WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Болычев Вадим Георгиевич

       

ПРИМЕНЕНИЕ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИХ СРЕДСТВ

В ПРОЦЕССУАЛЬНО-ТАКТИЧЕСКОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЛЕДОВАТЕЛЯ

Специальность 12.00.09 – уголовный процесс,

криминалистика; оперативно-розыскная деятельность

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Воронеж – 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Воронежский государственный университет»

Научный руководитель:  кандидат юридических наук, профессор

  Панюшкин Валентин Анатольевич

Официальные оппоненты:  Победкин Александр Викторович

доктор юридических наук, профессор,

департамент государственной службы кадров МВД России, начальник отдела координации научной деятельности в МВД России

Хмелева Алла Владимировна

кандидат юридических наук, следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по Воронежской области, заместитель руководителя отдела криминалистики

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Нижегородский

государственный университет

им. Н. И. Лобачевского» (национальный

исследовательский университет)

Защита состоится «26» мая 2012 года в 13.00 на заседании диссертационного совета Д 212.038.04 при ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный университет» по адресу: 394006, г. Воронеж, пл. Ленина, 10-а, корпус 9, ауд. 610.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Воронежского государственного университета.

Автореферат разослан «  » апреля 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета  В.А. Ефанова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Доказывание, составляя основное содержание уголовно-процессуальной деятельности следователя, приводит к необходимости проведения разнообразных и многоплановых научных исследований. Важное место среди них занимают вопросы при­менения следователем научно-технических средств в процессе дока­зывания, т.е. в собирании, предоставлении, проверке и оценке доказательств в целях установления события преступления, виновности лица в его совершении, а также других обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии со статьей 73 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ).

Использование научно-технических средств в процессуальной деятельности следователя обусловлено, с одной стороны, новыми возможностями науки и техники, бурно развивающимися в усло­виях научно-технического прогресса, а с другой – значи­тельным числом преступлений, совершаемых, в том числе, с применением современных научно-технических средств. Существует объективная закономерность отставания правового регулирования использования данных средств в доказывании от научно-технического про­гресса, который постоянно предлагает новые, более совершенные научно-технические средства для борьбы с преступностью.

На необ­ходимость детальной процессуальной регламентации оснований и порядка использования достижений науки и техники неоднократно обращалось внимание в научно-практических исследовани­ях, однако эти идеи не в полной мере были восприняты законодателем при принятии УПК РФ.

Вместе с тем мно­гие положения нового уголовно-процессуального закона, касающиеся применения научно-технических средств в доказывании, далеко не бесспорны и нуждаются в глубоком анализе и оценке как с теоретических, так и с практических позиций с учетом десятилетней работы следователей в условиях «нового» УПК РФ.

Степень научной разработанности темы исследования. Тема настоящего исследования относится к числу недо­статочно разработанных в отечественной уголовно-процес­суальной и криминалистической науках.

Отдель­ные моменты рассматриваемой проблемы анализировали мно­гие видные представители уголовно-процессуальной науки и криминалистики: Т. В. Аверьянова, М. О. Баев, О. Я. Ба­ев, А. Р. Белкин,  Р. С. Белкин,  А.И. Винберг, А. Ф. Волынский, В. А. Волынский, В. И. Гончаренко, Г. И. Грамович, Л. Д. Кокорев, Ю. Г. Корухов, Н. П.  Кузнецов, А. М. Ларин, А. А. Леви, П. А. Лупинская, А. М. Макаров, В. А. Панюшкин, А. Р. Ратинов,  Е. Р. Россинская, Н. А. Селиванов, Е. В. Селина, В. А. Семенцов, В. А. Се­ров, М. С. Строгович, С. А. Шейфер, А. А. Эксархопуло, П. С. Элькинд и другие ученые.

Однако многие работы этих авторов были выполнены в иной общественно-полити­ческой и криминогенной обстановке в стране либо при ином концеп­туальном подходе к использованию научно-технических средств в уголовном процессе, а главное – большинство их относится ко времени, когда действовал «старый» УПК РСФСР (1960 г.). После принятия УПК РФ в диссертационных исследованиях к отдельным аспектам данной проблемы обращались О. О. Анищик, Д. В. Зотов, Т. А. Макарова, С. Д. Цомая, В. А. Семенцов, И. П. Кочнева.

Темой диссертационного исследования осмысливаются два основных аспекта применения научно-технических средств: 1) уголовно-процессуальный порядок и тактика их применения следователем при производстве следственных действий и 2) использование полученных с их помощью  результатов в процессе доказывания по уголовным делам. Данным проблемам уделялось в юридической литературе недостаточное внимание.

Потребность в таком исследовании представляется очевидной, поскольку законодатель, хотя и уделил большое внимание использованию технических средств в уголовном судопроизводстве, но многие из проблем, отмеченных как про­цессуалистами, так и криминалистами еще в период действия УПК РСФСР остались не разрешенными и в УПК РФ.

Объект и предмет диссертационного исследования. Объектом исследования являются факты, отношения, процессы и явления, в том числе нормы действующего законодательства, практическая деятельность правоохранительных органов и судов, уголовно-процессуальная, криминалистическая и иная литература, отражающие определенную область объективной действительности, связанную с применением научно-технических средств в уголовно-процессуальной деятельности следователя и использованием результатов их применения в доказывании по уголовным делам.

Предметом исследования являются научно обоснованные и процессуально опосредованные закономерности законодательного регулирования уголовно-процессуального порядка применения научно-технических средств в деятельности следователя и использования результатов их применения в доказывании по уголовным делам, а также проблемы правоприменения, возникающие в связи с этим в следственной практике, и определение путей их решения.

Цель и задачи исследования. Основной целью диссертационного исследования является определение современных уголовно-процессуальных возможностей и практических проблем применения научно-технических средств в деятельности следователя, использования результатов их применения в доказывании по уголовным делам, а также решение возникающих одновременно с этим проблем путем совершенствования правового регулирования при использовании научно-технических средств в уголовном процессе.

Задачами исследования являются:

  • установить соотношение понятий «технические», «технико-криминалистические» и «научно-технические средства»;
  • определить понятие и сущность «научно-технических средств» как категории, изучаемой в уголовно-процессуальной и криминалистической науках, а также используемой в практической деятельности органов, осуществляющих  расследование преступлений;
  • рассмотреть исторические аспекты развития уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего применение научно-технических средств; отметить динами­ку законодательного закрепления в УПК РФ положений о научно-технических средствах; определить отдельные положения законодательства, требующие совершенствования;
  • раскрыть различные подходы к классификации научно-технических средств, применяемых в уголовном судопроизводстве, как к способу получения о них новых данных и методах реше­ния практических задач;
  • определить основные задачи использования научно-технических средств в уголовно-процессуальном дока­зывании;
  • показать возможности использования научно-технических средств применительно к четырем формам закрепления и передачи доказательственной информации – предметной, вербальной, наглядно-образной, графо-аналитической, а также в работе с доказательственной информацией;
  • определить основные критерии допустимости использования научно-технических средств в уголовном процессе (закон­ность, научность и этичность);
  • установить основания и процессуальный порядок применения следователем научно-технических средств при производстве конкретных следственных действий, а также доказательственное значение результатов их применения;
  • предложить рекомендации по тактике применения следователем научно-технических средств при производстве следственных действий;
  • внести предложения по совершенствованию норм УПК РФ, касающихся применения научно-технических средств и использования результатов их применения в доказывании.

Методологическая и эмпирическая база исследования. Методологическую основу диссертации составляют положения диалектического и исторического материализма, а также анализ частно-научного сис­темно-структурного, исторического, сравнительно-правового и статистического методов изучаемого материала. Нормативную базу диссертации составили положения Конституции РФ, УПК РФ, других федеральных законов; теоретическую базу – публикации отечественных и зарубежных авторов по уголовному процессу, кримина­листике, этике, логике, психологии.

Эмпирической базой исследования послужили данные опубликованной и неопубликованной судебной практики за 2002–2011 гг., материалы следственной прак­тики прокуратуры Воронежской области за 2002-2006 гг., следственного управления Следственного комитета РФ по Воронежской области за 2007-2011 гг. Изучено 321 уголовное дело. В работе нашли отражение материалы опроса (анкетирования) 50 следователей следственных подразделений органов внутренних дел Воронежской области (далее –  следователей ОВД) и 50 следователей следственных подразделений следственного управления Следственного комитета РФ по Воронежской области (далее – следователей СУ СК).

При написании диссертации использован личный опыт следственной работы соискателя в период 2002–2008 годов в качестве следователя органов внутренних дел, районной, областной прокуратуры, следователя по особо важным делам следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Воронежской области, а также надзорной деятельности в 2009–2012 гг. в качестве заместителя прокурора района, курирующего уголовно-процессуальную деятельность органов внутренних дел.

Научная новизна диссертации отражена в исследовании и решении новых важных вопросов и существующих проблем теоретического и практического характера применения научно-технических средств в процессуальной деятельности следователя и использования результатов их применения в доказывании по уголовным делам. В связи с этим в диссертации рассмотрена история проблемы; проанализированы вносимые ранее предложения по совершенствованию норм УПК РФ; дан сопоставитель­ный правовой анализ законодательства об использовании научно-технических средств в различных правовых формах; внесены обоснованные предложения по процессуальной регламентации применения научно-технических средств в уголовном процессе; выработаны практические рекомендации по тактике применения научно-технических средств в процессуальной деятельности следователя в условиях существующего правового регулирования.

На защиту выносятся следующие положения, являющиеся новыми или имеющие элементы новизны:

  1. Разработано авторское понятие научно-технические средства, под которыми следует понимать технические средства и научно обоснованные методики их примене­ния, используемые в порядке, не запрещенном УПК РФ. В связи с этим полагаем целесообразным дополнить соответствующим пунктом статью 5 УПК РФ и внести изменения в часть 6 статьи 164 УПК РФ, где словосочетание «технические средства и способы» заменить выражением «научно-тех­нические средства». Это позволит не только установить правовую основу использования научно-технических средств в уголовном судопроизводстве, предусмотрев обязательный научный характер способов применения технических средств, но и, что особенно важно, будет способствовать внедрению новых научно-технических средств, не перечисленных в законе.
  2. При всем многообразии предлагаемых в литературе критериев допустимости использования научно-технических средств при расследовании преступлений необходимыми и достаточными следует считать законность, научность и этичность, которые, по нашему мнению, целесообразно закрепить в УПК РФ в норме, регламентирующей условия и порядок применения научно-технических средств, что позволит отказаться от перечисления в УПК РФ конкретных научно-технических средств, применяемых в уголовном процессе, а также будет способствовать внедрению тех научно-технических средств, которые появятся в будущем.
  3. Нормы УПК РФ, содержащие перечень разрешенных к использованию научно-технических средств (фото-, киносъемка, аудио-, видеозапись и др.), после их перечисления предлагается дополнить: «и иные научно-технические средства». Такое дополнение имеет существенное значение, поскольку делает допус­тимым использование в судопроизводстве вновь создаваемых научно-технических средств, в то время как наличие в УПК РФ ограничительного перечня никогда не сможет от­разить достижений научно-технического прогресса.
  4. Не поддерживая точку зрения ряда ученых о необходимости законодательного закрепления случаев, когда фиксация хода и результатов следственного действия с помощью научно-технических средств является обязательной, тем не менее, считаем, что это целесообразно для фиксации показаний несовершеннолетних, особенно малолетних; лиц, в случае возникновения сомнений в их психической полноценности; лиц, находящихся в опасном для жизни состоянии; по делам об изнасиловании; лиц с физическими недостатками; лиц, которые заведомо или вероятно не смогут явиться в судебное заседание; лиц, которым угрожают убийством или иными противоправными действиями; для фиксации показаний, даваемых с участием переводчика, а также при производстве осмотра места происшествия, освидетельствовании, проверки показаний на месте, следственном эксперименте, обыске.
  5. Рекомендуется исключить из норм УПК РФ, предусматривающих возможность применения научно-технических средств для обнаружения, фиксации и изъятия следов пре­ступления и вещественных доказательств, указание на «веще­ственные доказательства» с учетом некорректности одновременного указания и на «следы пре­ступления», и на «вещественные доказательства» как на объек­ты, собираемые следователем при помощи научно-техни­ческих средств. Эти понятия имеют различную природу: «следы преступления» – криминалисти­ческая категория, а «вещественные доказательства» –  процессуаль­ная.
  6. Не поддерживая точку зрения ряда ученых о возможности проверки показаний на месте в опосредованном виде – по топографической карте, фотографиям, видеозаписи, а также путем компьютерного моделирования, полагаем целесообразным использовать топографические карты (как документ), фотографии, видеозаписи в порядке части 3 статьи 190 УПК РФ в ходе допросов при необходимости установления новых обстоятельств, проверки и уточнения показаний относительно места, связанного с исследуемым событием.
  7. В целях совершенствования норм УПК РФ, касающихся применения научно-технических средств и использования результатов их применения в доказывании, предлагается:
    • с учетом широкого распространения цифровых технологий предусмотреть как технические, так и процессуальные формы, гарантирующие цифровую про­дукцию от фальсификации, и в связи с этим дополнить часть 2 статьи 166 УПК РФ нормой следующего содержания: «При производстве следственного действия с использованием цифрового фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи должны применяться цифровые носители информации одноразового использования (записи), удостоверенные подписями всех участников следственного действия, которые приобщаются к уголовному делу»;
    • по аналогии со статьей 141.1 УПК РСФСР дополнить часть 6 статьи 164 УПК РФ следующим содержанием: «Аудио- и (или) видеозапись, киносъемка, фотосъемка части следственного действия, а также повторение показаний и уже проведенных следствен­ных действий специ­ально для фотографирования, аудио- и (или) видеозапи­си, киносъемки не допускается». Соответственно требует пересмотра часть 5 статьи 166 УПК РФ, нуждающаяся в новом и, несомненно, важном положении об указании в прото­коле следственного действия «факта приостановления аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки, причине и длительности остановки записи»;
    • совершенствование процессуального порядка применения научно-технических средств фиксации при производстве следственных действий видится в сохранении единства технической записи и процессуального документа, но при этом должна быть предусмотрена возможность сокращения описательной части протокола до краткого изложения основных сведений. В связи с этим целесообразно дополнить часть 5 статьи 166 УПК РФ нормой следующего содержания: «В случае применения аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки в протоколе может излагаться краткое содержание следственного действия»;
    • для сохранения единства протокола следствен­ного действия и материалов технической фиксации, но с приданием результа­там применения технических средств доказательственного значения, дополнить статью 83 УПК РФ: «Материалы применения научно-технических средств фиксации при производстве следственных действий допускаются в качестве доказательств, если они указаны в протоколе следственного действия и не противоречат требованиям, установлен­ным УПК РФ». Возникает также необходимость уточнить наименование процессуально­го источника доказательств, указанного в пункте 5 части 2 статьи 74 УПК РФ «протоколы следственных и судебных действий», следующим образом: «5) протоколы следст­венных, судебных действий и материалы применения при их производстве научно-тех­нических средств фиксации»;
    • в целях расширения возможности использования научно-технических средств при предъявлении лиц и предметов для опознания и повышения эффективности данного следственного действия рекомендуем внести изменения в часть 2 статьи 193 УПК РФ, изложив ее в следующей редакции: «Опознающие предварительно допрашиваются об обстоятельствах, при которых они воспринимали предъявленные для опознания лицо или предмет...»; дополнить часть 5 статьи 193 УПК РФ, изложив ее следующим образом: «При невозможности предъявления лица опознание может быть проведено по его фотографии, видеоизображению, фонограмме устной речи…»;
    • в целях обеспечения безопасности опознающих предлагаем дополнить часть 8 статьи 193 УПК РФ нормой, предусматривающей возможность предъявления лица для опознания как в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым, так и по фотографии, изложив ее в следующей редакции: «В целях обеспечения безопасности опознающего предъявление лица для опознания по решению следователя может быть проведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым, либо по фотографии в порядке, предусмотренном частью 5 настоящей статьи».

Теоретическая и практическая значимость исследования.  В теоретическом плане важной является сама постановка проблемы повышения значе­ния применения научно-технических средств в процессуальной деятельности следователя и использования результатов их применения в доказывании по уголовным делам. В развитие этого положения теоретически обоснована трактовка применяемых именно научно-технических средств (а не просто технических). Теоретически и практически значимыми являются научно обоснованные предложения по дальнейшему совершенствованию законодательства, регулирующего использование научно-технических средств в процессуальной деятельности следователя. Практически значимы обоснованные предложения по решению проблем, возникающих у следственных работников, в связи с применением научно-технических средств в условиях существующего правового регулирования, а также рекомендации по тактике их применения при производстве конкретных следственных действий.

Апробация результатов исследования. Теоретические положения, выводы и рекомендации, разработанные и сформулированные в ходе диссертационного исследования, получили отражение в семи науч­ных публикациях, обсуждались на ежегодной научной сессии юридического факультета Воронежского государственного университета в апреле 2010 г. и апреле 2012 г.

Рекомендации и предложения, содержащиеся в диссертационном исследовании, внедрены в практическую деятельность следственных подразделений органов внутренних дел Воронежской области и следственного управления Следственного комитета РФ по Воронежской области.

Структура и объем диссертации обусловлены целями, задачами и логикой проведенного исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих девять параграфов, заключения, списка использованных источников и специальной литературы, приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, излагается степень ее разработанности и научной новизны, определяются объект и предмет исследования, цели и задачи работы, раскрываются методология и методика, теоретическая и практическая значимость результатов предпринятого исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту, а также приводятся основные направления апробации результатов диссертационного исследования.

Глава первая «Научно-технические средства, применяемые при расследовании преступлений» содержит три параграфа.

В первом параграфе «Понятие и сущность научно-технических средств, применяемых при расследовании преступлений, их соотношение с техническими средствами» обосновывается необходимость уяснения понятия «научно-технические средства», которая диктуется в первую очередь совершенствованием законодательного регулирования их применения. Автором исследуется сущность основной структурной единицы данного понятия – «техника», определяются категории «технические средства», «технико-криминалистические средства», и дается их соотношение.

Диссертантом анализируются различные подходы к определению понятия «научно-технические средства», отмечается вклад в развитие генезиса данного понятия таких ученых как В. И. Гончаренко, Г. И. Грамович, А. А. Леви,  А. М. Макаров, В. А. Панюшкин и др., которые отстаивали точку зрения о существовании самостоятельной категории «научно-технические средства», имеющей свои отличительные черты.

В диссертации отмечается, что методу (спосо­бу) применения научно-технических средств не уделяется должного вни­мания, в то время как он является направляющим элемен­том рассматриваемого понятия.  Метод – категория универсальная и применяется во всех отраслях научно-технического знания. Однако в технической сфере она обоснованно трансформируется в понятие «техноло­гия», которое как раз и отражает специфику способа применения именно технических средств.

На основе изучения генезиса развития понятия, анализа мнений ученых в диссертации дается определение понятия «научно-технические средства», как технические средства и научно обоснованные методики их примене­ния, используемые в порядке, не запрещенном УПК РФ. В связи с этим предлагается внести изменения в УПК РФ, где словосочетание «технические средства и способы» заменить выражением «научно-тех­нические средства».

Во втором параграфе «Исторические аспекты развития уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего применение научно-технических средств» диссертантом приводится исторический обзор законодательства начиная с УПК РСФСР 1923 года, в котором практически ничего не говорилось о научно-технических или технических средствах и возможности их использования в уголовном процессе. Анализируются положения УПК РСФСР, всту­пившего в силу в 1960 году, в котором применение научно-технических средств нашло отражение в целом ряде статей.

В диссертации рассматривается вопрос о том, удалось ли УПК РФ решить те проблемы применения научно-технических средств в уголовном судопроизводстве, которые не были решены ни УПК РСФСР 1923 года, ни УПК РСФСР 1960 года.

Соискателем отмечается, что законодатель, признав за результатами применения научно-технических средств в целях фиксации информации силу доказа­тельств (часть 2 статьи 84 УПК РФ), разрешил многолетнюю дискуссию о том, следует ли относить фотоснимки и подобные им носители информации к вещест­венным доказательствам или к категории документов. Это чрезвычайно важное обстоятельство, свидетельствующее, что законодатель осознал факт постоянного внедрения в уголовный процесс достижений научно-технического прогресса. Применение научно-технических средств нашло отражение и в статье 166 УПК («Протокол следст­венного действия»). К сожалению, эта статья, как и предшествующая ей статья 141 УПК РСФСР, содержит перечень допущенных к применению научно-технических средств, который носит ограничительный характер и в котором отсутствует указание на допустимость использования других научно-технических средств, кроме перечисленных в статье. Таким образом, по-прежнему использование научно-технических новинок, которые могут появиться в любое время, ока­жется вне закона.

На основе проведенного анализа уголовно-процессуального законодательства диссертант отмечает несомненный прогресс УПК РФ по сравне­нию с УПК РСФСР в плане регулирования применения научно-технических средств и использования в доказывании полученных результатов, и делает вывод о необходимости дальнейшего совершенствования законодательства в рассматриваемой сфере.

В третьем параграфе «Классификация научно-технических средств, применяемых при расследовании преступлений» подробно рассматриваются различные классификации научно-технических средств: по происхождению, целево­му назначению, субъектам применения, доказательственному значению информации, полу­ченной с помощью научно-технических средств, и др. Актуальность вопроса классификации научно-технических средств определяется тем, что только приведя в определенную систему всё многообразие того, что может быть от­несено к научно-техническим средствам, допустимым к использованию при расследовании преступлений, можно определить задачи и возможно­сти их применения.

В диссертации отмечается, что классификации научно-технических (в том числе технико-криминалистических) средств уделялось и уделяется значительное внимание, тем не менее большая часть предложенных классификаций носит лишь частнонаучное, а не практическое значение. В связи с этим автором предлагается классифицировать научно-технические средства относительно целесообразности их применения при производстве конкретных следственных действий – осмотра места происшествия, допроса, обыска и др.

Глава вторая «Задачи, возможности и формы применения научно-технических средств в процессуальной деятельности следователя» посвящена рассмотрению задач и возможностей применения следователем научно-технических средств, критериев допустимости их использования, а также форм применения научно-технических средств.

В первом параграфе «Задачи и возможности применения следователем научно-технических средств» рассматриваются две основные задачи применения научно-технических средств в уголовно-процессуальном доказывании – объективизация и оптимизация доказывания.

В диссертации отмечается, что благо­даря применению научно-технических средств расширяются возможности доказывания, процесс доказывания становится более «прозрачным», происходит укрепление доказательственной базы за счет надежных доказа­тельств и увеличения характера достоверности последних. Это свидетельствует об объективизации доказывания.

При анализе второй задачи применения научно-технических средств –  оптимизации доказывания, соискателем указывается, что для оптимиза­ции, осуществляемой на основе использования научно-технических средств, характерен много­плановый характер ее проявлений: повышение эффектив­ности и качества доказывания, снижение стоимости осу­ществления отдельных следственных действий, экономия времени и минимизация различных сил и средств в дея­тельности по собиранию, проверке и оценке доказательств.

В диссертации рассматриваются возможности использования научно-технических средств в процессуальной деятельности следователя применительно к четырем формам закрепления и передачи доказательственной информации: предметной, вербальной, наглядно-образной и графоаналитической. На основе проведенных исследований автор приходит к выводу, что научно-технические средства возможно применять ко всем вышеназванным формам закрепления и передачи доказательственной информации.

Во втором параграфе «Критерии допустимости использования научно-технических средств при расследовании преступлений» отмечается, что допуская возможность использования любых, а не только специально разработанных и указанных в уголовно-процессуальном законе научно-технических средств, нельзя рассчитывать на то, что само определение этих средств в законе способно гарантировать безусловную допустимость их к использованию в уголовном процессе. Поэтому актуален вопрос об определении критериев допустимости использования этих средств.

Базируясь на анализе всего многообразия предлагаемых учеными критериев допустимости использования научно-технических средств при расследовании преступлений, диссертант делает вывод, что обязательными являются законность, научность и этичность. Их целесообразно закрепить в УПК РФ в норме, регламентирующей условия и порядок применения научно-технических средств, что позволит отказаться от перечисления в УПК РФ конкретных научно-технических средств, применяемых в уголовном процессе, и будет способствовать внедрению в процесс доказывания тех научно-технических средств, которые появятся в будущем.

В третьем параграфе «Формы применения научно-технических средств в процессуально-тактической деятельности следователя» рассматриваются основные этапы собирания доказательственной информации следователем, применительно к которым определены следующие формы применения научно-технических средств по цели их использования: 1) для поиска и обнаружения; 2) для закрепления и консервации; 3) для изъятия и фиксации.

В диссертации отмечается и обосновывается некорректность одновременного указания в части 6 статьи 164 УПК РФ на «следы преступления» и «вещественные доказательства» как на объек­ты, собираемые следователем при помощи научно-техни­ческих средств.

Диссертант на основе проведенного анализа норм УПК РФ, предусматривающих воспроизведение результатов применения научно-технических средств как в ходе судебного разбирательства, так и на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, приходит к выводу, что воспроизведение (предъявление, пред­ставление, демонстрация) результатов применения научно-технических средств является важной са­мостоятельной формой их использования.

Глава третья «Процессуальный порядок и тактика применения следователем научно-технических средств» посвящена рассмотрению предусмотренного уголовно-процессуальным законодательством порядка использования следователем научно-технических средств, тактике их применения при производстве следственных действий, а также использованию полученных результатов.

В первом параграфе «Следователь как основной субъект применения научно-технических средств» рассматриваются общие нормы о допустимости использования научно-технических средств следователем при производстве следственных действий (часть 6 статьи 164 УПК РФ). То обстоятельство, что при наличии общей нормы законодатель отдельно указывает на применение научно-технических средств при выполнении конкретных следственных действий, в частности осмотре трупа, освидетельствовании, контроле и записи переговоров, допросе, предъявлении для опознания, лишь подчеркивает важность и сложность таких действий. Однако это не исключает правомерности их использования следователем при осуществлении иных следственных действий.

В диссертации отмечается, что располагая достаточными правами по применению научно-техни­ческих средств для фиксации до­казательственной информации, следователь не всегда является инициатором их применения. Так, по ходатайству допрашиваемого лица в ходе допроса могут быть проведены фотографирование, аудио- и (или) видеозапись. Следовательно, инициатива применения научно-техни­ческих средств при допросе может принадлежать любому допрашиваемому лицу.

При анкетировании следователей ОВД и СУ СК более 80 % опрошенных высказались о том, что инициатива применения научно-технических средств при допросе всегда исходила от них самих. О случаях, когда об этом ходатайствовали допрашиваемые лица или их адвокаты (защитники), упомянули всего 4 % респондентов.

На основе анализа процессуальных условий применения следователем научно-технических средств фиксации при производстве следственных действий в диссертации отмечается, что они дос­таточно сложны, требуют значительных временных затрат, что свидетельствует об их несовершенстве. Учитывая одинаковое доказательственное значение протоколов следственных действий, проведенных как с применением научно-технических средств фиксации, так и без их применения, следователи нередко отказываются от использо­вания этих средств закрепления сведений, имеющих отношение к уголовному делу.

Совершенствование процессуального порядка применения следователем научно-технических средств фиксации при производстве следственных действий соискатель видит в сохранении единства технической записи и процессуального документа, но при этом должна быть предусмотрена возможность сокращения описательной части протокола до краткого изложения основных сведений.

Во втором параграфе «Основания, процессуальный порядок и тактика применения следователем научно-технических средств при производстве следственных действий» анализируется проблема обязательного применения научно-технических средств фиксации информации при производстве следственных действий.

В диссертации отмечается, что УПК РФ не содержит единого перечня оснований для применения научно-технических средств фиксации информации при производстве следственных действий, предоставляя следователю право решать этот вопрос по своему усмотрению, с учетом сложившейся ситуации по делу.

Анализируя точку зрения ряда ученых о необходимости законодательного закрепления случаев, когда фиксация хода и результатов следственных действий с помощью научно-технических средств является обязательной, с учетом результатов анкетирования следователей, автор приходит к выводу о нецелесообразности такого закрепления. Вместе с тем в работе сформулированы предложения, когда такая фиксация оправдана.

В диссертации отмечаются особенности процессуального порядка и тактики применения научно-технических средств фиксации информации при производстве конкретных следственных действий.

Автором разработаны рекомендации по внесению изменений и дополнений в уголовно-процессуальное законодательство, направленные на совершенствование применения научно-технических средств при производстве следственных действий, которые будут способствовать объективному отражению хода указанных действий, а также соблюдению прав их участников.

В третьем параграфе «Использование следователем результатов применения научно-технических средств» определяются преимущества фиксации доказательственной информации с помощью научно-технических средств: закрепление фактических данных (объективно, оперативно) в определенном их состоянии, на определенный момент; материальное (объективное) закрепление признаков объекта различ­ными научно-техническими средствами на момент его обнаружения при невозможности изъятия в натуре; перевод информации из менее устойчивой в более устойчивую; обеспечение достоверности и адекватности отображения воспроизво­димых данных; обеспечение сохранности (консервация) в неизменном виде свойств и признаков объекта, имеющих значение для уголовного дела; обеспечение возможности многократного использования зафиксиро­ванной с помощью научно-технических средств информации адресатом доказывания и иными участ­никами процесса и др.

Диссертант уделил особое внимание одному из спорных положений УПК РФ о том, что результаты использования научно-технических средств (фото-, ки­носъемка, аудио- и видеозапись) рассматриваются в качестве самостоятельных до­казательств как иные документы (статья 84 УПК РФ), в то время как такие же материаль­ные носители информации, но полученные при производстве следственных дей­ствий, являются лишь приложениями к протоколу следственного дейст­вия и самостоятельного доказательственного значения не имеют.

Анализ материалов судебной, следственной, надзорной практики свидетельствует о важном доказательственном значении, придаваемом на практике приложению к протоколу. В связи с этим соискатель предлагает придать самостоятельное доказательственное значение материаль­ным носителям информации, полученным при производстве следственных дей­ствий (приложениям к протоколам), дополнив в этой части соответствующую норму  УПК РФ.

В заключении диссертации подведены итоги проведенного исследования, сформулированы основные положения, выводы, предложения и рекомендации по совершенствованию законодательного регулирования процессуального порядка и тактики применения следователем научно-технических средств.

В приложении содержатся результаты изучения и обобщения уголовных дел, а также анкетирования следователей по проблемным вопросам диссертационного исследования.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора.

Научные статьи, опубликованные в рецензируемых журналах:

  1. Болычев В. Г. Основания и процессуальный порядок применения научно-технических средств при производстве следственных действий /  В. Г. Болычев // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Право. – 2009. – № 2(7).  – С. 425 – 438 (1,2 п.л.).
  2. Болычев В. Г. Основные задачи и возможности использования научно-технических средств в процессуальной деятельности следователя /  В. Г. Болычев // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Право. – 2010. – № 1(8).  – С. 451 – 462 (1,0 п.л.).
  3. Болычев В. Г. Специалист, его роль и значение в применении научно-технических средств при собирании доказательств по уголовному делу /  В. Г. Болычев, В. А. Панюшкин // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Право. – 2011. – № 1(10).  – С. 377 – 387 (0,9 п.л., авт. – 0,6 п.л.).

Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:

  1. Болычев В. Г. Критерии допустимости использования научно-технических средств при расследовании преступлений / В. Г. Болычев // Трибуна молодых ученых : сб. науч. трудов / под ред. Ю. Н. Старилова. – Воронеж : Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2009. – Вып. 13 : Правовой порядок в Российской Федерации : формирование, виды, эффективность. – С. 67 – 76 (0,8 п.л.).
  2. Болычев В. Г. Развитие уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего применение научно-технических средств / В. Г. Болычев // Юридические записки: сб. науч. трудов / под ред. Ю. Н. Старилова. – Воронеж : Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2010. – Вып. 23 : Противодействие коррупции в России : общая теория и отраслевое правовое регулирование. – С. 44 – 53  (0,7 п.л.).
  3. Болычев В. Г. Следователь как основной субъект применения научно-технических средств при расследовании преступлений / В. Г. Болычев // Правовая наука и реформа юридического образования: сб. науч. трудов / под ред. Ю. Н. Старилова. – Воронеж : Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2010. – Вып. 23 : Право и справедливость. – С. 61 – 71 (0,6 п.л.).
  4. Болычев В. Г. Использование результатов применения научно-технических средств в доказывании по уголовным делам / В. Г. Болычев // Трибуна молодых ученых : сб. науч. трудов / под ред. Ю. Н. Старилова. – Воронеж : Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2011. – Вып. 14 : Правомерность и юридическая ответственность : соотношение, порядок обеспечения, гарантии. – С. 25 – 39 (1,1 п.л.).






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.