WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Торосян

Роман Вагинакович

Преступления против
общественной нравственности:

вопросы криминализации, систематизации
и законодательного описания

12.00.08 –  уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Ростов-на-Дону – 2012

Диссертация  выполнена в Государственном образовательном
учреждении высшего профессионального образования
«Кубанский государственный университет»

Научный руководитель:        Заслуженный работник высшей школы РФ,

       доктор юридических наук, профессор

       Прохоров Леонид Александрович

Официальные оппоненты:        доктор юридических наук, профессор

       Максимов Сергей Васильевич

Института государства и права РАН,
заведующий сектором уголовного права
и криминологии;

               

       кандидат юридических наук

       Миллеров Евгений Владимирович

       Ростовский филиал Российской

       таможенной академии, старший

       преподаватель кафедры

       административного и таможенного права

                       

Ведущая организация:        ФГКОУ ВПО «Волгоградская академия

       МВД России»

Защита состоится 24 мая  2012 г. в  14  часов на заседании диссертационного совета Д 203.011.02 при федеральном государственном казенном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Ростовский юридический институт МВД России» по адресу: 344015, г. Ростов-на-Дону, ул. Маршала Еременко, 83, ауд. 503.

 

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке федерального государственного казенного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Ростовский юридический институт МВД России». Автореферат диссертации размещен на официальном сайте ФГКОУ ВПО «РЮИ МВД России» – www.ruimvd.ru.

Автореферат разослан 23 апреля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                 А.Б. Мельниченко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

       



Актуальность темы диссертационного исследования. Состояние  нравственности населения выступает одним из важнейших показателей уровня и качества общественной жизни. Прогресс социума возможен только при условии обеспечения не только физического, но и духовного его здоровья. Вместе с тем современный период развития российского общества характеризуется глубоким кризисом нравственности, крайне пренебрежительным отношением многих граждан к ее устоям, резким падением духовности. Крушение привычной системы ценностей при отсутствии вновь сформированного целостного представления о ней, соответствующего современным реалиям, создает серьезные препятствия для дальнейшего развития цивилизации.

       Нравственный кризис свойствен не только российскому обществу, он поражает международное сообщество в целом. Утрата семейными отношениями их традиционной роли, бурный всплеск интереса к порнографии, в первую очередь детской, резкое увеличение масштабов проституции, хищническое отношение к культурным ценностям с превращением их в рядовой, но дорогостоящий товар, варварский подход к природному достоянию подводят мировую цивилизацию к духовному краху.

       Будучи обеспокоенным складывающейся ситуацией в нравственной сфере международное сообщество предпринимает соответствующие шаги по выходу из нее. В их числе, безусловно, и правовые меры. Об этом свидетельствует наличие комплекса международно-правовых актов, направленных на борьбу с правонарушениями, затрагивающими названную сферу. Среди них, в частности, Международная конвенция о пресечении обращения порнографических изданий и торговли ими  от 12.09.1923 г.; Протокол об изменении договора о борьбе с распространением порнографических изданий от 04.05. 1949 г.; Конвенция о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами от 02.12. 1949 г.; Конвенция ООН об охране всемирного культурного и природного наследия от 16 ноября 1972 г.; Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, принятый 25.05.2000 г. и ряд иных.

       Российским государством сформирована основанная на положениях международного права национальная система законодательства, направленного на противодействие явлениям, угрожающим нравственному состоянию общества. Немаловажная роль при этом отводится уголовно-правовым средствам устранения либо нейтрализации преступного воздействия на названную сферу. Уголовный кодекс РФ содержит комплекс норм, предусматривающих ответственность за преступления против общественной нравственности (статьи 240–245), что, несомненно, заслуживает позитивной оценки.

       Вместе с тем обращают на себя внимание два существенных обстоятельства. В первую очередь, достаточно скудная статистическая  картина осуждения за соответствующие посягательства. Так, что касается Краснодарского края, она выглядит  следующим образом:

       

Номера статей УК

2006 год

2007 год

2008 год

2009 год

2010 год

ч. 1 ст. 240

ч. 2 ст. 240

ч. 3 ст. 240

3

0

0

2

0

0

0

1

0

0

0

0

1

0

0

ч. 1 ст. 241

ч. 2 ст. 241

ч. 3 ст. 241

23

0

0

43

0

0

36

0

0

30

0

0

31

0

0

ст. 242

1

1

6

1

5

ч. 1

ст. 242.1

ч. 2

ст. 242.1

0

0

0

0

0

0

0

0

1

0

ч. 1 ст. 243

ч. 2 ст. 243

2

0

0

0

0

0

3

0

0

0

ч. 1 ст. 244

ч. 2 ст. 244

2

2

3

5

1

0

8

0

5

3

ч. 1 ст. 245

ч. 2 ст. 245

6

0

3

0

4

0

4

0

3

0

 

Таким образом, за пять лет в крупнейшем субъекте РФ за различные преступления против общественной нравственности осуждено в общей сложности всего 238 человек. При этом за совершение преступлений, предусмотренных ст. 240 и 241 УК, направленных против несовершеннолетних, не осужден ни один человек. И это в то время, когда несовершеннолетние и малолетние пользуются особым спросом на нелегальном рынке сексуальных услуг. Подтверждением этого является ситуация, имевшая место в г. Перми, когда на скамье подсудимых оказалось 60 человек. Все подсудимые признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ст. 210 УК РФ «Организация преступного сообщества (преступной организацией) или участия в нем (ней)»,
ст. 240 УК РФ «Вовлечение в занятие проституцией», ст. 241 УК РФ «Организация занятия проституцией». Подобный социально-болезненный нарыв может быть вскрыт в любом регионе в любое время1.

Процесс борьбы с преступлениями против общественной нравственности осложняют различные обстоятельства (достаточно высокий уровень их латентности, противодействие со стороны организованной преступности, коррупция в правоохранительных органах и др.), в том числе недоработки законодателя. Это второе существенное обстоятельство, на которое следует обратить внимание. В законодательных актах отсутствуют легальные дефиниции ряда понятий, используемых при описании составов соответствующих преступлений (в частности, таких как проституция, притон для занятия проституцией, порнография, материалы с порнографическими изображениями несовершеннолетних, животные и пр.). Не всегда безупречно содержание уголовно-правовых норм, устанавливающих ответственность за посягательства на общественную нравственность. Целый ряд аспектов содержания составов, вопросов квалификации остаются дискуссионными, требующими дополнительного осмысления. Все это не может не затруднять правоприменительный процесс.

Несмотря на то, что в уголовно-правовой доктрине исследованию названной группы преступлений уделялось и уделяется внимание (особенно посягательствам, связанным с проституцией и порнографией), тем не менее, этот процесс преждевременно считать завершенным, как, впрочем, и процесс формирования уголовного законодательства в соответствующей его части. От эффективности последнего во многом зависит и успех в деятельности по сохранению нравственных устоев общества. С наличием необходимости дальнейшего совершенствования уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за преступления против общественной нравственности, согласилось 66,4 % респондентов, опрошенных нами в процессе проведенного в ходе исследования анкетирования работников правоохранительных органов.

Актуализирует проблему и подвигает к дальнейшему ее исследованию, в том числе, и внесение изменений в комплекс соответствующих норм Федеральным законом от 29 февраля 2012 г. № 14-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних»2.

Изложенные обстоятельства позволяют констатировать, что избранная тема диссертационного исследования актуальна, теоретически и практически значима.

       Степень научной разработанности проблемы. Различные аспекты исследуемой проблемы изучались такими представителями теории российского уголовного права, как  Н.А. Аверина, Ю.В. Александров, С.И. Бушмин, Я.И. Гилинский, Р.Г. Гунарис, Р.С. Джинджолия, А.П. Дьяченко, М.А. Ефимов, А.Н. Игнатов, О.С. Капинус, В.В. Кулыгин, О.К. Ларина, П.И. Люблинский, В.Д. Набоков, М.П. Полянская, Ю.Е. Пудовочкин, Т.Р. Сабитов, А.А. Станская, Е.А. Старков, И.Г. Сугаков, Ю.М. Ткачевский и ряд других авторов.

       Среди диссертационных исследований, выполненных в последние годы по тем или иным аспектам рассматриваемых в настоящей работе проблем, следует назвать, в частности, кандидатские диссертации
И.Б. Афонина «Уголовно-правовая охрана культурных ценностей» (Москва, 2005); М.В. Денисенко «Уголовная ответственность за незаконное распространение порнографических материалов или предметов» (Москва, 2004); А.Г. Донченко «Уголовно-правовые и иные правовые меры противодействия незаконному обороту порнографии» (Саратов, 2010); Е.В. Медведева «Уголовно-правовая охрана культурных ценностей» (Казань, 2003); О.Ш. Петросяна «Уголовная ответственность за изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних» (Москва, 2005); Ю.П. Смирнова «Уголовная ответственность за сексуальную эксплуатацию других лиц в форме занятия ими проституцией» (Москва, 2010); В.В. Сучковой «Общественная нравственность в сфере половых отношений как объект уголовно-правовой охраны» (Москва, 2004) и др.

       Работы перечисленных и ряда иных авторов использованы диссертантом в ходе исследования в качестве теоретической основы дальнейшей разработки вопросов криминализации и квалификации преступлений против общественной нравственности. Отдавая должное авторам, внесшим значительный вклад в развитие уголовно-правовой доктрины в названной ее части, вместе с тем следует отметить, что целостного монографического исследования современной системы преступлений против общественной нравственности в последние годы осуществлено не было. Кроме того, как отмечалось выше, целый ряд аспектов рассматриваемой проблемы требует дополнительного изучения и осмысления.

       Цели и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является научное осмысление проблем криминализации и квалификации преступлений против общественной нравственности и разработка на этой основе предложений по совершенствованию уголовного законодательства в части регламентации ответственности за названные посягательства, а также формулирование рекомендаций работникам судебно-следственных органов по их квалификации.

       Указанная цель предопределила постановку и решение следующих задач:

– проследить ретроспективу процесса развития уголовного законодательства об ответственности за преступления против общественной нравственности, выявив тенденции и позитивные аспекты его развития в части криминализации этих деяний;

– охарактеризовать международно-правовые основы криминализации деяний, направленных против общественной нравственности;

– рассмотреть соответствующие положения современного зарубежного уголовного законодательства для установления в нем положений, достойных для использования в процессе совершенствования российского уголовного закона;

– осуществить всесторонний уголовно-правовой анализ составов преступлений против общественной нравственности и на этой основе уточнить их содержание, исследовать ряд дефиниций, необходимых для уголовно-правовой оценки названных посягательств;

– рассмотреть вопросы квалификации преступлений против общественной нравственности, обратив внимание, в первую очередь, на спорные моменты в их уголовно-правовой оценке;

– ознакомиться с существующими теоретическими подходами к ряду дискуссионных вопросов, возникающих при определении уголовно-правового содержания составов названных преступлений, их квалифицированных видов, и обосновать по ним собственное суждение;





– изучить и обобщить судебную практику применения уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за преступления против общественной нравственности, а также соответствующие статистические данные.

Объект и предмет диссертационного исследования. В качестве объекта диссертационного исследования выступают получивший отражение в соответствующих положениях уголовного закона подход законодателя к конструированию составов преступлений против общественной нравственности, а также общественные отношения, возникающие в сфере реализации соответствующих уголовно-правовых норм.

Предметом исследования являются:

– действующие правовые нормы отечественного уголовного законодательства об ответственности за преступления против общественной нравственности;

– соответствующие положения международно-правовых актов, посвященных борьбе с посягательствами на общественную нравственность;

– научная литература по избранной теме исследования и общим вопросам уголовного права;

– акты толкования уголовного закона и судебная практика по делам о преступлениях против общественной нравственности;

– соответствующие статистические данные и результаты проведенного автором социологического исследования.

       Методологическую основу исследования составляют известные общенаучные методы познания; в качестве частных научных методов использованы сравнительно-правовой, формально-логический, логико-семантический, логико-юридический, системный, социологический и математический методы исследования.

       Нормативную базу образуют международно-правовые акты, посвященные вопросам борьбы с посягательствами на общественную нравственность (Международная конвенция о пресечении обращения порнографических изданий и торговли ими  от 12.09.1923 г.; Протокол об изменении договора о борьбе с распространением порнографических изданий от 04.05. 1949 г.; Конвенция о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами от 02.12. 1949 г.; Конвенция об охране всемирного культурного и природного наследия 16 ноября 1972 года; Европейская конвенция о правонарушениях, связанных с культурной собственностью, 23.06. 1985 г.; Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, принятый 25.05. 2000 г. и нек. др.); ряд законов Российской Федерации (в частности, Закон РФ от 15.04.1993 г. «О вывозе и ввозе культурных ценностей»; Федеральный закон от 14.03.1995 г. «Об особо охраняемых природных территориях», Федеральный закон от 24.04.1995 г.  «О животном мире», Федеральный закон от 12.01.1996 г. «О погребении и похоронном деле» и  др.); нормы действующего российского уголовного законодательства и их исторические аналоги; Стратегия национальной безопасности Российской Федерации, утвержденная Указом Президента РФ 12 мая 2009 г.; современное зарубежное уголовное законодательство двадцати двух стран.

       Общетеоретическую базу исследования составили труды ведущих специалистов в области уголовного права – Ю.М. Антоняна, С.В. Бородина, Я.М. Брайнина, Б.В. Волженкина, Б.С. Волкова, Л.Д. Гаухмана,
Р.Р. Галиакбарова, П.С. Дагеля, Н.И. Загородникова, М.П. Карпушина, М.И. Ковалева, Н.И. Коржанского, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, В.И. Курляндского, Н.С. Лейкиной, С.В. Максимова, Р.И. Михеева, Б.С.Никифорова, А.В. Наумова, А.А. Пионтковского, Л.А. Прохорова, М.Л. Прохоровой, А.И. Рарога, В.Д. Спасовича, Н.С.Таганцева,  Г.В. Тимейко,  А.Н. Трайнина, Г.С. Фельдштейна, М.П. Чубинского и других.

       Эмпирическую базу диссертации образуют результаты осуществленного автором изучения 75 уголовных дел о преступлениях против общественной нравственности, рассмотренные судами Краснодарского края в период с 2006 по 2010 гг.; результаты проведенного анкетирования 137 следователей, дознавателей и судей по вопросам применения норм о названных преступлениях. Кроме того, соискателем проанализированы необходимые статистические данные по РФ, Краснодарскому краю, опубликованная практика Верховного Суда РФ и судов иных регионов России.

       Научная новизна диссертационного исследования. Научная новизна настоящей диссертационной работы определяется тем, что это одно из достаточно немногочисленных комплексных уголовно-правовых исследований всей системы преступлений против общественной нравственности, проблем их законодательной регламентации, криминализации и квалификации. На его основе автором разработаны и обоснованы направления совершенствования действующего уголовного законодательства в соответствующей его части, а также рекомендации по квалификации неоднозначно оцениваемых в теории и на практике ситуаций совершения названных преступных посягательств.

       Элементами научной новизны обладает осуществленный в диссертации детальный ретроспективный анализ процесса становления и развития Российского уголовного законодательства, регламентирующего преступления против общественной нравственности, и выводы из него.

       Впервые на уровне диссертационного исследования осуществлен столь обширный сравнительно-правовой анализ зарубежного уголовного законодательства в части регламентации ответственности за названные преступные посягательства. Разработанные на его основе направления совершенствования действующего уголовного законодательства в соответствующей его части также отличаются определенной научной новизной.

       Соискателем предложена авторская система преступлений против общественной нравственности, построенная на основе выделения их непосредственного объекта, разработаны дефиниции ряда необходимых понятий.

       На основе детального анализа признаков составов рассматриваемых преступлений (с учетом изменений и дополнений, внесенных в соответствующие нормы Федеральным законом от 29 февраля 2012 г. № 14-ФЗ
«О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних»), понятий, с ними связанных, в диссертации разработаны рекомендации по его квалификации.

       В диссертации сформулирован комплекс отличающихся новизной предложений по совершенствованию редакций ряда уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за преступления против общественной нравственности.

       Научная новизна находит свое выражение и в положениях, выносимых диссертантом на защиту.

       Положения, выносимые на защиту:

1. Выводы из осуществленного в работе ретроспективного анализа процесса криминализации деяний, направленных против общественной нравственности. В их числе предложения по совершенствованию действующего уголовного законодательства в соответствующей его части, являющиеся отражением исторических традиций, выступающих одном из оснований криминализации:

– Поддержав высказанную в литературе позицию о переносе статьи о хищении предметов, имеющих особую ценность, в главу 25 УК,  предлагаем  (по примеру Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года) добавить в ее текст положения, касающиеся хищения любого имущества, используемого религиозными объединениями для отправления культа. Если же такое предложение не будет реализовано, то полагаем обоснованным включить соответствующий квалифицирующий признак в статьи 158–162 УК РФ (здесь будет иметься в виду соответствующее имущество, не  относящееся к предметам, имеющим особую ценность, за хищение которых предусмотрена ответственность ст. 164 УК).

– Считаем целесообразным установление для преступлений, предусмотренных ст. 242 и 242-1 УК, такого квалифицирующего признака, как их совершение в местах скопления несовершеннолетних и лиц, не достигших четырнадцатилетнего возраста (в школах, дошкольных учреждениях, детских домах, местах массового досуга детей и подростков, воспитательных колониях и пр.). Это обусловлено, во-первых, объективно более высокой степенью их общественной опасности за счет особых свойств адресатов соответствующих преступных деяний; во-вторых, следованием исторической традиции, заложенной в Уложении 1845 г.; в-третьих, необходимостью соблюдения требования соответствия уголовного закона международно-правовым установлениям.

2. Выводы из сравнительно-правового исследования зарубежного уголовного законодательства в соответствующей его части, в том числе связанные с выявлением положений, которые заслуживают внимания в ракурсе дальнейшего совершенствования российского уголовного законодательства:

– О необходимости усиления наказания за вовлечение в занятие  проституцией, совершенное родственниками  вовлекаемого лица или виновным, от которого это лицо находится в той или иной зависимости (УК Сан-Марино, Туниса, Франции, Примерный уголовный кодекс США), а также лицами, призванными бороться с проституцией или поддерживать общественный порядок (УК Франции). Соответствующий квалифицирующий признак мог бы быть помещен в п. «г» ч. 2 ст. 240 УК, которым ее следует дополнить.

– О выделении такого квалифицирующего признака, как совершение вовлечения в занятие проституцией в отношении особо уязвимого лица (УК Франции). Таким положением следует дополнить ч. 3 ст. 240 – «… в отношении несовершеннолетнего, а равно лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии».

– О возможности исключения ответственности для лиц, распространяющих порнографические материалы среди личных знакомых и при отсутствии корыстной заинтересованности (Примерный уголовный кодекс США). Предлагая дополнить таким примечанием ст. 242 УК, считаем необходимым указать в нем на совершеннолетие личных знакомых: «Примечание. Лицо, осуществившее распространение порнографических предметов или материалов среди своих личных знакомых, достигших совершеннолетия, освобождается от уголовной ответственности, если оно совершило названное деяние при отсутствии корыстной заинтересованности и если в его деяниях не содержится иного состава преступления».

О необходимости усиления ответственности за принуждение несовершеннолетних к участию в создании фотоизображений или кино- или видеопродукции, компьютерных программ порнографического характера (УК Украины), поскольку далеко не всегда несовершеннолетние добровольно принимают участие в создании порнографических материалов или предметов. В связи с этим считаем целесообразным дополнение ч. 2 ст. 242-2 УК РФ указанием на соответствующий квалифицирующий признак, включив в нее п. «д». Такое решение упростит и процесс уголовно-правовой оценки содеянного, исключив во многих ситуациях необходимость квалификации преступления по совокупности.

Об установлении уголовной ответственности за умышленное плохое обращение с животными, выражающееся в непредоставлении требуемого корма, заботы или крова животному, находящемуся под опекой лица, а равно за необоснованное оставление животного
(УК штата Техас и Франции). Вместе с тем представляется, что уголовная ответственность должна быть поставлена в зависимость от наступления вредных последствий – гибели, заболевания или увечья животного. В связи с этим предлагаем дополнить ст. 245 УК РФ положением соответствующего содержания.

О необходимости криминализации изготовления и распространения предметов, пропагандирующих культ насилия и жестокости (УК Казахстана, Республики Сан-Марино, Украины, Швейцарии, Швеции). Считая неоправданной декриминализацию таких деяний в УК РФ в современных условиях, когда преступность (особенно молодежная) характеризуется ярко проявляющейся жестокостью, учитывая отечественный исторический и зарубежный законодательный опыт, видим необходимость в «реанимировании» уголовной ответственности за названные деяния.

3. Непосредственным объектом рассматриваемых преступлений традиционно признаются общественные отношения в сфере обеспечения общественной нравственности. Однако непосредственным объектом конкретного преступления не может быть общественная нравственность в целом. Им выступает определенная часть общественных отношений в сфере обеспечения конкретных нравственных норм, регулирующих отдельную сферу жизнедеятельности личности или общества. Поэтому считаем необходимым выделение подвидового объекта для рассматриваемых деяний. Им и будут выступать общественные отношения в сфере обеспечения общественной нравственности.

На основе этих посылок автором уточнен непосредственный объект рассматриваемых деяний. Непосредственным основным объектом преступлений, предусмотренных ст. 240, 241, 242, 242-1 и 242-2 УК, выступает совокупность общественных отношений, обеспечивающих общественную нравственность в сфере взаимоотношения полов и формирования половой культуры общества; преступлений, предусмотренных ст.243 и 244 УК, – совокупность общественных отношений, обеспечивающих общественную нравственность в сфере сохранения наследия прошлого и поддержания связи поколений; преступления, предусмотренного ст. 245 УК, – совокупность общественных отношений, обеспечивающих общественную нравственность в сфере взаимоотношения людей с иными представителями живой природы.

4. Классификация преступлений против общественной нравственности должна осуществляться соответственно подходу к определению их непосредственного объекта: преступления против общественной нравственности, нарушающие нравственные установления в сфере взаимоотношения полов и формирования половой культуры общества  (ст. 240 УК; ст. 241 УК; ст. 242 УК; ст. 242-1; 242-2 УК); преступления против общественной нравственности, нарушающие нравственные установления в сфере сохранения наследия прошлого и поддержания связи поколений (ст. 243 УК; ст. 244 УК); преступления против общественной нравственности, нарушающие нравственные установления в сфере взаимоотношения людей с иными представителями живой природы (ст. 245 УК).

5.  Дефиниция порнографии, разработанная на основе анализа соответствующих законодательных положений (в том числе зарубежных УК – штата Техас, Китайской Народной Республики, Примерного уголовного кодекса США), теоретических подходов к ее определению, подлежащая закреплению в примечании к ст. 242 УК: «Порнография – это грубо натуралистическое, детальное, отражающее анатомические и (или) физиологические подробности описание или изображение гениталий человека, полового акта, аутосексуальных действий человека, половых аномалий (в том числе зоофилии – сексуальных действий человека и представителей животного мира, некрофилии – сексуальных действий человека с трупом) и изощрений (не исключающих использования различных неодушевленных предметов внешнего мира), а равно описание или изображение сексуального поведения, связанного с насилием, принуждением одного из партнеров или глумлением над ним, либо сопряженного с использованием несовершеннолетних лиц или лиц, находящихся в беспомощном состоянии».

6. Понятие проституции, сформулированное с учетом существующих в теории уголовного права подходов к ее определению, которое следует представить в примечании к статье 240 УК РФ (соответственно, дополнив им статью): «Проституция – это систематическое оказание сексуальных услуг лицами как женского, так и мужского пола независимо от возраста за материальное вознаграждение, носящее отчужденный (безличный) характер».

7. Основанная на анализе территориального, целевого, временного и функционального признаков притона его авторская дефиниция: «Притоном в смысле ст. 241 УК следует признавать любое помещение (жилое или нежилое независимо от его основного функционального назначения), сооружение, предназначенные для занятия проституцией, приспособленные для неоднократного предоставления одним и тем же либо разным лицам любого пола  для оказания сексуальных услуг». Мы присоединяемся к предложению о дополнении ст. 241 УК примечанием, содержащим  понятие притона.

8. Предлагаемая автором следующая редакция диспозиции ч. 1
ст. 242 УК: «Незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозка и (или) перемещение через Государственную границу Российской Федерации в целях распространения, публичной демонстрации или рекламирования либо распространение, публичная демонстрация или рекламирование порнографических материалов или предметов…» с обоснованием своей позиции (то есть необходимости включения в нее указания на такие деяния, как приобретение, хранение и перевозка).

9. Обоснованные в работе, опирающиеся на анализ системы признаков, квалифицирующих преступления против общественной нравственности, предложения по расширению их круга:

– О дополнении действующей редакции ч. 3 ст. 242 УК  следующим  положением: «…, а также совершение деяний, предусмотренных частью второй настоящей статьи, в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, – наказываются…».

– О включении в статьи 240 и 243 УК указания на такой  квалифицирующий признак, как использование лицом своего служебного положения.

       Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что содержащиеся в нем положения, а также  сформулированные и обоснованные соискателем выводы вносят определенный  вклад в соответствующий раздел российской уголовно-правовой теории. Предложения, высказанные и аргументированные автором, могут быть использованы законодателем в процессе совершенствования содержания уголовно-правовых норм о преступлениях против общественной нравственности. Практическое значение имеют содержащиеся в работе подходы к определению ряда дефиниций, необходимые для точного применения соответствующих уголовно-правовых норм, и разработанные в диссертации рекомендации по квалификации названных преступных посягательств, которые могут быть использованы в практической деятельности работников правоохранительных органов.

Положения, выводы и рекомендации, сформулированные автором, могут быть использованы в учебном процессе в ходе преподавания  Особенной части уголовного права РФ и в системе повышения квалификации работников правоохранительных органов.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные теоретические положения, выводы соискателя, рекомендации по совершенствованию действующей системы уголовно-правовых норм о преступлениях против общественной нравственности и по квалификации этих деяний, содержащиеся в работе, изложены в одном учебном пособии и семи научных статьях автора (в том числе в трех статьях, опубликованных в изданиях, включенных в перечень ВАК). Они обсуждались на кафедре уголовного права и криминологии Кубанского государственного университета; представлялись на двух международных научно-практических конференциях (г. Саратов, 11 декабря 2008 г.; г. Санкт-Петербург, 26–27 мая 2009 г.). Результаты исследования внедрялись в учебный процесс в ходе преподавания Особенной части уголовного права РФ в Кубанском государственном университете (г. Краснодар), Кубанском социально-экономическом институте (г. Краснодар).

Структура диссертации предопределена объектом, предметом, целями и задачами исследования и включает введение, две главы, объединяющие семь параграфов, заключение, список использованной литературы и приложение.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования; раскрываются его объект и предмет; определяются цели и задачи исследования, его методологическая, теоретическая и эмпирическая основы; научная новизна, теоретическая и практическая значимость диссертации, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Криминализация деяний, посягающих на общественную нравственность: исторические предпосылки, международно-правовые основания, зарубежный опыт» состоит из трех параграфов. В первом параграфе «Развитие российского уголовного законодательства об ответственности за преступления против общественной нравственности» автор на основе ретроспективного анализа таких источников, как Соборное Уложение 1649 г., Артикул воинский Петра Первого 1715 г., Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., Уголовное Уложение 1903 г., соответствующих нормативных актов советского периода (в частности, УК РСФСР 1922, 1926, 1960 гг. и иных), а также теоретической литературы 19-20 вв., посвященной рассматриваемой проблематике, делает ряд выводов.

Во-первых, впервые развернутая система законодательных положений об уголовной ответственности за рассматриваемые преступления была сформулирована в Соборном Уложении 1649 года. Основная их часть представляла собой посягательства против церкви и веры. Но вплоть до событий 1917 года религиозные нормы были существенной составляющей нравственности. Дальнейшее развитие система названных преступлений получила в Артикуле Воинском Петра I, а пик ее детализации и разработанности приходится на Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года.

Во-вторых,  шаг назад в регламентации уголовной ответственности за рассматриваемые преступления был сделан в советский период. Ни один советский Уголовный кодекс не содержал отдельную главу, в которой бы содержались соответствующие положения. Более того, нормы были «разбросаны» по различным разделам (главам) Особенной части Кодексов. Часть преступлений относилась к посягательствам против личности, часть – против общественного порядка. Таким образом, целостной системы рассматриваемых преступлений не существовало.
В более выраженном виде она была представлена в УК РСФСР (РФ) 1960 г. Но и здесь названные деяния были отнесены к посягательствам на общественный порядок, поглощавший собой общественную нравственность. Причем это была не только позиция законодателя, но и уголовно-правовой теории. Но, по крайней мере, соответствующие нормы были сгруппированы в рамках одной главы. К концу действия названного УК в результате процесса совершенствования уголовного закона система преступлений против общественной нравственности была представлена практически в том виде, в каком она существует в действующем УК (за некоторыми исключениями).

В-третьих, изучение исторического опыта законодательной регламентации ответственности за названные преступления позволил высказать некоторые предложения по дальнейшему совершенствованию действующего УК РФ, которые представлены в положении 1, выносимом на защиту.

Во втором параграфе «Международно-правовые основания криминализации деяний, направленных против общественной нравственности» автор отмечает, что, осуществляя криминализацию, законодатель должен, в том числе, опираться на международно-правовые основания (при их наличии). Как известно, национальное уголовное законодательство основывается на соответствующих принципах и нормах международного права и не должно противоречить им (ч. 2 ст. 1
УК РФ). Что касается рассматриваемой группы деяний, то для криминализации некоторых из них соответствующие  международно-правовые основания имеются.

Проанализировав положения Международной конвенции о пресечении обращения порнографических изданий и торговли ими  от 12.09.1923 г.; Протокола об изменении договора о борьбе с распространением порнографических изданий от 04.05. 1949 г.; Конвенции о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами от 02.12. 1949 г.; Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия 16 ноября 1972 года; Европейской конвенции о правонарушениях, связанных с культурной собственностью, 23.06. 1985 г.; Факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка, касающегося торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, принятого 25.05. 2000 г., и нек. др., касающихся вопросов криминализации соответствующих деяний и ответственности за них, соискатель пришел к выводу о том, что российский законодатель, формулируя соответствующие уголовно-правовые нормы (содержащиеся в статьях 240, 241, 242, 242-1, 242-2, 243 УК), в достаточно полной мере учел требования международного права, касающиеся вопросов криминализации соответствующих деяний.

В третьем параграфе «Преступления против общественной нравственности в зарубежном уголовном законодательстве: сравнительно-правовой анализ» автор в результате изучения интересующих его положений зарубежных УК все представленные в них подходы к регламентации уголовной ответственности за названные преступления разделил на три группы в зависимости от расположения соответствующих норм в системе Особенной части уголовного закона. Первую группу образуют УК, в которых выделена глава о названных преступлениях. Нормы обо всех деяниях, относимых к посягательствам на общественную нравственность, помещены в этой главе (УК Азербайджанской республики, Голландии, Казахстана, Польши, Республики Сан-Марино, Таджикистана, Турции, Украины, Японии).

Вторую группу образуют УК, в которых выделены главы, объединяющие нормы о преступлениях против общественной нравственности, но некоторые статьи о названных посягательствах расположены и в иных разделах закона (УК Беларуси, Закон об исламских уголовных наказаниях Исламской Республики Иран, Примерный уголовный кодекс США, УК штата Техас, Туниса). Иными разделами (главами), в которых расположены указанные нормы, являются разделы (главы) о преступлениях против личности (в основном, против половой неприкосновенности и свободы, против несовершеннолетних, против семьи); против общественного порядка; против общественной безопасности; препятствующие отправлению религиозного культа.

Третья группа представлена УК, в которых вообще отсутствуют отдельные разделы (главы), посвященные преступлениям против общественной нравственности, и в которых соответствующие нормы «разбросаны» по различным разделам (главам) УК – о половых преступлениях, о преступлениях против общественного порядка, о посягательствах на достоинство человека и др. (УК Китая, Франции, Швейцарии, Швеции).

Несмотря на различия в расположении норм об исследуемых преступлениях в системе уголовного закона, все государства их формулируют, что свидетельствует о несомненной значимости этого объекта уголовно-правовой охраны и об его универсальности, с точки зрения его важности для каждого государства, общества и народа. В результате сравнительно-правового анализа автор выявляет подходы, которые можно было бы учесть в деятельности по дальнейшему совершенствованию отечественного уголовного закона. Эти выводы представлены в положении 2, выносимом на защиту.

Вторая глава «Уголовно-правовая характеристика преступлений против общественной нравственности» состоит из четырех параграфов. В первом параграфе «Объект преступлений против общественной нравственности и вопросы их систематизации» на основе анализа существующих в уголовном праве позиций относительно определения объекта названных преступлений и их классификации
(Л.Г. Гринберг, Л.И. Романова, В.В. Сучкова, Ю.М. Ткачевский,
В.П. Тихий и ряд др.) автор пришел к ряду выводов.

Непосредственным объектом рассматриваемых преступлений (по логике законодателя) выступают общественные отношения в сфере обеспечения общественной нравственности. Но такой вывод представляется не совсем точным, поскольку общественная нравственность – понятие очень широкое, она регулирует все сферы жизни человека и общества. Поэтому непосредственным объектом конкретного преступления не может быть общественная нравственность в целом. Им выступает определенная часть общественных отношений в сфере обеспечения конкретных нравственных норм, регулирующих какую-то отдельную сферу жизнедеятельности личности или общества. В своей совокупности все рассматриваемые преступления посягают на общественную нравственность, а каждое конкретно – лишь на отдельную ее сферу.
В связи с этим автор ставит вопрос о целесообразности выделении подвидового объекта для рассматриваемых деяний. Им и будут выступать общественные отношения в сфере обеспечения общественной нравственности.

Система непосредственных объектов преступлений против общественной нравственности выглядит следующим образом: для преступлений, предусмотренных ст. 240, 241, 242, 242-1, 242-2 УК, это совокупность общественных отношений, обеспечивающих общественную нравственность в сфере взаимоотношения полов и формирования половой культуры общества; для преступлений, предусмотренных ст. 243 и 244 УК, – совокупность общественных отношений, обеспечивающих общественную нравственность в сфере сохранения наследия прошлого и поддержания связи поколений; для преступления, предусмотренного ст. 245 УК, – совокупность общественных отношений, обеспечивающих общественную нравственность в сфере взаимоотношения людей с иными представителями живой природы.

Соответственно подходу к определению непосредственных объектов рассматриваемых преступлений автором разработана их система, представленная в положении 4, выносимом на защиту.

Проанализировав такой признак состава, как предмет, свойственный большинству из рассматриваемых преступлений (ст. 242, 242-1, 242-2, 243, 244, 245 УК), соискатель сделал ряд выводов. Проанализировав законодательные положения (Австрии, Казахстана, КНР, США и др.), а также теоретические подходы к определению порнографии
(Ю.В. Александров, М.В. Баранова, Н.П. Грабовская, Р.Г. Гунарис,
Р.С. Джинджолия, А.Г. Донченко, А.Н. Игнатов, Н.А. Колоколов и др.), автор сформулировал ее дефиницию, которую целесообразно закрепить в примечании к ст. 242 УК (редакция представлена в положении 5, выносимом на защиту). Предложение о дополнении ст.242 УК нормой-дефиницией порнографии поддержали 89 респондентов (65 % опрошенных). При этом 65 респондентов, или 47,5 %, признали предложенное нами определение удачным, 24 респондента, или 17,5 % опрошенных, заявили, что проект примечания требует корректировки, 13 респондентов отметили необходимость совершенствования формулировки, не высказав своего мнения, в какой части это требуется осуществить. Обобщение мнений остальных 11-ти опрошенных позволяет заключить, что в представленной дефиниции много оценочных признаков, наличие которых не позволит однозначно ответить на вопрос о принадлежности предмета к порнографическому, однако собственных проектов не предложили.

Рассмотрев позиции относительно предмета жестокого обращения с животными (А.В. Наумов, И.Г. Соломоненко, Ю.М. Ткачевский), соискатель в целях исключения чрезвычайно широкого его толкования, предложил дополнить ст. 245 УК примечанием, в котором следует указать, что под животными  в данной статье понимаются позвоночные животные-млекопитающие и птицы.

Во втором параграфе «Внешние проявления преступлений против общественной нравственности» проанализировано содержание объективной стороны соответствующих преступлений. Рассмотрев его достаточно подробно, с выделением дискуссионных позиций и высказыванием по ним собственного мнения, соискатель пришел к ряду выводов.

На основе анализа разработанных в теории уголовного права применительно к ст. 240 УК подходов к определению проституции
(Я.И. Гилинский, И.С. Голод, А.А. Станская и др.) разработана дефиниция, которую предлагается представить в примечании к названной статье (соответственно, дополнив им статью): «Проституция – это систематическое оказание сексуальных услуг лицами как женского, так и мужского пола независимо от возраста за материальное вознаграждение, носящее отчужденный (безличный) характер», 103 респондента (75,2 %), опрошенных в ходе анкетирования, отметили, что создание такого примечания представляется вполне обоснованным.  60 респондентов (или 43,8 %) признали предложенное нами определение отвечающим требованиям правоприменительной практики, 43 респондента (31,4 %)  считают, что его следует скорректировать. При этом 39 респондентов не указали, в какой части их не устраивает представленное определение;
3 респондента отметили неопределенность термина «сексуальные услуги», 3 респондента полагают, что слово «проституция» традиционно означает продажу женщиной своего тела, поэтому его вряд ли можно распространять на лиц мужского пола; соответственно, термин «проституция» следует заменить на  более приемлемое понятие, 34  респондента (24,8 %) полагают, что содержание понятия «проституция» понятно и без законодательного разъяснения.

Автор выразил несогласие с законодателем, предусматривающим ответственность только за принуждение к продолжению занятия проституцией. Принуждение предполагает агрессивное воздействие, но, по мнению соискателя, любое оказание воздействия на лицо с целью обеспечения продолжения им занятия проституцией должно быть уголовно наказуемым. Однако нельзя принуждать уговорами, предложением, убеждением. Следовательно, законодателю необходимо изменить формулировку деяния, употребив термин, который охватит все способы воздействия. Например, это может быть термин «склонение». Соответственно, в диспозиции ч. 1 ст. 240 УК будет предусматриваться ответственность за вовлечение в занятие проституцией, а также склонение к продолжению занятия проституцией.

Автор присоединился к предложению о дополнении ст. 241 УК примечанием, содержащим  понятие притона, для удобства правоприменения и обеспечения его единообразия. Соискатель понимает притон в смысле ст. 241 УК как любое помещение (жилое или нежилое независимо от его основного функционального назначения), сооружение, предназначенные для занятия проституцией, приспособленные для неоднократного предоставления одним и тем же либо разным лицам любого пола  для оказания сексуальных услуг.  131 респондент (95,6 %) считают данное предложение обоснованным, при этом 112  респондентов (81,7 %)  разработанную нами дефиницию признали отвечающей требованиям правоприменительной практики, 19  респондентов (13,9 %) отметили, что она требует доработки, 7 респондентов высказались против включения в понятие притона свойства предназначенности помещения для занятия проституцией, 6 респондентов предложили включить в определение признак предоставления помещения «за вознаграждение», 6 респондентов никаких направлений совершенствования понятия «притон» не предложили, 6 респондентов (4,4 %) не видят необходимости в таком примечании, так как содержание понятия «притон» представляется им очевидным.

Учитывая зарубежный опыт (в частности, Примерный УК США), а также руководствуясь мотивом целесообразности, автор предложил дополнить ст. 242 УК примечанием следующего содержания: «Лицо, осуществившее распространение порнографических предметов или материалов среди своих личных знакомых, достигших совершеннолетия, освобождается от уголовной ответственности, если оно совершило названное деяние при отсутствии корыстной заинтересованности». 134  респондента (97,8 %) согласились с данным предложением, 1 респондент (0,7 %) его не поддержал, полагая, что это нецелесообразно, исходя из интересов борьбы с данным видом преступлений, 2 респондента (1,5 %) затруднились высказать мнение по данному вопросу.

Статья 242 УК не предусматривает в качестве самостоятельных такие деяния, как приобретение, хранение и перевозка порнографических предметов или материалов, за исключением перемещения их через Государственную границу Российской Федерации. Совершение этих действий для дальнейшего распространения, публичной демонстрации или рекламирования лицом, не изготавливающим такие предметы, образует приготовление к названным деяниям. На основании ч. 2 ст. 30 УК эта деятельность не может влечь за собой уголовной ответственности, поскольку
ч. 1 ст. 242 УК предусматривает преступление небольшой тяжести. Такая ситуация представляется нам не совсем обоснованной. Степень общественной опасности этих деяний в связи со сложившейся в России ситуацией, характеризующейся падением нравственности вообще и широким распространением порнографии, в частности, достаточна для их криминализации в рамках ст. 242 УК. Соответственно, автор предлагает изложить диспозицию ч. 1 ст. 242 УК в следующей редакции: «Незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозка и (или)  перемещение через Государственную границу Российской Федерации в целях распространения, публичной демонстрации или рекламирования либо распространение, публичная демонстрация или рекламирование порнографических материалов или предметов …».

Третий параграф посвящен всестороннему рассмотрению субъективных признаков преступлений против общественной нравственности. Субъектами преступлений против общественной нравственности выступают физические вменяемые лица, достигшие для большинства этих посягательств ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего  возраста. Исключение составляет деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 242 УК («Незаконные изготовление и оборот порнографических материалов или предметов»), субъектом которого согласно тексту закона является лицо, достигшее восемнадцатилетнего возраста.  Следовательно, субъект названного преступления – специальный.

Необходимо констатировать, что в теории уголовного права отсутствуют особые разногласия в характеристике субъективной стороны рассматриваемых посягательств. Однако возникла дискуссия относительно ее определения применительно к преступлениям, предусмотренным ст. 243, 244 (в части уничтожения и повреждения мест захоронения, надмогильных сооружений или кладбищенских зданий, предназначенных для церемоний в связи с погребением умерших или их поминовением) УК. Ряд авторов не относят их к числу материальных составов, делая вывод о том, что они могут совершаться только с прямым умыслом. Соискатель обосновывает иную позицию, допуская как прямой, так и косвенный умысел, не будучи одиноким  в таком подходе (А.Н. Игнатов, Л.И. Романова, Е.А. Старков, Ю.М. Ткачевский).

       Соискатель полагает, что преступление, предусмотренное ст. 243 УК, может быть совершено и по неосторожности. Редакция названной статьи не исключает такой возможности. Ее допускают и иные авторы
(И.Б. Афонин, Е.В. Медведев, С.П. Щерба). Вместе с тем в диссертации не поддержано предложение о целесообразности дополнения УК
ст. 243-1 «Уничтожение или повреждение культурных ценностей по неосторожности» (И.Б. Афонин). Соискатель полагает, что самостоятельная криминализация названного деяния вряд ли необходима. Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 243 УК, является преступлением небольшой тяжести, а деяние, указанное в ч. 2 статьи, – преступлением средней тяжести. В рамки санкций данных норм вполне «укладывается» и неосторожное совершение преступления.

Четвертый параграф – «Квалифицированные виды  преступлений против общественной нравственности». Осуществив исследование признаков, квалифицирующих рассматриваемые деяния, соискатель сформулировал некоторые предложения. Учитывая исторический опыт (ст. 1298 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.) и тот факт, что вовлечение в проституцию, совершенное лицами, которые призваны обеспечивать нормальное нравственное воспитание подростков, объективно повышает степень общественной опасности преступления, автор считает целесообразным дополнить ч. 2 ст. 240 УК пунктом «г» следующего содержания:

«2. Те же деяния, совершенные: …

г) родителем или иным лицом, на которого законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, педагогом, другим работником воспитательного, образовательного, лечебного или иного учреждения, обязанным осуществлять надзор за несовершеннолетним, – …».

В этом разделе диссертации соискатель еще раз подчеркнул целесообразность дополнения ст. 242 и 242-1 УК таким квалифицирующим признаком (характеризующим место совершения преступления), как их совершение в местах скопления несовершеннолетних и лиц, не достигших четырнадцатилетнего возраста (в школах, дошкольных учреждениях, детских домах, местах массового досуга детей и подростков, воспитательных колониях и пр.).

Федеральным законом от 29 февраля 2012 г. № 14-ФЗ ст. 242 УК дополнена частью второй, предусматривающей ответственность за распространение, публичную демонстрацию или рекламирование порнографических материалов или предметов среди несовершеннолетних. Однако, что касается такой особой категории несовершеннолетних, как лица, не достигшие четырнадцатилетнего возраста, ее интересы в ст. 242 УК остались неучтенными. Поэтому соискатель считает, что действующую редакцию ч. 3 ст. 242 УК  необходимо дополнить положением: «…, а также совершение деяний, предусмотренных частью второй настоящей статьи, совершенные в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, …».

В заключении диссертации содержатся выводы исследования, отражающие основные ее положения, формулируются предложения по совершенствованию содержания соответствующих уголовно-правовых норм.

В приложении представлен текст анкеты, разработанной для опроса работников правоохранительных органов по  проблемам, возникшим  при  исследовании  темы, с обобщением его результатов.

Основные положения диссертации нашли свое отражение в следующих публикациях автора:

Статьи в ведущих рецензируемых изданиях согласно перечню ВАК и изданиях перечня ВАК Министерства образования и науки:

1. Торосян Р.В. Уголовная ответственность за незаконное изготовление и распространение порнографических предметов в российском уголовном праве: историческая преемственность и эволюция / Р.В. Торосян // Российский следователь. 2009. № 24. С. 13–15. (0,3 п.л.).

2. Торосян Р.В.  Регламентация ответственности за преступления, связанные с вовлечением в занятие проституцией, в зарубежном уголовном законодательстве / Р.В. Торосян //  Российский следователь. 2009.
№ 22. С. 13–15. (0,3 п.л.).

3. Торосян Р.В. К вопросу об объекте преступлений против общественной нравственности  / М.Л. Прохорова, Р.В. Торосян // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия «Философия. Социология. Право». 2010. № 14. С. 85–89. (0,3 п.л.).

Статьи, опубликованные в иных изданиях, выпущенных в РФ:

1. Торосян Р.В. Преступления против общественной нравственности: Сравнительно-правовой анализ: Учебное пособие / М.Л. Прохорова, Р.В. Торосян // Пятигорск, 2010. (1,4 п.л.).

2. Торосян Р.В.  Международно-правовые основы криминализации организации и вовлечения в занятие проституцией / Р.В. Торосян //  Научный вестник Южного федерального округа. 2008. № 3 (7). С. 85–87. (0,3 п.л.).

3. Торосян Р.В.  Становление и эволюция российского уголовного законодательства об ответственности за преступления против общественной нравственности (XVII в. – начало XX в.) / Р.В. Торосян // Научный вестник Южного федерального округа. 2008. № 4 (8). С. 8387.  (0,3 п.л.).

4. Торосян Р.В. Система преступлений против общественной нравственности в российском уголовном праве: вопросы эволюции / Р.В. Торосян // Российское общество: Цивилизационные горизонты трансформации: Сборник научных трудов. Вып. 6. Ч. 2 (Материалы международной научно-практической конференции, 11 декабря  2008 г.,
г. Саратов). Саратов, 2009. С. 292–295. (0,3 п.л.).

5. Торосян Р.В. Жестокое обращение с животными: некоторые аспекты квалификации и направления совершенствования законодательного описания состава / Р.В. Торосян // Научный вестник Южного федерального округа. 2012. № 1. (0,5 п.л.).


1 См.: Бахарев К., Козлова Н. Город ходил в баню // Российская газета. 2011. 30 июня.

2 См.: Российская газета. 2012. 2 марта.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.