WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

                                                                       На правах рукописи

Таутиева Мадина Эльбрусовна

ПРЕКРАЩЕНИЕ ВЗАИМНЫХ ДОГОВОРНЫХ

ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО ВОЛЕ ОБЕИХ СТОРОН

Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское

право; семейное право; международное частное право

АВТОРЕФЕРАТ

Диссертация на соискание учёной степени

кандидата юридических наук

                                       

Владикавказ  2012

Работа выполнена на кафедре гражданского права  федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Московский государственный открытый университет им. В.С.Черномырдина филиал в г.Кропоткине

Научный руководитель:        кандидат юридических наук, доцент

Колиева Ангелина Эдуардовна

       Официальные оппоненты:  доктор юридических наук, профессор

  Плиев Эдуард Григорьевич, заведующий кафедрой

  гражданского и земельного права ФГБОУ ВПО

  «Горский государственный аграрный университет»

кандидат юридических наук, доцент

Бутенко Евгений Викторович, доцент кафедры гражданского права и процесса НОЧУ ВПО «Институт экономики, права и гуманитарных специальностей»

Ведущая организация:  ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет»

Защита состоится: «13» апреля 2012 г. в 12 .00 ч на заседании объединенного диссертационного совета ДМ 212.248.05 при ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет им. К. Л. Хетагурова» по адресу: 362025, РСО-Алания, г. Владикавказ, ул. Ватутина, 46.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Северо-Осетин­ского государственного университета им. К. Л. Хетагурова по адресу: 362025, РСО-Алания, г. Владикавказ, ул. Ватутина, 46.

Автореферат разослан: «11» марта 2012 г.

Ученый секретарь

объединенного диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент  А. Э. Колиева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что вопросы прекращения обязательств, полностью зависящие от воли обеих сторон (должника и кредитора), обычно остаются за пределами научных исследований, так как вызывают меньше всего споров.

В данных вопросах серьёзна роль позитивного нормативно-правового регулирования, позволяющего сторонам максимально эффективно достичь цели – прекращения обязательства, избрав необходимую им модель поведения. А для последнего важно, чтобы законодательство позволяло однозначно определить правовое явление. Правореализационная практика свидетельствует об избрании сторонами нередко весьма сложных «схем», направленных на прекращение обязательств, в то время как действующее гражданское законодательство России предоставляет широкие правомерные возможности для этого.

Подлежащие рассмотрению в диссертации способы прекращения договорных обязательств имеют много общего, что должно быть учтено как законодателем, так и правоприменителями. Есть и особенности, раскрытие которых как раз и необходимо для рационального и эффективного использования субъектами богатого цивилистического инструментария.

В процессе написания работы планируется подвергнуть анализу такие способы прекращения обязательств как однозначно включаемые практически всеми авторами в названную группу: надлежащее исполнение, новация, отступное, расторжение договора по соглашению сторон. Кроме того, в общих положениях будет уделено внимание выделяемому некоторыми авторами мировому соглашению как процессуальному явлению, приводящему к прекращению материального обязательства.

Предполагается обоснование позиции о том, что прощение долга входит в другую классификационную группу.

В 2008 году Президент РФ поручил Совету при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства и Исследовательскому центру частного права при Президенте РФ до 1 июня 2009 г.: разработать концепцию развития гражданского законодательства Российской Федерации, а также предложения о мерах по ее реализации, предусмотрев подготовку в 2009 - 2010 годах проектов федеральных законов о внесении изменений в Гражданский кодекс РФ; обеспечить публичное обсуждение указанной концепции с участием ученых и специалистов в области частного права; представить Президенту РФ доработанную по результатам публичного обсуждения указанную концепцию, а также предложения о мерах по ее реализации.

В октябре 2009 года была одобрена Концепция совершенствования гражданского законодательства Российской Федерации. Значительное внимание в Концепции уделено проблемам правового регулирования прекращения обязательств. При этом красной нитью проходит идея апробирования применения оснований прекращения обязательств по воле всех сторон к любым обязательствам.

Особой спецификой обладают основания и способы прекращения взаимных договорных обязательств, требующие системного исследования.

Степень научной разработанности темы исследования.

В российском гражданском праве основания и способы прекращения обязательств всегда рассматриваются в фундаментальных курсах обязательственного права и собственно гражданского права.

Специальных комплексных исследований оснований прекращения обязательств в настоящее время в отечественной цивилистике нет. В то же время отдельные основания прекращения обязательств послужили объектами исследования в кандидатских диссертациях Ю.М. Доренковой «Исполнение договорного обязательства в гражданском праве России» (2000 г.); Е.Е. Миронец «Изменение и расторжение договора по гражданскому законодательству Российской Федерации» (2002 г.); А.А. Серветник «Прощение долга как основание прекращения обязательства» (2009 г.); А.Л. Фриева «Исполнение гражданско-правовых обязательств между предпринимателями» (1999 г.); О.Ю. Шилохвоста «Отступное как способ прекращения обязательств» (1999 г.); Н.Ю. Шлюндт «Изменение и расторжение договора аренды» (2005 г.); С.В. Сарбаша «Право удержания как способ обеспечения исполнения обязательств» (1998 г.).

Особо следует выделить докторскую диссертацию С.В. Сарбаша «Общее учение об исполнении договорных обязательств» (2005 г.), материалы которой послужили методологической основой при написании вопросов об исполнении взаимных договорных обязательств. 

Обращение С.В. Сарбаша в докторской диссертации именно  к договорным обязательствам не случайно. Считаем, что в настоящее время назрела необходимость исследования общностей оснований прекращения договорных обязательств. Нами избран аспект наличия воли обеих сторон договора на его прекращение, комплексное исследование которого до настоящего времени отсутствует.

Объект исследования составляют урегулированные нормами гражданского права общественные отношения по прекращению взаимных договорных обязательств по воле обеих сторон договора.

Предметом исследования являются гражданско-правовые нормы, регулирующие отношения по прекращению взаимных договорных обязательств на основании воли обеих сторон договора; а также практика их применения и доктринальные исследования по теме.

Цель и задачи исследования. Целью данного диссертационного исследования является комплексный системный анализ группы гражданских правоотношений, возникающих при прекращении взаимных договорных обязательств по воле обеих сторон.

Для достижения данной цели поставлены следующие задачи:

- определить тенденции и перспективы развития правового регулирования прекращения обязательств;

- определить понятие и сущность прекращения обязательств;

- установить критерии определения допустимости частичного прекращения обязательства;

- определить перечень оснований и способов прекращения взаимных обязательств по воле обеих сторон;

- выработать и обосновать современную квалификацию исполнения взаимного договорного обязательства;

- исследовать кредиторские обязанности и представить их соотношение с обязанностями должника;

- определить правовую природу прекращения договора на основании соглашения сторон о расторжении договора;

- определить состав категории «способ исполнения» в аспекте ст. 414 ГК РФ;

- исследовать состав существенных условий, которые должны быть согласованы в соглашении о новации;

- установить значение условия о сроке предоставления отступного.

Методологическую основу исследования составили общенаучные диалектические методы познания; а также частнонаучные методы: описательный, сравнительно-правовой, лингвистический, исторический, формально-логический, системно-правовой.

Теоретической основой исследования послужили труды таких  дореволюционных, советских и современных российских учёных-цивилистов как М.М. Агарков, С.С. Алексеев, К. Анненков, Ю. Барон, В.А. Белов, С.Н. Братусь, М.И. Брагинский, Т.А. Быкова, А.В. Венедиктов, В.В. Витрянский, Ю.С. Гамбаров, Б.М. Гонгало, С.В. Дедиков, Д.В. Дождев, Н.Л. Дювернуа, Л.Г. Ефимова, З.М. Заменгоф, И.А. Илларионова, О.С. Иоффе, В.Б. Исаков, А.Д. Корецкий, И.Л. Корнеева, О.А. Красавчиков, М.В. Кротов, О.Э. Лейст, А.А. Маковская, С.А. Муромцев, И.Б. Новицкий, Л.А. Новосёлова, В.А. Ойгензихт, Г.Д. Отнюкова, В.Н. Охоцимский, А.А. Павлов, Е.А. Павлодский, К.П. Победоносцев, И.А. Покровский, И.С. Розенталь, В.В. Ровный, Ю.В. Романец, О.Н. Садиков, С.В. Сарбаш, А.А. Серветник, В.И. Синайский, Г.И. Стрельникова, Е.А. Суханов, В.С. Толстой, Е.М. Тужилова-Орданская, Т.А. Фаддеева, Е.А. Флейшиц, Р.О. Халфина, Б.Л. Хаскельберг, В.А. Хохлов, Г.Ф. Шершеневич, О.Ю. Шилохвост, М.Я. Шиминова, А.М. Эрделевский, В.Ф. Яковлев; а также зарубежных исследователей: G. Dannemann, R. Holzhammer, H. Koetsz, K. Larenz, W. Lorenz, B.S. Markesinis, R.J. Pоthier, Тuhr, K. Zweigert, В. Ансон, Ф. Бернгефт, Е. Годэмэ, В. Голевинский, Г. Дернбург, Л. Жюллио де ла Морандьер, И. Колер, Г. Ласк, В.В. Луць, С.К. Май, Д. Медикус, М. Поленак-Акимовская, И. Пухан, Р. Саватье, Ф.К. Савиньи, Сакаэ Вагацума, Тору Ариидзуми, Я. Шапп.

Нормативную базу исследования составляют нормы действующего гражданского законодательства Российской Федерации: Гражданского кодекса РФ, а также иных федеральных законов, регулирующих отношения по прекращению обязательств. В сравнительно-правовых целях в работе активно использованы акты гражданского законодательства ряда зарубежных стран, а также доктринальная оценка норм таких актов.

Эмпирическая база исследования включает обзоры судебной практики Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, постановления и определения Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ по частным делам, опубликованные и неопубликованные судебные акты ряда федеральных арбитражных судов, апелляционных арбитражных судов, арбитражных судов субъектов Российской Федерации, а также судов общей юрисдикции, принятые по результатам рассмотрения споров о прекращении обязательств.

Научная новизна работы состоит в том, что автор один из первых предпринял попытку комплексного монографического исследования систематики оснований и способов прекращения взаимных договорных обязательств на основании обоюдной воли контрагентов.

На основании изложенного в работе материала анализа автором сформулированы и аргументированы следующие основные положения, выносимые на защиту:

1. Аргументирован вывод о том, что в систему способов прекращения взаимных договорных обязательств по воле обеих сторон включаются: исполнение обязательств, предоставление отступного, новация, а также расторжение договора. 

2. Доказывается, что исполнение взаимных договорных обязательств нельзя сводить лишь к сумме простых односторонних сделок должников по исполнению. Такие обязательства имеют в основе синаллагматическое начало, образующее сложное обязательственное правоотношение. Соответственно, такое исполнение обладает двусторонней сделочной природой, отличающейся от договорной.

3. Обосновывается, что альтернативные и факультативные обязательства возникают только из «основного» договора, но не из соглашений о новации или об отступном. Реализация таких обязательств представляет собой частный случай исполнения обязательств. Напротив, соглашения о новации и об отступном заключаются в процессе исполнения договорных обязательств и направлены на замену действующего обязательства или предоставление в качестве отступного суррогата исполнения.

4. Основным объектом регулирования общими нормами статьи 408 ГК РФ являются кредиторские обязанности, которые существенно отличаются от обязанностей должника. Исполнение должником возложенных на него обязанностей осуществляется на основании норм об исполнении обязательств, закреплённых в главе 22 ГК РФ. Нарушение таких обязанностей квалифицируется как нарушение обязательства в виде его неисполнения или ненадлежащего исполнения, что может повлечь возложение на неисправного должника гражданско-правовой ответственности на основании норм главы 25 ГК РФ. Напротив, кредиторские обязанности не подчиняются нормам главы 22 ГК РФ, так как регулируются исключительно рассматриваемыми нормами пункта 2 ст. 408 ГК РФ. Последствия нарушения кредиторских обязанностей состоят не в возложении на кредитора ответственности, а в наступлении особого рода обстоятельств, закреплённых в ст. 406 ГК РФ «Просрочка кредитора».

5.  Доказывается, что факт нахождения оригинала долгового документа у должника по российскому законодательству презюмирует прекращение обязательства. Обратной презумпции не существует.

6.  Аргументируется,  что при расторжении договора обязательства сторон прекращаются, но лишь на будущее время. Поэтому сделан вывод о том, что расторгнуть можно лишь договор, по которому не достигнута цель надлежащего исполнения обязательства; в противном случае последнее прекращается на основании ст. 408 ГК РФ.

7.  Утверждается, что если в соглашении о расторжении взаимообязывающего договора специально последствия не определены, то они различаются в зависимости от фактически состоявшегося встречного предоставления. Если исполнение произведено лишь одной стороной, то после расторжения договора предоставившая исполнение сторона вправе потребовать его возврата на основании норм о неосновательном обогащении. Если встречное исполнение предоставлялось и является эквивалентным, то в пределах такого эквивалентного встречного предоставления возврат сумм и имуществ не допускается.

8. Аргументируется вывод, что в качестве последствий расторжения договора по соглашению сторон не может применяться п. 5 ст. 453 ГК РФ, так как он регулирует последствия изменения или расторжения договора вследствие существенного нарушения его одной из сторон в виде возмещения виновной стороной убытков другой стороне. Даже при наличии такого нарушения стороны вправе заключить соглашение о расторжении договора. Но в данном случае мотив расторжения (существенное нарушение условий договора) юридического значения не имеет.

9.  Обосновывается, что для целей новации способ исполнения должен непременно породить принципиально иное обязательство. Никогда не влекут новационных последствий соглашения об изменении сроков и порядка погашения долга или исполнения иных обязанностей в рамках первоначального обязательства. Способ исполнения – это не просто порядок или путь совершения должником действий по исполнению обязанностей, а образ действий, непременно влияющий на квалификацию обязательства.

10. При заключении соглашения о новации должны быть согласованы как существенные условия соглашения о новации, так и новирующего договора. В противном случае соглашение о новации считается незаключённым.

Соглашение о новации имеет собственный перечень существенных условий универсального характера, применяемых независимо от новируемого и новирующего обязательств: условие о новируемом обязательстве, которое подлежит проверке на предмет состоятельности сделки (заключённости договора) и действительности сделки; условие о прекращении первоначального обязательства; условие о замене прекращаемого первоначального обязательства новым; условие о новирующем обязательстве, в свою очередь, включающее существенные условия соответствующего договора.

11.  Доказывается, что само по себе соглашение об отступном не прекращает обязательства. С момента его заключения возникает право должника на замену исполнения и обязанность кредитора принять отступное. Для прекращения обязательства в силу отступного необходимо наличие сложного юридического состава, включающего как заключение соглашения об отступном, так и совершение действий по исполнению данного соглашения, выражающихся в фактическом предоставлении отступного.

Соглашение об отступном не создает новой обязанности должника, следовательно, не порождает права требования кредитора предоставить отступное; ответственность за непредоставление отступного возникнуть не может. При неисполнении соглашения об отступном в определенный сторонами срок кредитор вправе потребовать исполнения именно первоначального обязательства и применения к должнику мер ответственности в связи с его неисполнением.

12. Путём согласования такого существенного условия как срок предоставления отступного стороны закрепляют отсрочку погашения долга должником путём предоставления суррогата исполнения. Во время этой отсрочки должник наделяется правом выбора: исполнить обязательство или предоставить отступное; а кредитор не вправе требовать исполнения первоначального обязательства до истечения установленного сторонами срока предоставления отступного.                        

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что выводы и предложения могут быть использованы в процессе дальнейших – как более широких, так и более узконаправленных исследований оснований прекращения договорных обязательств; а также как источник добытого соискателем знания о субъективной квалификации волевых оснований прекращения взаимных договорных обязательств.

Практическая значимость исследования состоит в том, что сделанные выводы и предложения могут быть использованы в правоприменительной деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов при разрешении споров, связанных с прекращением договорных обязательств; в договорной практике субъектов частного права; законодателем при совершенствовании гражданско-правовых норм; а также при преподавании курса «Гражданское право» и спецкурса «Обязательственное право» или «Договорное право».

Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена, рецензирована и обсуждена на кафедре гражданского права Московского государственного открытого университета им. В.С.Черномырдина филиал в г.Кропоткине.

Основные положения диссертации докладывались на всероссийских, межрегиональных и иных научных конференциях: XII региональная научно-практическая конференция «Вузовская наука по Северо-Кавказскому региону» г.Ставрополь; 15 межвузовская научно-практическая конференция Адыгейского филиала Московской открытой социальной академии г.Майкоп, 13 межвузовская конференция «Человек, государство, общество: традиционные проблемы и новые аспекты» г.Владикавказ. Результаты исследования были отражены в восьми опубликованных работах автора, используются в учебном процессе.

Структура диссертационной работы. Диссертация  состоит из введения, трёх глав основного содержания, включающих шесть параграфов, заключения и библиографического списка использованных источников.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Глава первая «Прекращение взаимных договорных обязательств по воле обеих сторон в системе способов прекращения обязательств» посвящена определению понятия, юридического значения и правовой природы исследуемых способов прекращения обязательств.

В параграфе первом «Понятие и признаки прекращения обязательств» определяются генезис развития, понятие и правовая природа прекращения обязательств и его оснований.

Исследование истории института прекращения обязательств привело к выводу о том, что он представляет собой продукт цивилизационного развития, приобретший дошедшие до настоящего времени черты в классическом и постклассическом римском праве.

Любое обязательство изначально возникает с целью его прекращения исполнением. Обоснован вывод о том, что основополагающую роль в системе оснований прекращения обязательств занимают волевые действия субъектов, среди которых особое место отводится тем способам, которые требуют воли всех сторон.

Выделяется ряд юридических фактов, имеющих правопрекращающий характер, являющихся основаниями прекращения обязательств. В зависимости от таких оснований, различается порядок соответствующего прекращения обязательств. Установлено, что нередко основанием прекращения обязательства служит фактический (юридический) состав, на основании которого правовые последствия наступят исключительно при наличии всех юридических фактов соответствующего состава.

В общем виде прекращение обязательства представляет собой освобождение должника от долга (обязанности) и прекращение соответствующего права требования кредитора. Если само обязательство представляет собой относительную правовую связанность субъектов, то его прекращение – суть утраты такой связанности. 

Прекращение обязательства по объёму может быть полным или частичным. Сделан вывод, что критерием принципиальной допустимости частичного исполнения является делимость предмета исполнения, представляющего собой тот или иной объект гражданских прав.

Прекращение основного обязательства всегда влечёт прекращение акцессорного; судьба же дополнительного обязательства не оказывает влияния на судьбу основного, хотя факт наличия, например, обеспечения исполнения обязательств оказывает существенное влияние на судьбу основного обязательства.

Автором поддержана позиция разработчиков Концепции совершенствования гражданского законодательства, предложивших в целях обеспечения устойчивости гражданского оборота исключить отсылку к иным правовым актам, сохранив возможность предусматривать основания прекращения обязательств только в федеральных законах или в договоре.

В работе сделан вывод о необходимости унификации гражданско-правовых норм различных государств, как минимум, в рамках одной правовой семьи.

Исследован механизм законодательной и практической фиксации исследуемых юридических фактов.

Выявлена проблема отсутствия легального определения прекращения обязательств и общих последствий такого прекращения.

Во втором параграфе «Система способов прекращения взаимного договорного обязательства по воле обеих его сторон» изложены различные зарубежные; дореволюционные, советские и современные отечественные классификации способов прекращения обязательств; выделены способы прекращения взаимных договорных обязательств по воле обеих сторон.

Сравнительно-правовое исследование систем способов прекращения обязательств привело к выводу о близости таких систем в законодательствах большинства государств.

Автором за основу взята классификация способов прекращения обязательств, проведенная Г.Ф. Шершеневичем, который делил способы прекращения обязательств в зависимости от того, погашалась их сила взаимным соглашением верителя и должника (исполнение, замена исполнения, новация, договор) или вследствие обстоятельств, стоящих вне соглашения.

Установлено, что в настоящее время такой же позиции придерживаются Е.В. Блинкова и А.И. Зырянов, которые противопоставляют основания прекращения сторон по волевому критерию. А группу «волевых» оснований, в свою очередь, делят на две разновидности: прекращение обязательства по воле его участников (исполнение, соглашение сторон, новация, отступное, мировое соглашение) и прекращение обязательства по требованию одной из сторон (зачёт и прощение долга).

Рассмотрены разработанные в современном гражданском праве России классификации оснований прекращения обязательств, имеющие различные цели и основанные на различных классификационных критериях.

Используя волевой критерий, которого в различных аспектах придерживается большинство авторов, исследуемые основания прекращения взаимных договорных обязательств объединены критерием воли обеих сторон.

       На основании имеющихся классификаций оснований прекращения договорных обязательств  сделан вывод о том, что все авторы относят к основаниям, прекращающим обязательства по воле обеих сторон, соглашения об отступном, о новации и о расторжении договора.

       Дискуссионными являются вопросы о правовой природе прощения долга и исполнения взаимных договорных обязательств.

       По нашему мнению, в ст. 415 ГК РФ прощение долга определяется как односторонняя сделка. Полемика же по данному вопросу показывает, что ряд авторов придерживается противоположного мнения – о договорной природе прощения долга.

       Исполнение взаимных договорных обязательств также отнесено к группе оснований, совершаемых по воле обеих сторон. Ни у кого не вызывает сомнений волевой характер исполнения обязательств. Большинство авторов придерживается мнения о том, что любое исполнение обязательства представляет собой простую одностороннюю сделку. Нами обосновывается тезис об ином характере исполнения взаимных договорных обязательств, имеющих синаллагматическое начало (п. 2 ст. 308 ГК РФ), то есть, когда два обязательства в совокупности образуют сложное обязательственное правоотношение.

Кроме того, ряд авторов включает в число исследуемых в диссертации оснований мировое соглашение. Нами оно квалифицируется как имеющее не материально-правовую, а процессуально-правовую природу, - поэтому оно не может рассматриваться в качестве самостоятельного основания. Мировое соглашение названо процессуальной формой, в которую облекаются, в частности, материально-правовые договорные средства прекращения обязательств. Вне возбужденного в суде дела мировое соглашение существовать не может.

Как правило мировое соглашение представляет собой квази-смешанный договор, не являясь таковым в буквальном смысле в силу своей отраслевой принадлежности. Элементы мирового соглашения, влекущие прекращение обязательств, могут быть квалифицированы как соглашения об отступном, новации, расторжении договора, прощении долга.

Свобода усмотрения сторон существенно отличается до обращения в суд и после такового. В Гражданском кодексе РФ следует указать на невозможность внесудебного урегулирования спора после обращения в суд, за исключением надлежащего исполнения обязательств.

Сделан вывод, что исследуемыми способами может быть прекращено любое взаимное договорное обязательство. Подвергнуто сомнению предложение авторов Концепции совершенствования гражданского законодательства о необходимости определения последствий заключения сторонами соглашения о прекращении обязательства, так как они уже определены нормами действующего законодательства, за исключением пробела в регулировании общих последствий, аналогичных двусторонней реституции при признании договора недействительным.

Альтернативные и факультативные обязательства возникают из «основного» договора; их реализация представляет собой частный случай исполнения обязательств. Напротив, соглашения о новации и об отступном заключаются в процессе исполнения договорных обязательств и направлены на замену действующего обязательства или предоставление в качестве отступного иного предмета.

Глава вторая «Надлежащее исполнение и расторжение договора по соглашению сторон как способы прекращения взаимного договорного обязательства» посвящена традиционным способам прекращения договорных обязательств, где они рассматриваются с точки зрения правопрекращающих юридических фактов, действующих на основе обоюдного волеизъявления контрагентов.

В первом параграфе «Надлежащее исполнение сторонами взаимных договорных обязательств: понятие, принципы, порядок» определяется правовая природа такого исполнения, порядок и последствия действий контрагентов по надлежащему исполнению.

Исполнение является общей целью любого обязательства и осуществляется путём исполнения входящих в его содержание обязанностей сторон.

Рассмотрены различные варианты квалификации исполнения договорных обязательств, выработанные дореволюционными, советскими и современными отечественными цивилистами. Проведено сравнительное исследование соответствующих правовых явлений путём анализа зарубежных научных разработок и положений различных законодательств.

Для достижения цели прекращения обязательства исполнение должно быть реальным и надлежащим. Рассмотрено соотношение данных принципов исполнения обязательств, предложенное в многолетней цивилистической дискуссии.

Рассмотрен вопрос о связи исполнения договорного обязательства с категориями «субъективный интерес» и «срок действия» договора и обязательства.

В соответствии с существующими теориями, исполнение договорного обязательства квалифицируется как: односторонняя сделка; сделка вообще; юридический поступок; фактические действия; особого рода юридический факт (sui generis); договор; двусторонняя сделка, не являющаяся договором.

В качестве основополагающего избран критерий волевого характера исполнения договорного обязательства. Вывод, что принятие превалирующей в российском гражданском праве позиции о том, что исполнение представляет собой одностороннюю сделку; окажется, что во взаимном обязательстве исполнение представляет собой набор односторонних сделок и(или) иных правовых явлений. Но при этом налицо взаимообусловленность таких сделок, наличие единства воли.

Поддержана квалификация исполнения как ремиссионной (правопрекращающего характера) сделки; а также рассмотрение исполнения и его принятия как единой – двусторонней ремиссионной сделки.

Сделан вывод о том, что вектором развития представлений о квалификации исполнения взаимных договорных обязательств  является всё больший отход от признания его односторонней сделкой с признанием договорной природы такого исполнения или двусторонней сделочной природы, отличающейся от договорной.

Установлено, что после прекращения обязательства его условия изменяться не могут, в противном случае соглашение сторон или допускавшаяся договором односторонняя сделка, направленные на такое изменение, являются ничтожными на основании ст. 168 ГК РФ.

Сделан вывод о том, что основным объектом регулирования общими нормами статьи 408 ГК РФ являются кредиторские обязанности, которые существенно отличаются от обязанностей должника. Исполнение должником возложенных на него обязанностей осуществляется на основании норм об исполнении обязательств, закреплённых в главе 22 ГК РФ. Соответственно, нарушение таких обязанностей квалифицируется как нарушение обязательства в виде его неисполнения или ненадлежащего исполнения. Последствием такого нарушения является возложение на неисправного должника гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательства. Регулируются данные отношения нормами главы 25 ГК РФ.

Напротив, кредиторские обязанности не подчиняются нормам главы 22 ГК РФ, так как регулируются исключительно рассматриваемыми нормами пункта 2 ст. 408 ГК РФ. Последствия же нарушения кредиторских обязанностей состоят не в возложении на кредитора ответственности, а в наступлении особого рода обстоятельств, закреплённых в ст. 406 ГК РФ «Просрочка кредитора».

Рассмотрены действующие правила о прекращении обязательств исполнением. При этом использованное законодателем понятие «расписка» требует расширительного толкования, так как далеко не все обязательства позволят использовать именно документ, именуемый распиской.

Нормы о выдаче кредитором должнику расписки об исполнении не распространяются на случаи исполнения обязательств в принудительном порядке – в рамках исполнительного производства. При этом должник не вправе требовать в судебном порядке выдачи кредитором расписки об исполнении обязательства, в силу иного порядка удостоверения соответствующего факта.

При этом факт нахождения оригинала долгового документа у должника по российскому законодательству презюмирует прекращение обязательства. Законодатель использовал при этом довольно редкий термин: «удостоверяет» такое прекращение. Но любая презумпция может быть опровергнута. Поэтому названное правило действует, пока не доказано иное. Обратной презумпции не существует.

Во втором параграфе «Расторжение договора по соглашению сторон: порядок и последствия» рассматривается договорный способ прекращения обязательств, особенности порядка и формы расторжения договора, определяются правовые последствия расторжения договора по соглашению сторон.

Стороны любого договора вправе расторгнуть заключённый ими договор в любое время, если тем самым не нарушаются правовые запреты, например, связанные с правами третьих лиц (п. 2 ст. 430 ГК РФ).

Рассмотрено соотношение сроков действия договора и существования договорного правоотношения. 

Сделан вывод о том, что расторгнуть можно лишь заключённый и действительный договор; в противном случае соглашение о расторжении договора будет ничтожным на основании ст. 168 ГК РФ.

Требование пункта 1 ст. 452 ГК РФ к форме – практически единственное условие, предъявляемое законодателем к соглашению о расторжении договора. Соответственно, при заключении такого соглашения не требуется соблюдение претензионного порядка, закреплённого в п. 2 ст. 452 ГК РФ для случаев расторжения договора в судебном порядке по требованию одной из сторон. 

При расторжении договора обязательства сторон прекращаются, но лишь на будущее время. Расторгнуть можно лишь договор, по которому не достигнута цель надлежащего исполнения обязательства; в противном случае последнее прекращается на основании ст. 408 ГК РФ.

При расторжении договора по соглашению сторон обязательства считаются прекращёнными с момента заключения соглашения сторон о расторжении договора, если иное не вытекает из самого соглашения.

Соглашение о расторжении договора может содержать иные условия, в частности, о специальных последствиях. Например, в силу п. 4 ст. 453 ГК РФ стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента расторжения договора, тогда как в большинстве развитых стран такой возврат осуществляется в порядке реституции.

Если в соглашении о расторжении договора специально последствия не определены, то они различаются в зависимости от фактически состоявшегося встречного предоставления. Если исполнение произведено лишь одной стороной, то после расторжения договора предоставившая исполнение сторона вправе потребовать его возврата на основании норм о неосновательном обогащении. Такой вывод представлен в судебной практике лишь в отношении денежных средств. Предложено распространить его в практике на любое не получившее встречного предоставления исполнение.

Если встречное исполнение предоставлялось и является эквивалентным, то в пределах такого эквивалентного встречного предоставления возврат сумм и имуществ не допускается.

По нашему мнению, в качестве последствий расторжения договора по соглашению сторон не может применяться п. 5 ст. 453 ГК РФ, так как он регулирует последствия изменения или расторжения договора вследствие существенного нарушения его одной из сторон, в виде возмещения виновной стороной убытков другой стороне. Даже при наличии такого нарушения стороны вправе заключить соглашение о расторжении договора. Но в данном случае мотив (существенное нарушение условий договора) юридического значения не имеет.

Обоснован вывод о том, что после расторжения договора не допускается изменение его условий.

В главе третьей «Новация и предоставление отступного как способы прекращения договорных обязательств» рассматриваются особенности специальных способов прекращения обязательств, одновременной целью которых служит  замена самого обязательства или предоставление суррогата исполнения.

Первый параграф «Понятие, признаки, порядок и последствия новации договорных обязательств» раскрывает особенности новации как договорного способа прекращения обязательства с точки зрения не  получивших должного раскрытия в отечественной правовой науке вопросов.

Установлено, что институт новации первоначально был выработан в римском праве, но имел существенно больший спектр действия, включая, например, перемену лиц на любой стороне обязательства.

Судебной практикой поддерживается вывод о том, что обязательство прекращается новацией только тогда, когда воля сторон определенно направлена на замену существовавшего между ними первоначального обязательства другим обязательством. Предложено не придавать данному выводу значение универсального (хотя оно известно со времён классического римского права до настоящего времени большинству развитых правопорядков); а правоприменителю с осторожностью применять его. Буквальное и повсеместное применение данного правила выходит за пределы законодательного представления и выражения его воли в норме пункта 1 ст. 414 ГК РФ. По сути, судебные инстанции представили новую «норму», на формирование которой у них нет необходимых полномочий. Такой вывод прямо противоречит как «букве», так и «духу» указанной нормы.

Диссертант считает, что в силу п. 1 ст. 414 ГК РФ новация подразумевается при изменении по соглашению предмета или способа исполнения обязательства. Соответственно, чёткое выражение воли должно наличествовать в отношении самой замены обязательства путём замены предмета или способа исполнения.

Предложено в правореализационной деятельности субъектов договорных отношений шире использовать возможности stipulatio Aquiliana (Аквилиевой стипуляции): замены ряда связывающих одни и те же стороны обязательств одним, например, заёмным.

Для квалификации договора в качестве соглашения о новации в настоящее время имеет значение лишь изменение предмета или способа исполнения. При этом квалификация нового обязательства может быть совершенно различной. Все иные изменения влекут не новационное прекращение обязательства, а лишь изменение существующего обязательства.

Предложено в аспекте ст. 414 ГК РФ предметом обязательства считать объект гражданских прав, на который направлены права и обязанности субъектов обязательства.

Сложнее определяется способ исполнения, он производен от предмета исполнения и неразрывно с ним связан. Для целей новации способ исполнения должен непременно породить принципиально иное обязательство. Никогда не влекут новационных последствий соглашения об изменении сроков и порядка погашения долга или исполнения иных обязанностей. Способ исполнения – это не просто порядок или путь совершения должником действий по исполнению обязанностей, а образ действий, непременно влияющий на квалификацию обязательства.

Автор поддерживает позицию разработчиков Концепции совершенствования гражданского законодательства в части необходимости допущения возможности закрепления исключений из правила пункта 2 ст. 414 ГК РФ в федеральных законах, которые, в свою очередь, могут предусмотреть диспозитивность соответствующих правил.

Соглашение о новации может быть заключено сторонами в любой момент после возникновения обязательства и до его исполнения или прекращения по иному основанию. Но после обращения в суд любое новационное соглашение действительно лишь при утверждении его судом.

Новация выделяется в ряду оснований прекращения обязательств особого рода последствиями: если большинство обязательств направлено лишь на прекращение обязательства как и любой правовой связанности сторон, вытекающей из прекращаемого правоотношения, то новация направлена одновременно как на прекращение первоначального обязательства, так и на возникновение нового обязательства.

Обеспечительное обязательство, хотя и является дополнительным, может быть новировано соглашением сторон в иное обязательство, например, в заёмное, если при этом не будут нарушены права третьих лиц.

Новация может возникнуть исключительно в результате заключения сторонами новируемого (первоначального) обязательства соглашения о замене предмета или способа исполнения. Такое соглашение представляет собой гражданско-правовой договор особого рода, регулируемый статьёй 414 ГК РФ, а также общими положениями гл. 26 ГК РФ, но не гл. 29 ГК РФ.

При заключении соглашения о новации должны быть согласованы как существенные условия соглашения о новации, так и договора, который должен породить новое обязательство. В противном случае соглашение о новации будет считаться незаключённым.

Презумпция новации не признаётся российским законодательством. Такое признание не может существовать именно из-за несогласования существенных условий.

Соглашение о новации имеет собственный перечень существенных условий универсального характера, применяемых независимо от новируемого и новирующего обязательств: условие о новируемом обязательстве, которое подлежит проверке на предмет состоятельности сделки (заключённости договора) и действительности сделки; условие о прекращении первоначального обязательства; условие о замене прекращаемого первоначального обязательства новым; условие о новирующем  обязательстве, которое должно отвечать всем указанным выше требованиям.

Во втором параграфе «Понятие, признаки, порядок и последствия предоставления отступного по договорным обязательствам» рассмотрены особенности отступного как договорного способа прекращения обязательств, определяется правовая природа отступного и момент прекращения обязательства.

В нормах действующего отечественного гражданского законодательства неоднократно закреплены частные случаи предоставления отступного (например, неустойка в п. 3 ст. 396 ГК РФ, выкуп постоянной ренты на основании ст.ст. 592 – 594 ГК РФ).

Неустойка как форма ответственности по общему правилу может быть уменьшена, но если она выполняет дополнительную роль отступного, то у суда должно отсутствовать право уменьшения её на основании ст. 333 ГК РФ.

Императивный характер ст. 409 ГК РФ влечёт признание существенными (необходимыми для договоров данного вида на основании ст. 432 ГК РФ) условиями соглашения об отступном условий о размере, сроках и порядке предоставления отступного. Отсутствие любого из них влечёт несостоятельность соответствующей сделки.

Прекращение обязательств по основанию предоставления отступного может осуществляться исключительно на основании заключённого сторонами договора о предоставлении суррогата исполнения.

Критически оценено мнение о реальности соглашения об отступном; так как буквальное толкование ст. 409 ГК РФ приводит к обратному выводу – это договор консенсуальный, так как предоставление отступного осуществляется на основании соглашения сторон.

Установлено, что дискуссионным является вопрос о моменте прекращения обязательства в силу отступного: одни авторы считают, что обязательство прекращается фактическим предоставлением отступного, другие – с момента заключения соглашения об отступном. Автором поддерживается первая позиция.

Само по себе соглашение об отступном не прекращает обязательства. С момента его заключения возникает право должника на замену исполнения и обязанность кредитора принять отступное.

Для прекращения обязательства в силу отступного необходимо наличие сложного юридического состава, включающего как заключение соглашения об отступном, так и совершение действий по исполнению данного соглашения, выражающихся в фактическом предоставлении отступного.

Сделан вывод о том, что соглашение об отступном не создает новой обязанности должника, следовательно, не порождает права требования кредитора предоставить отступное. В отличие от новации, соглашение об отступном не порождает возникновение нового обязательства, требовать исполнения его условий нельзя, ответственность за непредоставление отступного возникнуть не может. При неисполнении соглашения об отступном в определенный сторонами срок кредитор вправе потребовать исполнения именно первоначального обязательства и применения к должнику мер ответственности в связи с его неисполнением.

Отступное – суть замена, но не замена предмета исполнения, а самого исполнения. Поэтому оно названо суррогатом исполнения, не являющимся исполнением и не подчиняющимся нормам главы 22 ГК РФ об исполнении с точки зрения принципов исполнения; соответственно, предоставлением отступного обязательство прекращается не на основании норм о правопрекращающем значении надлежащего исполнения обязательств, а в силу специальных норм об отступном.

Установлено, что путём согласования такого существенного условия как срок предоставления отступного стороны закрепляют отсрочку погашения долга должником путём предоставления суррогата исполнения. Во время этой отсрочки должник наделяется правом выбора: исполнить обязательство или предоставить отступное; а кредитор не вправе требовать исполнения первоначального обязательства до истечения установленного сторонами срока предоставления отступного.                        

Характер отступного позволяет сторонам согласовать прекращение первоначального обязательства предоставлением отступного как в равном по стоимости количестве, так и на меньшую или на большую сумму. Свобода договора, в частности, свобода определения условий (содержания) заключаемого договора позволяет сторонам согласовать наиболее удобный вариант. При отсутствии такой свободы смысл отступного был бы утрачен.

Если стоимость отступного меньше суммы долга, стороны вправе в соглашении указать на частичное (например, пропорциональное стоимости отступного) погашение обязательства. В этом случае прекращается лишь согласованная сторонами часть обязательства, в остальной части обязательство сохраняется. Если стороны умолчали о последствиях различной стоимости отступного и суммы долга, действует презумпция полного прекращения обязательства.

По мнению соискателя, и при предоставлении в качестве отступного имущества на сумму, большую суммы долга, обязательство следует признать прекратившимся полностью. Разница в стоимости может быть не учтена, точнее, не повлечёт каких-либо дополнительных последствий при отсутствии специально согласованных сторонами.

Соглашение об отступном не создает новой обязанности должника и не порождает права требования кредитора предоставить отступное.

Понуждение к предоставлению отступного недопустимо, ответственность за его непредоставление возникнуть не  может. При неисполнении соглашения об отступном в определенный сторонами срок кредитор вправе потребовать исполнения именно первоначального обязательства и применения к должнику мер ответственности в связи с его неисполнением.

       

В заключении  работы сформулированы основные выводы исследования.

Основные положения и результаты

диссертационного исследования опубликованы

в следующих работах автора:

В изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации:

  1. Таутиева М.Э. Правовая природа надлежащего исполнения сторонами взаимных договорных обязательств // Бизнес в законе.- М. - 2011.-№5. - 0,5 п.л;
  2. Таутиева М.Э.Существенные условия в соглашении о новации // Черные дыры.- М. - 2011.-№5. - 0,5 п.л;
  3. Таутиева М.Э. Момент прекращения обязательства отступным // Пробелы в Российском законодательстве .- 2011. - №5.- 0,4 п.л.;
  4. Таутиева М.Э. Кредиторские обязанности при исполнении должником обязательства // Вестник Северо-Осетинского государственного университета им.К.Л.Хетагурова .- 2011. - №4.- 0,6 п.л.;
  5. Таутиева М.Э.Колиева А.Э. Порядок и последствия предоставления отступного по договорным обязательствам // Вестник Северо-Осетинского государственного университета им.К.Л.Хетагурова .- 2011. - №4.- 0,6 п.л.;

в иных изданиях:

  1. Таутиева М.Э. Новация и предоставление отступного как способы прекращения договорных обязательств // Проблемы теории и юридической практики в России. Материалов 15-й межвузовской научно-практической конференции Адыгейского филиала Московской открытой социальной академии. 15-17 мая 2010.: Сборник статей. Майкоп.  -2010. - 0,25 п.л.;
  2. Таутиева М.Э. Последствия расторжения договора по соглашению сторон //  Правовое научно-практическое и информационное издание  журнал «Право и практика». - Краснодар.: Изд-во «Кубанькино», – 2011. -№1. - 0,5 п.л.;
  3. Таутиева М.Э. Общие пределы действия новации  // Ученые записки Адыгейского филиала Московской открытой социальной академии. Выпуск 6.– Краснодар.: Изд-во «Кубанькино»,  2011.- 0,3 п.л.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.