WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

МАСЛОВ ЕВГЕНИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

Проблемы уголовной ответственности
за преступления против интересов службы

в коммерческих и иных организациях

12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

       

Ростов-на-Дону–2012

Диссертация выполнена в Федеральном государственном бюджетном
образовательном учреждении высшего профессионального образования

«Ставропольский государственный университет»

Научный руководитель:        доктор юридических наук, профессор

Оганян Роман Эдуардович

Официальные оппоненты:        доктор юридических наук, профессор

Улезько Сергей Иванович,

ФГБОУ ВПО «Ростовский государственный экономический университет (РИНХ)»,
заведующий кафедрой уголовного права
и криминологии;

кандидат юридических наук

Надтока Сергей Викторович,

ФГКОУ ВПО «Ростовский юридический институт МВД России», старший преподаватель
кафедры уголовного права

Ведущая организация: ФГКУ «ВНИИ МВД России»

Защита диссертации состоится 24 мая 2012 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д. 203.011.02 при ФГКОУ ВПО «Ростовский юридический институт МВД России» по адресу: 344015, Ростов-на-Дону, ул. Маршала Еременко, 83, ауд. 503.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГКОУ ВПО «Ростовский юридический институт МВД России».

Автореферат размещен на сайте ФГКОУ ВПО «РЮИ МВД России» – www.ruimvd.ru

Автореферат разослан 23 апреля 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета                 А.Б. Мельниченко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Результатом прово­димых в России экономических и политических преобразо­ваний стало появление многочисленных коммерческих и не­коммерческих (иных) организаций. Аппарат последних не участвует в государственном и муниципальном управлении, однако многие их служащие наделены управленческими пол­номочиями в своих структурах. Использование этих полно­мочий во вред интересам службы (а иной раз и прямое превышение полномочий) способны причинить значительный урон не только экономическим интересам, но и интересам частных лиц, иных организаций и государственным интере­сам в целом. Общеизвестно, что в первой половине 1990-х годов в отечественном уголовном законодательстве суще­ствовал определенный пробел, позволявший использовать управленческие полномочия в коммерческих и иных органи­зациях, не боясь наступления уголовной ответственности. Однако социально-экономическое развитие нашей страны, становление государственных и общественных институтов потребовали законодательной реакции на подобного рода действия, совершаемые управленческим персоналом коммер­ческих и иных негосударственных организаций.

Одной из существенных новелл УК РФ 1996г. стало формирование системы преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях (гл. 23). Как известно, к этим преступлениям отнесены: злоупотребле­ние полномочиями (ст. 201), злоупотребление полномо­чиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202), пре­вышение полномочий служащими частных охранных или де­тективных служб (ст. 203) и коммерческий подкуп (ст. 204). Очевиден тот факт, что в гл. 23 УК РФ определены составы преступлений, которые официально угрожают охра­няемым интересам в сфере экономики – недаром все они отнесены именно к этому разделу отечественного уголов­ного законодательства.

Обычно в качестве юридического основания появления гл. 23 УК РФ выступает суждение о том, что уголовно-правовая защита интересов службы в коммерческих и иных организациях реализует предписание ст. 8 Конституции РФ о равной защите всех форм собственности в России. Одно­временно большинством авторов подчеркивается то обстоя­тельство, что законодательно отсутствует единый четкий критерий объединения всех названных преступлений в одну главу УК РФ, связанный с трудностью определения видо­вого объекта уголовно-правовой охраны. В качестве при­чины такой ситуации указывается, что указанные деяния посягают «не только на отношения экономического харак­тера, возникающие, реализуемые и прекращаемые в ходе экономической деятельности, но и на иные отношения, ха­рактеризующие интересы службы в коммерческих и иных ор­ганизациях, которые не всегда имеют экономический ха­рактер»1.

Более того, в литературе высказывались суждения о том, что в принципе не существует необходимости само­стоятельной криминализации преступлений против интере­сов службы в коммерческих и иных организациях, а служа­щие негосударственных предприятий и общественных объе­динений должны отвечать за совершение «общеуголовных» преступлений (преступлений против собственности, против конституционных прав и свобод человека и гражданина, преступлений в сфере экономической деятельности и пр.)2

Таким образом, в доктрине имеется широкий разброс мнений относительно необходимости и целесообразности существования самой главы 23 УК РФ, а также о вопросах квалификации отдельных преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях.

Настораживающим является то обстоятельство, что на сегодняшнее время отсутствует сложившаяся судебная практика вменения большинства составов данных преступ­лений (пожалуй, за исключением коммерческого подкупа), что не может не сказаться на соблюдении конституцион­ного предписания о единообразном применении уголовного законодательства на всей территории России (ст. 71 Кон­ституции РФ).

Отдельные преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях подвергались теорети­ческому анализу – в первую очередь, это относиться к составам злоупотребления полномочиями и коммерческого подкупа, относительно которых имеется немалое число ис­следований. С другой стороны, на настоящий момент не­значительно количество специальных работ, посвященных целостному пониманию системы этих преступлений и ее места в Особенной части уголовного законодательства России. Многие (если не большинство) вопросов, связан­ных с концептуальным пониманием места рассматриваемой группы преступлений в отечественном уголовном законода­тельстве, их квалификации, особенностей наступления уголовной ответственности за их совершение, остаются скорее открытыми, нежели уже решенными.

Одним из наиболее проблематичных моментов примене­ния
ст. 201–204 УК РФ стал особый порядок наступления уголовной ответственности за данные преступления, опре­деленный в примечании к
ст. 201 УК РФ и детализирован­ный в уголовно-процессуальном законодательстве.

Государство пересматривает правовую идеологию в борьбе с коррупционными преступлениями, совершаемыми в частности и в частной сфере. Свидетельством этому является ратификация в 2006 году Российской Федерацией Конвенции ООН против коррупции и Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию, принятие Федерального закона от 25.12.2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» и внесение изменений в УК РФ в декабре 2008 года.

Все вышеприведенные обстоятельства определили ак­туальность и необходимость выбора темы диссертационной работы.

Основными целями проведенного исследования явля­ются комплексное изучение системы преступлений против ин­тересов службы в коммерческих и иных организациях по УК РФ 1996 г. и решение теоретических проблем квалифика­ции этих преступлений. Также в качестве цели вы­ступает обоснование материально-правовых основ осо­бого порядка наступления уголовной ответственности за со­вершение данных преступлений.

В соответствии с указанными целями сформулированы следующие задачи исследования:

1. Обоснование социально-юридических предпосылок су­ществования интересов службы в коммерческих и иных ор­ганизациях как самостоятельного объекта уголовно-право­вой охраны.

2. Исследование современного состояния теоретиче­ского понимания и практического применения норм о престу­плениях против интересов службы в коммерческих и иных организациях.

3. Теоретический и сравнительно-правовой анализ уго­ловно-правовых признаков составов злоупотребления пол­номочиями, злоупотребления полномочиями частными но­тариусами и аудиторами, превышения полномочий служащими частных охранных или детективных служб, коммерческого подкупа.

4. Разработка концептуального понимания изучаемой группы преступлений в системе служебных преступлений, а также их соотношение с должностными преступлениями и пре­ступлениями в сфере экономики.

5. Сравнительно-правовой анализ уголовного законодательства России и зарубежных государств, касающийся существа темы исследования.

6. Разработка предложений по совершенствованию Уго­ловного Закона в плане повышения эффективности ох­раны интересов службы в коммерческих и иных организа­циях.

Объектом настоящего исследования явились обществен­ные отношения и интересы, возникающие вследст­вие совершения преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях.

Предметом исследования стали объективные и субъек­тивные признаки составов преступлений, предусмотренных ст. 201–204 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Нормативную основу исследования составили Консти­туция России, Конвенция ООН против коррупции, Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию, Уголовный кодекс РФ, Уголовно-процес­суальный кодекс РФ, Гражданский кодекс РФ, ряд федеральных законов РФ («О системе государственной службы Российской Федерации», «О государст­венной регистрации юридических лиц», «Об аудиторской деятельности», «О некоммерческих организациях», «О ча­стной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации», «О нотариате» и др.), Федеральный закон от 25.12.2008 г. «О внесении изменений в отдельные законодательные акты в связи с ратификацией Конвенции ООН против коррупции от 31.10.2003 г. и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27.01.1999 г. и принятием Федерального закона «О противодействии коррупции» от 25.12.2008 г., а также подзаконные акты органов государственной власти и управления.

В рамках сравнительно-правового исследования изучено уголовное законодательство ряда зарубежных государств (Австрии, Германии, Испании, Польши, Франции, стран СНГ).

Эмпирическая база. В ходе работы проанализированы 80 уголовных дел и материалов следственной практики, связанных с привлечением либо осуждением за преступле­ния против интересов службы в коммерческих и иных орга­низациях, а также имеющая отношение к теме диссертации практика Верховного Суда РФ (Постановление Пле­нума Верховного Суда РФ № 6 от 10 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерче­ском подкупе», Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 19 от 16 октября 2009 года «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий», а также решения высших судебных инстанций по отдельным делам).

Методологической основой диссертации стали различные методы научного познания. Среди них, прежде всего, общенаучный, диалектический, а также системно-структурный, историко-правовой, сравнительно-правовой, метод обобщений, эмпирический, социологический и некоторые другие научные методы. Исследование осуществлено на основе общеметодологических положений теории познания, оно базируется на методах теории уголовного права и общей теории права.





Теоретическая основа исследования. В про­цессе на­писания диссертации применялись достижения наук уголов­ного права, уголовного процесса, гражданского права, административного права, конституционного права, крими­нологии, общей теории права. Среди изу­ченных трудов надо особо отметить работы следующих ученых: Н.Ф. Аса­нов, А.Я. Аснис, В.С. Буров, В.А. Владимиров, Б.В. Вол­женкин, А.В. Галахова, С.А. Гор­дейчик, А.С. Горелик, В.В. Здравомыслов, В.И. Зуб­кова, С.В. Изосимов, В.Ф. Кириченко, В.Н. Кудрявцев, Н.Ф. Кузнецова,
А.В. Наумов, А.А. Пионтковский, А.Б. Сахаров, Э.Н. Скрябин, Н.С. Та­ганцев, А.Н. Трайнин, Г.Н. Хлупина, И.В. Шишко, А.В. Шнитенков, П.С. Яни, Б.В. Яцеленко.

Научная новизна работы заключается в том, что дис­сертация представляет собой одно из первых в отечест­венной науке уголовного права исследование, где разра­ботана авторская концепция преступлений против интере­сов службы в коммерческих и иных организациях, предло­жена их классификация в зависимости от объективных и субъективных признаков составов данных преступлений.

Социально-юридическим основанием появления в УК РФ системы преступлений против интересов службы в коммер­ческих и иных организациях надо признать необходимость уголовно-правовой защиты общественно значимых (публичных) интересов деятельности коммерческих и иных организаций, базирую­щихся на конституционных положениях о равной охране всех форм собственности в России и свободе экономиче­ской деятельности. Составной частью таких интересов яв­ляются как интересы законного управления деятельностью коммерческих и иных организаций, так и интересы служеб­ной дисциплины сотрудников коммерческих и иных органи­заций.

Разработка темы диссертационной работы осуществ­лена посредством комплексного исследования сущности ин­тересов службы в коммерческих и иных организациях как объекта уголовно-правовой охраны, а также анализа объ­ективных и субъективных признаков составов этих престу­плений по УК РФ.

Основные положения и выводы, выносимые на защиту.

1. Определено соотношение преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях с уголовно-правовым понятием «служебные преступления» как родовой категорией уголовного права.

2. Причиной появления системы преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях стала необходимость справедливого разрешения возможных конфликтов частных и публичных интересов при осуществлении экономической деятельности. Действующее уголовное законодательство считает необходимым наличие правовых ограничений в деятельности руководящих и контролирующих органов коммерческих и иных негосударственных организаций. Это связано с пониманием того, что деятельность коммерческих и иных «общественных» организаций не может быть абсолютно нерегулируемой и строиться только на основе достижения этими организациями своих целей любыми способами.

3. Интересы службы в коммерческих и иных организациях, будучи составной частью интересов экономики как родового объекта уголовно-правовой охраны, имеют комплексный характер. Их составными частями являются интересы законного управления деятельностью коммерческих и иных организаций и интересы служебной дисциплины сотрудников коммерческих и иных организаций.

4. В соответствии с предложенным пониманием интересов службы в коммерческих и иных организациях разработана классификация преступлений, предусмотренных 23 главой УК РФ: а) преступления против интересов законного управления деятельностью коммерческих и иных организаций (ст. 201, 204 УК РФ); б) преступления против интересов служебной дисциплины сотрудников коммерческих и иных организаций (ст. 202, 203 УК РФ).

5. На основе сопоставительного анализа уголовно-правовых понятий «вред» и «общественно опасное последствие» разработана теоретическая модель формализации оценочных признаков уголовно-значимых последствий в материальных составах преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях.

6. Обоснована необходимость криминализации состава превышения полномочий лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях. Сформулирована редакция предлагаемой нормы («Превышение полномочий»).

7. В связи с внесением изменений в Уголовный кодекс РФ, дано авторское толкование спорных положений в понимании признаков и круга субъектов преступлений против и интересов службы в коммерческих и иных организациях: «лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации», «частный нотариус», «частный аудитор», «руководитель частной охранной или детективной службы», «служащий частной охранной или детективной службы».

8. На основе системного анализа п.п. 1, 2 примечания к ст. 201 УК РФ и соответствующих положений уголовно-процессуального законодательства обоснован вывод об изначальном материально-правовом характере особого порядка наступления уголовной ответственности за преступления против интересов службы в коммерческих и иных организаций. Предложены изменения в соответствующие нормы уголовного и уголовно-процессуального законодательства, в большей мере соответствующие задачам охраны интересов службы в коммерческих и иных организациях.

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что ее положения и выводы могут быть ис­пользованы в право­применительной деятельности, а также для совершенство­вания уголовного за­конодательства Российской Федерации и более эффективного достижения цели уголовно-правовой защиты интересов службы в коммерческих и иных организа­циях.

Результаты настоящего исследования могут быть ис­пользованы также в учебном процессе и научных исследо­ваниях по тем вопросам уголовного права и процесса, ко­торые со­пряжены с проблемами ответственности за престу­пления против интересов службы в коммерческих и иных организациях.

Апробация результатов исследования. Поло­жения и выводы диссертации отражены в четырех публикациях автора, включая две статьи в периодических изданиях перечня ВАК и две главы в учебнике, рекомендованном Министерством образования и науки РФ (объем публикаций 6,57 п.л.).

Теоре­тические выводы и положения доклады­вались на научно-практических конференциях и семинарах: «Проблемы кодификации российского уголовного законодательства: новый кодекс или новая редакция кодекса?» (Москва, Академия Генеральной прокуратуры РФ, 2009); «Университетская наука – региону (Ставропольский государственный университет, 2009-2010); «Системная среда уголовного права» (Ставропольский государственный университет, 2011).

Результаты диссертационного исследования внедрены в учебный процесс Северо-Кавказского социального инсти­тута (г. Ставрополь), Ставропольского государственного университета при изучении Особенной части курса уголовного права (темы «Преступ­ления против интересов службы в коммерческих и иных ор­ганизациях», «Преступления против государственной вла­сти, интересов государственной службы и службы в орга­нах местного самоуправления»), а также в практическую деятельность органов прокуратуры.

Структура диссертации предопределена объектом, предметом, целями и задачами исследования. Работа со­стоит из введения, двух глав, включающих семь параграфов, заключения и списка использованной литературы.

Диссертация оформлена в соответствии с требова­ниями ВАК Министерства образования и науки России.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяется цель и задачи исследования, приводится нормативная база, показывается научная новизна исследования, теоретическая и практическая значимость, формулируются основные положения и выводы, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации научных результатов и структуре работы.

Глава первая «Концепция преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Соотношение понятий «преступление против интересов службы в коммерческих и иных организациях» и «служебное преступление» рассматриваются признаки служебных преступлений и преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях в целях определения тождественности уголовно-правовых категорий.

Анализируя уголовное законодательство, автор приходит к выводу, что появление служебных преступлений обосновывается социально-экономический и уголовно-правовой причиной. Они вызваны формированием рыночной экономики, установлением равенства всех форм собственности, образованием коммерческих и иных организаций, основанных на различных формах собственно­сти, и соответ­ственно возникновении новой категории лиц, выполняющих служебные обязанности в этих организациях, отлич­ной от категории должностных лиц.

При определении признаков служебного преступления берутся за основу признаки, характеризу­ющие его субъект, объективную сторону, объект и субъек­тивную сторону. Такая последовательность обусловлена большей или меньшей степенью выраженности в указан­ных элементах свойств, присущих служебному преступ­лению.

Доктринальное изучение диссертантом рассматриваемой проблемы позволило служебные преступления определить как совершаемые лицом, занимающим служебное положение, посредством использования или неисполнения своих обязанностей, общественно опасное деяние посягающее, с одной стороны на общественные отношения, обеспечивающие интересы служебной деятельности в различных сферах, основанной на соблюдении и исполнении законов (или) иных нормативных правовых актах, а с другой стороны на общественные отношения и интересы, сопутствующие родовому объекту совершаемых деяний.

Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях автор понимает – общественно-опасные деяния, совершаемые лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и некоммерческих организациях, сопряженные со злоупотреблением служебными полномочиями, посягающие на управленческие отношения в указанных организациях, имеющие своим последствием причинение вреда правам и интересам граждан, интересам общества и государства.

Рассмотрение различных точек зрения по исследуемой проблеме, позволило автору заключить, что объединяющим фактором «служебных преступлений» и «преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях» выступает общий объект уголовно-правовой защиты – интересы служебной деятельности (или управленческие отношения). Так как деяния, относящиеся к гл. 23 УК РФ посягают в первую очередь, на интересы службы в коммерческой и иной организации, под которыми следует понимать правильное и четкое функционировании аппарата управления этих организаций, надлежащее исполнение функций работниками в соответствии с задачами и на благо организаций, но не в ущерб законным интересам граждан, других организаций, общества и государства в целом.

Во втором параграфе «Интересы службы в коммерческих и иных организациях как объект уголовно-правовой охраны», на основе анализа законодательства ряда европейских государств и российского уголовного законодательства обосновывается закономерность закрепления рассматриваемых преступлений в качестве самостоятельных преступлений.

Уголовное законодательство европейских стран предусматривает систему преступлений, аналогичных преступлениям против интересов службы в коммерческих и иных организациях в Уголовном законе России. Называются эти преступления неодинаково, имеются отличия в конструировании их составов. Главным является то обстоятельство, что законодательство развитых государств практически однозначно признает необходимым криминализовать посягательства на интересы службы в коммерческих и иных организациях – при этом субъектами такой службы изначально не могут считаться должностные лица государства и органов государственного управления.

Это связано с пониманием того, что деятельность коммерческих и иных «общественных» организаций не может быть абсолютно нерегулируемой и строиться только на основе достижения этими организациями своих целей любыми способами. Эти факторы, воспринятые европейскими законодателями, по мнению диссертанта должны быть характерными и для российского уголовного законодательства.

Это обстоятельство подтверждается и практикой Верховного Суда Российской Федерации исходящей из конституционного положения о равной охране всех форм собственности, на основе которой осуществляется предпринимательская (коммерческая) деятельность хозяйствующих субъектов. В случае совершения одинаковых преступлений управленцы любых коммерческих организаций должны подлежать уголовной ответственности на равных основаниях.

Интересы службы в коммерческих и иных организациях, исходя из логики законодательной структуры УК РФ, расцениваются в качестве ви­дового объекта уголовно-правовой охраны, являющегося элементом интересов экономики как объекта родового.

Законность как основное юридическое качество управленческой деятельности в коммерческих и иных организациях означает, что такая деятельность:

– во-первых, не может прямо противоречить действующему законодательству;

– во-вторых, должна соответствовать целям создания и деятельности самих коммерческих и некоммерческих организаций.

Отсюда под интересами коммерческих и иных организаций в гл. 23 УК РФ следует понимать – публично-правовые интересы деятельности коммерческих и некоммерческих организаций соответствующие целям и задачам их создания и существования, и деятельность которых не противоречит законодательству.

В третьем параграфе «Классификация и виды преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях», автор отмечает, что основанием классификации преступлений служит отношение деяний к непосредственному объекту преступ­ного посягательства - интересу службы в коммерческих и иных организациях. Исходя из непосредственного объекта преступлений главы 23 УК РФ, предлагается преступления разделить на две группы: 1) преступления против интересов законного управления деятельностью коммерческих и иных организаций (ст. 201, 204 УК РФ); б) преступления против интересов служебной дисциплины сотрудников коммерческих и иных организаций
(ст. 202, 203 УК РФ).

Согласно предложенной классификации преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях осуществляется развернутый анализ объективных и субъективных признаков преступлений, посягающих на служебные интересы.

Анализ объективных и субъективных признаков коммерческого подкупа (ст. 204 УКРФ) и ратификация Российской Федерацией Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию, позволили обосновать автором необходимость изменения момента окончания рассматриваемого деяния, и перенести его не на момент получения, а на момент предложения (требования) предмета подкупа. Также автор предлагает освобождать получателя подкупа от уголовной ответственности, установив в его действиях признаки малозначительного деяния.

Глава вторая «Теоретические проблемы квалификации преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях» разбита на четыре параграфа.

В первом параграфе «Проблема квалификации преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях по объекту преступного посягатель­ства» затронута проблема разграничения служебных преступлений от смежных составов и в первую очередь от должностных преступлений.

Исследование автором рассматриваемой проблемы позволило указать на разграничительные признаки преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях (гл. 23 УК РФ) и «должностных преступлений» (гл. 30 УК РФ) в качестве которых выступает объект и субъект этих преступных деяний.

Разграничение службы на государственную и негосударственную позволило заключить, что первая связано с реализацией властных полномочий в отношении неопределенного круга лиц, не находящихся в прямой служебной подчиненности со служащим. Негосударственное (корпоративное) управление имеет как внутрихозяйственный характер (достижение целей организации, управление имуществом), так и внутрикорпоративный (взаимодействие с акционерами, участниками и иными лицами в корпорации).

Публичная служба призвана реализовывать общесоциальные задачи, и защищает общесоциальные интересы путем обеспечения управления, осуществляемого государственными и муниципальными органами и учреждениями. Частная же служба, воплощая процесс управления в негосударственной сфере, призвана обеспечивать интересы отдельных социальных групп, организаций и индивидуумов.

Анализ высказанных в юридической литературе мнений позволяет автору утверждать, что общественные отношения, взятые под охрану главой 23 УК РФ, следует отграничивать от общественных отношений, охраняемых главой 30 УК РФ. Первые связаны с исполнением управленческих функций в коммерческих (некоммерческих) организациях, а также в государственных и муниципальных унитарных предприятиях и в хозяйственных обществах, часть акций которых принадлежит государству. Общественные же отношения, взятые под охрану главой 30 УК РФ, сопряжены с исполнением обязанностей в государственных органах и органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях.

Автор заключает, что, несмотря на общую правовую категорию – «интересы службы», и действительно если говорить кратко, то и в одном и в другом случае преступные действия (бездействия) посягают на законный порядок деятельности коммерческой (некоммерческой) организации и органов государственной власти и местного самоуправления. То вот, что разнит эти преступления так то, что в гл. 23 УК РФ под охрану взяты интересы частного сектора экономики (на это указывает и родовой объект преступлений), а в главе 30 УК РФ – интересы публичной власти. И ни о каком слиянии гл. 23 и 30 УК РФ речь вести нельзя в силу разного характера охраняемых общественных отношений и интересов. Текстуальное и конструктивное сходство рассмотренных составов преступлений не может являться основанием их объединения в одном разделе (главе).

Превышение полномочий лицами, осуществляющими управленческие функции в коммерческой и иной организации, не могут быть квалифицированы по ст. 201 УК РФ. В целях преодоления пробела в действующем уголовном законодательстве автором предлагается включить уголовно-правовую норму об ответственности управленцев за превышение служебных полномочий в главе 23 УК РФ. Эту норму можно предусмотреть в ст. 201.1, она может быть представлена в следующем виде:

«Статья 201.1 Превышение полномочий лицами, осуществляющими управленческие полномочия в коммерческой и иной организации»

1. Совершение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой и иной организации, действий (бездействий), явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, –

Наказывается…»

Во втором параграфе «Проблема квалификации преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях по субъекту преступного посягатель­ства» при раскрытии основных признаков субъекта служебных преступлений, Уголовный закон оперирует понятием «управленческие функции». Данным понятием охватываются не только определенные функции, также место работы и правовые основания для их выполнения. Согласно изменениям, внесенным законодателем в примечание к ст. 201 УК РФ 25.12.2008г. Федеральным законом № 280-ФЗ, а также позицией Верховного Суда РФ, выполняющим управленческие функции в коммерческой и некоммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным учреждением, признается лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях

Изучение вопроса о проблеме определения субъекта в главе 23 УК РФ позволило заключить, что управление юридическим лицом и осуществление в нем управленческих функций – разные по объему понятия. Решая вопрос об отнесении того или иного лица к числу субъекта преступления необходимо определять характер выполняемых им прав и обязанностей. А при решении вопроса об уголовной ответственности управленца некоммерческой организации необходимо установить, что это организация не является государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением.

Диссертант замечает, что функциональные работники к категории, которых могут относиться специалисты – выступают в качестве субъекта рассматриваемых преступлений, так как наделены полномочиями, связанными с подготовкой управленческих решений, либо занимаются профессиональной деятельностью, в ходе которой совершают юридически значимые действия.

По своему юридическому содержанию управленческие обязанности одинаковы у служащих, в коммерческих или иных организациях, и у должностных лиц. Похожесть выполняемых обязанностей позволяет говорить о единой правовой природе, но не о фактическом сходстве действий, предпринимаемых во исполнение этих обязанностей. Эти действия имеют специфику, обусловленную местом службы лица, областью реализации обязанностей.

Правильная квалификация преступления, преду­смотренная одной из статей главы 23 УК РФ, зависит от определения, круга обязанностей лица, со­вершившего преступление, а также основания выполнения таких обязанно­стей. Основания выполнения лицом организационно-распорядительных либо административно-хозяйственных обязанностей в коммерческой или иной ор­ганизации должны быть установлены.

Изучение практики Верховного Суда РФ, позволило констатировать, что лицо признается должностным, если оно не только наделено функциями, описанными в примечании 1 к ст. 285 УК РФ, но еще и осуществляет эти функции именно и только в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждениях, Вооруженных Силах РФ, других войсках или воинских формированиях РФ, но не в коммерческих или иных организациях, в частности государственных или муниципальных унитарных предприятиях.

Анализ гражданского законодательства позволил заключить, что конкурсный и внешний управляющий, наряду с другими арбитражными управляющими, должен быть отнесен к лицам, указанным в примечании 1 к ст. 201 УК. Уголовный закон не конкретизирует целей осуществления организационно-распорядительных и административно-хозяйственных обязанностей, а также специфики периода, в течение которого эти обязанности выполняются. Стало быть, названные обстоятельства не имеют юридического значения для признания лица субъектом преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях (гл. 23 УК). Безусловно, обязанности конкурсного управляющего выполняются им в организации, так как последняя во время конкурсного производства еще существует как юридическое лицо.

Государственные служащие представляющие интересы государства в акционерных обществах продолжают состоять на службе в органах власти, получать зарплату из бюджета и должны согласовывать свои решения с органами власти, а в случае допущенного нарушения понести ответственность. Между тем диссертант отмечает, что если представитель государства – государственный служащий злоупотребляет предоставленными ему полномочиями, то совершает он это деяние в первую очередь, против интересов деятельности самой коммерческой организации причиняя при этом ущерб интересам не только этой организации, но и интересам государства. Представитель государства независимо от того, кем он является вне такой деятельности – государственным служащим или иным лицом, – выполняет управленческие функции в акционерном обществе (в частности посредством участия в заседаниях совета директоров). Ведь государственный служащий представляет интересы государства и государственной власти в акционерном обществе не как представитель власти, а как лицо, выполняющее либо организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции. А отсюда и вытекает вывод, что вопрос об уголовной ответственности будет решаться в соответствии со ст. 23 УПК РФ и примечанием 2 и 3 к ст. 201 УК РФ.

Исходя из смысла примечаний к ст.ст. 201 и 285 УК РФ руководители унитарных предприятий не могут признаваться должностными лицами, а несут ответственность как лица, выполняющие управленческие функции в коммерческих организациях. Исключение составляет только для лиц осуществляющих организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных корпорациях (например, госкорпорация - Росатом). Напротив, должностными лицами являются руководители государственных и муниципальных учреждений.

Установление в кодексе об административных правонарушениях, ответственности для субъектов профессиональной деятельности, саморегулируемых организаций и их должностных лиц, позволило обоснованно заключить и о привлечение таких лиц к уголовной ответственности, если их действиями был причинен существенный вред правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемых законом интересам общества или государства либо наступили тяжкие последствия.

Анализ составов злоупотреблений лиц, не имеющих отношений к выполнению управленческих полномочий – частных нотариусов и частных аудиторов (ст. 202 УК) позволил определить уголовную ответственность для частного нотариуса, а также определить аудитора как субъекта рассматриваемого состава в случае дачи им ложного аудиторского заключения.

Предлагается конкретизировать уголовную ответственность для аудитора путем замены в ч. 1 ст. 202 УК РФ словосочетания «использование полномочий вопреки задачам своей деятельности» на «дачу аудитором заведомо ложного аудиторского заключения», что позволит избежать коллизии при квалификации.

Анализ уголовного законодательства (вступление с 01.01.2010 г. новой редакции ст. 203 УК РФ) и закона о частной детективной и охранной деятельности в России позволил автору служащего частного охранного или детективного предприятия определить как «лицо, реализующее задачи стоящие перед частной охранной и детективной деятельностью и наделенное в установленном законом порядке полномочиями по осуществлению функций детектива и частного охранника».

В третьем параграфе «Об определении последствий в преступ­лениях против интересов службы в коммерческих и иных организациях» решая вопрос о существенности причиненного ущерба, автор отмечает, что в гражданском законодательстве действует положение о недопустимости без видимых на то оснований вторгаться органами предварительного расследования в деятельность коммерческих или иных организаций (не являющихся государственным или муниципальным предприятием), так как такого рода правоотношения регулируются нормами гражданского права. Один из его принципов заключается в недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела. Обязательным условием является также – доказанность наличия ущерба и обоснование его размера для возбуждения уголовного дела по признакам состава преступления.

Определяя количественную сторону существенности вреда необходимо провести анализ имущественных, финансовых и иных экономических показателей потерпевшей стороны.

Изучение мнения ученых по рассматриваемой проблеме приводит автора к выводу, что к существенному вреду стоит относить материальный ущерб, физический вред, организационно-управленческий вред и вред, причиняемый законным интересам граждан, общественным и государственным интересам.

Имущественный ущерб может быть в виде утраты имущества, недополучении должных процентов и т.п. Физический вред может проявиться в причинении вреда здоровью потерпевшего, а также сопровождаться моральным вредом. Необоснованный перевод сотрудника на другой вид работ вполне способен нарушить его трудовые права и характеризоваться моральными издержками. Назначение на руководящую должность лица, не обладающего соответствующим опытом и профессионализмом, может дезорганизовать работу структурного подразделения и такой организационно-управленческий вред способен надолго лишить предприятие слаженного ритма работы. Организационный вред может также носить социально-экономический характер и выражаться в сокращении рабочих мест, ухудшении условий труда, повышенной «текучести» кадров, снижение эффективности труда и т.д.

Анализ практики показал, что наибольшая сложность при квалификации возникает у правоприменителей при отграничении существенного вреда от тяжких последствий. По мнению диссертанта в качестве грани позволяющей отграничить одно общественно опасное последствие от другого может выступать характер того вреда, который причиняется охраняемым интересам.

Резюмируя изученные точки зрения криминалистов по этому вопросу и анализ материалов судебной практики, диссертант в ч. 1 ст. 201 и ч. 1 ст. 202 УК РФ существенный вред понимает как причинение действиями лица выполняющим управленческие функции в коммерческой и иной организации имущественного вреда, выразившегося, в дезорганизации деятельности организации, а также в нарушение прав и законных интересов физических лиц выразившееся в причинении вреда организационно-управленческим интересам организации. А тяжкие последствия как – умышленные действия, повлекшие наступления последствий в виде банкротства коммерческой организации, либо несостоятельности иной организации или повлекшие по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерти лицу.

В четвертом параграфе «Особенности реализации уголовной от­ветственности за преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях» закрепленный признак диспозитивности в примечании 2 к ст. 201 УК РФ, указывает на не допустимость необоснованного и грубого вмешательства в экономическую деятельность хозяйствующих субъектов, когда для этого нет правовых основа­ний, когда в действительности интерес государства и общества не нарушен.

Исследование особенности уголовного преследования лиц осуществляющих управленческие функции в коммерческой и иной организации, позволил заключить, что корыстные злоупотребления полномочиями частным нотариусом и аудитором (ст. 202 УК РФ) во всех случаях причиняют вред интересам общества, государства и иных организаций, что исключает применение особого процессуального режима при их привлечении к уголовной ответственности. Аналогичная позиция будет действовать в случае превышения полномочий служащими частных охранных или детективных служб (ст. 203 УК РФ), так как в качестве одного из обязательных признаков основного сотава называется – существенное нарушение правоохраняемых интересов, указанных в диспозиции статьи.

Автор приходит к выводу, что особенности уголовного преследования имеют место только при совершении преступлений, предусмотренных ст. 201 и ст. 204 УК РФ, что следовало бы во избежание путаницы прямо отразить в тексте примечания 2 к ст. 201 УК РФ и ст. 23 УПК РФ.

Анализ гражданского законодательства и правоприменительной практики позволил положительно решить вопрос об уголовном преследовании руководителей коммерческих или некоммерческих организаций. Решение этого вопроса находится в ведении того лица (органа) наделившего служащего управленческими обязанностями.

При причинении лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своими действиями вреда гражданину, являющемуся сотрудником данной организации, необходимо выяснить харак­тер данного вреда, чтобы суметь отграничить его от вреда, причиненного юри­дическому лицу. В последнем случае возбуждение уголовного преследования возможно лишь в порядке, предусмотренном примечанием 2 к ст. 201 УК.

С учетом приведенных доводов в юридической литературе обосновывается, что дела о преступлениях против интересов службы в коммерческих организациях могут быть отнесены к категории дел частно-публичного обвинения, т.е. они возбуждаются не иначе как по заявлению руководителя коммерческой организации или с его согласия, но прекращению в связи с отзывом заявления или аннулированием согласия не подлежат производство по уголовному делу в таком случае ведется в общем порядке.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, обобщаются основные выводы и приводятся практические рекомендации по исследуемой теме.

Основные положения диссертации нашли свое отражение в следующих публикациях автора:

Статьи в ведущих рецензируемых изданиях согласно перечню ВАК и изданиях перечня ВАК Министерства образования и науки:

1. Маслов Е.В. История отечественной и зарубежной ответственности за преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях // Вестник Московского университета МВД России. 2009. № 6. – 0,3 п.л.

2. Маслов Е.В. Интересы службы в коммерческих и иных организациях как объект уголовно-правовой охраны // Вестник Московского университета МВД России. 2009. № 5. – 0,35 п.л.

Иные публикации:

3. Аминов Д.И., Маслов Е.В. Глава 30 «Преступления в сфере экономической деятельности»; глава 31 «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях» // Уголовное право России. Практический курс. 4-е изд. / Под ред. А.В. Наумова. М., 2010. – 5,12 п.л. (авторство не разделено; учебник имеет гриф Министерства образования и науки РФ).

4. Маслов Е.В. Об определении последствий в преступ­лениях против интересов службы в коммерческих и иных организациях // Труды юридического факультета Ставропольского государственного университета. Вып. 26. Ставрополь, 2011. – 0,8 п.л.


1 См.: Уголовное право / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпу­нова. – М., 1998. – С. 371.

2 Волженкин Б.В. Служебные преступления. – М., 2000. – С. 285.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.