WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

 

                                      На правах рукописи

КОЛБАСИНА

ЕЛЕНА ЕВГЕНЬЕВНА







ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ НАСИЛЬСТВЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШАЕМЫХ НЕФОРМАНЫМИ МОЛОДЕЖНЫМИ ГРУППАМИ


12.00.08 –уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право


Автореферат









диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук







Ростов-на-Дону 2012




Работа выполнена в ФГКОУ  ВПО

«Волгоградская академии МВД России»


Научный руководитель:  - кандидат юридических наук, доцент

Заблоцкая Алла Григорьевна

Официальные оппоненты:  - доктор юридических наук, профессор                                           Лебедев Семён Яковлевич

ФГКОУ ВПО «Московский университет МВД РФ», начальник кафедры криминологии

                                      -  кандидат юридических наук, доцент

                                      Романова Людмила Михайловна

ФГКОУ ВПО «Ростовский юридический институт МВД России», старший преподаватель кафедры криминологии и уголовно-исполнительного права

Ведущая организация:  ФГКОУ ВПО

                                        «Волгоградский государственный

  университет»


Защита диссертации состоится 27 марта 2012 г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета  Д 203.011.02 по юридическим наукам при ФГКОУ ВПО «Ростовский юридический институт МВД России» по адресу: 344015, г. Ростов-на-Дону, ул. Маршала Еременко, 83, ауд. 503.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГКОУ ВПО «Ростовского юридического института МВД России».

Автореферат размещен на сайте ФГКОУ ВПО «РЮИ МВД России» - www.ruimvd.ru.

       

       Автореферат разослан 24  февраля  2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета А. Б. Мельниченко 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования.  Насильственная молодежная преступность является универсальным индикатором социальной ситуации в обществе. По данным уголовной статистики, в России молодые люди совершают более 50% всех зарегистрированных преступлений1, причем, только 6-8% из них в одиночку, остальные – в составе группы. По результатам опроса сотрудников правоохранительных органов, 88% из них указали на совершение преступлений в группе несовершеннолетними, в том числе в составе организованных преступных групп. Более 80% жителей средних и крупных городов в возрасте 14-29 лет позиционируют свою принадлежность к тем или иным неформальным молодежным объединениям со склонностью к насильственной преступной деятельности, то есть двое из трех молодых людей, совершают преступления, и пятеро из семи, совершают административное правонарушение.

Соответственно, в стране довольно активно функционируют неформальные молодежные группы антиобщественной направленности, к которым пока не применяется практически никаких системных мер превентивного характера. В отсутствие профилактической работы с подобными молодежными организациями, этот «резерв» взрослой преступности может в скором будущем существенно повлиять на криминальную ситуацию не только в отдельных регионах, но и в государстве в целом.

По официальным данным МВД России, в стране были замечены в совершении насильственных преступлений около 150 агрессивно настроенных движений, значительное число из которых составляют «скинхеды». Такие организации формируются вне контроля государственных органов, поэтому достаточно сложно определить их реальное количество. В статистических карточках, на основе которых формируется отчетность о преступности, пока отсутствует пункт о личности насильственного преступника – члена неформальной молодежной группы. Следовательно, судить о численности подобных объединений мы можем лишь по оценкам экспертов, которые полагают, что деструктивные, как по отношению к государству, так и его институтам, неформальные группы в последние годы получили широкое распространение и объединили примерно 65-70 тысяч человек, в том числе молодых людей (до 40%).

В настоящее время нам остается только констатировать, что в России в данный момент отсутствует общий научный и практический подход к решению проблемы предупреждения насильственных преступлений, совершаемых неформальными молодежными группами, позволяющий хоть как-то снизить их криминальную активность. Процесс превентивной работы осложняется недостаточной эффективностью методов предупреждения указанной категории преступлений.

Все это ставит перед наукой и практикой задачи углубленного изучения избранной нами разновидности преступлений и групп, их совершающих. Перечисленные обстоятельства обусловили наш интерес к выбранной теме.

Степень разработанности проблемы. Среди трудов ученых и практиков, внесших значительный вклад в совершенствование деятельности по предупреждению насильственной и подростково-молодежной преступности, особо важно отметить работы следующих отечественных философов, социологов, педагогов, психологов, криминологов: Г.А. Аванесова, А.И. Алексеева, Г.М. Андреевой, Ю.М. Антоняна, М.М. Бабаева, С.Л. Беличевой, Н.И. Ветрова, Я.И. Гилинского, А.И. Долговой,  В.Д. Ермакова, Г.И. Забрянского, К.Е. Игошева, И.И. Карпеца, Л.Н. Костиной М.С. Крутера, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, С.Я. Лебедева, В.В. Лунеева, Г.М. Миньковского, В.С. Овчинского, В.Ф. Пирожкова, Э.Ф. Побегайло, Т.В. Серебряковой, Е.А. Стамбровской, И.Ю. Сундиева, В.Е. Эминова, и других.

Проблемам предупреждения преступности молодежи в целом, а также преступности «неформалов» посвящены исследования: Д.И. Аминова, И.П. Башкатова, Р.Б. Бжиева, Р.М. Булатова, И.А. Бурмистрова, А.Я. Вилкса, А.В. Громова, И.А. Двойменного, В.А. Ершова, А.Н. Запесоцкого, К.В. Ивашникова, А.М. Карафелова, Р.О. Кочергина, А.А. Козлова, Н.Ф. Кофырина, В.Ф. Левичевой, В.Т. Лисовского, А.А. Мейтина, Р.Э. Оганяна,  Н.А. Подольного, А.С. Пудовикова, А.В. Ростокинского, Л.А. Рябиса, А.Т. Сиоридзе, А.П. Файна, С.Н. Фридинского, Д.А. Шестакова, Я.И. Шпака и других авторов. Опубликованные ими работы представляют в своей совокупности солидную теоретико-методологическую базу для разработки и решения вопросов, связанных с предупреждением насильственных преступлений, совершаемых членами неформальных молодежных групп.

Вместе с тем, с момента написания некоторых работ существенно изменилась ситуация в стране, что также обусловило необходимость изучения избранной нами проблемы в современных условиях. Значительно активизировались в своей противоправной деятельности те неформальные молодежные группы, поведение которых долгое время оставалось лишь асоциальным, но не преступным. Данное диссертационное исследование как раз и имело целью восполнить в определенной мере этот пробел.

Объектом исследования являются социальные явления и процессы, детерминирующие насильственные преступления членов неформальных молодежных групп, общественные отношения, возникающие по поводу их совершения и предупреждения, а также закономерности правового регулирования этих отношений.

Предметом исследования являются сущность и особенности предупреждения насильственных преступлений, совершаемых неформальными молодежными группами.

Цели исследования состоят в выявлении основных тенденций и закономерностей, свойственных насильственным преступлениям, совершаемым неформальными молодежными группами, функционально зависимых социальных и личностных факторов, способствующих их совершению, а также в разработке оптимальных мер противодействия данным преступлениям и уточнение критериев эффективности деятельности органов внутренних дел и иных субъектов по их предупреждению.

Названные цели предопределили постановку и решение следующих задач:

- сформулировать понятия неформальных молодёжных групп насильственной направленности;

- определить специфику видов неформальных молодежных групп насильственной направленности;

– определить понятие и количественно-качественную характеристику состояния, структуры и динамики распространения насильственных преступлений, совершаемых неформальными молодежными группами;

– определить общесоциальные и специально-криминологические причины и условия, способствующие вовлечению молодежи в неформальные группы, совершающие насильственные преступления;

– определить понятие и структуру личности преступника – члена неформальной молодежной группы насильственной направленности;

– разработать типологию лиц, совершающих изучаемые преступления, на основе анализа их социально-демографических, нравственно-психологических, социально-ролевых и уголовно-правовых признаков и свойств;

– выработать оптимальные меры предупреждения насильственных преступлений, совершаемых неформальными молодежными группами, на основе анализа нормативно-правовых актов, мнений специалистов, практического опыта противодействия данным преступлениям;

Методология и методика диссертационного исследования. Методологической основой послужили законы и категории диалектики как всеобщего метода познания и общенаучные методы исследования: исторический; формально-логический; статистический; обобщение; аналогия; анализ документов; сравнительный анализ результатов нашего исследования с результатами исследованиями других авторов по анализируемым и смежными с разрабатываемой проблематике вопросами. Кроме того, применялись такие специальные методы, как наблюдение, исследование документов, опрос в форме анкетирования и беседы, экспертная оценка.

Теоретическую основу исследования составили основные положения истории, философии, педагогики и психологии, социологии, криминологии, уголовного права, правовой статистики и других правовых наук, разработанные в трудах ведущих специалистов в различных отраслях знаний, что и предопределило комплексный подход к изучению выбранной темы.

Нормативную базу исследования составили: положения Конституции Российской Федерации, уголовное законодательство РФ, уголовно-процессуальное законодательство РФ, уголовно-исполнительное законодательство РФ, административное законодательство РФ, гражданское законодательство РФ, федеральные конституционные законы РФ; федеральные законы РФ, Указы Президента РФ; постановления Правительства РФ; постановления Верховного суда РФ, регулирующие вопросы предупреждения преступности, ведомственные и межведомственные приказы и распоряжения, относящиеся к рассматриваемой проблеме и  регламентирующие правоотношения в данной сфере.

Эмпирическую базу исследования составили результаты изучения и обобщения материалов 250 уголовных дел, из которых 63 уголовных дела, рассмотрены судами Волгоградской, Ростовской и Саратовской областей по обвинению 411 лиц, совершивших насильственные преступления, являющихся членами неформальных молодежных групп, а также находившихся в производстве следственных отделов ОМ г. Волгограда; результаты опроса 130 сотрудников правоохранительных органов, 120 лиц молодежного возраста, являющихся членами неформальных группировок; статистические сведения об изучаемой категории насильственных преступлений в России за 2003-2010 годы, полученные в Росстате, ГИАЦ МВД России, ИЦ ГУ МВД по Волгоградской области и других официальных аналитических служб. В некоторой мере использован личный опыт работы автора по предупреждению преступлений, совершаемых несовершеннолетними, в качестве инспектора по делам несовершеннолетних.

Научная новизна исследования заключается в том, что в данной работе на основе комплексного и системного подходов, с криминологических и иных научных позиций рассматривается проблема предупреждения насильственных преступлений, совершаемых неформальными молодежными группами, отражающая угрожающую ситуацию, складывающуюся в современном российском обществе, связанную с распространением данных преступлений. Сформулированы понятие и виды неформальных молодежных групп  насильственной направленности.

Впервые на монографическом уровне рассмотрены специфические черты данной категории преступников, определен криминологический портрет личности преступника - члена неформальной молодежной группы, совершающего насильственные преступления; выявлен комплекс детерминантов, способствующих вовлечению молодежи в совершение насильственных преступлений, в составе неформальных молодежных групп.

Изучение законодательной базы, использование большого количества эмпирического материала позволило не только исследовать специфику насильственных преступлений, совершаемых неформальными молодежными группами, но и разработать основные предложения по предупреждению данного негативного социального явления и по-новому подойти к решению проблем их дальнейшего нормативно-правового совершенствования.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Понятие неформальных молодежных групп насильственной направленности, представляющих собой антисоциальные устойчивые структурные формирования, в состав которых входит не менее 5 человек в возрасте от 14 до 29 лет, связанных едиными интересами и потребностями, имеющие собственную субкультуру, различную степень групповой криминогенности, выражающейся в совершении преступлений насильственного характера.

2. Классификация неформальных молодежных групп насильственной направленности с учетом  их идеологических воззрений и степени агрессивности:

– характеризующиеся отношением к «уличным молодежным компаниям», представляющие собой криминальные объединения молодежи по принадлежности к одной улице или району, часто конфликтующие между собой;

– носящие аполитичный, преимущественно экстремистский характер, придерживающиеся:

а) фашистских взглядов и устремлений;

б) коммунистических взглядов и устремлений, выражающих открытое противостояние любым формам фашизма и нацизма;

в) этнически-пренебрежительных взглядов и устремлений, борющихся против всех неарийцев, в основном иммигрантов из стран «третьего мира»;

г) гомофобных взглядов и устремлений, противодействующие сексуальным меньшинствам;

д) наркофобных взглядов и устремлений,  противодействующие наркоманам.

– активно  проявляющие переживания за успех национальных спортивных команд, из числа спортивных хулиганов и вандалов в основном футбольных клубов и других организаций;

– тоталитарно-религиозной направленности, внутреннее содержание которых основано на яром противостоянии христианству - деструктивные секты, а также приверженцы субкультуры загробной жизни, результатом культовых ритуалов которых становится причинение вреда здоровью различной степени тяжести, а в некоторых случаях убийство человека;

– пропагандирующие агрессивные музыкальные направления, близкие по своим субкультурным убеждениям к традициям тоталитарно-религиозных групп и религиозных сект, принимающие активное участие в совместных культовых ритуалах, носящих насильственный характер;

– пренебрегающие Правилами дорожного движения - становящиеся виновниками гибели людей в результате дорожно-транспортных происшествий, нередко проявляющие немотивированную агрессию по отношению к окружающим.

4. Закономерным для существования и функционирования неформальных молодежных групп насильственной направленности в России является:

– активизация их агрессии на фоне снижения уровня жизни населения, отсутствия морально-нравственных ориентаций и ослабления функций социальных институтов формирования личности;

– наличие огромного потенциала силы, жаждущей активной деятельности и самоутверждения, невостребованной официальными структурами государства и общества;

– наличие криминальной субкультуры, активизирующей применение насилия;

– наличие различной степени криминальной устойчивости, организованности и длительности существования с перерастанием в насильственно-экстремистские объединения;

– превышение фактического уровня преступной активности над официальным в 3-4 раза;

– распространение побоев, грабежей, разбоев, хулиганства на почве конфликтов, носящие ситуативный характер, а также наличие других характерных особенностей.

5. Комплекс общесоциальных детерминантов насильственного преступного поведения членов неформальных молодежных групп, включающий в себя: стремительное расслоение общества на бедных и богатых; иное стратификационное деление общества на группы; общее снижение управляемости социальными процессами; нестабильность экономической ситуации в стране; снижение уровня жизни;  несостоятельность семьи; недостатки общественного устройства; деформация  нравственно-психологических установок членов неформальных молодежных групп; преобладание у них корыстных, эгоистическо-индивидуалистических, демонстративно-агрессивных и насильственных мотивов.

6. Комплекс специально-криминологических детерминантов насильственного преступного поведения членов неформальных молодежных групп, включающий в себя: дисфункциональность семьи; социальную дезадаптацию личности; отчуждение и нарушение взаимодействия личности со средой; возрастные, психические, демографические и иные личностные особенности; готовность уйти от решения жизненных проблем в мир алкоголя и наркотиков, создающих временную иллюзорную стабильность; отсутствие возможности реализоваться в общественно полезной деятельности; ощущение бесцельности существования; отверженность близкими и дистанцирование от успешных молодых людей; воздействие асоциальной среды. 

7. Криминологическая модель личности преступника - члена неформальной молодежной группы, совершающего насильственные преступления –  это мужчина (93%); в возрасте 14-24 лет (76%); из неполной семьи (52%); имеющий неполное среднее и среднее образование (73%); не работающий и не учащийся (54%); житель большого или среднего города (94%); не состоящий в официальном браке (57%); не имеющий постоянного источника дохода (68%), употребляющий алкоголь и наркотики (58%), имеющий нормальные материально-бытовые условия (96,1%), престижные вещи (100%), замкнутый, враждебный, с желанием разрушить созданные ценности и с нарушением психической саморегуляции (54%), частично признающий или полностью не признающий своей вины (78%), руководствующийся агрессивно-насильственной мотивацией (99%), предпочитающий групповые насильственные действия (100%) с фактическим одноразовым рецидивом преступных действий (53%).

8. Типология лиц-членов неформальных молодежных групп, совершающих насильственные преступления, предусматривающая разделение преступников по характеру их антиобщественной направленности на следующие типы:

– агрессивно-эпатажный – глубоко деформированный тип личности, с ярко выраженной антиобщественной направленностью, отличающейся особой жестокостью и цинизмом;

– пренебрежительный – с отрицательным отношением к жизни и здоровью человека, с доминантой демонстративного, агрессивного поведения, применяющий насилие в качестве единственного средства и способа разрешения конфликта, в большинстве случаев, созданного им же самим;

– промежуточный – отрицательный тип личности, склонный к совершению преступлений, с меньшей степенью выраженности антиобщественной направленности, у которого агрессия выступает в качестве средства достижения преступного результата, в отличие от агрессивно-эпатажного типа, где она является самоцелью;

– агрессивно-насильственный – резко отрицательный тип личности, применяющий насилие в результате неадекватной реакции на конфликтную ситуацию, а не как средство решения проблем (в отличие от промежуточного типа), зачастую спровоцированных самим потерпевшим и, совершающего преступления в силу сложившегося в течение жизни стереотипа поведения, – применения насилия в ответ на агрессию извне (в отличие от агрессивно-эпатажного типа).

9. Комплексы мер общесоциального предупреждения насильственных преступлений, совершаемых неформальными молодежными группам:

– политического характера - упрочение демократии и начал федерализма;  укрепление всех ветвей власти; упорядочение миграционных процессов в стране; стимулирование создания и развития общественных молодежных объединений позитивной направленности как альтернативы существующим неформальным группам насильственного характера; использование прогнозов их деятельности при внесении изменений в действующее законодательство; разработка концепций и программ по предупреждению преступности, охватывающих своими мероприятиями неформальные молодежные группы насильственной направленности;

–- экономического характера -  снижение уровня тревожности населения в ожидании падения курса национальной валюты и укрепление её потенциала; снижение уровня коррупции и криминального бюрократизма; выполнение государством социальных гарантий в виде пенсий, пособий, заработной платы; активизация материально-бытовой, трудовой и иной адаптации вынужденных переселенцев; создание новых рабочих мест и обеспечение повышения уровня занятости населения; формирование нравственного облика человека, способного отрицать возможность приобретения материальных благ незаконным путем;

– социально-экономического характера -  стабильное развитие социальной инфраструктуры; формирование действенной системы социальной защиты граждан;  создание и массовое распространение доступных по оплате учреждений для позитивной занятости молодежи;

– идеологического и культурно-воспитательного характера - восстановление институтов религиозного и патриотического воспитания, способствующих общему возрождению духовности населения страны; пропаганда духовного воспитания, патриотизма, уважения к представителям иных расовых принадлежностей, национальностей, вероисповеданий; признание обществом и государством семьи как основы формирования социального сознания;

–  информационного  характера - ограничение отрицательного воздействия и введение цензуры в СМИ; поддержка инициатив по расширению позитивного воздействия СМИ на ориентации, жизненные ценности и идеалы молодежи; создание системы безопасности Интернет-ресурсов, позволяющей исключать возможность всеобщего доступа к сайтам, содержащим демонстрацию сцен насилия, агрессии, жестокого обращения с людьми и животными, порнографии и педофилии.

10. Специально-криминологические и индивидуальные меры предупреждения насильственных преступлений, совершаемых неформальными молодежными группами:

а) создание на уровне региональных управлений МВД России единой систематизированной информационной базы, включающей в себя данные о неформальных молодежных группах насильственной направленности, а также о лицах, входящих в их структуру, с целью дальнейшего использования таких сведений для предупреждения совершаемых ими преступлений;

б) внесение изменений в справочник № 15 «Дополнительная характеристика преступления», в котором под отдельными кодами следовало бы разместить следующие варианты позиций: «преступление совершено:

– членом неформальной группы;

– в том числе насильственной направленности».

в) введение номенклатурного учета сведений, относящихся к деятельности конкретных неформальных молодежных групп, склонных к совершению либо совершивших насильственные преступления, на закрепленной за соответствующим подразделением ОВД территории. Собранную информацию в отношении той или иной группы необходимо обобщать и систематизировать путем паспортизации этих объединений, в соответствии с образцом, представленным нами в приложении № 4 диссертации;

г) повсеместное внедрение разработанного нами унифицированного стандарта мероприятий, реализуемых в случае первичного выявления неформальных молодежных групп насильственной направленности, представленного в приложении № 5 диссертации.

Теоретическая и практическая значимость результатов работы определяется тем, что содержащиеся в диссертации авторские предложения, выводы и рекомендации, а также уточненные определения отдельных базовых понятий, непосредственно относящихся к избранной теме, могут быть использованы в дальнейшем при исследовании криминологических проблем борьбы с преступностью, с целью совершенствования имеющихся и разработки новых мер противодействия насильственным преступлениям, совершаемым неформальными молодежными группами. Отдельные теоретические положения могут быть применены в учебном процессе при преподавании наук криминологии и уголовного права, а также для разработки учебно-методических материалов, проведения занятий в системе служебной подготовки и повышения квалификации сотрудников правоохранительных органов.

Практическое значение проведенного исследования состоит в том, что его выводы могут быть использованы законодательными и исполнительными органами государственной власти при разработке концепций и комплексных программ по предупреждению насильственных преступлений, совершаемых молодежью в целом, и, в частности, неформальными молодежными группами.

Апробация и внедрение в практику результатов исследования проводились на научно-практических конференциях, в частности, на Всероссийской научно-практической конференции «Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с преступлениями экстремистской направленности» (27 ноября 2009 года, Волгоградская академия МВД России); на Всероссийской научно-практической конференции «Современные проблемы противодействия преступности» (22-24 июня 2010 года, Волгоградская академия МВД России); на ХV Региональной конференции молодых исследователей Волгоградской области (9-12 ноября 2010 года, Волгоградская академия МВД России); на Всероссийской конференции по проблемам правового воспитания и просвещения детей (10 июня 2011 года, Волгоградское региональное отделение Ассоциации юристов России); а также во время участия в научно-практических и научно-теоретических конференциях, проводившихся в г. Санкт- Петербург, г. Тамбов, г. Липецк, г. Иркутск, г. Адлер и других городах.  Основные положения диссертационного исследования в форме научного доклада обсуждались на кафедре уголовного права Волгоградской академии МВД России. Полученные результаты использовались при проведении семинарских и практических занятий по криминологии в Волгоградской академии МВД России.

Данные эмпирических исследований и рекомендации по оптимизации процесса предупреждения насильственных преступлений молодежи были внедрении в практику: в ГСУ ГУ МВД по Волгоградской области,  Городищенского районного суда Волгоградской области, Управления федеральной службы исполнения наказания по Волгоградской области, в деятельность УУП и ПДН ОП № 4 УМВД России по г. Волгограду, в учебный процесс ВА МВД России. Выводы и предложения, сформулированные в диссертации, отражены в 15 научных работах, две из которых опубликованы в рецензируемых научных журналах, рекомендованных в перечне ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих восемь параграфов, заключения, библиографического списка и приложений. Исследование выполнено в объеме, соответствующем требованиям ВАК, предъявляемым к кандидатским диссертациям.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении автор акцентирует внимание на актуальности выбранной темы, раскрывает степень ее научной разработанности, объект и предмет исследования, определяет его цели и задачи, методологическую основу, характеризует нормативно-правовую, теоретическую и эмпирическую базу, научную новизну, формулирует положения, выносимые на защиту, обозначает научно-практическую значимость, сведения об апробации полученных результатов и внедрении их в практику, описывает структуру диссертации.

Первая глава «Понятие и основные характеристики насильственных преступлений, совершаемых неформальными молодежными группами», состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Понятие, эволюция и классификации неформальных молодежных групп, совершающих насильственные преступления в России» автор уделяет внимание истокам зарождения неформальных объединений, берущих начало в Англии в 1909 г. и пришедших впервые в Россию в начале ХХ века в форме скаутского юношеского движение, появлению коммунистических объединений, историческим предпосылкам появления и развития неформальных молодежных групп в России в связи с  распадом Советского Союза, снижением уровня жизни населения, исчезновением нравственных и моральных ориентаций, ослаблением функций социальных институтов.

Ликвидация официальных форм организации позитивной занятости молодежи, высвобождение огромного потенциала её силы, невостребованная жажда деятельности и самоутверждения были реализованы ею в игровых автоматах, алкоголе, наркотиках и деятельности в неформальных группах антисоциального характера. Активизировавшаяся агрессия неформальных молодежных групп стала защитной реакцией на разрушение старых идеалов и отсутствие новых. Пребывание молодежи в их составе создало криминальную субкультуру отношений, осложнило процесс социализации и стало активным криминогенным фактором насильственной преступности, до сих пор препятствующим реализации планов построения новой России.

К 80-м годам ХХ века следует отнести пик развития так называемых «уличных молодежных компаний» – криминальных объединений подростков по принципу территориальной принадлежности (улице или району), часто конфликтовавших между собой и жестоко боровшихся за «сферы влияния».

Кроме того, были широко распространены и неформальные молодежные организации, образованные по идеологическому принципу: диссидентское движение, националистические группы, религиозные секты, в которых доминировали настроения политического и нравственного противостояния существующему режиму; движение хиппи, панк-культура, в которых просматривалась усталость, разочарование и бегство от официальной идеологии; субкультура насилия (армейская «дедовщина», армейский моббинг (притестение и травля со стороны командиров), этнические криминальные группировки, которые, по сути, были экстремистскими.

К числу расширяющихся молодежных групп и движений экстремистской направленности следует отнести  «скинхедов», русское национальное единство, фашистов и другие формирования. По данным МВД России, в нашей стране сегодня насчитывается около 300 неформальных молодежных движений экстремисткой направленности, в состав которых входит более 11 тысяч молодых людей в возрасте от 16 до 25 лет. К ним отнесены неформальные группировки: фашистских, коммунистических, этнически-пренебрежительных, гомофобных взглядов и устремлений.

Близкой к субкультуре криминальных групп является субкультура «фанатов» спортивных клубов, объединенных страстью к спортивным играм. Не менее опасными являются организации тоталитарно-религиозной направленности,  проповедующие месть, насилие, нетерпимость к устоям общества. Необычным для России неформальным молодежным движением считаются «готы» – асоциальное квазирелигиозное молодежное движение. Идеология и связанная с ним молодежная субкультура характеризуется мистически мрачным, депрессивным восприятием и выражением отношения к жизни, идеями романтизации смерти, боли, мучений, основанными на пропаганде эстетики смерти и тления. Близкими по своим взглядам и устремлениям к «готам» являются «сатанисты», которые часто попадают в сводки, совершая во имя своей псевдорелигии различные преступления: от осквернения кладбищ до ритуальных убийств с людоедством. Значительно большей степенью криминальной активности и общественной опасности отличаются деструктивные тоталитарные секты. Их члены довольно избирательны в выборе способов и методов воздействия на других сектантов. Из неформальных молодежных групп, пропагандирующих агрессивные музыкальные направления, наиболее активными являются  панки, которые обратили на себя внимание в 80-е и 90-е годы серией актов крупномасштабного вандализма, драками и погромами улиц, парков, мест отдыха. Одним из активных неформальных молодежных движений, пропагандирующих насильственную преступную деятельность, стали «байкеры», т.е. группы свободолюбивых людей на мотоциклах,  совершающих помимо угонов транспорта и краж деталей, грабежи, разбои и дерзкие хулиганские действия.

Под неформальными молодежными группами насильственной направленности мы понимаем антисоциальные устойчивые структурные формирования, в состав которых входит не менее 5 человек в возрасте от 14 до 29 лет, связанных едиными интересами и потребностями, имеющие собственную субкультуру, различную степень групповой криминогенности, выражающейся в совершении преступлений насильственного характера.

Главными отличиями неформальных молодежных групп от преступных являются: их открытость (т. к. преступная группа всегда соблюдает строгий конспиративный характер деятельности); отсутствие определенного количества участников (тогда как в преступной группе существует четкая иерархия и распределение ролей при совершении преступлений); наличие досуговых интересов, находящихся в основе межличностного общения членов неформальной молодежной группы, в отличие от криминальных ориентаций преступных групп. Как правило, неформальная молодежная группа изначально создается не для совершения преступлений, а для совместного времяпрепровождения, в то время как совершение противоправных действий является основным в деятельности преступной группы.

Второй параграф «Понятие, состояние, структура и динамика насильственных преступлений, совершаемых неформальными молодежными группами» посвящен анализу понятия, тенденций и закономерностей распространения насильственных преступлений, совершаемых неформальными молодежными группами, а также основных показателей, характеризующих их по уровню, структуре и динамике.

По степени общественной опасности с учетом тяжести причиняемых последствий насильственные преступления всегда будут превосходить другие криминальные явления. При наличии единого признака данной категории преступлений (физическое либо психическое насилие над личностью), механизм их совершения связан с агрессивным, циничным, жестоким отношением к человеку, демонстрацией собственного превосходства, попиранием норм морали. В значительной степени это относится к лицам молодежного возраста, обладающим высокой степенью физической активности. Поэтому в криминологическом аспекте преступность подростков и молодежи, в подавляющем большинстве, рассматривается как насильственная.

Под насильственными преступлениями, совершаемыми неформальными молодежными группами, мы понимаем умышленное применение психического и физического воздействия на человека, повлекшие причинение ему физического и морального вреда в форме лишения жизни или свободы, повреждения здоровья , дестабилизацию социального статуса.

Чаще всего «неформалы» совершают хулиганства – 16%, убийства – 14%, умышленные уничтожения или повреждения имущества – 13%, истязания – 12%, причинение смерти по неосторожности – 11%, умышленные причинения тяжкого вреда здоровью – 10%, умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью – 10%, побои – 6%, умышленное причинение легкого вреда здоровью – 6%, грабежи – 5%, разбои – 4%, массовые  беспорядки – 2%, изнасилования  – 2 %, в рейтинге которых максимальный удельный вес составляют хулиганства и убийства.

С 2003 по 2010 год в Росси наблюдается снижение преступной активности «неформалов» молодежного возраста примерно на 3,6%. Однако говорить о существенных успехах в этой области преждевременно, т.к. такая тенденция обусловлена скорее спадом численности молодого населения, чем другими обстоятельствами.

Наиболее опасной формой проявления насилия со стороны изучаемой категории преступников являются преступления экстремистской направленности. С 2003 по 2010 год в стране было официально зарегистрировано около 3 тысяч преступлений экстремистской направленности2. По сравнению с 2003 годом, в 2010 году их число увеличилось в четыре раза, следовательно, возросло количество публичных призывов к экстремистской деятельности, и организаций экстремистских сообществ. В 2009-2010 годах в ряде городов России (Москве, Ростове-на-Дону, Волгограде и др.) прошли акции организованных неформальных молодежных групп националистической направленности  характерные выбором для расправ жертв из числа лиц неславянской национальности, применением группового насилия, цинизмом и жестокостью. Преступления религиозной направленности характерны подготовкой к проведению ритуалов жертвоприношения, подбором специальной литературы, психологической  обработкой жертв, выбором кладбищ, оврагов, заброшенных строений в качестве мест совершения преступлений. Все чаще в них участвуют члены псевдорелигиозных сект. Криминальная составляющая их деятельности весьма значительна, а учитывая неуклонный рост таких организаций, следует говорить об увеличении степени их социальной опасности.

Из-за дефектов регистрации насильственные преступления, совершаемые молодежью, имеют высокий фактический уровень преступной активности, который в 3-4 раза выше, чем отражаемый статистикой. Кроме того, преступность «неформалов» молодежного возраста имеет тенденцию к росту тяжких и особо тяжких преступлений. Однако отмечается снижение количества выявляемых преступников, что также обусловлено преимущественно демографическими процессами, происходящими в России. Вряд ли стоит надеяться на то, что внедряемые в последние годы профилактические программы существенно изменили пристрастия подрастающего поколения. Их деятельность все чаще включает подготовку «сценариев» преступлений с подбором средств, сокрытием улик, оказанием противодействия правоохранительным органам.

Закономерно и то, что изучаемые преступления, в основном совершаются «неформалами» неустойчивых групп  на почве конфликтов (90%) при совместной времяпрепровождении (80%) и  носят ситуационный характер. Примерно 20% групп многочисленны, устойчивы и быстрыми темпами приобретает организованные формы.        Они имеют четкую структуру, руководителей, распорядителей и исполнителей, внутреннюю систему правил, санкций, ценностей и интересов, которые тщательно конспирируются.

Вторая глава «Детерминация насильственной преступной деятельности неформальных молодежных групп. Личность преступника - члена неформальной молодежной группы насильственной направленности» состоит из трех параграфов.

Первый параграф «Причины и условия насильственной преступной деятельности неформальных молодежных групп» посвящен изучению причин и условий общесоциального и специально-криминологического уровня, детерминирующих изучаемые преступления.

Политические и социально-экономические изменения, снижение уровня жизни, потеря нравственных и моральных ориентаций, ослабление функций семьи, криминализация общества наложила глубокий отпечаток на поведение молодежи. По мнению опрошенных сотрудников правоохранительных органов изучаемые преступления активно порождают: нестабильность экономики – 31%; снижение уровня жизни – 39%; несостоятельность семьи – 22%; недостатки общественного устройства – 3%; стратификация общества на группы – 5%.

Молодежные группировки в условиях роста существующих противоречий общества начали объединяться, чтобы как-то самоорганизовываться и гармонизировать ближайшее окружение. По результатам опроса 120 «неформалов», выявлены следующие факторы, способствовавшие вступлению ими в неформальные группы: обретение чувства безопасности и эмоционального комфорта – 61%; необходимость получения оценки собственных действий со стороны сверстников- – 38%; обретение востребованости -  14% и независимости от взрослых – 52%.

Неформальные группы действительно стали для молодежи  формой компенсации жизненных неудач и тем социальным пространством, в котором они получили возможность самоутверждения в обществе, заработанного собственными усилиями.

Россия, вступив на путь формирования демократического, правового государства и гражданского общества, помимо стабилизации экономики, совершенствования законодательства и правовых отношений столкнулась с необходимостью развития у молодежи готовности жить в новой социально-политической и экономической обстановке. Однако государство оказалось не готовым выделить необходимые материальные средства на воспитание и полноценное развитие подрастающего поколения, на организацию социальной помощи семье, достойного уровня охраны здоровья, всестороннего образования, досуга.

В процессе перехода страны в 90-х годах ХХ века к новой модели общественного устройства произошло нарушение порядка функционирования различных социально-экономических сфер жизни, их взаимодействия, падение авторитетов, смещение шкалы моральных ценностей, усиление дестабилизации общества и обострение социальной напряженности, которые вошли в комплекс общесоциальных причин и условий криминализации молодежи. Лишь в последние годы в России стали планомерно реализовываться приоритетные национальные проекты «Здоровье», «Образование», «Жилье» и другие, способные изменить создавшуюся ситуацию к лучшему.

Неформальные молодежные группы представляют собой особую разновидность молодежных субкультурнных систем, являющихся типичным вариантом трансформации молодежных объединений, которые в определенном смысле отражают взаимовлияние социально-педагогических и криминальных факторов в досуговой сфере.

Приобщенность молодежи к криминальной субкультуре отчуждает их от нормальной жизни, приводя к определенной ломке представлений, увеличивая разрыв и уменьшая возможность возврата в социокультурное пространство общества. На изменение сознания молодых людей влияет удобная модель восприятия окружающего мира, оправдывающая совершение преступлений, отрицающая вину и ответственность за содеянное, прикрывающая преступные побуждения ложными мотивами, а в насильственных преступлениях – ложным чувством коллективизма, взаимопомощи, обвинением жертвы. В отдельных случаях стихийно сложившаяся группа перерастает в криминальную под давлением лидера, который зачастую сам ищет соратников для совершения преступлений и, соответственно, формирует её, что подтвердили 28% опрошенных нами «неформалов».

Иногда устойчивая молодежная группа превращается в своеобразный филиал взрослого преступного сообщества, связанного с коррумпированными государственными органами власти. В таких объединениях целенаправленно насаждаются нормы, ценности, атрибуты, оправдывающие преступный характер деятельности и обеспечивающие единство в достижении криминальных целей.

Субкультуре неформальных молодежных групп насильственной направленности присущи: попирание прав личности, выражающееся в агрессивном, жестоком и циничном отношении к личности; наличие ряда атрибутов, строго регламентированных в групповом сознании; отсутствие чувства сострадания к людям; обесценивание человеческого труда; отсутствие моральных устоев, приводящее к  актам хулиганства, вандализма и прочим деяниям.

Очевидно, что в результате издержек семейного воспитания растет отчуждение молодого человека от близких ему людей, появляются озлобленность, обида и агрессивность, что становится почвой для проявлений насилия, выходящего за рамки «тусовки» молодежных групп.

Таким образом, к специально-криминологическими детерминантами совершения изучаемых преступлений следует отнести: дисфункциональность семьи; социальную дезадаптацию личности; отчуждение от социальной среды; возрастные, психические и иные личностные особенности; готовность уйти от решения жизненных проблем в мир алкоголя и наркотиков; отсутствие возможности реализоваться в общественно полезной деятельности; ощущение бесцельности существования; отверженность близкими; дистанцирование от успешных молодых людей; воздействие асоциальной среды.

Во втором параграфе «Структура личности преступника-члена неформальной молодежной группы насильственной направленности» определяются понятие и признаки личности преступника, определяется криминологическая модель личности преступника-члена неформальной молодежной группы, совершающего насильственные преступления.

       Следует отметить, что под личностью преступника, совершающего насильственные преступления в составе неформальной молодежной группы, следует понимать совокупность её социально-демографических, нравственно-психологических, социально-ролевых и уголовно-правовых признаков и свойств, проявляющихся в акте насильственного преступного поведения, детерминированного негативными идеологическими воззрениями и агрессией к окружающим.

Социально-демографические признаки и свойства определены половой принадлежностью, возрастом, образованием и местом жительства изучаемых преступников. В 93 % случаев субъектами  данных преступлений становятся мужчины, в 8 %  – женщины, в 35 % – подростки от 14 до 17 лет, в 41% – молодежь от 18 до 24 лет, в 24% – молодежь от 25 и старше, т. е. максимальный удельный вес (76%) приходится на подростков и лиц раннего молодежного возраста от 14 до 24 лет, 73 % преступников имеет среднее или неполное среднее образование, 21% – средне-специальное, (6%) – неоконченное высшее и высшее, 94% лиц являются жителями городов и 6% – жителями сельской местности.

Социально-ролевые признаки и свойства характерны тем, что большинству «неформалов» (54%) свойственно отрицательное отношение к труду, 57% -  к созданию материальных благ, содержанию и воспитанию детей. В общественной жизни коллективов они участия не принимают, в 49 % случаев преступления совершаются ими в состоянии алкогольного опьянения, в 11%  – в состоянии наркотического опьянения, 17 % – страдают хроническим алкоголизмом, 6 % – признаны наркоманами, 19 % – страдают психическими заболеваниями, 8% – психосоматическими. Большинство из них (67%) замкнуты и враждебны.

Нормальные внутрисемейные отношения до привлечения к уголовной ответственности имели 37% опрошенных несовершеннолетних, которые проживали в сравнительно неплохих условиях, 48 % имели обоих родителей, 49 % – только мать, 3% – отца; 82 % проживали в квартире или частном доме, 7,6 % – в комнате коммунальной квартиры, 6,5 % – в общежитии, 3,9 % – в иных условиях. Практически все без исключения имели престижные вещи: 33 % лиц имели аудио-, видеотехнику, 28 % – вклады в сбербанках и карманные деньги; 22 % –  автомобили, мопеды и мотоциклы; 12 % – модную дорогостоящую одежду; 5 % – спортивные принадлежности.

       Анализ нравственно-психологических признаков и свойств лиц, совершающих преступления в составе неформальных молодежных групп, позволил нам выявить дефекты их психического самообладания. При этом оказывается более существенной, чем при других преступлениях, роль экстремально-криминогенной ситуации, вызывающей у них агрессивные реакции. Преступные деяния совершаются ими с неконкретизированным умыслом под воздействием в 19% случаевпсихопатического состояния; в 25% - опасной обстановки и несформированности  адекватных реакций на происходящие события; в 10% - общей эмоциональной неустойчивостью; в 4% - завышенного чувства самосохранения; в 2% -псевдореального видения сложившейся ситуации. Они часто не испытывают раскаяния и не признают своей вины, а положительная оценка ими преступного результата является признаком глубокой криминальной деформированности личности.  Устойчивые социально негативные качества личности, ее крайне пониженная социальная ответственность, со свойственными пограничными психическими состояниями, находящимися между нормой и патологией, слабыми формами психических расстройств, влияют на потерю контроля над своими действиями. На способность виновных руководить своими действиями негативно влияют: депрессия, страх, ужас (22 %); двигательное перевозбуждение в эмоционально конфликтной ситуации (20 %); отсутствие волевых побуждений, апатия (16 %); влечение к убийству либо истязаниям человека (12 %); экзальтированность, демонстративность (8 %); пиромания (6 %); непреодолимое стремление к скитаниям, перемене мест жительства (2 %); лудомания и игромания (1 %).

Исследование  уголовно-правовых признаков и свойств личности преступника позволило установить исключительно групповой характер их  преступной деятельности под воздействием в 31% случаев насильственного мотива, в 22% - экстремистского, в 30% - хулиганского, в 12% - религиозного, в 3% - корыстного, в 2% - мотив не определяется.

Фактическая повторность к насильственным преступлениям среди изучаемой категории лиц сравнительно велика. Так из числа 120 опрошенных «неформалов» о высокой степени распространенности насильственных преступлений заявили 17% лиц, о высокой - 30%, о средней -  32%, о низкой  - 17% и о очень низкой - 4% . Первоначальные мониторинговые исследования свидетельствуют об их крайней жестокости и агрессивности.

Результаты анализа позволили нам вывести криминологическую модель изучаемой личности преступника и сделать вывод о том, что это мужчина (93%); в возрасте 14-24 лет (76%); из неполной семьи (52%); имеющий неполное среднее и среднее образование (73%); не работающий и не учащийся (54%); житель большого и среднего города (94%); не состоящий в официальном браке (57%); не имеющий постоянного источника дохода (68%), употребляющий алкоголь и наркотики (58%), имеющий нормальные материально-бытовые условия (96,1%), престижные вещи (100%), замкнутый, враждебный, с желанием разрушить созданные ценности, с нарушением психической саморегуляции (54%), частично или полностью не признающий своей вины (78%), руководствующийся агрессивно-насильственной мотивацией (99%), предпочитающий групповые насильственные действия (100%) с фактическим одноразовым рецидивом преступных действий (53%).

Третий параграф «Типология преступников, совершающих насильственные преступления в составе неформальных молодежных групп» посвящен научному обоснованию их деления по существенным признакам на однородные группы.

Представители неформальных молодежных групп насильственной направленности – это, в основном, лица идеологизированные, злостные по манере преступного поведения, периодически совершающие преступления под воздействием насильственно-эгоистических мотивов, проявляющие властолюбие и  пренебрежительное отношение к важнейшим человеческим ценностям – жизни, здоровью, чести и достоинству человека.

Исходя из характера антиобщественной деятельности, предлагается авторская типология лиц, совершающих насильственные преступления в составе неформальных молодежных групп, в связи с чем, выделяются следующие типы:

– агрессивно-эпатажный – глубоко деформированный тип личности, с ярко выраженной антиобщественной направленностью, отличающейся особой жестокостью и цинизмом (17%);

– пренебрежительный – с отрицательным отношением к жизни и здоровью человека, с доминантой демонстративного, агрессивно-насильственного поведения, применяющий насилие в качестве единственного средства и способа разрешения конфликта, в большинстве случаев, созданного им же самим (30%);

– промежуточный – отрицательный тип личности, склонный к совершению преступлений с меньшей степенью выраженности антиобщественной направленности, у которого агрессия выступает в качестве средства достижения преступного результата, в отличие от агрессивно-эпатажного типа, где она является самоцелью (24%);

– агрессивно-насильственный – резко отрицательный тип, применяющий насилие в результате неадекватной реакции на конфликтную ситуацию, а не как средство решения проблем (в отличие от промежуточного типа), зачастую спровоцированных самим потерпевшим и, совершающего преступления в силу сложившегося в течение жизни стереотипа поведения – применения насилия в ответ на агрессию извне (в отличие от агрессивно-эпатажного типа) - 27%.

Третья глава «Особенности предупреждения насильственных преступлений, совершаемых неформальными молодежными группами» состоит из трех параграфов.

Первый параграф «Общесоциальные меры предупреждения насильственных преступлений, совершаемых неформальными молодежными группами» посвящен определению понятия, основных направлений и мер предупреждения изучаемых преступлений.

В общем под предупреждением преступности предлагается понимать деятельность государственных и общественных органов, направленную на выявление и нейтрализацию причин и условий, её детерминирующих, а также определение различных по содержанию мер, способных оптимизировать противодействие  преступности на общесоциальном, специально-криминологическом и индивидуальном уровнях.

Соответственно под общесоциальным предупреждением насильственных преступлений, совершаемых неформальными молодежными группами, следует понимать систему экономических, социальных, политических, правовых, идеологических, культурных и организационных мер, предпринимаемых государством и обществом, направленных на повышение благосостояния всего населения, совершенствование культурного уровня граждан, создание благоприятных условий их жизни в целях стабилизации и снижения, как общего уровня преступности, так и изучаемых преступлений. Среди всех мер общесоциального уровня наиболее действенными представляются политические, экономические, социальные и идеологические.

К политическим мерам предупреждения изучаемых преступлений, отнесены: упрочение демократии и начал федерализма;  укрепление всех ветвей власти; упорядочение миграционных процессов в стране; стимулирование создания и развития общественных молодежных объединений позитивной направленности как альтернативы существующим неформальным группам насильственного характера; использование прогнозов их деятельности при внесении изменений в действующее законодательство; разработку концепций, программ по предупреждению преступности, охватывающих своими мероприятиями неформальные молодежные группы насильственной направленности.

К мерам экономического характера следует  отнести: снижение уровня тревожности населения в ожидании падения курса национальной валюты и укрепление её потенциала; снижение уровня коррупции и криминального бюрократизма; выполнение государством социальных гарантий в виде пенсий, пособий, заработной платы; активизация материально-бытовой, трудовой и иной адаптации вынужденных переселенцев; создание новых рабочих мест и обеспечение повышения уровня занятости населения; формирование нравственного облика человека, способного отрицать возможность приобретения материальных благ незаконным путем.

К мерам социально-экономического характера относятся:  стабильное развитие социальной инфраструктуры; формирование действенной системы социальной защиты граждан;  создание и массовое распространение доступных по оплате досуговых учреждений для молодежи.

К мерам идеологического и культурно-воспитательного характера отнесены: восстановление институтов религиозного и патриотического воспитания, способствующих общему возрождению духовности населения страны; пропаганду духовного воспитания, патриотизма, уважения к представителям иных расовых принадлежностей, национальностей, вероисповеданий; признание обществом и государством семьи как основы формирования социального сознания.

К мерам по обеспечению информационной безопасности отнесены: ограничение отрицательного воздействия и введение цензуры в СМИ; поддержка инициатив по расширению позитивного воздействия СМИ на ориентации, жизненные ценности и идеалы молодежи; создание системы безопасности Интернет-ресурсов, позволяющей исключать возможность всеобщего доступа к сайтам, содержащим демонстрацию сцен насилия, агрессии, жестокого обращения с людьми и животными; порнографию, педофилию и т.д.

В связи с чем, государству необходимо оказывать постоянную поддержку молодым людям в плане поиска самостоятельной, взрослой жизни; укрепления социальных гарантий, прав и законных интересов молодежи, прежде всего, в экономической сфере (права на квалифицированный труд и его достойную оплату). В противном случае, неуверенность в стабильном социальном будущем может спровоцировать молодого человека к поиску социальной справедливости в деятельности неформальных молодежных групп противоправного характера (например, оппозиционно настроенных к государству молодежных организациях, пропагандирующих экстремистские способы борьбы с властью).

Во втором параграфе «Специально-криминологические меры предупреждения насильственных преступлений, совершаемых неформальными молодежными группами» рассматривается второй уровень применения мер, направленных на нейтрализацию причин и условий изучаемых преступлений, а также устранение их последствий.

Работа специализированных и неспециализированных субъектов по предупреждению насильственных преступлений, совершаемых неформальными молодежными группами, направлена на:

1) неформальные молодежные группы экстремистской направленности, относящиеся преимущественно к сфере деятельности центров по противодействию экстремизму органов внутренних дел, которые обязаны:

– устанавливать, предотвращать и пресекать факты приготовления к преступлению и покушению на преступление, совершаемое на почве экстремизма, а также принимать к лицам, его совершившим, соответствующие законодательству РФ меры;

– устанавливать лиц, противоправные действия которых в потенциале могут содержать признаки преступления экстремистской направленности, что дает основание для принятия к ним мер профилактического воздействия;

– привлекать к работе по предупреждению преступлений, совершаемых на почве экстремизма, общественные объединения правоохранительной направленности и отдельных граждан.

2) неформальные молодежные группы футбольных фанатов-хулиганов и вандалов, являющихся основным контингентом работы сотрудников патрульно-постовой службы, которые обязаны:

- проверять на маршрутах патрулирования места наиболее вероятного совершения фанатами и болельщиками хулиганских действий и актов вандализма;

- выявлять пункты укрытия агрессивно настроенных фанатов и болельщиков, склонных к совершению преступлений, а также точки их концентрации;

- пресекать случаи распития фанатами и болельщиками спиртных напитков в общественных местах, а также употребления наркотических средств и психотропных веществ;

- осуществлять разъяснительную работу среди фанатов и болельщиков по соблюдению ими правил общественного порядка.

3) неформальные группы тоталитарно-религиозной направленности и деструктивные секты, являющиеся преимущественно профилактируемым контингентом подразделений участковых уполномоченных полиции и инспекций по делам несовершеннолетних, которые обязаны осуществлять:

- профилактику ухода молодежи в секты, посредством диагностики социальной адаптации личности, создающей предпосылки для вовлечения их в секты, нейтрализации неблагоприятных факторов социализации, способствующих вовлечению молодежи в религиозные секты,  антисектантского воспитания, выработки приемов психологической защиты от авторитарного воздействия сект, работы с родителями, направленную на осознание ими опасности вовлечения молодежи в религиозные тоталитарные объединения;

- предотвращение развитие влияния сект на молодых людей, имеющих опыт общения с их адептами;

- пресечение втягивания молодых людей в сектантскую деятельность, оказание помощи в реабилитации бывших членов секты.

4) неформальные молодежные группы – приверженцы субкультуры загробной жизни («готы», «сатанисты») и близкие к ним представители субкультурных течений (например, «металлисты»), являющихся профилактируемым контингентом деятельности подразделений уголовного розыска, сотрудники которого обязаны:

- проводить профилактическую работу с лицами, состоящими на учете;

- наблюдать за группировками, в поведении которых проявляются элементы насилия, агрессии;

- вести учет судимых за насильственные преступления;

- осуществлять контроль за их поведением.

5) неформальные молодежные группы мотоциклистов из числа «байкеров», относящиеся к контингенту лиц, профилактируемых сотрудниками дорожно-патрульной службы, которые должны осуществлять:

- выявление и пресечение нарушений Правил дорожного движения;

- регистрацию и учет автомототранспортных средств;

- учет и анализ дорожно-транспортных происшествий, причин и условий их возникновения, а также принятие мер к их устранению;

- применение к нарушителям установленных законом мер воздействия;

- организацию и проведение агитационно-пропагандистской работы;

- дополнительную подготовку мотоциклистов, которую они могут пройти на специальных треках;

- требование использования элементов защиты: шлемов, наколенников, налокотников, защиты спины, за отсутствие которых следует неотвратимо штрафовать всех нарушителей на крупные суммы, используя автоматические системы регистрации нарушений на дорогах.

6)  антисектантскую работу с молодежью, а также приверженцами субкультуры загробной жизни («готами», «сатанистами») и близкими к ним представителями субкультурных течений (например, «металлистов»), что входит в компетенцию служителей церкви, социальных служб поддержки молодежи, образовательных учреждений, которым необходимо применять:

- проведение лекционных занятий, семинаров, конференций, бесед, дающих наиболее полную и объективную информацию о религиозных сектах и оккультных направлениях;

- использование модели поведенческих навыков, ориентированной на формирование умений, позволяющих преодолеть негативное социальное давление и избежать вовлечения лиц в секту или оккультную группу;

- использование конструктивно-позитивной модели, основывающейся на формировании у молодых людей позитивных поведенческих навыков и представлений о социальных функциях современного сектантства, оккультизма и факторах, обусловливающих их распространение.

Наиболее сложными мерами предупреждения являются информационное обеспечение, взаимодействие и правовое регулирование вопросов предупреждения насильственных преступлений, совершаемых неформальными молодежными группами. Диссертант полагает, что эффективным средством решения перечисленных проблем станет рациональное использование возможностей региональных информационных центров при ГУ МВД России, способных накапливать в своих базах соответствующие обобщенные сведения, предоставляя их в систематизированном виде по запросам всем заинтересованным субъектам.

Нами предлагается на уровне региональных управлений МВД России создать единую систематизированную информационную базу, включающую в себя данные о неформальных молодежных группах насильственной направленности, а также о лицах, входящих в эти неформальные молодежные группы, с целью дальнейшего использования таких сведений для предупреждения совершаемых ими преступлений. Для чего внести изменения в справочник №15 «Дополнительная характеристика преступления», в котором под отдельными кодами нужно разместить следующие варианты заполнения первичных статистических документов:

«преступление совершено:

- членом неформальной группы;

- в том числе насильственной направленности».

Такое нововведение позволит учитывать соответствующие статистические сведения в карточке формы № 1 (на выявленное преступление) в разделе 27 – дополнительная характеристика преступления и карточке формы № 2 (на лицо, совершившее преступление) в разделе 34 – дополнительная характеристика преступления.

Третий параграф «Индивидуальные меры предупреждения насильственных преступлений, совершаемых неформальными молодежными группами» раскрывает возможности социальной и психологической коррекции личности членов неформальных молодежных групп насильственной направленности и воздействия на их образ жизни.

С преступниками-членами неформальных молодежных групп насильственной направленности чаще других сталкиваются сотрудники полиции, которые по факту выявления конкретной неформальной молодежной группы обязаны немедленно приступать к индивидуально-профилактической работе с каждым её членом, а при необходимости, и со всей группой в целом. Самой эффективной формой воздействия при этом является разобщение и переориентация группы, что может дать положительные результаты. Однако такие возможности сегодня редко используются, поскольку главной проблемой остается отсутствие установленных нормативно-правовыми актами правил ведения номенклатурных дел учета сведений о неформальных молодежных группах, склонных к совершению насильственных преступлений. В связи с этим,  автор предлагает собранную информацию в отношении той или иной группы обобщать и систематизировать путем паспортизации таких объединений. Каждый паспорт на выявленную неформальную молодежную группу должен соответствовать нормативно-определенным установкам и включать в себя сведения о структурных данных группы (название, количество участников, имеющаяся иерархия, субкультура, место дислокации) и  степени устойчивости.

Кроме того, каждый сотрудник полиции, в чьи обязанности входит индивидуально-профилактическая работа с членами неформальных молодежных групп насильственной направленности должен в своих действиях руководствоваться не только собственным жизненным опытом, распоряжениями непосредственных начальников, но и нормативно-правовыми правилами своего поведения.

На сегодняшний день таких установок в отечественном законодательстве не существует, поэтому автор предлагает повсеместно распространить и внедрить разработанный, апробированный на практике и представленный в приложении № 5 диссертации унифицированный стандарт мероприятий, реализуемых в случае первичного выявления неформальных молодежных групп насильственной направленности.

В заключение подводятся итоги проведенного исследования, сформулированы основные выводы и предложения, имеющие определенное значение для теории и практики предупреждения насильственных преступлений, совершаемых неформальными молодежными группами. Наиболее значимые из них отражены при описании соответствующих разделов в настоящем автореферате.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

Работы, опубликованные в рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК:

1. Колбасина Е.Е. К вопросу об особенностях формирования насильственной установки поведения личности // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2010. № 4 (15). С. 41-46. (0,4 п. л.)

2. Колбасина Е.Е. Об истории появления в России неформальных молодежных объединений антисоциальной направленности // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2011. № 3 (18). С.82-87. (0,4 п.л.)

  Книги и статьи, опубликованные в других источниках:

3. Колбасина Е.Е. О необходимости уголовно-правовой защиты прав человека в сфере семейных отношений // VII межвуз. конф. студентов и молодых ученых г. Волгограда и Волгоградской области (г. Волгоград, 13-15 ноября 2002 г.). Вып.2: Права человека: тезисы докладов. Волгоград: Волгоградская академия МВД России, 2003. С. 39-40. (0,3 п.л.)

4. Колбасина Е.Е. Уголовно-правовой и криминологический анализ посягательства на несовершеннолетних и их вовлечение в преступную и иную антиобщественную деятельность // Вопросы борьбы с преступностью: сборник научных трудов Волгоградской академии МВД России. Волгоград: ГУ «Издатель», 2004. С. 84-91. (0,3 п.л.)

5. Заблоцкая А.Г., Алексеева А.П., Колбасина Е.Е. Латентная преступность: понятие, причины, способы измерения и противодействия : учеб. пособие. Волгоград: Волгоградская академия МВД России, 2008. 153 с. (5,1 / 1,7 п.л.)

6. Колбасина Е.Е. К вопросу о неформальных объединениях (группах) молодежи // Современные проблемы права: сб. науч. тр. Волгоград: Волгоградская академия МВД России, 2009. С. 13-15. (0,3 п.л.)

7. Колбасина Е.Е. Неформальные подростково-молодежные группы экстремистской направленности // Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с преступлениями экстремистской направленности: материалы всерос. науч.-практ. конф. (г. Волгоград, 27 ноября 2009 г.). Волгоград: Волгоградская академия МВД России, 2010. С. 281-287. (0,3 п.л.)

8. Колбасина Е.Е. Предупреждение преступности несовершеннолетних // Актуальные проблемы права и правоприменения: материалы четвертой межд. науч.-практ. конф. (г. Тамбов-Липецк, 25 марта 2010 г.). Липецк: МОУ ВПО институт права и экономики, 2010. С. 143-146. (0,2 п.л.)

9. Колбасина Е.Е. Особенности формирования насильственной установки личности в подростково-молодежных группах // Современность в творчестве вузовской молодежи: материалы науч.-практ. конф. молодых ученых «Актуальные вопросы права и безопасности на современном этапе» (г. Иркутск, 18-19 марта 2010 г.). Вып. 12. Иркутск: ФГОУ ВПО ВСИ МВД РФ, 2010. С. 162-166. (0,3 п.л.)

10. Колбасина Е.Е. Правовое воспитание молодежи как мера предупреждения преступности // Всероссийская конференция по проблемам правового воспитания и просвещения дню защиты детей (г. Волгоград, 10 июня 2011). Волгоград: Волгоградский институт экономики, социологии и права, 2011. С. 84-91. (0,3 п.л.)

11. Колбасина Е.Е. Социальные институты как факторы социализации молодежи // Актуальные проблемы права и правоприменения: материалы пятой межд. науч.-практ. конф. (г. Тамбов-Липецк, 5 апреля 2011 г.). Липецк: МОУ ВПО институт права и экономики, 2011. С. 101-106. (0,3 п.л.)

12. Колбасина Е.Е. Развитие нравственного сознания и формирования гражданской ответственности подростково-молодежной категории как мера предупреждения преступности // Личность, общество, образование в изменяющемся мире: межвуз. сб.науч.тр. СПб: ЛОИРО, 2011. С. 236-239. (0,2 п.л.)

13. Заблоцкая А.Г., Колбасина Е.Е. К вопросу о приемлемости привлечения юридических лиц к уголовной ответственности в России // Научный вестник ВАГС. 2011. № 2. С. 20-36 (0,7 / 0,35 п.л.)

14. Колбасина Е.Е. Неформальные молодежные объединения как резерв организованной преступности // Организованная преступность в ХХI веке: проблемы теории и практики: сборник материалов международной научно-практической конференции. М.: Международный юридический институт, 2011. С. 62-70. (0,4 п.л.)

15. Колбасина Е.Е. Формирование агрессивно-насильственного поведения лиц подростково-молодежного возраста //Проблемы борьбы с преступностью: российский и международный опыт. Вып. 2.: сб. науч. ст. Волгоград: ВА МВД России, 2011. С. 72-78 (0,3 п. л.)

Общий объём опубликованных автором работ составляет 6,05  печ. л.

Колбасина Елена Евгеньевна

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ НАСИЛЬСТВЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШАЕМЫХ НЕФОРМАЛЬНЫМИ МОЛОДЕЖНЫМИ ГРУППАМИ

Специальность 12.00.08 - уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Отпечатано и сброшюровано в


  1 Состав лиц, совершивших преступления [Электронный ресурс]: основные показатели  преступности. // Федеральная служба государственной статистики РФ. URL: http://www.gks.ru (дата обращения: 18.05.2011).

2Состояние преступности [Электронный ресурс] // МВД России. URL: http://www.mvd.ru (дата обращения 19.05.2011 г.).






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.