WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Кодзаев Чермен Сосланович

Процессуальные формы проверки законности
и обоснованности постановлений по делам
об административных правонарушениях

12.00.14 – административное право;

финансовое право; информационное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Ростов-на-Дону – 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном
образовательном учреждении высшего профессионального образования
«Северо-Кавказский государственный технический университет»

Научный руководитель:        доктор юридических наук, доцент

Труфанов Михаил Егорович.

Официальные оппоненты:        доктор юридических наук, профессор

Ищенко Станислав Андреевич,

Тольяттинский государственный университет,

заведующий кафедрой предпринимательского

и трудового права;

кандидат юридических наук, доцент

Чмырев Сергей Николаевич,

Ставропольский филиал Краснодарского

университета МВД России,

начальник кафедры административного права

и административной деятельности

Ведущая организация:        Всероссийская государственная налоговая

академия Министерства финансов

Российской Федерации.

Защита состоится 24 мая 2012 г. в 16 часов на заседании диссертационного совета Д 203.011.02 при федеральном государственном казенном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Ростовский юридический институт МВД России» по адресу: 344015, г. Ростов-на-Дону, ул. Маршала Еременко, 83, ауд. 503.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке федерального государственного казенного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Ростовский юридический институт МВД России». Автореферат диссертации размещен на официальном сайте ФГКОУ ВПО «РЮИ МВД России» – www.ruimvd.ru.

Автореферат разослан 23 апреля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                 А.Б. Мельниченко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Обеспечение правовой защищенности личности представляет собой важнейшую задачу современного государства, определяющую одно из ключевых направлений политико-правовых преобразований в России. В плоскости административной реформы это находит свое выражение в создании правового механизма административного производства, обеспечивающего неотвратимость наказания правонарушителей и соблюдение прав и законных интересов участников процесса. Необходимым элементом административно-процессуальной формы является институт пересмотра постановлений по делу об административном правонарушении, который, опосредуя функцию проверки законности и обоснованности юрисдикционных актов, представляет собой важнейшую гарантию эффективной реализации установленного Конституцией Российской Федерации права каждого на судебную защиту и обеспечения режима законности в правоприменительной деятельности органов административной юрисдикции. Обязанность государства обеспечить справедливую, компетентную и эффективную судебную защиту вытекает из общепризнанных принципов и норм международного права1; отсутствие возможности пересмотреть ошибочный юрисдикционный акт умаляет и ограничивает право на судебную защиту, что недопустимо, поэтому законодатель, устанавливая порядок рассмотрения юридических дел, обязан предусмотреть механизм исправления таких ошибок.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях последовательно расширяет поле обеспечения и соблюдения гарантий законности на стадии производства по пересмотру постановлений по делам об административных правонарушениях. По данным статистической отчетности, количество административных дел, рассмотренных в 2011 г. порядке надзора судами уровня субъекта Российской Федерации в сравнении с 2010 г. увеличилось на 28,6 %.; аналогичное число для апелляционного производства в районных судах составляет 20,7 %. При этом судами уровня субъекта Российской Федерации было удовлетворено 45,3 % жалоб и протестов на не вступившие в законную силу постановления и определения по делам об административных правонарушениях; районными судами в 2011 году отменено 53,6 тыс. постановлений о наложении административного наказания, вынесенных государственными органами, что составляет 48,9 % от числа обжалованных актов.

Количество дел, в отношении которых была устранена судебная ошибка посредством пересмотра, красноречиво говорят о значении этого института в административно-процессуальном праве. Однако, как показывает анализ правоприменительной практики, далеко не все проблемы получили свое разрешение; правовая регламентация процессуальных форм пересмотра постановлений по делам об административных правонарушениях далеко не во всем отвечает современным реалиям. Дефекты процессуального механизма реализации «ревизионных» составляющих приводят к нарушениям прав и законных интересов граждан и организаций в ходе производства по делам из административных правонарушений. В частности, серьезной проблемой является дифференциация процессуальных режимов обжалования административно-юрисдикционных актов в зависимости от того, каким органом – судом общей юрисдикции, органом исполнительной власти, должностным лицом или арбитражным судом – рассматривалось дело об административном правонарушении, что приводит к нарушению конституционного принципа равенства всех перед законом и судом. При этом, устанавливая единые правила производства в судах общей юрисдикции и несудебных органах, законодатель не учел всех особенностей процессуальной деятельности судей, требующих специальной правовой регламентации. В результате пробелы правового регулирования вынуждены восполнять судебные органы (как на уровне рассмотрения конкретных дел – путем применения аналогии закона и права, так и на уровне актов высших судебных органов), зачастую выходя за рамки собственно правоприменительной функции, что чревато нарушением принципа разделения властей. Кроме того, подобный способ, ориентированный на решение конкретных проблем, выявленных правоприменительной практикой, путем коррекции отдельных элементов процессуального режима пересмотра, далеко не всегда учитывает внутрисистемные связи последних. Между тем, производство по делам об административных правонарушениях является сложнейшим правовым комплексом, для успешной работы которого необходимо, чтобы его конструкция имела внутреннюю логику, каждый элемент выполнял определенную функцию, направленную на реализацию основной задачи. В этих условиях остро стоит задача системного разрешения существующих проблем в рамках единой концепции правовой, судебной и административной реформ.

Сказанное свидетельствует об актуальности избранной темы. На основе современного законодательства, правоприменительной практики, зарубежного опыта, доктринальных позиций ученых различных правовых школ необходимо исследовать процессуальный механизм пересмотра постановлений по делам об административных правонарушениях, разработать ряд теоретических положений и практических рекомендаций по совершенствованию законодательства о производстве по делам об административных правонарушениях.

Степень разработанности проблемы исследования. Проблематика административного процесса в настоящее время активно разрабатывается в науке административного права. В ходе продолжающейся уже полвека дискуссии об административном процессе был наработан богатейший материал, представленный в трудах Ю.С. Адушкина, Д.Н. Бахраха, К.С. Бельского,
В.В. Денисенко, А.А. Дёмина, А.С. Дугенца, Ю.М. Козлова, П.И. Кононова, Б.М. Лазарева, С.Н. Махиной, В.И. Новоселова, В.В. Полянского, В.Н. Протасова, Н.Г. Салищевой, В.Д. Сорокина, Ю.Н. Старилова, Ю.А. Тихомирова, Н.Ю. Хаманевой, В.А. Юсупова, А.Ю. Якимова и др. Отдельные вопросы пересмотра постановлений по делам об административных правонарушениях рассматриваются в трудах таких ученых как С. Баранов, М.Я. Масленников, О.В. Панкова, С.Д. Хазанов, А.А. Шагабутдинов, Г.А. Шевчук и др., однако, системных исследований, направленных на разработку указанной проблематики на концептуальном уровне, в науке административного права на сегодняшний день нет.

Цель и задачи диссертационного исследования. Целью диссертации является разработка основ правовой концепции процессуального режима пересмотра постановлений по делам об административных правонарушениях и выработка предложений по ее легальному воплощению. Достижение этой цели осуществляется путем решения следующих задач:

– исследование проверки законности и обоснованности постановлений по делам об административных правонарушениях через призму категории стадии административного процесса как отдельного, относительно обособленного этапа юрисдикционной деятельности, направленного на достижение ближайшей процессуальной цели;

– выявление процессуальных режимов проверки законности и обоснованности постановлений по делам об административных правонарушениях и оценка обоснованности их дифференциации;

– уточнение круга субъектов права на обжалование и опротестование постановлений по делам об административных правонарушениях;

– систематизация видов объектов проверки законности и обоснованности постановлений по делам об административных правонарушениях как элемента соответствующей процессуальной формы;

– формирование правовой модели процессуального механизма осуществления права на обжалование (опротестование) постановлений по делам об административных правонарушениях;

– определение направлений совершенствования процессуального порядка проверки законности и обоснованности постановлений по делам об административных правонарушениях, не вступивших в законную силу;

– обоснование подходов к решению проблем правовой регламентации отношений, опосредующих проверку законности и обоснованности постановлений по делам об административных правонарушениях, вступивших в законную силу;

– систематизация оснований для отмены постановлений по делам об административных правонарушениях через призму требований к административно-юрисдикционным актам с учетом функционального назначения опосредующих проверку их законности и обоснованности процессуальных форм;

– разработка рекомендаций по совершенствованию законодательства, регулирующего отношения, связанных с проверкой законности и обоснованности постановлений по делам об административных правонарушениях.

Объект и предмет диссертационного исследования. Объектом диссертационного исследования является совокупность административно-правовых отношений, опосредующих проверку законности и обоснованности постановлений по делам об административных правонарушениях. Предметом исследования является совокупность административно-правовых норм, регулирующих отношения, возникающие в связи с проверкой законности и обоснованности постановлений по делам об административных правонарушениях, а также тенденции и перспективы развития данного правового института в современных политико-правовых условиях.

Методологической основой исследования является диалектический метод познания, использование которого обеспечивает восприятие правовых явлений в их развитии и взаимодействии; при выполнении исследования использовались общенаучные методы (анализ, синтез, абстрагирование, обобщение, индукция и дедукция, аналогия) и частнонаучные методы исследования в области правовых исследований (конкретно-социологический, системное, историческое, грамматическое, логическое толкование).

Теоретическую базу диссертационного исследования составили работы таких представителей науки административного права как А.П. Алехин, Д.Н. Бахрах, К.С. Бельский, И.А. Галаган, В.В. Денисенко, А.А. Кармолицкий, И.Ш. Килясханов, Ю.М. Козлов, Б.М. Лазарев, Е.В. Ламонов,
В.А. Лория, М.Я. Масленников, С.Н. Махина, В.А. Мельников, А.В. Новиков, О.В. Панкова, И.В. Панова, Б.В. Россинский, П.А. Петухов, Н.Г. Салищева, В.Д. Сорокин, Е.И. Спектор, Ю.Н. Старилов, А.С. Телегин, А.П. Шергин, А.Ю. Якимов, О.М. Якуба и др. В работе также использованы труды ученых-юристов по общей теории права, уголовному процессу, гражданскому процессу, арбитражному процессу, таких как М.Г. Авдюков, С.С. Алексеев,
И.В. Бенедик, Е.А. Борисова, А.Б. Венгеров, А.А. Добровольский, М.И. Клеандров, С.В. Курылев, Н.И. Матузов, А.В. Малько, Г.Л. Осокина и др.

Эмпирическую базу составили материалы судебной и иной правоприменительной практики, включая постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вопросам применения КоАП РФ, обзоры судебной практики, постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации и ФАС Северо-Кавказского округа, опубликованные статистические данные. В качестве информационной базы исследования были использованы международные правовые акты, нормативно-правовые акты Российской Федерации.

Научная новизна работы состоит в теоретической разработке основ правового института проверки законности и обоснованности постановлений по делам об административных правонарушениях, основанного на идеях единства процессуального режима административно-юрисдикционной деятельности и функциональной дифференциации процессуальных форм пересмотра юрисдикционных правоприменительных актов. Разработанная концепция определяет институциональные и функциональные параметры процессуально-правового режима проверки законности и обоснованности постановлений по делам об административных правонарушениях, легальное закрепление которого будет способствовать формированию процесса, обеспечивающего адекватный стандартам правового государства уровень правовой защищенности личности и единообразие практики применения административных норм как важнейшее условие реализации общеправовых принципов стабильности и определенности правового регулирования. Научная новизна работы определяется как самой постановкой проблемы, так и подходом к ее исследованию с учетом недостаточной на сегодняшний день степени ее разработанности.

В диссертации сформулирован ряд положений и выводов, выносимых на защиту.

1. Сущностной предпосылкой выделения двух стадий проверки законности и обоснованности постановлений по делам об административных правонарушениях является их функциональная дифференциация, обусловленная свойствами пересматриваемого административно-юрисдикционного акта. Сущность пересмотра постановлений, не вступивших в законную силу, состоит в проверке законности и обоснованности постановления путем повторного рассмотрения дела по существу; сущность пересмотра постановлений, вступивших в законную силу, состоит в проверке законности и обоснованности постановления с точки зрения единообразия правоприменительной практики, общепризнанных принципов и норм международного права, а также публичных интересов. Сущность каждой из стадий определяет содержание каждого из элементов соответствующего процессуального режима: порядок возбуждения производства, круг субъектов, пределы пересмотра, основания для отмены постановлений.

2. Расширение круга субъектов права на обжалование постановлений по делам об административных правонарушениях, вступивших в законную силу, до границ понятия «лица, участвующие в деле об административном правонарушении» в совокупности с существующим процессуальным механизмом возбуждения надзорного производства не отвечает функциональному назначению данной стадии производства по делам об административных правонарушениях, заключающемуся в оценке законности и обоснованности постановления, прежде всего, с точки публичных интересов.

3. Дифференциация процессуального статуса прокурора, проявляющаяся в плоскости права инициации пересмотра постановления по делу об административном правонарушении, в зависимости от вида органа, рассматривающего дело об административном правонарушении (суд общей юрисдикции, орган, должностное лицо, с одной стороны, арбитражный суд – с другой), не имеет под собой объективных предпосылок, ибо содержание функций прокуратуры не зависит от вида органа административной юрисдикции. Процессуальный статус прокурора в производстве по делам об административных правонарушениях должен быть единым независимо от указанного фактора; системное решение этой задачи предполагает унификацию процессуального режима административного производства.

4. Обоснована необходимость включения в круг объектов пересмотра постановлений по делам об административных правонарушениях определений, которые затрагивают не только материальные, но и процессуальные права участников административного производства. Для реализации этого предложения необходимо изложить часть четвертую ст. 30.1 КоАП РФ в следующей редакции:

«4. Определение суда, органа, должностного лица, рассматривающего дело об административном правонарушении, может быть обжаловано (опротестовано) отдельно от постановления по делу об административном правонарушении в соответствии с правилами, установленными настоящей главой в случаях, если в соответствии с настоящим Кодексом предусмотрено обжалование этого определения, а также если это определение препятствует дальнейшему движению дела».

5. Оценка административно-юрисдикционных актов через призму условий их правомерности, позволила сформулировать принципиальный подход к системе оснований отмены постановлений по делу об административном правонарушении на стадии апелляционного пересмотра: незаконность, необоснованность, несправедливость. Обоснована необходимость легального закрепления безусловных оснований отмены постановления по делу об административном правонарушении, к которым относятся следующие нарушения норм процессуального права: рассмотрение дела неправомочным субъектом (судьей, органом, должностным лицом), включая рассмотрение дела в незаконном составе при коллегиальном рассмотрении; рассмотрение дела в отсутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, не извещенного о времени и месте рассмотрения дела; рассмотрение дела об административном правонарушении с нарушением права лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, пользоваться помощью защитника; нарушение правил о языке, на котором ведется производство по делу об административном правонарушении; отсутствие на постановлении по делу об административном правонарушении подписи судьи, должностного лица, которые рассматривали дело; отсутствие протокола о рассмотрении дела об административном правонарушении.

Для реализации указанных положений предложено дополнить КоАП РФ статьей 30.71 в авторской редакции.

6. Необходимо разграничивать условия, образующие в совокупности юридическое основание права на обжалование (опротестование) постановления по делу об административном правонарушении, и условия, образующие процессуальный порядок осуществления этого права. К первым относится: наличие у заявителя административно-процессуальной правоспособности; заявитель входит в круг лиц, наделенных правом на обжалование (опротестование); обжалуемый административно-юрисдикционный акт включен в круг объектов обжалования. Вторая группа условий включает в себя: соблюдение правил о компетенции (подведомственности и подсудности); соблюдение процессуального срока обжалования (опротестования); использование предусмотренного законом способа обращения с жалобой (протестом); соответствие жалобы (протеста) требованиям, установленным законом.

7. Разработан процессуальный механизм возбуждения производства по пересмотру постановления по делу об административном правонарушении, который не только препятствует движению порочных с процессуальной точки зрения жалоб (протестов), но и дифференцирует последствия по критерию природы порока. В основе такого механизма лежат три процессуальные формы завершения возбуждения производства по пересмотру постановления по делу об административном правонарушении: возбуждение, отказ в принятии жалобы (протеста), возвращение жалобы (протеста). Основаниями для отказа в принятии жалобы (протеста) являются обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии у заявителя права на обжалование (опротестование) административно-юрисдикционного акта; данная процессуальная форма должна исключать возможность повторного обращения с тождественной жалобой (протестом). Основания для возвращения жалобы (протеста) находятся в плоскости нарушения порядка ее предъявления, в силу чего возвращение жалобы (протеста) не препятствует повторному обращению при условии устранения допущенных недостатков.

8. Рассмотрение стадии надзорного производства через призму его функционального назначения позволило сформулировать следующие основания для отмены постановлений по делам об административных правонарушениях, вступивших в законную силу: нарушение юрисдикционным органом при вынесении постановления по делу единообразия в толковании и применении норм права; нарушение прав и свобод человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, международным договорам Российской Федерации; нарушение прав и законных интересов неопределенного круга лиц или иных публичных интересов. Данные основания должны получить непосредственное закрепление в КоАП РФ.

Обоснованность и достоверность научных положений, выдвигаемых в диссертации, обеспечены применением апробированных методов и методик научного исследования, соблюдением методологических требований теории государства и права, тщательным отбором эмпирического материала, обобщением практического опыта.

Научно-теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что она представляет собой комплексное исследование проблем проверки законности и обоснованности постановлений по делам об административных правонарушениях, позволившее сформулировать выводы, которые могут быть использованы при дальнейшем изучении проблематики административно-процессуального права. Практическая значимость исследования заключается в разработке достаточно конкретных рекомендаций, которые могут быть использованы в процессе совершенствования законодательства о производстве по делам об административных правонарушениях; результаты исследования, наряду с использованием в научно-исследовательской и практической деятельности, могут найти свое применение в образовательных учреждениях юридического профиля в процессе преподавания курса административного права и специализированных учебных курсов.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы нашли отражение в 6 научных статьях, общим объемом 3 п.л., из которых 2 опубликованы в журнале, входящем в перечень научных изданий, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ.

Результаты научного исследования апробированы автором на V Всероссийской научно-практической конференции «Теория и практика административного права и процесса» (пос. Небуг, 8 10 октября 2010 года); на заседании Всероссийского круглого стола «Административная юрисдикция и административно-юрисдикционная деятельность: теория и практика» (Москва, ВГНА май 2012 года).

Структура диссертации обусловлена задачами осуществляемого в рамках настоящей работы научного исследования. Диссертация включает в себя введение, три главы, состоящие из семи параграфов, заключение и библиографический список использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, оценивается степень ее научной разработанности, определяются цели и задачи, методологическая основа, формулируются положения, выносимые на защиту, отмечается научная новизна, теоретическая и практическая значимость диссертации, содержатся конкретные сведения об апробации ее результатов.

Глава первая «Общая характеристика проверки законности и обоснованности постановлений по делам об административных правонарушениях» состоит из двух параграфов.

Первый параграф «Проверка законности и обоснованности постановлений по делам об административных правонарушениях в системе стадий административного процесса». В результате рассмотрения регламентированного действующим законодательствов административно-юрисдикционного процесса через призму доктринальных признаков процессуальной стадии дана критическая оценка преобладающего в современной правовой науке мнения о том, что проверка законности и обоснованности постановлений по делам об административных правонарушениях представляет собой единую стадию административного процесса. Проверка законности и обоснованности постановлений по делам об административных правонарушениях опосредуется двумя стадиями: пересмотр постановлений по делам об административных правонарушениях, не вступивших в законную силу и пересмотр постановлений по делам об административных правонарушениях, вступивших в законную силу. Указанные стадии дифференцированы как с точки зрения сущностной, раскрываемой посредством опосредуемых ими функций, так и с точки зрения формально-процессуальной. Лишь отдельные из опосредуемых институтом пересмотра дела функций являются общими для процессуальных форм пересмотра постановлений по делу об административных правонарушениях, дифференцированных в зависимости от вида постановления (вступившего или не вступившего в законную силу); эта общность естественно обусловлена требованиями процессуальной формы, предполагающей исчерпывающую регламентацию порядка совершения правоприменительных действий, обеспечивающего надлежащее (правильное) применение права, т.е. его законность, обоснованность, целесообразность. Оценивая же задачи, непосредственно стоящие перед правоприменителем в процессе пересмотра постановлений, не вступивших в законную силу, и постановлений, вступивших в законную силу, можно достаточно четко дифференцировать две самостоятельные стадии.

Несмотря на то, что в КоАП РФ нет нормативного закрепления процессуальных задач, стоящих перед институтом пересмотра постановлений, не вступивших в законную силу, вывод о его функциональном назначении можно сделать на основе системного толкования норм, определяющих элементы данного процессуального режима (пределы пересмотра постановления по делу об административном правонарушении, полномочия суда, должностного лица, пересматривающего постановление, основания для его отмены и пр.). Решение поставленного вопроса базируется на норме пункта 8 части 2 ст. 30.6 КоАП РФ, согласно которой при рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении проверяются на основании имеющихся в деле и дополнительно представленных материалов законность и обоснованность вынесенного постановления; это позволило ряду авторов сделать вывод о том, что речь идет о пересмотре апелляционного типа. Сущность последнего выражается в двух задачах – проверка законности и обоснованности юрисдикционного акта и рассмотрение дела по существу – сбалансированное единство которых определяет сущность апелляции. Иерархия этих задач определяется местом апелляции в системе административного процесса: основной задачей является устранение судебной ошибки, для чего суд повторно рассматривает дело.

Сущность пересмотра вступивших в законную силу юрисдикционных актов не может быть сведена к повторному рассмотрению дела, характерному для апелляционного производства. В деятельности надзорной инстанции функциональные акценты смещаются в плоскость обеспечения режима законности в юрисдикционной деятельности «непосредственных» правоприменителей; задачи суда надзорной инстанции, таким образом, обогащаются задачей по осуществлению процессуального руководства правоприменительной деятельностью.

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что проверка законности и обоснованности постановлений по делам об административных правонарушениях опосредуется двумя самостоятельными стадиями, сущностной предпосылкой разграничения которых является их функциональная дифференциация, обусловленная свойствами являющегося объектом проверки административно-юрисдикционного акта.

Второй параграф «Процессуальные режимы проверки законности и обоснованности постановлений по делам об административных правонарушениях». Анализ действующего законодательства позволяет сделать вывод, что процессуальные режимы проверки законности и обоснованности постановления по делу об административном правонарушении существенно дифференцированы в зависимости от того, каким органом рассматривалось дело об административном правонарушении. Сложившаяся ситуация – отражение проблемы существования в настоящее время двух процессуальных форм применения мер административной ответственности, которые (процессуальные формы) установлены, соответственно, КоАП РФ и АПК РФ. Проблема усугубляется еще и тем, что указанные федеральные законы по-разному определяют критерии подведомственности дел об административных правонарушениях. КоАП РФ исходит из особенностей субъектного состава правонарушения, «отдавая» в ведение арбитражных судов дела с участием юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. АПК РФ соответствующий вопрос решает посредством трех критериев: помимо указанного субъектного состава, значение имеет также характер осуществляемой ими при совершении правонарушения деятельности (предпринимательская и иная экономическая деятельность), а также прямое отнесение соответствующего дела к ведению арбитражных судов. В свете прямого указания в ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ составов административных правонарушений, дела по которым рассматриваются арбитражными судьями, последний критерий снимает всякую неопределенность в части выбора процессуального режима обжалования постановлений по делам, изначально рассматриваемым в порядке арбитражного судопроизводства. В случае же обжалования постановлений по делам, вынесенных административными органами, указанные выше коллизия критериев подведомственности может привести к серьезным проблемам реализации права на обжалование постановления о привлечении к административной ответственности.

Сравнительное исследование процессуальных режимов проверки законности и обоснованности постановлений о привлечении к административной ответственности, установленных КоАП РФ и АПК РФ, наглядно демонстрирует существенные их отличия. КоАП РФ предусматривает лишь две процессуальные формы проверки законности и обоснованности: пересмотр не вступивших в законную силу постановлений и пересмотр вступивших в законную силу постановлений в порядке надзора; при этом КоАП РФ не разграничивает постановления, вынесенные судом и постановления, вынесенные административными органами, устанавливая для них общий порядок пересмотра. АПК РФ предусматривает четыре процессуальные формы пересмотра: производство в арбитражном суде апелляционной инстанции, производство в арбитражном суде кассационной инстанции, производство в арбитражном суде надзорной инстанции, производство по пересмотру вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам; кроме того, постановления административных органов проходят проверку законности и обоснованности в суде первой инстанции в порядке, предусмотренном § 2 главы 25 АПК РФ.

На наш взгляд, параллельное существование двух процессуальных форм производства по делам об административных правонарушениях не только не обусловлено объективно существующими связями в системе реальных общественных отношений, но и формально противоречит действующей Конституции РФ. Из установленного ч. 1 ст. 19 Конституции РФ правила о равенстве всех перед законом и судом логично вытекает требование установления единой процессуальной формы разрешения одинаковых по своей природе дел, независимо от субъектного состава. Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации указанный принцип, хотя и не исключает возможность установления различных условий привлечения к ответственности для различных категорий субъектов права (в данном случае – юридических лиц и лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, с одной стороны, и физических лиц, с другой), однако такие различия не могут быть произвольными, они должны основываться на объективных характеристиках соответствующих категорий субъектов2.

Указанная проблема носит не только теоретико-правовой характер, но обуславливает существенные пороки функционирования системы административной юрисдикции; крайне проблематично говорить о стабильности и единообразии практики применения законов в условиях, когда толкование одних и тех норм различается в судах общей юрисдикции и арбитражных судах; у каждой ветви судебной власти зачастую свое видение «духа» закона, которое не воспринимает другая ветвь.

Противоречивость конституционных положений вылилась в итоге в изначально дефектную систему административного судопроизводства; собственно термин система здесь может быть использован с большой долей условности, ибо фактически мы имеем дело с институционально изолированными и функционально обособленными системами судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Повышение эффективности института административного судопроизводства, обеспечивающего, с одной стороны, реализацию принципа неотвратимости наказания, а, с другой – гарантирующего защиту прав и законных интересов субъектов административного процесса, требует организационного слияния систем судов общей юрисдикции и арбитражных судов; утратив свою самостоятельность в качестве ветви судебной власти, последние будут существовать в качестве специализированных судов для рассмотрения споров и иных дел в экономической сфере. Объединение двух ветвей судебной власти с одновременной утратой арбитражными судами самостоятельности позволит решить проблему «двуглавости» судебной системы: имея один высший орган в лице Верховного Суда Российской Федерации, в составе которого будет функционировать Арбитражная коллегия, она приобретет истинное качество единой. Параллельно должна решаться проблема унификации, слияния двух процессуальных режимов административно-юрисдикционного производства, построения на их основе единого административного процесса.

Глава вторая «Право на обжалование (опротестование) постановлений по делам об административных правонарушениях» состоит из трех параграфов.

Первый параграф «Субъекты права на обжалование (опротестование) постановлений по делам об административных правонарушениях». В настоящее время КоАП РФ закрепляет единый подход к кругу лиц, обладающих правом на обжалование (опротестование) постановлений по делам об административных правонарушениях вне зависимости от стадии процесса. Правом обжалования (опротестования) как постановлений, не вступивших в законную силу, так и постановлений, вступивших в законную силу, обладают лица, участвующие в деле об административном правонарушении, к которым относится лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, потерпевший, представитель (законный и договорный), защитник, прокурор; правом надзорного обжалования вступившего в законную силу решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста на постановление по делу об административном правонарушении, также наделяется должностное лицо, вынесшее постановление. Полагаем, что расширение круга субъектов права на обжалование постановлений по делам об административных правонарушениях, вступивших в законную силу, до границ понятия «лица, участвующие в деле об административном правонарушении» в совокупности с процессуальным механизмом возбуждения надзорного производства на основании жалоб указанных лиц не отвечает функциональному назначению данной стадии административного процесса, заключающемуся в оценке законности и обоснованности постановления, прежде всего, с точки публичных интересов.

Важнейшей административно-процессуальной формой прокурорского надзора является принесение протеста на постановление по делу об административном правонарушении. Принимая во внимание необязательность заключения прокурора для органа, рассматривающего дело, протест является, по сути, единственным эффективным средством процессуального реагирования прокурора на незаконность совершенных в ходе производства действий и постановлений. Между тем, КоАП РФ и АПК РФ закрепляют принципиально различные модели реализации указанного права прокурора. Отличие проявляется как в срезе отражения различных систем процессуальной деятельности, закрепленных указанными законами, в целом, так и в вопросе непосредственно о полномочиях прокурора.

Во-первых, право на принесение протеста прокурора по КоАП РФ не зависит от участия прокурора в деле. Согласно АПК РФ прокурор вправе принести апелляционную и кассационную жалобу лишь при условии, что прокурор является лицом, участвующим в деле; в суд надзорной инстанции прокурор вправе обратится с представлением о пересмотре в порядке надзора судебного акта независимо от участия в деле, однако и здесь круг дел ограничен перечнем, установленным в ч. 1 ст. 52 АПК РФ. С другой стороны, АПК РФ предоставляет лицам, участвующим в деле (включая прокурора) больше процессуальных возможностей по обжалованию постановлений по делам об административных правонарушениях, нежели КоАП РФ. Подобная дифференциация процессуальных статусов прокурора в зависимости от вида органа, рассматривающего дело об административном правонарушении, не имеет под собой никаких объективных предпосылок. Полагаем, что процессуальный статус прокурора в производстве по делам об административном правонарушении должен быть единым независимо от указанного фактора.

Второй параграф «Объекты права на обжалование (опротестование) постановлений по делам об административных правонарушениях». Анализ ст. 30.1 КоАП РФ позволяет сделать вывод, что объектами пересмотра в порядке, предусмотренном главой 30 КоАП РФ, являются лишь постановления по делу об административном правонарушении, а также определения об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении. Форма постановления предусмотрена КоАП РФ для трех видов актов: возбуждения производства по делу, прекращения производства по делу, а также для акта о назначении административного наказания. Обратим внимание на некоторую непоследовательность легального решения вопроса «выбора» процессуальной формы для того или иного юрисдикционного акта. Указанные акты различаются по характеру административных норм, применение которых опосредуется каждым из них. В первом случае речь идет о применении процессуальных норм, во втором – процессуальных или материальных в зависимости от основания прекращения, в третьем – применении норм материального права. Между тем, вид процессуальной формы административного акта должен кореллировать характеру применяемой нормы, что реализовано, в частности, в АПК РФ: для «материальных» административно-юрисдикционных актов предусмотрена процессуальная форма решения, процессуальные же акты опосредуются определениями. Аналогичный подход должен быть воспринят и в административно-процессуальном праве. Разрешение дела об административном правонарушении по существу должно воплощаться в постановлении; при этом не имеет значения содержание акта: привлекая к административной ответственности или отказывая в ее привлечении (т.е. вынося «оправдательный» акт) уполномоченный орган применяет норму материального права. Для процессуального вида административно-юрисдикционных актов должна быть предусмотрена форма определения. Реализация данного подхода является необходимым условием четкого законодательного решения вопроса о круге административно-юрисдикционных актов, которые являются объектами пересмотра.

Предусмотрев для различных, с точки зрения правовой природы, юрисдикционных актов единую форму постановления, законодатель создал повод для дискуссий относительно содержания этого понятия применительно к институту пересмотра. Так, отрицается возможность обжалования постановления о возбуждении производства по делу об административном правонарушении в качестве самостоятельного объекта (т.е. изолированно от итогового постановления). Доводом формально-юридического характера является норма ч. 1 ст. 29.9. КоАП РФ, которая закрепляет два вида постановлений по делу об административном правонарушении: о назначении административного наказания и о прекращении производства по делу об административном правонарушении.

Сказанное свидетельствует о том, что постановление о возбуждении производства по делу (последнее имеет место при возбуждении дела прокурором) не является постановлением с точки зрения института пересмотра; аналогичный вывод можно сделать и в отношении иных процессуальных оснований возбуждения, к которым относятся протокол об административном правонарушении и определения, опосредующие возбуждение производства по делу в случаях проведения административного расследования. Применительно к административно-арбитражному процессу вывод о невозможности обжалования протокола об административном правонарушении обосновывается на оценке правовых свойств последнего как акта, который не имеет ненормативного характера, влияющего на осуществление прав и законных интересов лица, привлекаемого к административной ответственности в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Анализ правоприменительной практики позволяет выявить еще один вид административно-юрисдикционных актов, которые являются самостоятельными объектами пересмотра. Пунктом 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»3 объектом самостоятельного обжалования (опротестования) признано определение об отклонении ходатайства о восстановлении срока обжалования постановления по делу об административном правонарушении. В основе аргументации – обращение к общим принципам осуществления правосудия (надо заметить, весьма абстрактное), из которых выводится правило – указанное определение может быть обжаловано, поскольку оно исключает возможность дальнейшего движения дела, что влечет нарушение права лица, привлеченного к административной ответственности, на защиту. Указанный подход может быть признан верным с точки зрения общей теории процессуального права; фактически Верховный Суд спроецировал на административно-процессуальные отношения известное всем процессуальным отраслям правило. Нелогичность здесь проявляется том, что Верховный Суд РФ разрешил таким образом вопрос о возможности обжалования (опротестования) лишь одного вида определений; между тем, значение общих принципов, которыми обосновано указанное выше решение, не сводится к отдельным аспектам правового регулирования, ибо первые имеют универсальный характер. Обращение к категории общих принципов права естественным образом обусловливает общее же правило, действие которого не может быть ограничено лишь одним видом административно-юрисдикционных актов. На наш взгляд, выраженная в позиции Верховного Суда РФ логика обоснования возможности обжалования определений об отклонении ходатайства о восстановлении срока обжалования постановления по делу об административном правонарушении обусловливает вывод о возможности обжалования (опротестования) любого препятствующего движению дела определения.

Третий параграф «Осуществление права на обжалование (опротестование) постановлений по делам об административных правонарушениях». Необходимо разграничивать условия, образующие в совокупности юридическое основание права на обжалование (опротестование) постановления по делу об административном правонарушении, и условия, образующие процессуальный порядок осуществления этого права. К первым относится: наличие у заявителя административно-процессуальной правоспособности; заявитель входит в круг лиц, наделенных правом на обжалование (опротестование); обжалуемый административно-юрисдикционный акт включен в круг объектов обжалования. Вторая группа условий включает в себя: соблюдение правил о компетенции (подведомственности и подсудности); соблюдение процессуального срока обжалования (опротестования); использование предусмотренного законом способа обращения с жалобой (протестом); соответствие жалобы (протеста) требованиям, установленным законом.

Указанные соображения имеют непосредственное значение для конструирования процессуального механизма возбуждения производства по пересмотру, который должен не только «отсекать» порочные с процессуальной точки зрения жалобы (протесты), но и дифференцировать последствия по критерию природы порока. В основе такого механизма должны лежать три процессуальные формы завершения возбуждения производства по пересмотру постановления по делу об административном правонарушении. Наряду с собственно возбуждением, данный этап производства должен завершаться также отказом в принятии жалобы (протеста) и возвращением жалобы (протеста). Основаниями для отказа в принятии жалобы (протеста) должны быть обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии у заявителя права на обжалование (принесение протеста) административно-юрисдикционного акта; данная процессуальная форма должна исключать возможность повторного обращения с тождественной жалобой (протестом). Основания для возвращения жалобы (протеста) должны лежать в плоскости нарушения порядка предъявления жалобы (протеста), в силу чего возвращение жалобы (протеста) не должно препятствовать повторному обращению при условии устранения допущенных недостатков.

Глава третья «Процессуальный порядок проверки законности и обоснованности постановлений по делам об административных правонарушениях» образована тремя параграфами.

Первый параграф «Порядок проверки законности и обоснованности постановлений по делам об административных правонарушениях, не вступивших в законную силу». Исследование процессуального порядка проверки законности и обоснованности административно-юрисдикционных актов, не вступивших в законную, имеет большое значение, поскольку анализ норм КоАП РФ и АПК РФ позволяет обнаружить не только существенную дифференциацию процессуальных режимов рассмотрения жалобы (протеста) на постановление по делу об административном правонарушении, но и наличие ряда «внутренних» коллизий, которые обусловливают в итоге недостаточную эффективность административно-процессуального механизма проверки законности и обоснованности юрисдикционных актов.

В КоАП РФ прямо не определен субъект обязанности по направлению (вручению) копии жалобы с соответствующими приложениями органу, должностному лицу, чье постановление (определение, решение) обжалуется, а также субъект обязанности по извещению участников пересмотра по делу. Поскольку лицо, подающее жалобу, представляет ее вместе с ее копией должностному лицу, судье, уполномоченным ее рассматривать, то по логике следует, что указанные субъекты и должны направлять либо вручать заинтересованным лицам копии жалобы и приложенных к ней документов. Это следует, на наш взгляд, непосредственно определить в ст. 30.4 КоАП РФ.

КоАП РФ не содержит правила, согласно которому подача жалобы приостанавливает исполнение наказания; исполнение постановления приостанавливается лишь в случае принесения протеста. Между тем, в отличие от КоАП РФ АПК РФ прямо предоставляет возможность приостановления арбитражным судом исполнения постановления по ходатайству заявителя. Полагаем, что аналогичное правило должно быть включено в КоАП РФ.

Рассмотрение жалобы начинается с объявления, кто рассматривает жалобу, какая жалоба подлежит рассмотрению и кем она подана; устанавливается явка физического лица, или законного представителя физического лица, или законного представителя юридического лица, в отношении которых вынесено постановление по делу, а также явка вызванных для участия в рассмотрении жалобы лиц. Полагаем, что необходимо проверять также явку потерпевшего, его законного представителя, поскольку они входят в круг субъектов права на обжалование постановления по делу об административном правонарушении, а, кроме того, – представителя административного органа (должностного лица), вынесшего постановление по делу, а также явку иных вызванных для участия в рассмотрении жалобы (протеста) лиц.

Пробелы в правовом регулировании порождают дискуссионность вопроса об обязательности присутствия лица, в отношении которого вынесено постановление по делу, при рассмотрении жалобы. Полагаем, что законодательно следует предусмотреть при пересмотре постановления об административном аресте обязательное присутствие либо лица, в отношении которого вынесено это постановление, либо его законного представителя, либо защитника.

Второй параграф «Проблемы процессуального порядка проверки законности и обоснованности постановлений по делам об административных правонарушениях, вступивших в законную силу». Несмотря на создание многоступенчатой системы проверки законности и обоснованности постановления по делу об административном правонарушении до вступления этого постановления в законную силу, КоАП РФ сохранил возможность исправления ошибок и после вступления состоявшихся решений в законную силу путем пересмотра этих решений в порядке надзора.

В силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в целом ряде определений 2004–2006 годов, пересмотр вступивших в законную силу постановлений и решений должен осуществляться в надлежащей судебной процедуре, обеспечивающей процессуальные права лиц, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, в соответствии с конституционными принципами правосудия, в том числе принципами состязательности и равноправия сторон. Однако при пересмотре вступивших в законную силу постановлений и решений стороны не извещаются о месте и времени рассмотрения дела, слушание дела как таковое отсутствует. Подобный подход свидетельствует о нарушении ряда конституционных норм, устанавливающих гласность, состязательность и равноправие сторон в качестве общепроцессуальных принципов правосудия (ст. 123 Конституции РФ).

Конституционный Суд РФ признал необходимым законодательное урегулирование в КоАП РФ пределов и оснований проверки, полномочий судей, сроков для обжалования (опротестования) вступившего в законную силу судебного акта и порядка рассмотрения жалобы (протеста) в суде надзорной инстанции. Эта позиция Конституционного Суда РФ в КоАП РФ учтена не полностью. Если ч. 1 ст. 30.16 КоАП РФ ориентирует на ограничение проверки дела доводами жалобы, протеста и возражениями, содержащимися в отзыве на жалобу, протест, то ч.2 ст. 30.16 КоАП РФ допускает проверку дела в полном объеме без каких-либо ограничений. Думается, что в данном случае используется аналогия с нормами, содержащимися в ст. 30.4 и ст. 30.10 КоАП РФ, в соответствии с которыми при подготовке к рассмотрению жалобы, протеста судья (как и соответствующее должностное лицо) вправе при необходимости истребовать «дополнительные материалы».

Полагаем, что характер аналогии как источника права означает, что ее использование возможно только в тех случаях, когда это прямо допускается отраслевым законодательством; поскольку Конституция РФ не закрепляет подобной формы бытия права, ее должен санкционировать законодатель. Из этого следует, что аналогия административно-деликтного права, как материального, так и процессуального недопустима, поскольку ст. 1 КоАП РФ не предусматривает применение законодательства об административных правонарушениях по аналогии; нет аналогичных положений и в ст. 3 АПК РФ.

Третий параграф «Основания отмены постановлений по делам об административных правонарушениях». Анализ позитивного права свидетельствует об отсутствии сколько-нибудь удовлетворительного легального решения вопроса об обоснованиях отмены постановления по делу об административном правонарушении; закрепленные в КоАП РФ основания для отмены далеко не полностью исчерпывают все возможные «проявления» неправомерности постановления, в силу чего возможность отмены незаконного по иным, не указанным в ст. 30.7 КоАП РФ «параметрам» незаконности исключается.

Системное решение проблемы оснований для отмены постановлений по делам об административных правонарушениях требует обращения к анализу требований, предъявляемых к указанному виду юрисдикционных актов и образующих в совокупности условия его правомерности; оценка постановлений и определений через призму условий их правомерности, позволила сформулировать принципиальный подход к системе оснований отмены юрисдикционных актов на стадии апелляционного пересмотра: незаконность, необоснованность, несправедливость.

Незаконность может выражаться в нарушении или неправильном применении норм материального права или норм процессуального права; характер нарушенной нормы является основанием для дальнейшей дифференциации критериев незаконности с целью выявления их юридического влияния на правомерность административно-юрисдикционного акта.

В частности, нарушение норм материального права может выразиться: в применении закона, не подлежащего применению; в неприменении закона, подлежащего применению; в неправильном истолковании закона.

Нарушения норм процессуального права по степени влияния на правомерность постановления по делу об административном правонарушении могут быть подразделены на три группы:

– формальные нарушения, которые не могут повлиять на правомерность правильного по существу постановления;

– существенные нарушения, каждое из которых привело или могло привести к неправильному разрешению дела. Особенность данной группы нарушений состоит в том, что неправильное применение одной и той же процессуальной нормы в зависимости от конкретных условий может быть иметь значение существенного или несущественного;

– нарушения, образующие основания к безусловной отмене постановления независимо от правильности разрешения дела по существу; к безусловным основаниям отмены постановления по делу об административном правонарушении должны быть отнесены: рассмотрение дела неправомочным субъектом (судьей, органом, должностным лицом), включая рассмотрение дела в незаконном составе при коллегиальном рассмотрении; дело рассмотрено в отсутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, не извещенного о времени и месте рассмотрения дела; рассмотрение дела об административном правонарушении с нарушением права лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, пользоваться помощью защитника; нарушение правил о языке, на котором ведется производство по делу об административном правонарушении; отсутствие на постановлении по делу об административном правонарушении подписи судьи, должностного лица, которые рассматривали дело; отсутствие протокола о рассмотрении дела об административном правонарушении.

Необоснованность постановления по делу об административном правонарушении может проявляться в неправильном определении юридически значимых обстоятельств; недоказанности обстоятельств, которые субъект административной юрисдикции признал установленными; несоответствии выводов, изложенных в постановлении по делу, обстоятельствам дела.

Системное решение задачи легального закрепления оснований для отмены постановления по делу об административном правонарушении требует дополнения КоАП РФ статьей 30.71 следующего содержания:

«Статья 30.71. Основания отмены постановления по делу об административном правонарушении

1. Основаниями для отмены или изменения постановления по делу об административном правонарушении являются:

1) неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела;

2) недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств;

3) несоответствие выводов, изложенных в постановлении, обстоятельствам дела;

4) нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права;

5) несправедливость постановления.

2. Неправильным применением норм материального права является:

1) неприменение закона, подлежащего применению;

2) применение закона, не подлежащего применению;

3) неправильное истолкование закона.

3. Нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием для изменения или отмены постановления по делу об административном правонарушении, если это нарушение привело или могло привести к принятию неправильного постановления.

4. Основаниями для отмены постановления по делу об административном правонарушении в любом случае являются:

1) рассмотрение дела неправомочным судьей, должностным лицом, в том числе рассмотрение дела в незаконном составе при коллегиальном рассмотрении дела;

2) рассмотрение дела в отсутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, не извещенного о времени и месте рассмотрения дела;

3) рассмотрение дела об административном правонарушении с нарушением права лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, пользоваться помощью защитника;

4) нарушение правил о языке, на котором ведется производство по делу об административном правонарушении;

5) отсутствие на постановлении по делу об административном правонарушении подписи судьи, должностного лица, которые рассматривали дело;

6) отсутствие протокола о рассмотрении дела об административном правонарушении.

Несправедливым является постановление, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести административного правонарушения, личности лица, привлеченного к административной ответственности, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей настоящего Кодекса, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости».

Функциональная специфика надзорного производства исключает возможность использования при проверке вступивших в законную силу постановлений оснований для отмены, тождественных установленным для апелляционного пересмотра, ибо суд надзорной инстанции проверяет только законность судебных актов, не вдаваясь при этом в вопросы факта. Отталкиваясь от функционального назначения стадии надзорного производства, можно сформулировать следующие основания для отмены постановлений, вступивших в законную силу: нарушение юрисдикционным органом при вынесении постановления по делу единообразия в толковании и применении норм права; нарушение прав и свобод человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, международным договорам Российской Федерации; нарушение прав и законных интересов неопределенного круга лиц или иных публичных интересов. Данные основания должны получить непосредственное закрепление в КоАП РФ.

В заключении сформулированы выводы и рекомендации, имеющие как теоретико-методологическое значение для исследования проблем проверки законности и обоснованности постановлений по делам об административных правонарушениях, так и предложения по совершенствованию законодательства.

Основные научные результаты диссертации изложены в следующих работах автора:

Статьи, опубликованные в рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки России:

1. Кодзаев Ч.С. Объекты пересмотра в производстве по делам об административных правонарушениях // Пробелы в Российском законодательстве. 2008. № 3. – 0,5 п.л.

2. Тимошенко И.В., Кодзаев Ч.С. Совершенствование института пересмотра дел об административных правонарушениях // Северо-Кавказский юридический вестник. 2008. № 4. – 0,5 п.л.

Иные научные публикации:

3. Кодзаев Ч.С. Законная сила постановления по делу об административном правонарушении // Актуальные проблемы совершенствования экономико-правовых и социально-политических сфер общества в современной России. Ростов-на-Дону, 2008. – 0,5 п.л.

4. Кодзаев Ч.С. Проблемы процессуального порядка пересмотра постановлений по делам об административных правонарушениях, вступивших в законную силу // Молодежь как инновационный ресурс развития современного российского общества: Сборник тезисов докладов Межрегиональной научно-практической междисциплинарной конференции студентов и молодых ученых Юга России. Ростов-на-Дону, 2008. – 0,7 п.л.

5. Кодзаев Ч.С. Проблемы осуществления права на обжалование (опротестование) постановлений по делам об административных правонарушениях // Вестник Северо-Осетинского государственного университета им. К.Л. Хетагурова. Общественные науки. Владикавказ, 2011. – № 4. – 0,4 п.л.

6. Кодзаев Ч.С. Пересмотр постановлений по делам об административных правонарушениях в системе стадий административного процесса // Вестник Северо-Осетинского государственного университета им. К.Л. Хетагурова. Общественные науки. Владикавказ, 2012. – № 1. – 0,4 п.л.


1 См.: Ст. 8, 29 Всеобщей декларации прав человека. Принята 10 декабря 1948 г. Генеральной Ассамблеей ООН // Российская газета. 1995. 5 апреля; п. 2 и подп. «а» п. 3 ст. 2 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 12.

2 Постановление Конституционного Суда РФ от 27 апреля 2001 г. №  7-П «По делу о проверке конституционности ряда положений Таможенного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, жалобами открытых акционерных обществ «АвтоВАЗ» и «Комбинат «Североникель», обществ с ограниченной ответственностью «Верность», «Вита–Плюс» и «Невско–Балтийская транспортная компания», товарищества с ограниченной ответственностью «Совместное Российско–Южноафриканское предприятие «Эконт» и гражданина А.Д. Чулкова» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2001. № 5. См., также: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 апреля 2001 г. № 7-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 2001. № 5; Постановление Конституционного Суда РФ от 6 апреля 2006 г. №  3-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 2006. № 3.

3 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. № 6. Ранее аналогичный подход получил закрепление в Обзоре судебной практики за 3 квартал 2003 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. № 3. С. 26.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.