WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Гринь Елена Анатольевна

Принудительное прекращение прав

на земельные участки: теория и практика

правового регулирования

Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Краснодар

2012

Диссертация выполнена на кафедре гражданского права

ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный аграрный университет»

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор

Камышанский Владимир Павлович

Официальные оппоненты:

Молчанов Александр Александрович

доктор юридических наук, профессор

ФГКОУ ВПО «Санкт-Петербургский

университет МВД России»,

профессор кафедры гражданского права

Жаботинский Михаил Вячеславович

кандидат юридических наук

ФГКОУ ВПО «Краснодарский университет МВД РФ», старший преподаватель кафедры гражданского права и гражданского процесса

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Самарский государственный

университет»

Защита состоится 24 мая 2012 г. в 12-00 час. на заседании объединенного диссертационного совета ДМ-220.038.10 при ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный аграрный университет» по адресу: 350044, г. Краснодар, ул. Калинина, 13, (главный учебный корпус), аудитория № 215.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Кубанского государственного аграрного университета по адресу: г. Краснодар, ул. Калинина, 13.

Автореферат размещен на сайте ВАК РФ http://vak2.ed.gov.ru/

«___» апреля 2012 года 2012 года.

Автореферат размещен на сайте Кубанского ГАУ http://kubsau.ru/

«___» апреля 2012 года 2012 года.

Автореферат разослан «___» апреля 2012 г.

Ученый секретарь

объединенного диссертационного совета,

доктор юридических наук, профессор  В.П. Камышанский

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Земельные участки являются весьма специфическим видом имущества: к их использованию всегда предъявляются высокие требования, обусловленные общественной значимостью и многофункциональным значением земли. Действующее законодательство закрепило не только многообразие вещных и обязательственных прав на земельные участки, но и гарантировало их правовую защиту. В этой связи особое значение имеет тщательная регламентация оснований принудительного прекращения данных прав.

В современных условиях вопросы определения оснований и детализации порядка принудительного прекращения прав на земельные участки относятся к числу актуальных. Совершенствование правового регулирования рассматриваемых отношений предопределено с одной стороны, развитием экономических отношений, а с другой, - необходимостью сохранения природных характеристик земельного участка и обеспечением его надлежащего использования.

Проблемы правового регулирования принудительного прекращения прав на земельные участки порождены необходимостью учета особенностей соотношения частно- и публично-правовых элементов. Как следствие этого, в настоящий момент правовое регулирование отношений в сфере принудительного прекращения прав на земельные участки осуществляется нормами двух отраслей права — гражданского и земельного, при этом имеют место различные подходы в регулировании данных общественных отношений.

В связи с этим теоретический и практический интерес представляет анализ актуальных вопросов соотношения норм различной отраслевой принадлежности, связанных с регулированием принудительного прекращения прав на земельные участки и разрешение существующих коллизий.

Не достаточно разработанными в настоящее время являются теоретические конструкции определения понятия принудительного прекращения прав на земельные участки и его оснований в зависимости от вида конкретного субъективного права, способов такого прекращения применительно к земельному участку как особому объекту гражданских прав.

Вместе с тем в настоящее время ни теорией права, ни юридической практикой не решен целый ряд аспектов рассматриваемой проблемы, требующих специальной правовой регламентации. К сожалению, в действующем законодательстве не всегда четко прописана процедура и последствия прекращения прав на земельные участки, что на практике может привести к ущемлению имущественных прав и законных интересов субъектов гражданских прав.

Анализ гражданского законодательства свидетельствует о наличии ряда правовых проблем, связанных с отсутствием законодательного закрепления отдельных видов оснований изъятия земельных участков, в частности размещение объектов «общественного и социального использования», а также несовершенством реализации норм о порядке выкупа данных объектов у правообладателя. Кроме того, отдельные виды общественных отношений, возникающих в связи с принудительным прекращением прав на земельные участки, до сих пор остаются вне сферы детального правового регулирования. К ним относятся отношения, связанные с принудительным прекращением прав в результате реквизиции и конфискации, а также отношения, возникающие при прекращении права в случае ненадлежащего использования земельных участков из состава отдельных категорий земель.

К числу проблемных можно также отнести вопросы определения оснований и порядка установления размера компенсаций правообладателям при принудительном прекращении прав на земельные участки лиц, не являющихся собственниками, в том числе права постоянного (бессрочного) пользования, права пожизненного наследуемого владения и права аренды.

Данные проблемы порождают противоречивость в судебной практике применения гражданского законодательства и не обеспечивают единообразие в разрешении споров, связанных с принудительным прекращением отдельных видов прав на земельные участки.

Таким образом, проведение научного исследования в обозначенной сфере с позиций защиты как прав и интересов правообладателей, так и публичных интересов позволит определить направления совершенствования законодательства по вопросам, связанным с условиями и порядком принудительного прекращения прав на земельные участки, а также сформулировать теоретические выводы, что внесет вклад в развитие анализируемого правового института.

Исключительная актуальность темы в современных условиях, важность ее разработки, сложность возникающих проблем по применению норм, регулирующих принудительное прекращение прав на земельные участки, а также тенденции совершенствования гражданского законодательства в соответствии с Концепцией его развития предопределили цель, задачи и предмет диссертационного исследования.

Степень разработанности темы научного исследования. Вопросы правового регулирования принудительного прекращения прав на земельные участки не находят широкого отражения в специальных юридических исследованиях. Актуальность темы не исключают обстоятельства, свидетельствующие о том, что некоторые аспекты, связанные с принудительным прекращением прав на земельные участки, уже затрагивались в исследованиях и публикациях, посвященных основаниям прекращения права собственности, в том числе на земельный участок.

В дореволюционном законодательстве вопросу отчуждения земельных участков для публичных нужд были посвящены исследования таких ученых, как М.В. Венецианов, Л.А. Кассо, Д.И.. Мейер, И.А.Покровский, К.П. Победоносцев, Г.Ф. Шершеневич.

Отдельные стороны проблем правового регулирования прекращения прав на земельные участки затронуты в трудах таких специалистов в области земельного права, как А.П. Анисимова, В. П. Балезина, С.А.Боголюбова, Г.Е.Быстрова, Г.А.Волкова, П.Л.Галиновской, А.К. Голиченкова, Р.К. Гусева, Е.В. Ерофеева, Ю.Г. Жарикова, С.Л. Зинченко, И.А.Иконицкой, Н.И. Краснова, О.И.Крассова, Н.А. Сыродоева, Ю.А. Тихомирова, А. М.Турубинера, Г.В.Чубукова, Д.Ю. Шапсугова; в работах ученых-цивилистов - С.С. Алексеева, Н.А. Баринова, М.И. Брагинского, В.В. Витрянского, В.А. Дозорцева, В.П. Камышанского, О.Н. Садикова, А.П. Сергеева, К.И Скловского, Т.Б. Станкевич, Е.А. Суханова, Ю.К. Толстого, З.И. Цыбуленко, В.Ф. Яковлева.

Проблемам, возникающим в связи с прекращением прав, в том числе и на земельный участок, уделено внимание в диссертационных трудах О.Л. Алтенговой, Р.Г. Аракельяна, А.В. Бабанова, Е.В. Бажаева, М.В. Балина, Э.С. Бутаевой, Ю. В. Грицкова, Н.П. Кабытова, Н.В.Карловой, А.И. Кичко, Е.С. Клейменовой, А. А. Крысанова, О.Е. Кутепова, Н.И. Огневой, О.В. Орешкина, М.С. Ромадина, Н.И. Таскина, А.В. Турицына.

Однако трудов, которые рассматривали бы комплексно институт принудительного прекращения прав на земельные участки, в том числе прекращения права постоянного (бессрочного) пользования, пожизненного наследуемого владения, безвозмездного срочного пользования и аренды земельного участка на базе современного гражданского и земельного законодательства с учетом тенденций развития новейшего гражданского законодательства, недостаточно.

Поэтому, признавая важность вклада ученых в разработку теории оснований прекращения прав на земельные участки, обеспечения их законности, следует отметить, что особенности оснований принудительного прекращения прав на земельные участки требуют более глубокого изучения.

Целью диссертационного исследования является комплексный анализ теоретических аспектов и практических проблем относительно правового регулирования принудительного прекращения прав на земельные участки и формулирования предложений по совершенствованию российского законодательства.

Для достижения данной цели ставятся следующие задачи:

  • изучить опыт регулирования принудительного прекращения прав на земельные участки советским законодательством;
  • раскрыть механизм взаимодействия норм федерального, регионального законодательства и актов органов местного самоуправления в сфере принудительного прекращения прав на земельные участки;
  • предложить классификацию оснований принудительного прекращения прав на земельные участки;
  • предложить классификацию правопрекращающих юридических фактов;
  • проанализировать отдельные способы и основания принудительного прекращения прав на земельные участки, раскрыть объем и содержания этих понятий;
  • выяснить полноту правового регулирования оснований принудительного прекращения имущественных прав на земельные участки;
  • выявить основные проблемы принудительного прекращения прав на земельные участки в судебно-арбитражной практике;
  • сформулировать аргументированные предложения по совершенствованию правовых норм, устанавливающих основания, порядок и способы принудительного прекращения прав на земельные участки, которые бы в равной мере удовлетворяли как частные, так и публичные интересы.

Объект исследования – система общественных отношений, возникающих в сфере гражданского оборота земельных участков, складывающихся в связи с принудительным прекращением прав на земельные участки и юридические факты, являющиеся основаниями их возникновения, изменения и прекращения.

Предметом исследования являются нормы действующего российского, советского и зарубежного права регулирующие отношения, возникающие в связи с принудительным прекращением прав на земельные участки, а также проекты нормативных правовых актов, основные положения науки гражданского права по данным вопросам, материалы судебной практики, основные научно-теоретические концепции по вопросам диссертационного исследования.

Научная новизна исследования состоит в самой постановке актуальных вопросов, проведении целостного, комплексного исследования проблем правового регулирования отношений, связанных с принудительным прекращением прав на земельные участки.

Автором сформулировано понятие принудительного прекращения прав на земельные участки; критически проанализированы случаи, когда по основаниям, предусмотренным законом, допускается принудительное прекращение прав на земельные участки.

Сформулированы новые выводы относительно оснований принудительного прекращения прав на земельные участки, выработана их классификация; сделаны предложения по совершенствованию правового регулирования принудительного прекращения прав на земельные участки и проанализированы способы принудительного прекращения прав на земельные участки в связи с изъятием земельных участков для государственных или муниципальных нужд, конфискацией, национализацией, реквизицией, ввиду их неиспользования и ненадлежащего использования.

В настоящей работе в одной из первых исследуется институт принудительного прекращения прав на земельные участки как системное явление, имеющее свою специфику. Указанная специфика объясняется тем, что четкое функционирование института прекращения прав на земельные участки является гарантией соблюдения баланса публичного и частного интереса при регулировании оборота земельных участков, а исчерпывающий перечень оснований прекращения прав на земельные участки является основным условием стабильности статуса субъектов прав на землю.

Методологическая основа и методы исследования. Для решения поставленных задач автором использовались положения действующих нормативных правовых актов Российской Федерации, которые в той или иной степени регулируют вопросы принудительного прекращения прав на земельные участки, а также проекты нормативных правовых актов.

При разработке теоретических вопросов исследования и практических рекомендаций автор опирался на исследования отечественных ученых, касающиеся проблем нормативного регулирования отношений принудительного прекращения прав на земельные участки, оснований и способов их осуществления, а также на научные труды в области общей теории и истории права, имеющие значение для изучения и решения исследуемого круга проблем.

Научные положения, выводы и рекомендации, содержащиеся в диссертации, выработаны путем применения общенаучных методов познания, а также ряда частно-научных методов: исторического, комплексного, формально-логического, системно-структурного и специально-юридических методов сравнительного правоведения и нормативного толкования, что позволило диссертанту выявить круг взаимосвязанных проблем в области правового обеспечения принудительного прекращения прав на земельные участки.

Теоретическую базу исследования составили труды российских ученых-юристов: С.С. Алексеева, А.П. Анисимова, В. П. Балезина, Н.А. Баринова, С.А.Боголюбова, М.И. Брагинского, Г.Е. Быстрова, В.В. Витрянского, П.Л.Галиновской, А.К. Голиченкова, В.А. Дозорцева, Е.В. Ерофеева, Ю.Г. Жарикова, И.А.Иконицкой, В.П. Камышанского, Н.И. Краснова, Мозолина В.П., Д.И. Мейера, И.А. Покровского, О.Н. Садикова, А.П. Сергеева, К.И Скловского, Т.Б. Станкевич, Е.А. Суханова, Н.А. Сыродоева, Ю.А. Тихомирова, Ю.К. Толстого, З.И. Цыбуленко, Г.Ф. Шершеневича, В.Ф. Яковлева и др., чьи труды посвящены актуальным проблемам прекращения права собственности, в том числе и прекращению прав на земельные участки.

Нормативную базу исследования составили Конституция Российской Федерации, международно-правовые акты, отмененные и действующие российские законодательные и иные правовые акты: Гражданский кодекс Российской Федерации, Земельный кодекс, иные кодексы Российской Федерации, а также федеральные законы, регулирующие гражданские и земельные отношения, указы Президента РФ и постановления Правительства РФ.

Эмпирической основой исследования послужили материалы опубликованной и неопубликованной практики арбитражных судов и судов общей юрисдикции в сфере принудительного прекращения прав на земельные участки. В частности, в работе были проанализированы определения и постановления Конституционного суда РФ, Высшего арбитражного суда Российской Федерации, постановления Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа, Арбитражного суда Краснодарского края, постановления ряда федеральных арбитражных судов, арбитражных апелляционных судов, судебные акты судов общей юрисдикции уровня субъекта Российской Федерации.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Теоретически обосновывается вывод о том, что совокупность норм гражданского права, определяющая основания, условия и порядок принудительного прекращения прав на земельные участки, образует самостоятельный институт гражданского права, носящий комплексный характер и имеющий своей целью обеспечение перераспределения земельных участков с целью их наиболее рационального и эффективного использования. При этом принудительное прекращение прав на земельные участки следует рассматривать как определенную совокупность взаимосвязанных правопрекращающих юридических фактов в отношении прав субъектов гражданских правоотношений, направленных на переход имущественных прав на земельные участки от одного субъекта к другому помимо и против воли отчуждателя.
  2. Развитие института принудительного прекращения прав на земельные участки в России состояло из двух этапов: первый этап – период доминирования публично-правовых элементов в регулировании отношений принудительного прекращения прав на земельные участки (1917-1991 г.г.), особенностями которого являлись разработка и закрепление в законодательстве понятийного аппарата и терминологии, установление самостоятельных оснований прекращения права землепользования граждан и юридических лиц, определения органов, принимающих решения об изъятии земельных участков. Второй - период ослабления монополии государства и возрождения институтов частного права в России (1991 г. по настоящее время), особенностями которого явилось введение расширенного перечня оснований прекращения прав на земельные участки, а также способов использования земельного участка, являющихся основанием для прекращения прав на земельные участки; регламентирование порядка принудительного прекращения прав на земельные участки.
  3. Предлагается классифицировать основания принудительного прекращения прав на земельные участки на две основополагающие группы: основания прекращения прав на земельные участки, непосредственно связанные с поведением правообладателей земельных участков и основания принудительного прекращения прав на земельные участки, обусловленные объективными обстоятельствами. Это позволит выстроить логически выверенную систему однородных оснований принудительного прекращения прав на земельный участок в виде двух системных образований доктринального характера.
  4. Обосновывается вывод о том, что при изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд необходимо законодательно закрепить максимальные сроки, в течение которых уполномоченный орган власти, являющийся покупателем, обязан направить собственнику проект соглашения о выкупе, а также предельные сроки исполнения данного соглашения. В случае, если уполномоченный орган власти, являющийся покупателем, в установленные сроки не направит собственнику проект соглашения о выкупе земельного участка, собственник земельного участка вправе требовать возмещение затрат и убытков, связанных с проведенными улучшениями земельного участка в указанный период.

Это позволит создать гарантии защиты прав собственника земельного участка от недобросовестного использования уполномоченными органами власти механизма принудительного выкупа.

  1. Реквизиция земельного участка как основание прекращения вещного права на земельные участки представляет собой предусмотренное законом действие уполномоченного исполнительного органа государственной власти, направленное на изъятие земельного участка в публичных интересах от возникающих угроз в случаях стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотий и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер (реквизиция).

Следует исключить из п.1 ст.51 ЗК РФ слова «временно», поскольку понимание реквизиции как временного изъятия земли противоречит ее смыслу. Это позволит устранить противоречия в содержании норм различных федеральных законов.

  1. В целях защиты законных интересов пользователей земельных участков предлагается дополнить ст.51 ЗК РФ пунктом 7 следующего содержания: «Прекращение права постоянного (бессрочного) пользования, права пожизненного наследуемого владения при реквизиции земельного участка осуществляется при условии возмещения убытков и предоставлении пользователю, владельцу равноценного земельного участка». При этом под предоставлением равноценного земельного участка следует понимать предоставление земельного участка соответствующего вида разрешенного использования на праве собственности гражданину, ранее обладающему им на праве постоянного (бессрочного) пользования, праве пожизненного наследуемого владения, а юридическим лицам, кроме указанных, в пункте 1 статьи 20 ЗК РФ на праве аренды с правом последующего выкупа земельного участка.
  2. Национализация земельных участков, как основание прекращения права собственности на земельные участки, представляет собой предусмотренное специальным законом действие, основанное на нормативном акте уполномоченного государственного органа, изданного в пределах его компетенции, направленное на возникновение права государственной собственности помимо воли предшествующего собственника, допускаемое законом в исключительных случаях с целью защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

8. Обосновывается вывод о необходимости законодательного закрепления следующего исчерпывающего перечня оснований изъятия и принудительного прекращения права собственности на земельный участок в связи с его ненадлежащим использованием:

1) использование земельного участка не в соответствии с видом разрешенного использования;

2) использование земельного участка способами, которые приводят к существенному снижению плодородия сельскохозяйственных земель или значительному ухудшению экологической обстановки;

3) неустранение совершенных умышленно правонарушений, связанных с пользованием земельным участком, установленных законодательством;

4)неиспользование земельного участка, предназначенного для сельскохозяйственного производства, либо жилищного или иного строительства, в указанных целях в течение трех лет с момента получения разрешения на строительство.

При этом применительно к моменту начала использования земельного участка следует отнести освоение земельного участка и непосредственно использование земельного участка. Под освоением земельного участка понимается период, когда совершаются все необходимые действия, связанные с получением разрешений на осуществление фактических действий. Под использованием земельного участка понимается совершение правообладателем фактических действий, соответствующих виду разрешенного использования земельного участка, указанному в правоустанавливающем документе.

9. Предлагается законодательно закрепить исключение из общего правила о запрете обращения взыскания на земельный участок, на котором расположено жилое помещение должника. Если площадь земельного участка, расположенного под жилым помещением, являющимся единственным пригодным для постоянного проживания гражданина-должника и членов его семьи, соответствует установленным критериям делимости, представляется целесообразным закрепить возможность раздела указанного земельного участка и обращения взыскания на вновь образуемый земельный участок.

10. Предлагается внести в абз.2.1 п. 2 ст. 55 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» следующие изменения:

- заменить слова «предметом ипотеки является земельный участок из состава земель сельскохозяйственного назначения» на слова «предметом ипотеки является земельный участок»;

- абз.2.2. исключить.

Данное изменение целесообразно в целях защиты интересов собственников и пользователей земельных участков, так как действующее федеральное законодательство в качестве требований обязательного судебного порядка обращения взыскания указывает лишь случаи, когда предметом ипотеки являются земельные участки из состава земель сельскохозяйственного назначения, а также земельные участки, находящиеся в муниципальной собственности и государственная собственность на которые не разграничена.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что полученные выводы развивают и дополняют многие положения и отдельные институты гражданского и земельного права в направлении совершенствования правового регулирования отношений по принудительному прекращению прав на земельные участки. Выводы и предложения, сформулированные диссертантом, могут быть использованы в дальнейшей научной разработке предмета изучения, при проведении исследований в области гражданского права, в учебном процессе высших учебных заведений юридического профиля.

Практическая значимость работы определяется прежде всего тем, что положения и выводы, полученные в ходе диссертационного исследования, могут служить основой для совершенствования российского законодательства, а также для формирования судебными органами единообразной практики его применения в области оснований принудительного прекращения прав на земельные участки.

Апробация и внедрение результатов исследования. Диссертация выполнена на кафедре гражданского права юридического факультета Кубанского государственного аграрного университета. Основные результаты опубликованы в 15 научных работах и докладывались на международных и общероссийских конференциях. Положения и выводы, содержащиеся в работе, используются в учебном процессе.

Структура диссертации определена кругом исследуемых проблем, ее целями и задачами. Работа состоит из введения, трех глав, включающих в себя восемь параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы диссертационного исследования, определены его цель и задачи, дана общая характеристика методологической основы исследования, его теоретической и практической значимости, отражены результаты апробации результатов исследования. В аннотированном виде излагаются основные положения диссертации, выносимые на защиту ее автором, обосновано практическое значение полученных результатов.

Первая глава «Понятие и основания принудительного прекращения прав на земельные участки» посвящена исследованию исторического развития института принудительного прекращения прав на земельные участки, а также рассмотрению таких вопросов, как понятие принудительного прекращения прав на земельные участки и классификация его оснований. Данная глава состоит из двух параграфов, определяющих основные направления исследования.

В первом параграфе «Особенности становления института принудительного прекращения прав на земельные участки в России» диссертант рассматривает исторические предпосылки появления института принудительного прекращения прав на земельные участки в России, отмечая, что развитие института принудительного прекращения прав на земельные участки в законодательстве просматривается в постановлении Временного Правительства от 5 мая 1917 года, которым предусматривалось образование такого органа, как Особого присутствия по отчуждению недвижимых имуществ для государственной или общественной пользы.

Таким образом, уже в дореволюционный период наметилась тенденция к систематизации оснований прекращения прав на земельные участки и формированию нового института, который позже в законодательстве будет закреплен, как изъятие земель для государственных или общественных надобностей.

Диссертант отмечает, что институт принудительного прекращения прав на земельные участки с момента своего появления был направлен на обеспечение рационального и эффективного использования земельных ресурсов страны, несмотря на то, что в этот период проблемы принудительного прекращения прав на земельные участки либо оставались вне поля зрения исследователей, либо носили постановочный характер (рассматривались отдельные основания принудительного прекращения права собственности на земельные участки, например, изъятие земельных участков для государственных или общественных нужд).

Соискателем аргументируется вывод о том, что институт принудительного прекращения прав на земельные участки развивался соответственно с историей развития гражданских прав, под влиянием на правоотношения по прекращению права собственности основ государственного строя, идеологии и экономического уклада.

В результате проведенного исследования соискатель приходит к выводу о необходимости выделения двух этапов в развитии института принудительного прекращения прав на земельные участки в России:

1. Период доминирования публично-правовых элементов в регулировании отношений принудительного прекращения прав на земельные участки (1917-1991 г.г.) характеризуется системой административно-командного управления государством, уничтожением частных институтов права, а также разработкой и закреплением в законодательстве понятийного аппарата и терминологии. Так, впервые регламентированы порядок изъятия земель, полномочия органов и порядок возмещения убытков, связанных с изъятием земель, определены органы, правомочные принимать постановления о их реквизиции и конфискации в соответствии с определенными основаниями.

Принятие Основ земельного законодательства Союза ССР и союзных республик 1968 года наряду с регламентацией полномочий союзных республик в области прекращения прав на земельные участки характеризует период кодификации земельного законодательства. Это предопределило возможность установления самостоятельных оснований прекращения права землепользования граждан и юридических лиц, определения органов, принимающих решения об изъятии земельных участков. Устанавливаются условия и порядок изъятия земельных участков для государственных и общественных нужд (Земельный кодекс РСФСР 1970 года).

2. Период разгосударствления и возрождения институтов частного права в России (1991г. по настоящее время). Данный этап характеризуется:

1) введением расширенного перечня оснований прекращения прав на земельные участки;

2) определением способов использования земельного участка, являющихся основанием для прекращения прав на земельные участки;

3) впервые в истории названы случаи принудительного изъятия земельного участка, которые ранее в законодательстве закреплялись в общих основаниях прекращения прав на земельный участок;

4) регламентирован порядок принудительного прекращения прав на земельные участки.

Во втором параграфе «Понятие принудительного прекращения прав на земельные участки и классификация его оснований» - диссертантом на основе анализа некоторых из состоявшихся к настоящему времени классификаций оснований и способов прекращения права собственности предлагается собственное видение совершенствования классификации оснований принудительного прекращения прав на земельные участки.

Следует отметить, что в юридической науке нет единства мнений относительно места института принудительного прекращения прав на земельные участки в гражданском и в земельном законодательствах.

Диссертант разделяет позицию ученых, считающих, что данный институт носит комплексный характер, ибо всякие правовые институты, содержащие нормы двух и более отраслей права, российскими правоведами понимаются как комплексные (межотраслевые) институты.

Соискателем аргументируется вывод о том, что при правовом регулировании оснований принудительного прекращения прав на земельные участки необходимо исходить из традиционного правила о соотношении общих и специальных норм и принципиального положения о том, что имущественные отношения по владению, пользованию и распоряжению земельными участками регулируются гражданским законодательством; специальные нормы, предусмотренные земельным законодательством, не должны противоречить нормам гражданского законодательства.

В работе отмечается, что деление способов прекращения права собственности в соответствии с п. 1 ст. 235 ГК РФ является довольно условным, так как ст. 235 ГК РФ использует понятие «основания прекращения права собственности».

Диссертантом предлагается под способом принудительного прекращения права собственности понимать предусмотренный ГК РФ конкретный правовой механизм прекращения права собственности. Основание прекращения права собственности - это предусмотренная законом совокупность юридических фактов, с которой законодательство связывает применение способа прекращения права собственности. Следовательно, принудительное прекращение права собственности - это предусмотренная гражданским законодательством конкретная совокупность юридических и фактических действий, с которой законодательство связывает исчерпывающий перечень случаев изъятия вещи у собственника в одностороннем порядке.

В результате данного анализа соискатель приходит к выводу о том, что принудительное прекращение прав на земельные участки следует рассматривать как определенную совокупность взаимосвязанных правопрекращающих юридических фактов в отношении прав субъектов гражданских правоотношений, обусловленную переходом имущественных прав на земельные участки от одного субъекта к другому помимо и против воли отчуждателя.

В ходе дальнейшего рассмотрения исследования соискатель выделяет 6 оснований классификации правопрекращающих юридических фактов:

- по волевому признаку: на события и деяния;

- по правовой природе: на правомерные и неправомерные;

- по условию наличия или отсутствия правопрекращающих юридических фактов: на положительные и отрицательные;

- по соответствию воли собственника к прекращению права собственности в отношении принадлежащего ему имущества: на факты, позволяющие прекратить право собственности и факты, обязывающие прекратить это право;

- по основанию прекращения права собственности: на общие и специальные;

- по наличию имущественного возмещения: на возмездные и безвозмездные.

Диссертантом обосновывается, что все основания принудительного прекращения прав на земельные участки можно классифицировать на две основополагающие группы следующим образом:

1) Принудительное прекращение прав на земельный участок, обусловленное объективными обстоятельствами:

  • изъятие земельного участка для государственных и муниципальных нужд;
  • реквизиция и национализация земельного участка;

-отчуждение земельного участка, который в силу закона не может принадлежать определенному лицу.

2) Принудительное прекращение прав на земельные участки, непосредственно связанное с поведением правообладателей земельных участков:

  • изъятие земельного участка у субъекта права при его ненадлежащем использовании;
  • конфискация земельного участка;
  • обращение взыскания на земельный участок по обязательствам.

Данная классификация позволит выстроить логически выверенную систему однородных оснований принудительного прекращения прав на земельный участок в виде двух системных образований доктринального характера.

Вторая глава «Принудительное прекращение прав на земельные участки, обусловленное объективными обстоятельствами» состоит из трех параграфов, в которых рассматриваются такие вопросы, как принудительное прекращение прав на земельные участки в связи с изъятием земельных участков для государственных или муниципальных нужд, реквизицией земельных участков, отчуждением земельного участка, который в силу закона не может принадлежать определенному лицу, национализацией земельного участка.

Первый параграф «Изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд, в том числе путем выкупа» посвящен анализу современного российского законодательства, предусматривающего условия и порядок изъятия земельного участка для государственных или муниципальных нужд у собственника, в нем рассмотрены наиболее актуальные проблемы данного изъятия.

Соискатель отмечает, что центральное место в проблеме принудительного изъятия земельного участка для государственных или муниципальных нужд занимает вопрос обоснования государственных или муниципальных нужд.

В ст. 49 ЗК РФ законодателем дан перечень обстоятельств, при наличии которых допускается изъятие земельного участка. Однако действующее законодательство не раскрывает употребляемое в п. 1 ст. 49 ЗК РФ понятие «объекты государственного или муниципального значения».

Диссертант обращает внимание на множество мнений в научной литературе по поводу определения понятия «государственные или муниципальные нужды».

При рассмотрении данного вопроса соискателем приводятся примеры установления дополнительных оснований изъятия земельных участков для государственных или муниципальных нужд как на законодательном уровне субъектов Российской Федерации, так и на уровне муниципальных образований.

Исследовав позиции ведущих ученых по данному вопросу, соискатель делает вывод, что под государственными или муниципальными нуждами следует понимать исключительную необходимость, предусмотренную ст. 49 ЗК РФ, в использовании конкретного земельного участка Российской Федерации, субъекта Российской Федерации либо муниципального образования с целью обеспечения социально значимых интересов и потребностей государства и всего общества в целом, в связи с исполнением международных обязательств, размещением объектов государственного или муниципального значения, а также и иными обстоятельствами, закрепленными в действующем законодательстве.

Предлагается расширить содержащийся в ст. 49 ЗК РФ перечень оснований изъятия земельного участка для государственных или муниципальных нужд указанием на размещение объектов общественного и социального использования, то есть объектов, используемых неопределенным кругом лиц.

В работе проводится анализ судебной практики, который подтверждает, что обязанность доказывания отсутствия возможных вариантов размещения предполагаемого объекта, кроме как на данном земельном участке лежит на органе, принимающем решение об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд.

В действующем законодательстве не нашли отражения нормы, устанавливающие правила изъятия Российской Федерацией земельных участков у субъектов Российской Федерации или муниципальных образований, субъектом Российской Федерации у Российской Федерации или муниципальных образований, муниципальным образованием у Российской Федерации или субъектов Российской Федерации.

Проанализировав судебную практику изъятия земельных участков для государственных или муниципальных нужд, соискатель приходит к выводу, что в настоящее время сама процедура изъятия недостаточно проработана: не регламентированы вопросы, которые связаны с определением состава документов и данных, необходимых для инициирования процедуры изъятия земельных участков для государственных или муниципальных нужд; не определены механизмы взаимодействия органов государственной власти, уполномоченных на изъятие земельных участков с другими органами власти и заинтересованными организациями при принятии решений об изъятии земельных участков. Кроме того, отсутствует единый для всех перечень сведений, включаемых в решения об изъятии земельных участков для государственных или муниципальных нужд, а также не определены положения, касающиеся регистрации этого решения и уведомления о нем собственников земельных участков.

В результате проведенного исследования сформулирован вывод о том, что самым действенным методом разрешения существующих коллизий в законодательстве является унификация норм и принятие отдельного комплексного акта в виде федерального закона о порядке изъятия земельных участков для государственных или муниципальных нужд с учетом результатов правоприменительной практики, регулирующего весь процесс изъятия, общие принципы отчуждения имущества для государственных или муниципальных нужд и другие существенные условия, гарантии, а также способы и механизмы защиты прав собственников при изъятии земель для государственных или муниципальных нужд.

Во втором параграфе «Реквизиция и национализация земельного участка», анализируя особенности применения реквизиции и национализации в отношении земельного участка, диссертант приходит к следующим выводам. В настоящее время в ст.242 ГК РФ реквизиция определяется как изъятие имущества собственника в интересах общества в случаях стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотий и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер, по решению государственных органов в порядке и на условиях, установленных законом, с выплатой ему стоимости имущества. ЗК РФ развивает положение ст. 242 ГК РФ применительно к реквизиции земельных участков. Так, в соответствии с п. 1 ст. 51 ЗК РФ в случаях стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотий и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер, земельный участок может быть временно изъят у его собственника уполномоченными исполнительными органами государственной власти в целях защиты жизненно важных интересов граждан, общества и государства от возникающих в связи с этими чрезвычайными обстоятельствами угроз с возмещением собственнику земельного участка причиненных убытков (реквизиция) и выдачей ему документа о реквизиции. При рассмотрении данного вопроса отмечается, что легального единого определения таких терминов, как «стихийное бедствие», «авария», «эпидемия», «эпизоотии» и «иные обстоятельства, носящие чрезвычайный характер» не существует.

Анализ норм права, регулирующих реквизицию земельных участков, дают основания сделать вывод о том, что существует явное противоречие в соотношении норм гражданского и земельного законодательств. В результате данного анализа сформулирован вывод о том, что реквизиция земельного участка как основание прекращения вещных прав на земельные участки представляет собой предусмотренное законом действие уполномоченного исполнительного органа государственной власти, направленное на изъятие земельного участка в целях защиты публичных интересов от возникающих угроз в случаях стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотий и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер (реквизиция). Основываясь на данном определении, в целях устранения противоречий норм различных федеральных законов, следует исключить из п.1 ст.51 ЗК РФ слова «временно», поскольку понимание реквизиции как временного изъятия земли противоречит ее смыслу.

Ситуацию проясняет ст. 2951 Проекта изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации, подготовленный в соответствии с разработанной Концепцией развития гражданского законодательства Российской Федерации (далее по тексту – Проект изменений в ГК РФ), где законодатель разделяет такие понятия, как реквизиция и временное занятие земельного участка. При этом, под реквизицией понимается изъятие у собственника земельного участка в целях защиты жизненно важных интересов граждан, общества и государства от возникающих в связи с чрезвычайными обстоятельствами угроз, а в случае отсутствия необходимости реквизиции земельного участка применяется понятие временного занятия земельного участка.

Ст. 242 ГК РФ указывает на необходимость принятия специального закона, который бы регулировал порядок и условия реквизиции имущества, однако в настоящий момент времени такой законодательный акт не принят. Исследовав институт реквизиции земельного участка, соискатель приходит к выводу о том, что необходимо принять специальный нормативный акт, который бы регулировал понятие, критерии, порядок и условия реквизиции имущества, в том числе и земельных участков.

Аргументируется необходимость признания утратившим силу Сводного закона РСФСР от 28 марта 1927 г. «О реквизиции и конфискации имущества», так как данный нормативный акт применятся лишь со значительными ограничениями.

В настоящий момент реквизиция земельного участка в соответствии с ГК РФ может производиться только в отношении участков, принадлежащих лицам на праве собственности. В то же время пп.6 п.2 ст. 45 и пп.6 и п.2 ст. 46 ЗК РФ указывают на то, что права постоянного (бессрочного) пользования, пожизненного наследуемого владения и право аренды прекращаются при реквизиции земельного участка, однако ни в одной статье Земельного кодекса РФ не указано, в каком порядке происходит прекращение соответствующих прав.

В целях защиты законных интересов пользователей земельных участков, аргументируется необходимость дополнения п.7 ст. 51 ЗК РФ следующего содержания: «Прекращение права постоянного (бессрочного) пользования, права пожизненного наследуемого владения при реквизиции земельного участка осуществляется при условии возмещения убытков и предоставлении пользователю, владельцу равноценного земельного участка». При этом, под предоставлением равноценного земельного участка следует понимать предоставление земельного участка соответствующего вида разрешенного использования на праве собственности гражданину, ранее обладающему земельным участком на праве постоянного (бессрочного) пользования, праве пожизненного наследуемого владения, юридическим лицам, кроме указанных в пункте 1 статьи 20 ЗК РФ, на праве аренды с правом последующего выкупа земельного участка.

В работе исследуется юридическая природа и содержание понятия национализация, как основания принудительного прекращения прав на земельные участки.

В части 3 п.2 ст.235 ГК РФ национализация определяется как «обращение в государственную собственность имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц и производится на основании закона с возмещением стоимости этого имущества и других убытков в порядке, установленном статьей 306 Гражданского кодекса Российской Федерации». В свою очередь, ЗК РФ не упоминает такого основания прекращения права собственности на земельные участки, как национализацию, отсылая тем самым к ГК РФ.

В действующем законодательстве не определены четкие принципы и основания, цели и объекты национализации, не указаны причины национализации. В настоящее время применение национализации возможно только на основании специального закона, которого пока нет.

В диссертационном исследовании проводится сравнительный анализ подготовленных альтернативных законопроектов о национализации.

Аргументируется необходимость принятия Федерального закона «Об обращении имущества в государственную собственность (национализации)», в котором среди прочего необходимо установить, что при национализации первоначально собственнику предоставляется компенсация, а уже затем происходит прекращение права собственности на изымаемое имущество.

С учетом вышеизложенного, соискатель предлагает определение национализации земельных участков: национализация земельных участков, как основание прекращения права собственности на земельные участки, представляет собой предусмотренное специальным законом действие, основанное на нормативном акте уполномоченного государственного органа, изданного в пределах его компетенции, направленное на возникновение права государственной собственности помимо воли предшествующего собственника, допускаемое законом в исключительных случаях с целью защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Третий параграф «Отчуждение земельного участка, который в силу закона не может принадлежать определенному лицу» посвящен исследованию действующего законодательства РФ, предусматривающего случаи, когда земельный участок не может принадлежать субъекту права в силу прямого предписания закона.

В частности, если по основаниям, допускаемым законом, в собственности лица оказалось имущество, которое в силу закона не может ему принадлежать, это имущество должно быть отчуждено собственником в течение года с момента возникновения права собственности на имущество, если законом не установлен иной срок (ст. 238 ГК РФ).

Сущность данного основания прекращения прав на земельные участки заключается в том, что, если нахождение земельного участка у определенного лица противоречит предписаниям закона, право собственности на этот земельный участок может быть прекращено по решению суда.

Предлагается запрет права частной собственности для отдельных субъектов земельных отношений классифицировать на следующие группы:

1. Иностранные граждане, лица без гражданства и иностранные юридические лица не могут обладать на праве собственности земельными участками, находящимися на приграничных территориях, перечень которых устанавливается.

Указом Президента РФ 9 января 2011 г. утвержден перечень приграничных территорий, на которых иностранные граждане, лица без гражданства и иностранные юридические лица не могут обладать на праве собственности земельными участками. Так, на территории Краснодарского края определены 12 муниципальных образований, являющихся приграничными территориями. В работе отмечается, что остается открытым вопрос о том, что следует понимать под приграничными территориями, поскольку ЗК РФ, оперируя данным термином, не содержит его определения.

2. Также ст.3 ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» ограничивает права иностранных граждан и юридических лиц, лиц без гражданства, а также юридических лиц, в уставном (складочном) капитале которых доля иностранных граждан, иностранных юридических лиц, лиц без гражданства составляет более, чем 50 процентов. Данные лица могут обладать земельными участками из земель сельскохозяйственного назначения только на праве аренды. Особое внимание в ходе анализа этого запрета уделяется судебной практике, сложившейся в Краснодарском крае.

Другим правовым способом защиты публичных интересов является установление законом субъекта Российской Федерации максимальных размеров общей площади сельскохозяйственных угодий, которые могут находиться в собственности одного гражданина и (или) одного юридического лица. Так, согласно ст. 23 Закона Краснодарского края от 05.11.2002 № 532-КЗ «Об основах регулирования земельных отношений в Краснодарском крае» максимальный размер общей площади сельскохозяйственных угодий, которые расположены на территории одного муниципального района Краснодарского края и могут находиться в собственности одного гражданина и (или) одного юридического лица в момент предоставления и (или) приобретения таких земельных участков, составляет: 50% общей площади сельскохозяйственных угодий - для муниципальных образований Выселковский район и Усть-Лабинский район, 10 % -для остальных муниципальных районов Краснодарского края.

Диспозитивная норма ст. 238 ГК РФ указывает, что срок, предоставленный собственнику для добровольного отчуждения участка, составляет один год с момента возникновения его права собственности.

Диссертантом рассмотрены примеры из судебной практики о возможном моменте начала исчисления указанного срока. В зависимости от того, какое из двух оснований наступило раньше – вступление в силу ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» (если земельные участки были приобретены до вступления данного федерального закона в силу), либо со дня, когда собственник узнал или обязан был узнать об обстоятельствах, которые повлекли за собой нарушение требований ст. 3 данного федерального закона.

Статья 238 ГК РФ устанавливает, что в суд с заявлением о принудительной продаже участка вправе обратиться государственный орган или орган местного самоуправления. Представляется, что в законе должен быть определен конкретный орган власти, обладающий данным правом. Так, согласно п. 2 ст. 5 ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», заявление в суд подает государственный орган субъекта РФ.

Аргументируется вывод о том, что принудительную продажу земельных участков по ст. 238 ГК РФ можно рассматривать как разновидность договора, заключаемого в обязательном порядке самим собственником по решению суда.

Третья глава - «Изъятие земельного участка вследствие ненадлежащего поведения субъекта права» посвящена вопросам принудительного прекращения прав на земельные участки, непосредственно связанным с поведением правообладателей земельных участков: изъятию земельного участка у субъекта права при его ненадлежащем использовании; конфискации земельного участка; обращению взыскания на земельный участок по обязательствам.

В первом параграфе - «Изъятие земельного участка у субъекта права при его ненадлежащем использовании» диссертант, используя судебную практику, анализирует условия и порядок принудительного прекращения прав на земельные участки в связи с их ненадлежащим использованием.

В работе проводится подробный сравнительный анализ порядка изъятия у собственника земельного участка в случаях, когда участок предназначен для сельскохозяйственного производства либо жилищного или иного строительства и не используется для соответствующей цели в течение трех лет, если более длительный срок не установлен законом (в соответствии со ст.2964 Проекта изменений в ГК РФ, срок увеличивается до пяти лет).

Понятие «использование» применяется в ЗК РФ в двух значениях: как право (ст.40, 41 ЗК РФ) и как термин, обозначающий фактические действия, совершаемые правообладателем с земельным участком (ст.42 ЗК РФ).

В федеральном земельном законодательстве следует установить признаки неиспользования земельного участка по целевому назначению, позволяющие его изъять в связи с его ненадлежащим использованием. Так, например законодатель конкретизировал данные признаки для земель сельскохозяйственного назначения п.4 ст.6 ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения»: если земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения не используется для ведения сельскохозяйственного производства или осуществления иной связанной с сельскохозяйственным производством деятельности.

Аргументируется вывод о том, что существуют два понятия применительно к моменту начала использования земельного участка: освоение земельного участка и непосредственно использование земельного участка. Под освоением земельного участка понимается период, когда совершаются все необходимые действия, связанные с получением разрешения на строительство. Под использованием земельного участка понимаются фактические действия, непосредственно связанные с выполнением работ на земельном участке.

Статья 285 ГК РФ допускает изъятие земельного участка у собственника, если использование земельного участка осуществляется с грубым нарушением правил рационального использования земли, установленных земельным законодательством, в частности, если участок используется не в соответствии с его целевым назначением или его использование приводит к существенному снижению плодородия сельскохозяйственных земель либо значительному ухудшению экологической обстановки.

В статье 285 ГК РФ и ст.6 ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» имеются формулировки, которые препятствуют их реализации в правоприменительной практике. В настоящий момент для эффективного применения принудительного прекращения прав на земельные участки в связи с их ненадлежащим использованием необходимо разработать правила рационального использования земли, с определением таких понятий, как «грубое нарушение правил землепользования», «существенное снижение плодородия земель» и «значительное ухудшение экологической обстановки».

Лишь в п.3 ст.6 ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» установлено, что критерии существенного снижения плодородия земель сельскохозяйственного назначения и критерии значительного ухудшения экологической обстановки устанавливаются Правительством Российской Федерации. Однако до настоящего времени данные критерии не утверждены.

Далее в работе проводится подробный анализ порядка предупреждения и иных процедур, связанных с принудительным прекращением прав на земельные участки в связи с их ненадлежащим использованием, а также формулируются предложения по совершенствованию действующего законодательства.

Так, аргументируется вывод о том, что в законодательстве необходимо указание о направлении заявления о государственной регистрации прекращения прав на земельный участок после вступления решения суда в законную силу, если оно не подлежит немедленному исполнению.

В заключении данного параграфа диссертант отмечает, что ст.286 ГК РФ не закрепляет порядок принудительного отчуждения земельного участка (кроме процедуры принудительного отчуждения земельного участка сельскохозяйственного назначения). Данная неопределенность формулировок ГК РФ дает возможность судье самостоятельно определять способы принудительной продажи земельного участка.

Исходя из того, что в п.2 ст.286 ГК РФ собственнику предоставляется возможность продать земельный участок с публичных торгов, можно сделать вывод, что и на основании судебного решения земельный участок будет продаваться с публичных торгов, тем более что такой способ отчуждения имущества должника предусмотрен ФЗ «Об исполнительном производстве».

Во втором параграфе - «Конфискация земельного участка как основание принудительного прекращения прав на земельные участки» проанализированы необходимые условия для применения конфискации как основания принудительного прекращения прав на земельные участки.

Конфискация - это принудительное безвозмездное изъятие в собственность Российской Федерации, субъекта Федерации или муниципального образования всего или части имущества у собственника (в соответствии со ст.269 Проекта изменений в ГК РФ, имущество при конфискации изымается исключительно в собственность Российской Федерации).

В соответствии со ст. 243 ГК РФ в случаях, предусмотренных законом, имущество может быть безвозмездно изъято у собственника по решению суда в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения (конфискация).

Тем самым ГК РФ отсылает к правилам, установленным уголовным и уголовно-процессуальным законодательством. При этом соискатель отмечает, что действующее уголовное законодательство уже не содержит такого вида наказания, как конфискация имущества, ибо Федеральный закон от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» исключил данный вид наказания из ст. 44 Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации и внес соответствующие изменения в Особенную часть УК РФ. Таким образом, применение данного вида наказания на практике производилось (в редких случаях) до вышеуказанной даты. На сегодняшний день конфискация представляет собой меру уголовно-правового характера.

Аргументируется необходимость изменения действующей редакции ст. 243 ГК РФ, а точнее, исключение из нее п. 2, так как земельный участок не может быть конфискован в административном порядке при действующем законодательном регулировании, поскольку такой порядок нормативно не установлен.

ЗК РФ предусматривает возможность применения конфискации только за совершение преступления, а ГК РФ за совершение преступления или иного правонарушения, из чего следует, что два кодифицированных акта одинаковой юридической силы противоречат друг другу.

Анализ норм ГК РФ и ЗК РФ, регулирующих конфискацию, позволяет сделать вывод о том, что в настоящее время ни редакция ст.50 ЗК РФ, ни редакция ст. 243 ГК РФ не являются безупречными, так как основания и порядок конфискации земельных участков детально законодательством не урегулированы и требуется корректировка статей в целях их эффективного правоприменения на практике. Представляется, что ст. 50 ЗК РФ несогласована с положениями гражданского законодательства, так как указанная норма не позволяет конфисковать земельный участок за совершение иных правонарушений, уголовно не наказуемых.

Обосновывается необходимость изменения формулировки ст. 243 ГК РФ и ее изложения в следующей редакции: «В случаях, предусмотренных законом, имущество может быть безвозмездно изъято у собственника по решению суда в виде меры уголовно-правового характера за совершение преступления или иного правонарушения (конфискация)». Данная формулировка позволяет исключить несогласованность нормы с положениями уголовного законодательства.

В третьем параграфе - «Обращение взыскания на земельный участок по обязательствам» рассматриваются условия, необходимые для возникновения такого основания прекращения прав на земельные участки, как обращение взыскания на земельный участок по обязательствам.

Согласно ст. 24 ГК РФ гражданин отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание.

Диссертантом отмечается, что в науке вопрос о правовой природе данного основания прекращения прав на земельные участки является неисследованным. Статья 278 ГК РФ допускает обращение взыскания на земельный участок по обязательствам его собственника только на основании решения суда.

В ходе анализа судебной практики сформулирован вывод о том, что правоприменитель толкует данное положение законодательства как требование получить отдельное решение суда для обращения взыскания на земельный участок должника.

Необходимость отдельного судебного решения при обращении взыскания на земельный участок не вызывает сомнений. Однако необходимо скорректировать законодательные нормы, регулирующие данный вопрос.

Рассматривая ст. 55 Закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» соискатель обращает внимание на неточность формулировки данной статьи. Пункт 1 указанной статьи предусматривает возможность обращения взыскания при определенных условиях на предмет залога во внесудебном порядке, при этом п. 2 указанной статьи устанавливает случаи, когда внесудебный порядок не допускается. Так пп. 2.1 - 2.2 п. 2 ст. 55 Закона об ипотеке в качестве требований обязательного судебного порядка обращения взыскания на предмет залога указывают лишь случаи, когда предметом ипотеки является земельный участок из состава земель сельскохозяйственного назначения или земельные участки, указанные в п. 1 ст. 62.1 Закона об ипотеке.

Т.е. ст.55 Закона об ипотеке устанавливает судебный порядок обращения взыскания только при залоге определенных категорий земельных участков, что приводит ее в противоречие со ст. 278 ГК РФ.

На основании анализа законодательства, регулирующего обращение взыскания на земельный участок, в Законе об ипотеке предлагается указать, что внесудебный порядок не применяется при обращении взыскания на земельный участок.

В связи с чем диссертантом предлагается внести в абз.2.1 п.2 ст. 55 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» следующие изменения:

- заменить слова «предметом ипотеки является земельный участок из состава земель сельскохозяйственного назначения» на слова «предметом ипотеки является земельный участок»;

- абз.2.2. исключить.

При проведении исследования аргументируется необходимость законодательно закрепить исключение из общего правила о запрете обращения взыскания на земельный участок, на котором расположено жилое помещение должника. Если площадь земельного участка, расположенного под жилым помещением, являющимся единственным пригодным для постоянного проживания гражданина-должника и членов его семьи, соответствует установленным критериям делимости, представляется целесообразным закрепить возможность раздела указанного земельного участка и обращения взыскания на вновь образуемый земельный участок..

В заключении автором сформулированы основные выводы, полученные в результате проведенного исследования.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах автора:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации для опубликования основных научных результатов диссертации:

  1. Гринь Е.А. Понятие и основания принудительного прекращения прав на земельные участки / Е.А. Гринь // Научно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований». - 2010.- №6. (0,4 п.л.)
  2. Гринь Е.А. Некоторые вопросы правового регулирования изъятия земельных участков для государственных или муниципальных нужд / Е.А. Гринь // Научно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований». – 2011. - № 7. (0,75 п.л.)
  3. Гринь Е.А. К вопросу о принудительном прекращении права на земельный участок, который в силу закона не может принадлежать собственнику / Е.А. Гринь // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета (Научный журнал КубГАУ). [Электронный ресурс].-Краснодар: КубГАУ, 2011. - № 71(07). Режим доступа: http://ej.kubagro.ru/2011/07/pdf/04.pdf (0,9 п.л.)

Статьи в иных изданиях:

  1. Гринь Е.А. Правовые проблемы принудительного изъятия земель из состава земель сельскохозяйственного назначения / Е.А. Гринь // Социология села: теоретическая и практическая проблематика: материалы Всероссийской научно-практической конференции. Краснодар, 2008. (0,25 п.л.)
  2. Гринь Е.А. Правовые проблемы при прекращении права аренды земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности / Е.А. Гринь // Научное обеспечение агропромышленного комплекса, 2 Всероссийская научно-практическая конференция молодых ученых. - Краснодар, 2008. (0,12 п.л.)
  3. Гринь Е.А. Формирование института прекращения прав на землю в России в период 1918-1991 гг. / Е.А. Гринь // Проблемы юридической науки и правоприменительной деятельности. КубГАУ. Выпуск 12. – Краснодар, 2009. (0,25 п.л.)
  4. Гринь Е.А. Некоторые проблемы правового регулирования изъятия земельного участка для государственных или муниципальных нужд / Е.А. Гринь // Конкурентоспособность российской экономики: факторы роста и императивы развития. Материалы XXVI Международной и научно-практической конференции по экономике. Краснодар, 2009. (0,18 п.л.)
  5. Гринь Е.А. Уничтожение земельного участка как основание прекращения права собственности / Е.А. Гринь // Научное обеспечение агропромышленного комплекса, 3 Всероссийская научно-практическая конференция молодых ученых. – Краснодар, 2009. (0,12 п.л.)
  6. Гринь Е.А. Способы принудительного изъятия земельных участков / Е.А. Гринь // Научный журнал «Труды кубанского государственного аграрного университета». Серия: право. - Краснодар, 2009.- № 2(5). (0,12 п.л.)
  7. Гринь Е.А. Проблемы возможного применения конфискации земельного участка как основания прекращения права собственности / Е.А. Гринь // Научное обеспечение агропромышленного комплекса, 4 Всероссийская научно-практическая конференция молодых ученых. – Краснодар, 2010. (0,2 п.л.)
  8. Гринь Е.А. Отчуждение земельного участка, который в силу закона не может быть закреплен в частную собственность. / Е.А. Гринь // Научный журнал «Труды кубанского государственного аграрного университета». Серия: право. - Краснодар, 2010.- № 1(6). (0,2 п.л.)
  9. Гринь Е.А. Прекращение права собственности на земельные участки при национализации / Е.А. Гринь // Проблемы юридической науки и правоприменительной деятельности. КубГАУ. Выпуск 13. – Краснодар, 2010. (0,25 п.л.)
  10. Гринь Е.А. Реквизиция как основание прекращения прав на земельный участок. / Е.А. Гринь // Проблемы юридической науки и правоприменительной деятельности. КубГАУ. Выпуск 14. - Краснодар, 2010. (0,25 п.л.)
  11. Гринь Е.А. Изъятие земельного участка при его ненадлежащем использовании: проблемы правового регулирования. / Е.А. Гринь // Актуальные проблемы экономики, социологии и права: Материалы 9-ой Международной научно-практической конференции. – Пятигорск, 2011. (0,3 п.л.)
  12. Гринь Е.А. Обращение взыскания на земельный участок по обязательствам. / Е.А. Гринь // Проблемы юридической науки и правоприменительной практики. Юбилейный сборник научных трудов, посвященный 20-летию со дня образования юридического факультета КубГАУ и 90-летию Кубанского государственного аграрного университета 23 сентября 2011 года. – Краснодар, 2011. (0,25 п.л.)





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.