WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Константинова Виктория Александровна

Промежуточные решения суда первой инстанции
при осуществлении правосудия по уголовным делам

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика;

оперативно-розыскная деятельность

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Томск 2012

Работа выполнена на кафедре уголовного процесса Омской академии МВД России.

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор

Азаров Владимир Александрович

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Бутов Валерий Николаевич

доктор юридических наук, профессор

Гуськова Антонина Петровна

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Алтайский государственный университет», г. Барнаул

Защита состоится  «23» марта 2012 г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.267.02 ФГБОУ ВПО «Национальный исследовательский Томский государственный университет» по адресу: 634050, г. Томск, Московский тракт, 8, учебный корпус № 4, ауд. 111.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Томского государственного университета по адресу: г. Томск, пр. Ленина, 34а.

Автореферат разослан «____» февраля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор юридических наук, профессор  С.А. Елисеев 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Осуществляя правосудие, суды совершают многочисленные процессуальные действия и принимают решения, которые различаются по своему содержанию, форме и значению.

Наряду с приговором как основным судебным актом, завершающим судебное разбирательство и решающим основные вопросы уголовного дела – о виновности подсудимого в совершении преступления и его наказании, по всем иным вопросам, возникающим в ходе судебного производства, суд выносит определения и постановления.

Такие решения отвечают на текущие вопросы, возникающие при осуществлении правосудия, тем самым обеспечивая разрешение уголовного дела по существу.

Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. № 433-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» (далее – Федеральный закон от 29 декабря 2010 г. № 433-ФЗ) впервые в уголовно-процессуальном законе данные решения объединены понятием «промежуточное судебное решение».

Так, в силу пп. 531, 532 ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) в редакции указанного Закона, к итоговым судебным решениям законодатель относит приговор, иное решение суда, вынесенное в ходе судебного разбирательства, которым уголовное дело разрешается по существу; к промежуточным – все определения и постановления, за исключением итогового судебного решения.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 апреля 2011 г. № 7 «О внесении изменений в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2008 г. № 28 “О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной инстанций”» растолковало положения упомянутого Закона, конкретизировав понятие «промежуточное судебное решение» и включив в него все иные определения и постановления суда, вынесенные в ходе досудебного производства по уголовному делу или при производстве по уголовному делу, которыми уголовное дело не разрешается по существу и не завершается производство по уголовному делу.

Исследованию тех или иных вопросов, связанных с принятием процессуальных решений по уголовным делам, в научно-практической литературе по уголовному процессу посвящено большое количество работ.

Существенный вклад в разработку общетеоретических проблем принятия и реализации решений в уголовном процессе внесли М. И. Бажанов, Ю. М. Грошевой, Н. В. Костовская, Г. А. Кузьмин, П. А. Лупинская, Ю. Р. Рахимов и др.

Значительное число исследований, в том числе современных, посвящено приговору суда, его видам и свойствам (Г. Н. Агеева, Н. А. Ахундов, О. Ю. Александрова, А. В. Бунина, В. Я. Дорохов, О. Ю. Гай, А. И. Ивенский, А. С. Кобликов, И. А. Остапенко, И. Ф. Соловьев, Н. Н. Суханова и др.).

Также проводились исследования по вопросам принятия отдельных видов решений в уголовном процессе, в том числе определений и постановлений суда первой инстанции (В. Н. Бутов, В. А. Теплов, И. И. Мухин, М. В. Пальчикова, В. А. Савченко), частных определений, судебных решений об аресте (Ф. А. Абашеева, З. Ф. Инагамджанова, А. Г. Михайлянц, Л. В. Майорова, И. А. Гааг). Ряд исследований посвящен решениям в досудебном производстве (Г. А. Кузьмин, М. А. Подольский, Е. И. Зубенко), решениям, принимаемым следователем (А. Я. Дубинский, И. В. Фоменко), адвокатом (Н. Д. Муратова).

Промежуточные же решения суда первой инстанции, с учетом их новизны, не были предметом ни монографического, ни тем более диссертационного исследования, особенно в контексте реализации главного предназначения суда – деятельности по осуществлению правосудия.

Так, в отечественном уголовном судопроизводстве не решены вопросы сущности, назначения, свойств промежуточных решений суда первой инстанции при осуществлении правосудия по уголовным делам, не проведена их классификация, в том числе с учетом исторических предпосылок и особенностей регулирования данного вопроса в законодательстве зарубежных стран. Не решена проблема низкой эффективности частных определений по уголовным делам.

Федеральный закон от 29 декабря 2010 г. № 433-ФЗ также внес глобальные изменения в УПК РФ, влекущие реформирование судебной системы в части производства в судах вышестоящих инстанций.

Изменения установили единый для всех судов общей юрисдикции апелляционный порядок проверки не вступивших в законную силу судебных решений по уголовным делам. Перечень промежуточных решений, подлежащих самостоятельному (до вынесения итогового решения) обжалованию, сформулирован в новой редакции.

Из компетенции Верховного Суда Российской Федерации исключены полномочия по пересмотру промежуточных решений судов субъектов Российской Федерации, вынесенных ими в качестве суда первой инстанции. Такие полномочия отнесены законодателем к компетенции судебных коллегий тех же судов. Указанная норма вступила в силу 1 мая 2011 г.

В связи с изменившимся коренным образом законодательством в практике деятельности судов не вполне ясен вопрос о возможности и порядке обжалования ряда промежуточных судебных решений.

В контексте новейших законодательных реалий небезынтересно и исследование целесообразности существующего разделения судебных решений на определения и постановления. Научные разработки по данной проблематике пока отсутствуют.

Следует отметить недостаточную урегулированность отдельных аспектов, к которым относятся сущность, содержание, порядок обжалования промежуточных решений, контроль за исполнением частных определений. Также требуют научного осмысления целесообразность и направления унификации (насколько это позволяют коренные отличия отраслей права) правового регулирования института промежуточных решений в уголовно-процессуальном, гражданско-процессуальном и арбитражно-процессуальном праве.

Имеющиеся недостатки и пробелы правового регулирования промежуточных решений создают почву для вынесения незаконных, необоснованных и немотивированных приговоров и снижают эффективность осуществления правосудия. Все это, безусловно, требует формулирования предложений по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства.

Освещенные выше потребности практики, наличие нерешенных вопросов в теории, необходимость дальнейшего совершенствования законодательства послужили основанием настоящего исследования.

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования выступает система отношений, складывающихся в процессе вынесения промежуточных решений суда первой инстанции при осуществлении правосудия по уголовным делам.

Непосредственный предмет исследования составляют отечественные нормы права, в том числе Конституции Российской Федерации, Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, других федеральных законов, регулирующие общие вопросы вынесения промежуточных решений суда первой инстанции, а также правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, решения и разъяснения Верховного Суда Российской Федерации, зарубежные нормы права, теоретические разработки уголовно-процессуальной науки, судебная практика применения соответствующих правовых норм.

Цель и задачи исследования. Цель настоящего исследования заключается в выявлении и разрешении теоретических и практических проблем, возникающих при вынесении и реализации промежуточных судебных решений, разработке теоретических положений в указанной области, формулировании предложений по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и практики его применения.

Обозначенной цели предполагается достичь путем разрешения таких задач, как:

– формулирование понятия правосудия, выявление его соотношения с иными видами судебной деятельности;

– анализ сущности и выделение отличительных признаков промежуточных решений суда первой инстанции;

- оценка значения промежуточных решений для осуществления правосудия по уголовным делам;

– изучение истории правового регулирования промежуточных судебных решений, выделение основных этапов и тенденций развития этой разновидности судебных решений;

– проведение классификации промежуточных решений суда первой инстанции;

– анализ судебной практики вынесения частных определений по уголовным делам, механизма контроля за их исполнением;

– выявление правовых требований, предъявляемых к форме и содержанию промежуточных судебных решений;

– рассмотрение вопроса о праве и порядке обжалования промежуточных решений суда первой инстанции при осуществлении правосудия по уголовным делам;

– формулировка предложений по совершенствованию действующего законодательства, регулирующего вынесение и реализацию промежуточных судебных решений.

Методологическая и теоретическая основа исследования. Диссертационное исследование базируется на общенаучном диалектическом методе познания объективной действительности. Выводы и рекомендации, содержащиеся в работе, основаны на комплексном применении историко-правового, системно-структурного, логико-юридического, сравнительно-правового, формально-логического, конкретно-социологического методов.

Теоретической основой исследования послужили труды ученых-процессуалистов советского периода и современные разработки по уголовному, гражданскому и арбитражному процессу, теории государства и права. В работе анализируется российское уголовно-процессуальное законодательство, включая Конституцию Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, Гражданский и Арбитражный процессуальные кодексы Российской Федерации, а также иные федеральные, в том числе конституционные, законы, нормы российского уголовно-процессуального законодательства X–XX вв., а также решения Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации. Анализу подвергнуто также зарубежное законодательство, имеющее непосредственное отношение к предмету исследования.

Эмпирическая база исследования. Сбор эмпирического материала осуществлялся в 2007–2011 гг. в прокуратуре и судах Омской, Свердловской, Челябинской областей по специально разработанной методике. Проведено анкетирование 152 практических работников прокуратуры и суда (70 судей, 61 сотрудник прокуратуры, 21 помощник судьи). Изучено 114 рассмотренных судами уголовных дел различных категорий, 120 надзорных производств органов прокуратуры, составленных по результатам рассмотрения судами уголовных дел, в рамках которых анализу подвергнуто свыше 1000 отдельных промежуточных судебных решений. Использовались данные официальной статистики и результаты эмпирических исследований, опубликованных другими авторами по проблемам, имеющим отношение к теме диссертации, а также личный опыт практической деятельности в органах прокуратуры.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые с момента введения в УПК РФ категории «промежуточное судебное решение», с учетом назревших практических потребностей, диссертантом проведено комплексное исследование теоретических и правовых проблем, возникающих в ходе вынесения и реализации промежуточных решений суда первой инстанции при осуществлении правосудия по уголовным делам.

Новизна авторского взгляда состоит в интерпретации промежуточных судебных решений в качестве системы судебных актов, без которой невозможны движение, закономерный ход осуществления правосудия. Являются новыми результаты анализа сущности промежуточных решений суда первой инстанции с учетом исторических предпосылок и особенностей регулирования данного вопроса в законодательстве зарубежных стран. Основываясь на результатах проведенного исследования, соискатель формулирует предложения по совершенствованию действующего законодательства и практические рекомендации по его применению.

Научную новизну диссертационного исследования определяют также основные положения, выносимые на защиту:

1. Промежуточные решения суда первой инстанции, выносимые при осуществлении правосудия по уголовным делам, представляют собой систему специфических судебных актов, служащих каждый своей цели и направленных на достижение единого результата – разрешение уголовного дела по существу.

2. Промежуточные решения обладают рядом отличий от итоговых решений суда первой инстанции, наиболее существенные характеризуются тем, что данные решения:

– не разрешают уголовное дело по существу;

– выносятся по отдельному (частному) вопросу, тогда как итоговые решения имеют комплексный характер;

– обеспечивают в первую очередь реализацию уголовно-процессуальных норм, тогда как итоговые – уголовно-правовых;

– направлены на вынесение завершающего решения (в том числе приговора) и, как следствие, не единичны, итоговые же заканчивают производство по уголовному делу и выносятся в единственном числе.

3. Значение промежуточных судебных решений определяется наличием в них регулятивного, охранительного и фиксирующего аспектов. Регулятивное значение заключается в том, что данные решения выступают в роли юридических фактов, влекущих возникновение, изменение или прекращение соответствующих уголовно-процессуальных отношений между судом и участниками процесса, тем самым влияя на движение уголовного дела. Охранительное значение состоит в том, что они поддерживают законный режим производства по уголовному делу, обеспечивают защиту гарантированных законом процессуальных прав лиц, вовлеченных в сферу осуществления правосудия, делают правосудие открытым, облегчая последующий контроль за рубежными результатами его осуществления. Фиксирующее значение проявляется в том, что промежуточные решения отражают позицию суда по вопросам, возникающим при осуществлении правосудия, реализуют властные полномочия суда первой инстанции и требования уголовно-процессуальной формы. Повышение качества промежуточных решений служит значительным резервом в повышении эффективности правосудия по уголовным делам.

4. С учетом сущности и специфики промежуточных решений суда первой инстанции, предусмотренная УПК РФ система уголовно-процессуальных решений нуждается в корректировке в следующих направлениях:

– имея в виду отсутствие сущностных различий, необходимо отказаться в уголовном процессе от деления судебных решений на определения и постановления в зависимости от состава суда;

– деление решений на определения и постановления следует производить в зависимости от того, разрешает ли данное решение или нет уголовное дело по существу (в связи с чем ставится под сомнение необходимость законодательного закрепления промежуточных и итоговых решений);

– промежуточные судебные решения предлагается именовать исключительно определениями, используя следующую дефиницию: определения – решения суда по вопросам, сопровождающим процессуальную деятельность (в том числе деятельность по осуществлению правосудия по уголовным делам), которыми уголовное дело (вопрос о виновности и наказании лица) не разрешается по существу;

– итоговые решения суда первой инстанции, сегодня выносимые в форме определений (постановлений), предлагается выделить в самостоятельную разновидность с присвоением собственного наименования, включив их в следующую дефиницию: постановления – решения суда первой инстанции, которыми уголовное дело разрешается по существу без признания лица виновным (невиновным) и завершается производство по делу в отношении конкретного лица; решения, вынесенные судами вышестоящих инстанций при пересмотре соответствующего судебного решения, за исключением приговора апелляционной инстанции; решения прокурора, руководителя следственного органа, следователя, дознавателя, вынесенные при производстве предварительного расследования, за исключением обвинительного заключения или обвинительного акта.

5. Промежуточные решения суда первой инстанции при осуществлении правосудия по уголовным делам классифицируются по форме, функциональному назначению и порядку обжалования. По форме промежуточные решения делятся на протокольные, а также выносимые в совещательной комнате и излагаемые в виде отдельного процессуального документа. По функциональному назначению – на определяющие движение производства по делу; создающие надлежащие условия рассмотрения дела или устраняющие обстоятельства, препятствующие его рассмотрению; устанавливающие процессуальный статус участников процесса; направленные на собирание доказательств; о применении мер процессуального принуждения; направленные на обеспечение прав лиц, участвующих в процессе. По порядку обжалования – на подлежащие обжалованию (самостоятельно или совместно с приговором) и не подлежащие обжалованию.

6. Повышение эффективности частных определений суда первой инстанции возможно в ходе совершенствования законодательства в следующих направлениях:

– перечень оснований вынесения частных определений в УПК РФ должен быть сформулирован исчерпывающим образом, в частности, это: факты нарушения закона, допущенные при производстве дознания и предварительного следствия; факты нарушения закона нижестоящими судами; обстоятельства, способствовавшие совершению преступления. На иные обстоятельства (положительное, неправильное поведение и т. п.) суд может реагировать путем направления соответствующих писем;

– необходимо дополнить УПК РФ нормой, предусматривающей содержание частного определения (резолютивная часть должна быть сформулирована как требование), вынесение его в совещательной комнате и изложение в виде отдельного документа;

– контроль за исполнением частных определений об устранении обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, необходимо частично возложить на службу судебных приставов. В случае неисполнения частного определения судебный пристав-исполнитель составляет протокол, который направляется в суд, вынесший определение, для рассмотрения вопроса о наложении денежного взыскания в порядке, установленном ст. 118 УПК РФ;

– контроль за исполнением частных определений, вынесенных в адрес органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры, следует оставить в полном объеме в компетенции суда. В случае неисполнения частного определения его копию необходимо направлять для рассмотрения вышестоящему должностному лицу;

– целесообразно расширить предусмотренный ст. 299 УПК РФ перечень вопросов, разрешаемых судом при постановлении приговора, за счет включения в него вопроса о наличии (отсутствии) оснований для вынесения частного определения.

7. Содержание промежуточных решений суда первой инстанции в УПК РФ не урегулировано, в связи с чем предлагается дополнить ст. 256 УПК РФ соответствующей нормой. Так, в определении должны быть указаны: 1) полное наименование определения; 2) дата и место вынесения определения; 3) наименование и состав суда, вынесшего определение, данные о секретаре судебного заседания, участниках судебного заседания; 4) наименование и номер дела; 5) вопрос, по которому выносится определение; 6) обстоятельства, установленные судом; 7) основания и мотивы, по которым суд принимает решение со ссылкой на закон, которым суд руководствовался при его вынесении; 8) существо принятого решения; 9) порядок и срок обжалования. Определение, которое выносится судом без удаления в совещательную комнату, должно содержать сведения, указанные в пп. 5–8 ч. 1 данной статьи.

8. Промежуточные решения суда первой инстанции, выносимые без удаления в совещательную комнату и не оформляемые в виде отдельного процессуального документа, тем не менее должны быть мотивированными, что необходимо отражать в протоколе судебного заседания. Для решения данной задачи следует дополнить ст. 259 УПК РФ требованием указывать в протоколе судебного заседания мотивы, по которым суд пришел к определенным выводам при вынесении таких промежуточных решений.

9. Промежуточные решения суда первой инстанции не подлежат обжалованию (самостоятельному или совместно с итоговым решением) только в случаях, прямо указанных в УПК РФ. Статью 3892 УПК РФ следует дополнить нормой аналогичного содержания.

В свете приведенного положения постановление председателя по результатам рассмотрения заявления об ускорении уголовного процесса (ч. 5 ст. 61 УПК РФ) может быть обжаловано ввиду отсутствия в нормах УПК РФ соответствующего запрета.

10. Часть 3 ст. 3892 УПК РФ, регулирующая обжалование промежуточных решений суда первой инстанции до вынесения итогового решения, не в полной мере отражает правовые позиции органа конституционного контроля и должна быть дополнена указанием на возможность обжалования промежуточных решений о применении иных мер процессуального принуждения.

11. Общие основания отмены (изменения) судебных решений в УПК РФ должны быть сформулированы с учетом того, что некоторые из них выступают в качестве оснований отмены (изменения) промежуточных судебных решений.

Теоретическое и практическое значение диссертационного исследования заключается в том, что его результаты углубляют научные знания по исследуемым вопросам, а также могут способствовать совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и практики его применения в части процедуры вынесения и реализации промежуточных судебных решений, что обеспечит наиболее эффективное осуществление правосудия и, как следствие, положительно повлияет на выполнение задач, стоящих перед уголовным процессом.

Разработанные автором выводы и рекомендации могут использоваться в практической деятельности суда, а также научной деятельности и учебном процессе образовательных учреждений юридического профиля.

Апробация результатов исследования. Результаты диссертационного исследования, сформулированные на их основе выводы и рекомендации прошли обсуждение на кафедре уголовного процесса Омской академии МВД России, использовались в научных публикациях.

Результаты исследования опубликованы в 15 научных статьях общим объемом 6,57 п. л., в том числе 5 статей опубликованы в ведущих рецензируемых научных журналах «Научный вестник Омской академии МВД России», «Вестник Омского университета. Серия “Право”», «Вестник Нижегородской академии МВД России», «Известия Алтайского государственного университета. Серия “Право”», входящих в Перечень, определенный Высшей аттестационной комиссией Минобрнауки России для публикаций результатов диссертационных исследований.

Теоретические и прикладные положения диссертации обсуждались на научно-практических конференциях, состоявшихся в Омской академии МВД России («Преемственность и новации в юридической науке», 2009–2011 гг.) и ФГБОУ ВПО «Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского» («Проблемы правоприменения в современной России», 2009, 2010 гг.). 

Положения диссертационного исследования внедрены в учебный процесс Омской академии МВД России, ФГБОУ ВПО «Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского», а также в практическую деятельность органов суда и прокуратуры.

Структура диссертации обусловлена целями и задачами исследования и состоит из введения, трех глав, объединяющих восемь параграфов, заключения, списка использованных источников и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы; определяются цели и задачи, объект и предмет исследования; раскрываются его методология, научная новизна, теоретическое и практическое значение; формулируются основные положения, выносимые на защиту; дается характеристика эмпирической базы работы; приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава «Значение и сфера реализации промежуточных решений суда первой инстанции при осуществлении правосудия по уголовным делам» посвящена изучению понятия «правосудие» и определению его границ, а также системе выносимых в рамках правосудия промежуточных решений и их значению для осуществления правосудия.

В первом параграфе «Правосудие в системе уголовного процесса России: понятие и пределы осуществления» раскрываются содержание термина «правосудие», его соотношение с иными видами судебной деятельности, и в данном контексте рассматривается система промежуточных решений суда первой инстанции, выносимых при осуществлении правосудия по уголовным делам.

Соискатель исследует различные научные подходы к пониманию правосудия (В. А. Азаров, В. М. Бозров, С. В. Бурмагин, Ю. М. Грошевой, А. П. Гуськова, Т. Н. Добровольская, З. З. Зинатуллин, В. В. Кальницкий, В. В. Николюк, И. Л. Петрухин, М. С. Строгович и др.), проводит анализ положений Конституции Российской Федерации, УПК РФ, Федерального Конституционного закона от 7 февраля 2011 г. № 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», Закона РСФСР от 8 июля 1981 г. «О судоустройстве РСФСР», иных законодательных актов, а также решений Конституционного Суда Российской Федерации по данному вопросу.

По результатам анализа автор соглашается с позицией, согласно которой под правосудием следует понимать вид судебной деятельности, заключающийся в рассмотрении судом уголовного дела по существу с признанием лица виновным (невиновным) и решением вопроса о наказании.

Различные виды судебной деятельности (судебный контроль, деятельность суда по прекращению уголовных дел, правосудие, производство по рассмотрению и разрешению вопросов, связанных с исполнением приговора и др.), несмотря на то что осуществляются они одним и тем же субъектом – судом, имеют принципиальные отличия, главным из которых является то, что в абсолютном большинстве из них не происходит разрешения основного вопроса уголовного дела – о признании лица виновным (невиновным). Объединение разнохарактерных понятий под единым термином «правосудие» приведет к размыванию его границ.

Правосудие, осуществляемое судом первой инстанции по уголовным делам, рассматривается соискателем как сложный и многообразный в своих процедурных проявлениях длящийся процесс, отражаемый в промежуточных решениях, начинающийся с момента поступления уголовного дела (заявления частного обвинителя) в суд и завершающийся вынесением приговора о признании лица виновным (невиновным) с решением вопроса о наказании.

Промежуточными решениями суда первой инстанции, выносимыми при осуществлении правосудия по уголовным делам, являются судебные решения, не разрешающие уголовное дело по существу, но сопровождающие деятельность по осуществлению правосудия.

В работе сделан акцент на то, что промежуточные решения суда первой инстанции, выносимые при осуществлении правосудия по уголовным делам, представляют собой систему специфических судебных актов. Системообразующим фактором выступает их направленность на достижение единой цели – рассмотрение уголовного дела по существу и вынесение итогового решения. Однако каждое из таких решений имеет свое, свойственное только ему предначертание, осуществление которого делает возможным достижение общей цели.

Во втором параграфе «Значение промежуточных решений суда первой инстанции при осуществлении правосудия по уголовным делам» показывается роль промежуточных решений в осуществлении правосудия по уголовным делам, подчеркивается, что без них невозможно постановить законное и обоснованное итоговое решение, в том числе приговор.

Значение промежуточных решений определяется наличием в них регулятивного, охранительного и фиксирующего аспектов.

Регулятивное значение заключается в том, что данные решения выступают в роли юридических фактов, влекущих возникновение, изменение или прекращение соответствующих уголовно-процессуальных отношений, тем самым влияя на движение уголовного дела.

Охранительное значение состоит в том, что они поддерживают законный режим производства по уголовному делу, обеспечивают защиту гарантированных законом процессуальных прав лиц, вовлеченных в сферу осуществления правосудия. Промежуточные решения делают правосудие открытым, облегчают последующий контроль за его осуществлением.

Фиксирующее значение проявляется в том, что промежуточные решения отражают позицию суда по вопросам, возникающим при осуществлении правосудия, реализуют властные полномочия суда первой инстанции и требования уголовно-процессуальной формы.

С учетом анализа судебной практики диссертант делает вывод о том, что улучшение качества выносимых при осуществлении правосудия промежуточных решений выступает значительным резервом повышения эффективности правосудия.

Вторая глава «Понятие и виды промежуточных решений суда первой инстанции, выносимых при осуществлении правосудия по уголовным делам, их соотношение с иными уголовно-процессуальными решениями», представленная четырьмя параграфами, посвящена определению понятия «промежуточное» судебное решение, классификации промежуточных решений, характеристике отдельных их видов, а также направлениям развития законодательства, регулирующего вопросы их вынесения.

В первом параграфе «История правового регулирования промежуточных решений суда первой инстанции» в результате ретроспективного анализа законодательства, регулирующего вопросы вынесения промежуточных судебных решений, соискателем выделено пять основных этапов развития указанного законодательства.

До XV в. вопросы вынесения промежуточных судебных решений в законодательстве не регулировались в связи с неразвитостью письменности и, как следствие, процессуальной формы.

Первый этап (XV–XIX вв.) характеризуется появлением в законодательных актах (от Псковской судной грамоты 1462 г. до Свода законов 1832 г.) первых норм, содержащих упоминание о промежуточных судебных решениях без детального регулирования их содержания и порядка вынесения.

Второй этап связан с принятием Устава уголовного судопроизводства 1864 г. и длился до Октябрьской революции 1917 г. Следует отметить, что в данный период в законодательстве еще отсутствует понятие промежуточного судебного решения, но решения по частным вопросам стали именоваться в тексте закона определениями (решения суда) и постановлениями (решения органов предварительного расследования); появились нормы, регулирующие содержание отдельных промежуточных решений, требование о фиксации их в протоколе; зародился институт частного обжалования.

Непродолжительному третьему этапу (с Октябрьской революции 1917 г. до принятия УПК РСФСР 1922 г.) свойственно отсутствие четкой законодательной позиции относительно того, каким судебным актом должны оформляться промежуточные решения суда по отдельным, частным вопросам, возникающим в ходе рассмотрения дела по существу. Анализируя законодательные акты, принятые в то время, соискатель приходит к выводу, что понятия решения, постановления, определения употреблены в первых законодательных актах советской власти бессистемно и непоследовательно, без раскрытия их содержания, что свидетельствует об отсутствии определенной позиции законодателя.

На четвертом этапе (с УПК РСФСР 1922 г. до внесения Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. № 433-ФЗ изменений в УПК РФ 2001 г.) законодатель формулирует дефиниции таких промежуточных решений, как «определение», «постановление», «частная жалоба», вводит новую разновидность решений – частное определение, решениям суда вышестоящих инстанции присваивает названия «определение» и «постановление». В этот же период (после неустойчивой позиции в первые годы советской власти) законодатель, по мнению автора, без учета сущности промежуточных решений подразделяет их на определения и постановления в зависимости от состава суда (постановлениями стали оформляться единоличные действия суда, определениями – коллегиальные). Появились нормы, детально регулирующие содержание промежуточных решений, присущие им свойства и порядок вынесения.

Началом пятого этапа в развитии законодательства о промежуточных судебных решениях стало принятие Федерального закона от 29 декабря 2010 г. № 433-ФЗ, который впервые на законодательном уровне закрепил понятие «промежуточное судебное решение».

Исторический анализ позволил соискателю отметить, что отдельные положения законодательных актов (например, отсутствие деления решений суда на определения и постановления в зависимости от состава суда; наличие норм, детально регулирующих порядок вынесения и содержание промежуточных решений) были прогрессивными в момент их принятия и могут послужить совершенствованию действующего законодательства.

Во втором параграфе «Понятие промежуточных решений суда первой инстанции, их характеристика и соотношение с иными уголовно-процессуальными решениями» автором на основе анализа легальных, а также разработанных уголовно-процессуальной наукой дефиниций раскрывается сущность судебных решений, именуемых законодателем «промежуточными».

Легальное определение промежуточного судебного решения введено в УПК РФ Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. № 433-ФЗ. В силу пп. 531, 532 ст. 5 УПК РФ к промежуточным судебным решениям законодателем причислены все определения и постановления, за исключением итогового судебного решения, к итоговым – приговор, иное решение суда, вынесенное в ходе судебного разбирательства, которым уголовное дело разрешается по существу.

Из приведенной дефиниции видно, что промежуточные судебные решения включают в себя постановления и определения.

Кроме того, законодатель раскрывает данный термин через отрицание, «по остаточному принципу», т. е. промежуточные решения – те судебные решения, которые не являются итоговыми. Подобное решение законодателя не соответствует логическому правилу, гласящему, что определение положительных понятий не должно быть отрицательным.

Для создания наиболее верной дефиниции, отражающей сущность постановлений и определений, большая часть которых именуется законодателем «промежуточными», диссертант воспользовался самым распространенным видом конструирования понятий – определение через род и видовое отличие.

Проанализировав термины «правовой (юридический) акт», «судебный акт», «акт правосудия», «уголовно-процессуальный акт», «уголовно-процессуальный документ», «решение» и другие используемые в качестве родового понятия термины, соискатель аргументированно утверждает, что более близким родовым понятием для формулирования дефиниции постановлений и определений является термин «решение» (данный термин употребляют П. А. Лупинская, Ю. М. Грошевой, А. Я. Дубинский и др.).

Осуществляя выбор видового отличия постановлений и определений, автор отмечает, что в рамках одного понятия объединены разнородные категории, не обладающие единым видовым отличием. Законодатель относит к определениям и постановлениям различные по своей сущности решения, которые могут образовывать самостоятельные понятия или группы актов. Так, постановления и определения в уголовном процессе выступают в двух качествах: как решения по отдельным вопросам, сопровождающим судебную деятельность (именуемые законодателем промежуточными) и как разрешающие уголовное дело по существу (именуемые законодателем итоговыми).

Соискателем приводится система отличий данных групп решений. Главным из них выступает то обстоятельство, что промежуточные решения, в отличие от итоговых, не разрешают уголовное дело по существу. Выносятся они по отдельному (частному) вопросу, тогда как итоговые решения всегда имеют комплексный характер. Промежуточные решения, в первую очередь, обеспечивают реализацию уголовно-процессуальных норм, итоговые – уголовно-правовых. Промежуточные решения направлены на вынесение итогового решения (в том числе приговора) и, как следствие, не единичны, итоговые же заканчивают производство по уголовному делу и выносятся в единственном числе.

Наличие различий между промежуточными и итоговыми решениями также признано законодателем путем введения Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. № 433-ФЗ в УПК РФ данных разновидностей судебных решений.

Диссертант считает, что законодатель, дифференцируя решения на итоговые и промежуточные, в целом идет по правильному пути, поскольку они обладают принципиальным различием. Однако, по мнению соискателя, в формулировке понятия законодатель не совсем корректно использует терминологию. К решениям суда, в том числе постановлениям и определениям, направленным на рассмотрение уголовного дела по существу, вряд ли должны применяться наименования промежуточных решений, поскольку это позволяет воспринимать их как неокончательные или неполные, что неверно. В юриспруденции (наиболее широко данный термин применяется в рамках гражданского процесса) промежуточным считается решение, вынесенное по одному материально-правовому требованию, являющееся основанием (юридическим фактом) для вынесения решения по другому материально-правовому вопросу. Промежуточные решения были широко известны в дореволюционном гражданском процессе, существуют сегодня во многих европейских государствах (Германия, Англия и др.) и, по мнению некоторых исследователей, получают определенное развитие в современном гражданском процессе России.

Наряду с изложенным, диссертант аргументированно предлагает отказаться от деления решений в уголовном судопроизводстве на определения и постановления в зависимости от состава суда. Такое деление является формальным, выносятся они по одним и тем же вопросам и отличаются друг от друга исключительно субъектом вынесения. Соискатель считает подобное деление искусственным, поскольку состав суда (единоличный или коллегиальный) отражается во вводной части решений, дополнительное различие в наименовании решений при их тождественном содержании не требуется. Кроме того, данное деление не до конца выдержано, поскольку решение, вынесенное президиумом суда при пересмотре соответствующего решения, именуется постановлением, хотя принимается коллегиально.

В этом вопросе вполне уместна унификация процессуальных отраслей ввиду отсутствия обусловленных спецификой той или иной отрасли различий.

В свете сказанного диссертант выдвигает тезис, согласно которому система уголовно-процессуальных решений по УПК РФ нуждается в корректировке в следующих направлениях.

С учетом отсутствия сущностных различий, предлагается отказаться в уголовном процессе от деления судебных решений на определения и постановления в зависимости от состава суда. Деление решений на определения и постановления следует производить в зависимости от того, разрешает или нет данное решение уголовное дело по существу (в связи с чем возникают сомнения в необходимости дополнительного законодательного деления решений на промежуточные и итоговые).

Разделение постановлений и определений на разрешающие и не разрешающие уголовное дело по существу (именуемые законодателем итоговыми и промежуточными) с присвоением им собственных наименований (соответственно – постановления и определения) позволило соискателю сформулировать следующие дефиниции судебных решений.

Приговор – решение о признании подсудимого невиновным или виновным и назначении ему наказания либо об освобождении его от наказания, вынесенное судом первой или апелляционной инстанции.

Постановление – решение суда первой инстанции, которым уголовное дело разрешается по существу без признания лица виновным (невиновным) и завершается производство по делу в отношении конкретного лица; решение, вынесенное судами вышестоящих инстанций при пересмотре соответствующего судебного решения, за исключением приговора апелляционной инстанции; решение прокурора, руководителя следственного органа, следователя, дознавателя, вынесенное при производстве предварительного расследования, за исключением обвинительного заключения или обвинительного акта.

Определение – решение суда по вопросам, сопровождающим процессуальную деятельность (в том числе деятельность по осуществлению правосудия по уголовным делам), которым уголовное дело (вопрос о виновности и наказании) не разрешается по существу.

В третьем параграфе «Классификация промежуточных решений суда первой инстанции при осуществлении правосудия по уголовным делам» рассматриваются проводившиеся ранее в уголовно-процессуальной науке классификации определений и постановлений, большая часть которых сегодня относится к промежуточным решениям.

Соискателем представлена собственная классификация промежуточных решений суда первой инстанции при осуществлении правосудия по уголовным делам по наиболее существенным основаниям: форме, функциональному назначению и порядку обжалования.

По форме промежуточные решения делятся на протокольные, а также выносимые в совещательной комнате и излагаемые в виде отдельного процессуального документа. По функциональному назначению – на определяющие движение производства по делу; создающие надлежащие условия рассмотрения дела или устраняющие обстоятельства, препятствующие его рассмотрению; устанавливающие процессуальный статус участников процесса; направленные на собирание доказательств; о применении мер процессуального принуждения; направленные на обеспечение прав лиц, участвующих в процессе. По порядку обжалования – на подлежащие обжалованию (самостоятельно или совместно с приговором) и не подлежащие обжалованию.

Следует отметить, что приведенные выше основания классификации использовались в уголовно-процессуальной литературе для классификации уголовно-процессуальных решений, в том числе определений и постановлений суда.

При этом стоит сделать акцент на то, что классификации по данным основаниям применимы именно к промежуточным решениям суда первой инстанции, поскольку итоговые процессуальные решения имеют единое функциональное назначение (разрешение уголовного дела по существу), всегда выносятся в совещательной комнате и излагаются в виде отдельного процессуального документа, а также во всех случаях подлежат обжалованию.

В четвертом параграфе «Частное определение суда первой инстанции» диссертант утверждает, что хотя предупреждение преступлений не является основной деятельностью суда первой инстанции, суд все же не должен оставаться безучастным к установленным фактам нарушений закона, обстоятельствам, способствовавшим совершению преступления. Автор предлагает усовершенствовать формы участия суда в предупреждении преступлений с учетом изменения роли суда в уголовном судопроизводстве.

Будучи поставленным перед выбором: рассматривать частное определение как сигнал для последующей ведомственной проверки или как разновидность судебного решения, соискатель предпочел последний вариант. Аргументируется мнение, что по смыслу закона частное определение является самостоятельной разновидностью судебного решения, обладающей общеобязательностью и исполнимостью.

Анализ судебной практики и статистики показал, что частное определение в уголовном процессе на сегодняшний день характеризуется низкой эффективностью. Так, на территории России ежегодно поступает немногим более 70% сообщений о принятых по частным определениям мерах, на территории Омской области данный показатель составляет от 58 до 70%. При этом количество лиц, привлеченных к административной ответственности за неисполнение частного определения, ничтожно мало. Так, на территории Омской области за период 2007 г. – 1 полугодие 2011 г. только одно лицо привлечено к указанному виду ответственности.

Диссертант полагает, что повышение эффективности частных определений возможно в ходе совершенствования законодательства в следующих направлениях:

– перечень оснований вынесения частных определений в УПК РФ должен быть сформулирован исчерпывающим образом. К ним должны относиться факты нарушения закона и обстоятельства, способствовавшие совершению преступления. На иные обстоятельства (положительное, неправильное поведение и т. п.) суд может реагировать путем направления соответствующих писем;

– необходимо дополнить УПК РФ нормой, предусматривающей содержание частного определения (резолютивная часть должна быть сформулирована как требование), вынесение его в совещательной комнате и изложение в виде отдельного документа;

– необходимо установить срок направления частного определения адресату и срок исполнения его адресатом;

– следует внести изменения в ч. 5 ст. 220, ч. 1 ст. 225 УПК РФ, предусмотрев необходимость указывать в справке, прилагаемой к обвинительному заключению (в обвинительном акте) о принятых мерах по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления, других нарушений закона;

– предусмотренный ст. 299 УПК РФ перечень вопросов, разрешаемых судом при постановлении приговора, необходимо расширить за счет включения в него вопроса о наличии (отсутствии) оснований для вынесения частного определения;

– контроль за исполнением частных определений об устранении обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, необходимо частично возложить на службу судебных приставов. В случае неисполнения частного определения судебный пристав-исполнитель составляет протокол, который направляется в суд, вынесший определение, для рассмотрения вопроса о наложении денежного взыскания в порядке, установленном ст. 118 УПК РФ;

– контроль за исполнением частных определений, вынесенных в адрес органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры следует оставить в полном объеме в компетенции суда. В случае неисполнения частного определения его копию необходимо направлять для рассмотрения вышестоящему должностному лицу.

Третья глава «Форма и содержание, процедура обжалования промежуточных решений суда первой инстанции при осуществлении правосудия по уголовным делам» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Форма и содержание промежуточных решений суда первой инстанции при осуществлении правосудия по уголовным делам» диссертант дифференцирует промежуточные решения по форме на протокольные, а также на выносимые в совещательной комнате и излагаемые в виде отдельного процессуального документа.

Автор отмечает, что перечень промежуточных решений, выносимых в совещательной комнате и излагаемых в виде отдельного процессуального документа, содержащийся в ч. 2 ст. 256 УПК РФ, не является исчерпывающим. Сформулировать исчерпывающий перечень промежуточных решений, выносимых в форме отдельного документа, не представляется возможным ввиду их многообразия.

Вместе с тем анализ уголовно-процессуального законодательства, изучение судебной практики позволили диссертанту очертить достаточно широкий круг промежуточных решений, также выносимых в форме отдельного процессуального документа. Основными критериями разграничения выступили необходимость самостоятельного исполнения, а также исключительная важность принимаемого решения, выражающаяся в ограничении конституционных прав участников процесса.

Соискатель обращает внимание на то, что содержание промежуточных решений суда первой инстанции в УПК РФ не урегулировано, в связи с чем предлагает дополнить ст. 256 УПК РФ соответствующей нормой с учетом специфики содержания протокольных определений. Так, в определении должны быть указаны: 1) полное наименование определения; 2) дата и место вынесения определения; 3) наименование и состав суда, вынесшего определение, данные о секретаре судебного заседания, участниках судебного заседания; 4) наименование и номер дела; 5) вопрос, по которому выносится определение; 6) обстоятельства, установленные судом; 7) основания и мотивы, по которым суд принимает решение со ссылкой на закон, которым суд руководствовался при его вынесении; 8) существо принятого решения; 9) порядок и срок обжалования. Определение, которое выносится судом без удаления в совещательную комнату, должно содержать сведения, перечисленные в пп. 5–8 данной статьи.

На основе анализа судебной практики автор приходит к выводу, что большинство протокольных определений не содержит мотивов их вынесения, несмотря на требование ч. 4 ст. 7 УПК РФ. Для решения данной задачи предлагается дополнить ст. 259 УПК РФ предписанием о необходимости указывать в протоколе судебного заседания мотивы, по которым суд пришел к определенным выводам при вынесении промежуточных решений в протокольной форме.

Во втором параграфе «Обжалование промежуточных решений суда первой инстанции при осуществлении правосудия по уголовным делам» подвергнуты анализу правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, а также изменения, внесенные в УПК РФ в связи с введением апелляционного порядка пересмотра судебных решений относительно обжалования промежуточных судебных решений.

Промежуточные решения суда первой инстанции при осуществлении правосудия по уголовным делам с точки зрения порядка их обжалования подразделяются соискателем на 3 группы: подлежащие обжалованию совместно с итоговым судебным решением; подлежащие обжалованию до вынесения итогового решения по делу; не подлежащие обжалованию.

В силу ч. 2 ст. 3892 УПК РФ, определения или постановления о порядке исследования доказательств, об удовлетворении или отклонении ходатайств участников судебного разбирательства и другие судебные решения, вынесенные в ходе судебного разбирательства, обжалуются в апелляционном порядке одновременно с обжалованием итогового судебного решения по делу, за исключением судебных решений, указанных в ч. 3 данной статьи. Согласно ч. 3 ст. 3892 УПК РФ, до вынесения итогового судебного решения апелляционному обжалованию подлежат постановления мирового судьи о возвращении заявления лицу, его подавшему, либо об отказе в принятии заявления к производству; постановления или определения об избрании меры пресечения или о продлении сроков ее действия, о помещении лица в медицинский или психиатрический стационар для производства судебной экспертизы, о приостановлении уголовного дела, о передаче уголовного дела по подсудности или об изменении подсудности уголовного дела, о возвращении уголовного дела прокурору; другие судебные решения, затрагивающие права граждан на доступ к правосудию и на рассмотрение дела в разумные сроки и препятствующие дальнейшему движению дела, а также частные определения или постановления.

В исследовании отмечается, что позиция органа конституционного контроля относительно обжалования промежуточных судебных решений до вынесения итогового решения, выраженная, в том числе, в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июля 1998 г. № 20-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 УПК РСФСР в связи с жалобами ряда граждан», спустя более чем 10 лет воспринята законодателем. Вместе с тем ч. 3 ст. 3892 УПК РФ не в полной мере отражает правовые позиции органа конституционного контроля и должна быть после слов «об избрании меры пресечения или о продлении сроков ее действия» дополнена словами «о применении иных мер процессуального принуждения».

Диссертант отмечает, что в УПК РФ встречаются нормы, предусматривающие промежуточные решения вообще не подлежащие обжалованию. Так, на сегодняшний день в связи с прямым указанием УПК РФ обжалованию не подлежат промежуточные решения, упомянутые в ч. 7 ст. 236, ч. 5 ст. 348, ст. 352 УПК РФ.

В свете сказанного следует дополнить ст. 3892 УПК РФ предложением, согласно которому промежуточные решения суда первой инстанции не подлежат обжалованию только в случаях, прямо указанных в УПК РФ.

Отсутствие подобного требования влечет неодназначное толкование на практике норм об обжаловании промежуточных решений. Так, согласно п. 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 30 и Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 г. № 64 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», определение (постановление) председателя суда, вынесенное по результатам рассмотрения заявления об ускорении, обжалованию не подлежит, поскольку действующее законодательство не предусматривает возможности его обжалования. По мнению соискателя, указанное толкование дано без учета специфики уголовного процесса. Данное постановление подлежит обжалованию ввиду отсутствия в нормах УПК РФ соответствующего запрета.

Также диссертант обращает внимание на то, что УПК РФ не содержит специальных оснований отмены (изменения) промежуточных решений суда первой инстанции, в связи с чем общие основания отмены (изменения) должны быть сформулированы с учетом того, что некоторые из них выступают в качестве таковых для промежуточных. Исходя из этого в работе сформулировано предложение о внесении редакционных изменений в УПК РФ.

В заключении в обобщенном виде излагаются основные выводы и предложения, сформулированные в ходе диссертационного исследования.

Завершается исследование авторским законопроектом, разработанным в целях оптимизации правового регулирования вопросов вынесения промежуточных решений суда первой инстанции.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы
в следующих работах автора:

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Минобрнауки России для публикации результатов диссертационного исследования

1. Константинова В. А. Значение определений и постановлений суда первой инстанции, выносимых при осуществлении правосудия по уголовным делам // Юридическая наука и практика : Вестник Нижегородской академии МВД России. 2010. № 1(12). С. 278–281. 0,38 п. л.

2. Константинова В. А. Определения и постановления суда первой инстанции по уголовным делам : историческая периодизация // Научный вестник Омской академии МВД России. 2011. № 2(41). С. 67–71. 0,49 п. л.

3. Константинова В. А. Осуществление правосудия в стадии назначения (подготовки) судебного заседания // Вестник Омского университета. Сер. Право. 2011. № 1(26). С. 200–205. 0,63 п. л.

4. Константинова В. А. Промежуточные решения суда первой инстанции в системе уголовно-процессуальных решений // Научный вестник Омской академии МВД России. 2011. № 3(42). С. 68–73. 0,72 п. л.

5. Константинова В. А. Промежуточные решения суда первой при осуществлении правосудия по уголовным делам // Известия Алтайского государственного университета. Сер. Право. 2011. № 2/2. С. 79–81. 0,25 п. л.

Иные публикации

6. Константинова В. А. Мотивированность устных определений и постановлений суда первой инстанции при осуществлении правосудия по уголовным делам // Вестник Омского университета. Сер. Право. 2009. № 4(21). С. 241–243. 0,27 п. л.

7. Константинова В. А. Правосудие и судебный контроль в системе уголовного процесса России // Роль науки в повышении эффективности деятельности правоохранительных органов : мат-лы междунар. науч.-практ. конф. Алматы, 2009. С. 414–420. 0,36 п. л.

8. Константинова В. А. Совершенствование правовой регламентации вынесения определений и постановлений судом первой инстанции при осуществлении правосудия по уголовным делам // Преемственность и новации в юридической науке : мат-лы науч. конф. адъюнктов и соискателей. Омск : Омская академия МВД России, 2009. Вып. 5. С. 127–129. 0,16 п. л.

9. Константинова В. А. Соотношение понятий «судебная власть», «правосудие», «судопроизводство» // Право и политика : сб. науч. тр. аспирантов и соискателей. Омск : Изд-во ОмГУ им. Ф. М. Достоевского, 2009. Вып. 4. С. 77–81. 0,36 п. л.

10. Константинова В. А. Соотношение правосудия и производства по рассмотрению и разрешению вопросов, связанных с исполнением приговора // Современная правовая политика: проблемы и тенденции ее развития : мат-лы междунар. науч.-практ. конф. Павлодар : Павлодарский юридический колледж Комитета УИС МЮ РК, 2009. С. 42–44. 0,27 п. л.

11. Константинова В. А. Соотношение правосудия и деятельности суда по прекращению уголовных дел // Преемственность и новации в юридической науке : мат-лы науч. конф. адъюнктов и соискателей. Омск : Омская академия МВД России, 2010. Вып. 6. С. 116–119. 0,18 п. л.

12. Константинова В. А. Классификация промежуточных решений суда первой инстанции при осуществлении правосудия по уголовным делам // Правовой аспект. 2011. № 2–3(10–11). С. 108–116. 0,73 п. л.

13. Константинова В. А. Место определений и постановлений суда первой инстанции в классификациях уголовно-процессуальных актов (решений) // Правовой аспект. 2011. № 1(9). С. 54–63. 0,82 п. л.

14. Константинова В. А. Обжалование промежуточных решений суда первой инстанции при осуществлении правосудия по уголовным делам // Вестник Омского юридического института. 2011. № 3(16). С. 66–70. 0,41 п. л.

15. Константинова В. А. Частное определение (постановление) суда первой инстанции по уголовным делам // Уголовный процесс. 2011. № 9. С. 14–21. 0,54 п. л.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.