WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Четвертакова Ирина Валентиновна

РЕФОРМА ОРГАНОВ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ В РОССИИ В КОНЦЕ XIX  НАЧАЛЕ XX ВЕКА

(ПО МАТЕРИАЛАМ КАЛУЖСКОЙ ГУБЕРНИИ)

Специальность 12.00.01 — Теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва — 2012

Работа выполнена на кафедре теории и истории государства и права Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации».

Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент Аверин Михаил Борисович

Официальные оппоненты: Печников Андрей Павлович, доктор юридических наук, Московская государственная юридическая академия им. О.Е.Кутафина, профессор кафедры истории государства и права

Замышляев Дмитрий Владимирович, кандидат юридических наук, Молодежный Союз Юристов Российской Федерации, президент

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации»

Защита диссертации состоится «___» ______ 2012 года в __ часов на заседании диссертационного совета Д 229.001.02 на базе Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации по адресу: 117638, г. Москва, ул. Азовская, д. 2, корп. 1, зал заседаний диссертационного совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации.

Автореферат разослан «___» ______ 2012 года.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук Е.И. Машаров

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. На любом этапе развития государства  возникает необходимость в надежной и эффективной системе органов исполнения наказания. Построение подобной системы невозможно без обращения к историческому и правовому опыту государственного строительства в данной сфере. Такой подход позволяет более осмысленно взглянуть на проблему реформирования пенитенциарных органов современной России.

Преобразования учреждений исполнения наказания в дореволюционной России и прежде всего тюремных органов были неразрывно связаны с общим ходом буржуазно-демократических реформ, проводившихся в 60–70-е гг. XIX в., и в первую очередь с отменой крепостного права. Правовой статус подданного в реформируемом государстве предусматривал создание новой, соответствующей всем современным требованиям структуры исполнения наказания. Реформирование пенитенциарных учреждений в конце XIX — начале XX в. частично решило проблему современного, гуманного подхода к заключенным.

Проводимая в конце XX — начале XXI в. реформа органов исполнения наказания столкнулась с множеством трудностей, во многом сходных с проблемами, существовавшими в данной сфере в дореволюционной России. Изучение аналогичной реформы, проведенной более 100 лет назад, дало интересный материал, который можно использовать при подготовке современных преобразований. Такое исследование должно проводиться в отношении и центрального, и местного звена системы органов исполнения наказания. При этом серьезный интерес представляют именно местные органы в губерниях Центральной России, от социальной обстановки в которых зависела стабильность всего Российского государства. К числу таких регионов относится и Калужская губерния, органы исполнения наказания которой  были малоизученными. Исследование материалов Калужской губернии позволило проследить реализацию пенитенциарной реформы на практике, выявить ее достоинства и недостатки на местах.

Отличительными особенностями Калужской губернии являлись относительно малый прирост населения и отсутствие развитой промышленности. Это позволило избежать в конце XIX — начале XX в. характерной для других российских регионов переполненности тюрем и сосредоточило внимание тюремной администрации Калужской губернии на других проблемах исполнения наказания. Соответствующий калужский опыт оказался одним из наиболее удачных вариантов проведения преобразований на уровне губернии. Он показал, что, несмотря на проработанность проекта высшими государственными органами власти, без учета местной специфики эффективная реализация реформы невозможна.

Целью диссертационного исследования является всестороннее изучение на базе нормативных правовых актов, опубликованных и архивных источников, монографий процесса реформирования органов исполнения наказания Калужской губернии, их структуры, функций и эффективности деятельности, а также отношений с вышестоящими учреждениями.

Достижение указанной цели определило постановку и решение следующих задач:

- рассмотреть предпосылки реформы органов исполнения наказания Российской империи и их проявление на местах, в Калужской губернии;

- проследить эволюцию нормативно-правовой базы, регулирующей организацию и деятельность органов исполнения наказания, правовое положение лиц, отбывающих наказание, а также особенности практики применения таких норм;

- выявить общие и особенные моменты в функционировании пенитенциарных учреждений Калужской губернии, проследить процесс их формирования и развития;

- исследовать реализацию основных видов наказания на территории Калужской губернии;

- проанализировать кадровый состав органов исполнения наказания данного региона, правовой статус служащих и их деятельность в рамках общегосударственной политики улучшения штатного состава тюремного персонала;

- определить порядок и условия содержания под стражей в местах лишения свободы в Калужской губернии;

- исследовать особенности исполнения наказания в отношении несовершеннолетних преступников в Калужской губернии;

- дать общую характеристику организации и деятельности органов исполнения наказания Калужской губернии в рассматриваемый период.

Объектом исследования является вся совокупность общественных отношений, связанных с процессом организации и функционирования органов исполнения наказания в Калужской губернии как одной из губерний Российской империи.

Предметом исследования стала совокупность нормативных правовых актов, отражающих развитие системы органов исполнения наказания в Российской империи с конца XIX в. и до Февральской революции 1917 г., а также практика реализации таких актов в Калужской губернии.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1879 г. до февраля 1917 г. Первая дата обусловлена началом осуществления преобразований всей системы исполнения наказаний Российской империи, что выразилось в создании в 1879 г. нового центрального органа управления — Главного тюремного управления (далее — ГТУ) в составе Министерства внутренних дел и началом активного участия данного учреждения в процессе реформирования местных органов исполнения наказания. Крайняя дата определяется началом нового этапа в истории пенитенциарных учреждений России, характеризующегося ломкой их центрального и местного уровней в период Февральской революции 1917 г. В ходе исследования привлекался материал, относящийся и к более раннему периоду. Он позволил выявить предпосылки реформ, проводившихся в рассматриваемой сфере.

Территориальные рамки охватывают границы Калужской губернии. Данная губерния представляла собой среднестатистический, типичный пример внутренней губернии Российской империи. Устройство пенитенциарной системы в подобных губерниях имело обычный, предусмотренный российским законодательством вид. Изучение органов исполнения наказания в Калужской губернии позволяет выявить частные моменты в организации и их деятельности в одной из губерний Центрального региона страны, уяснить особенности применения общих законодательных мер на региональном уровне, а также лучше понять соответствующие процессы, развивавшиеся на общегосударственном уровне.

Степень научной разработанности темы исследования. Литературу по данной проблеме можно условно разделить на несколько групп: 1) общие работы по истории России данного периода; 2) труды, в которых рассматриваются структурные подразделения Министерства юстиции Российской империи; 3) работы, посвященные в целом реформированию системы исполнения наказания в XIX — начале XX в.; 4) специальные исследования, направленные на изучение отдельных регионов или мест заключения.

Хронологически работы по данной проблематике можно разделить на три больших периода: дореволюционный, советский и современный (постсоветский).

Уже в дореволюционный период исследователи проявляют существенный интерес к проблеме исполнения наказания в России. Работы этого периода можно разделить на два направления. Исследования первого направления основаны на материалах проверок и инспекций, проводившихся, как правило, чиновниками тюремного ведомства. Эти работы дают представление о российской тюремной системе, об отдельных местах заключения, быте и условиях жизни заключенных. Примерами таких работ могут служить труды Ю.В.Александровского, Н.В.Галкина, А.А.Головачева, Д.В.Краинского, В.Н.Малюкова, М.И.Михайлова, Н.А.Пасека1.

Второе направление рассматривает теоретические вопросы, связанные с основными задачами системы исполнения наказания и проблемами реализации этих задач на практике. Представителями этого научного подхода были И.Я.Фойницкий, Д.Тальберг, А.А.Пионтковский, Е.В.Давыдов, И.В.Платонов, С.В.Познышев, С.П.Мокрицкий, Н.С.Таганцев2.

Исследования, проводившиеся в советский период, можно разделить на три этапа. Работы первого этапа датируются 20–40-ми гг. XX в. В них царская тюрьма противопоставлялась тюрьме советской и рассматривалась как инструмент подавления и угнетения трудового народа. Примерами таких работ могут служить работы М.М.Исаева, С.К.Сизова и А.Н.Черкунова3.

С 50-х гг. XX в. начинается второй этап в исследовании дореволюционных тюрем. Отличительной чертой работ этого времени является четкая связь тюремной политики с экономическим и политическим состоянием Российской империи, а также с этапами революционной борьбы русского народа. Это прежде всего работы Т.У.Воробейчиковой, М.Н.Гернета, Д.И.Шинжикашвили4.

Наиболее объективно подошли к исследованию системы исполнения наказаний исследователи третьего этапа, охватывающего 1980-е — 1991 г. Они связали изменения, происходившие в пенитенциарных учреждениях в конце XIX — начале XX в., с буржуазными реформами второй половины XIX в. Особый вклад в изучение системы исполнения наказаний в этот период внесли С.Л. Гайдук и М.Г.Детков5.

Отличительной чертой историографии современного периода является обращение к проблемам реализации тюремной реформы в отдельных губерниях и местностях. Примерами таких работ могут служить работы В.И.Алексеева, А.Н.Антипова, Н.И.Биюшкиной, А.А.Зорикова, С.В.Колосок, К.К.Кораблина, Д.Ю.Кузнецова, Е.А.Локтионовой, Л.В.Семеновой, Н.В.Славинского6.

Однако, несмотря на серьезные успехи, достигнутые отечественными исследователями, данные работы не дают представления о развитии органов исполнения наказания Калужской губернии в конце XIX — начале XX в.

Методологической основой исследования послужил общефилософский подход к познанию, диалектическое понимание историко-правовых процессов. В исследовании широко применялись исторический, формально-юридический, сравнительно-правовой и сравнительно-исторический методы исследования, а также метод системного анализа. Совокупность данных методов позволила провести комплексное исследование данной проблемы, глубоко проанализировать выбранные источники.

Теоретическую основу диссертации составили исследовательские подходы историков и теоретиков государства и права В.И.Алексеева, Ю.В.Александровского, Д. Н.Альшица, Ф.Х.Ахмадеева, В.Н. Бабенко, Л.И.Беляевой, И. К. Блунчили, С.Н.Викторского, М.Ф.Владимирского-Буданова, М.Н.Гернета, А.А.Головачева, М.Л. Грекова, С.И.Дементьева, М.Г.Деткова, Н.П.Ерошкина, Н.Н.Ефремовой, П.А.Зайончковского, А.И.Зубкова, П.Н.Зырянова, И.А.Исаева, Ю.И.Калинина, А.Ф.Кистяковского, А.Ф.Кони, Б.Н.Мироновой, В.С. Нерсесянца, В.Н.Никитина, А.П.Печникова, П.П.Пирогова, С.В.Познышева, А.С.Пругавина, И.Н.Симонова, А.П.Соломона, Ю.Ф.Соцкого, Д.Тальберга, И.Я.Фойницкого и др.

Эмпирическую базу исследования составили результаты анализа широкого круга источников и документов, которые можно разделить на следующие группы: нормативные правовые акты, справочные и статистические сведения, материалы официального делопроизводства (материалы, связанные с разработкой, проектированием реформ, — проекты, журналы различных учреждений), неофициальные документы (записки, комментарии, дневники, мемуары и материалы периодической печати). Часть документов находится в составе архивных фондов.

Наиболее важными нормативными правовыми актами, закрепляющими государственное регулирование органов исполнения наказания, являются акты, включенные в Полное собрание законов Российской империи и Свод законов Российской империи. Среди них следует выделить «Свод учреждений и уставов о содержащихся под стражей» (изд. 1832, 1842, 1857, 1886, 1890 гг.) и «Положение о воспитательно-исправительных заведениях для несовершеннолетних» (изд. 1909 г.). Изучение системы исполнения наказания было бы неполным без анализа подзаконных нормативных правовых актов — инструкций, циркуляров.

Значительное место в исследовании составили сведения, содержащиеся в комплексе архивных документов. В диссертации использованы материалы фондов Государственного архива Калужской области: Канцелярии калужского губернатора, Общества попечительного о тюрьмах, Калужской губернской инспекции, Калужской губернской тюрьмы и тюрем Калужской губернии, Калужского исправительного приюта.

Научная новизна диссертационного исследования. Данная работа представляет собой первое специальное комплексное исследование процесса реформирования, особенностей организации и функционирования органов исполнения наказания в Калужской губернии в рассматриваемый период, проведенное на базе анализа широкого круга опубликованных и архивных материалов, часть из которых впервые вводится в научный оборот.

В результате проведенного исследования на защиту выносятся следующие новые или содержащие элементы новизны положения:

1. Обосновывается вывод о том, что реформирование центральных и местных учреждений исполнения наказания в Российской империи являлось закономерным, необходимым элементом планируемых буржуазных реформ 60–70-х гг. XIX в. Однако проведение задуманных преобразований растянулось на длительный период. Причина этого крылась в социально-экономической обстановке в стране и в отсутствии финансовых средств. Поэтому создание в 1879 г. Главного тюремного управления не сопровождалось динамичной реформой местных учреждений данного ведомства. Об этом свидетельствует практика функционирования системы исполнения наказания в Калужской губернии.

2. Анализ последствий передачи в 1895 г. Главного тюремного управления из состава Министерства внутренних дел в Министерство юстиции позволил сделать вывод о том, что процедура и механизм этого вопроса на первых порах носили не вполне продуманный характер. Последнее явилось причиной существования длительного переходного периода и необходимости сохранения влияния  на местах Министерства внутренних дел. В Калужской губернии окончательный переход исправительных учреждений из одного ведомства в другое состоялся лишь 1 января 1904 г.

3. Исследование организационно-правовых основ функционирования пенитенциарных органов в Калужской губернии позволяет говорить о них как об институте, действующем на основе норм общегосударственного законодательства, но следует отметить, что реформирование соответствующих местных учреждений, по сравнению с другими губерниями, происходило медленнее. Причина такого явления заключалась в относительно стабильной социальной обстановке данного региона, его экономическом и географическом положении, следствием чего стало отсутствие особого интереса центральных властей к данной сфере управления в Калужской губернии. Так, Калужская губернская тюремная инспекция была создана только в 1912 г.

4. Обосновано, что преобразование системы мест лишения свободы в Калужской губернии в рассматриваемый период, в отличие от органов управления, не было столь существенным. Пенитенциарные органы были представлены губернской и уездными тюрьмами, исправительным арестантским отделением, арестантскими помещениями, исправительным приютом. Особые трудности создавали арестантские помещения. Их содержание возлагалось на местное земство, имевшее и без того весьма сложное финансовое положение, что привело в 1892 г. к сокращению арестантских помещений с девяти  до двух.

5. Выявлено, что калужские суды применяли все основные виды уголовных наказаний, предусмотренные законодательством Российской империи. Однако отдельные из них, например смертная казнь, не могли быть, по объективным причинам, исполнены на месте. Отсутствие специальных мест заключения, четких инструкций по содержанию различных категорий арестантов приводило к тому, что основная масса осужденных, в том числе каторжных, отбывала наказание в губернской и уездных тюрьмах. Различий между отдельными категориями заключенных в тюрьмах практически не делалось.

6. Доказано, что тюремные замки в Калужской губернии как основные учреждения мест пенитенциарной системы находились в начале XX в. в относительно благополучном состоянии. Это было связано с тем, что рост населения и преступности в Калужской губернии был ниже, чем в сравнительно более развитых внутренних губерниях России, а некоторые категории заключенных отбывали наказание в других губерниях страны, имевших соответствующие исправительные учреждения. Поэтому без дополнительных усилий и финансовых средств данные учреждения предоставляли более приемлемые условия содержащимся под стражей заключенным. На 1 января 1913 г. на тысячу мест в пенитенциарных учреждениях Калужской губернии (за исключением арестантского отделения и арестантских помещений) было всего 972 арестанта.

7. Определено, что кадровый состав органов исполнения наказания Калужской губернии в целом соответствовал основным тенденциям, имевшим место в Российской империи: небольшая нехватка личного состава по сравнению с утвержденными штатами, малограмотность и неопытность тюремного персонала, недостаточная оплата труда.

8. Утверждается, что в части индивидуализации и гуманизации условий отбывания наказания заключенными наибольшего успеха калужские тюремные власти добились в организации тюремных работ, что являлось одним из важнейших критериев оценки эффективности работы тюремной администрации. Средние заработки калужских арестантов приближались к заработкам заключенных в экономически более развитых Нижегородской и Тверской губерниях.

9. Сформулирован вывод о том, что в области исправления несовершеннолетних преступников калужская практика добилась относительно скромных результатов. Вопрос о создании исправительных заведений в Калуге был поставлен одним из первых в России. Однако осуществление этих мер растянулось на длительное время, а эффективность самого исправительного приюта для малолетних преступников была не особенно высокой.

10. Анализ деятельности калужских органов исполнения наказания позволяет говорить об их относительной эффективности. Однако главная причина этого заключалась в местных социально-экономических и географических условиях, а не в качестве руководства, осуществляемого ГТУ и местным тюремным начальством.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Результаты исследования, определяемые новизной выводов, положений и уровнем обобщения конкретно-исторического материала, позволяют более глубоко понять процесс преобразования органов исполнения наказания Российской империи в рассматриваемый период, дополняют и вносят определенный вклад в исследование истории отечественного государства и права, а также могут быть использованы в ходе дальнейшего изучения проблем истории пенитенциарной системы России.

Материалы работы, ее выводы могут быть применены в дальнейшем, в процессе преподавания учебных курсов по истории отечественного государства и права, а также при подготовке обобщающих трудов по истории отечественного государства и права. Отдельные выводы диссертационного исследования могут быть использованы в процессе совершенствования деятельности органов исполнения наказания современной России.

Апробация результатов исследования. Основное содержание и базовые положения диссертации опубликованы в журналах, включенных Президиумом ВАК Минобрнауки России в перечень ведущих научных журналов, освещены в докладах и сообщениях на международных, общероссийских и региональных научных, научно-теоретических и научно-практических конференциях: «Актуальные проблемы правовой реформы в России» (Калуга, 2003), «Научная конференция, посвященная 90-летию Государственного архива Калужской области» (Калуга, 2009), «Пятые Всероссийские Державинские чтения» (Москва, 2009), «Тенденции развития государства, права и политики в России и мире» (Калуга, 2010), «Шестые Всероссийские Державинские чтения» (Москва, 2010).

Результаты диссертационного исследования обсуждались на заседаниях кафедры теории и истории государства и права РПА Минюста России.

Полученные автором в ходе исследования результаты были использованы при разработке и чтении лекционного курса «История отечественного государства и права», адресованного студентам Калужского филиала РПА Минюста России.

Структура диссертации. Выполненная работа состоит из введения, двух глав, включающих восемь параграфов, заключения и библиографического списка.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяются цель и задачи, объект и предмет исследования, указываются хронологические и территориальные рамки, показываются степень научной разработанности темы, научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, раскрываются методологическая, теоретическая и эмпирическая основы исследования, формулируются основные положения, выносимые автором на защиту, приводятся сведения об апробации и внедрении результатов, а также о структуре исследования.

Первая глава «Развитие системы органов исполнения наказания в России в конце XIX — начале XX века» состоит из трех параграфов и посвящена истории развития системы органов исполнения наказания Российской империи, а также основных направлений деятельности данных органов.

В первом параграфе «Предпосылки и подготовка реформы органов исполнения наказания в России» рассматриваются условия становления и развития органов исполнения наказания.

Тюремное заключение первоначально не являлось основной формой наказания преступника. Но с изменением отношения к человеку, утверждением в обществе гуманистических принципов, сформулированных философией французских просветителей, тюремное заключение становится основным способом наказания преступника. В России роль первых тюрем выполняли случайные места заключения — крепости, монастыри, «ямы». Первую попытку по созданию полноценных тюрем предприняла Екатерина II. Однако императрице так и не удалось создать полноценную систему пенитенциарных учреждений. Следующий толчок в реформировании системы исполнения наказаний произошел в связи с принятием Свода законов Российской империи 1832 г. и Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Последний нормативный акт главным видом наказания сделал лишение свободы, и государство остро столкнулось с проблемой недостатка мест заключения. В середине XIX в. имелись такие места отбывания наказания, как арестантская рота, исправительный дом, работный дом, крепость, смирительный дом и тюрьма. Но особой разницы в условиях содержания или категориях содержащихся преступников в данных учреждениях не было. Отсутствовали четкая дифференциация пенитенциарных учреждений и единая система руководства ими. В тюрьмах царили произвол и самоуправство, положение заключенных было тяжелым. Эти обстоятельства, сам ход буржуазных реформ, а также постоянное увеличение числа тюрем и заключенных заставили правительство приступить к подготовке тюремной реформы. В 1863 г. была создана Особая комиссия Министерства внутренних дел, основными задачами которой стали сбор материалов о местах заключения и разработка тюремной реформы. Однако работа по подготовке реформы затянулась до 1878 г. В 1879 г. в рамках проведения тюремных преобразований создано ГТУ, которое стало единым центральным органом, контролирующим всю тюремную систему Российской империи. Преждевременная смерть Александра II и переход к политике контрреформ Александра III не способствовали сохранению активного интереса к реформе на Высочайшем уровне. Но система исполнения наказания крайне нуждалась в изменениях, и функции по подготовке ее реформирования оказались в руках ГТУ.

Во втором параграфе «Система органов исполнения наказания» рассматриваются основные структурные подразделения системы исполнения наказания. С момента создания ГТУ этот орган становится центральной руководящей и контролирующей инстанцией в системе исполнения наказания. Непосредственно для инспекции за местами заключения в штате ГТУ учреждаются шесть должностей инспекторов. Тюремные инспекторы ГТУ провели большую работу по сбору информации о губернских и уездных местах заключения, но в основном  дальше статистических отчетов эти данные не шли. Чтобы сдвинуть проблему с мертвой точки, начиная с 1890 г. на уровне губерний начинают создавать губернские тюремные инспекции, которые создавались постепенно. Этот процесс затянулся до 1912 г. В 1895 г. ГТУ было передано из ведения Министерства внутренних дел в ведение Министерства юстиции. С переподчинением ГТУ ведомству Министерства юстиции объем его функций существенно увеличился: создано новое делопроизводство по организации арестантских работ, дактилоскопическое бюро, особое делопроизводство (восьмое), в функции которого вменялась разработка законодательных и других принципиально важных для тюремной части вопросов. Кроме того, в подчинении ГТУ находилась вся тюремная администрация на местах. Это ускорило процесс создания губернских инспекций и способствовало ограничению прав губернской администрации в отношении тюремных учреждений. Сосредоточив в своих руках все рычаги власти по управлению местами заключения, ГТУ проводило активную деятельность по преобразованию местных исправительных учреждений.

В третьем параграфе «Приоритетные направления деятельности Главного тюремного управления» дается анализ ведущих направлений деятельности, присущих системе органов исполнения наказания во главе с ГТУ: участие в разработке новой нормативно-правовой базы, учитывающей современные требования к системе исполнения наказаний; увеличение численности штатного состава чинов тюремного ведомства и повышение их качественного уровня; улучшение условий содержания арестантов; проведение политики, направленной на перевоспитание заключенных посредством приобщения их к трудовой деятельности; духовно-нравственное просвещение арестантов. Не все указанные задачи были реализованы полностью. Благодаря усилиям ГТУ удалось создать единую нормативную базу, четко и последовательно регулирующую систему исполнения наказания. Частично была решена проблема с увеличением кадрового состава, однако качество подготовки тюремных служащих оставляло желать лучшего. В лучшую сторону изменились условия содержания заключенных благодаря проведению ремонта тюрем, созданию тюремных больниц, увеличению пищевого и вещевого довольствия. Однако этих изменений было недостаточно. Определенным достижением ГТУ была политика перевоспитания заключенных путем приобщения их к трудовой деятельности. Политика духовно-нравственного перевоспитания заключенных не дала положительных результатов.

Вторая глава «Преобразование органов исполнения наказания в Калужской губернии в конце XIX — начале XX века» состоит из пяти параграфов, в которых рассматриваются вопросы, касающиеся истории и устройства системы исполнения наказания, специфики местной кадровой политики, а также порядка и условий содержания под стражей в исправительных заведениях Калужской губернии.

В первом параграфе «Основные виды уголовных наказаний в Российской империи и их реализация на территории Калужской губернии» проанализированы наказания, сложившиеся в Российской империи в конце XIX — начале XX в., и практика их применения на местах. Основные виды наказания были закреплены в трех нормативных правовых актах — Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., Уголовном уложении 1903 г. и Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1864 г. Большое количество законов, регулирующих систему исполнения наказания, привело к сложной и запутанной системе, в которой зачастую плохо ориентировались сами служащие органов исполнения наказания. Смертная казнь являлась самым тяжким видом наказания в Российской империи. В период с 1876 по 1904 г. суды Калужской губернии вынесли два смертных приговора. Определенное их увеличение наблюдалось в период революции 1905–1907 гг. В этот период в Калужской губернии было вынесено пять смертных приговоров. На протяжении второй половины XIX в. наблюдалось резкое снижение роли телесных наказаний. К началу XX в. в калужских пенитенциарных заведениях телесные наказания применялись только в арестантском отделении в качестве меры дисциплинарного воздействия. С ростом числа и протяженности железных дорог утратили значение такие виды наказания как каторга и высылка в Сибирь. Это привело к отбыванию данных видов наказания на местах. Если в 1895 г. в Калужской губернской тюрьме отбывали наказание 2 арестанта, приговоренных к каторжным работам, что составляло 0,3 % от числа всех заключенных тюрьмы, то в 1902 г. таких заключенных было 24 (3,5 %), а в 1912 г. — 32 (4,8 %). Режим заключенных-каторжан в калужской губернской тюрьме отличался только обязательным их участием в арестантских работах. Менее тяжким видом наказания являлось лишение свободы, которое состояло из заключения в исправительные арестантские отделения, заключения в крепости, тюремного заключения и ареста. В Калужской губернии все приговоренные к данным видам наказания содержались в губернской и уездных тюрьмах, в арестантском отделении. Недостаток одиночных камер не позволил тюремной администрации в полной мере соблюдать предусмотренные режимы отбывания наказания. В период с 1900 по 1914 г. в тюремных учреждениях Калужской губернии было всего 7 % одиночных камер от общего числа мест заключения. Особняком стоят позорящие наказания, связанные с лишением чести. В Калужской губернии данный вид наказания использовался в наиболее гуманных формах: опубликование судебного приговора в газете, выговор. Особым видом наказания являлось лишение всех прав состояния. В Калужской губернии данный вид наказания чаще всего сочетался с отбыванием наказания в арестантских отделениях. Имущественные наказания в Калужской губернии применялись в виде денежного штрафа и изъятия всего имущества осужденного. Полицейский надзор заключался в ограничении свободы передвижения и выбора места жительства. Общее число лиц, находящихся под полицейским надзором в Калужской губернии, было невелико (в 1885 г. — 13, в 1901 г. — 27, в 1907 г. — 117), но оно постоянно росло. Однако именно тюремное заключение является преобладающим видом уголовного наказания в рассматриваемый период в данной губернии.

Второй параграф «Структура и функции органов исполнения наказания в Калужской губернии» раскрывает основные этапы истории системы исполнения наказания и ее устройство в Калужской губернии. К началу XX в. Калужская губерния отставала от других районов Российской империи в росте торговли и промышленности. Это привело к определенной специфике совершаемых в губернии преступлений и в конечном счете к определенным местным особенностям в системе исполнения наказания. Население в поисках заработков мигрировало в более развитые области. Пребывание в крупных городах способствовало получению населением криминального опыта и росту числа преступлений. Если число зафиксированных преступлений по делам, рассмотренным окружным судом на 1883 г., в Калужской губернии составляло 299, а количество осужденных по ним людей — 305, то в 1912 г. зафиксировано 411 преступлений и осужден 541 человек. В губернии неуклонно увеличивалось число таких преступлений, как убийства, кражи, преступления против порядка управления. Вместе с тем можно говорить об отставании роста преступности по сравнению с другими регионами. Так, в Калужской губернии с 1847 по 1912 год количество жителей возросло в 1,3 раза, а число осужденных — в 2,3 раза, что несколько ниже, чем в целом по стране. Усугубление криминогенной ситуации способствовало привлечению внимания к системе исполнения наказания.

Первое упоминание о «темнице» на Калужской земле встречается в летописях XVI в. Строительство специализированных пенитенциарных учреждений начинается после образования в 1777 г. Екатериной II Калужского наместничества. Первоначально калужская система исполнения наказания подчиняется губернатору и губернскому правлению. Для улучшения довольствия арестантов, их медицинского обеспечения в 1825 г. в Калужской губернии учреждается Попечительный о тюрьмах комитет. К 1831 г. во всех уездных городах были созданы отделения Общества попечительного о тюрьмах.

Если заведование имперской тюремной частью было сосредоточено в Министерстве юстиции в 1895 г., то заведование тюремными отделениями на местах временно было сохранено на прежних основаниях. В Калужской губернии переход исправительных учреждений из структуры Министерства внутренних дел в ведение Министерства юстиции был осуществлен довольно поздно, в 1904 г. Постепенно, с переходом губернских исправительных органов в подчинение Министерству юстиции меняется структура губернского управления органов исполнения наказания. Подчинение пенитенциарных учреждений губернии переходит от губернатора и губернского тюремного комитета к губернскому тюремному инспектору. Тем самым система исполнения наказания выходит из подчинения местной администрации.

В 1912 г. в Калужской губернии, одной из последних, учреждается Калужская губернская тюремная инспекция. Функции губернского тюремного инспектора заключались в контроле и надзоре за деятельностью местных губернских учреждений и в руководстве местной тюремной администрацией. Местные тюремные учреждения были представлены губернской и десятью уездными тюрьмами, арестантским отделением и арестантскими помещениями. До 1892 г. арестантских помещений было 9. Ненадлежащее содержание данных заведений за счет средств земских капиталов вынудило сократить количество арестантских помещений до 2. В 1898 г. в Калуге был создан и успешно функционировал Калужский воспитательно-исправительный приют.

В целом система исполнения наказания в Калужской губернии, существовавшая на рубеже XIX–XX вв., явилась слепком общероссийской системы наказания. Специфика Калужской земли не смогла повлиять ни на порядок формирования, ни на структуру органов исполнения наказания.

В третьем параграфе «Кадровый состав пенитенциарных учреждений Калужской губернии» анализируется положение персонала местных органов исполнения наказания.

Изменение задач пенитенциарной системы в рамках реформы привело к новому подходу в формировании тюремных кадров. Отсутствие в Калужской губернии большого числа рабочих мест позволило органам исполнения наказания фактически не испытывать трудностей при комплектовании штатов. Штат калужских тюремных учреждений предусматривал для губернской тюрьмы двух старших надзирателей и 52 младших, для женского отделения губернской тюрьмы — одну старшую надзирательницу и девять младших. Для уездных тюрем штат предусматривал одного старшего надзирателя и девять — 11 младших. Почти все штатные единицы в рассматриваемый период были заполнены. В период гуманизации тюремного режима основной задачей становится не только наказание преступника, но и его перевоспитание. Эта задача требует квалифицированных, профессиональных кадров. Главным критерием при отборе кандидатов на тюремные должности калужской системы исполнения наказания являлась их политическая благонадежность. Несмотря на попытки ГТУ и администрации Калужского губернатора создать качественно новый штат младших тюремных служащих, существовало множество проблем, связанных с младшим тюремным персоналом. Одной из основных проблем был постоянный недостаток и текучесть кадров, особенно в период весенне-летних сельскохозяйственных работ, что объяснялось преимущественно сельскохозяйственным характером занятости населения Калужской губернии, недостаточной заработной платой нижних тюремных чинов, фактическим отсутствием социальных программ на случай смерти надзирателя или потери трудоспособности. Следствием данных проблем являлись низкая квалификация тюремного персонала, а также дисциплинарные и финансовые правонарушения. Сохранившиеся материалы позволяют говорить, что в Калужской губернии практически отсутствовали серьезные правонарушения чинов тюремной администрации, однако имели место многочисленные нарушения, за которые накладывались дисциплинарные взыскания, а также некоторые нарушения использования финансовых средств.

В четвертом параграфе «Порядок и условия отбывания наказания в местах лишения свободы» раскрываются условия и особенности содержания под стражей заключенных Калужской губернии. Начиная со второй половины XIX в. наблюдается стойкая тенденция к улучшению состояния мест и порядка заключения арестантов. Неблагоприятное экономическое положение региона, падение экономики Калужского края приводят к оттоку населения на заработки в другие регионы. Поэтому здесь складывается относительно благополучная криминогенная обстановка и происходит снижение числа заключенных по отношению к количеству мест. Если в середине XIX в. в среднем на одно место в пенитенциарном учреждении в Калужской губернии приходилось 2,4 заключенного, что полностью соответствовало российской действительности, то в начале XX в. на одно место по Калужской губернии приходилось чуть менее одного заключенного (в целом по России — 1,6 заключенного).

В области реформирования порядка и условий содержания под стражей система исполнения наказания Калужской губернии достигла существенных результатов. Были изменены материальные условия содержания заключенных: улучшено состояние камер, изменены нормативы питания и вещевого довольствия, созданы отдельные помещения для подследственных и специальные отделения для лиц женского пола. Воспитание арестантов, попытка вывести их на путь исправления в местах заключения являлись одной из важных задач, с которыми столкнулась тюремная администрация на местах. На практике меры воспитательного характера сводились к четырем группам: поиск и организация работ для заключенных с целью воспитания трудолюбия; укрепление православной веры; воспитание патриотических чувств; обучение, предоставление возможности для получения хотя бы первоначального образования.

В Калужской губернии был сделан упор на перевоспитание преступника посредством привлечения к труду. Создание работных мастерских, организация работ за пределами тюремных учреждений и обучение заключенных рабочим специальностям дали хорошие результаты. Значительное число заключенных не возвращалось в преступную среду. Другие мероприятия данной политики — душеспасительные беседы, создание библиотек и т. д. — имели гораздо меньший успех среди заключенных. Последнее можно объяснить отсутствием квалифицированных кадров, способных на должном уровне проводить данную работу. Об обстановке, царящей в тюрьмах Калужской губернии свидетельствует масса докладных записок и рапортов начальников тюрем и старших надзирателей, в которых говорилось, что содержащиеся в тюрьме арестанты день ото дня отпадают дальше и дальше от религии и обрядов православной церкви, доказательством тому служат непосещение арестантами тюремной церкви, порицание икон и т. д.

Уровень побегов в тюрьмах Калужской губернии был несколько ниже, чем в остальной России. Этот факт не объяснялся жесткостью и профессионализмом тюремной охраны. По своему социальному составу заключенные Калужской губернии были в основном из крестьян, и их материальное положение в тюрьме мало чем отличалось от положения по месту жительства.

Особое внимание калужская тюремная администрация проявляла к вещевому довольствию арестантов. Им частично разрешили носить собственную одежду, но соответствующую установленным образцам. Собственная одежда арестантов частично сохраняла государственные средства, а жесткая регламентация предотвращала хищения, совершаемые местными тюремными властями.

В рамках гуманизации отношения к заключенным с переходом ГТУ в Министерство юстиции одним из приоритетных направлений реформы становится особое отношение к здоровью заключенных. В начале XX в. в Калужской губернии насчитывалось четыре тюремных больницы на 35 коек. Проводились мероприятия, направленные на выявление, изоляцию и лечение больных преступников, но отсутствие квалифицированного тюремного медицинского персонала в тюрьмах Калужской губернии (из-за малой оплаты труда) сводило к минимуму эффект от всех мероприятий ГТУ.

Администрация тюрем Калужской губернии не только стремилась улучшить быт заключенных. В рамках политики перевоспитания с целью приобщения арестантов к активной трудовой деятельности Калужские губернские пенитенциарные учреждения, особенно Калужская губернская тюрьма, активно создавали и развивали сапожные, столярные, кузнечные мастерские, привлекали заключенных на строительные и ремонтные работы. О востребованности труда заключенных говорят их заработки, которые были в 1,5 раза выше, чем в подобных заведениях Курской губернии, и всего в 1,3 раза ниже, чем в Нижегородской губернии.

В пятом параграфе «Особенности исполнения наказаний в отношении несовершеннолетних преступников» раскрываются попытки администрации Калужской губернии создать специальные исправительные заведения для малолетних преступников.

До середины XIX века вопрос об особенностях ювенальной юстиции в России не поднимался. Впервые проблема необходимости создания специальных исправительных заведений для малолетних преступников была озвучена царским правительством в 1849 г. Выход виделся в передаче несовершеннолетних преступников монастырям, а когда этот вариант оказался нежизнеспособным, — исправительным приютам, создававшимся по инициативе частных лиц, на общественных началах. Первый такой приют был открыт в 1864 г. в Москве.

В Калужской губернии вопрос о создании приюта для малолетних преступников был поставлен в 1879 г., тогда же начался сбор общественных средств и пожертвований на капитал для его устройства и содержания. Однако приют в Калуге был открыт только к концу 1897 г. Как показывает сопоставление с другими губерниями, процесс создания приюта в Калужской губернии затянулся. Причиной данной задержки послужило отсутствие в инициаторов, желающих взять хлопоты по созданию приюта на себя. В приюте Калужской губернии воспитывалось около 30 человек в год, что служило средним показателем для европейской части Российской империи и было в семь раз меньше необходимого числа мест. Основной задачей калужского приюта было перевоспитание малолетних преступников посредством приобщения их к труду, но существенным просчетом администрации было фактическое отсутствие заботы о судьбе воспитанников после выхода их из приюта. Воспитанники не получали востребованной профессии. Обучение шло в рамках начальной школы (хотя для большинства воспитанников это было существенным шагом в образовании). Еще одной особенностью калужского исправительного приюта было нахождение в нем не только осужденных судом малолетних преступников, но и «трудных» детей, определяемых в приют на перевоспитание родителями.

В заключении подведены итоги работы и обобщены важнейшие результаты, достигнутые в ходе диссертационного исследования.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

Статьи, опубликованные в ведущих

рецензируемых научных журналах и изданиях,
указанных в перечне ВАК Минобрнауки России

1. Воспитательная политика Министерства юстиции Российской империи в отношении тюремных арестантов в конце XIX— начале XX вв. (на примере материалов Калужской губернии) / И.В.Четвертакова // Образование, наука, научные кадры. — 2011. — №. 1. — 0,3 п. л.

2. Кадровая политика системы исполнения наказаний конца XIX — начала XX вв. (по материалам Калужской губернии) / И.В.Четвертакова // Вестник Моск. ун-та МВД России. — 2010. — №. 12. — 0,2 п. л.

3. Калужская губернская тюремная система в конце XIX — начале XX в. / И.В.Четвертакова // Вестник Моск. ун-та МВД России. — 2011. — № 1. — 0,2 п. л.

4. Некоторые аспекты ювенальной политики в отношении несовершеннолетних преступников в России в конце XIX — начале XX века (по материалам Калужской губернии) / И.В.Четвертакова // Закон и право. — 2011. — № 2. — 0,3 п. л.

Другие публикации

5. Воспитательно-исправительный приют в Калужской губернии в конце XIX — начале XX века / И.В.Четвертакова // Тенденции развития государства, права и политики в России и мире : Материалы Третьей международной научно-практической конференции / КФ РПА Минюста России ; редкол.: А.В.Ченцов, А.П.Котельников, Л.И.Потапова; отв. ред. В.М.Быченков. — Калуга : Полиграф-Информ, 2010. — 0,8 п. л.

6. Основные вопросы кадровой политики системы исполнения наказаний конца XIX — начала XX века (по материалам Калужской губернии) / И.В.Четвертакова // Шестые Всероссийские Державинские чтения (Москва, 10 декабря 2010 года) : сб. ст. : в 7 кн. Кн. 1: Проблемы теории и истории государства и права / отв. ред. М.М.Рассолов, А.В. Морозов ; РПА Минюста России. — М. : РПА Минюста России, 2011.— 0,3 п. л.

7. Основные тенденции и реализация воспитательной политики Министерства юстиции Российской империи в отношении тюремных арестантов в конце XIX — начале XX вв. (на примере материалов Калужской губернии) / И.В.Четвертакова // Современные проблемы правотворчества и правоприменения : сб. науч. тр. / отв. ред. В.В.Онохова; ред. кол.: А.И.Хаснутдинова [и др.] ; ГОУ ВПО РПА Минюста России, Иркутский юридический институт (филиал). — М.; Иркутск : ГОУ ВПО РПА Минюста России, 2010. Вып. 7. — 0,2 п. л.

8. Некоторые аспекты реформирования Калужской губернской тюремной системы в конце XIX — начале XX вв. / И.В.Четвертакова // Материалы научной конференции, посвященной 90-летию Государственного архива Калужской области / сост. Л.А.Бацанова [и др.]. — Калуга : ООО «Издательство научной литературы “Ноосфера”», 2010. — 0,6 п. л.

9. Тюремная реформа конца XIX — начала XX веков (по материалам Калужской губернии / И.В.Четвертакова // Актуальные проблемы правовой реформы в России: материалы Межрегиональной научно-практической конференции. Вып. 4 / сост., отв. ред. В.М.Быченков, К.Л.Рачев ; Калуж. ф-л Рос. правовой акад. М-ва юстиции РФ : в 2 т. Т. 1. — Калуга : Полиграф-Информ, 2003. — 0,4 п. л.


1 См., напр.: АлександровскийЮ.В. Положение о воспитательно-исправительных приютах для несовершеннолетних. СПб., 1909; Малюков В.Н. Неудобство русского острога и мнения о преобразовании его // Луч: сборник. СПб., 1886; Краинский Д.В. Материалы к истории исследования русских тюрем в связи с историей учреждения Общества попечительного о тюрьмах. Чернигов, 1912; ПасекН.А. Проект о преобразовании тюрем. СПб., 1867.

2 См., напр.: ПионтковскийА.А. Тюрьмоведение, его предмет, содержание, задачи и значение. Одесса, 1892; Познышев С. В. Основы пенитенциарной науки. М., 1924; ТальбергД. Тюремная литература или тюрьмоведение. Меры призрения порочных или бесприютных детей. М., 1876; ФойницкийИ.Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. СПб., 1889.

3 См., напр.: ИсаевМ.М. Основы пенитенциарной политики. М. ; Л., 1927; СизовС.К. Дореволюционная тюрьма и советский исправительный дом. Армавир, 1928; ЧеркуновА.Н. Политическая тюрьма в годы революции (1905–1917). Харьков, 1927.

4 См., напр.: Воробейчикова Т.У., ДубровинаА.Б. Преобразование административно-полицейского аппарата, суда и тюремной системы России во второй половине XIX века. Киев, 1973; ГернетМ.Н. История царской тюрьмы : в 5 т. М., 1951–1956.

5 См., напр.: ГайдукС.Л. Тюремная политика и тюремное законодательство пореформенной России : автореф. … канд. юрид. наук. М., 1987; ДетковМ.Г. Исполнение наказания в дореволюционной России: организационно-правовые аспекты становления и развития системы исполнения наказания в виде лишения свободы. М., 1990.

6 См., напр.: АлексеевВ.И. Историко-правовые аспекты российской пенитенциарной политики в начале XIX столетия (1819–1832 гг.) // История государства и права. 2010. № 23. С. 2–6; Его же. Уголовно-политический период в истории пенитенциарной политики в России (1872–1917 гг.) // История государства и права. 2011. № 2. С. 38–41; БиюшкинаН.И. Политико-правовое развитие Российского государства в условиях охранительного внутриполитического курса (1870–1890-е. гг.) : автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Н. Новгород, 2012; КолосокС.В. История пенитенциарной системы Иркутской губернии (начало 80-х годов XIX века — февраль 1917 года) : дис. … канд. ист. наук. Иркутск, 2000; КузнецовД.Ю. Причины преступности несовершеннолетних в Российской империи во второй половине XIX века // История государства и права. 2012. № 2. С. 37–38; ЛоктионоваЕ.А. Становление и развитие пенитенциарной системы в Курской губернии во второй половине XIX — начале XX веков : дис. … канд. ист. наук. Курск, 2004; СеменоваЛ.В. Тюрьмы Новгородской губернии в пенитенциарной системе России в 1861–1914 гг. : дис. … канд. ист. наук. Новгород, 2000; СлавинскийН.В. Становление и развитие института тюремных инспекций Российской империи и его специфика на Кубани : дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2009.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.