Ч. Участие защитника на стадии возбуждения дела
об административном правонарушении // Материалы всероссийской научно-практической конференции «Административная юрисдикция» (16 мая 2012 г., Москва). М.: Издат-во Всероссийской государственной налоговой академии Министерства финансов Российской Федерации, 2012. – 0,4 п.л.


1 Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г.
№ 195-ФЗ (ред. от 16.11.2011) // Собрание законодательства РФ. 2002. № 1 (ч. 1). Ст. 1.

2 Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» // Российская газета. 2011. № 263.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.