WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

       

ЛИПКА ЕВГЕНИЯ СТАНИСЛАВОВНА

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ И ОРГАНИЗАЦИОННО-ТАКТИЧЕСКИЕ

АСПЕКТЫ ОСМОТРА МЕСТА ПРОИСШЕСТВИЯ

ПО НАСИЛЬСТВЕННЫМ ПРЕСТУПЛЕНИЯМ

12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика;

оперативно-розыскная деятельность

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Ростов-на-Дону – 2012

Диссертация выполнена в Федеральном государственном казенном

образовательном учреждении высшего профессионального образования

«Краснодарский университет МВД России»

Научный руководитель доктор юридических наук, профессор

Меретуков Гайса Мосович

Официальные оппоненты: Шматов Михаил Андреевич

  доктор юридических наук, профессор,

  ФГКОУ ВПО «Волгоградская академия 

  МВД России», профессор кафедры

  уголовного процесса

Грибунов Олег Павлович

кандидат юридических наук, доцент

ФГКОУ ВПО «Восточно-Сибирский

институт МВД России»,

начальник кафедры криминалистики

Ведущая организация Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Воронежский государственный университет»

Защита состоится 29 мая 2012 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д.203.011.03 при ФГКОУ ВПО «РЮИ МВД России» по адресу: 344015, г. Ростов-на-Дону, ул. Маршала Еременко, 83, ауд. 503.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГКОУ ВПО «РЮИ МВД России».

Автореферат разослан 28 апреля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета         О.В. Айвазова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Материальная среда окружающей действительности, подвергающаяся каким-либо изменениям извне, не может оставаться бесследной, в том числе и событие преступления как одно из явлений связано с изменениями этой среды, именуемыми в криминалистике следами. Не может преступник уйти с места совершения преступления, не оставив там следы. Обнаружение криминальных изменений материальной обстановки возможно при осмотре места происшествия, анализ которого позволяет понять и установить механизм образования следов, связи этих следов с объектами, обнаруженными при осмотре, и лицами, причастными к данному событию. Поэтому осмотр места происшествия является одним из важнейших и первоначальных следственных действий, с которого начинается весь ход расследования преступления.

Статистика последних пяти лет свидетельствует о том, что состояние насильственных преступлений в Российской Федерации стабильно остается высоким.1

Практика свидетельствует, что осмотр места происшествия проводится почти по всем преступлениям, позволяющим следователю полнее ознакомиться с обстановкой места события и глубже уяснить сущность произошедшего. Значение осмотра места происшествия заключается в том, что он позволяет обнаружить, исследовать и закрепить сведения, устанавливающие событие преступления, виновность лица, его совершившего, выявить обстоятельства, способствовавшие совершению преступления. Однако качество и полнота осмотра места происшествия оставляют желать лучшего, особенно это характерно по приостановленным уголовным делам прошлых лет.

При проведении осмотра места происшествия допускается много уголовно-процессуальных, организационно-тактических ошибок, носящих как объективный, так и субъективный характер. Они связаны с тем, что по отдельным уголовным делам осмотр места происшествия производится несвоевременно; протоколы осмотра составляются с нарушениями требований уголовно-процессуального законодательства, недостаточно полно, всесторонне и объективно отражают ход и результаты этого следственного действия. Ситуация усугубляется еще и тем, что в настоящее время следствен­ные подразделения не полностью укомплектованы, при этом следователи не имеют достаточного опыта работы и необходимого уровня профессионализма (по результатам проведенного анкетирования вы­яснилось, что более 45% опрошенных следователей имеют стаж работы менее трех лет; при этом почти половина из числа опрошенных следо­вателей полагает, что в процессе обучения в вузе получили недостаточную подготовку по тактике осмотра).

Кроме того, отдельные нормы УПК РФ, касающиеся осмотра места происшествия – жилища и других объектов, объективно не во всем совершенны и по целому ряду позиций не соответствуют практическим по­требностям органов предварительного следствия и дознания, создавая определенные сложности в их работе.

Все эти недостатки, так или иначе, влияют на уровень раскрываемости преступлений. Качество осмотра места происшествия напрямую зависит от норм - уголовно-процессуальных условий, в соответствии с которыми он осуществляется.

Рассматриваемой проблеме уделялось значительное внимание в юридической литературе. Известны работы: Т.В. Аверьяновой, Р.С. Белкина, О.Я. Баева, А.В. Варданяна, А.Н. Васильева, И.В. Возгрина, В.Ю. Владимирова, Г. Гросса, М.В. Гаврилова, А.В. Дулова, Л.Я. Драпкина, В.Д. Зеленского, А.А. Закатова, А.Н. Иванова, Е.П. Ищенко, Ю.Г. Корухова, С.И. Коновалова, В.П. Колмакова, В.Е. Коноваловой, В.Я. Колдина, А.М. Кустова, В.П. Лаврова, С.И. Лаврухина, А.Ю. Ляхова, Г.М. Меретукова, В.В. Образцова, Н.И. Порубова, В.А. Потапова, Д.П. Рассейкина,  В.В. Степанова,  Т.С. Седовой,  В.Т. Томина, Ю.Д. Федорова, Е.Е. Центрова, А.А. Эксархопуло, А.А. Хмырова, М.А. Шматова, Н.П. Яблокова и др.

Однако приведенный анализ позволяет констатировать недостаточность научной разработанности проблемы осмотра места происшествия, которая нуждается в более глубоком исследовании. Несмотря на актуальность и безусловную практическую значимость, данная проблема пока еще не получила должной научно-практической разработки, особенно это касается осмотра места происшествия насильственных преступлений в труднодоступном месте.

К сожалению, тактика осмотра места происшествия в труднодоступном месте в современных работах по криминалистике не изложена, лишь один учебник посвящен данной проблематике, а именно особенностям осмотра в условиях боевых действий. 

Изложенные обстоятельства предопределили актуальность темы настоящего исследования и выбор ее автором.

Степень научной разработанности темы. Отдельные вопросы темы исследования нашли отражение в кандидатских диссертациях: В.П. Калмыкова «Методы расследования дел об убийствах с расчленением трупов» (1941); Р.С. Белкина «Осмотр места происшествия» (1953); А.А. Вайнштейн «Участие специалистов в следственном осмотре» (1966); Г.А. Матусовского «Уголовно-процессуальные и криминалистические вопросы осмотра следов на месте происшествия» (1965); О.Н. Сафаргалиевой «Осмотр места происшествия и установление личности преступника по материальным следам преступления» (1990); Л.В. Винницкого «Теоретические и практические проблемы следственного осмотра» (1991); В.Е. Лапшина «Место происшествия как объект экспертного исследования» (2003); О.В. Меремьяниной «Основания производства следственных действий» (2004); А.Г. Гульянц «Основные направления повышения эффективности осмотра места происшествия», (2005); В.Ф. Финогенова «Теоретические и практические проблемы розыска угнанных, похищенных и скрывшихся с места происшествия автотранспортных средств» (2007); М.А. Чернышева «Осмотр места происшествия как базовая тактическая операция» (2008) и В.С. Мамонова «Уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты осмотра места происшествия в современных условиях» (2008).

Анализ ранее исследованных диссертационных работ позволил нам выявить одну диссертацию, посвященную нашей теме исследования (Кобзев Г.В. Тактика осмотра мест происшествия по отдельным видам убийств: автореф. дис. …канд. юрид. наук. СПб, 2007 г.), а по другим видам насильственных преступлений осмотр места происшествия рассматривался в структуре методики расследования: убийств (Е.Ю. Березутский, А.А. Бессонов, В.Ф. Глазырин, И.С. Кошелева, Е.А. Логинов, М.А. Петросян, И.В. Тимонина, В.И. Шелудченко, М.П. Шоров, М.А. Шолько); изнасилований, повлекших причинение тяжкого вреда здоровью или смерти потерпевшей (А.С. Еремин, Л.Н. Кийко, И.А. Николайчук); убийств, совершенных на почве кровной мести (В.С Капица, О.П. Левченко); дел о бандитизме, грабежах и разбоях, повлекших смерть потерпевшего (М.В. Беляев, С.А. Вецкая, В.А. Сериков, Г.С. Чечелян, П.А. Соловьев, Р.М. Жиров, В.Д. Рожков, И.В. Тишутина, Л.Я. Эрекаев); убийств новорожденного ребенка (М.А. Золотов, Н.А. Соловьев) и  др. 

Анализ этих работ позволил сделать вывод о том, что осмотр места происшествия не рассматривался авторами в свете требований действующего уголовно-процессуального законодательства РФ, зачастую фрагментарно исследовались организационные аспекты, а также проблемы осмотра труднодоступной местности. Это в очередной раз свидетельствует о необходимости дальнейшей научной разработки избранной темы применительно к отдельным видам насильственных преступлений.

Объектом исследования являются уголовно-процессуальные и организационно-тактические аспекты осмотра места происшествия по насильственным преступлениям, а также сложившаяся практика и служебные отношения, формирующиеся в ходе расследования указанной группы преступлений.

Предметом исследования выступают закономерности формирования уголовно-процессуальных и организационно-тактических проблем проведения осмотра места происшествия, а также проблем и перспектив применения субъектами расследования процессуальных и научно-технических средств в ходе осмотра места происшествия по отдельным видам насильственных преступлений, совершенных в труднодоступных местах.

Цель и задачи исследования. Цель исследования состоит в разработке научно-методических рекомендаций для повышения эффективности деятельности органов предварительного следствия в ходе осмотра места происшествия.

Достижение данной цели в диссертационном исследовании обеспечивается решением следующих частных задач:

1. Исследовать поэтапное становление осмотра места происшествия в уголовном судопроизводстве России.

2. Подвергнуть анализу уголовно-процессуальное законодательство, связанное с проблемами осмотра места происшествия в жилище, помещении и других местах, и его правовое влияние на разработку тактики осмотра места происшествия.

3. Предложить авторское уточненное определение понятия организации осмотра места происшествия.

4.  Раскрыть специфику и классификацию осмотра места происшествия в труднодоступных местах по отдельным видам насильственных преступлений.

5. Разработать правовые и организационно-тактические приемы, регулирующие осмотр места происшествия в труднодоступных местах по отдельным видам насильственных преступлений.

6. Провести анализ протоколов осмотра места происшествия по архивным и приостановленным уголовным делам, связанным с насильственными преступлениями.

7. Выявить проблемы применения сил и научно-технических средств в труднодоступных местах в ходе осмотра места происшествия по отдельным видам насильственных преступлений.

8. В целях повышения эффективности осмотра места происшествия  разработать и внести предложения по совершенствованию отдельных норм УПК РФ.

Методологическую основу исследования составили положения материалистической диалектики об исторической обусловленности, объективных закономерностях развития и взаимосвязи явлений. Наряду с общим диалектическим методом применялись и общенаучные, а также частные научные методы познания: исторический, сравнительно-правовой, системно-структурный, конкретно-социологический, формально-логический, логико-юридический, статистического анализа и обобщения. При осуществлении диссертационного исследования применялись такие методы, как анализ, синтез, индукция и дедукция, а также наблюдение, сравнение, моделирование.

Нормативную базу исследования составили Конституция Российской Федерации, Законы Российской Федерации, в том числе уголовно-процессуальное законодательство и нормативные акты, регулирующие деятельность правоохранительных органов в ходе осмотра места происшествия.

Теоретическую основу исследования составили работы ученых-криминалистов Т.В. Аверьяновой, Ю.П. Аленина, В.И. Батищева, О.Я. Баева, В.П. Бахина, Р.С. Белкина, В.М. Быкова, А.Н. Васильева, Н.Т. Ведерникова, А.И. Винберга, Л.В. Винницкого, И.А. Возгрина, Т.С. Волчецкой, А.Ф. Волынского, В.К. Гавло, И.Ф. Герасимова, А.Я. Гинзбург, А.Ю. Головина, Л.Я. Драпкина, А.В. Дулова, В.А. Жбанкова, А.А. Закатова, О.А. Зайцева, В.Д. Зеленского, Г.А. Зорина, Е.П. Ищенко, Л.М. Карнеевой, В.Я. Колдина, В.Е. Корноухова, Ю.Г. Корухова, Н.И. Кулагина, И.Ф. Крылова, А.М. Кустова, В.П. Лаврова, А.М. Ларина, И.М. Лузгина, А.Ф. Облакова, В.А. Образцова, А.С. Подшибякина, Е.Р. Россинской, А.П. Резвана, Н.А. Селиванова, С.С. Степичева, В.Г. Танасевича, А.Г. Филиппова, А.А. Хмырова, С.Н. Чурилова, М.А. Шматова, С.П. Щербы, А.А. Эксархопуло, Н.П. Яблокова и др.

Эмпирическая база исследования. Основные положения и выводы диссертации основываются на теоретических положениях и анализе эмпирического материала, полученного в ходе прикладного социологического исследования. Обобщена следственная практика, использованы результаты исследования автора.

Автором изучено 230 уголовных дел, рассмотренных судами,  а также 100 дел о нераскрытых преступлениях, приостановленных производством по различным основаниям на территории Краснодарского, Ставропольского краев, Карачаево-Черкесской и Кабардино-Балкарской Республик.

По специально разработанной анкете опрошено и проинтервьюировано 300 следователей и 100 дознавателей Краснодарского и Ставропольского краев, республики Адыгея, Карачаево-Черкесской и Кабардино-Балкарской Республик.

Научная новизна исследования определяется, тем, что она представляет собой одну их первых современных попыток дать обобщенный анализ теории и практики производства осмотра места происшествия в труднодоступных местах по отдельным видам насильственных преступлений в совокупности с нормами уголовно-процессуального законодательства и криминалистической науки. Рассматриваются правовые основы организации и тактики осмотра места происшествия в труднодоступных местах. Обосновывается классификация осмотра места происшествия в труднодоступных местах с учетом складывающихся ситуаций. С учетом этого разработаны организационно-тактические и методические рекомендации по повышению эффективности осмотра места происшествия в труднодоступных местах по насильственным преступлениям. Предложены некоторые изменения и дополнения в отдельные положения норм уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Содержание поэтапного становления осмотра места происшествия и его развития в Российском уголовно-процессуальном законодательстве, консолидирующем уголовно-процессуальные и криминалистические знания, предшествующие началу разработки научных методов данного следственного действия.

2. Предложено авторское уточненное определение понятия «организация осмотра места происшествия» как деятельности, сформированной на основе определенной криминалистически значимой информации, направленной на производство следственных действий с использованием тактических приемов и оперативно-розыскных мероприятий в целях раскрытия преступления.

Организация и подготовка к осмотру места происшествия - это два понятия, предшествующие последовательно один другому. Организация и подготовка к осмотру места происшествия начинается сразу после получения ин­формации о факте совершенного преступления. Такие сообщения могут поступить следователю из дежурных частей органов внутренних дел, от работни­ков полиции, поисково-спасательной службы и иных граждан, на которые необходимо немедленно реагировать. Следователю, прежде всего, необходимо уточнить и детали­зировать эту информацию, чтобы установить наличие признаков преступления, а также выяснить обстановку, в которой придется работать. Требуется, в частности, получить максимум сведений о характере события, месте совершения преступления, количестве преступников, их вооруженности и т.д.

3. Разработана авторская классификация осмотра места происшествия в труднодоступных местах по отдельным видам насильственных преступлений:

– проблемы правового характера доступности для осмотра (когда владельцы жилища, в том числе и сам подозреваемый, не дают свое согласие на осмотр места происшествия, не открывают входную дверь в квартиру, национальные, различные религиозные традиции и пр.);

– проблемы технического характера доступности для осмотра (своеобразный рельеф местности, горы, пещеры, ущелья, сильные снегопады, сход снежных лавин, сильные речные течения, глубокие водоемы, горячие точки, территория боевых действий и др.).

4. Предложены алгоритмы организационно-тактических мероприятий, осуществляемых следователем в ходе осмотра места происшествия в труднодоступном месте по отдельным видам насильственных преступлений. В качестве примера рассматриваются три ситуации, в которых приходится действовать следователю и участникам следственно-оперативной группы. На их основе разработан комплекс организационно-тактических и методических рекомендаций по подготовке и проведению осмотра места происшествия по отдельным видам  насильственных преступлений в труднодоступных местах.

5. Взаимодействие следователя с участниками следственно-оперативной группы при осмотре места происшествия в труднодоступных местах по отдельным видам насильственных преступлений - основанная на законе и правильном сочетании, эффективном использовании полномочий и методов, присущих каждому из этих органов, деятельность, направленная на повышение результативности указанного следственного действия. Среди обстоятельств, оказывающих негативное влияние на взаимодействие следователей и участников следственно-оперативной группы, наибольшее распространение имеют: разная оценка документов, передаваемых следователю органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность; полное или частичное несовпадение интересов; сложные межличностные отношения, обусловленные субъективной оценкой профессиональных качеств субъектов взаимодействующих сторон; отсутствие четкой нормативной базы, регламентирующей взаимодействие следователей и оперативных сотрудников. В целях наиболее эффективного взаимодействия участников осмотра места происшествия  необходимо создавать следственно-оперативные группы, которые с учетом характера, объема решаемых ими задач и продолжительности их деятельности, подразделяются на специализированные и дежурные.

6. Выявлены проблемы практики применения сил и научно-технических средств в ходе осмотра места происшествия в труднодоступных местах. Представленный анализ данных проблем позволил разработать пути их правового регулирования.

7. Предложения по совершенствованию отдельных положений норм уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, а именно:

7.1. Ч. 1 ст. 5 УПК РФ дополнить п. 14, раскрывающим понятие места происшествия, следующего содержания: «Место происшествия – участок местности, жилище либо нежилое помещение, транспортное средство, воздушное, морское или речное судно, в пределах или на тер­ритории которого произошло проис­шествие, подлежащее осмотру»;

7.2. Ст. 5 УПК РФ дополнить п. 31 «протокол – документ, содержащий результаты процессуальных действий, предусмотренных настоящим кодексом»;

7.3. Модернизировать и изложить в следующей редакции ч. 2 ст. 176 УПК РФ: «В случаях, не терпящих отлагательства, осмотр места происшествия, местности, жилища, иного помещения, может быть произведен до возбуждения уголовного дела». В связи с тем, что ч.ч. 1 и 2 ст. 176 УПК РФ не согласуются, целесообразно внести в ч. 2 ст. 176 УПК РФ (Основания производства осмотра) слова: «местности, жилища, иного помещения» после слов «осмотр места происшествия».

7.4. Ст. 176 УПК РФ (Основания производства осмотра)  необходимо изложить в трех частях: «1. Осмотром места происшествия, местности, жилища иного помещения руководит следователь, дозна­ватель». Положения ч. 1 ст. 176 именовать как ч. 2, а ч. 2 ст. 176 как ч. 3. Такое дополнение повышает организационно-управленческий принцип и процессуальный статус субъекта производящего осмотр;

7.5. Предложено в ст. 177 УПК РФ дополнить новую ч. 2 следующего содержания: «В случае производства осмотра места происшествия в труднодоступной местности, связанного с опасностью для жизни и здоровья людей, а также при отсутствии навыков у следователя, следователь вправе привлечь к участию сотрудников специальных служб, а также лиц, имеющих навыки работы в труднодоступной местности с использованием специального снаряжения и научно-технических средств обнаружения, фиксации и изъятия, о чем следователь делает в протоколе специальную запись»; а ч. 3 ст. 177 УПК РФ после слова «затруднен» продолжить словами «в связи с его труднодоступной местностью, допускается осмотр места происшествия с использованием дистанционно-технических средств наблюдения и видео фиксации», далее по тексту;

7.6. Второе предложение ч. 2 ст. 166 УПК РФ изложить следующим образом: «Для закрепления доказательств наряду с составлением протокола могут применяться звукозапись, видеозапись, киносъемка, фотосъемка, изготов­ление слепков, оттисков, планов, схем и другие способы запечатления информации».

7.7. Ст. 180 УПК РФ дополнить частью 4 следующего содержания: «протокол осмотра и схема места происшествия являются однородным документом, в которых описательная часть протокола должна соответствовать топографическим обозначениям схемы места происшествия»;

7.8. Доказана необходимость введения новых ч.ч. 2, 3, 4, 5 в ст. 86 УПК РФ (соответственно ч.ч. 2 и 3 считать частями 6 и 7) следующего содержания: 

Ч. 2.: «В целях собирания, исследования и оценки доказательств орган, ведущий уголовный процесс, вправе использовать на­учно-технические средства».

Ч. 3.: «Для оказания содействия при использовании научно-тех­нических средств органом, ведущим уголовный процесс, мо­жет быть привлечен специалист».

Ч. 4. «Применение научно-технических средств признается допустимым, если они: прямо предусмотрены законом или не противоречат его нормам и принципам, научно состоятельны, обеспечивают эффективность производства по уголов­ному делу и безопасны».

Ч. 5. «Использование научно-технических средств органом, ведущим уголовный процесс, фиксируется в протоколах соот­ветствующих процессуальных действий с указанием данных научно-технических средств, условий и порядка их примене­ния и результатов их использования».

Как видно из предлагаемой нами статьи, в ней достаточно полно отражены идеи и предложения, формулируемые де­сятилетиями российскими учеными-криминалистами.

Теоретическая значимость исследования определяется тем, что пред­ложенные и сформулированные научные положения раскрывают сущность и значение осмотра места происшествия в труднодоступных местах, как источник собирания доказательств в системе уголовно-процессуального доказывания с учетом сложившейся ситуации, обстановки и условий проверяемого события. Основные его положения могут быть использованы при проведении дальнейших научных разработок при решении организационных и тактических задач осмотра места происшествия в труднодоступном месте, а также в системе профессиональной подготовки следователей, дознавателей органов правоохранительной системы.

Практическая значимость исследования. Научное и практическое значение имеют сформулированные рекомендации, направленные на решение организационно-тактических задач осмотра места происшествия в труднодоступных местах. Практическая значимость работы обусловливается отчетливо выраженным прикладным аспектом, который отражает совокупность рекомендаций, рассчитанных на повышение уровня результативности осмотра места происшествия в труднодоступных местах. Содержащиеся в диссертации выводы, предложения и рекомендации предназначены для использования на практике следственными подразделениями и органами дознания в целях улучшения их деятельности в ходе осмотра места происшествия в труднодоступных местах.

Апробация и внедрение результатов исследования. Достоверность основных положений настоящего диссертационного исследования подтверждена постановкой задач исследования, правильным обобщением теории, практики и полученных теоретических результатов.

Основные положения исследования докладывались диссертантом и обсуждались на заседании кафедры криминалистики Краснодарского университета МВД России, нашли отражение в девяти научных статьях, в том числе в четырех изданиях, рекомендованных ВАК. Теоретические положения, выводы и рекомендации, разработанные и сформулированные в ходе диссертационного исследования, докладывались: на общероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы Российского права», проходившей 16 ноября 2006 г. в ИнЭП, г. Краснодар; на Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы юридической науки», проходившей 23–24 октября 2006 г. в КубГАУ, г. Краснодар; на международной научно-практической конференции «Современные проблемы информационно-криминалистического обеспечения предварительного расследования и его оптимизация», проходившей 21–22 апреля 2011 г. в Краснодарском университете МВД РФ, г. Краснодар.

Отдельные положения диссертации внедрены и используются в учебном процессе Краснодарского университета МВД России, Кубанского государственного аграрного университета, а также в Следственном управлении Следственного Комитета РФ по Краснодарскому краю.

Структура диссертации. Диссертационная работа состоит из введения, двух глав (семи параграфов), заключения, списка литературы и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, степень ее научной разработанности, определены цели, задачи, теоретические и методологические основы диссертационного исследования, изложены его научная новизна, теоретическая и практическая значимость, а также основные положения, выносимые на защиту, представлены сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава диссертации «Становление и юридическая природа осмотра места происшествия в процессе расследования преступлений» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Понятие, содержание и основные этапы развития осмотра места происшествия в уголовном судопроизводстве» рассмотрены основные исторические этапы периода 1550–1916 годов и определяемые как этап консолидации уголовно-процессуальных и криминалистических знаний и начало разработки научных методов осмотра места происшествия как составной самостоятельной области следственного действия.

Анализ работ Г. Гросса, Я. Баршева, А.А. Квачевского, П.В. Макалинского, С.В. Познышева, А. Бертильона, В. Эбера, Б.Л. Бразоля, С.Н. Трегубова, Р.А.  Рейсса, Е.Ф. Буринского и других ученых указанного периода, а также работы ученых более позднего периода времени, позволили автору сделать определенные выводы, согласно которым этот период научных исследований, посвященный осмотру места происшествия, можно выделить как этап формирования криминалистической теории, на основе которого процессуальные и криминалистические знания этапов формирования теории и практики осмотра места происшествия позволяют совершенствовать положения норм уголовно-процессуального законодательства, осуществлять разработку эффективных тактико-методических рекомендаций по производству осмотра места происшествия применительно к каждому виду преступлений.  Другим выводом автора является и то, что учеными прошлых научных исследований не обращалось внимания на противоречия норм уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих основания и порядок производства осмотра и др. Ими не затрагивались такие важные терминологические формулировки, как «осмотр места происшествия в случаях, не терпящих отлагательства», имеются стилистические языковые погрешности при формировании языковой конструкции, например, несопоставимые термины: «обнаружение», «выяснение», «следы преступления», «обстоятельства, имеющие значение для дела» и другие, предусмотренные в настоящем Кодексе (ст.ст. 176 и 177 УПК РФ).

Во втором параграфе «Влияние норм уголовно-процессуального законодательства на разработку тактики осмотра места происшествия» рассмотрены нормы ст. 176 и ст. 177 УПК РФ, касающиеся оснований и порядка осмотра, в которых автор определил ряд позиций, не соответствующих логике и определенности. В ст. 176 УПК РФ отражена позиция законодателя, согласно которой осмотр местности, жилища, предметов и документов производится «в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств, имею­щих значение для уголовного дела». Автор считает, что такая неопределенная формулировка вызы­вает ряд вопросов. Прежде всего, непонятно, почему в законе говорится только об обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, а не для уголовного производства. Ведь в соответствии с ч. 2 ст. 176 УПК РФ осмотр места происшествия в случаях, не терпящих отлагательства, может быть произведен не по уголовному делу, а на стадии возбуждения уголовного дела – до его возбуждения.

Аналогично следует подойти и к вопросу совершенствования Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». В ст. 9 данного Закона к образцам для сравнительного исследования законодателем отнесены объекты, отображающие свойства или особенности человека, трупа животного, предмета, мате­риала или вещества, а также другие образцы, необходимые эксперту для проведения исследования и дачи заключения. Однако в ст. 10, определяющей объекты исследования, ука­зание на вещество отсутствует. Автор предлагает устранить пробе­л ч. 1 ст. 10 Закона и изложить в следующей редакции: «Объектами исследования являются вещественные доказательства, документы, предме­ты, вещества, люди, животные, трупы и их части, образцы для сравнительного исследования, а также материалы дела, по которому производится судебная экспертиза».

Исходя из содержания ст. 156 и ст. 165 УПК РФ, при принятии процессуального решения следователем о вынесении постановления о воз­буждении перед судом ходатайства о разрешении производства осмотра жи­лища, следователь должен  руководствоваться материалами уже воз­бужденного уголовного дела. Однако, если следственно-оперативная группа, выехавшая на осмотр места преступления (жилище), сталкивается с препятствием проживающих в нем лиц, и возражающих против осмотра (ч. 5 ст. 177 УПК РФ), да к тому же и уголовное дело еще не возбуждено, т. к. нет еще поводов и оснований к этому (ст. 140 УПК РФ), то о каком же постановлении можно вести речь (ч. 1 ст. 165 УПК РФ), когда предварительное расследование начинается с момента возбуждения уголовного дела (ч. 1 ст. 156 УПК РФ), и следственные действия можно проводить только после возбуждения уголовного дела. В данном случае вынесенное постановление о возбуждении ходатайства  перед судом о производстве следственного действия будет расценено как нарушение уголовно-процессуального законодательства.

В связи с этим, предлагается внести в ч. 1 ст. 5 УПК РФ п. 14 следующего содержания: «Место происшествия – участок местности, жилище либо нежилое помещение, транспортное средство, воздушное, морское или речное судно, в пределах или на тер­ритории которого произошло проис­шествие, подлежащее осмотру».

При производстве осмотра места происшествия в соответствии с нормами УПК РФ возникают некоторые процессуальные трудности. Дело в том, что если место происшествия находится в жилище, то в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 29 УПК РФ при отсутствии согла­сия проживающих в нем лиц для проведения осмотра места происшествия в жилище необходимо получить решение суда. Но это возможно только по возбужденному уголовному делу. Таким образом, следователь на стадии возбуждения уголовного дела не вправе производить  осмотр места происшествия в жилище в соответствии с ч. 2 ст. 29 и ч. 5 ст. 165 УПК РФ. Для производства осмотра места происшествия в жилище до возбуждения уголовного дела необходимо устранить противоречия между ч. 1 и 2 ст. 176 УПК РФ, т.к. они не согласуются. Считаю целесообразным дополнить ч. 2 ст. 176 УПК РФ (Основания производства осмотра) словами: «местности, жилища, иного помещения» после слова «осмотр места происшествия». Таким образом, ч. 2 ст. 176 УПК РФ изложить в следующей редакции: «В случаях, не терпящих отлагательства, осмотр места происшествия, местности, жилища, иного помещения, может быть произведен до возбуждения уголовного дела».

Вторая глава диссертации «Организационно-тактические особенности осмотра места происшествия, связанные с преступлениями насильственного характера» состоит из пяти параграфов.

В первом параграфе «Криминалистические вопросы организации и подготовки к осмотру места происшествия» рассмотрены подходы к определению организации и подготовки к осмотру места происшествия.

На основе изученных работ Г.Г. Доспулова, Л.М. Карнеевой, Т. Котарбиньского, В.И. Ключанского, А.М. Ларина, В.И. Теребилова, В.Д. Зеленского, Г.Г. Зуйкова, Д.Я. Мирского, А.С. Петрова, Н.П. Яблокова и др., а также полученных эмпирических данных, автор сформулировал уточненное определение понятия «организации осмотра места происшествия» и считает, что это деятельность, сформированная на основе определенной информации, направленная на производство следственных действий с использованием тактических приемов и оперативно-розыскных мероприятий в целях раскрытия преступления. Организация и подготовка к осмотру места происшествия начинается сразу после получения ин­формации о факте совершенного преступления, в ходе которого следователю следует уточнить и детали­зировать эту информацию, чтобы получить максимум сведений о характере события, месте совершения преступления, установить наличие признаков преступления, а также выяснить обстановку, в которой придется работать.

Организацию и подготовку осмотра места происшествия можно разделить на две самостоятельные стадии:

1) Организация и подготовка до выезда на место происшествия. Следователю необходимо убедиться в том, что место происшествия взято под надежную охрану, поскольку преступники в любой момент могут вернуться туда и уничтожить следы преступления. Установить его точное местонахождение для выезда по адресу или местности. Убедиться в том, что выделенный дежурный автомобиль оснащен рацией для переговоров с дежурной частью или другими органами внутренних дел при необходимости. В труднодоступных местах можно использовать: автомобиль повышенной проходимости (в основном в горной местности, степях и др.); гужевой транспорт (лошади, ослики, олени); лодки (обыкновенные и моторные в зависимости от складывающейся ситуации и глубины реки, водоема); снегоходы, сноубайки, лыжи, сани (в заснеженных местах, тайге, лесных массивах и пр.). В отдельных случаях, например, в труднопроходимых местах для транспорта (густой лес, рельеф местности, не позволяющий проехать транспорту и пр.), приходится добираться и пешим порядком.

2) Организация и подготовка на месте происшествия. Следователю необходимо выяснить у лиц, осуществляющих охрану места происшествия, следующие обстоятельства: не изменялась ли обстановка места происшествия до прибытия следственно-оперативной группы. Если да, то кем, когда и в связи с чем? Есть ли очевидцы преступления и где они находятся? В зависимости от ответов можно конкретизировать опрос.

Достижение следователем определенных результатов на месте происшествия должно начинаться с оценки следственной ситуации, планирования действий участников следственно-оперативной группы и окончательного решения поставленных задач. Оценка возникшей следственной ситуации на месте происшествия дает возможность в ходе его познания определиться в выборе того или иного тактического приема и направления осмотра, задержания преступника по горячим следам и других организационных мероприятий.

В целях наиболее эффективного взаимодействия подразделений органов внутренних дел при раскрытии и расследовании преступлений создаются следственно-оперативные группы (СОГ), которые с учетом характера, объема решаемых ими задач и продолжительности их деятельности подразделяются на следующие виды:

1. Дежурная СОГ (согласно графику суточного дежурства при дежурной части), выезжающая на место происшествия;

2. Специализированная СОГ.

В необходимых случаях в состав следственно-оперативной группы дополнительно необходимо включать лиц и специалистов для осмотра места происшествия (ст. 168 УПК РФ), имеющих навыки работы в труднодоступных местах. Сопровождающие осмотр в труднодоступных местах проблемы по характеру доступности можно классифицировать на:

1) Проблемы правового характера доступности для осмотра (когда владельцы жилища, в том числе и сам подозреваемый, не дают свое согласие на осмотр места происшествия, не открывают входную дверь в квартиру, придерживаются национальных устоев – не впускать чужих в дом, находятся под влиянием религиозных традиций и пр.). Согласно ч. 5 ст. 177 УПК РФ осмотр жилища производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения. Представим себе ситуацию, когда следственно-оперативная группа немедленно выехала на место происшествия для осмотра жилища, а его владельцы и проживающие в нем лица возражают против осмотра. Следователь вынужден подчиниться предписанию уголовно-процессуального законодательства: возбудить ходатайство перед судом о производстве осмотра и в соответствии с ч. 2 и 4 ст. 165 УПК РФ приступить к ожиданию в течение 24 часов вынесения судом постановления о разрешении производства ОМП. Как долго будет рассматриваться ходатайство судом и что произойдет за это время на месте происшествия, можно только предположить. У преступников есть возможность уничтожить все следы преступления. Такие требования мы относим к проблеме правового характера доступности для осмотра, что усложняет работу следователя.

Считаем, что 24-х часовой срок судебного порядка получения разрешения на производство следственного действия, а тем более касающегося осмотра места происшествия, сильно завышен и не удовлетворяет потребностям практики. Такой срок можно устанавливать лишь при планируемых следственных действиях по возбужденному уголовному делу. А поскольку на осмотр места происшествия следственно-оперативная группа выезжает по внезапно полученной информации о преступлении, и какая там ситуация (конфликтная, бесконфликтная) может ожидать их, особенно если местом преступления является жилище, следователю станет известно только по прибытии. Поэтому при конфликтной ситуации, если проживающие в жилище лица возражают против осмотра (ч. 5 ст. 177 УПК РФ), кроме задач, стоящих перед следователем – осмотр места происшествия, возникает следующая проблема: как же попасть в жилище? Наши исследования в этой части показали, что почти 85% следователей, имеющих стаж работы свыше 5 лет, высказали мнение о том, что процедура получения разрешения судьи о производстве осмотра места происшествия сильно тормозит и создает волокиту в работе.

В связи с чем вносится предложение об изменениях  и дополнениях в ч. 1 ст. 5 УПК РФ п. 14 и ч. 2 ст. 176 УПК РФ.

2) Проблемы технического характера доступности для осмотра (своеобразный рельеф местности, горы, пещеры, ущелья, сильные снегопады, сход снежных лавин, сильные речные течения, глубокие водоемы, горячие точки, территория боевых действий и др.). Когда осмотр места происшествия необходимо провести в труднодоступной местности – горах или на глубине ущелья, куда доступ без спецсредств ограничен, во взаимодействии с МЧС приглашаются специалисты (альпинисты, скалолазы), у которых имеется специальная подготовка и снаряжение: страховочная система – веревки, карабины, стопоры, кошки для ног и пр.; дайверы, водолазы, если необходимо осмотреть глубины водоемов, рек, озер; диггеры – осуществляющие поиск в катакомбах, различных коммуникациях, в том числе и канализационных; спелеологи – имеющие навыки работы в пещерах, и пр. При необходимости может быть использован и вертолет со специальным подъемным приспособлением. Данную ситуацию мы относим к проблеме технического характера доступности осмотра, т.к. следователю приходится привлекать большое количество сил и научно-технических средств в целях выполнения основной задачи – осмотра места происшествия.

Предлагаю ст. 177 УПК РФ дополнить новой ч. 2 следующего содержания: «В случае производства осмотра места происшествия в труднодоступной местности, связанного с опасностью для жизни и здоровья людей, а также при отсутствии навыков у следователя, следователь вправе привлечь к участию сотрудников специальных служб, а также лиц, имеющих навыки работы в труднодоступной местности с использованием специального снаряжения и научно-технических средств обнаружения, фиксации и изъятия, о чем следователь делает в протоколе специальную запись.

Во втором параграфе «Проблемы и перспективы применения сил и научно-технических средств в ходе осмотра места происшествия» рассматриваются проблемы использования сил и научно-технических средств (НТС) в ходе осмотра места происшествия, имеющие важное значение в раскрытии и расследовании преступлений.

На основе анализа норм уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации и РСФСР, а также эмпирического материала, автор определяет необходимость коренного изменения подхода к роли и значению НТС как средству фиксации доказа­тельственной информации. Совершенно справедливо отмечают Н.И. Долженко и С.А. Ожередева, что «видеозаписям следственных действий необходимо придать статус самостоятельного источника доказательств, дополнив УПК РФ новой стать­ей «Доказательства, полученные при помощи научно-технических средств». Автором приводятся практические примеры использования НТС в ходе ОМП, результаты которого способствовали раскрытию преступления. На основе чего автор считает видеозапись надежным средст­вом хранения информации, т.к. запечатлевает на будущее то, что может не сохра­ниться в натуре.

На практике видеозаписи отдельных следственных действий все чаще расцениваются в качестве самостоятельного источника доказательств. Тем не менее, видеозапись след­ственного действия (если рассматривать ее вне протокола), исходя из буквы закона, са­мостоятельным источником доказательств не является. Пункт 8 ст. 166 УПК РФ придает видеозаписи следственного действия лишь статус приложения к протоколу. Как извест­но, приложения без протокола следственного действия в уголовном деле фигурировать не могут, и в этом смысле они не самостоятельны, а производны. Приложение имеет процессуальное значение лишь при наличии протокола следственного действия и в единстве с ним. Автор считает, что такой подход законодателя не оправдывает себя с точки зрения эффективности борьбы с преступностью.

В целом, резюмируя все вышеизложенное, необходимо обратить внимание на следующие обстоятельства:

1.        С принятием нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации существенно увеличиваются возмож­ности использования научно-технических средств как носите­лей доказательственной информации, как средства ее обнару­жения, закрепления, изъятия в уголовном процессе и в ОРД.

2.        Результаты применения НТС как одного из средств соби­рания доказательств приобретают значение самостоятельного источника доказательств в уголовном процессе.

3. Устанавливается возможность осуществления следствен­ных действий, связанных с использованием НТС, без следова­теля по его поручению специалистом.

4. Законодательное закрепление использования материа­лов оперативно-розыскной деятельности в доказывании откры­вает новые возможности получения доказательственной инфор­мации с применением НТС.

5. Все эти новации должны быть учтены в практической деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, а также стать предметом глубокого изучения таких наук, как уго­ловный процесс и криминалистика.

Анализ научной и специальной литературы, судебно-следственной практики и положений норм зарубежного законодательства позволил автору предложить проект положений норм, регламентирующих использование НТС, а их результаты принимать в качестве доказательств. В связи с этим предлагается второе предложение ч. 2 ст. 166 УПК РФ изложить следующим образом: «Для закрепления доказательств наряду с составлением протокола могут применяться звукозапись, видеозапись, киносъемка, фотосъемка, изготов­ление слепков, оттисков, планов, схем и другие способы запечатления информации».

Одно только слово «наряду» способно все расставить по своим местам. Наряду – это значит в одном ряду, это означа­ет действия одного порядка, равные между собой. Таким об­разом, появляется два самостоятельных однопорядковых способа запечатления информации: протокольная (или, как ее называют в криминалистике, вербальная) и с помощью НТС (то есть, по криминалистической классификации, - наглядно-образная – фото-, кино-, видеокадры или графоаналитическая – планы, схемы, чертежи, графики). И обе эти формы равны, должны восприниматься при оценке доказательств как равноценные, способные дополнять и кор­ректировать друг друга.

Обращает на себя внимание и та часть статьи, где законо­датель, перечислив некоторые виды НТС, не ставит точку, а допускает возможность применения других способов запечат­ления информации. Иными словами, при таком подходе могут быть реали­зованы основные предложения по рассматриваемой пробле­матике, которые долгое время обсуждались учеными по уголовному процессу и криминалистике. Данная авторская аргументация созвучна с предложением о введении новых частей в ст. 86 УПК РФ следующего содержания: 

Ч. 2. В целях собирания, исследования и оценки доказательств орган, ведущий уголовный процесс, вправе использовать на­учно-технические средства.

Ч. 3. Для оказания содействия при использовании научно-тех­нических средств органом, ведущим уголовный процесс, мо­жет быть привлечен специалист.

Ч. 4. Применение научно-технических средств признается допустимым, если они: прямо предусмотрены законом или не противоречат его нормам и принципам, научно состоятельны, обеспечивают эффективность производства по уголов­ному делу и безопасны.

Ч. 5. Использование научно-технических средств органом, ведущим уголовный процесс, фиксируется в протоколах соот­ветствующих процессуальных действий с указанием данных научно-технических средств, условий и порядка их примене­ния и результатов их использования.

Как видно из предлагаемой нами статьи, в ней достаточно полно отражены идеи и предложения, формулируемые де­сятилетиями российскими учеными-криминалистами.

В третьем параграфе «Особенности тактики осмотра места происшествия отдельных видов насильственных преступлений» рассматриваются особенности ОМП в различных ситуациях, предопределенных труднодоступным характером осматриваемого места.

Производство осмотра места происшествия в труднодоступной местности, связанное с расследованием преступлений насильственного характера – это большой риск для жизни и здоровья участников следственно-оперативной группы, поэтому следователю необходимо основательно продумать, какие силы и научно-технические средства следует использовать при данном следственном действии.

При классическом осмотре места происшествия следователь сам лично воспринимает сложившуюся обстановку и следы на месте их обнаружения. Однако, исходя из сложившейся ситуации, следователю не всегда удается лично проводить осмотр места происшествия, например, если последствия преступления находятся под водой или в шахте (после взрыва), в высокогорной местности или в ущелье и пр., куда доступ ограничен и связан с риском для здоровья и жизни участников осмотра места происшествия.

Автором рассмотрены три преступные ситуации насильственного характера, в каждой из которых следователю необходимо определить ситуационный подход при осмотре места происшествия.

1) По сообщению обнаружен труп с признаками насильственной смерти в ущелье горной местности, куда доступ практически ограничен.

2) По сообщению очевидцев автомобиль с пассажирами сброшен в водоем (река, озеро, пруд и пр.).

3) Произведен криминальный взрыв в шахте, есть жертвы и разрушения.

Во всех ситуациях следователь лично не в состоянии с участниками СОГ провести осмотр места происшествия, поскольку доступ ограничен и связан с риском для жизни участников осмотра. Ему необходима техническая помощь специалистов.

Учитывая век научно-технического прогресса и интеграцию новых технологий в криминалистику, целесообразно использовать компьютерные и видео системы при осмотре места происшествия в труднодоступных местах. Например, для первой ситуации необходимо привлечь в помощь следователю несколько специалистов. Один из специалистов с камерой в сопровождении работников МЧС (количество определяется с учетом необходимости) с помощью вертолета и специальных средств опускаются в ущелье и там по команде следователя начинает проводить видеосъемку места происшествия и трупа (можно произвести и фотосъемку), одновременно передавая изображение на экран компьютера другого специалиста, расположенного наверху, при котором находится следователь. В данном случае могут присутствовать понятые, поскольку их жизни не угрожает опасность, и они удостоверят факт видеонаблюдения. По переговорным устройствам следователь может давать указания специалистам и регулировать направление осмотра, по некоторым объектам осуществлять видеосъемку в крупном плане и т.д. После чего провести подъем трупа из ущелья на поверхность и приступить уже к более тщательному его осмотру согласно традиционно сложившейся практике и тактике осмотра места происшествия. Аналогично можно проводить осмотр и по другим ситуациям, используя и других специалистов.

С учетом таких ситуаций, автор считает, что ст. 177 УПК РФ необходимо дополнить следующими словами: часть  3 после слова «затруднен» дополнить словами «в связи с его труднодоступной местностью допускается осмотр места происшествия с использованием дистанционно-технических средств наблюдения и видео фиксации», далее по тексту.

Кроме того, анализ положений норм уголовно-процессуального законодательства, судебной и следственной практики позволил автору определить роль следователя на месте происшествия и внести изменения в ч. 1 ст. 176 УПК РФ, изложив ее в следующей редакции: «Осмотром места происшествия, местности и помещения руководит следователь, дозна­ватель». Положение действующей ч. 1 ст. 176 УПК РФ именовать как ч. 2, а ч. 2 ст. 176 – частью третьей. Автор считает, что такое дополнение настоящей статьи но­вым содержанием повышает организационно-управленческий принцип и процессуальный статус субъекта, производящего осмотр.

В четвертом параграфе «Выявление и фиксация следов, предметов, орудий преступления и иной информации в ходе осмотра места происшествия» рассматриваются проблемы выявления и фиксации следов, предметов, орудий преступления в ходе осмотра места происшествия. Результаты осмотра общей обстановки места происшествия и описание выявленных следов, предметов и орудий преступления фиксируются в протоколе осмотра места происшествия. Протокол осмотра места происшествия является основным процессуальным документом, отражающим результаты осмотра. Поэтому протокол должен быть точным и последовательным при описании всего обнаруженного следователем и другими участниками в ходе осмотра места происшествия. Такой про­токол позволяет:

а) каждому читающему его, не бывшему на месте происшествия и не видевшему ни одного из объектов осмотра, мысленно представить себе их по описанию;

б) обо всем осмотренном получить из протокола совершенно ясную информацию;

в) при необходимости восстановить по нему обстановку преступления.

Учитывая то, что протокол осмотра составляется с соблюдением требований ст. 166 УПК РФ, согласно ч. 8 которой, - к протоколу прилагаются фотографические негативы и снимки, киноленты, диапозитивы…чертежи, планы, схемы…, выполненные при производстве следственного действия, - автор считает, что схема места происшествия, составленная следователем, как и протокол осмотра места происшествия, должны расцениваться как равные процессуальные документы, не имеющие полноценности один без другого, поскольку, протокол осмотра места происшествия отражает описание местности, объектов, предметов, орудий и пр., что и бывает отражено на схеме места происшествия. Схема места происшествия должна быть не приложением, а продолжением описательной части протокола осмотра места происшествия. Такая схема будет представлять топографическую наглядность расположения объектов на месте происшествия, следов и орудий преступления и т.д.

В связи с этим предлагается: ст. 180 УПК РФ дополнить частью 4 следующего содержания: «протокол осмотра и схема места происшествия являются однородным документом, в которых описательная часть протокола должна соответствовать топографическим обозначениям схемы места происшествия».

Привести иные нормы уголовно-процессуального законодательства в соответствие, где из ч. 8 ст. 166 УПК РФ слово «схемы» исключить. Подобные меры будут способствовать максималь­но полной фиксации результатов осмотра места про­исшествия, а также более тесной объективной связи протокола со схемами, планами, фотоснимками, видеозаписью, результаты которых можно будет в любое время сверить между собой. Такая необходимость связана еще и с тем обстоятельством, что многие следователи к составлению схемы места происшествия относятся безответственно, составленные схемы практически не позволяют определить сложившуюся обстановку, а в некоторых случаях и вовсе отсутствуют – не составляются. Анализ архивных уголовных дел позволил выявить следующее:

– в 78% случаев составленные схемы не четко определяют место происшествия;

– в 20% случаев – отсутствует адрес места происшествия;

– в 13% случаев схемы места происшествия отсутствуют.

Несмотря на значимость, придаваемую протоколу следственного действия нормами уголовно-процессуального законодательства РФ, признавшего его в качестве обязательного средства фиксации хода и результатов следственного действия, законодатель, тем не менее, не определил его статус в основных понятиях, используемых в настоящем кодексе. Автор считает такое упущение законодателя недопустимым, в связи с чем, предлагает ст. 5 УПК РФ дополнить п. 31 «протокол – документ, содержащий результаты действий, предусмотренных настоящим кодексом».

В пятом параграфе «Взаимодействие следователя с участниками следственно-оперативной группы при осмотре места происшествия» рассматриваются формы и принципы взаимодействия, которые основаны на нормах уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации и ведомственного приказа МВД России, регламентирующих осмотр места происшествия в целях раскрытия и расследования преступления.

Автор считает, что предложение Т.В. Демидовой о создании постоянно действующей следственно-оперативной группы, которая бы специализировалась на выездах на места происшествий, имеет ряд недостатков.

Во-первых, специализированные следственно-оперативные группы, выезжающие на место происшествия, будут заниматься только сбором первичного материала (оформлением протокола ОМП, составлением схемы, производства фотосъемки, получением объяснений), заранее уже зная о том, что собранный материал будет передан для дальнейшего расследования другому следователю.

Во-вторых, с учетом указанных обстоятельств, такая постановка приведет к неполному и некачественному сбору информации, следователю будет безразлична судьба дальнейшего уголовного дела, и он станет чисто регистратором фактов и будет относиться к осмотру места происшествия безответственно, т.к. за раскрываемость с него спрашивать никто не будет.

Здесь вполне уместно и справедливо высказывание В.Ф. Статкуса, который считает, что «дежурный следователь осматривает место происшествия кое-как, поскольку он не несет за это по закону ответственность, за раскрытие преступления будут спрашивать не с него, а с тех, кому дело будет передано в производство».

В-третьих, следователи, специализирующиеся только на одном следственном действии, таком, как осмотр места происшествия, потеряют свою профессиональную квалификацию.

В-четвертых, необходимо будет создать три аналогичных состава следственно-оперативных групп, для работы посменно и через сутки, согласно требованию ведомственных нормативных актов.

Наши исследования показали, что большинство следователей, а их составило – 85%, заявили:

– что пропадет интерес к следственной работе – 40,3 %;

– потеряют профессиональную квалификацию – 44,7 %;

– не имеют желания работать в составе СОГ только по осмотру места происшествия для сбора первичного материала – 85 %.

И настоящая следственная практика сложилась таким образом, что материалы, оформляемые дежурными следователями, в большей части распределяются среди других следователей.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования, приводятся основные выводы автора, предложения и рекомендации, которые могут быть использованы в процессе совершенствования уголовно-процессуального законодательства, в учебном процессе образовательных учреждений юридического профиля, в дальнейшем научном исследовании по проблеме организации и тактики осмотра места происшествия.

Основные положения диссертации

опубликованы в следующих работах автора:

В рецензируемых научных журналах, включенных в перечень, утвержденный Высшей аттестационной комиссией:

1. Липка Е.С. Уголовно-процессуальная регламентация деятельности следователя по доказыванию на стадии возбуждения уголовного дела // Социально-гуманитарные знания. М., 2006. № 12. – 0,25 п.л.

2. Липка Е.С. Генезис и эволюция осмотра места происшествия: основные этапы становления в уголовном процессе и криминалистике // Научный журнал КубГАУ [Электронный ресурс]. Краснодар, 2010. № 08(62). Режим доступа: http://ej.kubagro.ru/ 2011/08/pdf/42. pdf. – 0,25 п.л.

3. Липка Е.С. Взаимодействие следователя с органом дознания полиции при осмотре места происшествия. // Научный журнал КубГАУ [Электронный ресурс]. Краснодар, 2012. № 02(76). Режим доступа: http://ej.kubagro.ru/ 2012/02/pdf/87. pdf. – 0,56 п.л.

4. Липка Е.С. Правовые основы взаимодействия следователя с участниками следственно-оперативной группы при осмотре места происшествия // Закон и право. М., 2012. № 4. – 0,25 п.л.

Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:

5. Липка Е.С. Осмотр места происшествия как способ собирания доказательств // Актуальные проблемы российского права: материалы общероссийской научно-практической конференции. Краснодар: Институт экономики, права и гуманитарных специальностей. Выпуск № 3. 2006. – 0,4 п.л.

6. Шоров М.П., Липка Е.С. Особенности тактики проведения осмотра места происшествия в ходе расследования убийств // Актуальные проблемы юридической науки: материалы Всероссийской научно-практической конференции. Краснодар: КубГАУ, 2006.  Ч. 2.  – 0,25 п.л.

7. Липка Е.С. Правила оценки допустимости протоколов следственных действий, проводимых на стадии возбуждения уголовного дела // Научные труды ученых-юристов Северо-Кавказского региона. Краснодар, 2007. Вып. 14. – 0,35 п.л.

8. Липка Е.С. Уголовно-процессуальные аспекты осмотра в жилище по делам об убийствах // Научные труды ученых-юристов Северо-Кавказского региона. Краснодар, 2006. Вып. 13. – 0,4 п.л.

9. Липка Е.С. Проблемы и перспективы применения научно-технических средств в ходе производства следственных действий //Современные проблемы информационно-криминалистического обеспечения предварительного расследования и его оптимизация: материалы международной научно-практической конференции. Краснодар: Краснодарский университет МВД России, 2011. – 0,25 п.л.

ЛИПКА ЕВГЕНИЯ СТАНИСЛАВОВНА

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ И ОРГАНИЗАЦИОННО-ТАКТИЧЕСКИЕ

АСПЕКТЫ ОСМОТРА МЕСТА ПРОИСШЕСТВИЯ ПО

НАСИЛЬСТВЕННЫМ ПРЕСТУПЛЕНИЯМ

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

_______________________________________________________________

Подписано в печать 27 марта 2012 г. Формат 60х841/16

Бумага офсетная. Печать цифровая. Усл.-печ. л. 1,0

Тираж 150 экз. Заказ №  . Гарнитура Times _______________________________________________________________________________

Отпечатано с оригинал-макета заказчика
в КМЦ «КОПИЦЕНТР»

344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Суворова, 19, тел. 247-34-88


1 См.: www. mvd.ru. Статистика. Официальный сайт МВД России. Состояние преступности в России за 2007–2011 г.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.