WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Лотарева Юлия Борисовна

СОДЕРЖАНИЕ СТАТУТА НАСЛЕДОВАНИЯ В ПРАВООТНОШЕНИЯХ, ОСЛОЖНЕННЫХ ИНОСТРАННЫМ ЭЛЕМЕНТОМ

Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

МОСКВА – 2012

Диссертация выполнена на кафедре гражданского и трудового права юридического факультета Российского университета дружбы народов.

Научный руководитель:  кандидат юридических наук, доцент

  Ермакова Елена Петровна

Официальные оппоненты:  доктор юридических наук, профессор

Богданов Евгений Владимирович,

  Российская правовая академия

  Министерства юстиции РФ

Кандидат юридических наук

Крикун Лидия Александровна

Ведущая организация: Московский университет

  Министерства внутренних дел

  Российской Федерации

Защита состоится 18 апреля 2012 г. в 14 часов 00 минут на заседании Диссертационного совета ДМ 212.203.21 при Российском университете дружбы народов по адресу: 117198, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, д.6, ауд.347.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Российского университета дружбы народов по адресу: 117198, г.Москва, ул.Миклухо-Маклая, д.6.

Автореферат разослан «__» марта 2012 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета  Е.П.Ермакова

кандидат юридических наук, доцент

  1. Общая характеристика работы

       Введение

       

Актуальность темы исследования. На сегодняшний день можно наблюдать активный рост международных связей, который выражается в таких процессах как: миграция населения, международное усыновление, международные браки и, в том числе, трансграничное наследование. Трансграничное наследование предполагает существование иностранного элемента в наследственных отношениях. Иностранный элемент при наследовании проявляет себя в том, что наследственное имущество может находиться за границей, место жительства наследодателя или наследника – за границей, они могут иметь гражданство иностранного государства при постоянном проживании на территории своей страны.

В таких ситуациях участникам наследственных отношений, органам нотариата и суду недостаточно знать материально-правовые нормы о наследовании, действующие в отдельных государствах, необходимо также учитывать нормы о праве, подлежащем применению к наследственным отношениям, осложненным иностранным элементом. Исходной категорией в коллизионном регулировании наследования является статут наследования.

Консервативный характер института наследственного права отразился на существовании различий во внутреннем законодательстве разных стран. Следовательно, унификация материально-правовых норм наследственного права является достаточно проблематичной. Это выражается в том, что в зарубежных странах по разному определяется круг законных наследников и наследников по завещанию; формируются различные правила для завещательной дееспособности, формы и виды распоряжений на случай смерти; процесса перехода наследственного имущества к наследникам; возникают отличающиеся системы распределения наследственной массы.

С момента принятия части 3 ГК РФ прошло 9 лет. За этот период ГК РФ прошел проверку временем, обширной практикой применения, а также объективной доктринальной оценкой. В связи с чем, можно подвести некоторые итоги.

Последние 3 года активно обсуждается Концепция развития гражданского законодательства, в рамках которой указываются пробелы, недостатки в этой области, сформулированы предложения по его совершенствованию и обеспечению стабильности, соответствующие новому уровню рыночных отношений. Все это обуславливает актуальность темы диссертации.

Выбор стран для диссертационного исследования определен тем обстоятельством, что традиции формирования российского законодательства (как дореволюционного, так и в период социализма, и в современный период) всегда определялись в контексте и традициях законодательства европейского, с учетом опыта и примеров наиболее выдающихся нормативных актов европейских государств, таких как Французский гражданский кодекс 1804 г. и Германское гражданское уложение 1896 г.

Практически все европейские государства при создании собственных гражданских кодексов, в той или иной степени, использовали опыт двух этих стран – Франции и Германии, но не менее интересным для российского исследователя представляется и опыт Австрии. 1 июня 2011 г. исполнилось 200 лет Всеобщему гражданскому кодексу (ВГК) Австрии, который вступил в силу 1 января 1812 г., и который является одной из старейших кодификаций частного права, действующих и поныне.

ВГК Австрии менее известен в России, чем ГК Франции и Гражданское уложение Германии, но его влияние на развитие гражданского законодательства европейских государств было не менее значимым.

Швейцария была избрана автором для исследования по двум причинам: 1) Швейцария, как и Россия, представляет собой многонациональное государство (Швейцарская Конфедерация); 2) в Швейцарии в 1987 г. был принят специальный Закон «О международном частном праве», идея принятия такого закона в России разделяется многими цивилистами. Как отмечается многими зарубежными авторами, Швейцарский Закон «О международном частном праве» 1987 г. на сегодняшний день является самым комплексным и удобным для правоприменителя и суда.

       Объектом исследования являются общественные отношения, которые складываются при наследовании, осложненном иностранным элементом.

       Предметом являются коллизионные и материальные нормы внутреннего законодательства разных правовых систем, положения международных конвенций и двусторонних договоров, теория и практика судебных и нотариальных органов по вопросу разрешения коллизионных ситуаций в наследственных отношениях и определения наследственного статута.

       Целью работы является общее исследование и анализ понятия наследственного статута и его содержания, коллизионных ситуаций, которые он разрешает с теоретической и практической стороны, для совершенствования российского законодательства.

       Эта цель не может быть достигнута без решения соответствующих задач:

  1. проанализировать историю науки международного частного права в рамках теории статутов;
  2. выявить, какие коллизионные нормы, закрепленные во внутреннем законодательстве различных государств, либо положения международных соглашений будут применяться при разрешении коллизионных ситуаций наследственных отношений;
  3. рассмотреть, как наследственный статут будет регулировать коллизионную ситуацию при наследовании по закону и по завещанию;
  4. проанализировать проблему  раздвоения наследственной массы на движимое и недвижимое имущество.

Методологическую основу работы сформировали методы: формально-логический, историко-правовой и сравнительно-правовой.

       Степень разработанности темы исследования. Понятие наследственного статута и различные проблемы с ним связанные в современной отечественной литературе еще не рассматривались в данном объеме, хотя краткое изложение основных моментов этой темы можно найти в учебной литературе, посвященной международному частному праву, в монографиях и диссертационных работах некоторых авторов. Учитывая особенность природы международного частного права, ее теорией, в частности, теорией статутов, начали заниматься еще с начала прошлого века: Мандельштам А.Н. Гаагские конференции о кодификации международного частного права, - Спб., 1900; Грабарь В.Э. Римское право в истории международно-правовых учений, - Юрьев, 1901; Пиленко А.А. Очерк международного частного права // Лист Ф. Международное право в систематическом изложении, - Юрьев, 1902; Никольский Д.П. Международное право, - СПб., 1903; Нольде Б.Э. Очерк международного частного права // Лист Ф. Международное право в систематическом изложении, - Юрьев, 1912; Брун М.И. Введение в международное частное право, - Петроград, 1915.

       В советский период можно указать на ряд работ Рубанова А.А. Среди них: Наследование в международном частном праве (отношения СССР с капиталистическими странами), - М., 1966; Наследование в международном частном праве (отношения СССР с социалистическими странами), - М., 1972; Заграничные наследства, - М., 1975.

       Также коллизионные вопросы в международном частном праве затрагивались  в современных диссертациях: Алешина А.В. Коллизионные вопросы наследования по закону в международ­ном частном праве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Спб., 2006; Абраменков М.С. Проблемы коллизионно-правового регулирования наследственных отношений в современном международном частном праве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М, 2007; Никонова М.В. Правовое регулирование наследования по завещанию с иностранным составом: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М, 2007; Папушой И.Л. Гражданско-правовое регулирование института наследо­вания с участием иностранного элемента: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М, 2007;  Абдухаликов А.М. Наследование в международном частном праве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Душанбе, 2010; Паничкин В.Б. Наследование по закону по американскому и российскому праву: сравнительный анализ: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2011.

       Теоретическая база исследования основана на трудах дореволюционных правоведов в области римского частного права, гражданского права, наследственного права, международного частного права, а именно: М.И.Бруна, В.Э.Грабаря, Н.Л.Дювернуа, А.Н.Мандельштама, Д.И.Мейера, Б.Э.Нольде, Д.П.Никольского, А.А.Пиленко, К.П.Победоносцева, И.А.Покровского, В.И.Синайского, В.М.Хвостова, Г.Ф.Шершеневича.

В советское время вопросы наследования были затронуты в работах следующих авторов: Б.С.Антимонова, М.Ю.Барщевского, Д.Х.Гольской, М.В.Гордона, Л.Ф.Кичигина, В.М.Корецкого,  Л.А.Лунца, А.Н.Макарова, З.И.Мозжухиной, И.Б.Новицкого, Н.В.Орловой, И.С.Перетерского, Д.Ф.Рамзайцева, А.А.Рубанова, В.И.Серебровского, А.Я.Сивоконь, Е.А.Флейшиц, Т.Д.Чепиги, Б.Б.Черепахина, Э.Б.Эйдиновой.

Современные правоведы также обращались к вопросам наследования: М.С.Абраменков, Л.П.Ануфриева, В.В.Безбах, М.М.Богуславский, Б.А.Булаевский, Г.М.Вельяминов, Ю.Н.Власов, И.В.Гетьман-Павлова, В.В.Гущин, Г.К.Дмитриева, Н.Ю.Ерпылева, Г.И.Жаркова, А.Н.Жильцов, Л.Б.Забелова, В.В.Залесский, И.А.Зенин, В.П.Звеков, В.А.Канашевский, А.С.Комаров, В.В.Кудашкин,  А.Л.Маковский, Н.И.Марышева, М.Г.Масевич, И.Г.Медведев, А.И.Муранов, В.К.Пучинский, О.Н.Садиков, А.П.Сергеев, А.С.Скаридов, Е.А.Суханов, Ю.К.Толстой, B.Л.Толстых, Е.Т.Усенко, Г.Ю.Федосеева, М.В.Филимонова, О.Ю.Шилохвост, К.Б.Ярошенко.

При написании диссертации рассматривались работы иностранных авторов:  Франция представлена работами ученых (А.Батиффоль, Ж.П.Нибуайе). Италия - (C.Бартоло). Бельгия – (Ф.Риго). Голландия – (П.Вуд). Германия – (Я.Кропхоллер, Г.Кегель, К.Савиньи). Алжир – (М.Иссад).

Научная новизна диссертационного исследования  заключается в том, что был выявлен ряд актуальных проблем на основе комплексного подхода к изучению и анализу наследования, осложненного иностранным элементом, с учетом имеющихся научных разработок, норм части третьей ГК РФ, нотариальной и судебной практики; и сформулированы предложения по совершенствованию российского законодательства в сфере наследования с иностранным элементом, направленных на повышение эффекта правового регулирования в данной области.

На защиту выносятся следующие итоговые выводы и положения:

1.        Автор определяет статут наследования как определенный с помощью норм международного частного права правопорядок, к которому наследственные отношения, юридически связанные с несколькими национальными правовыми системами, тяготеют по своей природе, который регулирует их по существу, и который включает в себя такие вопросы, как: круг законных наследников и их очередность призвания к наследованию; наследники по завещанию; о недостойных наследниках; завещательная дееспособность; формы и виды распоряжений на случай смерти; переход наследства (принятие и отказ); порядок наследования движимого и недвижимого имущества.

Закрепление на законодательном уровне содержания наследственного статута позволит глубже исследовать правомочия субъектов наследственных отношений, осложненных иностранным элементом при выборе применимого права, а также пределы осуществления субъективных прав по этому вопросу. В то же время, работа суда будет упрощена, так как его решения будут подвергнуты систематизации; повысится определенность и предсказуемость статутов; единообразие судебной практики, ее стабильность.

Наследственный статут может быть единым или расщепленным, (то есть содержать в себе несколько коллизионных привязок). Это зависит от того обстоятельства, предусматривает ли наследственное право конкретной страны возможность разделения наследственной массы на движимое и недвижимое имущество или нет.

В России и Франции допускается разделение наследственной массы на движимое и недвижимое имущество, и, соответственно, наследственный статут в этих странах может быть расщепленным. В Австрии, Германии и Швейцарии предусматривается единый правовой режим при наследовании движимого и недвижимого имущества, то есть в указанных странах действует единый наследственный статут.

2.        На международном уровне проводится работа по унификации норм о наследовании: существует ряд Гаагских конвенций по этому вопросу, а также Вашингтонская конвенция о единообразном законе о форме международного завещания от 26 октября 1973 г. Россия не участвует ни в одной из них.

Однако, можно обнаружить ряд универсальных международных актов, содержащих весьма интересные положения, восприняв которые, решение вопросов, связанных с наследованием имущества, значительно упростится. Например, обращение к Базельской конвенции о регистрации завещаний от 16 мая 1972 г, обеспечит максимальное соблюдение тайны регистрации в национальном реестре завещаний последней воли покойного, упростит поиск и открытие завещаний, актов их отмены или изменения, исключатся случаи утери завещательных распоряжений. Конвенция Бенилюкса относительно соумерших от 29 декабря 1972 г. представляет интерес, поскольку предлагает унифицированное решение одной из непосредственных проблем наследственного права: как будет урегулирован вопрос в случае одновременной смерти лиц, состоящих в наследственных отношениях? Вопрос о соумерших все чаще возникает со всей остротой в результате  различного рода происшествий по всему миру (природные и техногенныe катастрофы, ДТП, несчастные случаи и т.д.)

Но автор пришел к выводу о том, что России не следует присоединяться к следующим конвенциям: 1) Гаагской конвенции о коллизии законов, касающихся формы завещательных распоряжений от 5 октября 1961 г., поскольку Конвенция противоречит национальному коллизионному праву России, которое содержит только три коллизионные привязки относительно формы завещания; 2) Гаагской конвенции о праве, подлежащем применению к наследованию имущества умерших от 1 августа 1989 г., так как режим наследования в нашей стране основан на разделении наследственного статута, а материальные нормы внутреннего законодательства не содержат положений в отношении наследственных договоров или о взаимных завещаниях.

3.        На сегодняшний день завещание никак не защищено от подделок, достаточно легко оспорить любое распоряжение на случай смерти. Наследникам иногда достаточно проблематично осуществлять действия по поиску завещания. В связи с чем, автор диссертации предлагает создать Единую базу завещаний, так называемый национальный реестр регистрации завещаний. Данное положение устанавливает международная Базельская конвенция о регистрации завещаний от 16 мая 1972 г., а также Вашингтонская конвенция о единообразном законе о форме международного завещания от 26 октября 1973 г., которая в 4.3 ст.I рекомендует ее участникам организовать внутреннюю систему хранения, облегчающую поиск и нахождение международного завещания. Позитивным примером является Высший совет нотариата, действующий во Франции, в полномочия которого входит осуществление регистрации завещаний. Опыт Франции может быть учтен при разработке нового законодательства в этой области.

Единая база завещания предполагает отражать сведения о завещателе и, если завещание не имеет закрытую форму, о наследстве.

4.        Несовершеннолетнее лицо во Франции, Германии, Австрии обладает завещательной дееспособностью. Автор предлагает наделить несовершеннолетних лиц от 14 до 18 лет, не эмансипированных и не находящихся в зарегистрированном браке правом совершать завещательные распоряжения в отношении доходов от заработной платы, стипендии и от предпринимательской деятельности.

5.        Автор предлагает ввести новые альтернативные формы распоряжений на случай смерти, кроме письменных завещаний: 1) наследственный договор; 2) чрезвычайное завещание в устной форме  (в форме видеозаписи).

       В частности, опыт использования наследственного договора имеется в Германии, Швейцарии и Австрии. Автор предлагает закрепить в гражданском законодательстве наследственный договор, при помощи которого наследодатель может передать только 1/2 часть наследственного имущества, не касаясь обязательной наследственной доли.

       Устное распоряжение на случай смерти при чрезвычайной ситуации предусматривают такие страны как Австрия и Швейцария. Автор предлагает закрепить в гражданском законодательстве новую форму завещания, составленного при помощи аппаратуры видеозаписи в чрезвычайных обстоятельствах.

6.         Автор предлагает учесть опыт Германии и Швейцарии, законы которых  допускают к наследованию по праву представления потомков лиц, признанных недостойными наследниками. По мнению автора, дети и внуки не несут ответственности за недостойное поведение своих родителей (дедушек и бабушек). Поэтому автор предлагает закрепить в ст. 1146 ГК РФ право нисходящих наследников недостойных лиц призываться к наследованию (в силу права представления – если недостойный наследник умер до открытия наследства или одновременно с наследодателем).

Практическая значимость диссертационного исследования обуславливает возможность использования сформулированных заключений и рекомендаций по совершенствованию законодательства при дальнейшей научной разработке международно-правового режима наследования, осложненного иностранным элементом.

Прикладной характер работы может найти применение в учебном процессе по курсу Международного частного права, а также использоваться в деятельности судебных и нотариальных органов, практикующими юристами и обычными гражданами.

Апробация результатов исследования. Результаты, полученные при написании диссертационного исследования, подвергались обсуждению на заседаниях кафедры гражданского и трудового права Российского университета дружбы народов. Выводы диссертанта отразились  в его научных публикациях, а также в докладах на научных и научно-практических конференциях аспирантов и молодых ученых кафедры гражданского и трудового права РУДН.

Структура диссертации соотносится с ее целью и задачами, включая в свой состав введение, четыре главы, девять параграфов и библиографию.

  1. Основное содержание диссертационного исследования

Во введении подлежит обоснованию актуальность темы диссертационной работы, ее новизна, выявляются объект и предмет, цель и задачи исследования, указываются методологическая основа работы, степень разработанности темы исследования, излагается теоретическая база, практическая значимость диссертации и ее апробация, формулируются основные выводы, которые выносятся на защиту.

Первая глава диссертационного исследования «Понятие и содержание статута наследования» включает 2 параграфа.

В первом параграфе «Понятие статута наследования и его эволюция» анализируется понятие статута наследования, а также основные теории и концептуальные положения, посвященные нахождению применимого права к наследственным отношениям, осложненных иностранным элементом, в разные периоды развития науки международного частного права.

На основе проведенных исследований определения статута наследования установлено, что содержание данного понятия  в национальном законодательстве разных государств не находит единого решения. Российское законодательство не содержит определения наследственного статута. В национальном законодательстве Швейцарии, Румынии, Бельгии и Болгарии подобные определения имеются. Сферу действия статута наследования раскрывает лишь российская и зарубежная цивилистическая наука (например, Л.Л.Лунц, Г.К.Дмитриева, М.М.Богуславский, А.Л.Маковский, В.П.Звеков, В.А.Канашевский, Я.Кропхоллер, Ф.Риго, М.Вольф, М.Иссад).

Автор диссертации предлагает дополнить ст.1224 ГК РФ следующими положениями, раскрывающими содержание наследственного статута: круг законных наследников и их очередность призвания к наследованию; о недостойных наследниках; завещательная дееспособность; формы и виды распоряжений на случай смерти; переход наследства (принятие и отказ); порядок наследования движимого и недвижимого имущества.

Автор считает наиболее удачным определение наследственного статута, данное М.С.Абраменковым, который основывался на выводах иностранных авторов Ф.К.Савиньи, Н.Л.Дювернуа, указывающих на фактор природы наследственных правоотношений, влияющий на выбор применимого права.

Автор формулирует свое собственное определение статута наследования как определенного с помощью норм международного частного права правопорядка, к которому наследственные отношения, юридически связанные с несколькими национальными правовыми системами, тяготеют по своей природе, который регулирует их по существу, и который включает в себя такие вопросы, как: круг законных наследников и их очередность призвания к наследованию; наследники по завещанию; о недостойных наследниках; завещательная дееспособность; формы и виды распоряжений на случай смерти; переход наследства (принятие и отказ); порядок наследования движимого и недвижимого имущества.

Автор полагает, что закрепление на законодательном уровне содержания наследственного статута позволит глубже исследовать правомочия субъектов наследственных отношений, осложненных иностранным элементом при выборе применимого права, а также пределы осуществления субъективных прав по этому вопросу. В то же время работа суда будет упрощена, так как его решения будут подвергнуты систематизации; повысится определенность и предсказуемость статутов; единообразие судебной практики, ее стабильность.

В параграфе в рамках теории статутов рассматривается эволюция определения применимого права к наследственным отношениям. Указаны основные этапы статутарной теории – школа глоссаторов, постглоссаторов (бартолистов), статутарии, которые внесли свою лепту в становление понятия наследственного статута.

Во времена Глоссаторов появляется коллизионная привязка lex rei sitаe, которая применялась ко всей наследственной массе (недвижимое и движимое имущество), по своему происхождению прикрепленных к данной территории. Затем глоссаторы оспорили незыблемый до них территориальный принцип действия статута и устано­вили формулу «статут не связывает лиц, за исключением подчиненных ему». Кульминацией данной доктрины стало появление основного источника римского права Глоссы Аккурсия. Именно на основании Глоссы, которая просто прикреплялась к тексту «Cunctos populos» была построена первая научная доктрина международного частного права — теория статутов.

Постглоссаторы (бартолисты) пытались установить коллизионные нормы не столько из римских текстов, сколько из содержания материально – правовых норм национального законодательства, основываясь на отыскании критерия классификации статутов. Подобно глоссаторам, бартолисты применяли метод комментирования, экзетики. В отношении выбора компетентного права в области наследования имущества (как движимого, так и недвижимого) постглоссаторы не являлись сторонниками расщепления коллизионной привязки.

Основателем итальянской теории статутов считается Бартоло де Сассоферрато, который в итоге своих исследований сделал вывод о том, что статуты подразделяются в зависимости от территориального и экстерриториального принципа. Подобным образом  регулируются коллизии в отношении иностранцев – не все статуты действуют в отношении данной категории лиц.

Школа статутариев, в лице своего основоположника Д'Аржантре, ввела третью категорию статутов — смешанные. Статутарная теория имеет существенное значение также для науки и судебной практики Нидерландов. В отличие от Франции, голландские исследователи в основу классификации статутов закладывали не только материально-правовые нормы, но и так называемый «принцип вежливости». В области наследственных отношений, особенно явно прослеживались коллизии между личным законом наследодателя и законом места нахождения недвижимого имущества, когда наследство располагалось на разных территориях. Сложившаяся ситуация разрешалась с учетом принципа «международной вежливости».

Период XVIII-XIX вв. является временем, когда начали появляться кодифицированные правила, содержащие нормы регулирования частноправовых отношений с иностранным элементом, в основе которых лежала статутарная теория (Гражданский кодекс Баварии, 1756г., Прусское уложение, 1794 г., Гражданский кодекс Франции, 1804 г., Австрийский гражданский кодекс 1811 г.)  Следовательно, нормативно закрепляются основы теории статутов: движимое имущество подчиняется коллизионным привязкам lex domicilii или lex nationalis, недвижимое имущество - lex rei sitаe; форма правового акта -  locus regit actum.

В работе указывается, что современные трансграничные наследственные отношения,  нацеленные на отыскание компетентного права, сформировались также под влиянием концепции Ф.К.Савиньи. Ученый считал, что любая коллизия приводит к локализации правоотношений в пространстве. Ф.К.Савиньи обозначал «центр оседлости отношений», то есть привязку отношений к определенному статуту.

Во втором параграфе «Источники правового регулирования наследственных отношений, осложненных иностранным элементом» исследованы основные внутренние и внешние источники международного частного права в области наследственных отношений, осложненных иностранным элементом.

Автор проанализировал источники международного частного права в области наследования в России, Франции, Германии, Швейцарии и Австрии, указав при этом на то, что специальный Закон «О международном частном праве», содержащий коллизионные нормы о наследовании, существует лишь в Швейцарии и Австрии. Подобно России, в Германии международное частное право кодифицировано в рамках иных отраслевых законов (гл. 2 Вводного закона к Германскому гражданскому уложению, 1896г.). Во Франции коллизионные привязки в отношении наследования существуют, в частности, в Гражданском кодексе Франции, 1804г.

Следует подчеркнуть, что в сфере наследования международная универсальная унификации норм права незначительна, в отличие от международной унификации других институтов международного частного права. Автор в рамках данной работы выявил содержание существующих универсальных международных конвенций в области отношений по наследованию, осложненных иностранным элементом, указав положительную роль каждой из них.

Россия не участвует ни в одной из нижеследующих международных конвенций в области наследования:

1) Конвенция относительно соумерших от  29 декабря 1972г., которая приобрела обязательную силу в государствах Бенилюкса. Данный договор направлен на унификацию норм о наследовании в случае одновременной смерти лиц, которых связывают наследственные отношения. Автор предлагает России присоединиться к положениям данной Конвенции, поскольку она является актуальной на сегодняшний день.

2) Конвенция о коллизии законов, касающихся формы завещательных распоряжений (Гаага, 5 октября 1961 г.) нацелена на  установление компетентного права, призванного регулировать форму завещания  на основе коллизионных правил унификации. Конвенция фактически рассматривает все возможные виды альтернативных коллизионных привязок. По мнению автора, положительная роль Конвенции 1961 г. заключается в том, что вступление ее в силу во многих странах значительно уменьшит количество судебных споров, связанных с формальной действительностью завещательных распоряжений. Кроме того, законодатель предусмотрел оговорки для участвующих стран по ряду вопросов. Однако для России присоединение к Конвенции 1961 г. нецелесообразно.

3) Целью Конвенции о единообразном законе о форме международного завещания (Вашингтон, 26 октября 1973 г.) является унификация норм материального права путем установления единообразных норм о международном завещании, а также введения института уполномоченных лиц для цели международного завещания. Правила Конвенции 1973 г. относятся лишь к формальным требованиям и процессу совершения завещания. Для Договаривающихся сторон Вашингтонской Конвенции 1973 г. рекомендуется организовать внутреннюю систему хранения, облегчающую поиск и нахождение международного завещания (ч.3 ст.I). Автор видит положительную роль Конвенции 1973 г. в том, что ее правила могут оказать помощь нотариусам в наиболее трудных делах о наследовании с иностранным элеметом. Оговорки в отношении данной Конвенции исключены. Одной из стран-участниц Конвенции является Франция.

4)  Базельская конвенция о регистрации завещаний от 16 мая 1972 г. не является в чистом виде ни международным договором, ни унификационным договором регионального характера. Это своеобразный договор о правовой помощи, материальная сфера действия которого предусматривает создание в Договаривающихся государствах особой системы регистрации завещаний. Автор акцентирует внимание на положительной роли Базельской конвенции и указывает на перспективы присоединения к ней России, а именно: создание  и ведение национального реестра завещаний внутри страны, упрощение сотрудничества по запросам из национальных реестров других стран-участниц. Конвенция ратифицирована Францией.

5) Задачей Гаагской конвенции относитель­но международного управления имуществом умерших (Гаага, 2 ок­тября 1973 г.) является унификация материального наследственного права. Данный международный договор устанавливает международный сертификат, действия которого направлены на определение лиц, имеющих право управлять наследством, уточнение их полномочий, а также обеспечение их признания на международном уровне.  Унификационные правила этой конвенции значительно упрощают регулирование незначительных международных наследственных дел, поскольку наследники заинтересованы, в первую очередь, избежать чрезмерных формальностей и расходов при переходе к ним наследства.

6) Предметом Гаагской конвенции о праве, подле­жащем применению к наследованию имущества умерших (Гаага, 1 августа 1989 г.) является унификация коллизионных конфликтов в сфере наследования. Конвенция не разрешает вопросы о форме завещания, завещательной дееспособности, об имущественном режиме лиц, находящихся в зарегистрированном браке (ст.1). Автор указывает на то, что России не следует участвовать в данном международном договоре, поскольку режим наследования в нашей стране основан на разделении наследственного статута, а материальные нормы внутреннего законодательства не содержат положений в отношении наследственных договоров или о взаимных завещаниях.

Региональная и двусторонняя унификация наследственного права является более удачной. При этом подвергаются унификационным процессам в основном коллизионно-правовые нормы в области наследования.

Например, в рамках Европейского союза такой вопрос, как порядок открытия наследства, если наследник скончался сразу после наследодателя и не может участвовать в процедуре наследования, является одним из самых сложных для унификации положений наследственного права. Эту задачу решает «Зеленая книга» Европейского союза «О наследственном правопреемстве и о вступлении в силу завещательных распоряжений» от 1 марта 2005г. Еще одним инструментом региональной унификации являются Рекомендации Европейского союза «О процедуре составления и о содержании завещательного распоряжения» от 16 ноября 2006 г. Россия также не участвует в этих перечисленных актах.

Однако наибольшее число унифицированных норм международного частного права, касающихся наследования, сосредоточено в двусторонних международных договорах — договорах о правовой помощи, двусторонних консульских конвенциях. Последние предусматривают меры по охране наследственного имущества консульскими должностными лицами.

Двусторонние договоры о правовой помощи, в которых принимает участие Россия, предусматривают режим разделения статута наследования. Применимое право в отношении недвижимого наследственного имущества, расположенного на территории одной из договаривающейся стороны, соответствует праву этой стороны. Право наследования движимого имущества подчиняется закону той стороны, на территории которой постоянно проживал наследодатель или гражданином, которой он являлся на момент смерти. Способность завещать соответствует личному закону наследодателя посредством применения коллизионных привязок lex pаtriаe или lex domicilii. Завещание считается действительным с точки зрения формы, если оно использует следующие коллизионные привязки: locus regit аctum; lex pаtriаe наследодателя в момент смерти; lex domicilii наследодателя в момент смерти или составления завещания; lex rei sitаe.

Со странами СНГ Россию также связывает Конвенция о правовой помощи  и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22.01.1993.),  в которой целый раздел — часть V (ст.ст. 44-50) — посвящен наследованию. Коллизионные нормы Конвенции (ст.ст. 45-47) совпадают с теми, которые закреплены в ст. 1224 ГК РФ.

Глава вторая «Применение коллизионных норм при наследовании по закону» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Круг законных наследников и очередность их призвания к наследованию» обозначены лица, составляющие круг наследников по закону и очередность, в соответствии с которой они призываются к наследованию по правилам российского законодательства и других европейских государств. Данный вопрос является основным при анализе отношений наследования по закону с иностранным элементом, так как за любым правоотношением должен стоять соответствующий субъект этого правоотношения.

Страны континентальной Европы используют две системы наследования по закону: романскую (римскую) систему и систему парантелл (германскую). Первая система родства воспринята, например, Россией и Францией. Наследники по закону более близкой категории (разряда) не допускают к наследованию последующую категорию (разряд) законных наследников. А внутри категории (разряда), которая призывается к наследованию, дальние родственники устраняются от наследования более близкими, за исключением, наследования по праву представления. В основу романской системы наследования входит число рождений, которые отделяют наследодателя и наследника (степень родства), при этом рождение самого наследодателя не учитывается. Например, в России наследники по закону составляют 8 очередей. Во Франции группу кровных родственников называют разрядом (orders), выделяется 4 разряда наследников по закону.

Система парантелл действует в Германии, Швейцарии, Австрии и основывается на близости колена по линии родственником, которые происходят от единого предка. Так, к собственному колену наследодателя примыкает его правнук,  племянник – к колену отца, дядя – к колену деда.  При парантельной системе наследование осуществляется как в порядке кровного родства, так и в порядке очередности. Каждая парантелла призывается к наследованию при отсутствии родственников предыдущей  парантеллы. Степень родства с наследодателем внутри каждой парантеллы значения не имеет. Система парантелл в странах ее применения не одинакова. Если в Германском гражданском уложении не установлено ограничений для образования дальнейшего числа очередей, то в законодательстве Швейцарии наследники по закону составляют 3 парантеллы. В законодательстве Австрии закреплено 4 линии родственников. 

Отмечено, что такая категория субъектов, как родители наследодателя, включена в первую очередь наследников по закону лишь в России (ст.1142 ГК РФ). Автор указывает и на другие несовпадения: в частности, полнородные и неполнородные братья и сестры родителей наследодателя являются в российском законодательстве наследниками третьей очереди (п.1 ст.1144 ГК РФ), а в зарубежном праве указанные законные наследники не наделены возможностью участвовать в наследовании.

Конфликтные ситуации в международном частном праве при наследовании по закону могут быть урегулированы на основе принципа обратной отсылки или отсылки к праву третьего государства. Действие обратной отсылки напрямую зависит от того, на какой правопорядок укажет коллизионная норма. Вопрос обратной отсылки в Российской Федерации решается в ст.1190 ГК РФ. Во Франции практика разрешает использование как обратной, так и дальнейшей отсылки. Использование обратной отсылки в целом (включая renvoi второй степени) ограничено специальными условиями в Германии (ст.4 Вводного закона к ГГУ, 1896г.), Швейцарии (ст.14 Закон «О Международном частном праве», 1987 г.). В полном объеме применяется обратная отсылка в Австрии (возможна отсылка к третьему государству, но не далее) (§5 Закон «О Международном частном праве», 1978 г.).

Цивилисты многих стран, включая и российских исследователей, для разрешения коллизионных споров предлагают использовать принцип «наиболее тесной связи».

Поскольку нормы материального права, регулирующие вопросы круга законных наследников и очередности их призвания к наследованию, в европейских странах не совпадают, то данные вопросы подлежат урегулированию на основании личного закона наследодателя.

Второй параграф «Недостойные наследники» раскрывает особенности категории недостойных наследников, которая закреплена в законодательстве практически всех стран. Данная категория лиц в силу недостойности не имеет право участвовать в наследовании с иностранным элементом. Исследовав правовое положение недостойных наследников, автор установил, что материальные нормы стран романо-германской правовой системы по-разному определяют состав круга недостойных наследников и основания отстранения таких лиц от наследования. Также несовпадения, вызывающие коллизионные ситуации, можно встретить в отношении вопроса о правовом положении потомков, призываемых к наследованию в силу права представления после недостойных граждан.  В частности, российский законодатель не разрешает таким потомкам вступать в наследственные права при наличии недостойности родителя (п.2 ст.1146 ГК РФ). Однако Германия и Швейцария допускают такое право для нисходящих родственников недостойного наследника. Учитывая положительный опыт зарубежных стран, автор считает возможным закрепить в российском законодательстве норму закона, позволяющую потомкам получать наследство по праву представления после недостойных матери или отца. Ведь дети и внуки не несут ответственности за недостойное поведение своих родителей (дедушек и бабушек).

Глава третья «Применение коллизионных норм при наследовании по завещанию» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Завещательная дееспособность» рассматривается данная правовая категория при возникновении коллизионных ситуаций при наследовании по завещанию. Так как завещательная дееспособность не всегда аналогична гражданской дееспособности, то решение данного вопроса не одинаковое в разных странах. Условиями завещательной дееспособности для большинства стран мира являются: полная дееспособность и достижение соответствующего возраста. В России и Швейцарии возраст лица для завещательной дееспособности совпадает с гражданским совершеннолетием (18 лет), но во Франции, Германии гражданская дееспособность наступает с 18 лет, завещательная – с 16 лет.  В Австрии гражданское совершеннолетие - 18 лет, завещательная дееспособность - 14 лет. Автор полагает, что России следует идти по пути евpопейского опыта, pаспpостpаняя на несовершеннолетних лиц от 14 до 18 лет завещательную дееспособность.

Диссертант исследует наследственный статут для завещательной дееспособности. Так, в России в п.2 ст.1224 ГК РФ данный вопрос подчиняется правопорядку последнего места жительства завещателя в момент совершения завещания. Подобное положение о завещательной дееспособности содержит Минская конвенция (ст.47, Минск 1993 г.). Однако, положения двусторонних договоров России о правовой помощи завещательную дееспособность регулируют коллизионной привязкой lex pаtriаe завещателя при составлении завещания или акта его отмены. Французский законодатель указывает на то, что законы, касающиеся гражданского состояния и способности (право- и дееспособности) лиц, действуют для граждан Франции, в том числе и для пребывающих за рубежом. В Германии завещательная дееспособность соответствует коллизионной привязке lex pаtriаe наследодателя на момент своей смерти. Завещательная дееспособность в швейцарском законодательстве  характеризуется наличием нескольких привязок для лица, желающего совершить распоряжение на случай смерти. В Австрии завещательная дееспособность  зависит от личного закона наследодателя на момент совершения распоряжения по случаю смерти либо от личного закона наследодателя на момент его смерти.

Во втором параграфе «Формы и виды распоряжений на случай смерти» охарактеризованы формы и виды распоряжений на случай смерти, свойственные наследственному праву России, Франции, Германии, Швейцарии и Австрии. Автор указывает, что одним из условий действительности завещания является соблюдение при его совершении строгой формы. В законодательстве стран континентального права Европы сформировались определенные формы завещания – собственноручные (олографические) завещания, публичные или устные и тайные. Причем для большинства стран присуще многообразие форм завещаний. Общей формой распоряжения на случай смерти для всех государств является простая письменная форма.

Также положения внутреннего законодательства стран закрепляют видовые особенности завещательных форм. Автор, обобщив опыт наследственного права стран романо-германской правовой системы, классифицирует распоряжения на случай смерти по видам: 1) завещания, совершенные при чрезвычайных обстоятельствах (чрезвычайные завещания); 2) условные завещания; 3) завещательные распоряжения правами на денежные средства в банках; 4) общие (совместные) завещания; 5) взаимные завещания; 6) наследственные договоры.

Завещания, совершенные при чрезвычайных обстоятельствах (чрезвычайные завещания) фигурируют в законодательстве России, Франции, Германии, Швейцарии и Австрии, предусматривая как сходство, которое заключается в наличии особых обстоятельств, угрожающих жизни завещателя, так и существенные различия в отношении формы, порядка совершения акта, его содержания, а также сроков действия чрезвычайного завещания. Автор путем анализа законодательства рассматриваемых стран выявляет следующее: российское право в отношении данного вопроса закрепляет самые жесткие требования для завещателя (ст.1129 ГК РФ) -  только письменная форма и срок действия завещания составляет один месяц с момента отпадения опасности. Наиболее удобными являются правила, действующие в законодательстве Швейцарии: завещатель устно передает свою волю одному из свидетелей под запись. Срок действия чрезвычайного завещания составляет 14 дней с момента устранения обстоятельств, которые угрожают жизни завещателя.  В связи с чем, диссертант предлагает включить в гражданское законодательство России в качестве альтернативной формы распоряжения на случай смерти устную форму чрезвычайного завещания, составленного при помощи аппаратуры видеозаписи.

Автор утверждает, что такой вид завещаний как распоряжения правами на денежные средства в банках можно встретить только в России (ст.1128 ГК РФ). Для нашего законодательства это новый вид завещательных распоряжений, не существовавший в прежнем ГК РСФСР.

В законодательстве Австрии, Германии, Швейцарии закреплены  наследственные договоры, которые являются третьим основанием наследования наравне с наследованием по закону и наследованием по завещанию. В договорах о наследовании одной из сторон является наследодатель, а другой – одно или несколько лиц, управомоченных на получение определенного имущества наследодателя после его смерти. В России и во Франции нормы о наследственном договоре отсутствуют. Диссертант отмечает положительные особенности договора о наследовании и предлагает в качестве альтернативной формы распоряжения на случай смерти закрепить в гражданском законодательстве России такой договор, который будет действовать лишь 1/2 наследственного имущества, не касаясь обязательной наследственной доли.

Также автор указывает на то, что наследственный статут для формы завещания как по внутреннему законодательству государств, так и по правилам международных договоров будет различным.

В действующем российском законодательстве предусмотрено 3 коллизионные привязки установления наследственного статута в отношении вопросов формы завещания (п.2 ст.1224  ГК РФ). В Конвенции (ст.47, Минск, 1993г.) действуют 2 коллизионные привязки. В отличие от ГК РФ отсутствует обращение к российскому праву. Однако двусторонние договоры о правовой помощи в отношении формы завещания применяют коллизионную привязку lex pаtriаe завещателя. В законодательстве Франции, Германии, Швейцарии, Австрии при решении коллизионных проблем по вопросам формы завещания действуют специальные правила. Например, во Франции акт о форме завещания будет подчиняться закону местности, где этот акт будет совершен. В Германии существует 5 вариантов альтернативных коллизионных привязок для действительности формы последней воли распоряжения на случай смерти. В Швейцарии действительность формы завещания определяется положениями Гаагской конвенции от 5 октября 1961 г. о коллизии законов, касающихся формы завещательных распоряжений. В Австрии действительность формы последней воли распоряжения, наследственного договора или договора об отказе от наследства подчиняется личному закону наследодателя на момент совершения акта либо личному закону наследодателя на момент его смерти.

Глава четвертая «Коллизии в сфере наследования движимого и недвижимого имущества» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Коллизии при принятии наследства» отмечается, что в практике разных государств сформировался общий подход, что принятие наследства имеет место только вследствие фактического открытия наследства, которое, в свою очередь, связано с таким юридическим фактом как смерть наследодателя. Национальные законы европейских стран содержат правила о том, что принять наследство не разрешено под условием или с оговоркой. Нельзя принять часть наследства, за исключением призвания к наследованию сразу по нескольким основаниям.

Такие страны как Россия, Франция и Австрия закрепляют «систему ввода во владение» наследством, то есть законодательство устанавливает срок для явного или молчаливого принятия наследства. В Германии и Швейцарии существует «система отречения» для принятия наследства, которая характеризуется тем, что законодательство устанавливает срок, в течение которого наследники могут отказаться от наследства. Неизменным остается лишь то, что принятие наследства является для наследника правом, а не обязанностью. Очевидно, что коллизии могут возникать также ввиду несовпадения положений национальных законов, регулирующих сроки принятия наследства. (Россия – 6 месяцев, Германии – 6 месяцев, Франция  - 3 месяца и 40 дней, Швейцария – 3 месяца).

В странах континентальной Европы в полномочия исполнителя завещания входят действия по принятию наследства.

Второй параграф «Коллизии при отказе от наследства» указывает на то, что наследник в любом случае может воспользоваться своим правом отказаться от наследства. Мировая практика знает следующие способы отказа от наследства: направленный отказ и безотносительный. Отказ подобно принятию наследства происходит только в результате открытия наследства, но Германия  и  Австрия  по этому поводу закрепляют норму закона, которая разрешает определенным лицам, посредством договора с наследодателем, заранее совершить отказ от него. Такими лицами будут являться родственники и супруг наследодателя (Германия) и те, кто могут правомерно распоряжаться своим правом наследования (Австрия).

Общие правила, свойственные странам романо-германской правовой системы при отказе от наследства: 1) в пользу лиц, которых наследодатель лишил наследства в завещании, в пользу недостойных наследников нельзя совершить отказ от наследства. 2) Отказ от наследства не может быть в дальнейшем изменен или взят обратно. В то же время законодатель закрепил в национальном праве разных стран возможность совершения оспаривания отказа. Например, в России действуют правила §2 гл.9 ГК РФ. 3) Отказ от наследства не может быть совершен с оговорками или под условием. 4) Институт представительства актуален и для совершения отказа от наследства (Россия, Германия). 5) Невозможно отказаться от части наследства. Исключением будет являться отказ от наследства при наследовании одновременно в силу разных оснований. Норма, действующая в законодательстве Австрии, предусматривает совершение отказа наследником от определенной части наследства. Однако автор ставит под сомнение вопрос об отказе от части наследства.

В законодательстве Германии установлено наследование права отказа, его можно передать по наследству. Очевидно, что достаточно много оснований для возникновения коллизионных ситуаций при переходе наследства (принятие и отказ от него). В международном частном праве данный вопрос будет соответствовать наследственному статуту, регулирующему наследственные правоотношения в целом.

Автор пришел к выводу, что в содержание наследственного статута в отношении перехода (принятие и отказ) наследства входят следующие вопросы: - способы принятия (отказа) наследства; - срок принятия (отказа) наследства; - порядок регистрации принятия (отказа) наследства; - круг лиц, которые правомочны принять (отказаться) наследство.

Третий параграф «Коллизии в сфере наследования движимого и недвижимого имущества» рассматривает основные вопросы, возникающие при конфликтных ситуациях в отношении наследственной массы в зависимости от следующих обстоятельств: закрепляет ли законодательство страны единый статут наследования, единство наследственной массы  (Германия, Австрия, Швейцария), либо разделение статута наследования, где коллизионная привязка для недвижимого имущества lex rei sitаe, а для движимого имущества – lex persоnalis (Россия, Франция) наследодателя.

Отнесение имущества к движимому или недвижимому приводит к выбору той или иной коллизионной привязки. Так, классификацию имущества на движимое или недвижимое, нужно осуществлять до выбора компетентного права.

В настоящее время в России на обсуждение вынесен Проект изменений Гражданского кодекса, в котором изменена ст.130 ГК РФ, предусматривающая классификацию вещей. Франция, в отличие от России, использует более широкую концепцию недвижимых вещей. В законодательстве Германии, Швейцарии, Австрии по данному вопросу фиксируются также свои отличия.

В странах континентального права определяющим считается закон места судебного разбирательства. Например, положение п.1 ст.1187 ГК РФ закрепляет, что толкование юридических понятий в России регулируется нормами российского права (принцип lex fоri). Однако п.2 данного нормативного акта России допускает возможность осуществления квалификации понятий положениями иностранного права. Так как материальные нормы разных стран могут не совпадать, то велика вероятность их разногласий при классификации имущества, на что указывает гл.9 «Вещное право» ГК РФ. В связи с этим ГК РФ предусмотрел положение о классификации имущества, закрепляющее, что принадлежность имущества к недвижимым или движимым вещам определяется по праву страны, где это имущество находится (п.2 ст.1205 ГК РФ). Некоторые виды объектов могут квалифицироваться по российскому праву как движимости, а иностранное право их отнесет к недвижимому имуществу, и наоборот (например, предприятие как имущественный комплекс, доля в уставном капитале общества).  Выводы автора подтверждены рядом решений Кассационного суда Франции (перевод автора).

Список научных трудов, опубликованных по теме

диссертационного исследования:

       Научные статьи в изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией:

  1. Лотарева Ю.Б. Свобода завещания и случаи ее ограничения // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия  Юридические науки. 2010. №4. С.74-80. 0,6 п.л.
  2. Лотарева Ю.Б. Категория завещательной дееспособности в России и зарубежных странах // Право и экономика. 2011. № 12. С.62-64. 0,5 п.л.
  3. Лотарева Ю.Б. Понятие «статут наследования» и его эволюция // Закон и право. 2012. № 1. С.45-47. 0,4 п.л.

Иные научные публикации:

  1. Лотарева Ю.Б. История развития наследственного права России // Сравнительно-правовые аспекты частноправового регулирования  отношений гражданского оборота: Материалы научной конференции молодых ученых кафедры гражданского и трудового права, посвященной 50-летию Российского университета дружбы народов. Москва, 25 января 2009 г. / Сост. Адитярова Д.Э., Ермакова Е.П., Смольникова Е.О. – М.: МАКС Пресс, 2010. С.120-126. – 0,6 п.л.
  2. Лотарева Ю.Б. Категория недостойных наследников в праве России и зарубежных странах // Сравнительное право и проблемы частноправового регулирования: Материалы научной конференции аспирантов кафедры гражданского и трудового права Российского университета дружбы народов. Москва, 25 января 2010 г. Вып.X / Отв. ред.: Безбах В.В. - Ногинск: АНАЛИТИКА РОДИС, 2011. С.122-131.–0,5 п.л.
  3. Лотарева Ю.Б. История закрепления и развития свободы завещания в законодательстве России и Германии // Сравнительное право и проблемы частноправового регулирования: Материалы научной конференции аспирантов кафедры гражданского и трудового права Российского университета дружбы народов. Москва, 25 января 2011 г. Вып. XI / Отв. ред.: Безбах В.В. – Ногинск: АНАЛИТИКА РОДИС, 2011. С.110-121. – 0,6 п.л.

Лотарева Юлия Борисовна (Россия)

СОДЕРЖАНИЕ СТАТУТА НАСЛЕДОВАНИЯ В ПРАВООТНОШЕНИЯХ, ОСЛОЖНЕННЫХ ИНОСТРАННЫМ ЭЛЕМЕНТОМ

В диссертационной работе рассматриваются вопросы обращения к истокам статутарной теории, раскрывается понятие и содержание статута наследования для целей разрешения коллизионных ситуаций в области наследования, осложненного иностранным элементом, а также формулируются предложения по совершенствованию российского законодательства.

Lotareva Julia Borisovna (Russia)

THE CONTENTS OF THE STATUTE OF INHERITANCE IN THE LEGAL RELATIONSHIP COMPLICATED BY A FOREIGN ELEMENT

In the thesis deals with the treatment of the theory to the origins of the statutes, reveals the concept and content of the statute of succession for the purpose of resolution of conflict situations in the field of inheritance complicated by a foreign element, and formulate proposals for improving the civil legislation of Russia.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.