WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Алтенгова Ольга Леонидовна

ПРИНУДИТЕЛЬНОЕ ПРЕКРАЩЕНИЕ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ НА НЕДВИЖИМОЕ ИМУЩЕСТВО

Специальность 12.00.03 – Гражданское право; предпринимательское право; семейное право;

международное частное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Волгоград – 2012

Работа выполнена в Негосударственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Волгоградский институт бизнеса».

Научный руководитель –        доктор юридических наук, профессор

                                               Анисимов Алексей Павлович.

Официальные оппоненты        доктор юридических наук, профессор

                                               Кокоева Луиза Темболатовна;

                                               кандидат юридических наук        

                                               Чикильдина Анна Юрьевна.

Ведущая организация                НОУ ВПО Волгоградский институт экономики, социологии и права.        

Защита состоится «__» ______ 2012 г. в ____ часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.029.07 в ФГБОУ ВПО Волгоградский государственный университет по адресу: 400062, г. Волгоград, пр-т Университетский, 100, ауд.  2 – 05В.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Волгоградского государственного университета.

Автореферат разослан «___» _______ 2012 года, размещен в сети Интернет Министерства образования и науки РФ и на официальном сайте ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный университет» http:www.volsu.ru.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент         О.А. Яковлева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Признание и законодательное закрепление права частной собственности в 90-е годы XX века, а также прошедшая волна приватизационных процессов сосредоточили в частных руках большое количество объектов недвижимого имущества. Однако собственность (особенно на объекты недвижимости) – это не только благо, но и бремя. Последнее выражается не только в обязанности по уплате налогов, но и в возложении на собственника определенной социальной функции.

Социальная функция собственности предполагает, что собственник при реализации своих прав должен принимать во внимание интересы всего общества, если в этом возникает объективная необходимость. Возрастающая роль социальной функции собственности прослеживается не только в законодательстве России, но и других государств. Учитывая особую экономическую и социальную значимость объектов недвижимого имущества и наметившуюся тенденцию установления дополнительных оснований их отчуждения в пользу государства, исследование института принудительного отчуждения объектов недвижимости приобретает особую актуальность.

При регулировании данных отношений важно обеспечить сбалансированное сочетание частных и публичных интересов, которое может быть достигнуто только четким правовым регулированием отношений по принудительному прекращению права частной собственности на недвижимое имущество, приведение в соответствие и единообразие всех нормативно-правовых актов, регулирующих данный процесс. Необходимо законодательно регламентировать процесс вмешательства государства в отношения собственности защитными функциями как в отношении собственника изымаемого имущества, так и государства как представителя общества.

Важность настоящей темы диссертационного исследования объясняется также межотраслевой природой отношений по принудительному прекращению права собственности на недвижимое имущество. Межотраслевой характер им придает объект изъятия – недвижимое имущество, в состав которого, помимо земельных участков, входят участки недр и все объекты, которые тесно связаны с землей, в том числе здания, строения, сооружения, предприятия и иные имущественные комплексы.

Перечисленные объекты находятся в сфере правового регулирования различных отраслей права, включая гражданское, земельное и жилищное, определяющих особенности правового режима недвижимого имущества. Проблема, однако, заключается в достижении согласованности норм указанных отраслей права, что должно привести к единообразному регулированию отношений по принудительному прекращению права собственности на недвижимое имущество в точном соответствии с основополагающими принципами, закрепленными в Конституции России.

Верное понимание правовой природы данного института и его места в системе правового регулирования позволит более четко применять на практике предусмотренный данными нормами механизм принудительного прекращения права собственности с учетом как прав и интересов отдельно взятого собственника изымаемого имущества, так и интересов общества.

Нельзя сказать, что данная проблема не рассматривалась учеными и законодательными органами. Еще в 2009 г. была разработана Концепция развития гражданского законодательства, авторы которой предложили включить в ГК РФ комплекс взаимосвязанных институтов вещного права, способные стать основой стабильности гражданского оборота. Содержащиеся в Проекте Федерального закона о внесении изменений в ГК РФ нормы о принудительном прекращении права собственности на недвижимое имущество свидетельствуют об усиленном, особом  интересе государства к этим вопросам. Это в очередной раз указывает на необходимость всестороннего и комплексного исследования института принудительного прекращения права собственности на недвижимое имущество.

Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, возникающие по поводу принудительного прекращения права частной собственности на объекты недвижимого имущества.

       Предметом диссертационного исследования выступают существующие в цивилистической доктрине научные категории и теоретические закономерности формирования института принудительного прекращения права собственности, международно-правовые нормы, нормы советского и российского гражданского права, регулирующие принудительное прекращение права собственности на недвижимое имущество, а также проблемы и перспективы дальнейшего развития данного правового института.

       Целью диссертационного исследования является комплексное научное рассмотрение теоретических и практических проблем правового регулирования принудительного прекращения права частной собственности на объекты недвижимости в российском и зарубежном праве, обобщение правоприменительной практики и формулирование предложений по совершенствованию гражданского законодательства и судебно-арбитражной практики. 

Данная цель обусловила постановку следующих научных задач

– проанализировать исторические этапы формирования и развития института принудительного изъятия недвижимого имущества в гражданском праве России и сформулировать понятие «экспроприация»;

– теоретически аргументировать новую классификацию оснований принудительного прекращения права частной собственности, уделив особое внимание классификации оснований в зависимости от объекта изъятия;

– выявить соотношение частных и публичных начал в институте принудительного прекращения права частной собственности на недвижимое имущество с целью их сбалансированного сочетания при правовом регулировании принудительного отчуждения недвижимого имущества;

– провести исследование порядка и условий принудительного прекращения права собственности на недвижимое имущество в связи с изъятием земельного участка, на котором оно находится, для государственных и муниципальных нужд на примере жилых помещений и выработать ряд подходов по совершенствованию их правового регулирования;

– рассмотреть институт реквизиции в современном праве России, основания и порядок его применения; в связи с межотраслевым характером реквизиции определить приоритет норм ее правового регулирования;

– выявить особенности гражданско-правовой процедуры национализации как основания прекращения права собственности на земельный участок и иное недвижимое имущество, предложить ряд мер по развитию нормативной базы и сформулировать доктринальное определение национализации.

Методологическая основа диссертационного исследования. Комплексное исследование института принудительного прекращения права частной собственности на недвижимое имущество предполагает использование различных методов научного познания, соответствующих многообразию аспектов правового режима отдельных видов недвижимого имущества. При проведении исследования использовались формально-логический, сравнительно-правовой, конкретно-исторический, индуктивный и дедуктивный методы, а также методы диалектики и системного подхода.

Степень научной разработанности темы. Теоретическую основу диссертационного исследования составили выводы и достижения представителей науки по общей теории права и государства, а также отраслевых юридических наук гражданского и земельного права, труды ученых других отраслей знаний, так или иначе связанных с рассматриваемой проблематикой. Общетеоретической и методологической основой диссертационного исследования выступили работы дореволюционных, советских  и современных  ученых-цивилистов: А. П. Анисимова, Г.Н. Андреевой,  Н.А. Баринова, М.В. Венецианова, А.Н. Гуева, Е.А. Гринь, С.П. Гришаева, В.В. Долинской, Т.В. Дамбиевой, А.И. Дихтяра, Т.В. Дерюгиной, И.Л. Ивачева, А.О. Иншаковой, П.В. Крашенинникова, А.Г. Калпина, Л.Т. Кокоевой, О.И. Крассова, А.А. Кулаковой, Д.И. Мейера, Т.С. Мостова, Н.И. Матузова, В.П. Мозолина, К.П. Победоносцева, В.Ф. Попондопуло, С.Г. Певницкого, А.Я. Рыженкова, В.А. Рыбакова,  С.А. Рухтина, О.Н. Садикова, А.П. Сергеева, К.И. Скловского, Е.А. Суханова,  Ю.К. Толстого, В.А. Тархова, Л.С. Тихоновой, Н.Ю. Челышевой, А.Ю. Чикильдиной, Л.В. Щенниковой и других.

Непосредственно проблемам принудительного прекращения права собственности уделили внимание в своих трудах Е.Н. Афанасьева, Э.С. Бутаева, Ю.А. Дорофеева, Е.С. Клейменова, А.А. Крысанов, Н.И. Таскин и др.

Однако в большинстве современных исследований принудительное прекращение права частной собственности рассматривалось либо в отношении конкретного вида недвижимого имущества, либо в рамках отдельных оснований принудительного прекращения права собственности. В этой связи представляется необходимым обратить особое внимание на институт принудительного прекращения права собственности на недвижимое имущество в целом, определить его понятие и признаки, отдельно рассмотреть основания и порядок принудительного изъятия некоторых видов недвижимого имущества, имеющих межотраслевой характер, выработать основные направления защиты прав и законных интересов собственников изымаемого имущества, а также установить соотношение частных и публичных интересов при принудительном прекращении права собственности на недвижимое имущество.

Научная новизна диссертационного исследования заключается во всестороннем и комплексном анализе института принудительного прекращения права собственности на недвижимое имущество, развитии ранее сделанных научных выводов с учетом действующего законодательства, исторического и зарубежного опыта, а также правоприменительной практики.

Соискатель доказывает необходимость применения особого подхода к регулированию принудительного прекращения права частной собственности на недвижимое имущество, предлагает ряд новых направлений развития механизма защиты прав и законных интересов его собственников в рамках научной концепции обеспечения баланса частных и публичных интересов.

В диссертации выявлены пробелы и недостатки действующего законодательства и правоприменительной практики, проведен научный анализ Концепции развития законодательства о вещных правах 2009 г. и разработанного на ее основе Проекта изменений в ГК РФ, которым даны оценки, и высказаны рекомендации по их совершенствованию.

На защиту выносятся следующие основные положения и выводы, отражающие новизну проведенного диссертационного исследования:

1. На основе анализа дореволюционного и современного российского законодательства и практики его применения обосновывается необходимость включения в ГК РФ новой гражданско-правовой конструкции «экспроприация», под которой понимается принудительное возмездное отчуждение частного имущества, временное его занятие, установление сервитутов или ограниченных прав на него в интересах общества, производимое органом публичной власти. Квалифицирующими признаками экспроприации являются общеполезность и возмездность. В связи с этим доказывается отнесение ряда оснований, перечисленных в ст. 235 ГК РФ, к случаям экспроприации.

2. Предлагается следующая обобщенная классификация оснований принудительного прекращения права частной собственности на объекты недвижимого имущества: в зависимости от цели изъятия; наличия или отсутствия возмездного характера; от порядка применения; по юридическому результату; по заинтересованному субъекту; в зависимости от объекта изъятия.

3. Доказывается, что баланс частного и публичного интересов при принудительном прекращении права частной собственности на объекты недвижимого имущества может быть достигнут только посредством четкого правового регулирования порядка и условий принудительного отчуждения имущества, наличия максимального количества гарантий прав собственников изымаемого имущества, а также закрепления за органом публичной власти, осуществляющим изъятие имущества у частного собственника, следующих обязанностей: 1) заблаговременно информировать собственников в открытом и доступном виде о предстоящем изъятии; 2) доказывать в судебном порядке невозможность удовлетворения публичных интересов иным путем.

4. Обосновывается законность последующей передачи недвижимого имущества, изъятого у частного собственника для государственных или муниципальных нужд, иному субъекту частного права в собственность или аренду в случаях, когда удовлетворение отдельных публичных нужд (строительство железных дорог, мостов, каналов и т.д.) невозможно силами государства. Эта передача должна быть обоснована дальнейшим общественным использованием недвижимого имущества при одновременном наличии следующих условий: невозможности удовлетворить публичные нужды иным путем; информационной доступности целей планируемого изъятия; выплате справедливых компенсаций собственникам изымаемого недвижимого имущества.

5. Утверждается, что развитие застроенных территорий является основанием изъятия земельных участков и иного недвижимого имущества для государственных или муниципальных нужд, несмотря на то, что объекты жилищного строительства прямо не упоминаются в ст. 49 ЗК РФ, содержащей перечень оснований такого изъятия. Развитие застроенных территорий представляет собой упомянутые в данной статье «иные» обстоятельства, в соответствии с которыми федеральные законы допускают изъятие земельных участков для государственных или муниципальных нужд, которое следует рассматривать в контексте градостроительного законодательства, регулирующего основания и порядок территориального развития муниципальных образований.

6. Установлено, что для прекращения правоотношений собственности на жилое помещение в связи с изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд требуется специальный фактический состав, включающий в себя следующую совокупность юридических фактов: 1) утверждение схем территориального планирования; 2) принятие органом публичной власти решения о резервировании земель для государственных или муниципальных нужд или о признании в установленном законом порядке дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции; 3) принятие компетентным органом решения об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд и всех прочно связанных с ним объектов; 4) государственная регистрация принятого решения в порядке, установленном законодательством; 5) письменное уведомление собственника о предстоящем выкупе жилого помещения в связи с изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд; 6) заключение соглашения о выкупе жилого помещения в связи с изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд или вступление в законную силу решения суда о принудительном выкупе жилого помещения.

7.  Аргументируется вывод о необходимости внесения дополнения в п. 5 ст. 32 ЖК РФ: «При отчуждении жилого помещения, подлежащего изъятию, с момента государственной регистрации решения об изъятии данного помещения собственник обязан уведомить о предстоящем изъятии потенциального приобретателя этого жилого помещения». Это позволит законодательно обременить собственника изымаемого жилого помещения обязанностью извещать потенциальных приобретателей о принятом решении об изъятии жилого помещения для государственных или муниципальных нужд.

8. Доказывается, что для собственника жилого помещения, в отношении которого принято решение об его изъятии, должно быть законодательно закреплено право выбора одной из двух процедур возмещения:

– возмещение в виде выплаты выкупной цены, в состав которой входит рыночная стоимость изымаемого жилого помещения, а также убытки, понесенные собственником в связи с его изъятием;

– возмещение в виде предоставления в собственность равноценного жилого помещения с зачетом в его стоимость выкупной цены.

В качестве исключения из общего правила, в случае низкой выкупной цены, которая не позволяет приобрести другое жилое помещение взамен изымаемого, предлагается предоставлять бывшему собственнику аналогичное по площади жилое помещение по договору социального найма с выплатой выкупной цены изымаемого жилого помещения.

9. Утверждается, что основное понятие реквизиции должно быть сформулировано в ГК РФ, а земельное законодательство может лишь дополнять его указанием на особенности реквизиции земельных участков. Специфика земельного участка как объекта реквизиции заключается в том, что данное имущество длительное время сохраняет свои потребительские свойства и не разрушается под действием некоторых чрезвычайных обстоятельств, в связи с чем не всегда требуется прекращение права собственности на него в ходе устранения негативных последствий чрезвычайных ситуаций.

10. Обосновывается необходимость законодательного закрепления административного порядка реквизиции как исключительной меры, вызванной общественной необходимостью. Для согласования данного порядка проведения реквизиции в соответствии с ч. 3 ст. 35 Конституции РФ о недопустимости лишения собственника имущества иначе, чем по решению суда, считаем необходимым предусмотреть в законе право собственника реквизируемого имущества на обжалование решения административного органа о реквизиции в суде.

11. Формулируется доктринальное понятие национализации как установленной законом процедуры обращения имущества, находящегося в частной собственности граждан и юридических лиц, в собственность государства на основании акта уполномоченного исполнительного органа государственной власти, в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны и безопасности государства с одновременным решением вопроса о предварительной и равноценной компенсации бывшим собственникам.

12. Доказывается целесообразность включения в Гражданский кодекс Российской Федерации в качестве самостоятельной статьи 2431 «Национализация». Предлагается следующая редакция данной статьи:

1. Национализация это установленная законом процедура обращения имущества, находящегося в частной собственности граждан и юридических лиц, в собственность государства.

2. Целями национализации являются защита основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечение обороны и безопасности государства.

3. Осуществление национализации возможно только после предварительного и равноценного возмещения бывшим собственникам имущества.

4. Национализация производится в порядке и на условиях, предусмотренных федеральным законом.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что анализ положений гражданско-правовой доктрины, а также норм права, регламентирующих правовой режим отдельных видов недвижимого имущества, позволил выявить ряд пробелов и коллизий правовых норм, регулирующих условия и порядок их изъятия в интересах общества, сформулировать теоретические выводы и предложения по совершенствованию гражданского законодательства и оптимизации правоприменительной практики.

Выводы и предложения, сформулированные в диссертационном исследовании, могут быть использованы правоприменительными и другими органами публичной власти в практической деятельности, а также лицами, являющимися участниками правоотношений в сфере принудительного прекращения права частной собственности на недвижимое имущество.

Кроме того, выводы настоящего диссертационного исследования могут быть применены в процессе преподавания курсов «Гражданское право», «Земельное право», «Жилищное право» и других учебных дисциплин, при подготовке учебных пособий по гражданско-правовым курсам, а также учтены в ходе дальнейших научных исследований вопросов правового регулирования института принудительного прекращения права частной собственности, иных актуальных проблем публично-правового и частноправового регулирования имущественных отношений.

Апробация результатов работы. Диссертация была обсуждена и одобрена на заседании кафедры гражданского права и процесса НОУ ВПО «Волгоградский институт бизнеса». Основные положения и выводы диссертации были изложены в ходе участия соискателя в международных и всероссийских научных конференциях, отражены в десяти научных работах, опубликованных в региональных и федеральных научных изданиях, в том числе включенных в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендованных для опубликования основных научных результатов диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук.

Структура и содержание работы обусловлены целями и задачами диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, содержащих шесть параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность и степень разработанности темы диссертации, определяются предмет, цель и задачи исследования, его теоретическая база, научная новизна, теоретическая и практическая значимость полученных выводов, отражены результаты апробации итогов исследования, сформулированы положения, выносимые на защиту.

Глава первая «Принудительное прекращение права собственности как институт российского гражданского права», состоящая из трех параграфов, посвящена исследованию исторических этапов становления института принудительного прекращения права собственности в гражданском праве России, формулированию доктринального определения принудительного прекращения права собственности, классификации его оснований, а также выявлению соотношения публичных и частных интересов при принудительном прекращении права собственности на недвижимое имущество.

В первом параграфе «История развития института принудительного прекращения права собственности в отечественном гражданском праве» исследуются исторические аспекты формирования и развития института принудительного изъятия недвижимого имущества в гражданском праве России. Процесс формирования института принудительного прекращения права собственности в зависимости от развития отношений собственности и признания ее государством соискатель подразделяет на три этапа.

Первый этап – дореволюционный – характеризуется становлением института принудительного отчуждения имущества. Появляется термин «экспроприация», который объединяет в себе практически все случаи принудительного и, как правило, возмездного изъятия частного имущества в собственность государства при наличии общеполезной цели. Изучив различные точки зрения дореволюционных и современных ученых на определение термина «экспроприация», соискатель предлагает следующую дефиницию этого понятия.

Экспроприация – это принудительное, возмездное отчуждение частного имущества, временное его занятие, установление сервитутов или ограниченных прав на него в интересах общества, производимое органом государственной власти. Исходя из этого диссертантом выделяется два основных квалифицирующих признака процедуры экспроприации: общеполезность и возмездность. На основании этих критериев в понятие «экспроприация» сегодня входят, помимо национализации и изъятия частного имущества для государственных или муниципальных нужд, реквизиция и отчуждение недвижимого имущества в связи с изъятием участка, на котором оно находится.

Следующий этап – советский – в развитии института принудительного прекращения права собственности начинается в 1917 г. В этот период понятие «экспроприация» утрачивает свое первоначальное значение, приобретая политический смысл, и используется как средство уничтожения существующего строя. После 1917 г. в России происходит резкий переход от частной собственности к государственной.

Советская власть методично, с помощью таких правовых инструментов, как экспроприация, национализация и т.п., предполагающих в своей основе общеполезность и равноценное возмещение, безвозмездно изымает объекты частной собственности с целью укрепления своих позиций и завоевания имущественного превосходства над «буржуазными классами» общества.

В связи с отсутствием частной собственности в этот период происходит и исчезновение института экспроприации в его первоначальном смысле, поскольку в СССР не было необходимости в существовании подобного инструмента регулирования отношений между государством и частными собственниками, закрепляющего процесс прекращения права частной собственности для общеполезных целей с одновременным решением вопроса о справедливой компенсации. Таким образом, советский период формирования института принудительного прекращения права собственности можно охарактеризовать как шаг назад в развитии данного правового института, поскольку были ликвидированы уже сформировавшиеся основные принципы принудительного изъятия – общеполезность и возмездность.

Реформирование экономической сферы в 90-х годах прошлого века в нашей стране позволило продолжить формирование и развитие института принудительного прекращения права собственности. Это и стало началом третьего (современного) этапа формирования института принудительного прекращения права частной собственности.

С принятием в 1993 г. Конституции РФ устанавливается главный принцип, находящийся в основе принудительного изъятия – принцип неприкосновенности собственности и невозможности ее принудительного отчуждения для государственных и муниципальных нужд без предварительного и равноценного возмещения на основании решения суда. С этого момента и начинает формироваться основа для восстановления и развития института принудительного прекращения права частной собственности на недвижимость.

Во втором параграфе «Классификация оснований принудительного прекращения права частной собственности на объекты недвижимого имущества» исследуются понятие и классификация оснований принудительного прекращения права собственности. Анализируя закрепленные в гражданском законодательстве основания принудительного прекращения права частной собственности, соискатель отмечает существенное ограничение права частной собственности в интересах общества, что является проявлением социальной функции права.

Установление пределов и границ в осуществлении права собственности является естественным и даже необходимым для соблюдения прав и интересов других лиц, учета интересов общества в целом, однако оно  должно быть разумным, справедливым и необходимым, с детальной регламентацией порядка такого ограничения и одновременным решением вопроса о выплате компенсаций собственникам имущества при ограничении или лишении их прав на него. Легальное понятие «принудительного прекращения права собственности» в действующем гражданском законодательстве отсутствует. В юридической науке прослеживается несколько различных подходов к определению и пониманию данного правового института. В работе проводится анализ различных точек зрения на данную проблему. В результате выявляются следующие характерные признаки данного института:

1) основанием принудительного прекращения права собственности является фактический состав, в который входит совокупность юридических фактов, предусмотренных гражданским и иным законодательством, причем перечень этих юридических фактов является исчерпывающим;

2) принудительное прекращение права собственности осуществляется в исключительных случаях и только в интересах общества, поскольку по общему правилу право собственности является неприкосновенным;

3) при принудительном прекращении права собственности должно обеспечиваться гарантированное государством предварительное и полное возмещение стоимости имущества и всех убытков собственника.        

Таким образом, основаниями принудительного прекращения права собственности являются исключительные юридические факты, с которыми закон связывает прекращение права собственности помимо воли собственника в интересах общества, перечень которых определен в законе, при условии гарантированной государством выплаты предварительной и равноценной компенсации собственнику. Проанализировав научные подходы к классификации оснований принудительного прекращения права частной собственности, а также действующее законодательство, автор предлагает классификацию оснований принудительного прекращения права собственности.

1. В зависимости от цели изъятия можно выделить основания принудительного прекращения права собственности, целью которых является:

а) удовлетворение публичных интересов (например, отчуждение имущества, которое в силу закона не может принадлежать данному лицу, отчуждение недвижимого имущества в связи с изъятием участка и др.);

б) ликвидация последствий чрезвычайных ситуаций (реквизиция);

в) устранение неправомерного поведения собственника (в случае использования земельных участков не по целевому назначению и др.).

2. В зависимости от наличия или отсутствия возмездного характера принудительного изъятия необходимо различать:

а) возмездные основания прекращения права собственности;

б) безвозмездные основания принудительного прекращения права собственности (обращение взыскания на имущество по обязательствам, конфискация). При этом последние имеют исключительный характер, поскольку одной из гарантий прав собственника, имущество которого принудительно изымается, является справедливое и равноценное возмещение.

3. В зависимости от порядка применения актуализируем основания принудительного прекращения права собственности, для которых применяется:

а) судебный порядок (обращение взыскания на имущество по обязательствам собственника или в порядке национализации);

б) административный порядок (реквизиция) в рамках которого у собственника сохраняется право на обращение в суд с целью защиты своих нарушенных прав в случае неправомерного изъятия принадлежащего ему имущества.

4. По юридическому результату основания принудительного прекращения права собственности можно разделить следующим образом:

а) основания принудительного прекращения права собственности, юридическим результатом которых является возникновение права публичной собственности (Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований). К таковым относятся реквизиция, конфискация, национализация, изъятие для государственных и муниципальных нужд, изъятие бесхозяйственно содержимых культурных ценностей (например, зданий);

б) основания принудительного прекращения права собственности с целью возникновения права собственности у частных лиц (обращение взыскания на имущество должника). Некоторые авторы (например, С.А. Рухтин) считают, что изъятие для государственных или муниципальных нужд преследует в конечном итоге обслуживание частного интереса.

5. Все основания принудительного прекращения права собственности можно классифицировать по критерию интереса данного изъятия:

а) публичный (общественный) интерес преследуют такие основания, как реквизиция, национализация, изъятие для государственных и муниципальных нужд, которые можно объединить понятием «экспроприация»;

б) частный интерес: здесь мы имеем в виду закрепленное в ст. 235 ГК РФ обращение взыскания на имущество должника, представляющее собой средство защиты прав кредиторов в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств. По общему же правилу, принудительное прекращение права собственности возможно только в публичных интересах.

6. В зависимости от объекта изъятия все основания принудительного прекращения права собственности можно систематизировать следующим образом:

а) принудительное изъятие движимых вещей;

б) принудительное изъятие земельных участков;

в) принудительное изъятие жилых помещений;

г) принудительное изъятие другого недвижимого имущества.

Особый интерес в рамках настоящего исследования представляет последняя классификация, имеющая большое практическое и социальное значение. Во-первых, принудительное изъятие должно осуществляться, как правило, в отношении недвижимости, а изъятие движимых вещей – в исключительных случаях, когда такая вещь представляет особую ценность (например, выкуп бесхозяйственно содержимых культурных ценностей), когда она незаменима на аналогичную или когда невозможно удовлетворить преследуемую публичную цель без изъятия движимой вещи (например, обращение взыскания на имущество должника, реквизиция).

Во-вторых, недвижимое имущество имеет специфические особенности, которые необходимо учитывать при прекращении права собственности на него помимо воли собственника. Насколько четко урегулированы основания принудительного прекращения права собственности на недвижимое имущество, настолько стабилен имущественный статус собственника. Именно с помощью четкого государственного регулирования отношений, возникающих по поводу недвижимого имущества, тем более по поводу его изъятия из частной собственности, может быть достигнут баланс частных и публичных интересов при его использовании и обороте.

В третьем параграфе «Соотношение частных и публичных интересов при принудительном прекращении права собственности на недвижимое имущество» указывается, что при реализации государством своих властных полномочий, связанных с принудительным прекращением права частной собственности, происходит столкновение частных и публичных интересов, что требует поиска путей их сбалансированного сочетания.

При явном наличии в данных отношениях элементов как частного, так публичного характера, в правовой науке существует ряд дискуссий о сущности данных отношений, а следовательно, и об их месте в системе правового регулирования. Представляется, что нельзя однозначно утверждать, что отношения по поводу принудительного прекращения права частной собственности носят исключительно публично-правовой характер. Так, уполномоченный орган государственной власти, принимая решение об изъятии имущества, преследует публичные интересы. При этом он сталкивается с большим количеством препятствий, создаваемых законодателем с целью защиты имущественной сферы граждан и юридических лиц от злоупотреблений органов государственной власти своими властными полномочиями.

Учет интересов собственников имущества, а также возможность урегулировать данные отношения договорным путем определяет частно-правовой характер принудительного прекращения права частной собственности. Таким образом, отношения между собственниками имущества и органами власти при изъятии имущества носят смешанный, частно-публичный характер.

Основываясь на утверждении о частно-публичной направленности гражданского законодательства, мы предполагаем и частно-публичный характер отношений по принудительному прекращению права собственности, в связи с чем нерешенным остается вопрос о сочетании в них интересов сторон. Хотя отношения по поводу принудительного отчуждения первоначально урегулированы гражданским законодательством, в силу специфических свойств некоторых объектов недвижимости именно отраслевое законодательство учитывает специфику отношений по принудительному прекращению права собственности на конкретные виды недвижимых вещей.

Соискатель отмечает, что детально разработанный, законодательно закрепленный механизм принудительного прекращения права частной собственности позволит сочетать частные и публичные интересы таким образом, чтобы при удовлетворении потребностей общества не страдали интересы его членов. Поэтому важное значение имеет та цель, которую преследуют органы публичной власти, ущемляя интересы частных собственников.

Этой целью является удовлетворение государственных и муниципальных нужд, закрытый перечень которых законодательно предусмотреть невозможно, поскольку круг потребностей государства может увеличиваться и изменяться в соответствии с развитием общества. Поэтому для исключения возможности злоупотреблений со стороны государства необходимо ввести четкое, законодательно закрепленное понятие «государственных и муниципальных нужд». Под государственными и муниципальными нуждами следует понимать потребности Российской Федерации, субъекта РФ, муниципального образования в имуществе граждан и юридических лиц, в которых выражен общий интерес и которые связаны с защитой основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечении обороны страны и безопасности государства, удовлетворение которых невозможно иначе, как путем принудительного прекращения права частной собственности, примерный перечень которых содержится в федеральном законе, при одновременном соблюдении баланса частных и публичных интересов.

Вместе с тем социально-экономическое развитие и решение публичных задач невозможно без участия в них частного капитала и частного интереса. Диссертант полагает, что такое участие является законным в случаях, когда удовлетворение отдельных публичных нужд (строительство железных дорог, мостов, каналов и т.д.) невозможно осуществить силами государства. Передача изъятых у собственников для государственных или муниципальных нужд объектов недвижимости другим частным лицам должна быть обоснована дальнейшим общественным использованием такого имущества при одновременном решении вопросов о невозможности удовлетворения публичных нужд иным путем, информационной доступности целей планируемого изъятия и справедливого возмещения всех расходов собственникам изымаемого имущества.

Вторая глава «Правовое регулирование отдельных оснований принудительного прекращения права собственности на недвижимое имущество», состоящая из трех параграфов, раскрывает ряд особенностей. 

В первом параграфе «Принудительное прекращение права собственности на недвижимое имущество в связи с изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд (на примере жилых помещений)» диссертант исследует одну из наиболее острых проблем принудительного прекращения права собственности на недвижимое имущество в связи с изъятием земельного участка, на котором оно находится.

Суть данной проблемы заключается в том, что жилые помещения являются разновидностью недвижимого имущества, а потому правила и порядок принудительного прекращения права собственности на недвижимое имущество, определяемые гражданским законодательством, распространяются и на них. В силу особой социальной значимости жилых помещений, порядок их изъятия в связи с изъятием соответствующего земельного участка для государственных или муниципальных нужд устанавливается также нормами Жилищного и Градостроительного кодексов РФ.

       Соискатель отмечает, что в случае принудительного прекращения права собственности не должен нарушаться принцип неприкосновенности собственности, закрепленный в Конституции РФ. В связи с этим гражданское законодательство должно четко определять, в каких случаях подобная процедура возможна с целью защиты имущественной сферы граждан. Когда же объектом принудительного прекращения права собственности является жилое помещение, помимо указанного конституционного принципа происходит нарушение еще одного не менее важного конституционного принципа – права на жилище.

В силу особой социальной значимости жилых помещений, важное значение имеет фактический состав, лежащий в основе прекращения права собственности на жилое помещение в связи с изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд. В него входит следующая совокупность юридических фактов: 1) наличие утвержденных документов территориального планирования; 2) принятие решения компетентным органом о резервировании земель для государственных или муниципальных нужд или о признании в установленном законом порядке дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции; 3) принятие компетентным органом решения об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд и всех прочно связанных с этим участком объектов; 4) государственная регистрация принятого решения в порядке, установленном законодательством; 5) письменное уведомление собственника о предстоящем выкупе жилого помещения в связи с изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд; 6) заключение соглашения о выкупе жилого помещения в связи с изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд или вступление в законную силу решения суда о принудительном выкупе жилого помещения.

Последовательное накопление указанных юридических фактов является условием реализации всей процедуры принудительного прекращения права собственности на жилое помещение и имеет решающее значение для соблюдения прав и законных интересов собственников изымаемых жилых помещений, в том числе соблюдения принципа недопустимости произвольного лишения жилища, сформулированного в ст. 1 ЖК РФ. Обеспечение жилищных прав собственника жилого помещения при изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд осуществляется посредством законодательного закрепления гарантий его прав и законных интересов. 

Во втором параграфе «Реквизиция объектов недвижимого имущества» исследуются понятие и условия реквизиции как основания прекращения права частной собственности на недвижимое имущество.

На основе анализа мнений ученых-цивилистов, а также действующего законодательства диссертант приходит к выводу о том, что основное понятие реквизиции должно формулироваться в ГК РФ, а отраслевое законодательство может лишь дополнять его путем указания на особенности реквизиции отдельных видов недвижимого имущества. Специфика земельного участка как объекта реквизиции заключается в том, что он относится к имуществу, которое длительное время сохраняет свои потребительские свойства и не разрушается под действием некоторых чрезвычайных обстоятельств. В связи с этим не всегда требуется его изъятие в порядке реквизиции с целью устранения вредных последствий чрезвычайных ситуаций.

Учитывая указанное обстоятельство, представляется более обоснованным говорить о законодательном разграничении двух правовых явлений: реквизиции земельных участков и временном занятии земельных участков для целей, определенных правилами о реквизиции, с возмещением собственнику земельного участка убытков, причиненных ввиду ограничения его прав.

Основаниями осуществления реквизиции ГК РФ и ЗК РФ называют стихийные бедствия, аварии, эпидемии, эпизоотии и иные обстоятельства, носящие чрезвычайный характер. Много дискуссий в научной литературе вызывает такое основание реквизиции, как «иные обстоятельства, носящие чрезвычайный характер». Нечеткая формулировка данного основания может привести к злоупотреблениям со стороны уполномоченных органов, у которых появляется возможность изымать имущество в порядке реквизиции по своему усмотрению. Иные обстоятельства, носящие чрезвычайный характер, отражены в Федеральном конституционном законе «О чрезвычайном положении».

В соответствии со ст. 3 указанного закона, к ним следует относить обстоятельства, при наличии которых вводится чрезвычайное положение: попытки насильственного изменения конституционного строя РФ, захвата или присвоения власти, вооруженный мятеж, массовые беспорядки, террористические акты и т.п. Так как взаимосвязь между введением чрезвычайного положения и проведением реквизиции в законе не закреплена, соискатель считает возможным изъятие имущества в порядке реквизиции в любое время при наличии хотя бы одного из вышеперечисленных обстоятельств.

Исходя из этого диссертантом обосновывается необходимость дополнить формулировку ст. ст. 242 ГК РФ и 51 ЗК РФ «и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер» словами: «перечень которых указан в законе», а также законодательно согласовать толкование формулировки ст. 242 ГК РФ и 51 ЗК РФ «иные обстоятельства, носящие чрезвычайный характер» с формулировкой ФКЗ от 30.05.2001 г. «О чрезвычайном положении».

Соискатель отмечает, что достижение целей реквизиции не должно происходить исключительно для удовлетворения общественных интересов, поскольку в данном случае затрагиваются и права частного лица, а именно собственника реквизируемого имущества. Поэтому необходимо четко определить условия осуществления принудительного изъятия имущества в порядке реквизиции.

Большим достижением в области защиты прав и законных интересов собственника является подробная регламентация гарантий прав собственника реквизируемого земельного участка, содержащаяся в ст. 51 ЗК РФ. Указанные в данной статье гарантии прав собственника земельного участка, на наш взгляд, следует дополнить еще двумя: во-первых, правом собственника реквизируемого земельного участка обжаловать решение о реквизиции уполномоченного исполнительного органа государственной власти в судебном порядке; во-вторых, в случае временного занятия земельного участка для целей, определенных правилами о реквизиции, должно производиться освобождение лица от уплаты налогов и внесения других платежей, связанных с реквизированным имуществом.

Процедура реквизиции характеризуется особым порядком изъятия, заключающимся в необходимости в короткие сроки устранить последствия чрезвычайных обстоятельств (стихийные бедствия, аварии, эпидемии, эпизоотии и т.д.). Этим вызвано предложение соискателя о закреплении административного порядка осуществления реквизиции, а также невозможности предварительного возмещения убытков собственнику реквизируемого имущества.

В третьем параграфе «Национализация как основание прекращения права частной собственности на земельный участок и иное недвижимое имущество» исследуется такой правовой институт обращения частной собственности в собственность государства, как национализация. Несмотря на большой интерес к этому институту и ученых-юристов,  и законодателя, до сих пор не сложилось единого подхода к понятию и порядку правового регулирования национализации. Национализацию можно определить как установленную законом процедуру обращения имущества, находящегося в частной собственности граждан и юридических лиц, в собственность государства на основании акта уполномоченного исполнительного органа государственной власти в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечении обороны страны и безопасности государства с одновременным решением вопроса о предварительной и равноценной компенсации бывшим собственникам.

На основании анализа данного определения можно говорить о таких квалифицирующих признаках национализации, как: 1) проведение национализации осуществляется исключительно в случаях и порядке, определенных законом; 2) основанием национализации является принятие акта уполномоченным исполнительным органом государственной власти (Правительством РФ); 3) целями национализации являются публичные интересы, удовлетворение которых невозможно иначе, как путем национализации, их перечень должен быть четко определен в законе; 4) юридическим результатом национализации является возникновение права собственности у государства; 5) национализация должна сопровождаться решением вопроса о предварительной и равноценной компенсации бывшим собственникам; 6) объектом национализации является имущество, способное удовлетворить государственные нужды.

Соискатель отмечает, что в случае определения целей национализации имеет значение не только наличие законного основания для ее осуществления, но и наличие исключительности в действиях уполномоченных органов власти при изъятии. Другими словами, иным путем удовлетворить потребность государства в том или ином имуществе не представляется возможным.

Предварительная и равноценная компенсация является необходимым условием национализации, нарушение которого влечет незаконность изъятия имущества в порядке национализации. При этом диссертант отмечает, что в некоторых случаях нельзя исключать права лица, имущество которого подлежит национализации, на выбор вариантов возмещения.

Традиционно сложилось два пути регламентации национализации. Первый заключается в принятии общего «рамочного» закона, регулирующего порядок и характер возмещения, и на его основании принятие законодательных актов о национализации конкретных объектов частной собственности. Второй путь предусматривает принятие отдельных законов о национализации конкретных объектов частной собственности. Россия избрала второй путь осуществления национализации, хотя наиболее приемлемым, по мнению диссертанта, является первый вариант.

Помимо национализации как основания принудительного обращения имущества, находящегося в частной собственности, в собственность государства, в работе исследуется изъятие земельных участков для государственных или муниципальных нужд. Данному вопросу было посвящено большое количество трудов, однако до сих пор остается неясной юридическая природа данного явления. Дискуссионным остается и вопрос  о соотношении таких понятий, как «национализация» и «изъятие земельных участков для государственных и муниципальных нужд». Анализируя данные понятия, можно говорить об их сходстве по цели осуществления – удовлетворении публичных нужд.

Говоря об изъятии имущества для муниципальных нужд, соискатель замечает, что «муниципализация» – это не самостоятельное правовое явление, а лишь способ реализации государственных задач на местном уровне.

Отмечается целесообразность проведения систематизации всех случаев обращения частного недвижимого имущества в собственность государства, целью которых является удовлетворение публичных интересов и выведение понятия, объединяющего все возможные случаи обращения частной собственности в государственную. В качестве такового мы предлагаем использовать термин «экспроприация». Принципиально важным является и принятие рамочного закона о национализации, в котором должно быть сформулировано понятие данного процесса, указан исчерпывающий перечень оснований для ее осуществления, а также определен  порядок, сроки и характер возмещения собственникам стоимости национализируемого имущества и иных убытков.

Особенности национализации отдельных объектов недвижимого имущества необходимо закрепить в отраслевом (земельном, жилищном и т.д.) законодательстве, которое могло бы учесть все их специфические свойства.

В заключении автором сформулированы основные выводы, полученные в результате проведенного исследования.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ:

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК

Министерства образования и науки РФ

1. Алтенгова, О. Л. К вопросу о понятии и целях национализации / О.Л. Алтенгова // Вестник Волгоградской академии МВД России. – 2011. – № 2. – С. 59–63 (0,25 п.л.)

2. Алтенгова, О. Л. Квалифицирующие признаки национализации / О.Л. Алтенгова // Общество и право. –  2011. – № 5. – С. 82–86 (0,25 п.л.)

3. Алтенгова, О. Л. Юридические факты как основания принудительного прекращения права собственности на жилое помещение в связи с изъятием земельного участка, на котором оно находится / О.Л. Алтенгова // Вестник Волгоградского института бизнеса. –  2012. – № 1. – С. 255–262 (0,4 п.л.)

Публикации в иных изданиях

4. Алтенгова, О. Л. Экспроприация в гражданском праве: история и современность / О. Л. Алтенгова  // Проблемы правопонимания и правоприменения: теория и практика: Материалы межрегиональной научно-практической конференции (г.  Волжский, 16–17 мая 2008 г. Часть 1). – Волгоград, 2008. – С. 406-409 (0,2 п.л.)

5. Алтенгова, О. Л.  Реквизиция как принудительный способ прекращения права собственности / О. Л. Алтенгова // Права человека и их защита в условиях глобализации обновляющегося многополярного мира: международно-правовой и внутригосударственный аспекты: Материалы III международной научно-практической конференции студентов и аспирантов, посвященной 60-ти летию со дня принятия Всеобщей декларации прав человека 1948 г. – Казань, 2008. – С. 150–152 (0,1 п.л.)

6. Алтенгова, О. Л. Институт реквизиции в современном праве России / О. Л. Алтенгова // Проблемы правопонимания и правоприменения: теория и практика: Материалы межрегиональной научно-практической конференции (г. Волжский, 28 мая 2009 г. Часть 1). – Волгоград, 2009. – С. 164–169 (0,3 п.л.)

7. Алтенгова, О. Л. Методологические проблемы при классификации оснований принудительного прекращения права собственности / О. Л. Алтенгова // Развитие внутрироссийской мобильности научных и научно-педагогических кадров на базе ведущих научно-образовательных центров в области социально-гуманитарных наук: Материалы Всероссийской конференции с элементами научной школы для молодежи (Белгород, 9–12 ноября 2010 г.). – Белгород, 2010. – С. 72–76 (0,25 п.л.)

8. Алтенгова, О. Л. Реквизиция как вид принудительного прекращения права собственности на земельный участок / О. Л. Алтенгова // Порядок общества: актуальные проблемы социально-правовой теории: Материалы Межвузовской научно-практической конференции (Ростов, 27 апреля 2011 г.). – Москва, 2011. – С. 482–486 (0,25 п.л.)

9. Алтенгова, О. Л. Изъятие земельных участков для муниципальных нужд / О. Л. Алтенгова // Местное самоуправление в России и ФРГ: исторический опыт и современные тенденции развития: Материалы международной научно-практической конференции (Волгоград, 7–8 апреля 2011 г.). – Волгоград, 2011. – С. 193–195 (0,1 п.л.)

10. Алтенгова, О. Л. Характер соглашения, заключаемого при изъятии земельного участка для государственных и муниципальных нужд / О. Л. Алтенгова // Общесоциальные проблемы правопонимания и правоприменения: теория и практика: Материалы I Международной научно-практической конференции (Волжский, 16 декабря 2011 г.). – Волжский, 2012. – С. 97–100 (0,2 п.л.)

Алтенгова Ольга Леонидовна

ПРИНУДИТЕЛЬНОЕ ПРЕКРАЩЕНИЕ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ НА НЕДВИЖИМОЕ ИМУЩЕСТВО

Автореферат

Подписано в печать ___.___.______. Формат _________. Бумага офсетная. Гарнитура ________. Уч.-изд. л. ____. Тираж ____ экз. Заказ

Издательство ____________________________________







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.