WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Губин Сергей Анатольевич

ПРОБЛЕМЫ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА НА ЭТАПЕ ОКОНЧАНИЯ

ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ,

СОВЕРШЕННЫХ ОРГАНИЗОВАННЫМИ ПРЕСТУПНЫМИ ФОРМИРОВАНИЯМИ

Специальность 12.00.11 – Судебная власть, прокурорский надзор, организация правоохранительной деятельности

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук
Москва – 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном

образовательном учреждении высшего профессионального образования

«Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации»

Научный руководитель

доктор юридических наук,

доцент

Жук Олег Дмитриевич

Официальные оппоненты:

Гущин Владимир Захарович,

доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры адвокатуры, нотариата, гражданского и арбитражного процесса, юридического факультета Российского государственного торгово-экономического университета

Абрамов Аркадий Валерьевич,

кандидат юридических наук,

заместитель начальника информационного

аналитического управления Следственного

департамента МВД России

Ведущая организация

Российский университет дружбы народов

Защита диссертации состоится «29» мая 2012 г. в 12 ч. 00 мин. на заседании диссертационного совета Д 170.001.01 при Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации по адресу: 123022, г. Москва, ул. 2-я Звенигородская, д. 15, ауд. 414.

С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в библиотеке Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации по адресу: 123022, г. Москва, ул. 2-я Звенигородская, д. 15.

С электронной версией автореферата можно ознакомиться на официальном сайте Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации: http://www.agprf.org/aspirant/dis-sovet-1.html, а также на сайте Высшей аттестационной комиссии при Министерстве образования и науки Российской Федерации: http://vak.ed.gov.ru.

Автореферат разослан 20 апреля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                               Н.В. Буланова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. На рубеже ХХ и ХХ веков в связи с изменениями произошедшими в общественной, политической и экономической жизни Россия столкнулась с целым комплексом серьезных проблем, отдельные из которых угрожали ее территориальной целостности и суверенитету, а в целом - национальной безопасности.  Одной из таких угроз, безусловно, является организованная преступность –  наиболее сложное и высоко общественно опасное явление.

На современном этапе особенностью организованной преступности становится проникновение в легальную экономику, политические партии и органы власти. Происходит активное влияние лидеров уголовно-преступной среды, в том числе так называемых «воров в законе» на экономические структуры. Деятельность отдельных организованных преступных формирований, например, таких как Дальневосточный «Общак» дошла до явной социальной патологии, угрожающей национальной безопасности страны, отмечалось их существенное влияние  на органы государственной власти и военного управления, молодежную среду, внедрение в различные сферы общественных отношений.

  Широкое распространение получило влияние организованных форм преступности во многих пенитенциарных учреждениях России, что обусловлено массовым нарушением прав и законных интересов лиц, отбывающих уголовное наказание в местах лишения свободы, нивелированием установленных Уголовно-исполнительным кодексом Российской Федерации целей исправления осужденных и предупреждения совершения ими новых преступлений.

  Значительный ущерб государственным интересам наносят организованные формы преступности, в первую очередь связанные с бандитизмом, терроризмом, экстремизмом, а также незаконным оборотом оружия и наркотиков. Международный авторитет России подрывают организованные преступные группировки, действующие за пределами страны.

  Так, согласно п. 37 Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г., утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. № 537 основными источниками угроз национальной безопасности в сфере государственной и общественной безопасности, помимо прочих, являются: экстремистская деятельность националистических, религиозных, этнических и иных организаций и структур, направленная на нарушение единства и территориальной целостности Российской Федерации, дестабилизацию внутриполитической и социальной ситуации в стране; деятельность транснациональных преступных организаций и группировок, связанная с незаконным оборотом наркотиков, оружия; сохраняющийся рост преступных посягательств, направленных против личности, собственности, государственной власти, общественной и экономической безопасности, а также связанных с коррупцией.

Изложенные выше обстоятельства свидетельствуют об острой необходимости осуществления эффективной борьбы с организованными преступными формированиями. Участие органов прокуратуры в этой борьбе носит многоаспектный характер и, на наш взгляд, является ключевым. Именно органы прокуратуры, обладающие полномочиями по координации деятельности всех правоохранительных органов по борьбе с преступностью, полномочиями по надзору за деятельностью органов, осуществляющих предварительное следствие, оперативно-розыскную деятельность, и администрациями мест содержания задержанных, заключенных под стражу и  исправительных учреждений способны консолидировать силы всех правоохранительных органов, направленные на обеспечение государственной и общественной безопасности в рассматриваемой сфере общественных отношений.

Вместе с тем, действующее уголовно-процессуальное законодательство не в полной мере отвечает реалиям сегодняшнего дня. Некоторые новеллы уголовно-процессуального законодательства носят противоречивый характер. Так, принятие Федерального закона от 5 июня 2007 г. №87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» и следующих за ним нормативных актов аналогичного уровня, на наш взгляд, заложило основу для «внутренней состязательности» участников уголовного процесса со стороны обвинения (прокурора, руководителя следственного органа, следователя), что значительно осложняет работу данных субъектов по исполнению требований ст. 21 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ), в части осуществления уголовного преследования от имени государства по делам публичного и частно-публичного характера.

Более того, законодатель принятыми решениями практически если не ликвидировал, то сделал не эффективной функцию надзора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства. В настоящее время вся полнота прокурорского надзора в виде оценки законности и обоснованности принятых решений в ходе досудебного производства применима лишь на этапе окончания предварительного расследования. Вместе с тем этот этап досудебного производства имеет место по истечении продолжительного времени после проведения того либо иного следственного действия. В силу этого допущенные нарушения  нередко влекут за собой неустранимые негативные последствия. Указанные обстоятельства вызывают существенные проблемы правоприменения и негативно сказываются на осуществлении прокурорами своих надзорных полномочий, в том числе направленных на организацию эффективной борьбы с организованными преступными формированиями.

Таким образом, современное уголовно-процессуальное законодательство не только не исчерпало, а напротив значительно усилило потребность в тщательной теоретической разработке проблем прокурорского надзора на досудебной стадии уголовного судопроизводства и в частности на этапе его окончания.

Кроме того следует отметить, что предъявление материалов уголовных дел руководителям и активным участникам организованных преступных формирований для ознакомления нередко влечет за собой оказание воздействия на свидетелей и потерпевших, а также на обвиняемых, содействующих следствию. Механизмы защиты данных участников уголовного судопроизводства малоэффективны. В связи с этим, несмотря на бурную научную полемику последних лет, продолжают оставаться актуальными вопросы обеспечения разумного баланса при соблюдении законных прав и интересов противоборствующих сторон в состязательном уголовном процессе, направленных как на защиту интересов лиц, потерпевших от преступлений, так и на защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения.

Однако анализ практики прокурорского  надзора по делам о деятельности организованных преступных формирований выявил проблему участившихся нарушений прав на личную безопасность, на доступ к правосудию, на восстановление социальной справедливости лиц, выступающих свидетелями и потерпевшими по уголовным делам этой категории, в результате реализации обвиняемыми (руководителями и активными участниками организованных преступных формирований) своих прав на защиту путем ознакомления с материалами уголовного дела на завершающем этапе предварительного расследования и использования полученной при этом информации для незаконного противодействия органам следствия с целью ухода от уголовной ответственности.

Помимо законодательного урегулирования этого вопроса решение проблемы, на наш взгляд, возможно путем организации эффективного надзора за деятельностью органов, осуществляющих предварительное следствие, оперативно-розыскную деятельность и администрациями мест содержания задержанных, заключенных под стражу и исправительных учреждений с целью обеспечения полной безопасности защищаемых лиц. 

Изложенные обстоятельства обусловливают выбор темы диссертационного исследования и ее актуальность.

Степень научной разработанности темы. Разработке проблем, связанных с вопросами прокурорского надзора на этапе окончания предварительного расследования, серьезное внимание уделялось такими учеными, как С.В. Бажанов, Ф.Ю. Бердичевский, В.П. Божьев, Л.М. Васильев, С.И. Викторский,  А.Я. Дубинский, С.П. Ефимичев, П.А. Лупинская, В.Н. Махов, Г.М. Миньковский, А.Б. Соловьев, М.С. Строгович, А.Я. Сухарев, Н.А. Якубович и многими другими.

Отдельные аспекты рассматриваемой проблемы нашли отражение в работах таких авторов, как О.Я. Баев, А.С. Барабаш, В.Г. Бессарабов, Н.В. Буланова, Ф.М. Кобзарев, А.Ф. Козусев, О.Н. Коршунова, В.П. Рябцев, А.Ф. Смирнов, М.Е. Токарева, А.Г. Халиулин, Г.П. Химичева и др.

Однако, несмотря на бесспорную теоретическую и практическую значимость трудов названных ученных и ряда других исследований, а также несмотря на серьезность возникающих проблем правоприменительной практики, вопросы прокурорского надзора на этапе окончания предварительного расследования, именно по делам о деятельности организованных преступных формирований, не изучались.

Отчасти изложенные аспекты затрагивались такими учеными, как И.В. Годунов, О.Д. Жук и В.В. Меркурьев.

Указанные обстоятельства определили необходимость детального анализа вопросов, связанных с деятельностью  прокурора по осуществлению им полномочий по надзору за деятельностью органов следствия, и органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, на этапе окончания предварительного расследования преступлений, совершенными организованными преступными формированиями.

Объект и предмет диссертационного исследования. Объектом исследования является совокупность  общественных правоотношений в сфере уголовного судопроизводства и прокурорского надзора, возникающих на этапе окончания предварительного расследования преступлений, совершенных организованными преступными формированиями.

Предметом исследования является деятельность прокурора по осуществлению надзора за исполнением законов органами, осуществляющими предварительное следствие, оперативно-розыскную деятельность, администрациями мест содержания задержанных,  заключенных под стражу и исправительных учреждений на этапе окончания предварительного расследования преступлений, совершенных организованными преступными формированиями, а также нормы уголовно-процессуального права и соответствующего законодательства, регламентирующие эту деятельность.

Цель исследования заключается в выработке концептуально взаимосвязанных законодательных предложений и методических рекомендаций, направленных на совершенствование деятельности прокуроров и субъектов расследования преступлений, совершенных организованными преступными формированиями путем изучения теоретических основ прокурорского надзора и анализа реализуемых прокурором надзорных полномочий на этапе окончания предварительного расследования в рассматриваемой сфере.

Данная цель конкретизируется постановкой и решением следующих задач:

- на основе анализа правоприменительной практики выявить наиболее значимые процессуальные проблемы, возникающие на этапе окончания предварительного расследования преступлений, совершенных организованными преступными формированиями, определив роль и место прокурора в процессе уголовного преследования и осуществления надзорных полномочий;

- проанализировать деятельность и выявить проблемные вопросы процессуальных взаимоотношений  следователя и прокурора на этапе окончания предварительного расследования преступлений, совершенных организованными преступными формированиями;

- выявить проблемы, возникающие в процессе ознакомления участников уголовного судопроизводства с материалами уголовного дела о преступлениях, совершенных организованными преступными формированиями, обусловленные необходимостью защиты свидетелей обвинения и потерпевших,  и предложить пути решения этих проблем;

- на основе проведенного анализа выявленных проблем предложить способы и пути преодоления противодействия расследованию преступлений, совершенных организованными преступными формированиями на этапе окончания предварительного расследования; 

- на основе проведенного исследования проблем правоприменительной практики обосновать, что оптимизация деятельности прокурора по надзору за деятельностью органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность и администрациями мест содержания задержанных, заключенных под стражу и исправительных учреждений является одним из эффективных способов преодоления противодействия следствию со стороны организованных преступных формирований; 

- рассмотреть круг полномочий прокурора на этапе окончания предварительного расследования преступлений указанной категории, его роль в обеспечении прав участников уголовного судопроизводства;

- в целях осуществления эффективной борьбы с организованными преступными формированиями обосновать необходимость осуществления прокурором не только надзорных полномочий, но и фактического осуществления  руководства уголовным преследованием. 

- рассмотреть вопросы соотношения прокурорского надзора, ведомственного и судебного контроля на этапе окончания предварительного расследования, на основе чего сделать вывод о необходимости возвращения прокурору полномочий по отмене всех незаконных и необоснованных постановлений следователя, устранения механизма внутреннего состязания среди участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения;

Методологической основой диссертационного исследования является диалектический метод познания и апробированные юридическими науками общенаучные методы познания объективной действительности: анализ, сравнение, комплексный и системные подходы. Также в работе предполагается использование методов частнонаучного уровня: сравнительно-правового, логико-юридического, конкретно-социологического (анкетирование, изучение документов и др.).

Нормативную базу исследования составили положения Конституции Российской Федерации; УПК и УК РФ; федеральные законы, прежде всего Федеральный Закон «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» и др.; указы Президента Российской Федерации; постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации; постановления Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации; нормативные акты Генеральной прокуратуры Российской Федерации, регламентирующие деятельность прокурора в сфере досудебного производства.

Теоретической базой исследования стали концепции и идеи, содержащиеся в трудах С.В. Бажанова, В.Г. Бессарабова, В.П. Божьева, А.Д. Бойкова, Л.В. Брусницына, С.П. Ефимичева, Ф.М. Кобзарева, А.Ф. Козусева, П.А. Лупинской, Г.М. Миньковского, В.П. Рябцева, А.Б. Соловьева, И.Я. Фойницкого, А.Г. Халиулина, Н.П. Яблокова, Н.А. Якубович и других ученых, рассматривающих проблемы деятельности в ходе расследования и осуществления прокурорского надзора, в том числе на этапе окончания предварительного расследования. Немалую роль в разработке идей, положенных в основу настоящей работы, сыграли труды ученных, занимающихся проблемами применения уголовного и уголовно-процессуального законодательства в сфере борьбы с организованной преступностью А.И. Долговой, О.Д. Жука, В.Н. Кудрявцева, В.В. Меркурьева, Г.М. Меретукова. Бесспорно ценными для настоящего исследования стали положения и подходы, разработанные специалистами в области криминалистики и криминологии Р.С. Белкиным, А.Ф. Волынским, А.И. Гуровым и другими.

Эмпирической базой исследования послужили материалы обобщения опубликованной следственной, прокурорской и судебной практики, архивных уголовных дел, результаты социологических исследований, проведенных автором с использованием специально разработанных анкет среди сотрудников правоохранительных органов субъектов Дальневосточного федерального округа Российской Федерации, осуществлявших надзор, расследование, поддержание обвинения по уголовным делам о деятельности организованных преступных сообществ, а так же среди слушателей  Института повышения квалификации руководящих кадров Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Проведено интервьюирование начальника Управления по обеспечению физической безопасности участников уголовного судопроизводства МВД России и сотрудников этого управления.  Всего проведено анкетирование и интервьюирование 76 прокуроров, 28 следователей и 5 руководящих сотрудников, обеспечивающих физическую безопасность участников уголовного судопроизводства. Изучено более 30 архивных уголовных дел о преступлениях, совершенных организованными преступными формированиями, за период 2005 – 2011 гг. на территории Дальневосточного федерального округа Российской Федерации и Республики Адыгея.

Кроме того диссертантом использован личный опыт расследования и осуществления руководства уголовным преследованием по уголовным делам о деятельности организованных преступных формирований и убийств, совершенных в условиях неочевидности, в том числе по найму, в период работы в СУ при УВД по Хабаровскому краю, прокуратуре Хабаровского края и в СУ СК при прокуратуре РФ по Хабаровскому краю в качестве следователя и руководителя следственного органа, а также опыт надзорной работы в должности заместителя прокурора Республики Адыгея.

В немалой степени эмпирическую основу работы составляют результаты расследования и судебного разбирательства уголовного дела о деятельности организованного преступного сообщества «Общак», осуществлявшего свою деятельность на территории Дальневосточного федерального округа Российской Федерации в период с 1992 по 2005 г.г.

Научная новизна исследования заключается в том, что автором осуществлено всестороннее рассмотрение актуальных теоретических и практических проблем связанных с вопросами оптимизации деятельности прокурора и следователя на этапе окончания предварительного расследования преступлений, совершенных организованными преступными формированиями.

Диссертантом сделан акцент на выработку методических  рекомендаций и предложений по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, направленных на повышение эффективности существующей в настоящее время системы защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, и на обеспечение личной безопасности свидетелей и потерпевших по уголовным делам.

Практическое внедрение предлагаемых автором диссертационного исследования законодательных инициатив и методических рекомендаций позволит выработать необходимый алгоритм действий  по преодолению противодействия со стороны организованных преступных формирований на этапе окончания предварительного расследования.

Полагаем, что выводы и предложения автора, полученные в ходе исследования, позволят оптимизировать и повысить эффективность надзорной деятельности прокурора.

Научная новизна результатов диссертационного исследования нашла свое отражение в положениях, выносимых на защиту.

Основные положения выносимые на защиту:

  1. При осуществлении надзора за исполнением законов органами, осуществляющими предварительное следствие, прокурору необходимо учитывать особенности принятия решений о выделении уголовных дел и материалов уголовных дел для последующей проверки в порядке ст. 144, 145 УПК РФ перед окончанием следственных действий по уголовным делам о преступлениях, совершенных организованными преступными формированиями, обусловленные особой сложностью их расследования.
  2. Обосновано, что для исполнения требований уголовно-процессуального закона о соблюдении разумных сроков уголовного преследования, в целях предотвращения умышленного затягивания времени ознакомления с материалами уголовного дела необходимо установление единого пятисуточного срока возможной неявки защитника на весь процесс ознакомления с делом в порядке ст. 217 УПК РФ, а не установление отчета данного срока от каждой последующей явки защитника.
  3. Вывод о том, что серьезную проблему представляет собой конкуренция двух институтов «защиты» в уголовном процессе – института защиты прав обвиняемого и института защиты потерпевших от преступлений и свидетелей обвинения. С одной стороны, предоставление материалов уголовного дела обвиняемому до начала судебного разбирательства обеспечивает его право на защиту. С другой стороны, предоставление всех материалов предварительного следствия руководителям и активным членам организованных преступных формирований подвергает реальной угрозе жизнь и здоровье свидетелей и потерпевших. Кроме того, исполнение требований ст. 217 УПК РФ влечет за собой изменение в суде показаний обвиняемых и свидетелей стороны защиты, что в последующем приводит к нарушению принципа состязательности сторон в уголовном судопроизводстве и значительно осложняет работу прокурора при поддержании государственного обвинения. Для преодоления этих проблем предлагается  делегировать  вопрос об ограничении обвиняемого и его защитника в праве на ознакомление с материалами уголовного дела суду, который при наличии определенных оснований может вынести решение об их ограничении в ознакомлении с материалами предварительного следствия. Дополнительной  гарантией соблюдения законности при решении указанных вопросов является обязательное участие прокурора в соответствующем судебном заседании.
  4. Вывод о том, что оптимизация работы прокурора по осуществлению надзора за исполнением законов  органами, осуществляющими оперативно розыскную деятельность, и администрациями мест содержания задержанных, заключенных под стражу и исправительных учреждений является одним из эффективных способов преодоления противодействия расследованию со стороны организованных преступных формирований, и особенно на этапе его окончания.
  5. C учетом усиления степени противодействия органам предварительного следствия со стороны организованных преступных формирований на этапе окончания предварительного расследования прокурор обязан уделить особое внимание надзору за исполнением законов об обеспечении государственной защиты лиц, содействующих решению задач уголовного судопроизводства. 
  6. Обоснован вывод о том, что для совершенствования института досудебного соглашения о сотрудничестве необходимо на законодательном уровне регламентировать порядок и условия его расторжения  следователем в ходе производства предварительного расследования, прокурором на этапе изучения уголовного дела, поступившего к нему с обвинительным заключением, в случае невыполнения обвиняемым существенных условий заключенной соглашения.
  7. В рамках действующего уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего надзорные полномочия прокурора, именно на этапе изучения уголовного дела, поступившего к прокурору с обвинительным заключением, последний имеет реальное влияние на результаты предварительного следствия, осуществляя проверку законности и обоснованности всех принятых решений и произведенных следственных действий на этапе досудебного производства. При наличии определенных законом оснований прокурор возвращает уголовное дело для производства дополнительного следствия. Однако окончание предварительного следствия по делам о преступлениях, совершенных организованными преступными формированиями, нередко имеет место по истечении продолжительного времени после проведения того либо иного следственного действия. В силу этого допущенное нарушение нередко вызывает неустранимые негативные последствия и путем производства дополнительного следствия исправлено быть не может. В связи с этим ход расследования преступлений этой категории должен фактически контролироваться надзирающими прокурорами со стадии  возбуждения уголовного дела.
  8. Вывод о том, что тройная система контроля-надзора состоящая из прокурорского надзора, ведомственного и судебного контроля на этапе окончания предварительного расследования уголовных дел о преступлениях, совершенных организованными преступными формированиями, объективно необходима. Данные элементы контроля-надзора не подменяют, а взаимно дополняют друг друга обеспечивая исправление ошибок, допускаемых следователями в ходе досудебного производства.
  9. Вывод о том, что изменения, внесенные в УПК РФ Федеральным закон  от 05. 06. 2007 г. №87-ФЗ и последующими нормативными актами аналогичного уровня привели к нарушению основополагающих принципов прокурорского надзора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства, таких как непрерывность, постоянство и всеобъемлемость. Этими же изменениями фактически введен механизм «внутреннего состязания» среди участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения (прокурора, руководителя следственного органа и следователя). Возвращение прокурору полномочий по отмене всех незаконных или необоснованных постановлений, устранение обозначенного механизма «внутреннего состязания» позволят прокурору, руководителю следственного органа и следователю в полной мере исполнять обязанности по уголовному преследованию от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения, а прокурору, помимо этого, обеспечить законность и обоснованность поддержания государственного обвинения по ним в ходе судебного производства. 

10. Предложения по внесению изменений и дополнений в ряд статей УПК РФ: 166, 215, 217, 278, 317.4, 317.5., 317.51 . 

Теоретическая значимость результатов исследования определяется актуальностью вопросов, рассмотренных в работе, и тем, что автором предложены пути решения теоретических и научно-практических проблем. Содержащиеся в диссертационном исследовании выводы и рекомендации могут быть использованы при проведении дальнейших научных исследований по данной проблематике, учтены при совершенствовании  уголовно-процессуального законодательства.

Практическая значимость исследования определяется непосредственной возможностью использования выводов, рекомендаций и предложений для оптимизации деятельности прокуроров  и следователей  на этапе окончания предварительного расследования преступлений, совершенных организованными преступными формированиями.

Внедрение разработанных автором положений, предложений и рекомендаций в законодательство и практику призвано в конечном итоге способствовать привлечению лиц, виновных в организации преступных сообществ и организованных преступных групп, руководстве и активном участии в данных организованных преступных формированиях к установленной законом уголовной ответственности, с одновременной защитой и восстановлением прав потерпевших  от данных преступлений.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования: 1) обсуждались среди членов комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации; 2) используются в надзорной деятельности Управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации в Центральном федеральном округе и прокуратур субъектов этого округа, а также в надзорной деятельности прокуратур Хабаровского и Приморского краев; 3) использовались при подготовке предложений по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и усилению прокурорского надзора и процессуального контроля за расследованием преступлений, совершенных организованными группами и преступными сообществами, подготовленных Академией Генеральной прокуратуры Российской Федерации . 4) отражены в 6 опубликованных работах автора, в том числе 5 в изданиях, рекомендованных ВАК Минобразования России.

Структура диссертации определена предметом и задачами исследования. Работа состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования; анализируется состояние разработанности рассматриваемых проблем; определяются цель и задачи; содержится характеристика объекта и предмета исследования; определяется его научная новизна, теоретическая и практическая значимость проведенного исследования, раскрывается его методология, нормативная и эмпирическая основы; формулируются положения, выносимые на защиту; приводятся сведения об апробации и внедрении в практику результатов научного исследования.

Глава I «Особенности процессуальной деятельности следователя и прокурора на этапе окончания предварительного расследования преступлений, совершенных организованными преступными формированиями» включает три параграфа.

В первом параграфе «Деятельность следователя на этапе окончания предварительного расследования преступлений, совершенных организованными преступными формированиями» автором проанализированы различные позиции отечественных ученных касающиеся определения этапа окончания предварительного расследования.

На основе анализа различных точек зрения по рассматриваемому вопросу, с учетом определения понятий: «организованная группа», «преступное сообщество (преступная организация)», содержащихся в УК РФ и в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 10.06.2010 № 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)» диссертантом предложена дифенниция понятия «окончание предварительного расследования преступлений, совершенных организованными преступными формированиями».

Соискателем выявлены особенности принятия решений о выделении уголовных дел и материалов уголовных дел для последующей проверки, в порядке ст. 144, 145 УПК РФ перед окончанием следственных действий по уголовным делам о преступлениях, совершенных организованными преступными формированиями, обусловленные особой сложностью их расследования, которые должны учитываться прокурором при осуществлении надзора за исполнением законов органами, осуществляющими предварительное следствие. Необходимость этих действий обоснована недопустимостью привлечения к уголовной ответственности по одному уголовному делу большого количества лиц, влекущего за собой значительное увеличение сроков предварительного следствия и содержания обвиняемых под стражей. Вместе с тем, принятие этих решений должно носить взвешенный характер, с тем, чтобы все руководители, участники и лица, способствующие деятельности организованных преступных формирований, при наличии достаточных оснований понесли установленную законом ответственность.

В ходе проведенного исследования установлено, что практика правоприменения сталкивается с существенной проблемой затягивания времени ознакомления с материалами уголовного дела представителями стороны защиты, что влечет за собой нарушение прав иных участников уголовного судопроизводства, предусмотренных ст. 6.1 УПК РФ, на рассмотрение дела в разумные сроки. В немалой степени этому способствует диспозиция частей 3 и 4 ст. 215 УПК РФ, предусматривающая отложение производства ознакомления с материалами дела обвиняемого и его защитника, при неявке последнего, каждый раз на 5 суток. В целях решения выявленной проблемы, по мнению автора, необходимо установление единого пятисуточного срока возможной неявки защитника на весь процесс ознакомления с делом в порядке ст. 217 УПК РФ, а не установление отчета данного срока от каждой последующей явки защитника. Предложены соответствующие изменения в ст. 215 УПК РФ.

Во втором параграфе «Проблемы, обусловленные обеспечением процессуального права обвиняемого и его защитника на ознакомление с материалами уголовного дела о преступлениях, совершенных организованными преступными формированиями» приведены результаты анкетирования сотрудников правоохранительных органов субъектов Дальневосточного федерального округа Российской Федерации, осуществлявших надзор, расследование, поддержание обвинения по уголовным делам о деятельности организованных преступных сообществ, а так же среди слушателей  Института повышения квалификации руководящих кадров Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации (далее материалы анкетирования), согласно которым 98 % опрошенных отметили факты затягивания времени ознакомления с материалами уголовного дела о деятельности организованных преступных формирований. При этом выявлены наиболее часто встречающиеся способы такого затягивания: систематическая неявка защитников – 45%, подача многочисленных необоснованных ходатайств и жалоб – 61 %, прочтение малого количества листов за день ознакомления – 63 % и др.

Помимо указанных способов противодействия расследованию автором выявлены внепроцессуальные (силовые) способы противодействия расследованию со стороны членов организованных преступных формирований на этапе окончания предварительного расследования, обусловленные доступом стороны защиты ко всем доказательствам, собранным в ходе досудебного производства.

Рассматривая вопрос о решении обозначенных проблем диссертант отмечает, что, с одной стороны, предоставление материалов уголовного дела обвиняемому до начала судебного разбирательства обеспечивает его право на защиту.  С другой стороны, предоставление всех материалов предварительного следствия руководителям и активным членам организованных преступных формирований подвергает реальной угрозе жизнь и здоровье свидетелей и потерпевших.

Другой проблемой, вызванной исполнением требований ст. 217 УПК РФ, является изменение в суде показаний обвиняемых и свидетелей стороны защиты на основе изученных доказательств обвинения, что в последующем приводит к нарушению принципа состязательности сторон в уголовном судопроизводстве и значительно осложняет работу прокурора при поддержании государственного обвинения.

При этом автор отмечает, что объем собранных органом предварительного следствия материалов, которые не предъявляются обвиняемому и его защитнику в России меньше, чем во многих зарубежных странах с развитой системой демократии (Белигия, Германия, Дания, Япония и др.). Например, в Германии обвиняемый не имеет права знакомиться с материалами предварительного расследования по его окончанию. Правом на ознакомление с материалами досудебного производства наделен лишь защитник, однако он может быть лишен его в случае, если прокурор установит угрозу целям расследования.

Для преодоления этих проблем, по мнению  автора, необходимо ограничить сторону обвинения в праве на ознакомление с материалами предварительного следствия на этапе его окончания. Однако, для  обеспечения разумного баланса при соблюдении законных прав и интересов противоборствующих сторон в состязательном уголовном процессе, направленных как на защиту интересов лиц, потерпевших от преступлений, так и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения диссертантом предложено внести изменения в ст. 217 УПК РФ, которыми  делегировать  вопрос об ограничении обвиняемого и его защитника в праве на ознакомление с материалами уголовного дела суду. Дополнительной  гарантией соблюдения законности при решении указанных вопросов может стать обязательное участие прокурора в соответствующем судебном заседании.

Анализируя положения ч. 6 ст. 278 УПК РФ, допускающей оглашение в суде данных о личности  свидетеля, которые были сохранены в тайне на стадии досудебного производства, автор делает заключение, что исполнение данной нормы уголовно-процессуального закона не способствует укреплению института защиты свидетелей. На взгляд диссертанта, необходимо внесение изменений в указанную норму закона, сделав возможным разглашение данных о личности засекреченного свидетеля лишь при согласии, прежде всего, стороны обвинения.

Третий параграф «Способы противодействия расследованию и деятельность следователя, прокурора по его преодолению по делам о преступлениях, совершенных организованными преступными формированиями, на этапе окончания предварительного расследования»  посвящен исследованию способов противодействия расследованию со стороны организованных преступных формирований на исследуемом этапе досудебного производства и путей его преодоления, обусловленных  высокой степенью конфликтности и сопротивляемости субъектов привлечения к уголовной ответственности и связанной с этим спецификой деятельности следователя и прокурора, стремящихся к достижению целей уголовного судопроизводства, установленных ст. 6 УПК РФ.

Так, диссертантом, на основе произведенного анкетирования выявлено, что на этапе окончания предварительного расследования по делам о деятельности организованных преступных формирований оказание незаконного воздействия на свидетелей и потерпевших отмечалось в 94 % случаев. Наиболее часто применялись: подкуп – 47,7%, оказание незаконного воздействия на родственников и иных близких лиц – 35,7%, оказание физического насилия – 22% и др.

Автор отмечает, что после начала ознакомления с материалами уголовного дела участниками процесса со стороны защиты, ввиду получения доступа ко всем доказательствам обвинения, степень противодействия расследованию значительно увеличивается. Данное обстоятельство обусловлено стремлением представителей организованных преступных формирований уйти от уголовной ответственности путем уничтожения добытых доказательств рассмотренными выше способами.

Вместе с тем, на основе проведенного анкетирования, с учетом данных, изложенных в трудах ряда ученных (С.Д. Белоцерковский , В.В. Меркурьев и др.) автором выявлена тенденция снижения активности деятельности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, на этапе окончания предварительного расследования преступлений, совершенных членами организованных преступных формирований. Кроме этого, установлены факты интенсивного воздействия на свидетелей обвинения и обвиняемых, содействующих следствию, находящихся под стражей и в местах лишения свободы, а также факты продолжения руководства организованными преступными формированиями  со стороны их лидеров, в период содержания под стражей.

По мнению автора, оптимизация работы прокурора по осуществлению надзора за исполнением законов  органами, осуществляющими оперативно- розыскную деятельность, и администрациями мест содержания задержанных, заключенных под стражу и исправительных учреждений является одним из эффективных способов преодоления противодействия расследованию со стороны организованных преступных формирований, и особенно на этапе его окончания, призванных преодолеть обозначенные проблемы.

Глава II «Полномочия прокурора на этапе окончания предварительного расследования преступлений, совершенных организованными преступными формированиями» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Роль прокурора в обеспечении прав участников уголовного судопроизводства на этапе окончания предварительного расследования преступлений, совершенных организованными преступными формированиями» с учетом положений Конституции Российской Федерации и  УПК РФ роль прокурора в обеспечении прав участников уголовного судопроизводства условно разделена на два основных направления: обеспечение прав участников уголовного судопроизводства на ознакомление с материалами уголовного дела и обеспечение прав потерпевших, свидетелей и иных участников процесса, содействующих достижению целей уголовного судопроизводства, на личную безопасность.

Принимая во внимание специфику диссертационной работы, обусловленную выполнением одной из задач исследования по выявлению проблем на анализируемом этапе досудебного производства, связанных с необходимостью защиты свидетелей обвинения и потерпевших, автором сделан акцент на рассмотрение роли прокурора именно в этом направлении прокурорского надзора.

Диссертантом выявлена проблема рассекречивания свидетелей защиты в ходе выполнения требований ст. 217 УПК РФ, данные о которых в ходе досудебного производства были сохранены в тайне, по содержанию изученных стороной защиты доказательств.

Кроме этого, на основе анализа Федерального Закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», Программы, принятой Правительством РФ в целях обеспечения исполнения названного закона, а также Правил примения отдельных мер безопасности, утвержденных Правительством РФ, результатов интервьюирования ряда руководящих сотрудников Управления по обеспечению физической защиты участников уголовного судопроизводства МВД России, результатов анкетирования выявлена проблема низкой эффективности работы органов, осуществляющих государственную защиту участников уголовного судопроизводства, в том числе свидетелей и потерпевших, находящихся под стражей и в местах лишения свободы.

Диссертант полагает, что для преодоления изложенных проблем прокурору необходимо принять  комплекс мер, направленных на усиление надзора за исполнением законов об обеспечении государственной защиты лиц, содействующих решению задач уголовного судопроизводства. При этом, надлежит сосредоточить особое внимание на принятие органами предварительного следствия необходимых мер защиты, в части вынесения соответствующих постановлений. При анализе деятельности органов государственной защиты подлежит оценке адекватность избранных мер безопасности существующим угрозам и эффективность их исполнения.

Обращено внимание на то, что в настоящее время, исходя из положений ч. 9 ст. 166 УПК РФ, сохранение в тайне данных о личности свидетелей и потерпевших возможно лишь в стадии предварительного расследования. Вместе с тем нередко возбуждению уголовного дела о преступлениях, совершенных организованными преступными формированиями, предшествует проверка, проводимая в порядке ст. 144, 145 УПК РФ.

Для обеспечения безопасности заявителя, очевидца или жертвы преступления либо иных лиц, способствующих предупреждению или раскрытию преступления до возбуждения уголовного дела, исключения их расшифровки на этапе ознакомления с материалами уголовного дела соискатель предлагает внести изменения в ст. 166 УПК РФ,  предусмотрев  механизм сохранения в тайне данных о личности опрашиваемого лица на стадии проверки, проводимой в порядке ст. 144, 145 УПК РФ.

Параграф второй «Действия и решения прокурора по уголовному делу о преступлениях, совершенных организованными преступными формированиями, поступившему к нему с обвинительным заключением»  включает в себя рассмотрение вопросов связанных с деятельностью прокурора при проверке материалов уголовного дела о деятельности организованного преступного формирования, поступившего к нему с обвинительным заключением, и спецификой принятия решений в порядке ч.1 ст. 221 УПК РФ.

Автором на основе мнения ряда ученных, исходя из особенностей организованных преступных сообществ, включающих в себя до нескольких десятков преступных групп, специфики методов и способов их  деятельности, в том числе по обеспечению функционирования преступной организации, рассмотрен перечень вопросов, которые подлежат проверке при изучении уголовного дела, поступившего к прокурору с обвинительным заключением, помимо прямо установленных УПК РФ.

Данный перечень включает в себя следующие обстоятельства: условия формирования преступной группы, ее структура; характеристики, устанавливающие роль организатора преступной группы, активных и второстепенных участников; устойчивость группы.

Дополняя рассмотренный перечень, диссертант полагает необходимым установление следующих обстоятельств: история создания преступного сообщества (создание преступной группы, ее перерождение в структурированную преступную организацию, борьба за криминальную власть и т.д); сферы и география деятельности преступной организации; установление схемы управления преступным сообществом, внутренняя иерархия; внутренняя идеологическая политика, негласные правила поведения,  виды санкций за их нарушение;  схемы вовлечения новых членов; системы внешней защиты, в том числе путем использования коррумпированных связей и т.д.

Диссертантом рассматриваются критерии оценки допустимости доказательств при проверке уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением прокурору. Соискатель полагает, что не все нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные при сборе и закреплении доказательств, влекут безусловное признание их недопустимыми. В частности, нарушение порядка производства следственного действия может влечь за собой его признание недопустимым лишь в случае существенности такого нарушения. Аналогичным образом, через призму критерия существенности, подлежит оценке нарушение прав участников уголовного судопроизводства.

Автор придерживается мнения ряда ученных (О.Д. Жук, А.Г. Халиулин и др.) о необходимости изучения уголовных дел исследуемой категории перед утверждением обвинительного заключения не только прокурором, осуществляющим надзор за исполнением законов органами, осуществляющими предварительное следствие, но и государственным обвинителем, в том числе  при формировании обвинения в окончательной редакции. В обоснование этого довода диссертант приводит дополнительный аргумент, заключающийся в проблеме смены субъектов, осуществляющих уголовное преследование, при переходе уголовного дела из стадии предварительного расследования в судебные стадии.

Соискателем проанализированы различные позиции отечественных ученных (Н.В. Булановой, О.Я. Баева и др.), касающиеся вопросов реализации механизма досудебного соглашения.

Автор с учетом анализа различных точек зрения по рассматриваемому вопросу приходит к мнению о том, что при проверке прокурором уголовного дела по обвинению лица, с которым заключено досудебное соглашение важным условием принятия решения об утверждении обвинительного заключения является удостоверение факта исполнения обвиняемым условий соглашения.

Вместе с тем, действующий закон прямо не предусматривает возможность прекращения действия досудебного соглашения о сотрудничестве в случае невыполнения обвиняемым его условий в ходе досудебного производства. Диссертант полагает, что отсутствие этой возможности чревато злоупотреблениями со стороны обвиняемого.

В связи с изложенным, соискатель считает необходимым внести изменения в УПК РФ, дополнив Главу 40.1 «Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» статьей 317.51 «Расторжение досудебного соглашения о сотрудничестве», в которой  регламентировать порядок и условия  его расторжения  следователем в ходе производства предварительного расследования, прокурором на этапе изучения уголовного дела, поступившего к нему с обвинительным заключением, в случае невыполнения обвиняемым существенных условий заключенного соглашения.

В работе на основе следственно-судебной практики подробно рассмотрены обстоятельства, при выявлении которых уголовное дело подлежит возвращению следователю для производства дополнительного следствия или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков.

При этом стало ясно, что в рамках действующего уголовно-процессуального законодательства именно на этапе изучения уголовного дела, поступившего к прокурору с обвинительным заключением, последний имеет реальное влияние на результаты предварительного следствия, осуществляя проверку законности и обоснованности всех принятых решений и произведенных следственных действий. При наличии определенных законом оснований прокурор возвращает уголовное дело для производства дополнительного следствия. Однако в силу ряда причин исправление следственной ошибки указанным путем невозможно.

В связи с этим, по мнению соискателя,  ход расследования преступлений исследуемой категории должен фактически контролироваться надзирающими прокурорами со стадии  возбуждения уголовного дела.

Третий параграф «Соотношение прокурорского надзора, ведомственного и судебного контроля на этапе окончания предварительного расследования дел о деятельности организованных преступных формирований» посвящен рассмотрению вопросов обосновывающих необходимость функционирования тройной система контроля-надзора, состоящей из прокурорского надзора, ведомственного и судебного контроля на этапе окончания предварительного расследования преступлений, совершенных организованными преступными формированиями.

В результате рассмотрения содержания, предмета, пределов и средств осуществления как прокурорского надзора, так и процессуального и судебного контроля диссертантом сделан вывод о том, что данные элементы контроля-надзора не подменяют, а взаимно дополняют друг друга, обеспечивая исправление ошибок, допускаемых следователями в ходе досудебного производства.

В работе подробно рассмотрены вопросы, связанные с изменениями, внесенными в УПК РФ Федеральным законом от 05.06.2007 №87-ФЗ и последующими нормативными актами аналогичного уровня.

Автор отмечает, что оценки произведенных изменений среди ученных процессуалистов разделились. Ряд из них (Н.Н. Ковтун, Н.А. Колоколов и др.) позитивно восприняли перемены, указывая, что их результатом явилось достижение процессуальной независимости следователей от процессуального руководства прокуратуры.

Однако соискатель, принципиально не оспаривая необходимость отделения функции осуществления прокурорского надзора за деятельностью органов предварительного следствия от функции непосредственного осуществления предварительного следствия, разделяет мнение ряда ученых (В.П. Божьева, А.Б. Соловьева  и др.) о том, что произведенной реформой осуществлено не только лишение прокуратуры полномочий по производству предварительного следствия, но и существенно сокращены полномочия  по надзору за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия, повлекшие за собой нарушение основополагающих принципов прокурорского надзора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства, таких как непрерывность, постоянство и всеобъемлемость.

Кроме этого, произведенными изменениями уголовно-процессуального законодательства, фактически введен механизм «внутреннего состязания» среди участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения (прокурора, руководителя следственного органа и следователя).

По глубокому убеждению автора, основанному как на мнениях ряда ученных и практиков, так и на личном опыте работы прокурором, осуществляющим надзор за деятельностью органов предварительного следствия, возвращение прокурору полномочий по отмене всех незаконных или необоснованных постановлений, устранение обозначенного механизма «внутреннего состязания» позволят прокурору, руководителю следственного органа и следователю в полной мере исполнять обязанности по уголовному преследованию от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения, а прокурору, помимо этого, обеспечить законность и обоснованность поддержания государственного обвинения по ним в ходе судебного производства.

В заключении диссертации подводятся итоги проведенного научного исследования и содержатся обобщенные выводы и предложения по использованию его результатов для совершенствования законодательства, практики прокурорского надзора в рассматриваемой сфере деятельности.

В приложения включены проекты отдельных статей УПК РФ, предложенный автором порядок действий следователя на этапе выполнения требований ст. 217 УПК РФ, а также материалы проведенных опросов, характеризующие методику научного исследования.

Основные положения диссертации опубликованы

в следующих работах автора:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах и изданиях, указанных в перечне Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки Российской Федерации:

1. Губин, С.А. Защита свидетелей и потерпевших / С.А. Губин // Законность. – 2010. – № 6. – С. 35–38. – 0,4 п.л.

2. Губин, С.А. Особенности принятия решений о выделении уголовных дел по делам о деятельности организованных преступных формирований / С.А. Губин // «Черные дыры» в российском законодательстве. – 2011. – № 1. – С. 98–101. – 0,3 п.л.

3.  Губин, С.А. Надзор за исполнением законов администрациями учреждений ФСИН России, как один из способов преодоления противодействия расследования преступлений, совершенных организованными преступными формированиями / С.А. Губин // Пробелы в Российском законодательстве. – 2011. – № 4. – С. 182–185. – 0,3 п.л.

4. Губин, С.А. Преодоление противодействия расследованию преступлений, совершенных организованными преступными формированиями, на этапе его окончания / С.А. Губин // Бизнес в законе. – 2011. – № 4. – С. 102–105. – 0,4 п.л.

5. Губин, С.А. Ознакомление с материалами уголовных дел о деятельности организованных преступных формирований / С.А. Губин // Законность. – 2011. – № 6. – С. 38–43. – 0,5 п.л.

Публикации в иных изданиях:

6. Губин, С.А. Проблемы, возникающие при ознакомлении обвиняемых и их защитников  с материалами уголовных дел о деятельности организованных преступных формирований / С.А. Губин // Общество. Культура. Право: Материалы Х Всероссийской научно-практической конференции «Функции права в охране культурных ценностей» 23-28 сентября 2011 года. Краснодар, КГУКИ, 2011. – С. 195-199. – 0,2 п.л.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.