WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ДОГУЗОВА АЛИНА ТИМУРОВНА

РЕСПУБЛИКА ЮЖНАЯ ОСЕТИЯ: КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

Специальность 12.00.02 конституционное право, муниципальное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Владикавказ – 2012

Диссертация выполнена на кафедре конституционного права негосударственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Институт международного права, экономики, гуманитарных наук и управления им.К.В.Россинского

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор

  Дзидзоев Руслан Мухарбекович

 

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Тхабисимова Людмила Аслановна,

  Заместитель директора по научной работе

  Северо-Кавказского института

  Российской академии народного

  хозяйства и государственной службы

  при Президенте Российской Федерации

 

  Каллагов Таймураз Эльбрусович,

  заведующий кафедрой

  конституционного права

  ФГБОУ ВПО «Горский

  государственный 

  аграрный университет»

 

Ведущая организация:  ФГБОУ ВПО  «Ставропольский государственный 

университет»

Защита состоится «17» мая 2012 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.248.05 при ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л. Хетагурова» по адресу: 362 025, г. Владикавказ, ул. Ватутина, 46.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л. Хетагурова».

Автореферат разослан «16» апреля 2012 г. и размещен на официальном сайте ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л. Хетагурова» http://www.nosu.ru

Ученый секретарь объединенного

диссертационного совета, 

кандидат юридических наук, доцент  А.Э. Колиева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования

Республика Южная Осетия является относительно новым в мире  государством, получившим в лице, прежде всего, России международное признание, обеспечивающее самостоятельное суверенное существование. В этой связи для отечественной науки конституционного права актуальными становятся вопросы конституционного устройства Республики Южная Осетия, находящейся с Российской Федерацией в тесной политической         и экономической интеграции.

Исследование вопросов конституционной организации Республики Южная Осетия позволяет с научной точностью прогнозировать возможности дальнейшего сближения двух государств, перспективы вхождения Южной Осетии в состав Российской Федерации на правах ее субъекта, что рассматривается в качестве стратегической цели внешней политики государства Южная Осетия.

Очевидно, что государственная интеграция Южной Осетии с Россией в любой легитимной форме предполагает конституционную совместимость двух государств, единство конституционных ориентиров развития, что требует всестороннего анализа конституционных институтов Республики Южная Осетия в сравнении с аналогичными институтами Российской Федерации и ее субъектов, особенно Республики Северная Осетия-Алания, в конституционном отношении наиболее близкой к Южной Осетии.

Конституционная организация Республики Южная Осетия в своих основных предпосылках заимствует  конституционное устройство Российской Федерации, что объясняется политической ориентацией Южной Осетии на Россию. В этой связи научный интерес вызывают вопросы использования в Южной Осетии, как зарубежном государстве, российского конституционного опыта, степени конституционного влияния России на  страны ближнего зарубежья.

Несмотря на схожесть конституционного устройства Российской Федерации и Республики Южная Осетия, использующих общие конституционные ценности, конституционная организация Южной Осетии содержит массу особенностей, выражающих национальную специфику конституционного статуса республики, которые представляют научный интерес как в целях идентификации места Южной Осетии в мировой конституционно-правовой семье, так и в плане возможностей их использования в России, для совершенствования отдельных конституционных институтов Российской Федерации и ее субъектов.

Четырехлетнее  существование независимого югоосетинского государства позволяет говорить о сложившемся конституционном устройстве, устоявшейся государственной системе, которые могут быть предметом системного  исследования.

Степень научной разработанности темы

Конституционная природа  Республики Южная Осетия практически не получила связного научного анализа ни в российской, ни в югоосетинской научной литературе, что объясняется как длительной неопределенностью государственного статуса Южной Осетии как непризнанного государства, так и  отсутствием  в Южной Осетии собственной научной         базы. Существует лишь единственная монография, содержащая анализ государственности Южная Осетия1, в которой, однако, акцент сделан на историко-политической  характеристике югоосетинской государственности.

В то же время, конституционное устройство Республики Южная Осетия в основных чертах копирует аналогичное устройство Российской Федерации и ее субъектов, поэтому диссертационный анализ основывается на произведениях отечественных авторов, посвященных вопросам конституционного устройства  и конституционного строя в Российской Федерации, в первую очередь, таких как С.А. Авакьян, А.С. Автономов, И.А. Алебастрова, М.В. Баглай, Н.А. Боброва, Н.А. Богданова, Н.С. Бондарь, Н.В. Бутусова,  Л.В. Бутько, Н.В. Варламова, В.Е. Гулиев, Р.М. Дзидзоев, А.Н. Дзенган, Н.М. Добрынин, В.Д. Зорькин, Т.Д. Зражевская, В.Т. Кабышев, Е.И. Козлова, И.А. Кравец, М.А. Краснов, О.А. Кудинов, О.Е. Кутафин, В.О. Лучин, Н.А. Михалева, Л.А. Морозова, И.В. Мухачев, Ж.И. Овсепян, О.Г. Румянцев, Б.А. Страшун, Н.А. Ткачева, Т.Я. Хабриева, В.А. Четвернин, В.Е. Чиркин, Ю.Л. Шульженко. 

Конституционная природа Республики Южная Осетия имеет много схожего с конституционным устройством Республики Северная Осетия-Алания, что объясняет использование в диссертации работ, посвященных конституционному статусу субъектов Российской Федерации, в первую очередь, Республики Северная Осетия-Алания. Это труды таких авторов как В.В. Гошуляк, А.Р. Борадзов, Р.М. Дзидзоев, Д.М. Качмазова, А.М. Цалиев.

Объектом исследования выступают конституционно-правовые отношения, взятые в их системном единстве, выражающие природу, содержание и особенности конституционной  организации Республики Южная Осетия.

Предмет исследования, являясь элементом обозначенного объекта, представляет собой теоретические, законодательные и практические основы  конституционной организации Республики Южная Осетия.

Цель исследования  заключается в развернутом конституционно-правовом анализе Республики Южная Осетия как суверенного государства, определении соответствия югоосетинской государственности признанным конституционным  стандартам.

Для достижения поставленной цели решаются следующие научные задачи:

-  выявление содержания и особенностей основ конституционного строя Республики Южная Осетия в их политической, социально-экономической,  идеологической и юридической  составляющих;

- исследование конституционных основ правового статуса личности в Республике Южная Осетия;

- исследование истории становления современной югоосетинской государственности;

- определение специфики формы государственного правления в Республике Южная Осетия;

- исследование государственной организации Республики Южная Осетия, определение ее основных институциональных элементов, статуса законодательной, исполнительной и судебной власти.

Методологической основой исследования выступает  современный методологический инструментарий, концептуальные подходы к исследованию конституционных институтов, выработанные юридической наукой. Исследование проведено на основе как общенаучных методов – диалектического, исторического, логического, системного, так и частно-научных – сравнительно-правового, системно-структурного анализа, конкретно-социологического, статистического, метода моделирования и др.

Использование современной методологии научного поиска позволило автору выяснить природу и конституционную специфику  Республики Южная Осетия, выявить общее и особенное конституционного устройства России и Южной Осетии.

Нормативную основу исследования составляют Конституция Республики Южная Осетия разных периодов,  конституционные и текущие законы республики, подзаконные нормативные правовые акты. 

Эмпирическая база исследования включает документальные источники, характеризующие становление государственности Южной Осетии, процессы суверенизации республики, практику деятельности органов государственной власти Республики Южная Осетия, материалы Центрального государственного архива Республики Северная Осетия-Алания, впервые вводимые в научный оборот.

Научная новизна диссертации состоит, прежде всего, в том, что в ней впервые на  конституционно-правовой уровне исследуется  Республика Южная Осетия в качестве суверенного независимого государства.

Исследование проведено на основе сравнения конституционных институтов Республики Южная Осетия с аналогичными институтами Российской Федерации и ее субъектов, что позволило выявить как сходство, так и различия в конституционной организации двух государств, степень заимствования Республикой Южная Осетия конституционного опыта России.

В диссертации впервые с конституционно-правовых позиций определяются специфика государственности Южная Осетия, форма государственного правления республики, выявляется содержание ведущих государственных институтов Южной Осетии.

На защиту выносятся следующие диссертационные положения:

1. Обоснование наличия в государственной системе Республики Южная Осетия  необходимого набора институциональных средств, обеспечивающих постоянство государственных функций и стабильность государственного режима.

2.  Обосновывается, что конституционная организация  Республики Южная Осетия в своих основных посылках заимствует конституционное устройство Российской Федерации. Конституция Республики Южная Осетия содержательно и структурно ориентирована на Конституцию Российской Федерации, послужившую ей юридическим прообразом.

В то же время, конституционное устройство Республики Южная Осетия не является копией российского, оно содержит многочисленные черты, выражающие исторические и политико-правовые особенности югоосетинской государственности, имеющей продолжительный и разнообразный опыт существования.

3.  Обосновывается, что система прав и свобод человека и гражданина в Конституции Республики Южная Осетия не вполне соответствует их международно-правовой и научной классификациям.  В части характеристики основных прав и свобод Конституция Республики Южная Осетия больше соответствует советским стандартам, нежели западным, что проявляется, в частности, в текстовом расположении прав и свобод, изложении социально-экономических прав  прежде личных и политических.  В то же время, права и свободы, провозглашаемые  Конституцией Республики Южная Осетия, вполне обеспечены текущим законодательством, содержащим юридический механизм их реализации.

       4. Диссертационный тезис о том, что по форме государственного правления Республика Южная Осетия в общем и целом относится к классу президентских республик. В то же время она не является классической президентской республикой, а скорее, республикой президентско-парламентарной, использующей отдельные элементы парламентаризма. Это проявляется в парламентском участии в назначении главы Правительства, а также в наличии парламентской ответственности правительства. Подобная форма правления для Республики Южная Осетия сегодня представляется оптимальной. Она позволяет сочетать сильную и полномочную президентскую власть, необходимую для обеспечения независимости, безопасности и целостности государства, с принципами парламентарного режима, гарантирующими публичный контроль над исполнительной деятельностью, препятствующими чрезмерной концентрации государственной  власти и злоупотребление ею.

       5. Диссертационный вывод о том, что исполнительная власть в Республике Южная Осетия является бивалентной, разделенной между главой государства  и Правительством, обладающим самостоятельным  конституционным статусом, с явным доминированием  Президента над Правительством.  Президент и Правительство республики находятся в отношениях субординации, позволяющей главе государства непосредственно руководить исполнительной властью, активно воздействуя  на правительственную деятельность.

       6. Обоснование возможности использования отдельных черт конституционной, в том числе государственной, организации  Республики Южная Осетия,  вполне соответствующих потребностям современного конституционного развития,  в конституционном устройстве Российской Федерации. Это относится, в первую очередь,  к следующим конституционным  показателям Республики Южная Осетия:

       -  отсутствие условия обязательного роспуска Парламента при отклонении им президентских кандидатур на должность Председателя Правительства, обеспечивающее реальное участие Парламента в назначении главы Правительства; 

-  требование обязательного представления Президентом республики Парламенту республики членов Правительства при  их назначении на должность;

- конкурсный отбор кандидатов в состав Правительства республики,  способствующий повышению его профессионального уровня;

- наличие правительственной программы, утверждаемой Парламентом, способствующей  более полному и направленному парламентскому  контролю за правительственной деятельностью;

- требование обязательной отставки Правительства при  двойном в течение трех месяцев вотуме недоверия со стороны Парламента, что обеспечивает реальность парламентской ответственности Правительства;

- наличие наряду с солидарной также  персональной ответственности членов Правительства перед Парламентом, способствующей индивидуализации правительственной ответственности;

- наличие гарантий самостоятельности Правительства и устойчивости правительственной власти в виде конкретных оснований ответственности Правительства перед главой государства и Парламентом;

       - формула отчетов Правительства республики перед Парламентом республики, допускающая возможность выражения Парламентом недоверия Правительству по итогам отчета, что усиливает контрольные полномочия Парламента в отношении  Правительства;

-  наличие права законодательной инициативы у Генерального прокурора республики  и Центральной избирательной комиссии республики (по вопросам их ведения);                

- формула импичмента Президента республики, позволяющая отрешить его от должности за совершение любого умышленного преступления, что соответствует требованиям конституционной законности. 

Обоснованность  и достоверность результатов исследования определяется выбором и применением научной методологии и комплексным характером исследования, анализом и обобщением характеристики конституционного устройства Республики Южная Осетия. Достоверность полученных в ходе исследования результатов подтверждается использованием научных трудов в области конституционно-правовой науки,  обширного аналитического и эмпирического материала. Совокупность комбинаций избранных методов исследования темы на теоретическом и эмпирическом уровнях обусловила достоверность положений и выводов, выносимых на защиту.

Научно-практическая и теоретическая значимость результатов исследования

Содержащиеся в диссертации теоретические обобщения и выводы могут быть использованы в учебном процессе, в преподавании конституционного права России и конституционного права зарубежных стран. Содержащиеся в диссертации предложения и рекомендации могут быть использованы в интересах  совершенствования отдельных конституционно-правовых институтов  Республики Южная Осетия, Российской Федерации и ее субъектов.

Апробация результатов исследования

Основные положения диссертационного исследования нашли апробацию в публикациях автора по теме исследования,  в выступлениях на научно-практических конференциях, в процессе обсуждения диссертации на кафедре конституционного права Института им. К.В. Россинского.

Структура диссертации. Диссертационная работа состоит из введения, двух глав,  включающих семь параграфов, заключения и библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении работы обосновываются актуальность диссертационной темы, степень ее научной разработанности, объект и предмет исследования, его цели и задачи, научная новизна исследования, его эмпирическая и нормативная базы, теоретическая и практическая значимость работы, ее апробация.

Первая глава диссертации «Конституционные начала Республики Южная Осетия» включает три параграфа.

В первом параграфе «Становление и развитие государственности  Южной Осетии» раскрываются исторические начала формирования югоосетинской государственности, формулируется, что  в составе Российской империи, сугубо унитарной, Южная Осетия не обладала какой-либо автономией. Государственность Южной Осетии стала складываться после Февральской революции 1917 г., когда были образованы органы национальной государственности - Народный съезд и Национального совет.

Уже в этот период обнаруживаются интеграционные государственно-правовые связи двух Осетий. В 1918 г. на территории Северной Осетии, входившей в состав Терской республики, функционировал  Осетинский национальный совет, как исполнительно-распорядительный орган  съезда осетинского народа, секцией которого выступал Юго-Осетинский национальный совет, имевший  постоянного  представителя в Осетинском национальном совете.

Дальнейшее развитие югоосетинской государственности было связано с установлением советской власти в Грузии. Южная Осетия неоднократно выражала стремление объединиться с Северной Осетией и таким образом войти в состав советской России. 28 мая 1920 г. выборные представители Южной Осетии приняли «Меморандум Южной Осетии», в котором Южная Осетия называлась неотъемлемой частью Советской России, входящей в состав Советской России на общем основании непосредственно.

В диссертации подробно рассматриваются конституционные этапы развития югоосетинской государственности от автономной области в составе Грузинской советской республики до независимого суверенного государства.

Ретроспективный анализ югоосетинской государственности позволил сформулировать тот вывод, что современная югоосетинская государственность прошла сложный и многоступенчатый путь юридического развития от административной автономии до политической независимости. В своей государственной эволюции Южная Осетия всегда ориентировалась на политическую связь с Россией, ставя своей целью  воссоединение  с Российским государством.

В диссертации обосновывается, что основную роль в обретении Южной Осетией своей независимости сыграла Российская Федерация, ее признание Республики Южная Осетия,  что, учитывая международный престиж России, является достаточным доказательством  обретения  Южной Осетией статуса  независимого  суверенного государства.

В параграфе втором первой главы «Основы конституционного строя Республики Южная Осетия»  исследуется содержание политических, социальных, экономических и других устоев конституционного строя республики.

Поскольку политико-правовой основой действующей Конституции Республики Южная Осетия, ее юридическим прообразом  явилась Конституция России 1993 г., а также  Конституция Республики Северная Осетия-Алания 1994 г., содержание и специфика основного закона Южной Осетии, в том числе в части характеристики конституционного строя и его основ,  в диссертации  раскрываются в сравнении с названными конституциями.

В диссертации подчеркивается, что конкретной  правовой         моделью Конституции Южной Осетии послужила Конституция Республики Северная Осетия-Алания 12 ноября 1994 г.,  что представляется вполне закономерным в свете исторической и политической близости двух Осетий. В то же время содержательно институты основ конституционного строя Южной и Северной Осетий различаются,  порой основательно. Основы конституционного строя Северной Осетии-Алании больше ориентированы на конституционные основы Российской Федерации, что предопределяется  принципиальным единством федеральной и региональной государственности в России.

В этом отношении конституционный  законодатель  Южной Осетии был вполне самостоятелен. Основы конституционного строя Республики Южная Осетия отражают в себе полноту государственного суверенитета как независимости государственной власти. В постулировании основ конституционного строя законодатель Южной Осетии юридически не был связан рамками российской Конституции, что сказалось на содержании и пределах этого института. В то же время можно констатировать прямое конституционное влияние России на Южную Осетию, которая восприняла в своей Конституции название «основы конституционного строя». 

В диссертации обосновывается, что в своем генезисе и содержании институт основ конституционного строя Республики Южная Осетия восходит к одноименному институту Российской Федерации, заимствуя его основные концептуальные  идеи, что объясняется  политической ориентацией Республики Южная Осетия, ролью Российской Федерации в становлении югоосетинской  государственности и ее правовой системы, а также использованием  Южной Осетией и Российской Федерацией  общих конституционных ценностей.

Институт основ конституционного строя Республики Южная Осетия в то же время не является компиляцией первой главы российской Конституции, он в полной мере отразил многочисленные исторические и политико-правовые особенности югоосетинской государственности, имеющей продолжительный  и разнообразный опыт юридического существования.

В параграфе третьем первой главы «Конституционные основы правового статуса личности в Республике Южная Осетия» исследуются содержание и особенности конституционно-правового статуса личности в республике.

Диссертационный анализ позволил установить, что система прав и свобод человека и гражданина в Конституции Республики Южная Осетия не вполне соответствует их международно-правовой и научным классификациям.  В части характеристики основных прав и свобод Конституция Республики Южная Осетия в большей мере соответствует советским стандартам, нежели западным,  что проявляется, в частности, в текстовом расположении прав и свобод, в изложении социально-экономических прав прежде гражданских и политических.

В диссертации подчеркивается, что  права и свободы, провозглашаемые  Конституцией Республики Южная Осетия, вполне обеспечены текущим законодательством, содержащим юридический механизм их реализации.

Глава вторая диссертации «Государственная организация  Республики Южная Осетия» включает четыре параграфа.

В параграфе первом второй главы «Форма государственного правления  Республики Южная Осетия» дается классификация  существующей в республике формы государственного правления. Отмечается, что президенциализм в Республике Южная Осетия выражен в статусе главы республики, обладающего обширной  властью. Он избирается всенародно, что формирует фигуру «сильного» президента, имеющего  равную легитимность с парламентом и в силу этого способного к эффективному сдерживанию законодательной власти.

Конституция республики называет Президента одновременно главой государства и главой исполнительной власти  (ч. 3 ст. 73), отчетливо выражая, таким образом,  формулу президентского правления.

Президент Республики Южная Осетия обладает правом принятия собственных и окончательных  решений, которые не требуют правительственной контрассигнации, что делает Президента реальным главой государства, не зависящим от правительственной позиции, государственным лидером,  формирующим государственную  политику.

В диссертации в то же время подчеркивается, что называть Республику Южная Осетия вполне президентской нет достаточных конституционных оснований. В конституционной схеме государственной власти республики обнаруживаются парламентарные черты, снижающие уровень президенциализма. Конституция РЮО,  хотя и называет Президента главой исполнительной власти, в то же время  предусматривает самостоятельное существование Правительства, наделенного собственным конституционным комплексом, отличным от  конституционного статуса  главы государства.

Делается  вывод о том, что исполнительная власть в Республике Южная Осетия является дуалистической, насчитывает два руководящих центра – Президента республики и Правительство республики, обладающих разделенным конституционным статусом и в то же время находящихся в отношениях очевидной субординации, позволяющей главе государства непосредственно руководить исполнительной властью, активно воздействуя  на правительственную деятельность.

Наряду с президентскими,  государственному правлению  Республики Южная Осетия свойственны и парламентские начала. Парламентаризм Республики Южная Осетия сказывается в наличии института парламентской ответственности Правительства, которая не свойственна президентским республикам, где правительство или отдельные министры отвечают единственно перед главой государства.

При анализе формы государственного правления в Республике Южная Осетия указывается на ее видимое сходство со схемой государственного правления в субъектах Российской Федерации, что закономерно объясняется заимствованием российских конституционных моделей, в том числе региональных. Формулируется вывод о том, что  по форме государственного правления Республика Южная Осетия в общем и целом относится к классу президентских республик. В то же время она не является классической президентской республикой, а скорее, новопрезидентской республикой, использующей отдельные элементы парламентаризма. Это проявляется в наличии самостоятельного правительства, обладающего собственным конституционным статусом, в парламентском участии в назначении премьера, а также в наличии парламентской ответственности правительства. 

  В параграфе втором второй главы «Законодательная власть в Республике Южная Осетия» исследуются основы законодательной власти в Южной Осетии. Диссертационному анализу подвергаются вопросы формирования югоосетинского парламента, статус его депутатов, компетенция парламента, организационные начала его деятельности, основные парламентские процедуры.

       В диссертации отмечается, что избирательное законодательство Южной Осетии испытало на себе явное влияние российского законодательства, что проявилось в переходе от смешанных (мажоритарно-пропорциональных) выборов к сугубо пропорциональным. При характеристике конституционно-правового статуса депутатов подчеркивается, что у парламентария Южной Осетии не свободный, а императивный мандат, обеспечивающий депутатскую ответственность перед электоратом.

       В характеристике полномочий югоосетинского парламента обращается внимание на  механизм согласования назначения главы правительства с парламентом, существенно отличным от российского.  Он, в частности, предусматривает предварительное обсуждение кандидатуры Председателя Правительства комитетами, постоянными комиссиями и депутатскими объединениями, что,  безусловно, способствует более квалифицированной  оценке кандидата и облегчает выбор депутатов.

       Законодательство Южной Осетии гораздо раньше российского закрепило институт отчетов Правительства перед Парламентом, как значимую форму парламентского контроля за административной деятельностью. В  соответствии с частью 2 статьи 32 Конституционного закона Республики Южная Осетия «О Правительстве Республики Южная Осетия» Правительство не реже одного раза в год отчитывается о своей работе перед Парламентом, представляя, как правило, отчет в начале каждого календарного года.

       Механизм правительственных отчетов в Республике Южная Осетия в сравнении с российской моделью выглядит более последовательным.        Отчет Правительства РФ Государственной Думе не порождает определенных  юридических последствий, то есть носит сугубо информационный характер, ни к чему Госдуму не обязывающий. Что касается Республики Южная Осетия, то в ней отчет Правительства перед парламентом увязан с возможностью выражения недоверия Правительству со стороны Парламента.

Законодательство Республики Южная Осетия предусматривает также индивидуальные отчеты членов Правительства, что усиливает контрольную функцию парламента и не расходится с природой правительственных отчетов. 

Наряду с правительственными отчетами законодательство Южной Осетии предусматривает отчеты других органов и должностных лиц, в частности,  Генерального прокурора республики и Председателя Национального банка республики, которые  не реже одного раза в год представляют Парламенту отчеты о своей деятельности, направляемые на заключение в соответствующие комитеты.

Конституция Республики Южная Осетия наряду с коллективной выделяет индивидуальную министерскую ответственность перед Парламентом, устанавливая, что Парламент республики может выразить недоверие любому члену Пра­вительства республики большинством от числа избранных депутатов Парла­мента, что влечет освобождение его от должности Президентом.  Речь идет об институте персональной парламентской ответственности правительства, который в мировой конституционной практике встречается крайне редко.

Закрепление в Конституции Республики Южной Осетии института персональной ответственности членов правительства перед парламентом,  наряду с ответственностью коллективной, значительно расширяет парламентский контроль за правительственной  деятельностью, позволяет более гибко и избирательно применять меры конституционной ответственности, персонифицируя вину министров.

В параграфе третьем второй главы «Исполнительная власть в Республике Южная Осетия» указывается, что  исполнительная власть в Республике Южная Осетия является бивалентной, разделенной между главой государства  и Правительством республики с явным доминированием Президента над Правительством.

Отмечается, что конституционные функции Президента Южной Осетии формулируются тождественно функциям Президента России, что не вполне последовательно, поскольку Президент Российской Федерации конституционно именуется только главой государства, что предполагает наличие у него арбитражно-координационного статуса.

Республиканский закон о Президенте называет главу государства высшим должностным лицом (п. 3 ст. 1), что соответствует параметрам президентской республики.

Обращается внимание на то, что Конституция Южной Осетии в отличие от Конституции России устанавливает конкретный срок вступления главы государства в должность – на десятый день после официального объявления результатов выборов,  что обеспечивает своевременное возобновление президентской должности.

Примечательно, что Закон о Президенте РЮО конкретизирует такое основание досрочного прекращения президентских полномочий как самоотставка, устанавливая, что Президент Республики Южная Осетия может в любое время подать в отставку по собственному заявлению, которое рассматривается Парламентом Республики Южная Осетия для принятия соответствующего решения. Как известно, отсутствие в российском законодательстве механизма реализации таких оснований досрочной президентской вакансии, как отставка и недееспособность, фактически блокирует их реализацию.

Президент Республики Южная Осетия обладает обширной компетенцией, свойственной главе государства. В Конституции республики полномочия главы государства текстуально не дифференцированы, они объединяются одной статьей (50), что не исключает их научной классификации, которая осуществляется в диссертации.

В республике президентской, к которой принадлежит и Южная Осетия, политическая роль правительства ограничена доминированием президента в системе исполнительной власти, о чем свидетельствуют и конституционные формулировки. Основной закон Южной Осетии устанавливает, что  Президент Республики Южная Осетия как глава исполнительной власти Республики Южная Осетия оп­ределяет основные направления деятельности Правительства Республики Южная Осетия и ор­ганизует его работу (ч. 3 ст. 73).

Зависимость Правительства от Президента сказывается и в статусе  Президиума Правительство РФ, которое создается не Правительством, а главой государства и ему подотчетно. Даже утверждение Регламента Правительства относится к компетенции Президента республики (ч. 7 ст. 73 Конституции РЮО).

Зависимость Правительства от Президента сказывается и в том, что планы законотворческой деятельности Правительства утверждаются Президентом (п. 4 ст. 10 закона о Правительстве).

Доминирующее положение Президента в системе исполнительной власти подтверждается также подчиненностью отдельных центральных органов управления непосредственно главе государства.

Признаком парламентаризма республики Южная Осетия служит программа Правительства, утверждаемая Парламентом. В этом сказывается видимое отличие югоосетинской правительственной практики от российской.

Правительственная программа, утверждаемая Парламентом республики,  позволяет Парламенту осуществлять действенный контроль над Правительством в части выполнения его программы, требуя в необходимых случаях от Правительства соответствующих отчетов.

Представляется, что институт правительственной программы, утверждаемой парламентом, оправдываемый интересами парламентского контроля за правительственной деятельностью, должен иметь место и в России. Предметом отчета Правительства Российской Федерации перед Государственной Думой, предусмотренного п. «в» ч. 1 ст. 103 Конституции РФ, могла бы послужить ежегодная Программа Правительства, утверждаемая Государственной Думой.

Конституция Республики Южная Осетия конструирует институт парламентской ответственности Правительства, что выражает парламентские начала государственного правления республики.

Обращает на себя внимание конституционное положение  о том, что Парламент республики вопрос о доверии Правительству ставит перед Президентом, отсутствующая, например, в российской Конституции. Эта формулировка представляется вполне корректной, имея в виду, что отставка Правительства всегда осуществляется Президентом, который, таким образом,  реализует конституционную ответственность.

Конституция Республики Южная Осетия свидетельствует, что парламентаризм в содержании института парламентского недоверия правительству выражен ярче, нежели в России. Российская модель парламентской ответственности правительства не предполагает непременную отставку правительства, как следствие парламентского недоверия.

Что касается института парламентского недоверия в Республике Южная Осетия, то он включает обязательную отставку Правительства по решению Президента при двойном в течение трех месяцев вотуме недоверия Парламента. Парламент Республики Южная Осетия, таким образом, в отличие от Государственной Думы Федерального Собрания России, пользуется реальным правом привлечения правительства к конституционной ответственности.

Показательно, что Закон о Правительстве РЮО формулирует основания правительственной ответственности – в случае ненадлежащего исполнения своих полномочий и функциональных обязанностей (ст. 23). Подобная норма имеет то оправдание, что правительство как высший орган исполнительной власти должно иметь надлежащие гарантии самостоятельности.

В параграфе четвертом второй главы «Судебная власть и прокуратура» отмечается, что институт судебной власти Республики Южная Осетия, как и другие конституционные институты республики,  в своем строении и содержании ориентирован на российскую Конституцию.

Согласно Конституции РЮО  правосудие в Республике Южная  Осетия осуществляется только судом. Судебная власть осуществляется посредством конституционного, арбитражного, граждан­ского, административного и уголовного судопроизводства.  Создание чрезвычайных судов в Республике Южная Осетия  не допускается (ст. 77). Конституция Южной Осетии, таким образом, не повторяет ошибку российской Конституции, «забывая» об арбитражном судопроизводстве, существующем наряду с гражданским.

Судебная система в Республике Южная Осетия является достаточно структурированной, обеспечивающей реализацию принципов правосудия. Согласно закону о судоустройстве судебную систему Республики Южная Осетия составляют Конституционный Суд Республики Южная Осетия, Верховный Суд Республики Южная Осетия, Высший Арбитражный суд Республики Южная Осетия, районные (городской) суды.

       Конституционный Суд Республики Южная Осетия, Верховный Суд Республики Южная Осетия и Высший Арбитражный суд Республики Южная Осетия, созданные в соответствии с Кон­ституцией Республики Южная Осетия, могут быть упразднены только путем внесения поправок в Конституцию Республики Южная Осетия. Другие суды создаются и упраздняются только законом.

       Формат образования Конституционного Суда РЮО  достаточно своеобразен, он основывается на соучастии в установлении  его состава парламента и главы государства.  Конституционный Суд Республики Южная Осетия формируе­тся Президентом Республики Южная Осетия и Парламентом Республики Южная Осетия в количестве пяти судей из высоко­квалифицированных специалистов в области права. Президент республики и Парламент республики назначают по двое судей Конституционного Суда и один судья Конституционного Суда назначается Президентом республики с согласия Парламента республики.

       Практика деятельности Конституционного Суда  Республики Южная Осетия пока отсутствует, поскольку этот орган еще не сформирован, что, конечно,  блокирует реализацию ряда значимых конституционных институтов, например, импичмента Президента, в механизме которого участвует Конституционный Суд республики. 

Представляет интерес конституционное закрепление в главе о судебной власти института адвокатуры. В статье 86 Конституции РЮО устанавливается, что для оказания юридической помощи гражданам и организациям действует Адвокатская палата.

Статус прокуратуры Республики Южная Осетия устанавливается в отдельной главе Конституции (глава У11), что в содержательном отношении представляется более последовательным, нежели это имеет место в Конституции России, где нормы о прокуратуре располагаются в главе «Судебная власть», хотя прокуратура однозначно не относится к системе судебной власти.

В отличие от Конституции России, Конституция Республики Южная Осетия определяет функциональное назначение прокуратуры,  устанавливая, что  Прокуратура республики от имени государства осуществляет высший надзор за точным и единообразным исполнением законов, указов Президента Республики Южная Осетия и иных нормативных правовых актов на всей территории Республики Южная Осетия.

В заключении диссертации формулируются выводы, вытекающие из содержания исследования.

Основные положения и результаты диссертационного исследования опубликованы в следующих работах автора:

А) в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации:

1.  Догузова А.Т. Конституционные основы правового статуса личности в Республике Южная Осетия // Общество и право. - 2011. - № 4. С. 97-110 (0, 75 п.л.).

2. Догузова А.Т., Дзидзоев Р.М.  Республика Южная Осетия: вопросы формы правления // Конституционное и муниципальное право. - 2011. -  № 6. -  С. 4-12  (0, 75 п.л). 

3.Догузова А.Т. Парламент Республики Южная Осетия// Общество и право. - 2011. - № 5. С. 50-53 (0, 25 п.л.).

Б) В других изданиях:

4. Догузова А.Т.  К вопросу об основах конституционного строя Республики Южная Осетия // Сборник материалов межвузовской научно-практической конференции «Конституция и конституционные преобразования в России», 10 декабря 2010 г. Краснодар. 2010. - С. 197-202  (0, 25 п.л.).

5. Догузова А.Т. Исполнительная власть в республике Южная Осетия // Очерки новейшей камералистики. - 2011. -  № 1. – 0, 25 п.л. (С. 27-32).

6. Догузова А.Т. Государственный суверенитет Республики Южная Осетия // Конституция и проблемы укрепления законности. Материалы VI Северо-Кавказской региональной научно-практической конференции.  Владикавказ: Владикавказский институт управления, 2011. – С. 199-210 (0, 5 п.л.). 

7. Догузова А.Т. Вопросы парламентаризма Республики Южная Осетия // Вестник Института им. Россинского. - Краснодар. - 2011.  - № 2 (6) – С. 178-182 (0, 25 п. л).

8. Догузова А.Т., Р.М. Дзидзоев. Политические основы конституционного строя Республики Южная Осетия // Юридический вестник Кубанского государственного университета. - 2011. - № 4. - С. 32-36 (0, 5 п.л).

9. Догузова А.Т., Дзидзоев Р.М.  Основы конституционного строя Республики Южная Осетия // Тенденции развития законодательства и правоприменительной  практики: история и современность. Международная научно-практическая  конференция. Краснодар: Изд-во Краснодарской ЦНТИ. - 2011. - С. 116-155  (2 п.л.).

10. Догузова А.Т. Вопросы гражданства в Республике Южная Осетия // Правовое пространство России: проблемы теории, истории, практики: материалы 2 Всероссийской (с международным участием) научно-практическая конференция, г. Славянск-на-Кубани, 26-27 мая 2011 г. - Славянск-на-Кубани, СГПИ. -  2011. – С. 141-144. (0, 25 п.л.).

 


1 Маргиев В.И., Кесаев С.М. Государственность Южной Осетии: прошлое, настоящее и будущее. Владикавказ, 2009.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.