WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Кирьянов Алексей Юрьевич

ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРЕЗУМПЦИИ НЕВИНОВНОСТИ

В СОВРЕМЕННОМ УГОЛОВНОМ

ПРОЦЕССЕ РОССИИ

12.00.09 -        Уголовный процесс, криминалистика;

оперативно-розыскная деятельность

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Самара – 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Самарский государственный университет».

Научный  руководитель  доктор  юридических  наук,  профессор  Лазарева  Валентина Александровна

Официальные оппоненты:

Ляхов Юрий Алексеевич, доктор юридических наук, профессор, зав. кафедрой уголовного процесса и криминалистики ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет»

Полстовалов Олег Владимирович, доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры криминалистики Института права ФГОУ ВПО «Башкирский государственный университет»

Ведущая организация –

Федеральное государственное казенное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Нижегородская Академия МВД России».

Защита состоится ___ ___________ 2012 г. в ___________ на заседании диссертационного совета  ДМ 212.218.09  Федерального государственного бюджетного образовательного учреждении высшего профессионального образования «Самарский государственный университет» по адресу: г. Самара, ул. Академика Павлова, 1.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Самарский государственный университет».

Автореферат разослан ___ ___________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Напреенко Александр Александрович

Актуальность темы исследования. Проблема гарантий прав и свобод личности в уголовном судопроизводстве является одной из актуальных и фундаментальных проблем современной правовой теории и практики. Такая актуальность обуславливается тем, что в рассматриваемой проблеме наиболее остро проявляется несоответствие теоретических взглядов, действующего уголовно-процессуального законодательства и правоприменительной практики, слишком многое унаследовавшей от прежнего советского уголовного процесса.

Переоценка сущностных основ взаимоотношений личности и государства, начавшаяся в российском общественно-правовом сознании в конце 80-х гг. ХХ века, нашла свое юридическое выражение в принятой в 1993 г. Конституции Российской Федерации1, ст. 2 которой гласит, что права и свободы человека являются высшей ценностью, а их соблюдение – приоритетным объектом заботы и защиты со стороны государства. Возможность ограничения прав и свобод человека – исключительная мера, допустимая только в установленном федеральным законом порядке, и только в установленных Конституцией РФ целях (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ). Одним из таких законов, регламентирующих порядок ограничения прав и свобод личности, является Уголовно-процес­суальный кодекс, ибо уголовное судопроизводство допускает в процессе своего осуществления наиболее строгое ограничение прав и свобод привлекаемого к уголовной ответственности лица. Такое ограничение возможно как в результате осуждения этого лица и последующего применения к нему уголовного наказания, так и в ходе производства иных уголовно-процессуальных действий, зачастую носящих отчетливо выраженный принудительный характер.

Важнейшей гарантией защиты таких лиц от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения их прав и свобод является презумпция невиновности, согласно которой каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ч. 1 ст. 49 Конституции РФ, ч. 1 ст. 14 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации2). Презюмируемая невиновность лица, подвергшегося уголовному преследованию, определяет его процессуальный статус на протяжении всего уголовного судопроизводства, является социальным и правовым основанием его прав в процессе, и, в идеале, должна исключать преждевременное и необоснованное обращение с ним как с преступником. Именно из презюмируемой невиновности обвиняемого проистекает безусловное требование обоснованности любого допускаемого в рамках уголовного процесса ограничения его прав и свобод.

Однако законодательное закрепление презумпции невиновности в качестве одного из принципов уголовного процесса не означает автоматической реализации как самой презумпции, так и связанных с ней правовых положений, а также гарантированного существования и действия защищаемых ею ценностей. Давно известная человечеству, презумпция невиновности для российской юридической науки и правоприменительной практики все еще является достаточно новым социально-правовым феноменом. Современные процессуалисты, безоговорочно признавая презумпцию невиновности и отмечая ее значимость для защиты прав личности в уголовном процессе, в то же время расходятся во мнениях относительно реализации как самой презумпции, так и отдельных правовых положений, из нее вытекающих. Так, неоднозначным остается вопрос о сущности и пределах влияния презумпции невиновности на уголовно-процессуальное доказывание, что порождает определенные проблемы в теоретическом и законодательном уточнении целей и правил доказательственной деятельности. Дискуссионным является вопрос о реализации презумпции невиновности в процедурах, основанных на признании обвиняемым своей вины (при прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, предусмотренным ст. 25, 28 и 28.1 УПК РФ, и рассмотрении дела в особом порядке судебного разбирательства, предусмотренном гл. 40 и 40.1 УПК РФ).

Не готовыми признавать новые идеи и применять новые правила в области защиты прав личности оказались и правоприменители. Сформированные в условиях длительного периода отрицания презумпции невиновности стереотипы мышления и поведения за десятилетие, прошедшее с момента вступление в действие УПК РФ, не могли измениться настолько, чтобы принцип презумпции невиновности из декларации стал реальностью. Практика приспособилась, подстроилась под новые правила уголовного судопроизводства, но сохранила старые приоритеты и методы работы, поэтому эффективность многих процессуальных гарантий, призванных обеспечить законность производства по делу и оградить личность от незаконного ограничения ее прав и свобод, невысока. По оценкам самих правоприменителей3, качество предварительного расследования и, следовательно, доказанности обвинения по уголовным делам, поступающим в суд, является крайне низким как в силу нарушений, допущенных в процессе самого расследования, так и в силу общей слабости собираемой доказательственной базы, не позволяющей достоверно установить виновность обвиняемого в совершении преступления. Широкий резонанс вызывают все чаще становящиеся достоянием общественности вопиющие случаи незаконного воздействия на подозреваемых и обвиняемых, пыток и избиений с целью получения от них признания вины4. Вызывает озабоченность неэффективность судебного контроля над применением к подозреваемым и обвиняемым мер уголовно процессуального принуждения, существенным образом ограничивающих права и свободу лиц, по закону считающихся невиновными.

Эти обстоятельства обуславливают актуальность и значимость исследования содержания презумпции невиновности, влияния презумпции невиновности на функционирование системы уголовного судопроизводства и проблем её реализации.

Степень научной разработанности темы. Презумпция невиновности является объектом исследования российских ученых с давнего времени. В свое время мнение о значении презумпции невиновности и ее содержании высказали такие известные дореволюционные процессуалисты, как С.И. Викторский, Л.В. Владимиров, М.В. Духовский, А.Ф. Кони, В.К. Случевский, И.Я. Фойницкий.

Исследование различных аспектов реализации презумпции невиновности в уголовном процессе, свернутое в первые годы советской власти по идеологическим причинам, было возобновлено в науке в середине ХХ века. Принятие 25 декабря 1958 г. Основ уголовного судопроизводства СССР вызвало в литературе острую полемику по вопросам о сущности презумпции невиновности и ее месте в советском уголовном процессе. К числу авторов, исследовавших презумпцию невиновности в этот период, относятся В.Д. Арсеньев, В.К. Бабаев, Б.Т. Безлепкин, А.П. Гуляев, Н.В. Жогин, З.З. Зинатуллин, В.И. Каминская, Л.Д. Кокорев, Я.О. Мотовиловкер, В.П. Нажимов, И.Л. Петрухин, Н.Н. Полянский, В.Т. Томин, Ф.Н. Фаткулин, В.Е. Чугунов, В.В. Шимановский и ряд других. Неоценимая заслуга в реабилитации принципа презумпции невиновности принадлежит М.С. Строговичу, детально исследовавшему ее в нескольких монографических работах. Впоследствии в качестве самостоятельного предмета изучения презумпцию невиновности избрали Ч.С. Касумов, А.М. Ларин, И.А. Либус, Д.Р. Мажинян, В.М. Савицкий.

На современном этапе исследованию презумпции невиновности посвящены диссертационные исследования Г.А. Шумского (2000 г.), И.Ю. Панькиной (2001 г.), В.М. Абдрашитова (2001 г.), М.А. Дрягина (2004 г.), Ф.Г. Шахкелдова (2006 г.). Однако, при несомненной научной ценности этих исследований, абсолютное большинство из них выполнено в условиях действия УПК РСФСР 1960 г. либо в начальный период действия УПК РФ. Не все связанные с презумпцией невиновности вопросы нашли в них однозначные и четкие ответы. Практически незатронутыми остаются вопросы влияния презумпции невиновности на различные аспекты уголовно-процессуального доказывания в условиях состязательного уголовного процесса, не рассматриваются проблемы реализации презумпции невиновности при ограничении свободы обвиняемого на досудебном производстве в результате применяемых к нему мер процессуального принуждения. Неразрешенными остаются вопросы соотношения принципа презумпции невиновности и уголовно-процессуальных институтов, основанных на признании обвиняемым своей вины. Исследование проблем особого порядка принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве на предмет его соответствия принципу презумпции невиновности производится на диссертационном уровне впервые.

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования являются уголовно-процессуальные отношения, возникающие в связи с действием презумпции невиновности в сфере уголовного судопроизводства. Предметом исследования выступают различные аспекты нормативно-правовой регламентации принципа презумпции невиновности, а также комплекс проблем, связанных с реализацией данного принципа и его элементов в процессе производства по уголовному делу.

Целью исследования является раскрытие механизма реализации принципа презумпции невиновности; выявление пробелов и противоречий в отечественной доктрине уголовного процесса, основанного на презумпции невиновности; выявление проблем, возникающих в процессе реализации презумпции невиновности и формулирование предложений и рекомендаций по их преодолению на нормативном и правоприменительном уровнях.

При этом автор не ставит своей целью изучение всех без исключения теоретических и практических проблем реализации в современном уголовном судопроизводстве принципа презумпции невиновности, оказывающего влияние на подавляющее большинство уголовно-процессуальных институтов. Ставя для своего исследования более скромную цель, диссертант исходил из необходимости прежде всего выявить и изучить наиболее острые проблемы реализации презумпции невиновности в уголовном процессе, способные повлечь значительное ограничение прав и свобод лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, а также определить возможные пути их преодоления.

В соответствии с названной целью были поставлены следующие конкретные задачи исследования:

  • проанализировать генезис и развитие теоретических представлений о презумпции невиновности с целью определения ее места в системе правовых презумпций;
  • определить место и роль презумпции невиновности в системе назначения и принципов уголовного судопроизводства и выявить ее воздействие на построение современного российского уголовного процесса;
  • сформулировать теоретико-правовые выводы о влиянии презумпции невиновности на определение цели и предмета доказывания по уголовному делу и формирование достоверного вывода о виновности лица в совершении преступления;
  • изучить воздействие презумпции невиновности на распределение бремени доказывания и проанализировать практические проблемы его исполнения;
  • выявить и исследовать проблемы реализации презумпции невиновности при применении мер уголовно-процессуального принуждения, ограничивающих право подозреваемого и обвиняемого на свободу, сформулировать и аргументировать предложения и рекомендации по их преодолению;
  • изучить особенности действия презумпции невиновности в уголовно-про­цессуальных производствах, основанных на признании обвиняемым своей вины.
  • сформулировать предложения по совершенствованию уголовно-процессу­ального закона и практики его применения.

Методологической основой работы являются общенаучные положения философии, логики, истории и теории государства и права, теории уголовного процесса и других наук. В качестве общенаучных и частно-научных методов исследования использованы формально-логический, исторический, системно-аналитический, статистический, социологический и другие методы и подходы познания.

Теоретическую и нормативную основу исследования составили научные труды по философии, социологии, теории права, гражданскому, гражданскому процессуальному, уголовному и уголовно-процессуальному праву. В процессе исследования автор опирался на Конституцию РФ, действующее уголовно-процессуальное законодательство (УПК РФ, Федеральные законы), постановления и решения Конституционного Суда РФ, постановления Пленумов Верховных Судов СССР и РФ. В работе также учитывались положения таких международно-правовых актов, как: Всеобщая Декларация прав человека от 10 декабря 1948 года, Европейская конвенция о защите прав и основных свобод от 4 ноября 1950 года, Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме от 9 декабря 1988 года, а также прецедентные решения Европейского суда по правам человека.

Эмпирическую базу исследования составила опубликованная практика Верховных Судов СССР и РФ, статистические материалы Верховного Суда РФ, Судебного Департамента при Верховном Суде РФ, Прокуратуры и МВД РФ; опубликованная практика Самарского областного суда и статистические материалы Управления судебного департамента в Самарской области, а также решения Европейского Суда по правам человека.

В целях исследования проблем реализации презумпции невиновности по специально разработанной программе в судах г. Самара были изучены 250 уголовных дел, рассмотренных в общем порядке, 120 уголовных дел, рассмотренных в особом порядке судебного разбирательства, а также материалы 250 рассмотренных судом ходатайств о применении меры пресечения в виде заключения под стражу, проведен опрос 142 судей, прокуроров, помощников прокурора и следователей различных следственных подразделений Самарской области, использован собственный опыт работы автора в качестве помощника судьи Промышленного районного суда г. Самары.

Научная новизна диссертации заключается в предпринятом автором комплексном анализе теоретических и практических проблем воздействия презумпции невиновности на содержание и процесс доказывания по уголовным делам. На основе общих теоретических положений, анализа уголовно-процессуального законодательства, обобщения практики, с учетом принципа презумпции невиновности автором дана новая интерпретация понятия цели и предмета доказывания как получения достоверных знаний о виновности обвиняемого в совершении преступления; с этих позиций рассмотрены и по новому оценены особенности участия сторон и суда в доказывании по уголовному делу; комплекс проблем, связанных доказыванием оснований ограничения конституционного права обвиняемого на свободу, впервые рассмотрен в свете воздействия на данную процедуру принципа презумпции невиновности; обосновано влияние презумпции невиновности на процесс доказывания в производствах, основанных на признании вины.

Научная новизна диссертационного исследования проявляется также в основных положениях, выносимых на защиту:

  1. На основе анализа механизма опровержения презумпции невиновности в уголовном судопроизводстве с учетом диапазона ее действия по времени и по кругу лиц показана ошибочность существующих в теории взглядов на презумпцию невиновности как на фикцию или как на неестественную, квазипрезумпцию, которые служили и продолжают служить причиной ее отторжения массовым и профессиональным правосознанием, ориентированным на «презумпцию вины», более известную как обвинительный уклон.
  2. Путем сравнительного анализа международно-правового, конституционно-правового и уголовно-процессуального смысла понятия «обвиняемый», примененного при формулировании содержания принципа презумпции невиновности в ч. 1 ст. 49 Конституции РФ и ч. 1 ст. 14 УПК РФ, сформулировано и обосновано предложение о замене использованного в ст. 14 УПК РФ уголовно-процес­суального термина «обвиняемый» его конституционно-правовым аналогом – «лицо, обвиняемое в совершении преступления», понимаемым как «любое лицо, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование». Это позволяет устранить противоречия между ч.ч. 1, 3, 4 и ч. 2 ст. 14 УПК РФ, а также расширить круг защищаемых презумпцией невиновности лиц за счет фактически подозреваемых в совершении преступления, но не наделенных соответствующим процессуальным статусом.
  3. Обоснована особая роль презумпции невиновности в системе назначения и принципов уголовного судопроизводства. Устанавливая исходное правовое состояние привлекаемого к уголовной ответственности лица как состояние «невиновности», презумпция невиновности влияет на посторенние всего уголовного процесса: определяет направленность и правила уголовно-процессуального доказывания, на протяжении всего процесса обуславливает и гарантирует неотъемлемость принадлежащих обвиняемому прав и свобод, невозможность их ограничения без достаточных оснований и сверх оправданной необходимости.
  4. На основе контекстного анализа ст. 14 и 73 УПК РФ обоснован вывод о том, что целью уголовно-процессуального доказывания является получение достоверного знания о виновности лица в совершении преступления, то есть опровержение презумпции невиновности. Эта цель может быть признана достигнутой лишь при условии объективного и всестороннего исследования обстоятельств дела, обеспечивающего установление совокупности всех элементов состава преступления, конкретизированного в предмете доказывания, и опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемого. Не выраженное в УПК РФ напрямую, требование объективности, находит свое отражение в закрепленных п.п. 3-8 ч. 1 ст. 73 УПК РФ элементах предмета доказывания, а также основывается на вытекающих из презумпции невиновности правилах о толковании сомнений (ч. 3 ст. 14 УПК РФ) и требовании недопустимости обоснования обвинительного приговора предположениями (ч. 4 ст. 14 УПК РФ).
  5. Показано, что ознакомление судьи со всеми материалами уголовного дела до начала судебного заседания является фактором, формирующим предубеждение, поэтому обосновано предложение о внесении в УПК изменений, направленных на обеспечение независимости суда. Формирование внутреннего убеждения суда о виновности или невиновности обвиняемого должно быть основано исключительно на результатах непосредственного исследования доказательств в ходе от крытого и состязательного судебного следствия, поэтому предоставление суду доказательств до начала судебного заседания, следует исключить.
  6. На основе представлений о праве подозреваемого и обвиняемого не свидетельствовать против себя как одной из важнейших гарантий презумпции невиновности сформулировано предложение о внесении в ст. 75 УПК РФ дополнения, позволяющего существенно снизить негативные последствия практики принуждения к признанию вины. Показания и объяснения подозреваемого или обвиняемого, полученные в ходе досудебного производства по уголовному делу, включая заявления о явке с повинной, предложено признавать недопустимыми доказательствами во всех случаях заявления обвиняемым в суде об отказе от этих показаний и объяснений, в том числе по мотивам применения к нему любого незаконного воздействия с целью понуждения к признанию вины, нарушения права на защиту.
  7. Показано, что представление о презумпции невиновности как выраженном в законе официальном отношении к обвиняемому как к «невиновному» (объективное правовое положение) предполагающем безусловность, неотчуждаемость и гарантированность прав обвиняемого, не исключает возможности отказа обвиняемого от предоставляемых презумпцией невиновности прав и гарантий, в том числе, от права оспаривать обвинение вплоть до вступления приговора в законную силу. Отказ от права оспаривания обвинения, при безусловном соблюдении гарантий его добровольности, делает допустимым применение упрощенных процедур принятия судебного решения, поскольку признание лицом своей вины не только влечет прекращение спора о вине и освобождение от обязанности доказывания обвинения, но и обессмысливает применение громоздкой процедуры судебного следствия.
  8. Приведены аргументы в обоснование предложения о передаче суду полномочий по прекращению уголовного дела по основаниям, предусмотренным ст. 25, 28 и 28.1 УПК РФ, поскольку решение этого вопроса во внесудебном порядке фактически означает, что право официального признания лица виновным в совершении преступления принадлежит органу, осуществляющему уголовное преследование. Разработан механизм соответствующей судебной процедуры, учитывающий опыт нормативного регулирования процедур рассмотрения судом других вопросов, возникающих в досудебном производстве, в частности ходатайства об избрании мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста.
  9. С позиций презумпции невиновности обоснован вывод о целесообразности унификации содержащихся в УПК РФ, КоАП РФ и ФЗ РФ «О полиции» правил задержания подозреваемого лица, сформулированы предложения о необходимости:
  • конкретизации обязанности сотрудника правоохранительного органа, производящего фактическое задержание лица, разъяснить ему причину и основания задержания, право на юридическую помощь, на услуги переводчика, на уведомление близких родственников или близких лиц о факте его задержания, право на отказ от дачи объяснений, с составлением соответствующего протокола на месте фактического задержания, прилагаемого впоследствии к протоколу задержания подозреваемого, составляемого в порядке ст.ст. 91, 92 УПК РФ.
  • закрепления правила о недопустимости проведения с участием задержанного каких-либо оперативных, следственных или процессуальных действий до получения задержанным реальной возможности проконсультироваться с приглашенным им или назначенным ему защитником.
  1. Показано, что ограничение свободы лица при применении меры пресечения в виде заключения под стражу требует большей обоснованности подозрения в совершении лицом преступления, чем для его задержания. В связи с этим высказаны обоснованные сомнения в допустимости заключения подозреваемого под стражу более чем на 72 часа с момента истечения срока задержания и приведены аргументы в пользу тезиса о необходимости подтверждения оснований для заключения под стражу доказательствами, подлежащими непосредственному исследованию судом по правилам справедливой судебной процедуры.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования определяется самим подходом к актуальным проблемам уголовного судопроизводства, рассматриваемым с позиций презумпции невиновности, как принципа уголовного процесса и направленным на усиление вытекающих из него процессуальных гарантий прав и свобод личности.

Сформулированные в диссертации выводы и рекомендации, направленные на совершенствование нормативной регламентации исследованных уголовно-процессуальных институтов, могут послужить развитию конструктивной научной дискуссии, совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и правоприменительной практики, а также найти применение в преподавании дисциплины «Уголовно-процессуальное право» и спецкурсов, связанных с изучением уголовного судопроизводства, подготовке методических пособий и научных работ, в практической деятельности следователей, прокуроров, судей и адвокатов.

Апробация результатов исследования происходила в форме обсуждения полученных результатов на научно-практических конференциях в Самарском государственном университете (в 2004-2012 гг.), международной научно-практической конференции, посвященной 85-летию профессора С.А. Шейфера и 60-летию его профессиональной деятельности (Самара, 2010 г.)

Результаты диссертационного исследования используются при проведении лекционных и практических занятий по дисциплинам «Проблемы теории доказательств» и «Уголовно-процессуальное право РФ» в Самарском государственном университете.

Диссертация прошла обсуждение на кафедре уголовного процесса и криминалистики Самарского государственного университета.

Основные положения диссертации изложены в монографии автора «Презумпция невиновности в современном уголовном процессе России и актуальные проблемы ее реализации» (Самара: изд-во «Самарский университет», 2009) и восьми научных статьях, две из которых опубликованы в рецензируемых научных журналах и изданиях.

Структура диссертации обусловлена целями и логикой исследования. Диссертация состоит из введения, четырех глав, включающих двенадцать параграфов, заключения, библиографического списка и приложений, отражающих результаты обобщения практики.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его цели и задачи, объект и предмет, теоретические и методологические основы, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются выносимые на защиту положения, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Глава первая «Понятие и значение презумпции невиновности как системообразующего принципа уголовного процесса» состоит из трех параграфов.

Первый параграф «Развитие представлений о понятии и значении презумпции невиновности в юридической науке» посвящен вопросам становления презумпции невиновности в качестве основополагающего положения (принципа) уголовного процесса.

Автором рассматривается генезис идеи презумпции невиновности с момента возникновения ее прообраза, заключенного в древнеримской формуле praesumptio boni viri, развитие презумпции невиновности в английской Великой Хартии Вольностей 1215 г.; Конституции США 1787 г.; Декларации прав человека и гражданина Французской республики 1789 г., Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. (п. 2 ст. 11) и последовавшей за ней серии международных и национальных правовых актов.

Освещая развитие идеи презумпции невиновности в России, автор выделяет три основных этапа: 1) период просвещенного абсолютизма Екатерины II при разработке нового уложения в 1767-1768 гг., 2) принятие Устава уголовного судопроизводства 1864 г., ст. 1 которого гласит, что «никто не может быть наказан за преступление или поступки, подлежащие судебному преследованию иначе, как по приговору надлежащего суда, вошедшему в законную силу», 3) принятие Основ уголовного судопроизводства СССР (1958 г), закрепивших в ст. 7, что «никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда». Показано, что данные положения, закрепляя отдельные аспекты презумпции невиновности, в полной мере не отражали её существа по причине неготовности России к осознанию и признанию как самой презумпции, так и ее правовых следствий. Полноценное нормативное закрепление презумпция невиновности получила лишь с принятием Конституции РФ (1993 г.) и УПК РФ (2001 г.).

Во втором параграфе «Презумпция невиновности в системе назначения и принципов уголовного процесса» рассматривается роль презумпции невиновности в реализации назначения уголовного судопроизводства и ее влияние на построение уголовного процесса.

Анализируя высказанные в литературе положительные и отрицательные оценки сформулированного ст. 6 УПК РФ назначения уголовного судопроизводства, автор поддерживает мнение о его обусловленности идеологией Конституции РФ, основанной на либеральных ценностях, провозгласившей защиту прав и свобод личности основной обязанностью государства. Отражая новую концепцию уголовного судопроизводства, положения, закрепленные в ст. 6 УПК РФ, находят свое выражение в системе принципов процесса, направленной на защиту прав личности, в том числе на защиту от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

В реализации гуманистического назначения уголовного судопроизводства важнейшую роль играет принцип презумпции невиновности. Всестороннее воздействие презумпции невиновности на процессуальное положение личности проявляется прежде всего в определении ее исходного правового статуса как состояния «невиновности», то есть состояния человека, обладающего всеми правами и свободами, гарантированными и обеспечиваемыми законом. Принцип презумпции невиновности не только обеспечивает реальность и действенность уголовно-процессуального положения личности, но и является той объективной основой, на которой это положение строится.

Презумпция невиновности оказывает свое воздействие на всю систему уголовного процесса, но наиболее остро ее действие проявляется в уголовно-процес­суальных институтах, связанных с доказыванием виновности лица в совершении преступления, и правоприменительных ситуациях, предполагающих возможность ограничения прав и свобод лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

В третьем параграфе презумпция невиновности рассмотрена в системе правовых презумпций. С целью установления сущности презумпции невиновности как правового явления и определения ее места в системе правовых регуляторов исследуются сформировавшиеся в науке подходы к определению понятия и систематизации правовых презумпций. На основе анализа различных взглядов на сущность и виды используемых в правовом регулировании презумпций автором выделены их существенные признаки: 1) правовые презумпции используются в целях правового регулирования общественных отношений; 2) прямо закреплены в нормах права либо выводятся из них; 3) позволяют, опираясь на одни факты, судить о наличии или отсутствии других; 4) наличие презюмируемого факта устанавливается без специального доказывания; 5) однако судить о презюмируемых явлениях, событиях, фактах можно лишь с высокой степенью вероятности.

Рассматривая сквозь призму указанных признаков существо заключенных в презумпции невиновности взаимосвязанных положений, автор подчеркивает особую правовую природу презумпции невиновности, как опровержимой правовой презумпции.

На основе анализа механизма действия презумпции невиновности по времени и по кругу лиц обоснована необходимость рассматривать содержание примененного при формулировании принципа презумпции невиновности понятия «обвиняемый» не в узком – уголовно-процессуальном, а более широком – конституционно-правовом смысле как «любое лицо, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование». Автором показано изменение степени вероятности предположения о невиновности привлекаемого к уголовной ответственности лица в сторону его уменьшения по мере собирания опровергающих презумпцию невиновности доказательств, которая достигает своего минимального значения в судебном разбирательстве. Однако в момент появления в процессе расследования уголовного дела лица, фактически подозреваемого в совершении преступления, вероятность предположения о его действительной невиновности значительно выше. Данный вывод позволил по другому оценить статистическую природу презумпции невиновности и обосновать ошибочность существующих в теории взглядов на презумпцию невиновности как на фикцию или как на неестественную, квазипрезумпцию, которые служили и продолжают служить причиной ее отторжения массовым и профессиональным правосознанием, ориентированным на «презумпцию вины», более известную как обвинительный уклон.

Вторая глава «Влияние презумпции невиновности на доказывание в уголовном процессе» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе содержится «Определение цели и предмета доказывания по уголовному делу в свете презумпции невиновности». Автором отмечается определяющее значение категории «цель» для понимания сущности уголовно-процессуального доказывания. Рассмотрев устоявшийся в науке взгляд на цель доказывания как на установление истины, понимаемой как «соответствие объективной действительности выводов следствия и суда об обстоятельствах расследуемого и разрешаемого судом дела, о виновности или невиновности привлеченных к уголовной ответственности лиц» и признавая справедливость данной точки зрения, автор далее показывает влияние принципа презумпции невиновности на содержание истины, и соответственно, на цель уголовно-процессуального доказывания.

Посредством анализа понятия и признаков состава преступления автор раскрывает воздействие уголовного права на направленность и рамки исследования совершенного преступления в ходе уголовного судопроизводства и приходит к выводу, что именно признаки состава преступления, предусмотренные уголовным законом, составляют содержание специфического уголовно-процессуального понятия «виновность», которое находит свое отражение в положениях ст. 73 УПК РФ, рассматриваемой в науке в качестве нормативного выражения предмета доказывания по уголовному делу. Показано, что выделяемый в структуре предмета доказывания вопрос о виновности лица имеет ключевое значение для принятия решения по уголовному делу, поскольку в силу ст. 14 УПК РФ обвиняемый считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда, то есть не будут достоверно установлены обстоятельства, составляющие содержание понятия «главный факт», а именно событие преступления, факт совершения этого преступления обвиняемым, а также его вина в совершении данного преступления в форме умысла или неосторожности. Отмечено, что разрешение вопроса о виновности лица в совершении преступления завершается выводом – виновен или невиновен, но презумптивное положение о невиновности ограничивает целенаправленность доказывания по уголовному делу необходимостью установления и обоснования именно виновности лица, то есть наличия в его действиях признаков состава преступления, предусмотренных уголовным законом.

Такое понимание цели доказывания, по мнению автора, не характеризует его как односторонне направленную деятельность. Уголовно-процессуальное доказывание, представляя собой процесс опровержения презумпции невиновности лица, предполагает, в том числе, проверку и опровержение версий о его невиновности, что невозможно без всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела.

Во втором параграфе «Влияние презумпции невиновности на формирование достоверного вывода о виновности обвиняемого в совершении преступления» исследуются комплекс теоретических и практических проблем, связанных с достижением достоверного знания о виновности лица.

Рассматривая выработанные в теории уголовного процесса представления о сущности судебной достоверности, а также предусмотренные УПК РФ критерии оценки выводов суда о виновности обвиняемого автор аргументирует вывод, что одним из таких критериев являются предусмотренные УПК РФ правила, основанные на взаимосвязанных понятиях «сомнения» и «предположения», согласно которым «все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого», и «обвинительный приговор не может быть основан на предположениях» (ч. 3 и 4 ст. 14 УПК РФ).

Обращаясь к понятию сомнения, использованному в ч. 3 ст. 14 УПК РФ, соискатель на основе анализа положений Конституции РФ, процессуального закона, решений Верховного и Конституционного Судов РФ, а также научных исследований в области теории доказательств приходит к выводу, что о наличии неустранимых сомнений следует говорить не только в тех случаях, когда объективно отсутствуют какие бы то ни было новые доказательства виновности или невиновности обвиняемого, но и когда, при возможном существовании таких доказательств, органы расследования, прокурор и потерпевший не принимают мер к их получению, а суд, в силу невозможности исполнения им обвинительной функции, не может по собственной инициативе восполнять недостатки в доказывании обвинения.

На основе изученных дел автор описывает и критически оценивает практику отступления от данного правила, выражающуюся в толковании судами неустранимых сомнений не в пользу, как того требует УПК РФ, а против обвиняемого, и обосновании в приговорах обвинительных выводов предположениями.

В третьем параграфе рассмотрено «Влияние презумпции невиновности на распределение обязанности доказывания в уголовном процессе». Обусловленное действием презумпции невиновности построение уголовного процесса возлагает бремя доказывания на сторону обвинения. Выполнение стороной обвинения обязанности доказывания означает, что она должна не только собрать и представить суду доказательства виновности обвиняемого, но и убедить его в правильности своих выводов. Если сторона обвинения не выполнит свою обязанность доказывания, это безальтернативно должно влечь постановление судом оправдательного приговора.

Проведенный автором анализ практики показал, что сторона обвинения не всегда в полной мере исполняет возложенные на нее обязанности подтвердить доказательствами предъявленное обвинение, обосновать предложенную в процессе расследования квалификацию действий обвиняемого, а также опровергнуть доводы, приводимые в защиту подозреваемого или обвиняемого. Поскольку одним из способов самоустранения стороны обвинения от обязанности опровергнуть доводы защиты в ходе досудебного производства является их простое игнорирование, поддержано высказанное в науке предложение о закреплении в законе обязанности следователя удовлетворять ходатайства защиты о проведении процессуальных действий и приобщении оправдывающих обвиняемого доказательств.

По наблюдениям диссертанта, пассивность стороны обвинения в судебных заседаниях приводит к фактическому принятию судом на себя обязанности по обоснованию виновности подсудимого, что противоречит взаимосвязанным положениям ст. 14 (Презумпция невиновности) и 15 (Состязательность сторон) УПК РФ. Преодолению подобной ситуации, по мнению диссертанта, может послужить запрет на предоставление суду всех материалов уголовного дела до начала судебного заседания. Обусловленное этим запретом представление доказательств только в ходе судебного следствия способно обеспечить должную активность сторон в доказывании соответствующих обстоятельств дела, непосредственность их исследования судом, а также предотвратить преждевременное формирование убеждения суда в виновности подсудимого.

В четвертом параграфе рассматривается «Право обвиняемого не свидетельствовать против себя как гарантия презумпции невиновности». Регулярно освещаемая в прессе, как и изученная автором практика свидетельствует о многочисленных случаях незаконного давления на подозреваемых или обвиняемых со стороны органов, осуществляющих предварительное расследование, в целях получения признания вины. Заявления о той или иной форме принуждения к признанию вины были обнаружены в 74 уголовных делах из 250 изученных. В погоне за высокими показателями правоохранительная система создала такие условия, при которых на фоне шоковой информации об убийствах задержанных прочие незаконные действия рассматриваются в качестве простого и быстрого способа раскрытия преступления, входят в арсенал обычных средств установления обстоятельств дела.

Уголовно-процессуальным способом преодоления такой практики призвано было стать требование считать показания подозреваемого, обвиняемого, полученные с нарушением права на защиту, недопустимыми доказательствами. Однако, как показало исследование, механизм исключения доказательств, полученных с нарушением закона, практически не работает. Проверки заявлений подозреваемых, обвиняемых и подсудимых о незаконных методах ведения расследования и понуждении их к признанию вины в большинстве случаев проводятся поверхностно или не проводятся вовсе, доказать факт физического воздействия, не говоря уже о психическом, обвиняемый не в состоянии, поэтому его заявление обычно отвергается как необоснованное.

Отсутствие механизма проведения эффективной и независимой проверки заявления подозреваемого, обвиняемого или подсудимого о применении принуждения к признанию вины, позволяет выдвинуть предложение считать показания и объяснения подозреваемого или обвиняемого, полученные в ходе досудебного производства по уголовному делу, включая заявления о явке с повинной, недопустимым доказательством во всех случаях заявления обвиняемым в суде об отказе от этих показаний и объяснений, в том числе по мотивам применения к нему любого незаконного воздействия с целью понуждения к признанию вины, нарушения права на защиту.

В третьей главе рассмотрены «Особенности реализации презумпции невиновности в уголовно-процессуальных производствах, основанных на признании обвиняемым своей вины».

Первый параграф «Проблемы реализации презумпции невиновности в особом порядке судебного разбирательства при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением и заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» начат с рассмотрения важнейшей особенности предусмотренных главами 40 и 40.1 УПК РФ особых порядков – сокращения судебного разбирательства за счет отказа от судебного следствия, обусловленного признанием обвиняемым вины и согласием с предъявленным обвинением, влекущим освобождение обвинителя от обязанности доказывания виновности обвиняемого в судебном заседании.

Автором обосновывается понимание презумпции невиновности как официального отношения государства к обвиняемому как к «невиновному» лицу, предполагающее безусловность и неотчуждаемость его прав, недопустимость их произвольного ограничения, а также должный уровень гарантий защиты прав обвиняемого, что в то же время не исключает невозможности добровольного отказа обвиняемого от ряда таких гарантий, в том числе, от права оспаривать обвинение. Признание вины и согласие с предъявленным обвинением означает, что обвиняемый подтверждает достоверность выводов обвинения, его отказ от оспаривания обвинения в суде в значительной степени обессмысливает громоздкую процедуру судебного следствия, направленную в первую очередь на опровержение утверждения обвиняемого о невиновности. Возложение на обвинителя обязанности опровергнуть в суде презумпцию невиновности, то есть доказать виновность обвиняемого, не лишает последнего возможности, если это соответствует его интересам, отказаться от гарантированного ему права считаться невиновным, защищаться от обвинения, доказывать свою невиновность. Отказ обвиняемого от реализации отдельных, обеспечиваемых презумпцией невиновности правомочий не означает объективного прекращения действия презумпции невиновности и гарантированных ею защитных механизмов в уголовном процессе, а лишь определенным образом модифицирует коррелирующие рассматриваемым правам обвиняемого обязанности органов, осуществляющих уголовное преследование.

С учетом проблем, рассмотренных во второй главе данного диссертационного исследования, при оценке доказанности виновности обвиняемого в совершении инкриминируемого ему преступления в процедурах, основанных на признании вины, на первый план выходит оценка добровольности признания, а также реальности и достаточности предоставленной ему юридической помощи. В этой связи обосновано предложение о допущении в рамках упрощенных судебных процедур допроса подсудимого, что должно позволить суду в полной мере оценить достоверность предъявленного подсудимому обвинения, убедиться в добровольности признания им своей вины и согласия с обвинением, соблюдении условий получения такого согласия, а также осознании подсудимым последствий рассмотрения дела в особом порядке.

Во втором параграфе рассматриваются теоретические и прикладные вопросы «Проблемы реализации презумпции невиновности при прекращении уголовного преследования по «нереабилитирующим» основаниям на предварительном расследовании».

Анализируя высказанные в литературе точки зрения на природу прекращения уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям, современное уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, Постановления Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ, а также Заключение Комитета конституционного надзора СССР от 13 сентября 1990 г. диссертант обосновывает вывод, в соответствии с которым при прекращении уголовного преследования и освобождении лица от уголовной ответственности по изучаемым основаниям данное лицо признается виновным в совершении преступления, что, по мнению автора, противоречит принципам презумпции невиновности и осуществления правосудия только судом.

В связи с этим обосновано предложение о передаче полномочий по прекращению уголовного дела по нереабилитирующим основаниям суду в процессуальном порядке, разработанном по аналогии с процедурой рассмотрения ходатайства об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу, и сформулированы конкретные предложения de lege ferenda. Обоснована правомерность приравнивания постановления суда о прекращении уголовного дела и уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям по юридической силе и правовым последствиям к приговору суда.

Четвертая глава «Презумпция невиновности как гарантия права на свободу» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Ограничение права на свободу и личную неприкосновенность в уголовном судопроизводстве в свете презумпции невиновности» анализируется сущность конституционного права на свободу и личную неприкосновенность, а также предусмотренные законом возможности его ограничения.

Показана связь права на свободу и неприкосновенность с презумпцией невиновности: свобода от произвольного ареста и задержания, физическая неприкосновенность личности, подвергшейся уголовному преследованию, обеспечивается только при условии, что лицо, виновность которого не доказана в предусмотренном законом порядке, считается невиновным. Применение к такому лицу мер процессуального принуждения в ходе расследования и судебного разбирательства может быть обусловлено только отсутствием иного пути для решения возникающих вопросов и возможно только в исключительных случаях при наличии предусмотренных оснований и в строгом соответствии с законом.

В тоже время, законодательное регулирование оснований, видов и порядка применения мер принуждения автоматически не гарантирует прав личности, поскольку не исключает личного усмотрения следователя, дознавателя, прокурора и суда, а, следовательно, и ошибок при применении мер уголовно-процессуального принуждения.

Во втором параграфе «Проблемы реализации презумпции невиновности при задержании подозреваемого» исследуются теоретические и прикладные проблемы ограничения прав лиц, подозреваемых в совершении преступления, при применении уголовно-процессуального задержания.

В начале параграфа рассматривается проблема юридической оценки действий сотрудников правоохранительных органов, связанных с фактическим ограничением свободы лица, подозреваемого в совершении преступления. Изучение правоприменительной практики показало, что примерно в четверти случаев (в 49 из 208 протоколов задержания) задержанное лицо, юридически защищаемое презумпцией невиновности и обладающее широким кругом процессуальных прав, длительный промежуток времени – с момента фактического задержания до момента составления протокола задержания – фактически абсолютно бесправно, что, по мнению соискателя, вызвано как отступлениями от требований УПК РФ, так и пробельностью самой законодательной регламентации процедуры задержания. Диссертантом высказывается мнение, что действия по так называемому фактическому задержанию подозреваемого носят уголовно-процессуальный характер, что распространяет на них конституционные положения о защите прав и свободы личности.

На основе изученного эмпирического материала автором показаны и подвергнуты критике ошибки правоприменительной практики, основанные на неправильной трактовке положений законодательства о задержании подозреваемого: «вольное» обращение сотрудников правоохранительных органов с основаниями задержания приводит к необоснованному и незаконному ограничению свободы, используемому как средство оказания давления на подозреваемых в целях получения от них признания вины. Формальное отношение судов к подобным нарушениям, вызванное укоренившимся в сознании правоприменителей отношением к подозреваемому и обвиняемому как к виновному в совершении преступления лицу есть еще одно проявление неуважения к презумпции невиновности.

В этой связи диссертантом выработаны законодательные предложения, позволяющие усовершенствовать существующий уголовно-процессуальный порядок задержания подозреваемого и предложен авторский механизм их реализации.

В третьем параграфе «Влияние презумпции невиновности на нормативную регламентацию применения к обвиняемому или подозреваемому заключения под стражу» рассматриваются теоретические, правовые и практические проблемы применения к подозреваемым и обвиняемым в качестве меры пресечения заключения под стражу.

В работе рассмотрена научная дискуссия, вызваная данным в 2004 г. разъяснением Пленума Верховного Суда РФ о том, что рассматривая ходатайство о заключении лица под стражу, судья не вправе входить в обсуждение вопроса о его виновности. Изучив высказанные в литературе взгляды исследователей по данной проблеме, практику Европейского Суда по правам человека, а также последующие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, автор аргументирует взгляд, согласно которому наличие обоснованного подозрения является одним из ключевых требований к законности столь сурового ограничения прав человека, не признанного виновным в совершении преступления. В связи с этим в работе поддерживается мнение о том, что принимая решение о заключении лица под стражу, судья обязан проверить его причастность к преступлению путем исследования доказательств, позволяющих органу, осуществляющему уголовное преследование, утверждать о причастности данного лица к совершенному преступлению.

Выявленное в ходе исследования формальное отношение следователей и судей к обоснованности ходатайств и постановлений о применении заключения под стражу является в том числе прямым следствием неуважения презумпции невиновности. Главным критерием применения к обвиняемым заключения под стражу на предварительном расследовании для российских следователей и судей по прежнему является тяжесть предъявленного обвинения и, как следствие, реальность применения наказания в виде лишения свободы. Предполагая, что обвиняемый в любом случае будет признан виновным и осужден к реальному лишению свободы, в которое зачтется срок предварительного заключения, следователи и судьи явно руководствуются презумпцией виновности.

Принимая во внимание выявленные в процессе исследования недостатки практики и признавая исключительность института заключения под стражу в системе мер уголовно-процессуального принуждения, соискатель приходит к выводам, что основания избрания заключения под стражу должны быть подтверждены доказательствами, подлежащими непосредственному исследованию судом с обязательным участием сторон в рамках справедливой судебной процедуры, заключение под стражу не может применяться к лицу до вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого, выступающего гарантией наличия достаточных оснований для утверждения о совершении лицом преступления.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования.

Основные научные результаты и положения диссертации

опубликованы в следующих работах автора:

Статьи, опубликованные в рецензируемых научных журналах и изданиях:

  1. Кирьянов А.Ю., Кирьянов Ю.А. К совершенствованию нормативной регламентации судебного разбирательства в особом порядке // Российская юстиция. 2007. №8. С. 59-62.
  2. Кирьянов А.Ю. Некоторые вопросы обоснованности заключения под стражу в свете презумпции невиновности // Российская юстиция. 2010. № 12. С. 31-34.

Публикации в иных изданиях:

  1. Кирьянов А.Ю. Презумпция невиновности в современном уголовном процессе России и актуальные проблемы ее реализации: монография / под ред. д-ра юрид. наук, проф. В.А. Лазаревой. Самара: Изд-во «Самарский университет», 2009. 151с.
  2. Кирьянов А.Ю. Некоторые проблемы реализации принципа презумпции невиновности // Актуальные проблемы современного уголовного процесса России: сборник научных статей / под ред. проф. В.А. Лазаревой. Самара: Изд-во «Самарский университет», 2005. С. 219-225.
  3. Кирьянов А.Ю. Понятие, виды и значение презумпций в праве // Юридический аналитический журнал. Самара: Изд-во «Самарский университет», 2006. № 1. С. 33-39.
  4. Кирьянов А.Ю. Становление презумпции невиновности в качестве принципа российского уголовного процесса // Актуальные проблемы современного уголовного процесса России: межвузовский сборник научных статей. Вып. 2 / под ред. проф. В.А. Лазаревой. Самара: Изд-во «Самарский университет», 2007. С. 246-255.
  5. Кирьянов А.Ю. Доказывание как обязанность // Юридический аналитический журнал. Самара: Изд-во «Самарский университет», 2008. № 1-2. С. 47-52.
  6. Кирьянов А.Ю., Лазарева В.А. Цель и предмет доказывания по уголовному делу в свете презумпции невиновности // Юридический аналитический журнал. Самара: Изд-во «Самарский университет», 2010. № 1-2. С. 7-14.
  7. Кирьянов А.Ю. Некоторые проблемы задержания подозреваемого в свете презумпции невиновности // Актуальные проблемы современного уголовного процесса России: межвузовский сборник научных статей. Вып. 5 / под ред. проф. В.А. Лазаревой. Самара: Изд-во «Самарский университет», 2010. С. 205-209.

Подписано в печать 9 апреля 2012 г.

Формат 60х84 1/16. Бумага офсетная. Печать оперативная.

Объем 1 усл. печ. л. Тираж 100 экз. Заказ №

_______________________________________

Отпечатано _________


1 Далее – Конституция РФ.

2 Далее – УПК РФ.

3См.: Обеспечение прав и интересов граждан при осуществлении уголовно-правовой политики в РФ. Доклад Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации // Вестник Федеральной палаты адвокатов. 2009. № 2; Доклад Генерального прокурора РФ на заседании Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации // Сайт Генеральной Прокуратуры РФ URL: http://www.genproc.gov.ru/management/appearences/document-475 (дата обращения 05.03.2012)

4 См., напр., публикации в прессе: Дело Магнитского проверят на пытки // Сайт Интерfaxа. URL: http://www.interfax.ru/society/txt.asp?id=227395 (дата обращения 05.03.2012); Питерский полицейский шваброй до смерти избил подростка // Сайт РБК. URL: http://top.rbc.ru/incidents/23/01/2012/634333.shtml (дата обращения 05.03.2012); «Дальний» передан Москве // Газета.ru URL: http://www.gazeta.ru/social/2012/03/17/ 4095201.shtml (дата обращения 20.03.2012)






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.