WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Баранов Максим Викторович

СИТУАЦИОННЫЕ ЗАДАЧИ И МЕХАНИЗМ ИХ РЕШЕНИЯ

В СТРУКТУРЕ СЛЕДСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 

12.00.09. –  уголовный процесс, криминалистика;

оперативно-розыскная деятельность

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Ростов-на-Дону – 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном

образовательном учреждении высшего профессионального образования 

«Тульский государственный университет»

Научный руководитель                доктор юридических наук

Головин Александр Юрьевич

Официальные оппоненты:        Брылев Виктор Иванович,

  доктор юридических наук, профессор

ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет», заведующий кафедрой криминалистики и правовой информатики

Кудинов Андрей Сергеевич,

кандидат юридических наук,

ФГКОУ ВПО «Ростовский юридический институт МВД России», старший преподаватель кафедры криминалистики

Ведущая организация:        ФГАОУ ВПО «Балтийский федеральный университет им. Иммануила Канта»

Защита состоится 29 мая 2012 г. в  12.00 часов на заседании диссертационного совета  Д.203.011.03 при ФГКОУ ВПО «РЮИ МВД России» по адресу: 344015, г. Ростов-на-Дону, ул. Маршала Еременко, 83, ауд. 503.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГКОУ ВПО «РЮИ МВД России».

Автореферат разослан «___» апреля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета О.В. Айвазова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Несмотря на активно предпринимаемые меры по борьбе с преступностью, криминогенная ситуация в России продолжает оставаться сложной. В 2010 году в стране зарегистрировано 2628,8 тыс. преступлений. Почти половину всех зарегистрированных преступлений (49,4%) составили хищения чужого имущества, совершенные путем: кражи – 1108,4 тыс. (раскрываемость – 36,8%), грабежа – 164,5 тыс. (44,3%), разбоя – 24,5 тыс. (70,8%). С января по октябрь 2011 года зарегистрировано 2052,5 тыс. преступлений. При этом продолжали доминировать хищения чужого имущества: кражи – 872,5 тыс. (раскрываемость – 38,2 %), грабежи – 108,2 тыс. (49,6 %), разбои – 16,7 тыс. (76,7 %).

В 2010 году совершено 15563 убийства при их раскрываемости 84,9%.  С января по октябрь 2011года – 12121 и 79,4 % соответственно1.

Сложность криминогенной ситуации в стране и необходимость качественной активизации борьбы с ней неоднократно отмечались руководством страны в последние годы. В частности, обращено внимание на неблагополучное положение дел в сфере раскрываемости преступлений, и как на его причину - неудовлетворительное качество оперативно-следственной работы2.

Повышение качества предварительного расследования  – комплексная задача, стоящая перед различными областями научного знания, в том числе криминалистикой.  Последняя, как важная юридическая наука прикладного характера, призвана обеспечить сотрудников следствия и дознания современными рекомендациями по решению различных задач расследования, а также их грамотному применению в практике борьбы с преступностью. При этом специалисты-практики должны быть готовы к работе в сложных ситуациях расследования,  при дефиците доказательственной и иной криминалистически значимой информации о расследуемых преступлениях, с учетом факторов противодействия нормальному ходу правоохранительной деятельности, других условий, затрудняющих решение задач расследования. Современная следственная практика, изобилующая ситуациями криминалистического риска, предполагает динамичность процесса расследования. Добавим, что деятельность современного следователя нередко протекает при большой загруженности и постоянном дефиците времени. Например, по данным Следственного комитета при МВД России средний показатель загруженности следователя органов внутренних дел по России на начало 2011 года составил 32 уголовных дела на одного следователя3.

В сложившихся условиях решение следователем4 возникающих под влиянием различных факторов задач расследования,  должно осуществляться максимально эффективными и рациональными  способами и приемами. При минимальном риске негативных последствий нужно обеспечить максимальное качество предварительного расследования. Данное обстоятельство предполагает владение специалистами-практиками знаниями о сущности и видах ситуационных задач, возникающих в процессе следственной деятельности, механизме их решения, а также путях наиболее оптимального их решения,  применительно к различным этапам  и условиям расследования.

Кроме того, с учетом произошедших в последние годы изменений форм и способов преступной деятельности, деятельности по ее раскрытию и расследованию, современная практика применения норм уголовно-процессуального законодательства на досудебных стадиях производства по уголовным делам нуждается в научном анализе и уточнении криминалистических представлений о структуре следственной деятельности и месте в ней аналитико-мыслительных элементов решения задач расследования, роли ситуационных факторов в формировании и решении следователем таких задач,  в том числе их отдельных видов.

Изложенное свидетельствует об актуальности и теоретической значимости выбранной темы диссертационного исследования.

Целью диссертационного исследования выступает развитие современных криминалистических научных знаний о ситуационных задачах расследования и механизме их решения как элементе следственной деятельности, а также разработка рекомендаций по оптимизации решения таких задач в различных условиях расследования. 

       Для достижения указанной цели поставлены следующие задачи:

       - проанализировать современную практику расследования преступлений и ситуационную природу постановки и решения следователем различных задач расследования;

       - определить место и роль ситуационных задач расследования в структуре следственной деятельности,  раскрыть их сущность и виды;

       - уточнить понятие и раскрыть элементы механизма решения ситуационных задач в системе расследования преступления;

       - дать характеристику информационным аспектам решения ситуационных задач в ходе предварительного расследования;

- уточнить сущность и определить задачи оптимизации решения ситуационных задач в ходе предварительного расследования;

- раскрыть особенности выдвижения и проверки следственных версий как разновидности задач расследования, разработать рекомендации по оптимизации и совершенствованию версионной работы по уголовным делам;

- охарактеризовать особенности решения следственных задач в частных ситуациях расследования;

- разработать предложения по совершенствованию практики решения технико-криминалистических задач в различных ситуациях расследования.

       Объектом исследования является деятельность по расследованию преступлений и, в частности, ее  структура и выступающие элементом такой деятельности ситуационные  задачи, механизм их решения следователем.

       Предметом исследования выступают закономерности постановки ситуационных задач расследования, а также основанные на познании этих закономерностей особенности их решения органами расследования в условиях  оптимизации  и повышения качества следственной деятельности. 

Методологическая основа исследования. В основе проведенного исследования лежат положения материалистической диалектики. Использовались  также общенаучные методы познания (сравнение, наблюдение, моделирование и др.), логические методы (анализ, синтез, индукция, дедукция, аналогия) и другие общенаучные и частно научные методы (социологический, статистический, исторический сравнительно-правовой, метод обобщения следственной и судебной практики). 

Нормативную основу исследования составляют  законодательство Российской Федерации (Конституция Российской Федерации, уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, федеральные законы, регулирующие правоохранительную деятельность), а также подзаконные акты правоохранительных органов России, связанные с проблематикой диссертационного исследования.

Теоретическую базу исследования составляют труды видных ученых-криминалистов Т.В. Аверьяновой, О.Я. Баева, Р.С. Белкина, В.И. Брылева, А.Н. Васильева,  А.В. Варданяна, Т.С. Волчецкой, А.Ф. Волынского, В.К. Гавло, А.Ю. Головина, Г.Л. Грановского, Л.Я. Драпкина, А.В. Дулова, В.А. Жбанкова, Е.П. Ищенко, Д.В. Кима,  В.Я. Колдина,  С.И. Коновалова, В.В. Крылова,  Ю.Г. Корухова, В.П. Лаврова, А.М. Ларина, И.М. Лузгина, В.А. Образцова, А.С. Подшибякина,  Н.С. Полевого, Л.И. Полтавцевой,  Н.И. Порубова, Е.Р. Россинской, А.С. Шаталова, В.Ю. Шепитько, С.И. Цветкова, А.А. Эксархопуло, Н.П. Яблокова и других российских и зарубежных ученых в области криминалистики, уголовного процесса, теории государства и права, психологии, теории управления и других наук.

Эмпирическая база исследования включает в себя результаты проведенного с использованием специально разработанной анкеты  изучения 250 уголовных дел, расследовавшихся в  Москве, Калужской, Московской, Орловской, Тульской областях. С помощью специально разработанного опросного листа проинтервьюировано 150 следователей Следственного комитета РФ и органов внутренних дел.

В ходе исследования использованы статистические сведения  и аналитические материалы правоохранительных органов Российской Федерации.

Научная новизна исследования. Отдельные научные положения и частные аспекты решения различных задач расследования затрагивались в трудах ученых-криминалистов и представителей  других  юридических  наук (О.Я. Баев, Р.С. Белкин, В.Л. Васильев, Т.С. Волчецкая, В.К. Гавло, А.Ю. Головин, Г.Г. Доспулов, Г.А. Зорин, Д.В. Ким, И.М. Лузгин, П.А. Лупинская,  Н.С. Полевой, А.Р. Ратинов, Л.Д. Самыгин,  Н.П. Яблоков и др.), в том числе в диссертационных исследованиях Н.Л. Гранат (М., 1973), Ю.И. Новик (Минск, 1976), И.А. Копылова (М.,1984), С.И. Цветкова (М.,1992), А.Н. Антонова (Волгоград, 1999), Д.А .Солодова (Воронеж,2003), А.Б. Судицина (Омск, 2009). Подчеркивая важное научное и практическое значение трудов названных ученых и иных работ, изученных в процессе диссертационного исследования, необходимо отметить, что объектом названных научных изысканий выступали отдельные и, в основном, либо исключительно процессуальные, либо частно-ситуационные аспекты постановки и решения задач расследования. При этом большинство более ранних научных исследований по рассматриваемой проблематике  проводилось на основе изучения следственной практики еще советского периода до вступления в силу действующего Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. 

Научная новизна настоящего диссертационного исследования обусловлена реализованным с позиций современной теории криминалистики, действующего уголовно-процессуального законодательства на основе анализа новейшей следственной практики комплексным научным подходом к исследованию ситуационных аспектов следственной деятельности, структуры и места в ней ситуационных задач различного уровня, вида и механизма их решения. Элементы научной новизны содержатся в разработанных и уточненных авторских дефинициях ситуационных задач расследования, их классификациях, характеристике следственных задач стратегического и тактического уровней, раскрытой структуре механизма решения следователем таких задач, сущности и путей оптимизации процессов следственных решений, раскрытых особенностях механизма решения ситуационных задач отдельных видов. Кроме того, в диссертации проанализирован ряд современных практических проблем решения различных ситуационных задач, предлагаются авторские рекомендации по повышению эффективности и качества следственной деятельности.

Новизна проведенного диссертационного исследования  позволяет сформулировать основные положения, выносимые на защиту:

1. Следственная деятельность выступает как сложная динамическая управляемая система, включающая в себя комплекс различных элементов. В их числе объект, задачи этой деятельности, субъекты ее осуществления, составляющие ее действия, приемы и способы,  место, время и обстановка ее осуществления, а также достигаемый результат. Ситуационные задачи расследования и механизмы их решения выступают одним из ключевых элементов следственной деятельности. В отсутствие такого элемента представление структуры деятельности по расследованию преступлений будет содержать очевидный пробел.

2. Ситуационную задачу расследования целесообразно определять как обусловленную сложившейся обстановкой необходимость принятия и реализации следователем процессуальных и криминалистических решений, позволяющих максимально эффективно использовать имеющиеся благоприятные для дальнейшего расследования условия либо создать такие условия для осуществляемой следственной деятельности путем проведения различных следственных и других процессуальных действий, непроцессуальных мероприятий, реализации различных криминалистических рекомендаций. Ситуационные задачи расследования могут быть классифицированы по различным основаниям: на простые и сложные, поисковые (розыскные), информационные и организационные, первоочередные и последующие, стратегические и тактические и др. 

3. Дифференциация стратегических и тактических задач расследования предполагает, что первые всегда основываются на оценке и анализе сложившейся обстановки расследования в целом, а качество их решения соответственно позитивным или негативным образом влияет на изменение ситуации расследования в целом. Тактические задачи ориентированы на частную следственную ситуацию, формирование и развитие которой сопровождает процесс принятия решения о проведении отдельного следственного действия,  тактической операции либо отдельного  непроцессуального мероприятия, проводимых самим следователем или по его поручению.  Тактические задачи носят соподчиненный характер по отношению к задачам стратегическим. Решение стратегической задачи в целом предполагает решение всех или необходимого количества соответствующих ей тактических задач. Решение отдельно взятой тактической задачи не должно происходить в отрыве от решения доминирующей стратегической задачи. Несоблюдение этой рекомендации может привести к неблагоприятным последствиям в масштабе всего расследования по делу.

4. Механизм решения ситуационных задач расследования может быть определен как  порядок формирования замысла следователя  по достижению поставленной задачи расследования процессуальными и криминалистическими средствами и методами и его реализации самим следователем или по его поручению другими субъектами, участвующими в проведении расследования. Такой механизм включает в себя оценку сложившейся обстановки расследования на момент принятия решения, проверку правильности и своевременности постановки  решаемой задачи расследования, процесс принятия решения по такой задаче, реализацию принятого решения и последующую оценку результатов исполнения решения и их влияния на общую и частную обстановку расследования.

5. В ходе формирования замысла по решению ситуационной задачи при необходимости выбора конкретных способов и средств ее решения, из известных следователю альтернатив и введении им индивидуальных критериев выбора в качестве критерия может выступить любой ориентир, формируемый следователем самостоятельно или предложенный извне. Такой внешний ориентир может быть  предложен следователю другими участниками расследования по делу (руководителем или другим членом следственной группы, следователем-криминалистом, оперативным сотрудником, специалистом, консультантом и пр.), содержаться в указаниях, полученных следователем от руководителя следственного органа, а также отражаться в научно-криминалистических рекомендациях, аналитических материалах и обобщениях передового следственного опыта. Результат определения следователем замысла решения ситуационной задачи имеет две стороны, одна из которых выражает содержание такого замысла, то есть круг и последовательность реализации определенных процессуальных и непроцессуальных действий, приемов, методов и средств, с помощью которых предполагается решить стоящую задачу расследования.  Другая сторона этого процесса отражает собственное отношение  следователя к возможности реализации такого замысла, устремлённость к достижению планируемого результата. В этой связи в процесс принятия решения любой криминалистической задачи входит не только мыслительное конструирование и моделирование процесса решения стоящей задачи, но и определение конкретного исполнителя лежащего в ее основе замысла, будь-то сам следователь или другой участник проведения расследования, действующий совместно со следователем или по его поручению.

6. Реализация решения не входит в процесс его принятия, однако выступает элементом общего механизма решения задачи расследования. При этом основанием для отказа или изменения принятого решения может являться изменение обстановки расследования. Отказ же от реализации принятого решения в противоречие развивающейся следственной ситуации есть ни что иное,  как следственная ошибка, да и то только в том случае, если следователь или иной субъект криминалистической деятельности, действующий по его поручению,  совершает такой отказ по добросовестному заблуждению. Умышленный отказ от реализации обоснованного и оптимального  решения со стороны субъекта проведения расследования по делу при определенных обстоятельствах может рассматриваться как противодействие расследованию.

7. Следственные и оперативно-розыскные задачи, как однонаправленные, при этом предполагают выбор различных способов и приемов их решения. В некоторых ситуациях расследования  не исключена конкуренция следственных, оперативно-розыскных задач либо путей и способов их решения. В таких ситуациях приоритет решения имеют следственные задачи, имеющие характер основных. Решение оперативно-розыскных задач имеет по отношению к процессу решения следственных задач обеспечивающий характер и не должно любым образом мешать решению последних.

8. Оптимизация  решения стоящей задачи расследования предполагает: максимально правильный выбор следователем одного из уже имеющихся вариантов такого решения в типичной ситуации расследовании; формирование собственного варианта решения таких задач, наиболее отвечающего специфике нетипичной следственной ситуации; обеспечение качественной реализации принятого решения в ходе расследования. При этом оптимальным должно признаваться только то решение следователя о проведении рискованных действий или операций, которое является обоснованным, предполагающим ситуацию, когда вероятные выгоды реализации принятого решения значительно превысят возможные негативные последствия. Необоснованное рискованное решение не может быть оценено как оптимальное, даже если в итоге негативные последствия его реализации не наступили. Оценка следователем принимаемого решения на его оптимальность одновременно предполагает оценку с позиций обоснованности возможного риска при реализации такого решения, а также прогнозирование возможности возникновения в ходе реализации принятого решения тактического риска и заблаговременное принятие мер по снижению возможных негативных последствий рискованных действий.

9. Следственная версия может быть рассмотрена как специфическая разновидность  стратегических (для общих версий) или тактических (для частных версий) задач по делу. Для следственной версии свойственно наличие всех основных признаков информационной криминалистической задачи. Формулируя функции версий как специфической задачи расследования на современном уровне развития криминалистики, необходимо подчеркивать не только ее формально-логический и познавательный характер, но и организационную роль для всего процесса расследования по делу или его основных этапов. С указанной позиции предложен комплекс авторских рекомендаций по повышению качества версионной работы и планированию расследования по уголовным делам. 

10. Уточненная автором дефиниция тактического решения, под которым предлагается понимать наиболее оптимальный, рациональный и наименее рискованный выбор следователем действий, приемов, способов решения конкретной криминалистической задачи, постановка которой обусловлена частной ситуацией расследования по уголовному делу на любом из его этапов. Мотивация принятия следователем того или иного тактического решения представляет собой его убежденность в правильности и оптимальности принятого решения. Как следствие, случаи, когда добросовестная субъективная мотивация принятого решения входит в противоречие с объективными условиями (ситуацией) расследования, - подобное решение является тактической ошибкой.

11. Решения технико-криминалистических задач технологичны и повторяемы. Данное обстоятельство обусловлено криминалистическими закономерностями образования, выявления, фиксации, изъятия и исследования следов преступления и иной доказательственной информации, а также технико-криминалистических механизмов ее  использования для решения других криминалистических задач стратегического или тактического характера. С указанной позиции предложен комплекс авторских рекомендаций по повышению качества решения такого рода задач в ходе расследования. 

Теоретическая и практическая значимость настоящего диссертационного исследования  состоит в уточнении и развитии криминалистических научных представлений о структуре следственной деятельности и таком неотъемлемом ее элементе, как ситуационные задачи расследования и механизм их решения. В работе сделаны предложения по решению ряда актуальных проблем криминалистической теории и практики, предложен ряд рекомендаций по повышению эффективности решения различных стратегических, тактических и технико-криминалистических задач предварительного расследования. 

Сделанные в диссертации выводы и предложения могут быть использованы в дальнейших криминалистических научных исследованиях, посвященных вопросам развития криминалистической тактики и методики расследования отдельных видов преступлений, в разработке криминалистических рекомендаций, направленных на повышение эффективности и качества следственной деятельности, в учебном процессе вузов, а также в практической деятельности органов следствия и дознания.

Апробация результатов исследования проводилась в форме представления и обсуждений основных положений диссертации на трех международных и всероссийских научно-практических конференциях (Тула - 2009, 2010; Москва - 2010). Результаты исследования докладывались на заседаниях кафедры уголовного права, процесса, криминалистики Тульского государственного университета. Основные положения, выводы и рекомендации диссертации получили освещение в  8 научных работах, в том числе 3-х статьях, изданных  в рецензируемых научных журналах, включенных в перечень, утвержденный ВАК Минобрнауки России  для публикации результатов диссертационных исследований.

Выводы и рекомендации диссертационного исследования внедрены в учебный процесс Тульского государственного университета, а также в следственную практику  УМВД по Тульской области.

Структура и содержание диссертации определены с учетом целей и задач научного исследования. Работа состоит из введения, трех глав, включающих в себя 8 параграфов, заключения, списка литературы и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении диссертантом обосновывается актуальность выбранной темы исследования, рассматривается степень ее разработанности в криминалистической литературе, формулируются цели и задачи, объект и предмет исследования, определяется методологическая, теоретическая, правовая и эмпирическая основы исследования, обосновывается научная новизна, излагаются основные  положения, выносимые на защиту, приводятся данные об апробации и внедрении результатов диссертационного исследования.

Первая глава «Ситуационные задачи и механизм их решения как элементы следственной деятельности» состоит из трех параграфов, в которых исследуется сущность ситуационного подхода в криминалистике, понятие, структура и виды ситуационных задач, а также особенности механизма их решения в расследовании преступлений.

В первом параграфе «Ситуационный анализ (подход) как основа постановки и решения следователем задач расследования» автором обосновывается важная роль ситуационного подхода к выбору стратегии и тактики предварительного расследования, анализируются основные криминалистические научные взгляды на сущность следственной ситуации, уточняется ее  структура.

Современная следственная деятельность может быть охарактеризована как рациональная и эффективная только при условии выбора стратегии и тактики ее проведения с учетом ситуационных факторов и условий. В следственной практике  ситуационный анализ состояния расследования на различных его этапах выступает одним из ключевых элементов деятельности лица, производящего расследование преступления. Объектом ситуационного анализа в ходе расследования преступления  выступает, во-первых, преступная деятельность и криминалистически значимая информация о ней, поступающая в распоряжение следователя. Во-вторых, ситуационному анализу подвергается и деятельность по раскрытию и расследованию преступления, причем как в ретроспективном, так и перспективном (прогнозном) аспектах. Выражая уникальность каждой складывающейся ситуации, в то же время с учетом повторяемости, схожести общих черт и элементов, образующих ситуации, ситуационный анализ служит  для типизации ситуаций, а, в конечном счете, решает свою сверхзадачу – научиться управлять ситуациями. С криминалистической точки зрения – это управление следственными ситуациями, предполагающее оптимальное решение детерминированных сложившейся ситуацией расследования различных следственных задач стратегического или тактического уровня, как по отдельности, так и в  их системе.

Такое управление не позволяет ограничивать структуру следственной ситуации только лишь криминалистически значимой информацией, а включает в себя, помимо информационного компонента, объективные условия, характеризующие процесс получения этой информации и ее проверки (место, время, погодно-климатические условия), профессиональные качества следователя (образование, опыт работы, профессиональные навыки и умения и пр.), организационно-технические возможности органов расследования (наличие и возможность использования технико-криминалистических  средств, возможность привлечения необходимых специалистов, обеспеченность транспортом, связью, оргтехникой  и пр.), позицию подозреваемого, потерпевшего, свидетелей, факты и последствия их противодействия и противодействия иных лиц нормальному ходу расследования, состояние взаимодействия следователя с сотрудниками оперативно-розыскных подразделений, психологические особенности взаимоотношений в следственно-оперативной группе, иные факторы, препятствующие или способствующие успешному решению криминалистических задач (например, явка с повинной, утрата вещественных доказательств и др.).

По мнению диссертанта, особое значение  приобретает классификация следственных ситуаций на типичные и эвристические (творческие). В типичных ситуациях расследования следователь достигает поставленной цели, последовательно решая промежуточные задачи на основе имеющихся профессиональных знаний, умений, опыта, криминалистических научных рекомендаций,  в том числе наработанных алгоритмов и типовых программ действий. Эвристические (творческие) ситуации расследования носят преимущественно нетипичный  характер. В такой обстановке следователь вынужден формулировать и решать комплекс новых специфических задач, что вряд ли возможно без творческого подхода к выбору способа и средств их решения. Как следствие,  оптимизация решения таких задач носит преимущественно практический характер, а ее эффективность во многом связана с профессиональными способностями следователя.

Во втором параграфе «Понятие ситуационных задач предварительного расследования, их структура и виды» обосновывается  позиция автора, что следственная  деятельность выступает как сложная динамическая управляемая система, включающая в себя комплекс различных элементов, в числе которых ситуационные задачи расследования и механизмы их решения.

В работе обосновывается вывод, что следственная ситуация существует объективно, в то время как ситуационная задача расследования – это результат аналитико-мыслительной деятельности следователя по анализу и оценке сложившейся следственной ситуации. Соотношение общей цели и рассматриваемых задач расследования проявляется в том, что общая цель расследования носит нормативный характер, содержится в нормах УПК РФ и получает свою конкретизацию в системе задач расследования применительно к той или иной ситуации расследования.

Ситуационная задача расследования определяется как обусловленная сложившейся обстановкой необходимость принятия и реализации следователем процессуальных и криминалистических решений, позволяющих максимально эффективно использовать имеющиеся благоприятные для дальнейшего расследования условия либо создать такие условия для осуществляемой следственной деятельности путем проведения различных следственных и других процессуальных действий, непроцессуальных мероприятий, реализации различных криминалистических рекомендаций.

В работе детально анализируются научные подходы к определению структуры ситуационной задачи расследования. При этом делается вывод, что структуру такой задачи составляют требования и условия, которые могут быть исходными, искомыми и привнесенными. Все требования и  условия, как структурные элементы ситуационной задачи расследования,  находятся в тесном взаимодействии. При этом такое взаимодействие может характеризоваться: недостаточностью условий для выполнения требований; избытком исходных условий для достижения поставленных целей; противоречивостью исходных условий как препятствие достижения требований.

В диссертации сформирована общая классификационная система ситуационных задач расследования, включающая в себя отдельные их классификации, построенные по различным основаниям (простые и сложные; стратегические и тактические, требующие для решения применения технико-криминалистических средств и не требующие такого применения; организационные, информационные и поисковые; первоочередные и последующие и др.), каждой из которых дана авторская характеристика. Особое внимание при этом уделено классификации задач расследования на  стратегические и тактические. Первые всегда основываются на оценке и анализе сложившейся обстановки расследования в целом, детерминированы ей, а качество их решения соответственно позитивным или негативным образом влияет на изменение ситуации расследования также в целом. Тактические задачи ориентированы на частную следственную ситуацию, формирование и развитие которой сопровождает процесс принятия решения о проведении отдельного следственного действия,  тактической операции либо отдельного  непроцессуального мероприятия, проводимого самим следователем или по его поручению. Тактические задачи носят соподчиненный характер по отношению к задачам стратегическим. Решение стратегической задачи в целом предполагает решение всех или необходимого количества соответствующих ей тактических задач. Решение отдельно взятой тактической задачи не должно происходить в отрыве от решения доминирующей стратегической задачи. Несоблюдение этой рекомендации может привести к неблагоприятным последствиям в масштабе всего расследования по делу.

В третьем параграфе «Понятие и элементы механизма решения ситуационных задач в системе расследования преступления» рассматривается механизм решения таких задач как обязательный аналитико-мыслительный элемент деятельности по расследованию преступлений. 

Механизм принятия решений в деятельности по расследованию преступлений специфичен  тем, что, с одной стороны,  он имеет схожую структуру по отношению к другим видам социальной деятельности, но, с другой стороны, во-первых, в определенных случаях имеет жесткую нормативную (уголовно-процессуальную) регламентацию, и, во-вторых, нередко осуществляется при дефиците информации о преступлении и лицах, его совершивших, а  также в условиях противодействия со стороны преступников и иных лиц достижению положительных результатов деятельности органов расследования.

Механизм решения ситуационных задач расследования может быть определен как  порядок формирования замысла следователя  по достижению поставленной задачи расследования процессуальными и криминалистическими средствами и методами и его реализации самим следователем или по его поручению другими субъектами, участвующими в проведения расследования. Такой механизм включает в себя следующие элементы: оценка сложившейся обстановки расследования на момент принятия решения; проверка правильности и своевременности постановки  решаемой ситуационной задачи; процесс принятия решения по такой задаче; реализация принятого решения; оценка результатов исполнения решения и их влияния на общую и частную обстановку расследования.

Вторая глава «Информационные основы и оптимизация решения ситуационных задач в ходе предварительного расследования» состоит из двух параграфов и посвящена информационным основам и процессу оптимизации решения ситуационных задач в ходе расследования.

В первом параграфе «Информационные основы решения ситуационных задач в ходе предварительного расследования» рассмотрена сущность криминалистически значимой информации и ее роль в решении ситуационных задач расследования. 

В работе на основе законодательной дефиниции понятия «информация», научных подходов и концепций к информационному обеспечению предварительного расследования, обосновывается вывод об обоснованности включения в содержание  криминалистически значимой информации, как доказательственной, так и иной значимой для проводимого расследования информации, в том числе получаемой непроцессуальным  путем. Последняя носит преимущественно вспомогательный, ориентирующий характер. При этом, как показали  результаты проведенного в ходе исследования анкетирования следователей, основным источником информации ориентирующего или вспомогательного характера для следователей выступают результаты оперативно-розыскной деятельности (что было отмечено 98% респондентов).

Диссертантом отмечается, что формирование информационной основы решения криминалистических задач носит последовательный характер и включает в себя следующие стадии: отработка всего объема информации на предмет его относимости к расследуемому событию (преступной деятельности), проверка полученной информации на предмет ее достоверности, оценка имеющейся информации с учетом ситуационных особенностей проводимого расследования, придание при наличии необходимости и процессуальной возможности доказательственного статуса информации, имеющейся в распоряжении следователя, использование следователем имеющейся криминалистически значимой информации для решения  других ситуационных задач по делу как информационного, так и иного по своей природе характера.

Во втором параграфе «Оптимизация решения ситуационных задач в ходе расследования преступлений» рассматриваются сущность и некоторые проблемы оптимизации процессов решения ситуационных задач расследования.

В ходе расследования любого преступления постоянно складываются  такие ситуации, когда достичь необходимого органам расследования результата  можно не одним, а многими различными способами, в том числе одновременно или последовательно реализуемыми. Однако оптимальным будет считаться только то решение следователем криминалистических задач, когда находящиеся в его распоряжении доказательственная и иная криминалистически значимая информация, силы и средства, другие организационные и технические ресурсы, научные рекомендации будут использованы им наиболее эффективным и рациональным способом, в максимально сжатые сроки и с минимальным порогом риска. Естественно, при большом количестве вариантов решений, реализация которых приведет следователя к аналогичному результату, должно быть выбрано наилучшее. Значение такой оптимизации тем выше, чем более ограниченными ресурсами и временем  для решения стоящих криминалистических задач обладает следователь.

Оптимизация решения задач расследования определяется в работе как  деятельность следователя, направленная  на обеспечение наибольшей эффективности и рациональности  решения конкретных криминалистических  задач на различных этапах расследования преступления. Ее содержательная сторона включает: максимально правильный выбор следователем одного из уже имеющихся вариантов такого решения в типичной ситуации расследования; формирование собственного варианта решения таких задач, наиболее отвечающего специфике нетипичной следственной ситуации; обеспечение качественной реализации принятого решения в ходе расследования.

В числе проблем  оптимизации решения задач расследования на современном этапе рассматриваются вопросы качества предлагаемых криминалистической наукой  алгоритмов и программ действий следователя, ориентированных на типичные ситуации расследования. В числе недостатков таких алгоритмов и программ особо выделяются отсутствие в них указаний на конкретные задачи расследования, решаемые в ходе выполнения такой программы или алгоритма, нечеткая последовательность предлагаемых к осуществлению в типовой ситуации следственных действий, оперативно-розыскных и других мероприятий. Кроме того, как недостаток предлагаемых в криминалистической литературе, посвященной вопросам методики расследования преступлений, алгоритмов и программ расследования можно отметить то, что они продолжают основываться на формируемых системах типичных ситуаций только общего характера, что не позволяет в должной степени ни провести детальную оценку, ни оптимизировать конкретные решения. Это, в свою очередь, приводит к предельной общности алгоритмов расследования преступлений и, как следствие, их неэффективности, а иногда и неприменимости даже в типичной ситуации.

Третья глава «Особенности механизма решения ситуационных следственных задач отдельных видов» состоит из трех параграфов и посвящена специфике решения задач выдвижения и проверки следственных версий, решению следственных задач в частных ситуациях расследования и  технико-криминалистических задач в ходе предварительного расследования.

В первом параграфе «Следственные версии как разновидность задач расследования и особенности механизма их выдвижения и проверки» автором анализируются различные подходы к определению версий, формируется представление о следственной версии как разновидности информационной криминалистической задачи.

Охарактеризовать версию как специфическую разновидность задач расследования позволяют ее функции, выражающиеся, прежде всего, в определении направлений расследования. В работе приводится авторский подход к системе функций следственных версий, среди которых выделяются:  гносеологические (познавательные) функции, познавательно-критические функции, функции объяснения, иные функции.

Механизм решения задач проверки следственных версий в обязательном порядке предполагает выявление и снятие  причин любых информационных противоречий, выявляемых в ходе проверки как одной конкретной версии, так и всего комплекса версий по делу. При этом следователь должен иметь в виду то обстоятельство, что создание таких противоречий является результатом противодействия расследованию со стороны преступника или других лиц.

В диссертации на основе анализа результатов проведенного эмпирического исследования, делаются выводы о недостаточном качестве версионной работы в современной следственной практике. Так, по 61,2% изученных планов расследования5 следователи ограничивались выдвижением исключительно общих версий, причем в 38,2% таких дел версии формулировались типовым образом. Еще в 11,7% случаев круг версий по делу был ограничен следователем только  одной общей версией, определенной им как наиболее вероятной на момент выдвижения. В 14,1% изученных планов расследования, такой план вообще не содержал указания на выдвинутые версии и ограничивался перечислением следственных действий  и иных мероприятий, которые, по мнению следователя, необходимо было провести по делу.  То есть фактически планирование расследования в большинстве случаев ведется либо при формально типовом определении следователем основных стратегических задач расследования, роль которых играют общие версии по делу, либо и вовсе без  документального определения таковых.

По 27,1% уголовных дел следственные версии выдвигались без учета всего комплекса криминалистически значимой информации, отраженной в материалах  таких дел, а в 8,8% и вовсе в противоречие с ней.  Как следствие, под надуманную версию следователем предлагается и механизм ее проверки (решения), вряд ли, впрочем, способный содействовать достижению целей расследования, но очевидно требующий затрат времени, сил и средств. Современное состояние следственной практики в части версионной работы по уголовным делам сложно признать оптимальным, стратегически и тактически грамотным, а также отвечающим современным криминалистическим рекомендациям.

В работе приводятся рекомендации, направленные на оптимизацию процесса построения и проверки следственных версий, в числе которых повышение качества планирования расследования (в том числе, введение унифицированных форм планов), грамотная организация версионной работы и строгое следование криминалистическим рекомендациям в процессе планирования расследования, внедрение института наставничества в следственных органах, постоянное повышение профессионального уровня следственных работников.

Во втором параграфе «Характеристика,  структура и виды решений следственных задач в частных ситуациях  расследования (тактических решений)» автор рассматривает специфику тактического решения через призму частных ситуаций расследования, понимая под ним наиболее оптимальный, рациональный и наименее рискованный выбор следователем действий, приемов, способов  решения конкретной криминалистической задачи, постановка которой обусловлена частной ситуацией расследования по уголовному делу на любом из его этапов.

Автором рассматриваются различные виды решений следственных задач в частных ситуациях расследования. Так,  по характеру решаемых ситуационных задач тактические решения предлагается подразделять на информационно-исследовательские, поисково-розыскные и организационно-управленческие. Каждому из названных видов тактических решений в работе дается подробная характеристика. Также рассмотрены и другие классификации тактических решений, произведенные  по приоритету и срокам исполнения, способу принятия, субъекту исполнения (реализации), количеству решаемых следственных задач, сложности реализации и др.

Применительно к решению следственных задач в частных ситуациях  расследования в работе рассматриваются проблемы технологизации следственной деятельности, путем активного внедрения в следственную практику различных технологий и программ решения следственных задач.  При этом делается вывод, что применительно к следственным задачам, детерминированным частной ситуацией расследования,  оптимизация процессов принятия их решения – прежде всего создание возможности  наилучшего (оптимального) выбора из имеющихся вариантов решения ситуационной тактической задачи. Видится, что чем сложнее комплекс решаемых тактических задач, тем более индивидуальны и специфичны механизмы их решения следователем. Именно поэтому обеспечить заранее сформированную последовательность (технологию, программу) решения специфической задачи расследования, да еще в условиях динамичного изменения детерминирующей ее частной следственной ситуации вряд ли возможно. Поэтому процесс решения тактических задач, обусловленных частными ситуациями расследования, существенно субъективен, а его результаты обусловлены аналитико-мыслительными и профессиональными способностями конкретного следователя. 

В третьем параграфе «Сущность и некоторые проблемы решения технико-криминалистических задач в ходе предварительного расследования» автор рассматривает технико-криминалистическую ситуацию как особую разновидность ситуации расследования, что проявляется, в том числе, в специфическом характере определяемых ею криминалистических задач. При этом такая ситуационная обусловленность предполагает: необходимость применения технико-криминалистических средств; конкретный вид технических средств, необходимых для разрешения сложившейся обстановки или комплекс таких средств; способы, средства, методы и субъекты их применения; характер объектов, в отношении которых необходимо применить технико-криминалистические  средства; определенные  результаты, которые планируется получить в результате применения технико-криминалистических средств и методов.

По результатам проведенного исследования делается вывод, что в значительном числе случаев расследования преступлений технико-криминалистические средства и методы, специальные знания не применяются в ходе расследования, в том числе на его начальном этапе, должным образом.  На основе проведенного исследования предлагаются пути оптимизации и повышения качества решения отдельных технико-криминалистических задач расследования в  следственной деятельности.

В заключении излагаются выводы и предложения, направление на повышение эффективности процесса расследования в целом, а также постановки и решения ситуационных задач в частности.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

В рецензируемых журналах, включенных в перечень, утвержденный Высшей аттестационной комиссией:

  1. Баранов М.В. Роль интуиции в процессе построения следственных версий // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. Вып. 1. Ч. I – Тула: Изд-во ТулГУ, 2010. – 0,25 п.л.
  2. Баранов М.В. Понятие оптимизации расследования преступлений // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. Вып. 1. Ч.II – Тула: Изд-во ТулГУ, 2011. – 0,2 п.л.
  3. Головин А.Ю., Баранов М.В. Следственная версия как специфическая разновидность криминалистической задачи // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. Вып. 2. Ч. II – Тула: Изд-во ТулГУ, 2011. – 0,25/0,15 п.л.

В иных научных журналах и  изданиях:

  1. Баранов М.В. Актуальные вопросы механизма решения тактических задач в расследовании преступлений // Актуальные проблемы права. Сборник материалов ежегодной научно-практической конференции. Тула: Издательство ТулГУ, 2009. – 0,2 п.л.
  2. Баранов М.В. Теоретические и прикладные аспекты конкретизации следственных версий в процессе их построения // Актуальные проблемы юридической науки и правоприменительной практики. М.: Изд-во МГЮА им. О.Е. Кутафина, 2010. – 0,2 п.л.
  3. Баранов М.В. Тактическое решение как элемент аналитико-мыслительной деятельности следователя // Актуальные проблемы права. Сборник материалов ежегодной научно-практической конференции. Тула: Изд-во ТулГУ, 2010. – 0,15 п.л.
  4. Баранов М.В. Основные подходы к проблеме существования следственного мышления // XXI век: гуманитарные и социально-экономические науки. Сборник тезисов выступлений. Тула: Изд-во ТулГУ, 2009. – 0,2 п.л.
  5. Баранов М.В. К вопросу о соотношении цели и задач в расследовании преступлений // XXI век: гуманитарные и социально-экономические науки. Сборник тезисов выступлений. Тула: Изд-во ТулГУ, 2010. – 0,15 п.л.

1 По официальным статистическим данным МВД РФ (http://www.mvd.ru/ presscenter/statistics/reports/).

2 Выступление Президента Российской Федерации Д.А. Медведева на расширенном заседании коллегии МВД России 6 февраля 2009 года// Официальный сайт МВД РФ (www.mvd.ru/anounce/6130/)

3 См.: Интервью заместителя начальника Следственного комитета при МВД России Александра Матвеева от 18 января 2011 года // Официальный сайт МВД РФ (www.mvd.ru/presscenter/interview/show_80391).

4 Далее по тексту, говоря о следователе, мы подразумеваем и других субъектов, уполномоченных в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством осуществлять предварительное расследование по делу.

5 Всего изучено 170 общих планов расследования по уголовным делам различных категорий, из них 120 планов по приостановленным уголовным делам.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.