WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Мелихов Сергей Юрьевич

ПРОБЛЕМЫ КРИМИНАЛИЗАЦИИ ОБЩЕЙ УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ ХАЛАТНОСТИ В КОММЕРЧЕСКИХ И ИНЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ

Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Томск-2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Национальный исследовательский Томский государственный университет» на кафедре уголовно-исполнительного права и криминологии

Научный консультант: доктор юридических наук, профессор Уткин Владимир Александрович

Официальные оппоненты: Черненко Тамара Геннадьевна доктор юридических наук, профессор, заведующая кафедрой ФГБОУ ВПО «Кемеровский государственный университет» Яни Павел Сергеевич доктор юридических наук, профессор ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова»

Ведущая организация: ФГАОУ ВПО «Сибирский федеральный университет»

Защита состоится 21 марта 2012 г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.267.02 при ФГБОУ ВПО «Национальный исследовательский Томский государственный университет» по адресу: 634050, г. Томск, Московский тракт, 8, 4-й учебный корпус ТГУ, ауд. 111.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Томского государственного университета.

Автореферат разослан _____ февраля 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор юридических наук, профессор Елисеев Сергей Александрович

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы диссертационного исследования. Развитие в России социально-экономических рыночных отношений имеет как позитивные, так и негативные аспекты. К последним принадлежат распространенные нарушения прав и законных интересов частных лиц, общества и государства.

Действующее корпоративное законодательство пока весьма несовершенно и неспособно эффективно предотвращать отрицательное воздействие этих деяний на общество. Если в отношении должностных лиц в государственных и муниципальных органах государство использует здесь и уголовно-правовое принуждение, то в отношении граждан, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях1, такая возможность ограничена. Значительное число деликтов совершается ими по легкомыслию либо небрежности. Вместе с тем негативные последствия материального и иного характера от таких деликтов сравнимы, а иногда и превышают последствия умышленных преступлений, порождая большой общественный резонанс. Уголовный закон в отдельных статьях предусматривает ответственность лишь за незначительные виды подобной халатности (своего рода «специальной халатности»), охватывая далеко не все сферы деятельности коммерческих и иных организаций (например, ст.ст. 215.1, 263 УК РФ). Нормы же об ответственности за «общую халатность» названных субъектов Уголовный кодекс не содержит, демонстрируя неспособность государства эффективно противостоять общественно-опасным деяниям управленцев в организациях при отсутствии либо (что бывает гораздо чаще) недоказанности умышленной формы их вины. Это ведет к распространению небрежного и недобросовестного отношения управленцев в организациях к их обязанностям, нарушая стабильность предпринимательской, хозяйственной деятельности, создавая, помимо прочего, основу возникновения техногенных катастроф, иных чрезвычайных происшествий.

Ныне едва ли приходится сомневаться в том, что надежды на саморегулируемость рыночных механизмов себя не оправдали. Это касается и способности рынка самостоятельно предупреждать в сфере предпринимательской деятельности неосторожные деликты, влекущие причинение существенного вреда правоохраняемым интересам. Поэтому важную роль в укреплении в обществе порядка и дисциплины приобретает адекватное и эффективное правовое регулирование, подразумевающее, в том См. примечание к ст. 201 УК РФ. Далее они именуются «управленцами в организациях».

числе, оптимальное (необходимое и достаточное) уголовно-правовое принуждение.

Степень разработанности проблемы. Общественная опасность и проблемы криминализации, вопросы изучения и структурирования системы служебных преступлений подвергались анализу в трудах А.Я. Асниса, Б.В. Волженкина, Л.Д. Гаухмана, Ю.А. Демидова, В.И. Динеки, Н.А. Егоровой, Н.Л. Емелькиной, Б.В. Здравомыслова, С.В. Землюкова, Г.А. Злобина, А.К. Квицинии, С.Г. Келиной, А.И. Коробеева, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, В.В. Мальцева, Л.М. Прозументова, Э.Н. Скрябина, Н.С. Таганцева, А.В. Усса, Б.С. Утевского, П.А. Фефелова, В.Д. Филимонова, А.В. Шнитенкова, П.С. Яни и других ученых. Отдельные элементы данной темы в диссертационных исследованиях рассматривали Р.Ф. Асанов (1999), С.А. Гордейчик (1997), Д.А. Гришин (2008), Д.Г. Долгих (2009), В.Н. Зырянов (1999), М.Г. Иванов (2001), С.В. Изосимов (1997), И.Г. Минакова (2008), А.М. Минькова (2002), С.В. Прометов (2008), С.Н. Сарницкий (2004), Е.В. Тарасова (1999), А.В. Ташкинов (2008), В.И. Тюнин (2001), А.М. Хорава (2008), Е.В. Царев (2009), Р.К. Шаймуллин (2006), Е.Б. Шиманович (2003) и иные авторы. Однако комплексные монографические исследования этой проблемы пока отсутствуют. Вопросы уголовной ответственности за общую халатность управленцев в организациях обычно рассматриваются исключительно с позиций одного из возможных направлений совершенствования законодательства со ссылками на необходимость более глубокого изучения. Суждения ученых, как правило, сводятся к краткому изложению причин востребованности либо, напротив, ненужности соответствующего состава преступления в современных условиях и к конкретным вариантам редакции статьи Уголовного кодекса.

В то же время без должного внимания остаются зарубежный, исторический опыт, причины отсутствия соответствующей статьи в отечественном уголовном законе. Недостаточно раскрыты общественная опасность подобного поведения, его распространенность, степень возможности адекватного противодействия ему существующими нормами иных отраслей права. Научно не прорабатывались криминализация этого деяния и условия освобождения от уголовной ответственности при его совершении. Не проводилось глубокого анализа элементов возможного состава преступления и их особенностей, в частности, с позиций характера и своеобразия преступного вреда. Как следствие, состав преступления в работах авторов обычно формулируется аналогично приведенному в ст. 293 УК РФ.

Изложенное определило выбор темы диссертационного исследования, которая была утверждена в качестве таковой Ученым советом Юридического института ТГУ 28 мая 2009 года.

Целью настоящей работы является научное обоснование необходимости и возможности криминализации халатных деяний управленцев в организациях, ее принципов, форм и оснований; конструирование предлагаемой уголовноправовой нормы и выявление условий ее надлежащего применения.

Задачи исследования:

- выявление исторических тенденций уголовно-правового регулирования данных отношений; анализ зарубежного опыта;

- изучение возможностей иных отраслей отечественного права в рассматриваемой сфере; оценка позиций и предложений других авторов;

- определение степени распространенности описываемых явлений, существенности их последствий, результативности борьбы с ними;

- выявление в них признака общественной опасности, а также иных признаков и свойств, служащих основанием для установления уголовноправового запрета;

- формулировка оптимальной диспозиции уголовно-правовой нормы;

- определение условий ее эффективного применения.

Объектом диссертационного исследования выступает совокупность общественных отношений, складывающихся в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением управленцами в коммерческих и иных организациях их обязанностей, повлекшим вред для граждан, организаций, общества, государства.

Предмет исследования составляют нормы отечественного уголовного и иного законодательства, регулирующие отношения, смежные с рассматриваемыми; правоприменительная практика в смежных областях правоохранительной деятельности.

Методологической основой явились общенаучные методы познания:

диалектический, системно-структурный, сравнительно-правовой, а также ряд частнонаучных методов: социологический, правового моделирования, процедуры обобщения и интерпретации эмпирических данных и другие.

Теоретической основой послужили труды по уголовному праву, по иным отраслям права, философии, криминологии, социологии.

Нормативно-правовую базу составили законодательные и подзаконные акты, регулирующие отношения и ответственность в сфере деятельности коммерческих и иных организаций, постановления пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР, РФ.

Эмпирическая основа работы включает судебную практику Верховных Судов СССР, РСФСР, РФ; материалы 40 уголовных дел по ст.ст. 201, 293 УК РФ, рассмотренных судами Томской области за период 2005-2011 гг., а также 1архивных уголовных дел и надзорных производств по делам, которые за тот же период прекращены по реабилитирующим основаниям либо следствие по которым приостановлено по п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ; данные периодической печати и сети Интернет; официальную статистику МВД РФ и Верховного Суда РФ; результаты проведенного в 2010-2011 гг. социологического опроса 4практических работников органов внутренних дел, прокуратуры и суда на территории Томской, Кемеровской областей, республик Алтай и Хакасия, а также 55 предпринимателей – членов Томской торгово-промышленной палаты.

Использован личный опыт работы автора в прокуратуре.

Научная новизна диссертации состоит в том, что она представляет собой первый в отечественной науке уголовного права углубленный анализ проблемы установления уголовной ответственности субъектов, осуществляющих управленческие функции в организациях, за неосторожное причинение вреда гражданам, другим организациям, обществу и государству в связи с осуществлением ими данных функций и выполнением обязанностей.

Научная новизна исследования нашла отражение также в следующих положениях, выносимых на защиту:

1. Активность уголовно-правовой борьбы с халатным отношением к служебным обязанностям лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях, прямо пропорциональна степени государственного воздействия на экономику и обратно пропорциональна эффективности ее рыночных механизмов, а также развитости демократических институтов. Поэтому она не присуща большинству стран Западной Европы и США, но налицо в республиках бывшего СССР и странах бывшего «социалистического содружества».

2. Вредоносность халатности управленцев организаций в узком смысле слова проявляется в причинении гражданам, другим организациям, обществу, государству существенного материального и нематериального вреда, выходящего за рамки последствий рисков предпринимательской деятельности.

В широком понимании она охватывает ряд масштабных негативных последствий, приобретая общественную опасность. Последняя выражается в том, что подобное поведение нарушает такие основополагающие начала предпринимательства, как законность, стабильность гражданского оборота и юридическая безопасность предпринимателей, свобода предпринимательства, сбалансированность интересов предпринимателей с интересами общества и государства. Такая деятельность объективно направлена против основных общественных ценностей - жизни и здоровья, финансового благополучия, нормального функционирования общественных институтов, а неисполнение или ненадлежащее исполнение служебных обязанностей с подобными последствиями обладает прецедентностью, разрушающей упорядоченность отношений предпринимателей между собой и с третьими лицами, дестабилизирующей гражданский оборот, ставящей под угрозу имидж предпринимателей, а в конечном счете и их безопасность.

3. Осуществление предпринимательской деятельности на свой риск исключает общественную опасность халатных деяний управленцев и их результатов лишь при распространении последних исключительно на самих причинителей вреда. Возложение всех последствий предпринимательского риска на прочих субъектов (в том числе на общество и государство) возможно только с их согласия либо в случаях, прямо указанных в законе. Иначе риск предпринимателя становится риском для общества, а его последствия выходят из сферы частного права в область публичного. Это является принципиальным основанием возможности их публичной правовой, в том числе уголовной ответственности.





4. Существующие нормы о гражданско-правовой, административной, дисциплинарной, материальной ответственности управленцев в организациях за неосторожные противоправные деяния не позволяют достаточно эффективно противодействовать проявлениям и результатам их халатного отношения к своим обязанностям. Они не подлежат и уголовной ответственности за халатные деяния по статьям, в которых не указана неосторожная форма вины.

Применимые к ним составы преступлений содержатся лишь в 6 из 19 глав УК РФ, в силу чего надлежащая защита наиболее важных общественных отношений мерами уголовно-правового воздействия в должной мере не обеспечена. Не восполняют этот пробел и специальные статьи о причинении вреда по неосторожности, поскольку они не охватывают все возможные значимые сферы проявлений халатности и сложны в применении. Налицо потребность в уголовно-правовой норме, предусматривающей ответственность за общую управленческую халатность.

5. Ее установление отвечает требованиям основных принципов криминализации. Подобные деяния достаточно распространены, не будучи при этом единичными или повсеместными. Органы уголовной юстиции обладают надлежащими возможностями уголовного преследования при их совершении.

Отрицательные последствия такой криминализации не превысят положительных. Криминализация халатности управленцев организаций соответствует конституционным положениям о равной охране всех форм собственности, о судебной защите прав и свобод граждан, а также прав потерпевших от преступлений. Несмотря на общую либерализацию уголовного законодательства, введение такого уголовно-правового запрета не противоречит общим направлениям уголовной политики. Уровень правосознания населения также позволяет принять его как должное.

6. Основной объект общей управленческой халатности как уголовнонаказуемого деяния составляют общественные отношения, обеспечивающие реализацию интересов службы в коммерческих и иных организациях, содержанием которых является баланс законных интересов конкретной организации с интересами ее участников, работников, третьих лиц, общества и государства. Общественные отношения, обеспечивающие неприкосновенность собственности, жизни и здоровья, общественной безопасности и других благ, выступают дополнительными объектами, которым халатными деяниями управленцев одновременно с основным неизбежно причиняется вред. В случае существенности такового виновный должен привлекаться к уголовной ответственности.

7. Последствия халатности в организациях как элемент состава преступления должны быть дифференцированы. Во всяком случае необходимо разграничение ситуаций, когда вред причинен структуре, где работает виновный, и третьим лицам, в том числе гражданам, иным организациям, обществу, государству. Общественная опасность деяний в таких ситуациях неодинакова, что предполагает различный порядок инициирования уголовного преследования и размер санкций. Первой группе субъектов халатными деяниями управленцев могут быть причинены крупный материальный вред (включающий как реальный ущерб, так и упущенную выгоду) и существенный вред деловой репутации юридического лица. В отношении второй группы в качестве негативных последствий должны рассматриваться нарушение конституционных прав и свобод физических лиц, существенный вред деловой репутации организаций, крупный материальный вред, существенное нарушение охраняемых законом интересов общества или государства, тяжкий вред здоровью, смерть одного или более лиц.

8. Для описания субъективной стороны халатности управленцев в составе преступления достаточно упоминания о наступлении общественно-опасных последствий по неосторожности. Предпосылки халатности – небрежное или недобросовестное отношение к обязанностям (либо к службе), отдельного обозначения не требуют, поскольку при добросовестном и тщательном исполнении последних лицо не подлежит уголовной ответственности в силу отсутствия вины. Ссылка на неосторожность в диспозиции требует наличия у лица реальной возможности исполнения обязанностей, при отсутствии которой причинение вреда также будет считаться невиновным.

9. При криминализации халатности управленцев в организациях неизбежно воплощение диспозитивных начал уголовного преследования, максимально ограничивающих произвольное вмешательство государства в сферу частных отношений, но оставляющих возможность применения уголовной ответственности в необходимых случаях. Действующее примечание к ст. 201 УК РФ не является такой гарантией, ибо всегда оставляет возможность для публичного преследования управленца организации. Поэтому необходим различный порядок привлечения к уголовной ответственности в зависимости от причинения вреда структуре, в которой работает управленец, либо иным лицам.

В первом случае для осуществления преследования требуется согласие вышестоящего органа управления организации. Во втором оно должно реализоваться на публичных началах, а при причинении потерпевшим исключительно материального вреда или вреда деловой репутации - по их письменному заявлению.

10. Автор предлагает ввести в УК РФ статью 204-1 «Халатность в коммерческих и иных организациях» в следующей редакции:

1. Неисполнение или ненадлежащее исполнение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих служебных обязанностей, повлекшее по неосторожности причинение данной организации и ее участникам (учредителям, членам) крупного материального вреда либо существенного вреда ее деловой репутации, наказывается… 2. Деяние, предусмотренное ч. 1 настоящей статьи, повлекшее по неосторожности нарушение конституционных прав и свобод иных физических лиц или существенный вред деловой репутации иных организаций, а равно причинение им крупного материального вреда, либо существенное нарушение охраняемых законом интересов общества или государства, наказывается… 3. Деяние, предусмотренное ч. 1 настоящей статьи, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека, наказывается… 4. Деяние, предусмотренное ч. 1 настоящей статьи, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц, наказывается… Примечания:

1. Лицо считается выполняющим управленческие функции, если они возложены на него в установленном законом порядке, либо при совершении преступного деяния оно фактически выполняло их с ведома или по поручению органа, имеющего право возложения на него этих функций.

2. Под служебными понимаются обязанности лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, установленные законами, иными нормативными правовыми актами государственных и муниципальных органов власти, учредительными документами организации, трудовым договором, должностной инструкцией и другими локальными нормативными актами, регламентирующими его деятельность.

3. Под крупным материальным вредом в настоящей статье понимаются реальный ущерб и/или упущенная выгода в размере не менее 100 тысяч рублей.

4. Для целей ч. 2 настоящей статьи существенное нарушение охраняемых законом интересов общества или государства не включает в себя неуплату организацией налогов и иных обязательных платежей с суммы причиненного ей материального вреда.

5. Порядок осуществления уголовного преследования за преступления, предусмотренные настоящей статьей, определяется уголовнопроцессуальным законодательством.

Примечания 2 и 3 к ст. 201 УК РФ после слов «настоящей главы» дополнить фразой «, за исключением ст. 204-1,».

Ввести в УПК РФ статью 23-1 в следующей редакции:

Статья 23-1 «Порядок осуществления уголовного преследования за халатность в коммерческих и иных организациях».

1. Возбуждение уголовного дела по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 204-1 УК РФ, либо привлечение лица в качестве обвиняемого в совершении данного преступления, если уголовное дело возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения иного деяния, допускается с письменного согласия вышестоящего органа управления организации по отношению к лицу, причастному к совершению преступления.

2. Принятие процессуальных решений, указанных в ч. 1 настоящей статьи, по уголовному делу о преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 204-1 УК РФ и повлекшем причинение лишь материального вреда и/или вреда деловой репутации юридического лица, допускается с письменного согласия физического лица или организации, которым они причинены.

3. После получения согласия, указанного в ч.ч. 1, 2 настоящей статьи, уголовное дело не подлежит прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым за исключением случаев, предусмотренных ст. настоящего Кодекса.

4. Правила настоящей статьи не применяются, если преступления, предусмотренные ст. 204-1 УК РФ, совершены лицом, выполняющим управленческие функции в государственном или муниципальном предприятии.

IV. Cтатью 23 УПК РФ после слов «Российской Федерации» дополнить фразой «, за исключением ст. 204-1,».

Теоретическая значимость работы состоит в том, что в ней проанализированы основания и перспективы уголовной ответственности за деяние, не предусмотренное ныне уголовным законом. Предложенная модель состава преступления и отдельных его элементов может быть использована в научных исследованиях по совершенствованию норм Главы 23 УК РФ. Логика и последовательность научного обоснования, в том числе доводы и предложения автора, способны в необходимых случаях выступать типовым алгоритмом обоснования криминализации иных общественно-опасных деяний.

Практическая ценность данного исследования состоит в том, что содержащиеся в его результатах утверждения, выводы, рекомендации и предложения могут быть использованы в конструировании новых и совершенствовании действующих норм уголовного закона, при разработке соответствующих новелл законодательства, в изучении курсов уголовного права, а также в деятельности работников следственных, прокурорских и судебных органов.

Апробация результатов и их опубликование. Основные положения диссертации апробированы автором на межрегиональных научно-практических конференциях (Томск, 2010, 2011 гг.). Практическую реализацию они нашли также в профессиональной деятельности автора при подготовке обобщений следственно-судебной практики, учебно-методических изданий, в выступлениях на занятиях в рамках повышения квалификации сотрудников прокуратуры и органов внутренних дел Томской области. Основные положения отражены в восьми опубликованных автором научных статьях, в том числе трех – в журналах, рекомендованных ВАК.

Структура диссертации: Научная работа состоит из введения, четырех глав, включающих 16 параграфов, заключения, списка литературы и приложения.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются научная новизна, степень разработанности проблемы, цели, задачи, исследования, освещаются методологическая, теоретическая, эмпирическая основы, нормативно-правовая база, формулируются положения, выносимые на защиту.

Глава 1 «Опыт зарубежных стран и предпосылки криминализации халатности управленцев в российских организациях» состоит из трех параграфов. В параграфе 1.1 «Уголовно-правовое противодействие халатности лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях зарубежных стран» автор анализирует опыт зарубежных государств, приходя к выводу, что уголовное законодательство большинства стран дальнего зарубежья данные вопросы не затрагивает. Лишь в Испании, Великобритании, Италии формулировки отдельных составов уголовного закона не исключают ответственности за общую халатность управленцев в организациях. Вместе с тем статьи о собственно управленческой халатности есть в странах бывшего СССР и Восточной Европы. Они построены двумя способами: созданием отдельных составов преступлений (ст. 232 УК Республики Казахстан, ст. 197 УК Латвийской Республики, ст. 296 УК Республики Польша) либо включением названных субъектов в понятие «должностного лица» (ст. 364, 367 УК Украины, ст. 229, 230 УК Литовской Республики, п. 3 ч. 4, ст. 428 УК Республики Беларусь, ст. 93, 219 УК Республики Болгария). Проанализировав основные черты каждого из подходов, их достоинства и недостатки, диссертант выявляет предпосылки эффективного применения подобных норм на практике.

Параграф 1.2 «Исторические аспекты ответственности за управленческую халатность в российских организациях» содержит ретроспективный анализ отечественного законодательства и свидетельствует о том, что динамика уголовно-правовой борьбы с халатностью в организациях связана с развитием статуса юридических лиц как самостоятельных субъектов гражданского оборота. В дореволюционном уголовном законодательстве России демонстрировались отдельные аспекты негативного отношения законодателя к такому виду халатности. В советский период вопрос об этом составе преступления потерял актуальность. Со времен «перестройки» этот подход был изменен, но нормы об общей халатности в организациях в уголовный закон так и не были введены. Это стало возможным во многом потому, что, по мнению автора, у законодателя создалось неадекватное восприятие общественной опасности данного рода деяний под влиянием лоббистских интересов отдельных категорий предпринимателей и коммерческих структур, рассматривающих такой уголовно-правовой запрет как угрозу их деятельности.

Параграф 1.3 «Анализ современных взглядов на проблему халатности управленцев в организациях» свидетельствует, что подавляющее большинство современных ученых усматривает в халатных деяниях управленцев коммерческих и иных организаций достаточную для криминализации степень общественной опасности. Аргументы ее противников, по мнению диссертанта, сами по себе не свидетельствуют о безвредности халатного поведения, не подкреплены анализом общественной опасности рассматриваемых деяний, ссылками на эмпирический материал и сводятся, в основном, к суждениям о достаточности здесь существующих уголовноправовых норм и норм иных отраслей права.

Глава 2 «Проблемы применения существующих норм права при противодействии халатности лиц, выполняющих управленческие функции в организациях» состоит из пяти параграфов. В параграфе 2.1 «Виды юридической ответственности управленцев коммерческих и иных организаций» рассматриваются виды возможной юридической ответственности управленцев в организациях. Обсуждается специфика их позитивной ответственности и «корпоративной социальной ответственности».

Анализ разновидностей ретроспективной ответственности показывает, что управленцы в организациях за совершение деликтов по неосторожности теоретически подлежат гражданско-правовой, административной, дисциплинарной, материальной и уголовной ответственности. Но на них не распространяется конституционно-правовая, финансово-правовая (бюджетная, налоговая, валютная) ответственность и иные отраслевые ее виды.

В параграфе 2.2 «Проблемы применения гражданско-правовой ответственности» автор аргументирует позицию, что оказание должного воздействия на управленцев, совершающих неосторожные деяния, возможно лишь с ее восстановительной, но не штрафной стороны. Им анализируются как общие положения о возмещении вреда, так и относящиеся к конкретным разновидностям коммерческих и некоммерческих организаций. В итоге обозначаются препятствия эффективного применения гражданско-правовой ответственности: ответственность, которая распространяется лишь на имущественную сферу, нереализуема при объективной невозможности возмещения крупного ущерба; она не предполагает непосредственного возмещения вреда третьим лицами виновными, действующими от имени юридического лица; при возложении субсидиарной ответственности в акционерном обществе требуется наличие умысла; не допускается вмешательство правоохранительных органов даже в случае совершения общественно-опасных деяний; эта ответственность реализуется в довольно сложных судебных и исполнительных процедурах; носит сугубо компенсационный характер, отвечающий, в большей степени, диспозитивным началам гражданского права.

В параграфе 2.3 «Проблемы применения административно-правовой ответственности» диссертант обращает внимание на отсутствие правил определения форм вины, если в статьях Особенной части КоАП РФ она прямо не указана. Приводя перечень всех статей КоАП РФ, предусматривающих ответственность за неосторожные деяния, которые могут быть совершены управленцами в организациях, автор делает вывод, что они лишь частично охватываются разделами Особенной части КоАП. Но для эффективного применения этих норм также есть препятствия: административное законодательство не предусматривает общего состава халатности в организациях; подобные деяния подпадают под признаки незначительной части конкретных правонарушений; наказания за них по строгости несоизмеримы с последствиями и вызывают затруднения при исполнении; административная ответственность юридических лиц не оказывает воздействия непосредственно на виновных. Аналогичные недостатки свойственны и изученным автором региональным законам об административной ответственности Томской, Кемеровской и Новосибирской областей.

В параграфе 2.4 «Проблемы применения трудовой ответственности» рассматривается специфика дисциплинарной и материальной ответственности управленцев в организациях. Хотя за допущенную халатность управленец подлежит обоим видам ответственности, автор показывает, что дисциплинарной ответственности избегают те, кто не состоит с работодателем в трудовых отношениях, а также единственный руководитель и участник юридического лица; привлечение к ней зависит от воли работодателя; строгость взысканий (наиболее тяжкое – увольнение) несоразмерна общественной опасности халатных проступков. Применение материальной ответственности по Трудовому кодексу РФ также неэффективно, ибо она распространяется на виновных управленцев, за исключением руководителя организации, лишь в пределах официальной месячной заработной платы, а исчисление размера вреда, причиненного нематериальным благам организации, затруднительно.

Помимо этого, ей свойственна часть недостатков дисциплинарной и гражданско-правовой ответственности.

В параграфе 2.5 «Проблемы применения уголовной ответственности» автор подробно останавливается на оценке доводов противников наличия в законе отдельной общей нормы о халатности в организациях (Б.В. Волженкина, С.В. Изосимова, А.М. Миньковой), ссылающихся, в том числе, на достаточность специальных статей УК РФ. Здесь диссертант обозначает принципиальные проблемы существующего уголовно-правового регулирования. В частности – правовую неопределенность в формах вины при тех или иных преступлениях.

Она вызвана неудачной редакцией ч. 2 ст. 24 УК РФ, предусматривающей в качестве обязательного условия для этого указание неосторожной формы вины в диспозиции статьи и, как следствие, делающей незначительным перечень норм, применимый в случаях общественно опасной управленческой халатности. Автор усматривает их лишь в 6 из 19 глав УК РФ, констатируя «выпадение» из круга уголовно-правовой защиты таких объектов, как общественная безопасность, здоровье населения и общественная нравственность, экологическая безопасность, безопасность оборота компьютерной информации, а также недостаточную защиту иных особо ценных объектов (конституционных прав и свобод человека, экономической деятельности, порядка управления и других). На примере ст. 293 УК РФ, в том числе, анализа ее редакций с момента принятия УК РФ, и с учетом конкретных примеров судебной практики диссертант доказывает, что наличие специальных статей, предусматривающих частные случаи халатности, само по себе не является основанием для отсутствия общей нормы. Недопустима и подмена норм, связанных с невыполнением служебных обязанностей управленцев в организациях, статьями о преступлениях, совершенных вследствие ненадлежащего исполнения ими профессиональных обязанностей. Диссертант отмечает и трудности применения большого числа специальных статей УК РФ при отсутствии стабильной следственной и судебной практики.

Глава 3 «Общественная опасность и иные основания установления уголовно-правового запрета за халатность в коммерческой и иной организации» содержит пять параграфов. В параграфе 3.1. «Признаки и критерии общественной опасности управленческой халатности в организациях» анализируются различные точки зрения по данному вопросу. В итоге диссертант предлагает рассматривать общественную опасность таковой в качестве одного из аспектов ее общественной вредоносности, при этом последняя должна пониматься в узком и широком смыслах. В узком смысле она сводится к причинению преступным деянием материального и нематериального вреда. В широком смысле автор раскрывает вредоносность как совокупность всех возможных отрицательных последствий деяния, в том числе, его опасность для общества. Она описывается, прежде всего, путем соотнесения данного явления с правовыми принципами предпринимательской деятельности, закрепленными в Конституции, ГК РФ. Диссертант усматривает нарушение халатными деяниями в организациях основополагающих начал предпринимательства, находя подтверждение этому, в частности, в Концепции развития гражданского законодательства РФ; наличие прецедентного характера халатного поведения управленцев, дестабилизирующего гражданский оборот, ставящего под угрозу интересы и безопасность его участников, третьих лиц, общества и государства; направленность халатных деяний такого рода против основных общественных ценностей. В итоге характер и степень общественной опасности халатности управленцев определяются объектом посягательства, его вредными последствиями, признаками специального субъекта, разновидностями неосторожной вины, мотивами и обстановкой совершения деяния.

В параграфе 3.2 «Хозяйственный и профессиональный (обоснованный) риск в контексте общественной опасности халатности управленцев в организациях» опровергается довод о состоянии профессионального или хозяйственного риска как основании непривлечения к уголовной ответственности. Здесь автор критикует чрезмерно расширительное толкование на практике диспозитивности гражданско-правовых отношений и предпринимательской деятельности. Опираясь на исследования цивилистов, он приходит к выводу о недопустимости распределения рисков помимо способов, установленных гражданским законодательством, предусматривающих возможность возложения предпринимательского риска на другого субъекта в рамках договора (в том числе, страхового), а также в силу случаев, строго определенных в законе. При негативных последствиях халатных деяний хозяйствующего субъекта оправдать их со ссылкой на рисковый характер предпринимательства можно лишь при причинении таких последствий исключительно самому причинителю вреда. Их отрицательное воздействие на лицо, не дававшее на то согласия и не совершавшее виновных действий, равно как и на общество, и государство в целом, противоречит принципам справедливости, конкретным нормативным требованиям и должно рассматриваться как основание ответственности (при определенных условиях и уголовной). Обсуждая в этой связи возможность страхования гражданскоправовой ответственности, автор констатирует неспособность компенсировать этим вред от халатности управленцев в силу необязательности страхования и отсутствия в законе механизмов прямого возмещения вреда.

При рассмотрении в этом контексте профессионального (обоснованного) риска автор отмечает, что оценка определенных законом условий правомерности деяний в состоянии обоснованного риска также не исключает наступления ее общественно-опасных последствий для третьих лиц, общества и государства и не сводит ее лишь к риску причинения вреда самому виновному.

Ведь значительная часть рассматриваемых рисковых деяний предпринимателей не направлена на достижение общественно-полезных целей как таковых, желаемые результаты могут быть получены не связанными с риском деяниями, управленцами не принимаются меры для предотвращения возможного вреда;

кроме того, поступки, совершенные небрежно, не могут считаться рискованными с позиции Уголовного кодекса РФ.

Вредоносность халатных деяний управленцев коммерческих и иных организаций автор обосновывает и в параграфе 3.3 «Современные проявления общественной опасности управленческой халатности в организациях» на реальных примерах, приведенных в СМИ и официальных документах. Им с конкретными цифрами обрисованы масштабы деятельности ряда организаций, не являющихся государственными и муниципальными органами (учреждениями), но играющих значительную роль в обществе. Их управляющий персонал не подлежит ответственности по ст. 293 УК РФ, хотя его противоправные халатные деяния способны оказать гораздо большее негативное воздействие на правоохраняемые объекты и общественные процессы, чем поступки многих должностных лиц. Это предприятия ресурсодобывающей отрасли, энергетики, транспорта, связи, финансовой системы, коммунальной инфраструктуры. Приводятся примеры негативных последствий деятельности подобных организаций, возникших вследствие небрежности и недобросовестности их управленцев и наглядно показывающих характер и степень общественной опасности рассматриваемых деяний. К примеру, аварии в энергосистеме мегаполисов, срывы отопительных сезонов в регионах, непреднамеренное банкротство крупных предприятий.

В параграфе 3.4 «Иные принципы криминализации халатности управленцев коммерческих и иных организаций» автор, ссылаясь на проведенные собственные социологические исследования, данные СМИ, научную литературу, анализирует ряд иных существенных принципов криминализации халатности в организациях. Такие деяния достаточно распространены, не являясь при этом единичными или повсеместными. Органы уголовной юстиции обладают материальными и процессуальными возможностями уголовного преследования за их совершение. Они имеют опыт борьбы с преступлениями, предусмотренными Гл. 23 УК РФ; выявление и расследование проявлений халатности не представляет принципиальной сложности в случае наступления масштабных последствий или причинения вреда третьим лицам, заинтересованным в преодолении их латентности.

Отрицательные последствия такой криминализации не превысят положительных. Последние сделают реальным восстановление социальной справедливости, в том числе, в глазах общественного мнения путем привлечения виновных к ответственности за деяния, остающиеся ныне безнаказанными. Существующие (прежде всего, у предпринимателей) опасения необоснованного вмешательства правоохранительных органов в их деятельность связаны с применением к отношениям между ними статей об экономических, а не служебных преступлениях, к которым относится халатность управленцев в организациях. Правовой гарантией от подпбных злоупотреблений может быть максимально корректно сформулированный состав преступления. Криминализация халатности управленцев соответствует конституционным принципам равной охраны всех форм собственности, судебной защиты прав и свобод граждан, а также прав потерпевших от преступлений. Несмотря на общую тенденцию либерализации уголовного законодательства, введение предлагаемого уголовно-правового запрета не противоречит общим направлениям уголовной политики, поскольку курс на гуманизацию сочетается с действенной защитой прав и интересов потерпевших от преступлений, адекватностью уголовного наказания содеянному, восстановлением справедливости посредством правосудия. Проявления халатности, влекущие вред жизни, здоровью, крупный материальный ущерб, во всех случаях публично осуждаются обществом, требуя адекватных мер уголовной репрессии. В связи с этим существующий уровень правосознания населения позволяет в целом позитивно принять криминализацию халатности управленцев.

В параграфе 3.5 «Эмпирические исследования проблем уголовной ответственности за халатность лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях» автор приводит результаты социологических исследований, итоги которых в целом свидетельствуют об одобрении различными социальными группами идей криминализации общей халатности управленцев в организациях. На основе анализа уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 293 и 201 УК РФ, рассмотренных судами Томской области за период 2005-2011 гг., диссертант обращает внимание на установление и оценку элементов, характерных для предлагаемого состава. Это признаки конкретных категорий управленцев, источники их обязанностей, разновидности форм вины; подходы к определению существенности вреда (ущерба). Поскольку элементы состава управленческой халатности, предложенного автором, не выходят за рамки устанавливаемых судами, есть основания утверждать, что судебной практикой он также будет воспринят адекватно. Подводя итоги изучения материалов в архивах подразделений ОВД и прокуратуры, диссертант обращает внимание на случаи, когда было установлено причинение вреда потерпевшим, наступление иных общественно-опасных последствий от халатных деяний управленцев в организациях, но ответственность по действующему УК РФ не представлялась возможной (примерно в каждом шестом из изученных дел).

Глава 4 «Структура состава преступления «Халатность в коммерческих и иных организациях» состоит из трех параграфов. В параграфе 4.1 «Объективные признаки состава халатности в организациях» прежде всего обосновываются взгляды диссертанта на объект предлагаемого преступления. Автор полагает, что халатность в организациях помимо основного объекта предполагает причинение вреда отношениям в сфере реализации конкретных правовых благ (собственности, жизни и здоровья, общественной безопасности и других). Это является основанием включения предлагаемого состава в Главу 23 УК РФ. Не оспаривая характер основного объекта как управленческого отношения, автор поддерживает мнение о понимании под ним общественных отношений, обеспечивающих реализацию интересов службы в коммерческих и иных организациях. Одновременно диссертант развивает понимание под интересами службы баланса законных интересов организации, ее участников, а также иных субъектов, с которыми она вступает в правовые отношения. В целях сравнительного исследования в работе анализируется содержание соответствующего нормативного акта Великобритании (Companies Act 2006), устанавливающего обязанности руководителя компании по обеспечению ее успеха, основанного на принципах сбалансированности ее интереса с интересами иных лиц. Приводятся примеры локальных нормативных актов – кодексов профессиональной (деловой) этики крупных отечественных коммерческих и некоммерческих организаций, предусматривающих аналогичные нормы. С учетом этого описывается вредоносное влияние проявлений халатности в организациях на основной объект и его воздействие на дополнительные объекты, также сопровождаемое причинением вреда.

Объективная сторона возможного состава преступления рассматривается диссертантом с позиции категорий «полномочия», «функции», «обязанности», «неисполнения» и «ненадлежащего исполнения». Он приходит к выводу о наиболее адекватной формулировке халатного деяния как «неисполнения либо ненадлежащего исполнения своих служебных обязанностей». Подробно рассматривается совокупность источников названных обязанностей управленцев, анализируются предусмотренные в ст.ст. 201, 293 УК РФ разновидности преступных последствий с указанием недостатков законодательных формулировок. С учетом этого аргументируется авторское понимание преступного вреда от халатности управленцев в организациях, зависящего от конкретных потерпевших: структура, в которой работает виновный (юридическое лицо и его участники), и третьи лица – физические лица, организации, общество, государство.

Параграф 4.2 «Субъективные признаки состава халатности в организациях» содержит оценку перспектив изложения в предлагаемом составе преступления субъективных признаков – формы вины, а также предпосылок халатного отношения к обязанностям. Учитывая вариативность названных признаков в составах халатности, диссертант поддерживает мнение о необходимости в силу ч. 2 ст. 24 УК РФ ссылки в диспозиции статьи на неосторожность. При этом нецелесообразно упоминание в ней о «небрежном либо недобросовестном отношении к обязанностям (к службе)», влекущее излишнюю «перегруженность» состава. В итоге диссертант приходит к выводу, что при добросовестном (прилежном, усердном) исполнении своих обязанностей основанием освобождения управленца от ответственности даже при причинении вреда всегда будет являться отсутствие его вины. При отсутствии реальной возможности исполнения обязанностей состава преступления в деяниях управленца не будет по той же причине. Далее аргументируется необходимость понимания под субъектом халатности в организациях лица, признаки которого уже названы в примечании к ст. 201 УК РФ. Иное приведет к ситуациям, когда новый состав не будет охватывать весь круг потенциальных причинителей вреда, либо привлекаться за халатность будут те, кто ответственности за злоупотребление подлежать не должен. Кроме того, автор считает возможным признавать субъектом халатности лицо, фактически выполняющее функции управленца в организации, но не имеющее для этого формального юридического статуса; предлагает исключить новеллу примечания к ст. 201 УК РФ о выделении помимо коммерческих и некоммерческих еще и «иных» организаций; полагает, что уголовная ответственность за халатность членов высших органов управления организаций, не состоящих в исполнительных органах, не имеет правовой и социальной обусловленности.

Параграф 4.3. «Специфика уголовного преследования за халатность управленцев коммерческих и иных организаций» описывает формы возможного использования диспозитивных начал при инициировании уголовного преследования за халатность управленцев организаций. Такой подход снимает и вопрос о допустимости привлечения к уголовной ответственности за совершение халатного поступка управленца, являющегося единственным участником организации и не причинившего вреда третьим лицам.

На основании практики применения ст. 201 УК РФ и ст. 23 УПК РФ диссертант показывает их несовершенство. Основываясь на изложенном выше подходе, предполагающем разделение адресатов причинения вреда и разновидностей последнего, автор аргументирует необходимость введения иных условий диспозитивности, при которых уголовное преследование за причинение вреда собственной структуре должно инициироваться вышестоящим органом управления организации по отношению к лицу, причастному к совершению преступления. При ущемлении интересов третьих лиц оно должно реализоваться на публичных началах, но в случае причинения потерпевшим исключительно убытков или вреда деловой репутации – с их письменного волеизъявления. В целях устранения процессуальных разночтений по данному поводу между УК РФ и УПК РФ предлагается формулирование порядка осуществления уголовного преследования по аналогии со ст. 448 УПК РФ.

В заключении приведена конкретная формулировка предлагаемых новелл законодательства, включая новый состав преступления.

В приложении изложены подробные результаты анкетирования.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах автора:

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК:

1. Мелихов С.Ю. Предпринимательский и профессиональный риск в контексте халатности управленческих субъектов / С.Ю. Мелихов // Вестник Томского государственного университета. – 2011. – № 347. – С. 106-109 (0,5 п.л.).

2. Мелихов С.Ю. Принципы криминализации управленческой халатности в организациях / С.Ю. Мелихов // Вестник Томского государственного университета. – 2011. – № 352. – С. 134-137 (0,5 п.л.).

3. Мелихов С.Ю. Проблемы противодействия управленческой халатности в организациях с использованием существующих норм законодательства / С.Ю. Мелихова // Вестник Томского государственного педагогического университета. – 2011. – № 12. – С. 173-177 (0,4 п.л.).

Публикации в других научных изданиях:

4. Мелихов С.Ю. Халатное отношение к служебным обязанностям лиц, выполняющих управленческие функции в организациях: актуальность проблемы и перспективы исследования / С.Ю. Мелихов // Проблемы теории уголовного наказания и его применения : сб. материалов межрегиональной научно-практической конференции / отв. ред. В.А. Уткин. – Томск : ТМЛ-Пресс, 2009. –С. 78-84 (0,3 п.л.).

5. Мелихов С.Ю. Уголовная ответственность за управленческую халатность в зарубежных странах / С.Ю. Мелихов // Правовые проблемы укрепления российской государственности : сб. статей / под ред. С.А. Елисеева, М.К. Свиридова, Р.Л. Ахмедшина. – Томск : Изд-во Том. ун-та, 2009. – Ч. 44. – С. 27-28 (0,1 п.л.).

6. Мелихов С.Ю. Должностная халатность и категория управленческих субъектов в судебной практике / С.Ю. Мелихов // Российское правоведение :

трибуна молодого ученого : сб. статей / отв. ред. В.А. Уткин. – Томск : ТМЛПресс, 2010. – Вып. 10. – С. 192-193 (0,1 п.л.).

7. Мелихов С.Ю. Современные взгляды практиков на проблемы криминализации управленческой халатности / С.Ю. Мелихов // Правовые проблемы укрепления российской государственности : сб. статей / под ред.

С.А. Елисеева, Л.М. Прозументова, М.К. Свиридова, В.А. Уткина, О.И. Андреевой, Н.С. Дергача. – Томск : Изд-во Том. ун-та, 2010. – Ч. 47. – С. 110-112 (0,1 п.л.).

8. Мелихов С.Ю. Общественная опасность управленческой халатности // Правовые проблемы укрепления российской государственности : сб. статей. – Томск : Изд-во Том. ун-та, 2011. – Ч. 50. – С. 49-51 (0,1 п.л.).

_________________________________________ Подписано в печать 10.02.2012 г. Тираж 130 экз.

Отпечатано в ООО «Позитив-НБ» 634050 г. Томск, пр. Ленина 34а






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.