WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ГОЛИКОВА СВЕТЛАНА ВИТАЛЬЕВНА

ПРИНЦИП ПРИОРИТЕТА СЕМЕЙНОГО ВОСПИТАНИЯ

В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РОССИИ И УКРАИНЫ

(СРАВНИТЕЛЬНО ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ)

Специальность 12.00.03 - гражданское право;

предпринимательское право; семейное право;

международное частное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва

2012

Диссертация выполнена на кафедре гражданского права и процесса юридического факультета Негосударственного аккредитованного частного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Современная гуманитарная академия».

Научный руководитель:

Доктор юридических наук, профессор

Ефремова Нелля Андреевна

Официальные оппоненты:

Рыльская Марина Александровна Доктор юридических наук, доцент

ГКОУ «Российская таможенная академия»

Начальник отдела исследования проблем информационной безопасности НИЦ

Носова Инна Андреевна

Кандидат юридических наук, доцент

ФГБОУ ВПО «Российская государственная академия интеллектуальной собственности»

доцент кафедры гражданского и предпринимательского права

Ведущая организация:

НОУ ВПО «Московский институт государственного управления и права»

Защита состоится «25» апреля 2012 г. в 16.00 часов на заседании Совета по диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук Д 212.198.11 при Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Российский государственный гуманитарный университет» по адресу: 125993, ГСП-3, г. Москва, Миусская пл., д. 6, ауд. 255.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский государственный гуманитарный университет».

Автореферат разослан «24» марта 2012 г.

Ученый секретарь

Совета по защите диссертаций

на соискание ученой степени

кандидата наук, на соискание ученой степени

доктора наук Д.212.198.11,

кандидат юридических наук                                               Е.Ю. Князева

I. Общая характеристика работы



Актуальность диссертационного исследования обусловлена тем, что в настоящее время продолжается совершенствование института правового обеспечения принципа приоритета семейного воспитания в законодательстве России и Украины с учетом вызовов нового времени: утрата воспитательной функции в детских садах, школах и высших учебных заведениях.

Будущее любого государства, любой нации - это дети. Поэтому, проблема обеспечения подрастающему поколению необходимых правовых условий и гарантий их полноценной и гармоничной жизни является главным условием существования общества. При этом благополучие государства зависит от благополучия семьи как базовой социальной структуры. Неслучайно еще 2008 год было объявлен Президентом Российской Федерации «Годом семьи в России», а Президентом Украины - «Годом национального усыновления и других форм семейного воспитания детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки».

Государствами-участниками Международного пакта «Об экономических, социальных и культурных правах»1 признана необходимость предоставления семье по возможности самой широкой охраны и помощи, «в особенности при ее образовании и пока на ее ответственности лежит забота о несамостоятельных детях и их воспитании» (п. 1 ст. 10); и более того, закреплено «право каждого на достаточный жизненный уровень для него и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни» (п. 1 ст. 11).

В преамбуле Конвенции ООН «О правах ребенка»2 провозглашается, что ребенку для полного и гармоничного развития его личности необходимо расти в семейном окружении, в атмосфере счастья, любви и понимания.

Семейное воспитание обеспечивает здоровье, физическое, психическое, духовное и нравственное развитие детей, поэтому одним из принципов семейного законодательства РФ и Украины является приоритет семейного воспитания детей, сущность которого наиболее ярко проявляется при выборе форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей, к числу которых СК РФ отнесены усыновление (удочерение); опека или попечительство, приемная семья, а в случаях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации, патронатная семья (п.1 ст. 123 СК РФ).

Для любого общества характерно то, что с утратой или снижением потенциала общечеловеческих и духовных ценностей проявляет себя феномен развития социального сиротства и, как следствие – рост числа детей, оставшихся без попечения родителей. Особенно ярко эта взаимосвязь прослеживается в экстремальных ситуациях, переживаемых обществом (война, экономические кризисы, уникальные экологические катаклизмы и т.д.), а также в переходный период от старого состояния социальной системы к новому. Именно в таком периоде находятся в настоящее время Россия и Украина, и поэтому болезненность указанной проблемы совершенно очевидна.

Низкая рождаемость и высокая смертность, нестабильность института брака как юридической основы семьи и т.п. являются свидетельством кризиса семьи в современном обществе.

В России и Украине насчитывается огромное количество детей из неполных семей, детей, имеющих статус «лишенных родительской опеки». Чтобы в корне их изменить, дать беспризорным детям профессию, нужно вложить в их воспитание силы и средства общества и государства.

В связи с этим перед государством и обществом стоит двоякая задача. Во-первых, путем совершенствования социально-экономических отношений повысить престиж семьи и укрепить ее нравственно-бытовые основы, способствовать возрождению и укреплению примата общечеловеческих и духовных ценностей, что может существенно повлиять на уменьшение численности детей, оставшихся без родительского попечения. Во-вторых, государство и общество должны выступить гарантом социальной защищенности таких детей, взять на себя обязанность и располагать достаточными экономическими, социальными, духовными и нравственными ресурсами, способными обеспечить им условия для нормальной жизни, учебы, развития всех задатков и способностей, профессиональной подготовки, адаптации к социальной среде и максимально безболезненное вхождение в эту среду, компенсируя тем самым в достаточно полной мере отсутствие родительской заботы.

Законодательная база Российской Федерации и Украины по проблемам детей-сирот на современном этапе в целом адекватна требованиям Конвенции о правах ребенка, что подтверждается, прежде всего, положениями п. 2 ст. 7 и п.1 ст. 38 Конституции Российской Федерации (в Украине соответственно - ч.3 ст. 51 Конституции Украины) о защите семьи, материнства, отцовства и детства, а также п.2 ст. 54 Семейного кодекса Российской Федерации3 (далее – СК РФ) и п. 1 ст. 152 Семейного кодекса Украины4 (далее – СК Украины) о праве каждого ребенка жить и воспитываться в семье, насколько это возможно.

На решение проблем социального сиротства направлены ряд федеральных законов (в Украине – соответственно законов Украины), указов Президента России и Украины и постановлений Правительства РФ (Кабинета Министров Украины). Среди них особо следует выделить Федеральный закон «Об опеке и попечительстве»5, с принятием которого произошли существенные изменения в правовом регулировании принципа приоритета семейного воспитания ребенка при опеке и попечительстве. Новый закон устанавливает правовой статус опекунов и попечителей, уточняет понятие «приемная семья», упорядочивает процедуры установления и прекращения опеки и попечительства. В нем определен правовой режим имущества подопечных и установлена ответственность опекунов, попечителей, а также органов опеки и попечительства.

Однако, несмотря на внесенные изменения в нормативную правовую базу в сфере реализации принципа приоритета семейного воспитания детей, по-прежнему остается ряд проблем, связанных с необходимостью совершенствования институтов усыновления, опеки (попечительства), профессиональной замещающей семьи.

В современных России и Украине следует создать условия для нормального функционирования института семьи, необходимо создать механизм социального сопровождения как кровных, так и замещающих семей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, тем самым, сводя к минимуму случаи устройства детей в организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Таким образом, вышеуказанные обстоятельства, а также некоторые правовые проблемы регулирования принципа приоритета семейного воспитания в законодательстве России и Украины, предопределили выбор темы и обусловили актуальность настоящего диссертационного исследования.

Степень разработанности темы. В настоящее время комплексное исследование принципа приоритета семейного воспитания на монографическом уровне отсутствует.

Среди трудов, посвященных проблемам семейного права и вопросам регулирования семьи и детства, следует выделить работы Э.А. Абашина, С.С. Алексеева, М.В. Антокольской, В.К. Бабаева, М.И. Байтина, Ю.Ф. Беспалова, С.Н. Бондова, Я.Р. Веберса, Е.М. Ворожейкина, А.Г. Гойбарха, К.А. Граве, В.А. Грачевой, И.Ф. Дементьевой, А.И. Денисова, Н.М. Ершовой, В.В. Залесского, И.В. Злобиной, М.С. Кашуба, П.В. Крашенинникова, З.Г. Крыловой, Л.Б. Максимович, Л.Ю. Михеевой, С.А. Муратовой, А.И. Немкова, А.М. Нечаевой, В.П. Никитиной, Н.В. Орловой, Л.М. Пчелинцевой, О.А. Рузаковой, Р.А. Рясенцева, В.А. Тархова, Я.И. Функа, Е.А. Чефрановой, О.А. Хазовой и т.д.

Немногочисленные работы, посвященные анализу основных начал семейного права, не позволяют пока создать целостной теории семейно-правовых принципов. Вместе с тем, следует признать как существенный вклад в ее формирование докторскую диссертацию Н.С. Шерстневой «Принципы российского семейного права», представляющую основательное доктринальное объяснение социального и правового содержания, прежде всего, группы принципов, составляющих «основные начала», и кандидатскую диссертацию В.Н. Герасимова «Приоритет семейного воспитания детей как принцип семейного права», в которой проведено междисциплинарное исследование сущности принципа приоритета семейного воспитания детей и направлений его реализации в условиях современной России.

За последнее десятилетие и в Российской Федерации и в Украине был защищен ряд диссертаций на соискание ученой степени кандидата и доктора юридических наук, посвященных рассмотрению различных особенностей правового регулирования семейно-брачных отношений, в том числе и различных правовых аспектов  семейного  воспитания,  в частности,  при  усыновлении (работы: Л.М. Зилковской, О.Ю. Ситковой, Н.В. Летовой, Э.А. Петуховой, Л.Б. Прудниковой, Н.И. Батуриной, К.Ю. Бородич, А.З. Дзугаевой, Е.Ю. Князевой, С.А. Абрамовой и др.), опеке и попечительстве (работы: Л.Ю. Михеевой, Г. А. Магдесян, Д.С. Прутян, А.С. Степанян, Т.О. Урумовой и др.), а также в приемной и патронатной семьях (работы: Р.А.о. Шакурова, О.В. Фетисовой, В.А. Цветкова, И.А. Банникова, Е.П. Лапиной и др.).

Тем не менее, следует отметить, что ни одна из указанных работ не затронула теорию принципов семейного права. В связи с этим остается актуальной необходимость дальнейших научных разработок в этом направлении.

Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения в области семейного воспитания, регулируемые законодательством России и Украины.

Предметом диссертационного исследования являются нормативные правовые акты и иные нормы, регулирующие семейное воспитание детей в Российской Федерации и Украине.

Цель диссертационного исследования заключается в том, чтобы на основе сравнительного анализа семейного законодательства Российской Федерации и Республики Украины, исследовать основные теоретические и практические проблемы правового регулирования принципа приоритета семейного воспитания детей и выработать теоретико-практические рекомендации, связанные с реализацией указанного принципа в нормообразовании и правоприменительной практике России и Украины, а также определить соотношение и взаимосвязь сравниваемого законодательства с международными нормами, содержащими принцип приоритета семейного воспитания, предложить и обосновать пути совершенствования законодательства в этой сфере

Для достижения указанной цели поставлены следующие задачи диссертационного исследования:

1. Дать характеристику основным принципам семейного права России и Украины в сравнительно-правовом анализе.

2. Провести историко-правовой анализ становления и развития принципа приоритета семейного воспитания в праве России и Украины.

3. Исследовать понятие и содержание принципа приоритета семейного воспитания в семейном праве России и Украины.

4. Проанализировать отражение принципа приоритета семейного воспитания в правовых формах, регулирующих устройство детей, оставшихся без попечения родителей: усыновлении и опеке (попечительстве).

5. Выявить отражение принципа приоритета семейного воспитания в международных документах.

6. Определить соотношение российского и украинского законодательства и международно-правовых актов о приоритете семейного воспитания.

7. Выявить правовые проблемы, предложить и обосновать пути совершенствования законодательства в сфере правового регулирования принципа приоритета семейного воспитания детей в Российской Федерации и Украине.

Методологическая основа диссертационного исследования. С целью получения максимально объективных данных об исследуемом предмете автор базировала свое исследование на общенаучных методах, таких как индукция, дедукция, анализ и синтез.

Кроме того, автором применялись сравнительно-правовой, историко-правовой, формально-логический, комплексный, метод системного анализа и правового моделирования и другие методы.





Теоретическую основу исследования составляют труды ведущих российских и зарубежных ученых. При анализе теоретических и сравнительно-правовых вопросов использовались исследования как юристов, так и специалистов других отраслей науки РФ и Украины: М.В. Антокольской, С.С. Алексеева, В.К. Бабаева, М.И. Байтина, Ю.Ф. Беспалова, М.А. Галагузовой, Д. Гордеюк, П.М. Дашкевич, И.Ф. Дементьевой, А.И. Денисова, Б.П. Дьяконова, М.В. Золотухиной, М.С. Кашуба, П.В. Крашенинникова, И.М. Кузнецовой, Н.К. Курбацкого, Н.В. Летовой, Г.К. Матвеева, А.В. Малько, Н.И. Матузова, И.Д. Мартысевича, А.М. Нечаевой, А.И. Пергамент, Л.М. Пчелинцевой, В.А. Рясенцева, Г.А. Свердлык, Е.Я. Тищенко, О.И. Чистякова, Г.Н. Штиновой и др. Социологическим вопросам воспитания детей в семье посвящены работы: А.И. Антонова, Ю.Г. Волкова, Н.Ф. Осиповой, А.Г. Харчева и др.

Особенность темы диссертационной работы обусловила изучение работ следующих зарубежных авторов: М. Банса, Д. Гомьена, Р. Джонсона, Л. Зваах, Г. Радбруха, А. Рикардса, Д. Харриса и др.

Нормативную базу исследования составили Конвенция ООН «О правах ребенка», Конституция Российской Федерации, Конституция Украины, Семейный кодекс Российской Федерации, Семейный кодекс Украины, федеральные законы, в том числе Федеральный закон «Об опеке и попечительстве», законы Украины, в том числе Закон Украины от 21.11. 1992 № 2811-XI «О государственной помощи семьям с детьми», Закон Украины от 26.04.2001 № 2402-III «Об охране детства», указы Президента Российской Федерации, указы Президента Украины, постановления Правительства Российской Федерации, в частности, Постановление Правительства Российской Федерации от 18. 05.2009 № 423  «Об отдельных вопросах осуществления опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан», постановления Кабинета Министров Украины, в частности, Постановление Кабинета Министров Украины от 26.04.2002 № 565 «Об утверждении Положения о приемной семье» и иные акты, регулирующие объект диссертационного исследования.

Эмпирическую базу исследования составили как правоприменительные акты различных судебных инстанций России и Украины, практика деятельности органов опеки и попечительства, так и акты Европейского суда по правам человека.

Сбор материала, послужившего эмпирической базой исследования, осуществлялся как на территории России, так и на территории Украины, включая Автономную Республику Крым с ноября 2007 года по сентябрь 2011 года. За указанный период автором изучена и обобщена судебная практика рассмотрения споров относительно устройства детей, оставшихся без попечения родителей в семью, проанализированы практические вопросы, возникающие в процессе применения гражданского и семейного законодательства.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в комплексном и многостороннем подходе автора к исследованию принципа приоритета семейного воспитания по законодательству России и Украины, его влияния на нормообразование, и реализации органами опеки и попечительства, судами как России, так и Украины с целью более эффективной защиты права ребенка на семейное воспитание в условиях построения в обеих странах правового государства.

В диссертации сформулировано авторское понятие семьи, где отражены особенности семей, которые усыновляют детей. Предложены изменения в положения СК РФ и СК Украины относительно закрепления максимальной разницы в возрасте между усыновителем и усыновленным ребенком.

В целях усиления контроля за реализацией прав усыновленных детей, доказана необходимость создания необходимой правовой базы, обязательной составляющей которой должны стать международные договоры между Россией (Украиной) с одной стороны и другими государствами, граждане которых берут российских (украинских) детей на усыновление.

Предложено заменить положения СК Украины относительно закрепления нормы, предписывающей учитывать при установлении опеки (попечительства) над ребенком, отношение к нему и членов семьи опекуна (попечителя).

Предложено внести изменения в положения Федерального закона «Об опеке и попечительстве» относительно закрепления возможности установления временной опеки в тех случаях, если ребенок проживает только с одним из родителей и последний не может исполнять свои родительские обязанности по уважительным причинам. Также предложено внести нормы о временной опеки в СК Украины.

Доказана смешанная (гражданско-правовая и семейно-правовая) природа договора о передаче ребенка в приемную семью. Предложено внести в СК РФ главу 21.1, посвященную патронатной семье, где предусмотреть разграничение законного представительства между учреждением и патронатной семьей. Доказана необходимость ратификации Российской Федерацией Европейской конвенции «О признании и исполнении решений относительно опеки над детьми и восстановления опеки», принятой 20 мая 1980 г.

Научная новизна исследования нашла свое отражение в положениях, выносимых на защиту:

1. Исследовав понятие и содержание принципа приоритета семейного воспитания в семейном праве России и Украины, выявлено, что понятие «семья», существующее в доктринальном определении, как «союз лиц, связанных браком и родством», не отражает особенностей семей, которые усыновляют детей. В связи с данным обстоятельством сформулировано авторское определение семьи как исторически определенной организованной социальной общности, основанной на браке, рождении либо усыновлении детей, иных формах принятия детей на воспитание в условиях семьи, цель которой заботиться друг о друге.

2. Проанализировав правовой статус усыновителя по законодательству РФ Украины, выявлено предъявление требований к личности последнего, исходя из международного опыта и социальных условий. На основании проведенного анализа предложено установить соответствующие требования в п.2 ст. 211 СК Украины, изложив указанный пункт в следующей редакции: «Усыновителем может быть лицо, старше усыновляемого ребенка не менее чем на пятнадцать лет. Разница в возрасте между усыновителем и ребенком не может быть больше чем сорок пять лет. По причинам, признанным судом уважительными, разница в возрасте может быть сокращена или увеличена, но не более чем на пять лет».

Норму п.1 ст. 128 СК РФ предложено изложить в следующей редакции:

«Разница в возрасте между усыновителем, не состоявшим в браке, и усыновляемым ребенком должна быть не менее шестнадцати лет и не более сорока пяти лет. По причинам, признанным судом уважительными, разница в возрасте может быть сокращена или увеличена, но не более чем на пять лет».

3. Отсутствие действенного контроля за усыновленными иностранными гражданами детьми, позволило сделать вывод, что и в РФ и в Украине международное усыновление должно проводиться на основе соответствующей правовой базы, обязательной составляющей которой станут акты международного права и международные договоры между Россией (Украиной) с одной стороны и другими государствами, граждане которых берут российских (украинских) детей на усыновление. Посредством указанных договоров станет возможным разрешить различные вопросы в практике международного усыновления с учетом особенностей внутреннего законодательства государств - участников, закрепив в них порядок возврата усыновленного ребенка в страну в случае отмены усыновления.

4. В связи с отсутствием в украинском законодательстве нормы, предписывающей учитывать при установлении опеки (попечительства) над ребенком отношение к нему членов семьи опекуна (попечителя), как это предписано в СК РФ, предложено заменить п. 2 ст. 244 СК Украины нормой следующего содержания:

«2. При назначении ребенку опекуна или попечителя органом опеки и попечительства учитываются личные качества лица, его способность к воспитанию ребенка, отношение к нему не только опекуна (попечителя) ребенка, но и членов его семьи, а также желание самого ребенка».

5. Выявлено, что в Федеральном законе «Об опеке и попечительстве» отсутствует положение о возможности установления временной опеки в тех случаях, если ребенок проживает только с одним из родителей и последний не может исполнять свои родительские обязанности по уважительным причинам. В связи с этим представляется целесообразным внести изменения в п. 1 ст. 13 указанного Закона и изложить его в следующей редакции:

«1.Родители могут подать в орган опеки и попечительства совместное заявление о назначении ребенку опекуна или попечителя на период, когда по уважительным причинам (например, на срок командировки родителей, болезни и т.п.) они не смогут исполнять свои родительские обязанности, с указанием конкретного лица. В случае, если ребенок проживает только с одним из родителей, назначение производится по заявлению этого родителя. В акте органа опеки и попечительства о назначении опекуна или попечителя должен быть указан срок действия полномочий опекуна или попечителя».

Норму о временной опеке полагаем также необходимым внести и в СК Украины.

6. Исследовав договорные формы опеки и попечительства, выявлена правовая природа договора о передаче ребенка в приемную семью. Доказано, что такой договор имеет смешанную (гражданско-правовую и семейно-правовую) природу. Правоотношения между приемными родителями и органом опеки и попечительства в том виде, в котором они существуют на данный момент, следует рассматривать, с одной стороны, - как гражданско-правовые, поскольку в них ярко выражено обязательство, возникающее из договора возмездного оказания услуг, заключаемого на определенный срок, по которому исполнитель (приемные родители) обязуется по заданию заказчика (органа опеки и попечительства) осуществлять воспитание, представительство и защиту прав и интересов ребенка (детей), оставшегося без попечения родителей, а с другой - как семейно-правовые, так как на основании договора о создании приемной семьи возникают семейные права и обязанности.

7. Установлено, что в настоящее время в действующем семейном законодательстве Российской Федерации отсутствует должное правовое регулирование института патроната, что влечет утрату сущности правоотношений о патронатном воспитании и затрудняет устройство детей, оставшихся без попечения родителей.

На основании проведенного исследования целесообразным представляется ввести в СК РФ главу 21.1 (примерная структура которой приводится в Приложении к диссертационной работе), посвященную патронатной семье, где предложено предусмотреть разграничение законного представительства между учреждением и патронатной семьей, так как именно это составляет механизм вывода детей из учреждений (они становятся ответственными за устройство ребенка в семью и за качество воспитания и проживания в семье).        

8. В ходе исследования международного опыта выявлено, что в настоящее время Российская Федерация не является участником международных конвенций, специально касающихся передачи детей под опеку (попечительство). Украина, в отличие от РФ, 24 января 2006 г. подписала, а 6 марта 2008 г. ратифицировала Европейскую конвенцию «О признании и исполнении решений относительно опеки над детьми и восстановления опеки», принятую 20 мая 1980 г.

На основании проведенного исследования сделан вывод о необходимости ратификации Российской Федерацией данной Конвенции, что позволит обеспечить возможность обращения к властям более 35 стран, подписавших Конвенцию, с требованием об установлении места нахождения детей как из РФ, так и из Украины, незаконно вывезенных за границу, а также опеки над ними.

Теоретическая и практическая значимость полученных результатов. Теоретическая ценность диссертационного исследования заключается в том, что полученные результаты могут повысить научную разработанность поставленной проблематики и способствовать дальнейшим исследованиям проблем правового регулирования принципа приоритета семейного воспитания в России и Украине.

Практическая значимость исследования состоит в том, что полученные результаты могут быть использованы для совершенствования законодательства Российской Федерации и Украины, регулирующего правовые аспекты реализации принципа приоритета семейного воспитания детей, а также способствовать принятию в обоих государствах нормативных правовых актов, обеспечивающих эффективное функционирование семейных форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей.

Также результаты исследования могут быть использованы при формировании специальных правовых учебных дисциплин, в лекционных материалах по гражданскому и семейному праву и отдельных спецкурсах.

Апробация результатов исследования. Сформулированные в диссертации положения, выводы и предложения получили апробацию при обсуждении и рецензировании диссертации на заседаниях кафедры гражданского права и процесса юридического факультета Негосударственного аккредитованного частного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Современная гуманитарная академия».

Основные положения и выводы диссертационной работы нашли свое отражение в опубликованных работах автора, а также обсуждены на международных научно-практических и тематических конференциях.

Научные разработки автора внедрены в учебный процесс юридического факультета Института экономики и права (филиал) ОУП ВПО «Академия труда и социальных отношений» в г. Севастополе при чтении лекционных курсов, проведении семинарских занятий по курсу «Семейное право».

Структура работы определяется исследуемой тематикой, а также целью и поставленными задачами исследования. Диссертация включает введение, три главы, объединяющие в себе восемь параграфов, заключение, список источников и литературы.

II. Основное содержание работы

Во введении обоснована актуальность темы диссертационного исследования, показана степень ее разработанности, определены цели, задачи, объект и предмет исследования, изложена методологическая, теоретическая и эмпирическая базы исследования, раскрыта научная новизна, и положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость проведенного исследования, а также приведены сведения об апробации сделанных выводов и предложений и структуре работы.

Глава первая «Теоретико-правовые положения отражения принципа приоритета семейного воспитания в законодательстве Российской Федерации и Республики Украина», состоящая из трех параграфов, является теоретической базой работы и посвящена исследованию понимания принципа приоритета семейного воспитания в Российской Федерации и Украине.

В первом параграфе «Характеристика основных принципов семейного права России и Украины: сравнительно-правовой анализ» дается анализ принципов семейного права РФ и Украины, путем обобщения мнений правоведов, философов и социологов о понимании термина «принцип права» применительно к семейному праву.

Принципы права являются закреплением тех высших гуманитарных основ и ценностей, что создают его общечеловеческое измерение и обусловлены самой сущностью общества, природой человека. Государство не создает принципы, а лишь закрепляет их в юридических актах, возводя, таким образом, в ранг принципов естественное право, общепризнанные правовые идеи, объективно обусловленные характером общественных отношений. В то же время, принципы имеют и субъективный характер, так как формулируются определенным субъектом на основании конкретного правового опыта, правовой культуры страны и базируются на основных положениях правовой системы с учетом достигнутого уровня развития права.

Автором показано, что принципы неотделимы от действующих правовых норм, служат ориентиром правотворческой и правоприменительной деятельности. Принципы, не зафиксированные в нормах права, не могут сами по себе воздействовать на общественные отношения, регулирование семейных отношений осуществляется в соответствии с принципами, закрепленными правовыми нормами. Но, в то же время, принцип права не тождественен понятию правовой нормы. Норма права связана с принципом как часть и целое. Она производна от него и имеет как бы вторичный характер.

Принимая во внимание общетеоретический подход в праве к делению  принципов права на общие (конституционные), межотраслевые и отраслевые, автор применяет данную классификацию и при рассмотрении принципов семейного права РФ и Украины. 

Считая, что цели правового регулирования – это тот конечный результат, который стремится достичь законодатель в правовом регулировании семейно- правовых отношений, а принципы семейного права – это те идеи, на основании которых строится семейное законодательство, представляется целесообразным отнести к принципам семейного права следующие: признание брака, заключенного только в органах ЗАГСа (РАГСа – в Украине); добровольность брачного союза мужчины и женщины; равенство прав супругов в семье; разрешение внутрисемейных вопросов по взаимному согласию; обеспечение приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи; приоритет семейного воспитания детей (в рамках данного параграфа обосновывается вывод о том, что принцип приоритета семейного воспитания детей – самостоятельный принцип семейного права), забота об их благосостоянии и развитии; запрет ограничения прав граждан при вступлении в брак и в семейных отношениях по признакам социальной, расовой, национальной или религиозной принадлежности, иначе как на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других членов семьи и иных граждан.

Второй параграф «Исторический аспект становления и развития принципа приоритета семейного воспитания в праве России и Украины» представляет собой краткий историко-сравнительный анализ развития исследуемого принципа в законодательстве РФ и Украине. Автор отмечает, что на протяжении веков в России и Украине постепенно складывались нравственные устои, развивались этические представления, эстетические пристрастия, т. е. все, что касается духовной жизни людей. С течением времени определялись основы воспитания детей, то есть процесса, обеспечивающего преемственность поколений и закрепления опыта, накопленного предыдущими поколениями.

В работе показано, что «призрение» детей – сирот на Руси развивалось вместе с внедрением христианства и возлагалось на князей и церковь. В то же время отмечается, что основная помощь все же детям – сиротам шла не столько от церкви, сколько от простых мирян, прихода. Поэтому принято выделять особый институт церковно-приходской помощи сиротам того времени - скудельницы.

Диссертант обращает внимание на то, что вплоть до начала XVIII века получала развитие идея постепенного сосредоточения призрения в руках власти гражданской.

Законодательная база призрения сирот была заложена в период реформ Петра I. Именно Петр I придает опеке публичное значение. В этот период различалось три вида назначения опекунов: по завещанию родителей, по распоряжению правительства и в соответствии с законными правилами.

Следующий этап в развитии социального призрения – эпоха правления Екатерины II, которая, утвердив правила управления в губерниях, в 1775 г. в каждой из них «учредила особое ведомство для исполнения священных обязанностей благотворения несчастным всякого пола, возраста и состояния, имеющим нужду в помощи ближнего». Данные учреждения впоследствии были названы приказами общественного призрения и существовали до середины XIX века. С другой стороны, Екатерина II предписывает устраивать осиротевших детей в семьи.

Дальнейшее развитие идея о воспитании детей, лишенных родительского попечения получила при Марии Федоровне. А с 1864 года появляется понятие «патронат» для «падших, но которые не утеряли силу воли», который включал заботу о здоровье ребенка, начальном образовании и развитие его способности к труду как источнику самообеспечения в будущей жизни.

В работе показано, что XIX век – это эпоха развития законодательства об усыновлении. В то же время автором делается вывод, что для конца XIX и начала XX в.в. характерно использование усыновления, прежде всего, для охраны имущественных интересов усыновителя-наследодателя. Одновременно через усыновление осуществлялась защита прав ребенка путем устройства его в семью усыновителя.

Переломным моментом в развитии системы призрения и благотворительности в России стала Октябрьская революция 1917 года.

Автор отмечает, что после событий Октября 1917 года была предпринята попытка реализовать иное «революционное» отношение к семье, воплотить в жизнь основную идею коммунизма – общественное воспитание всех детей за счет государства, основополагающим идеологическим тезисом стало положение о ненужности семьи, о ее неизбежной гибели. И подорвать ее устои следовало путем изъятия из семьи детей.

Основным законодательным актом данного периода был Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве 1918 г. (в Украине – соответственно Кодекс законов об актах гражданского состояния, о семье и опеке, который де-факто не был введен в действие). Нормы Кодекса регулировали правовое положение лиц уже усыновивших и усыновленных. Они теперь полностью приравнивались к родственникам по происхождению. Однако на будущее время не допускалось усыновлять ни своих незаконнорожденных детей, ни чужих.

Переломный момент в развитии законодательства об усыновлении следует связать с Декретом ВЦИК и СНК РСФСР 1926 года «Об изменении Кодекса законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве», посредством которого вновь вводилось легальное усыновление.

Диссертант обращает внимание, что семейное право в целом в 30 – х и 40 – х годах характеризуется усилением роли семьи. Теперь она рассматривается именно в качестве «ячейки общества». Принимается большое количество нормативных актов, регулирующих правовое положение в семье, а также детей, оставшихся без попечения родителей.

27 июня 1968 г. Верховным Советом СССР принимаются Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье. Воспитание подрастающего поколения, развитие его духовных и физических сил является важнейшей обязанностью семьи. Государство и общество всемерно помогают семье в воспитании детей. Тем самым, воспитательное влияние семьи должно сочетаться с общественным воспитанием, в котором повышается значение школы. Впервые за всю историю цивилизации закон вменил в обязанность родителям и другим воспитателям не осуществлять свои права в противоречии с интересами детей (ст. 18 Основ), что было воспринято (ст. 52, 113) и Кодексом о браке и семье РСФСР, принятым 30 июля 1969 г., и Кодексом о браке и семье УССР, принятом 20 июня 1969 г. (ст. 61, 123).

Автор обращает внимание на то, что оба союзных Кодекса не обошли своим вниманием формы семейного воспитания детей: опеку (попечительство) и усыновление. В то же время, с принятием Кодекса о браке и семье РСФСР был ликвидирован патронат.

Исследуя причины ликвидации патроната, диссертант отмечает, что практика передачи детей, утративших родительское попечение, на воспитание в семью, стала возрождаться в РФ первоначально в виде создания детских домов семейного типа, в том числе на основе крестьянских (фермерских) хозяйств. Окончательно же вопрос об образовании приемных семей и их правовом статусе был решен в РФ только с принятием СК РФ, в ст. 123 которого определено, что приемная семья является одной из форм устройства на воспитание в семью детей, оставшихся без попечения родителей, а в Украине – с принятием Положения «О приемной семье» 2002 г.

Таким образом, в работе сделан вывод, что включение и в СК РФ, и в СК Украины в число принципов семейного права приоритета семейного воспитания детей имеет под собой не только правовое, но и психологическое, материальное и социальное обоснование.

В третьем параграфе «Понятие и содержание принципа приоритета семейного воспитания в семейном праве России и Украины» установлено, что семья имеет оптимальные возможности для постоянного и интенсивного общения детей со взрослыми; является носителем невоспроизводимого в каких-либо иных обстоятельствах эмоционально-психологического микроклимата, основанного на неповторимой близости воспитателей и воспитанника; направляет развитие общения детей во все расширяющейся сфере родственных, соседских, учебных, трудовых, досуговых контактов и отношений; дает детям уроки взаимоотношений полов и будущей семейной жизни; формирует отношение к учебной и трудовой деятельности, требованиям ответственности перед обществом, коллективизма и взаимопомощи; определяет отношение к мировоззренческим, идеологическим, нравственным, правовым ценностям общества; формирует характер, социальное содержание, уровень самооценки и самокритичности; осуществляет «тренаж» и руководство в выполнении общегражданских, учебных и трудовых обязанностей; моделирует структуру и содержание досуга; обеспечивает контроль за детьми и подростками как членами общества, находящимися в стадии интенсивного развития и не овладевшими еще в полной мере навыками самостоятельных решений.

В то же время в работе обращено внимание на то, что качественные изменения в жизни российского (украинского) государства, начавшиеся с перестройки, внедрение рыночных отношений, как и всякие другие социальные «встряски» (войны, революции, различные реформы) спровоцировали патологические процессы, охватившие значительную часть общества. Между тем, одним из важнейших личных прав ребенка, закрепленных непосредственно в семейном законодательстве, как РФ, так и Украины является право жить и воспитываться в семье своих родителей (п. 2 ст. 54 СК РФ; ст. 150 СК Украины). На случай, когда ребенок лишен родительского попечения, он подлежит передаче на воспитание (ст. 123 СК РФ). Органы опеки и попечительства должны отдавать предпочтение семейным формам устройства детей: усыновлению (удочерению), опеке (попечительству), приемной семье либо (в случаях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации) - патронатной семье, и лишь при отсутствии такой возможности - передавать детей на воспитание организациям для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (155.1 СК РФ).

В работе анализируются достоинства и недостатки такой формы помощи ребенку (без оформления его постоянного проживания в семье), которая закреплена в ст. 155.2 СК РФ и получила название «наставничество» (гостевой режим, семья выходного дня). Автор соглашается с тем, что такая форма может быть полезна только для детей старшего возраста, которые способны осознанно воспринимать ситуацию -  она дает бесценный опыт жизни в семье, общение и поддержку доброжелательных взрослых. Но для ребенка до 11-12 лет, мечтающего о семье, возвращение в детский дом может стать тяжелой травмой.

Устройство ребенка в семью рассматривается как единственная и исчерпывающая мера государственной политики, позволяющая достичь конечного результата – предотвратить рост социального сиротства детей.

Глава вторая «Реализация принципа семейного воспитания в правовых формах устройства детей, оставшихся без попечения родителей, по законодательству Российской Федерации и Республики Украины» состоит из двух параграфов и посвящена отражению принципа приоритета семейного воспитания детей в правовой конструкции усыновления и опеки (попечительства).

В первом параграфе «Реализация принципа семейного воспитания при усыновлении как приоритетной форме устройства в семью детей, оставшихся  без попечения родителей» отмечается преимущество усыновления среди всех возможных форм постоянного устройства в семью детей, лишенных родительского попечения. Подчеркивается, что основной принцип, на котором основано законодательство об усыновлении России и Украины – это способность осуществлять надлежащее воспитание и содержание ребенка усыновителями (усыновителем). На основании статистических данных в работе доказана стимулирующая роль национального усыновления, закрепленная в нормах Федерального закона от 19 мая 1995 г. № 81-ФЗ «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей», Федерального закона от 29 декабря 2006 г. № 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» и Правил подачи заявления о выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал и выдачи государственного сертификата, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 30 декабря 2006 г. № 873 (в Украине – соответственно норм Закона Украины «О государственной помощи семьям с детьми» от 21 ноября 1992 г. № 2811 – XI). И напротив, автор приходит к выводу, что сдерживающими фактами и российского и украинского усыновления являются отдельные требования, предъявляемые к кандидатуре усыновителей.

Отсутствие действенного контроля за усыновленными иностранными гражданами детьми, позволило автору прийти к выводу о необходимости детального регламентирования в национальном как российском, так и украинском законодательстве требований, предъявляемых к иностранным усыновителям. Ведущая роль в разрешении различных вопросов в практике международного усыновления видится в заключении двусторонних международных договоров (в силу этого раскрываются достоинства двусторонних договоров, заключенных Российской Федерацией с Италией 6 ноября 2008 г и с США 13 июля 2011 года) или внесения дополнений в уже действующие договоры о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам.

Во втором параграфе «Реализация принципа семейного воспитания при опеке и попечительстве» акцентируется внимание на особенностях опеки и попечительства и их разновидностях. В работе подчеркивается, что главным отличительным признаком опеки (попечительства) является ее универсальность: ребенок может быть устроен под опеку как в семью, так и в учреждение внутрисемейного воспитания. В рамках проведенного исследования рассмотрению подлежали семейные формы опеки и попечительства. Особое внимание в работе уделяется анализу положений Федерального закона «Об опеке и попечительстве» 2008 г., касающихся установлений предварительной и временной опеки, а также «соопекунства» и сравнение этих положений с нормами законодательства Украины по данному вопросу. Несмотря на выявленные пробелы и недостатки нового Закона об опеке, диссертантом делается вывод о весьма высоком социально-правовом значении новых правил назначения опекунов и попечителей и предложено ввести нововведения, касающиеся установления предварительной и временной опеки (попечительства) и в семейное законодательство Украины.

Автор обращает внимание, что с принятием Федерального закона «Об опеке и попечительстве» с 1 сентября 2008 г. в России существуют только две формы семейного устройства – усыновление и опека (попечительство). В РФ законодательно закреплена возможность установить опеку и попечительство по договору (п.1 ст. 14 Закона), тем самым законодатель распространил на предполагаемых опекунов (попечителей) одно из основных начал гражданского законодательства – «право граждан на приобретение и осуществление гражданских прав своей волей и в своем интересе; они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора…». Вместе с тем, не определив родового понятия договора об установлении опеки или попечительства, законодатель еще более усложнил существовавшее положение, назвав в качестве договорных разновидностей опеки: 1) приемную семью и 2) в случаях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации, патронатную семью (патронат, патронатное воспитание).

В работе обращено внимание на то, что впервые в семейном законодательстве РФ в п.2 ст. 152 СК РФ закрепляется применение правил гражданского законодательства о возмездном оказании услуг к отношениям, возникающим из договора о приемной семье, в части, не урегулированной СК РФ, постольку, поскольку это не противоречит существу таких отношений. В то же время в работе обоснована необходимость признания смешанной (гражданско-правовой и семейно-правовой) природы договора о создании приемной семьи.

В отличие от законодательства Украины, в РФ существенному реформированию подвергся институт патроната. Автор констатирует, что сущность отношений при патронатном воспитании утрачена. Разница между приемной семьей и патронатным воспитанием осталась лишь в терминологии, по юридической же природе и сути правоотношений они абсолютно идентичны друг другу. В то же время в диссертации обосновывается необходимость сохранения института патроната.

Глава третья «Отражение принципа приоритета семейного воспитания в международных документах» состоит из трех параграфов, и посвящена закреплению принципа приоритета семейного воспитания детей в международных документах, а также соотношению норм международного права и внутреннего права РФ и Украины по данному вопросу.

В первом параграфе «Международно-правовые акты, регламентирующие вопросы семейных форм устройства детей в семью» дается характеристика международно-правовым актам, которые закрепляют приоритет семейного воспитания детей. Кроме того, в диссертации отдельное внимание уделяется группе международно-правовых актов, регламентирующих вопросы защиты прав лиц, воспитывающих детей.

Автор отмечает, что одной из проблем, возникающих при международном усыновлении или международной опеке (попечительстве) – это коллизия норм в законодательстве разных государств, если ребенок и опекуны находятся в разных государствах, по установлению усыновления, опеки и попечительства и в связи с этим рассматривает группу международно-правовых актов, регламентирующих данные вопросы.

В работе делается вывод, что международное право в области устройства детей в семью ставит во главу угла – благополучие детей и в достаточной мере решает рассматриваемые вопросы.

Во втором параграфе «Конвенция стран СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» анализируются положения данного нормативного акта, затрагивающие вопросы установления усыновления и опеки над ребенком.

В работе обращено внимание на то, что Минская Конвенция 1993 г. посвящена коллизионному регулированию семейных отношений. В то же время отмечается, что коллизионные нормы Минской конвенции 1993 года посвящены вопросам установления отношений правовой помощи между определенными государствами (Азербайджаном, Молдовой, Арменией, РФ, Белоруссией, Таджикистаном, Грузией, Туркменистаном, Казахстаном, Узбекистаном, Кыргызстаном и Украиной) и основной целью этого документа отнюдь не является коллизионная унификация. Поэтому ее применение несколько ограничено. Во-первых, коллизионные нормы Конвенции 1993 года всего лишь позволяют осуществить выбор между правом государств-участников. Во-вторых, они применяются к отношениям с участием только физических и юридических лиц государств-участников. Кроме того, коллизионные нормы указанной Конвенции сформулированы в самом общем виде и не затрагивают многие вопросы. Так, проблемы, связанные с решением применения коллизионных норм (отсылки, императивные нормы, оговорка о публичном порядке, автономия воли сторон), вообще не регулируются данным документом.

Автором сделан акцент на том, что в октябре 2002 года странами, входящими в СНГ, была принята Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, вступившая в силу 27 апреля 2004 года. Согласно п. 3 и 4 ст. 120 данной Конвенции между государствами - ее участниками прекращают действие Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» 1993 г. и Протокол к ней 1997 г. Эти Конвенция и Протокол к ней продолжают применяться в отношениях между государством - участником Конвенции 2002 г. и государством, являющимся участником Конвенции 1993 г. и Протокола к ней 1997 г., для которого Конвенция 2002 г. не вступила в силу. Учитывая, что и РФ, и Украина, хотя и подписали Кишиневскую конвенцию, но не ратифицировали ее, основным международным договором, содержащим нормы, предназначенные специально для регулирования семейных отношений с иностранным элементом между данными странами, является Конвенция стран СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (с Протоколом к ней от 28 марта 1997 года), принятая в Минске 22 января 1993 года и вступившая в силу для РФ 10 декабря 1994 года, а для Украины 14 апреля 1995 года. Одновременно автор отмечает, что непосредственно принцип приоритета семейного воспитания детей в ней не закреплен, что служит явным подтверждением необходимости заключения двустороннего соглашения РФ с Украиной, где и найдет свое развернутое воплощение указанный принцип семейного права.

Третий параграф «Соотношение российского и украинского законодательства и международно-правовых актов о приоритете  семейного воспитания» посвящен отражению норм международного права во внутригосударственных актах РФ и Украины. Анализируя нормы внутригосударственного права обоих государств и их международных обязательств, обобщая судебную практику РФ и Украины, делается вывод, что нормы международного права могут и должны применяться в регулировании внутригосударственных отношений, если государство в них участвует. В России это положение закреплено в п.4 ст. 15 Конституции, а в Украине – в ст. 9 Конституции. Государство обязано приводить свои национально-правовые акты в соответствие с нормами международного права. Соблюдение РФ и Украиной международно-правовых стандартов в области защиты прав детей, в общем, и защиты права детей на семейное воспитание, в частности, имплементация их во внутригосударственное право должны способствовать более эффективной защите прав и интересов детей-граждан указанных государств, создадут правовые механизмы регулирования иностранного усыновления.

В работе отмечается факт подписания Российской Федерацией 7 сентября 2000 года Гаагской Конвенции о защите детей и сотрудничестве в отношении иностранного усыновления 1993 года, а Украиной - 28 апреля 2009 года Европейской конвенции по усыновлению детей (пересмотренной) 2008 г. Последовательно сравнивая положения данных международных документов с внутригосударственными правовыми нормами, делается вывод, что ратификация на данный момент РФ и Украиной соответствующих Конвенций, создаст дополнительную неопределенность в регламентации процесса усыновления, в результате чего общий правовой режим для международного усыновления не сможет быть обеспечен. И напротив, обращается внимание на то, что Российская Федерация, в отличие от Украины, не является участником международных конвенций, специально касающихся передачи детей под опеку (попечительство), в силу чего обосновывается необходимость присоединения РФ к Европейской конвенции о признании и исполнении решений относительно опеки над детьми и восстановления опеки 1980 г.

В Заключении подводятся итоги диссертационного исследования, обобщаются полученные в работе научные результаты и приводятся некоторые предложения по совершенствованию действующего законодательства в сфере правового регулирования принципа приоритета семейного воспитания детей в Российской Федерации и Украине.

Основные положения диссертационного исследования изложены в следующих публикациях автора общим объемом 7,8 п.л.:

Статьи, опубликованные в рецензируемых научных журналах и изданиях, указанных в перечне ВАК:

1.        Голикова С.В. Реализация принципа семейного воспитания при усыновлении как приоритетной форме устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей в Российской Федерации. // Журнал «Право и образование», № 8, 2010. - 0,5 п.л.

2.        Голикова С.В. Исторические аспекты принципа приоритета семейного воспитания в законодательствах России и Украины. // Журнал ««Черные дыры» в Российском законодательстве», № 6, 2010. - 0,5 п.л.

3.        Голикова С.В. Реализация принципа семейного воспитания при опеке и попечительстве в законодательстве РФ и Украины. // Журнал «Цивилист», № 1, 2011. - 0,7 п.л.

Научные труды, опубликованные в иных изданиях:

4.        Голикова С.В. История развития семейного права Украины. // Журнал «Научный вестник», № 9, 2007. - 0,6 п.л.

5.        Голикова С.В. Институт семьи в правовом и социологических аспектах. // Журнал «Научный вестник», № 11, 2008. - 0,5 п.л.

6.        Голикова С.В. Понятие и сущность опеки. // Материалы 5 международной практической конференции, «Актуальные достижения и европейская наука 2009» 17 – 25 июня 2009 г. Том 4. Закон. История. – София Бял ГРАД - БГ» ООД, 2009. - 0,35 п.л.

7.        Голикова С.В. Сущность принципа приоритета семейного воспитания детей согласно семейному законодательству России и Украины. // Сборник научных трудов по материалам международной научно-практической конференции «Современные проблемы и пути их решения в науке, транспорте, производстве и образовании 2009». Том 12. Юридические и политические науки. – Одесса: Черноморье, 2009. - 0,5 п.л.

8.        Голикова С.В. Понятие и сущность принципов семейного права РФ и Украины.// Сборник научных трудов по материалам международной научно-практической конференции «Современные направления теоретических и прикладных исследований 2010». Том 15. Юридические и политические науки. – Одесса: Черноморье, 2010. - 0,25 п.л. 

9.        Голикова С.В. Международно-правовые акты, регламентирующие вопросы семейных форм устройства ребенка. // Сборник научных трудов по материалам международной научно-практической конференции «Научные исследования и их практическое применение. Современное состояние и пути развития 2010». Том 14. Юридические и политические науки. – Одесса: Черноморье, 2010. - 0,5 п.л.

10.        Голикова С.В. Семейное право: учебно-методическое пособие. - Севастополь, 2010. - 2,5 п.л.

11.        Голикова С.В. Конвенция стран СНГ «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам и принцип приоритета семейного воспитания в законодательстве России и Украины. // Сборник научных трудов по материалам международной научно-практической конференции «Научные исследования современности. Выпуск 1». К.: НАИРИ, 2011. - 0,45 п.л.

12.        Голикова С.В. Понятие и содержание принципа приоритета семейного воспитания в семейном праве России. // Право: история, теория, практика: материалы междунар. заоч. конф. (г. Санкт-Петербург, 2011). / Под общ. ред. Г. Д. Ахметовой. – СПб.: Реноме, 2011. - 0,45 п.л.


1 Международный пакт от 16.12.1966 «Об экономических, социальных и культурных правах» // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1994, № 12.

2 Конвенция ООН о  правах ребёнка от 20.11. 1989. // Ведомости СССР, 1990,№ 45, ст. 955;

3 Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995. № 223-ФЗ //СЗ РФ, 01.01. 1996, № 1, ст. 16.

4 Семейный кодекс Украины от 10.01.2002. № 2947 – III. // ВВР Украины, 31.05.2002, № 21, ст. 135.

5 Федеральный закон от 24.04.2008 № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» // СЗ РФ, 28. 04.2008, № 17, ст. 1755.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.