WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

  На правах рукописи 

Самойлова Жанна Владимировна

ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ИСТЦА

НА СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ
В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Специальность 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика;

оперативно-розыскная деятельность

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Томск – 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Байкальский государственный университет экономики и права» на кафедре уголовного процесса и криминалистики

Научный руководитель:        доктор юридических наук, профессор

         Смолькова Ираида Вячеславовна

Официальные оппоненты:        Татьянина Лариса Геннадьевна

         доктор юридических наук, профессор,

ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный  университет»,  профессор кафедры уголовного процесса и правоохранительной деятельности

Майорова Людмила Викторовна

кандидат юридических наук, доцент,

ФГАОУ ВПО «Сибирский федеральный университет», доцент кафедры уголовного процесса

Ведущая организация        ФГБОУ ВПО «Оренбургский государственный

       университет»

Защита состоится 26 мая 2012 года в 13.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.267.02 при ФГБОУ ВПО «Национальный исследовательский Томский государственный университет» по адресу: 634050, г. Томск, Московский тракт, 8, учебный корпус №4, ауд.111

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Томского государственного университета.

Автореферат разослан ____ апреля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                        Елисеев

доктор юридических наук, профессор Сергей Александрович

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Общепризнано, что для России первоочередную задачу составляет разработка и внедрение высокого уровня обеспеченности прав и свобод человека, верховенство общечеловеческих ценностей. Утверждение прав и свобод личности в качестве высшей ценности невозможно без обязанности государства не только признавать, но и неукоснительно соблюдать, а также охранять эти права, свободы и законные интересы. Статья 52 Конституции РФ закрепляет право потерпевшего на возмещение причиненного ущерба. Вместе с тем, практика свидетельствует о том, что сегодня фактически отсутствует надежный механизм восстановления нарушенных прав и компенсации ущерба, причиненного преступлением.

Проблема защиты прав и законных интересов физических и юридических лиц от преступного деяния относится к числу наиболее сложных в теории и практике уголовного судопроизводства. Недостаточно четкая регламентация правового статуса гражданского истца в уголовном процессе является одной из основных причин ущемления его прав и законных интересов, особенно в условиях состязательного построения судопроизводства.

Право, как известно, выступает необходимым средством закрепления, выражения социальной свободы личности, поэтому правовой статус гражданского истца должен включать в себя такой комплекс правовых возможностей, который позволил бы ему действовать в соответствии со своими интересами и целями.

В настоящее время преждевременно утверждать, что законодатель обеспечил такую защиту интересов гражданскому истцу, которая отвечала бы социальной значимости проблемы жертв преступлений, что, безусловно, требует научного осмысления и глубокого анализа в целях определения новых подходов к изучению процессуального статуса гражданского истца и его роли в уголовном судопроизводстве.

Степень научной разработанности темы. Проблема процессуального положения гражданского истца, в том числе в уголовном судопроизводстве, исследовалась в разное время многими авторами. Существенный вклад в разработку общетеоретических проблем этой актуальной темы внесли: В.А. Азаров, С.А. Александров, Ф.И. Багаутдинов, Б.Т. Безлепкин, А.Д. Бойков, В.П. Божьев, А.Т. Боннер, В.Г. Власенко, Л.М. Володина, Н.И. Газетдинов, А.П. Гуськова, П.П. Гуреев, В.Г. Даев, И.Ф. Демидов, А.А. Добровольский, З.Д. Еникеев, З.З. Зинатуллин, Л.Д. Кокорев, Н.В. Кузнецова, Э.Ф. Куцова, Ф.М. Кудин, П.А. Лупинская, А.Г. Мазалов, В.А. Матюхин, С.Д. Милицин, В.Т. Нор, Г.Д. Осокина, И.Л. Петрухин, В.Я. Понарин, И.И. Потеружа, А.Д. Прошляков, В.П. Радьков, В.М. Савицкий, М.С. Строгович, Л.Г. Татьянина, Э.С. Тенчев, В.Т. Томин, А.Г. Феногенов, И.Я Фойницкий, М.А. Чельцов, Д.М. Чечот, М.А. Чечина, М.П. Шаламов, М.С. Шакарян, П.С. Элькинд, К.С. Юдельсон и другие.

Некоторые аспекты участия гражданских истцов в российском уголовном судопроизводстве исследовались в кандидатских диссертациях: О.А. Тарнавского (2000 г.), Ю.В. Курдубанова (2002 г.), А.В. Тимошенко (2002 г.), С.В. Кравцовой (2003 г.), Д.А. Прасковьина (2004 г.), Д.Б. Разумовского (2004 г.), Н.Н. Сенина (2004 г.), Н.В. Кривощекова (2004 г.), О.А. Зелениной (2004 г.), А.И. Зорина (2005 г.), Д.П. Чекулаева (2005 г.), Т.Р. Галимова (2006 г.), Е.А. Золотой (2006 г.), И.Г. Кожина (2006 г.) и других.

Несмотря на всю важность и высокую значимость проведенных исследований, многие вопросы теории и практики соблюдения и защиты прав гражданского истца в ходе предварительного расследования в уголовном судопроизводстве России остаются неурегулированными. Более того, следует отметить, что в указанных трудах главное внимание уделялось механизму возмещения вреда от преступления, процессу доказывания гражданского иска, обеспечению гражданского иска.

Процессуальное положение гражданского истца исследовалось в работах С.А Александрова (1968 г.) и А.С. Карпикова (1999 г.), однако, указанные диссертационные исследования проводились в период действия УПК РСФСР 1960 г.

Целью диссертационного исследования является формулирование на основе комплексного анализа международных документов, действующего законодательства, специальной литературы, следственной и судебной практики и обоснование научно-теоретических и прикладных положений и рекомендаций, направленных на укрепление процессуального статуса гражданского истца на стадии предварительного расследования в российском уголовном судопроизводстве.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

– на основе межотраслевого подхода определить природу вреда, причиненного преступлением, как основания гражданского иска в уголовном судопроизводстве;

– выявить исторические тенденции правового регулирования процессуального статуса гражданского истца в уголовном судопроизводстве;

– исследовать правовые основы и особенности рассмотрения гражданского иска в уголовном судопроизводстве;

– определить место и роль гражданского истца в российском уголовном судопроизводстве;

– раскрыть особенности реализации прав гражданского истца на стадии предварительного расследования;

– выделить систему средств и гарантий процессуального обеспечения гражданского иска в целях удовлетворения требований гражданского истца;

– проанализировать процессуальный порядок наложения ареста на имущество, как гарантию реализации прав гражданского истца;

– сформулировать предложения по совершенствованию действующего уголовно-процессуального законодательства и правоприменительной практики, направленные на максимальное обеспечение законных интересов гражданского истца.

Объектом диссертационного исследования является совокупность отношений, возникающих в результате участия гражданского истца и других участников уголовного процесса на стадии предварительного расследования.

Предметом исследования являются международные правовые акты, гражданское и гражданско-процессуальное, российское и зарубежное уголовно-процессуальное законодательство, регламентирующее участие гражданского истца в российском уголовном судопроизводстве.

Методологической основой диссертационного исследования послужили всеобщий диалектический метод научного познания, общенаучные методы системного анализа, обобщения, а также частно-научные методы: исторический, лингвистический, социологический, сравнительно-правовой, формально-логический.

Теоретическая база исследования включает научные труды по философии, филологии, общей теории права, уголовно-процессуальному, уголовному, гражданско-процессуальному и гражданскому праву.

Нормативной базой исследования являются международные правовые акты, Конституция РФ, современное уголовное и уголовно-процессуальное, гражданское и гражданско-процессуальное законодательство, решения Европейского Суда по правам человека, решения Конституционного Суда РФ, постановления Пленума Верховного Суда РФ, ведомственные нормативно-правовые акты, ранее действовавшее уголовно-процессуальное законодательство (Устав уголовного судопроизводства 1864 года, законодательство СССР и РСФСР), а также современное уголовно-процессуальное законодательство зарубежных стран.

Эмпирическую базу исследования составили опубликованная практика Конституционного и Верховного Судов РФ, судебная практика судов Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа, результаты проведенного автором изучения 400 уголовных дел, по которым предъявлялись гражданские иски (2002-2011г.г.), результаты проведенного автором интервьюирования 300 следователей, дознавателей правоохранительных органов Иркутской области и Красноярского края.

Научная новизна диссертационной работы заключается в том, что на монографическом уровне впервые комплексно исследуются вопросы участия гражданского истца в российском уголовном судопроизводстве на стадии предварительного расследования на основе нового уголовно-процессуального законодательства и практики его применения. Дано авторское толкование института гражданского иска, сформулирован авторский подход к определению функции гражданского истца в российском уголовном судопроизводстве.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Гражданский иск в уголовном процессе – это специфический (то есть, предусматривающий возможность применения норм гражданско-процессуального законодательства) институт уголовного процессуального права.
  2. Процессуальная деятельность гражданского истца обусловлена как гражданско-правовым, так и уголовно-правовым интересом, соответственно, процессуальный интерес гражданского истца состоит не только в возмещении причиненного преступлением вреда и удовлетворении гражданского иска, но и в признании обвиняемого виновным в совершении преступления.
  3. Уголовному судопроизводству свойственна особая функция – поддержание гражданского иска, как вид процессуальной деятельности гражданского истца (его представителя), направленный на защиту его имущественных и личных прав от совершенного преступления. Функция поддержания гражданского иска носит обвинительный характер, при этом не является основной, ее следует характеризовать как самостоятельную факультативную функцию, причем факультативность, в данном случае, должна означать единственное - ее реализация, а, следовательно, и само ее существование должно зависеть целиком от желания лица, понесшего вред от преступления.
  4. Лицо, которому преступлением причинен вред, может выполнять две процессуальные роли: потерпевшего (частного обвинителя) и гражданского истца, при этом необходимо учитывать, что они не тождественны. В тех случаях, когда лицо выступает только в роли гражданского истца, не являясь при этом потерпевшим, гражданский истец обладает гораздо более узким кругом прав, что негативным образом сказывается на его процессуальном статусе. Как участник процесса, гражданский истец должен иметь достаточный объем процессуальных возможностей для самостоятельной защиты своего нарушенного права.
  5. Перечень прав потерпевшего, в том числе, должен включать право заявлять гражданский иск. В случае, если преступлением лицу причинен вред (имущественный, моральный или физический) следователь, дознаватель обязан уведомить потерпевшего в письменном виде о его праве на предъявление гражданского иска.
  6. В УПК РФ необходимо предусмотреть форму искового заявления гражданского истца. В исковом заявлении должно быть обязательно указано: наименование процессуального документа; изложение обстоятельств, на которых истец основывает свои требования; описание характера и размера вреда, причиненного преступлением; требование истца о возмещении/компенсации вреда; цена иска; перечень прилагаемых к заявлению документов.
  7. Возможность предъявления иска о компенсации морального вреда законодатель связал с необходимостью предварительной подачи иска о возмещении имущественного вреда, причиненного преступлением, на основании которого выносится процессуальный акт компетентных лиц о признании гражданским истцом. Следовательно, требование о компенсации морального вреда, исходя из положений ч. 1 ст. 44 УПК РФ, является производным от заявленного иска о возмещении имущественного вреда, что влечет нарушение прав лица, которому преступлением причинены нравственные и физические страдания и, как следствие, прав и законных интересов гражданского истца.
  8. Юридическое лицо не может претерпевать физические и нравственные страдания, и, соответственно, выступать в уголовном процессе в качестве гражданского истца с требованием о компенсации морального вреда. В этой связи предлагается изложить ч. 1 ст. 44 УПК РФ в следующей редакции: « Гражданским истцом признается физическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного или о компенсации морального вреда или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, либо о имущественной компенсации вреда, причиненного деловой репутации, при наличии достаточных данных полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением».
  9. Формулировка п. 12 ч. 4 ст. 44 УПК РФ представляется противоречивой, поскольку в ней указано, что гражданский истец по окончании предварительного расследования может знакомиться только «с материалами уголовного дела, относящимися к предъявленному им гражданскому иску», но, в то же время, имеет право «выписывать из уголовного дела любые сведения и в любом объеме». Поэтому п. 12 ч. 4 ст. 44 УПК РФ необходимо изложить в следующей редакции: «знакомиться по окончании расследования с материалами уголовного дела, относящимися к предъявленному им гражданскому иску, выписывать из уголовного дела сведения, имеющие отношение к заявленному гражданскому иску…».

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что содержащиеся в ней выводы, предложения и рекомендации формируют новые аспекты научной базы для проведения дальнейших исследований процессуального статуса гражданского истца в науке уголовно-процессуального права, могут быть использованы в нормотворческой деятельности для совершенствования уголовно-процессуального законодательства, способны оказать положительное воздействие на правоприменительную, в том числе судебную практику.

Апробация результатов диссертационного исследования. По теме диссертации опубликовано 15 научных статей, 3 из которых в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки, общим объемом 4,1 п.л.

Результаты диссертационного исследования докладывались на 3 международных (2006, 2007 гг.), 3 Всероссийских научно-практических конференциях (2004, 2006, 2012 гг.), межвузовской научно-методической конференции (2005 г.), а также на заседаниях кафедры уголовного процесса и криминалистики и кафедры правовых дисциплин Байкальского государственного университета экономики и права (г. Иркутск).

Структура диссертации обусловлена целью и задачами исследования, состоит из введения, трех глав, включающих семь параграфов, заключения, библиографии и приложений. Объем исследования соответствует предъявляемым требованиям и составляет 208 страниц (с приложениями).

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы и научная новизна диссертации, степень разработанности рассматриваемых в ней вопросов, определяется объект, предмет, цель, задачи исследования, характеризуется теоретическая, нормативно-правовая, эмпирическая и методологическая основы, обосновывается практическая значимость работы, излагаются основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава – «Сущность, понятие и значение гражданского иска в российском уголовном судопроизводстве» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе – «Вред, причиненный преступлением, как основание гражданского иска в российском уголовном судопроизводстве» исследуется сущность, природа и категории вреда, причиненного преступлением.

В порядке уголовного судопроизводства, как правило, возмещается только реальные убытки, причиненные преступлением. Представляется целесообразным в рамках искового производства о возмещении по уголовному делу включить в размер возмещения и упущенную выгоду, при условии доказанности этого обстоятельства. В связи с этим в законе необходимо закрепить, что сумма материального вреда складывается из: а) реальных убытков; б) упущенной выгоды.

В своих рассуждениях относительно сложностей, возникающих в ходе возмещения вреда от преступного посягательства, автор пришел к выводу, что нет оснований для выделения реституции как самостоятельной формы возмещения вреда, причиненного преступлением. Реституцию в уголовном деле следует трактовать как одно из возможных последствий удовлетворения гражданского иска. Однако следует иметь ввиду, что причиненный вред может быть заглажен любым приемлемым для потерпевшего образом, включая денежную компенсацию материального и морального вреда.

Гражданский иск в уголовном деле – это требование возместить нарушенные преступлением имущественные и неимущественные права или интересы, поэтому следователь (дознаватель) обязан признать лицо гражданским истцом при заявлении им иска не только о возмещении имущественного вреда, но и о компенсации морального вреда. Анализ лексического значения слов «мораль» и «нравственность» дает основание для вывода о том, что моральный вред в виде физических или нравственных страданий может быть причинен только человеку, личности. Безусловно, признание гражданским истцом не только гражданина, но и юридического лица – принципиальная новелла УПК РФ, но, по мнению автора, не вполне удачная. Следовательно, если моральный вред может быть причинен только человеку, то в отношении юридического лица корректнее говорить о причинении вреда его деловой репутации, под которой понимается положительная оценка юридического лица, прежде всего как добросовестного предпринимателя, другими участниками гражданского оборота. В связи с этим положение ст. 44 УПК РФ, касающееся возможности юридического лица участвовать в уголовном процессе в качестве гражданского истца, требуя компенсации морального вреда, сформулировано некорректно и требует кардинального изменения (см. положение №8, выносимое на защиту).

В действующем УПК РФ не содержатся правила о размерах и формах компенсации, устанавливается лишь то, что «гражданский истец может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального вреда». Что подразумевается под имущественной компенсацией и каков порядок определения его денежного размера, законодатель не раскрывает, этот факт существенным образом осложняет судебную практику.

В диссертации отмечается непоследовательность законодателя относительно терминологии о компенсации морального вреда, так, в положениях УПК РФ используется такое словосочетание, как «возмещение морального вреда» (ст. 136 УПК РФ). Лингвистическое толкование термина «компенсация» означает – уравновешивание, вознаграждение, то есть он соотносим только с моральным вредом. Понятие «ущерб», как равноценное понятию «имущественный вред», соотносится с понятием «возмещение» –замена чего-нибудь недостающего или утраченного. Физические и нравственные страдания человека невосполнимы, следовательно, их нельзя возместить, поэтому речь в этих случаях должна идти не о возмещении, а о соразмерном сглаживании последствий преступного деяния, то есть о компенсации. Следовательно, указывает автор, необходимо упорядочить терминологию и устранить разночтения, имеющиеся в УПК РФ, заменив в названии ст. 136 УПК РФ термин «возмещение», термином «компенсация морального вреда».

Во втором параграфе – «Историко-правовой анализ развития и становления института гражданского иска в российском уголовном судопроизводстве России» отмечается, что развитие гражданского иска далеко не всегда обеспечивалось исторической преемственностью, поскольку последующие уголовно-процессуальные нормы порой не являлись результатом закономерного развития предыдущих.

Специальные нормы о возмещении вреда от преступлений предусматривались еще в законодательстве Древней Руси. Однако, историческим моментом возникновения института гражданского иска (в современном его понимании) является именно период упрочения публичности уголовного судопроизводства, т.е. с появлением инквизиционного процесса.

Вплоть до начала XVIII века процессуальная фигура гражданского истца в России совпадала с процессуальной фигурой потерпевшего от преступления, составляя единое целое.

Реформа 1864 г. интересна, в плане рассматриваемой проблемы, прежде всего, тем, что Устав уголовного судопроизводства впервые закрепил понятия гражданского истца (законодательно отделив его от понятия "потерпевший") и гражданского иска, рассматриваемого в непосредственной связи с уголовным делом. В результате судебной реформы 1864 г. правовое регулирование возмещения вреда, причиненного преступлением, постепенно обособилось из общей массы уголовно-правовых и уголовно-процессуальных норм и выделилось в самостоятельный институт уголовно-процессуального права – гражданского иска в уголовном процессе.

После Октябрьской революции 1917 г., смены общественно-политического строя России регулирование уголовного судопроизводства претерпело существенные изменения. Изначально вопросам судоустройства и судопроизводства были посвящены первые Декреты СНК о суде, в соответствии с ними при рассмотрении уголовных дел не разрешался вопрос о возмещении вреда, причиненного преступлением.

Институт гражданского иска в уголовном процессе был восстановлен УПК РСФСР 1922 г., согласно которому особенностью реализации механизмов возмещения вреда, причиненного преступлением, являлось то, что потерпевший и гражданский истец были лишены реальных возможностей влиять на ход дела. Классовая сущность советского уголовного процесса отрицала принципы неприкосновенности и защиты частных интересов, особенно имущественного характера.

С принятием УПК РСФСР 1960 г. правовое регулирование в сфере возмещения вреда, причиненного преступлением, изменилось в сторону наделения гражданского истца бльшими правами. Гражданский иск в уголовном процессе подлежал рассмотрению вместе с уголовным делом и мог быть заявлен на любой стадии процесса (ст. 29 УПК РСФСР), а гражданский истец приобрел право участвовать в исследовании обстоятельств, имевших значение для обоснования иска.

В действующем УПК РФ нормативное регулирование процессуального положения гражданского истца в уголовном процессе получило дальнейшее развитие. К сожалению, как и прежде, законодательного определения понятия «гражданский иск в уголовном процессе» в УПК РФ нет.

В третьем параграфе «Понятие, значение и особенности рассмотрения гражданского иска в уголовном судопроизводстве» обосновывается целесообразность и необходимость рассмотрения гражданского иска совместно с уголовным делом. Автор указывает на некоторые сложности в теоретическом понимании гражданского иска, а также, немаловажным является вопрос в определении того, к какой отрасли права принадлежит институт гражданского иска в уголовном процессе.

Правовые нормы, регулирующие процесс заявления и рассмотрения гражданского иска, относятся исключительно к сфере уголовного судопроизводства, к тому же, доказывание гражданского иска в уголовном деле, судя по тем процессуальным правам, которыми наделен гражданский истец, производится по правилам, установленным УПК РФ.

Подобное положение усугубляется тем, что в общетеоретическом плане понятие правового института остается невыясненным. Автор приходит к заключению, что существует обособленная группа юридических норм, закрепленных УПК РФ, регулирующих отдельный вид однородных общественных отношений, а именно, отношений, возникающих по поводу заявления, рассмотрения и разрешения гражданского иска в уголовном судопроизводстве.

В юридической литературе неоднозначно определяется гражданский иск в уголовном деле. Наиболее распространенным и универсальным диссертант считает определение гражданского иска, как основанного на нормах материального права требования лица о возмещении вреда, причиненного преступлением или запрещенным Уголовным кодексом общественно опасным деянием, предъявленное по уголовному делу к обвиняемому или лицам, несущим материальную ответственность за действия обвиняемого (И.Л. Петрухин).

Гражданский иск подлежит рассмотрению только при наличии трех взаимосвязанных условий: вред должен быть причинен преступлением; вред должен являться непосредственным результатом преступления; вред может быть материальным (имущественным), физическим или моральным.

Исходя из привычного понимания иска, представляется, что гражданский иск в уголовном процессе необходимо рассматривать через призму трехэлементной структуры: предмет, основание и стороны. Таким образом, совокупность требований потерпевшего/гражданского истца по возмещению ущерба (морального и/или материального), причиненного преступлением, следует признать предметом гражданского иска в уголовном деле. Основанием гражданского иска в уголовном судопроизводстве должен признаваться сам факт причинения имущественного или морального вреда, в результате совершенного преступления. Основными сторонами гражданского иска в уголовном процессе являются гражданский истец и гражданский ответчик.

В работе анализируются особенности рассмотрения гражданского иска в уголовном процессе стран дальнего зарубежья (Франции, Англии, Австрии).

Вторая глава – «Особенности правового статуса гражданского истца на стадии предварительного расследования» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Понятие гражданского истца, его роль и законные интересы в российском уголовном процессе» автор отмечает, что процессуальный статус гражданского истца по своему содержанию очень близок к процессуальному статусу потерпевшего, вместе с тем, хотя истец и потерпевший являются родственными субъектами уголовного судопроизводства, они не тождественны. В случаях, когда лицо выступает только в роли гражданского истца, не являясь при этом потерпевшим, гражданский истец обладает гораздо более узким кругом прав, что негативным образом сказывается на его статусе. В таких ситуациях, гражданский истец должен иметь достаточный объем прав и возможностей для защиты своего нарушенного права, как самостоятельный участник процесса.

Диссертант не соглашается с суждением процессуалистов, отрицающих самостоятельность гражданского истца как участника судопроизводства (напр., Н.Н. Сенин). Автор полагает, что не стоит умалять роль гражданского истца в уголовном процессе, данный процессуальный статус необходим для создания надежного, работающего механизма возмещения вреда, причиненного преступлением, особенно в тех случаях, когда процессуальный статус потерпевшего и гражданского истца не совпадают.

В процессуальной литературе по вопросу о функции гражданского истца, имеются разногласия. Исходя из анализа существующих мнений, автор пришел к выводу, что кроме основных функций обвинения, защиты и разрешения дела, уголовному процессу свойственна особая функция – поддержания гражданского иска, как вид процессуальной деятельности гражданского истца или его представителя, направленный на защиту его имущественных и личных прав от совершенного преступления. В этой связи диссертант настаивает на том, что функция поддержания гражданского иска – это отдельное направление уголовно-процессуальной деятельности, которое обладает всеми свойствами уголовно-процессуальной функции (своя специфическая задача, процессуальные формы (способы) решения и средства, с помощью которых она разрешается). Таким образом, функция поддержания гражданского иска, хотя и близко примыкает к функции обвинения, не является основной. Ее, как представляется, следует охарактеризовать как самостоятельную факультативную функцию.

Анализируя процессуальный статус гражданского истца, диссертант пришел к выводу о том, что иск о компенсации морального вреда, исходя из положений ч. 1 ст. 44 УПК РФ, является производным от имущественного иска.

Элементами уголовно-процессуального статуса гражданского истца, являются: правосубъектность гражданского истца; права гражданского истца; обязанности гражданского истца; гарантии реализации прав и обязанностей гражданского истца.

Во втором параграфе «Реализация прав гражданского истца на стадии предварительного расследования» автор ставит целью раскрыть особенности и выявить сложности реализации прав гражданского истца в рамках указанной стадии.

По мнению диссертанта, реальная защита интересов гражданского истца возможна только тогда, когда в соответствующем качестве лицо признано своевременно. В настоящее время в УПК РФ нет нормы, которая обязывала бы органы расследования информировать потерпевшего о праве заявлять гражданский иск. Представляется, что в случае причинения преступлением вреда, следователь (дознаватель) обязан уведомить потерпевшего о праве предъявления гражданского иска, ведь вовремя вовлечь заинтересованное лицо в процесс означает обеспечить не только частные, но и публичные интересы, создать необходимые стимулы для помощи следствию.

Проведенное анкетирование следственных работников позволяет констатировать, что в ряде случаев (9% респондентов), органы расследования не разъясняют гражданам и юридическим лицам, понесшим вред от преступления, их право предъявить иск к лицам, которые по закону несут имущественную ответственность. Это послужило одной из основных причин того, что потерпевшие не предъявляли требований о восстановлении своих имущественных интересов, в результате чего вред, причиненный преступлением, оставался невозмещенным. Кроме этого, анализ 400 изученных уголовных дел, в которых заявлялись гражданские иски, позволяет сделать вывод о том, что 39,9% гражданских исков заявлялись непосредственно в суде, а не на предварительном следствии, что, по общему правилу, негативно сказывается на судьбе гражданского иска.

УПК РФ в ст. 44 закрепляет перечень субъектов, которые являются гражданскими истцами, следовательно, законодатель автоматически наделяет перечисленных в законе лиц статусом гражданского истца без оформления особого акта, в то время как речь должна идти о том, кто признается гражданским истцом. Автору представляется, что следует изменить формулировку п. 1 ст. 44 УПК РФ, заменив термин «является» на «признается».

В УПК РФ отсутствует указание на такое право гражданского истца, как право ходатайствовать о принятии мер по обеспечению гражданского иска (наложение ареста на имущество), предусмотренных ст. 115 УПК РФ, однако он вправе заявлять ходатайства и по этому вопросу.

Наделив гражданского истца возможностью давать показания, законодатель не упоминает такие показания в перечне видов доказательств, указанных в ч. 2 ст. 74 УПК РФ, в то время как в п. 7 ч. 4 ст. 44 УПК РФ закреплено, что показания гражданского истца могут быть использованы в качестве доказательств. На этом основании, необходимо внести изменения в ч. 2 ст. 74 УПК РФ, дополнив перечень доказательств показаниями гражданского истца.

Третья глава – «Процессуальные средства обеспечения требований гражданского истца в ходе предварительного расследования» включает два параграфа.

В первом параграфе «Понятие и система средств и гарантий процессуального обеспечения гражданского иска», раскрывая сущность процессуального обеспечения требований гражданского истца, автор указывает, что именно на стадии предварительного расследования необходимо создать достаточную доказательственную базу для удовлетворения гражданского иска. В этих целях следователь (дознаватель) должен активно привлекать гражданского истца к участию в производстве предварительного расследования, поскольку он не только помогает, но и как равноправный участник процесса, стремится предпринять действия, как в свою пользу, так и в интересах публичного обвинения.

В диссертации обосновывается предложение целесообразности формулировки единого понятия уголовно-процессуального обеспечения, под которым, следует понимать деятельность дознавателя, следователя, прокурора и суда по созданию гарантий и условий для беспрепятственной реализации и защиты субъективных прав, законных интересов участников уголовного процесса и исполнения ими своих обязанностей, а также соблюдения установленного законом порядка уголовного судопроизводства. Так, обеспечение гражданского иска является одной из разновидностей уголовно-процессуального обеспечения возмещения вреда и включает в себя целую систему процессуальных действий.

В работе под уголовно-процессуальными гарантиями понимаются условия, средства и способы, установленные международными нормами, положениями Конституции РФ и УПК РФ, которые создают равные возможности для удовлетворения законных интересов всех участников уголовного судопроизводства.

Под средствами процессуального обеспечения гражданского иска следует понимать всю совокупность предпринимаемых при производстве по уголовному делу мер (действий), призванных гарантировать возмещение причиненного преступлением вреда. Так, под средствами обеспечения гражданского иска на досудебных стадиях подразумевается в основном деятельность следователя (дознавателя) по обнаружению имущества, подлежащего аресту, и наложению на него ареста.

Компетентные государственные органы и должностные лица для возмещения вреда, причиненного преступлением, должны совершить следующие действия: 1) признание физических или юридических лиц гражданскими истцами;
2) признание соответствующих субъектов гражданскими ответчиками; 3) доказывание характера и размера вреда, причиненного преступлением; 4) обнаружение имущества, подлежащего аресту; 5) розыск и возврат законным владельцам предметов преступного посягательства; 6) разъяснение обвиняемому или лицам, несущим за него материальную ответственность, необходимости добровольного возмещения (заглаживания) причиненного преступлением материального или морального вреда, признаваемого обстоятельством, смягчающим наказание; 7) наложение ареста на имущество и принятие предусмотренных законом мер к его сохранности.

Автор не соглашается с суждением ученых, предлагающих налагать арест на имущество лишь после того, как лицо, совершившее преступление, привлечено в качестве обвиняемого (напр. М.С. Дьяченко), аргументируя свою позицию рядом обстоятельств. Между возбуждением уголовного дела и привлечением лица в качестве обвиняемого проходит определенный срок, а наибольшего эффекта эти меры достигают тогда, когда они применяются одновременно с возбуждением уголовного дела или вскоре после этого. В этой связи в законодательстве закреплено принятие мер обеспечения гражданского иска как в отношении подозреваемых, так и в отношении обвиняемых. Кроме того, практика свидетельствует, что наиболее эффективными в плане достижения положительных результатов и, соответственно, более полного обеспечения возмещения вреда гражданскому истцу являются меры, предпринятые на стадии предварительного расследования.

Исследование проблемных аспектов нормативной регламентации мер обеспечения иска, создает дополнительные гарантии для восстановления интересов гражданского истца, поскольку уровень защищенности пострадавших от преступлений следует оценивать по уровню возмещения ущерба, причиненного преступлением, который должен стать одним из основных показателей эффективности деятельности правоохранительных органов.

Во втором параграфе «Наложение ареста на имущество как гарантия реализации прав гражданского истца», рассматривая уголовно-процессуальную природу наложения ареста на имущество, автор предлагает, прежде всего, разрешить принципиальный вопрос о возможности отнесения наложения ареста на имущество к числу следственных действий. Несмотря на кажущуюся на первый взгляд очевидность ответа на данный вопрос, последовательности законодателя и единого мнения у ученых – процессуалистов в этом не прослеживается. Так, уголовно-процессуальное законодательство РСФСР относило наложение ареста на имущество к следственным действиям и регламентировало основания и порядок его проведения наряду с обыском и выемкой.

В УПК РФ, с одной стороны, наложение ареста на имущество не рассматривается в качестве следственного действия, а отнесено к мерам процессуального принуждения. С другой стороны, в образцах ранее действовавших бланках процессуальных документов, сопровождавших наложение ареста на имущество, арест именовался следственным действием. По-мнению диссертанта, наложение ареста на имущество следует однозначно трактовать мерой процессуального принуждения. Ведь термин «следственные действия» используется в тексте закона и в юридической литературе в нескольких значениях. В широком смысле под ними иногда понимают «процессуальные действия, совершаемые уполномоченными органами и должностными лицами в ходе предварительного расследования». Однако в узком смысле к следственным действиям относятся только те, которые непосредственно направлены на собирание и проверку доказательств.

Поэтому процессуальные действия считаются следственными не потому, что они осуществляются следователем, а потому, что они направлены на выявление «следов». В этом смысле такие процессуальные акты, как возбуждение уголовного дела, применение меры пресечения, предъявление обвинения и т. п., не относятся к следственным действиям.

Так, наложение ареста на имущество – это мера процессуального принуждения, суть которой состоит в запрете собственнику или владельцу имущества распоряжаться или пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение.

В процессе интервьюирования практических работников автором была выявлена немаловажная проблема, касающаяся правового положения гражданского истца. Из 300 опрошенных сотрудников правоохранительных органов 33% заявили, что возникают сложности в тех случаях, когда подозреваемый владеет имуществом совместно с другими лицами. При этом в каждом втором случае следователь (дознаватель) решает наложить арест, а решение вопроса об определении доли в таком имуществе оставляет на разрешение суда.

Действительно, в соответствии с действующим законодательством, на следователя не возлагается обязанность доказывать принадлежность того или иного имущества виновному. Вполне достаточно того, что имущество на момент наложения ареста находится, например, по месту жительства обвиняемого или подозреваемого. Гражданское начало исковых отношений позволяет предположить, что обязанность доказывания принадлежности арестованного имущества возлагается на стороны и реализуется в суде.

Вступив в дело на начальном этапе производства, гражданский истец получает реальную возможность оперативного ознакомления с информацией, касающегося гражданского иска, и может предопределить возможность производства ряда процессуальных действий, в частности заявить ходатайство о своевременном наложении ареста на имущество.

В заключении сформулированы основные выводы по теоретическим аспектам темы диссертационного исследования и рекомендации по совершенствованию действующего законодательства.

Приложения включают в себя: диаграмму, иллюстрирующую результаты анкетирования следователей (дознавателей) по вопросам ознакомления гражданского истца с материалами уголовного дела, относящимися к гражданскому иску; диаграмму, составленную по результатам анализа материалов уголовных дел, в которых предъявлялись гражданские иски, относительно представительства гражданского истца; таблицу, отражающую деятельность гражданских истцов, при реализации своих прав на стадии предварительного расследования; анкету для сотрудников правоохранительных органов.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах автора:

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК:

1. Иванова Ж.В. Компенсация морального вреда в уголовном процессе / Ж.В. Иванова // Известия Иркутской государственной экономической академии. – 2006. – № 6. – С. 118–121. – 0,2 п.л.

2. Самойлова Ж.В. К вопросу о проблемах компенсации морального вреда потерпевшему от преступления / Ж.В. Самойлова // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. – 2010. – № 4. – С. 89–94. – 0,3 п.л.

3. Самойлова Ж.В. Возмещение имущественного вреда потерпевшему от преступления в российском уголовном судопроизводстве / Ж.В. Самойлова // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2011. – № 3. –
С. 124–127. – 0,2 п.л.

Публикации в других научных изданиях:

4. Иванова Ж.В. Процессуальное положение гражданского истца по новому УПК РФ / Ж.В. Иванова // Деятельность правоохранительных органов и государственной противопожарной службы в современных условиях: проблемы и перспективы развития : материалы Всерос. науч.- практ. конф.– Иркутск : Изд-во ВСИ МВД РФ, 2004. – С. 120–122. – 0,2 п.л.

5. Иванова Ж.В. Особенности рассмотрения статуса потерпевшего и гражданского истца в курсе уголовного процесса / Ж.В. Иванова // Эволюция и современные подходы в подготовке кадров для правоохранительных органов и спасательных служб : материалы 10 межвузовской науч.-метод. конф. – Иркутск : Изд-во ВСИ МВД России, 2005. – С.221–224.– 0,3 п.л.

6 Иванова Ж.В. Рассмотрение вопросов вреда, причиненного преступлением, в курсе уголовного процесса / Ж.В. Иванова // Роль правоохранительных органов в современном обществе: проблемы научно-практического обеспечения : материалы 10 международной науч.-практ. конф. / ФГОУ ВПО ВСГАКИ. – Улан-Удэ, 2006.– С. 150–152. – 0,2 п.л.

7. Иванова Ж.В. К вопросу о структуре гражданского иска в уголовном судопроизводстве / Ж.В. Иванова // Деятельность правоохранительных органов и государственной противопожарной службы в современных условиях: проблемы и перспективы развития : материалы Всерос. науч.-практ. конф. – Иркутск : Изд-во ВСИ МВД РФ, 2006.– С. 166–168. – 0,3 п.л.

8. Иванова Ж.В. О некоторых теоретических аспектах понимания категории вреда, причиненного преступлением в курсе уголовного процесса / Ж.В. Иванова // Современные стратегии и образовательные технологии в подготовке кадров для силовых структур : материалы 11-ой Всерос. науч.-метод. конф. – Иркутск : Изд-во ВСИ МВД РФ, 2006. – С. 134 –138. – 0,3 п.л.

9. Иванова Ж.В. К вопросу о проблеме компенсации морального вреда в уголовном судопроизводстве / Ж.В. Иванова // Деятельность правоохранительных органов и государственной противопожарной службы в современных условиях: проблемы и перспективы развития : материалы Всерос. науч.-практ. конф. – Иркутск : Изд-во ВСИ МВД РФ, 2007.– С. 177–178. – 0,2 п.л.

10. Иванова Ж.В. К вопросу о функции гражданского истца в уголовном процессе / Ж.В. Иванова // Хозяйство, право и наука : сб. науч. тр. – Иркутск : Изд-во БГУЭП, 2008. – Вып. 2. – С. 32–37. – 0,3 п.л.

11. Самойлова Ж.В. К вопросу о реализации прав гражданского истца на стадии предварительного расследования / Ж.В. Самойлова // Хозяйство, право и наука : сб. науч. тр. – Иркутск : Изд-во БГУЭП, 2009. – Вып. 3. – С. 116-121. – 0,4 п.л.

12. Самойлова Ж.В. Интересы гражданского истца в российском уголовном судопроизводстве / Ж.В. Самойлова // Хозяйство, право и наука : сб. науч. тр. – Иркутск : Изд-во БГУЭП, 2010. – Вып. 4. – С. 147-152. – 0,3 п.л.

13. Самойлова Ж.В. Специфика гражданского иска в уголовном судопроизводстве / Ж.В. Самойлова // Гражданин и право. – 2010. – № 4. – С. 74–77. – 0,2 п.л.

14. Самойлова Ж.В. Роль и интересы гражданского истца в российском уголовном судопроизводстве / Ж.В. Самойлова // Материалы Международной науч.-практ. конф. / Тюменская областная Дума, Тюменская гос. акад. мировой экономики, управления и права. – Тюмень, 2010. – Вып. 7, ч 2. – С. 106–109. – 0,3 п.л.

15. Самойлова Ж.В. К вопросу о возмещении имущественного вреда потерпевшему от преступления / Ж.В. Самойлова // Актуальные вопросы правотворчества и правоприменения в РФ : материалы науч.-практ. конф. – Иркутск : Изд-во БГУЭП, 2010. – С. 452–461. – 0,4 п.л.

Подписано в печать 19.04.2012 г.

Формат А4/2. Ризография

Печ. л. 1,15. Тираж 150 экз. Заказ № 25/04-12

Отпечатано в ООО «Позитив-НБ»

634050 г. Томск, пр. Ленина 34а

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.