WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 


На правах рукописи

Гатагонова Радмила Маирбековна

Правовой режим секретных изобретений в Российской Федерации

Специальность 12.00.03

гражданское право; предпринимательское право; семейное право;

международное частное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Владикавказ – 2012

Диссертация выполнена на кафедре гражданского и предпринимательского  права федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального Северо-Осетинский государственный университет им.К.Л.Хетагурова

Научные руководитель:  доктор юридических наук, профессор

Кокоева Луиза Темболатовна

 

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Запорожец Аркадий Митрофанович,

  профессор кафедры

  предпринимательского права ФГБОУ

  ВПО «Белгородский

  государственный университет»

  кандидат юридических наук, доцент

  Бузарова Нина Хасановна,

  доцент кафедры гражданского права

  НОУ ВПО «Владикавказский

  институт управления»

 

Ведущая организация:  ФГБОУ ВПО  «Краснодарский университет

МВД  РФ»

Защита состоится «17» мая 2012 г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.248.05 при ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л. Хетагурова» по адресу: 362 025, г. Владикавказ, ул. Ватутина, 46.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л. Хетагурова».

Автореферат разослан «16» апреля 2012 г. и размещен на официальном сайте ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л. Хетагурова» http://www.nosu.ru

Ученый секретарь объединенного

диссертационного совета, 

кандидат юридических наук, доцент  А.Э. Колиева

1. Общая характеристика работы



Актуальность темы исследования. Принятие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации ознаменовало собой завершение первой в новейшей истории нашей страны кодификации гражданского законодательства. Начало этого процесса должно быть отнесено к 1990 г., когда работавшим в Союзном парламенте над новым законом о собственности юристам стало ясно, что без кардинального изменения гражданского законодательства (а значит, без нового Гражданского кодекса) в целом не может быть создана эффективная система правового регулирования подлинно рыночного экономического оборота.

Первым шагом новой кодификации стало принятие в 1991 г. Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, введенных в действие на территории России в 1992 г. Затем последовала часть первая ГК (1994 г.), посвященная лицам, праву собственности, общей части обязательственного права. Через год была принята часть вторая ГК (1995 г.), в которую вошли нормы о договорных и внедоговорных обязательствах. Спустя еще шесть лет была принята часть третья ГК (2001 г.), регулирующая наследственное право и международное частное право. Наконец, спустя пять лет была принята часть четвертая ГК (2006 г.), целиком посвященная отношениям, складывающимся в связи с созданием и использованием многообразных результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации. Таким образом, за 15 лет была создана полномасштабная и полноценная кодификация цивилистических норм, посвященных традиционному для отечественного правопорядка кругу отношений - от общих положений гражданского законодательства до международного частного права.

Глава 72 указанной части Гражданского кодекса РФ посвящена патентному праву. В этой связи отмечается, что интеллектуальные права на изобретения, полезные модели и промышленные образцы являются патентными правами. В соответствии с новым законом автору изобретения, полезной модели или промышленного образца принадлежат следующие права: исключительное право и право авторства.

Здесь следует обратить внимание на тот факт, что для Российской Федерации закрепление патентных прав на изобретение путем выдачи соответствующего документа является крайне важным, так как затрагивает интересы значительной части населения, интеллектуальная работа которых и обеспечивает научно-технический потенциал страны.

Однако при этом стоит отметить, что наличие тесной взаимосвязи секретного изобретения с основами защиты государственной тайны в РФ предопределяют наличие значительных ограничений в полномочиях права собственности патентоообладателя.

Немаловажное значение в настоящее время приобретает своевременное исследование зарубежной законодательной практики предоставления патента на секретные изобретения, которое было проведено в рамках настоящей работы. Особый интерес представляет изучение результатов реализации на практике патентообладателями исключительного права на секретные изобретения в России.

Таким образом, важность заявленной темы исследования очевидна и представляется в необходимости полномерного исследования института секретных изобретений в РФ и порядка приобретения прав на них с целью внесения соответствующих изменений в действующее законодательство РФ.

Степень научной разработанности темы исследования. Многие вопросы нормативно-правового регулирования секретных изобретений, несмотря на значительное количество публикаций Алексеева Н.Л., Богуславский М.М., Зарубинский Г.М., Квернадзе Р.А., Корчагин А.Д., Леках В.А., Фогель А.Я. и др.) и исследований на заявленную тему, не соответствуют критериям более или менее полной разработанности. Подавляющее большинство статей (Дозорцев В.А., Коваленко Т.Н., Рыбальский Н.Г. Смирнов В.А. и др.) так или иначе затрагивавших указанную тематику, выходят либо из-под пера техников-технологов, либо касаются вопросов государственной тайны.

Таким образом, к настоящему моменту в РФ отсутствуют какие-либо комплексные научно-теоретические исследования по заявленной теме в целом и по отдельным вопросам данной темы. Исследования, которые проводились в цивилистической науке по данной тематике до настоящего момента, носят крайне фрагментарный, беглый характер.

Цель исследования - выявление специфики правовой охраны и использования секретных изобретений в Российской Федерации.

Заявленная цель может достигнута путем постановки и решения следующих задач:

  • исследование основ законодательства о государственной тайне как элемента системы правовой охраны секретных изобретений;
  • установление перечня сведений, отнесенных к государственной тайне по законодательству РФ;
  • характеристика процедуры отнесения сведений к государственной тайне;
  • изучение гражданско-правовой ответственности за нарушение законодательства РФ о государственной тайне;
  • исследование правовой охраны секретных изобретений в промышленно-развитых странах;
  • изучение становления и развития института секретного изобретения в России;
  • определение понятия и правового регулирования секретных изобретений на современном этапе;
  • характеристика порядка государственной регистрации секретного изобретения и выдачи патента на него;
  • изучение процедуры изменения степени секретности; рассекречивания;
  • определение порядка признания недействительным патента на секретное изобретение;
  • порядок использования исключительного права на секретное изобретение.

Предмет  исследования составляют теоретические и методические аспекты правового регулирования секретных изобретений в  России.

Объектом  исследования является законодательство, регулирующее сферу секретных изобретений.

Методологическая основа диссертационного исследования обусловлена его предметом и предопределена общеметодологическими позициями современной юриспруденции. В основе исследования лежит системный анализ тенденций в современном российском правоведении, а также использованы количественные и качественные  методы исследования.

Нормативно-правовую базу исследования составляют: Конституция РФ 1993 года, Гражданский кодекс РФ, федеральные законы РФ, постановления Конституционного Суда РФ, имеющие отношение к теме диссертационного исследования, приказы и инструкции и другие ведомственные нормативные акты, регламентирующие правовой режим секретных изобретений в РФ.

При подготовке диссертации учтены достижения науки гражданского права, авторского права.

Эмпирическую базу диссертационного исследования составили законодательные акты РФ и материалы судебной практики судов общей юрисдикции.

Научная новизна исследования заключается в выявлении проблем и пробелов в правовом регулировании секретных изобретений в РФ, обосновании необходимости совершенствования законодательства в указанной сфере. Анализ научно-правовых исследований как российских, так и зарубежных авторов ориентирован на выявление «болевых точек» российского законодательства.  Научная новизна диссертационного исследования обосновывается следующими основными положениями и выводами, выносимыми на защиту:

1) Доказывается, что к секретным относятся изобретения, для которых установлена степень секретности «особой важности» или «совершенно секретно», а также на секретные изобретения, которые относятся к средствам вооружения и военной техники и к методам и средствам в области разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности и для которых установлена степень секретности «секретно». Именно наличие сведений, отнесенных к государственной тайне, предопределяют выделение секретных изобретений из общего числа всех изобретений, прежде всего спецификой правового регулирования.

  2) Аргументируется, что  анализ законодательства промышленно развитых стран в области охраны и использования секретных изобретений позволяет считать, что права как на произведения искусства и литературы, так и на изобретения технического назначения носят строго территориальный характер.

3) Утверждается, что незнание развернутого перечня, утвержденного соответствующим руководителем органа государственной власти, ввиду отсутствия возможности ознакомления с ним не всегда освобождает гражданина от ответственности за разглашение государственной тайны. Обосновывается, справедливость указания на то, что субъектами развернутых перечней являются только должностные лица, а не все граждане.

4) Акцентирутеся, что охрана изобретений на территории различных государств регулируется положениями внутреннего патентного законодательства. В случае, кода речь идет о правовом регулировании изобретений, территориальный принцип является ключевым. Технические достижения признаются в качестве изобретений только в результате принятия решения патентным ведомством, и права на изобретения возникают у какого-либо лица лишь в случае выдачи ему охранного документа (патента).

5)  Утверждается, что патент на секретное изобретение - это инструмент экономики рынка, имеющий свои особенности, а введение его в экономический оборот затруднено режимом секретности. Законодатель ошибочно применил в отношении секретных изобретений конструкцию исключительного права, которое является основой легальной монополии патентообладателя на несекретное (обычное) изобретение. Ведь по сути, особенности, установленные в рамках правового регулирования исключительных прав по патенту на секретное изобретения, почти полностью исключают действенность указанной схемы.

6) Анализ содержания прав обладателей патентов на секретные изобрете-ния показывает, что объем предоставленных им прав отличается от объема прав патентообладателей несекретных изобретений. Установление режима секретно-сти влечет за собой ограничение прав собственности на информацию и ограни-чения, связанные с обязательством по нераспространению засекреченной ин-формации. Требование осуществления исключительного права с соблюдением законодательства о государственной тайне ставит субъектов указанного права в неравные условия по сравнению с другими участниками хозяйственных отно-шений в стране.

  7) Обосновывается, что использование секретного изобретения и распоряжение исключительным правом на него осуществляются с соблюдением законодательства о государственной тайне. Данное положение по сути выхолащивает содержание традиционного исключительного права, так как правомочия патентообладателя по использованию и распоряжению (позитивная функция исключительного права) и по запрету третьим лицам использовать запатентованные изобретения (негативная функция исключительного права) могут быть реализованы только с разрешения органов государственной власти, в распоряжении которых находятся секретные изобретения. Она переводит исключительное право на изобретение из сферы частного в сферу публичного права с неизбежной при этом трансформацией его содержания.

8) Утверждается, что в рамках проведенного исследования стоит отметить ряд существенных недостатков, содержащихся в части четвертой ГК РФ: вопреки ожиданиям не произошло либерализации правового регулирования договорных отношений в сфере распоряжения исключительными правами на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, усилено администрирование в указанной сфере без достаточных на то оснований.

  9) Делается вывод о том, что  в настоящее время практически сформирована основная нормативная база по предупреждению и пресечению правонарушений в информационной сфере, предусматривается как гражданско-правовая, дисциплинарная (включая материальную), административная ответственность, так и уголовная ответственность за совершение правонарушений и преступлений в информационной сфере, разработаны и действуют многочисленные законы и подзаконные акты в информационной сфере. Но их практическое применение довольно слабое, отсутствуют конкретные механизмы применения и соблюдения законодательства на практике, существуют трудности по наложению взысканий за его нарушения, отсутствует систематизация действий правоохранительных органов по осуществлению своих обязанностей и прав в информационной сфере.

Теоретическая значимость исследования определяется тем, что материалы диссертационного исследования способствуют углублению представлений о секретных изобретениях в РФ и правовом регулировании их использования, а также позволила сформулировать теоретические выводы и предложения по совершенствованию гражданского законодательства и правоприменительной практики.

Практическая значимость исследования состоит, в первую очередь, в том, что в работе содержится ряд выводов и предложений, которые могли бы помочь законодателю устранить недостатки и пробелы в сфере правового регулирования режима секретных изобретений, избежать ошибок при разработке и принятии новых нормативных актов. Кроме того, рекомендации и выводы, сделанные в диссертации, могут помочь правоприменительным органам, деятельность которых так или иначе связана с применением норм законодательства регламентирующего правовой режим секретных изобретений в РФ.





Апробация результатов исследования.  Диссертация обсуждалась на заседании кафедры гражданского и предпринимательского  права федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального Северо-Осетинский государственный университет им.К.Л. Хетагурова  и рекомендована к защите. Основные положения и выводы докладывались на межрегиональных научно-практических конференциях и  межвузовских научно-практических конференциях. Результаты исследований нашли свое отражение в 7 научных публикациях, 3 из которых опубликованы в изданиях, включенных в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендованных для опубликования основных научных результатов диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук.

Результаты исследования были использованы при подготовке и проведении лекционных и семинарских занятий по курсу: «Гражданское право Российской Федерации», «Авторское и патентное право».

Структура диссертации определяется логикой проведенного исследования и отражена в содержании диссертационной работы, состоящей из введения, 3-х глав, объединяющих одиннадцать параграфов, заключения, а также списка использованных источников и литературы.

  2. Основное содержание работы

Во введении отражена в первую очередь актуальность диссертационного исследования, определены цели и задачи, указаны методологическая и нормативная база, на которой основывалось выполнение данной работы. Рассмотрены основные положения работы, на основе которых отражается научная и практическая значимость данного исследования.

Первая глава диссертации «Правовое понятие «секретность» в РФ посвящена общей информации и характеристики вопросов секретных изобретений.

В первом параграфе главы  «Закон РФ «О государственной тайне» как элемент системы правовой охраны секретных изобретений» показано, что Закон о государственной тайне – это важный элемент системы правовой охраны секретных изобретений, который содержит определения основных понятий и регламентирует основные мероприятия для обеспечения режима секретности.

Степень секретности сведений, составляющих государственную тайну, должна соответствовать тяжести ущерба, который может быть нанесен безопасности РФ вследствие распространения указанных сведений.

Диссертант отмечает, что к секретным относятся изобретения, для которых установлена степень секретности «особой важности» или «совершенно секретно», а также на секретные изобретения, которые относятся к средствам вооружения и военной техники и к методам и средствам в области разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности и для которых установлена степень секретности «секретно».

Во втором параграфе первой главы «Сведения, отнесенные к государственной тайне: понятие и перечень» показано, что основным критерием отнесения тех или иных сведений к государственной тайне является то, что их распространение может нанести ущерб безопасности и обороноспособности Российской Федерации.

Законом о государственной тайне установлены три степени секретности сведений, составляющих государственную тайну, а именно:

        • Особая важность - сведения, разглашение которых может нанести ущерб интересам РФ.
        • Совершенно секретно - сведения, разглашение которых может нанести ущерб, может быть причинен министерствам и ведомствам.
        • Секретно - ущерб, причиненный предприятиям, учреждениям, организациям.

Диссертантом подчеркивается, что Закон о государственной тайне, равно как и Перечень сведений, составляющих государственную тайну, носит общий характер сведений, и определить, какой объект является секретным, а какой не является, возможно лишь при ознакомлении с развернутым перечнем, утвержденным соответствующим руководителем органа государственной власти.

       В третьем параграфе первой главы «Порядок отнесения сведений к государственной тайне» показано, что данный порядок регулируется ст. 9 Закона о государственной тайне и Правилами отнесения сведений, составляющих государственную тайну, к различным степеням секретности.

Ограничения на распространение сведений и на доступ к ним состоят в:

  • ограничении прав собственности предприятий, учреждений, организаций и граждан Российской Федерации на информацию в связи с ее засекречиванием;
  • установлении степеней секретности сведений и грифов секретности носителей этих сведений;
  • обязательности нанесения соответствующих реквизитов на носители сведений, составляющих государственную тайну;
  • строго регламентируемом порядке рассекречивания сведений, составляющих государственную тайну, и их носителей;
  • установленных правилах передачи сведений, составляющих государственную тайну, органами государственной власти, предприятиями, учреждениями и организациями другим государствам;
  • существующей системе органов защиты сведений, составляющих государственную тайну, и их носителей;
  • определенном порядке доступа должностных лиц госорганов, предприятий, учреждений, организаций и граждан к сведениям, составляющим государственную тайну, и их носителям;
  • ограничениях прав должностного лица или гражданина, допущенных или ранее допускавшихся к государственной тайне;
  • определенной организации доступа должностного лица или гражданина к сведениям, составляющим государственную тайну;
  • установленной федеральными законами ответственности за нарушение законодательства о государственной тайне;
  • определенном порядке допуска предприятий, учреждений и организаций к проведению работ, связанных с использованием сведений, составляющих государственную тайну.

Принципами отнесения сведений к государственной тайне и их засекречивания являются законность, обоснованность и своевременность.

Законность в данном случае есть правильное применение закона и иных нормативных правовых актов, а также соблюдение всеми должностными лицами, гражданами, предприятиями, учреждениями, организациями требований законодательства о государственной тайне и Конституции РФ.

Обоснованность означает, что основания для отнесения сведений к государственной тайне и их засекречивания должны быть убедительными, подтвержденными серьезными доводами и фактами и основываться на необходимости обеспечения безопасности государства и соблюдения прав и свобод человека и гражданина. Такие доводы и факты могут быть получены при установлении путем экспертной оценки целесообразности засекречивания конкретных сведений, вероятных экономических и иных последствий (например, политических, военных, правоохранительных) этого акта, исходя из баланса жизненно важных интересов государства, общества и граждан. Экспертная оценка заключается в проведении специалистами в соответствующей области определенных исследований, анализа ценности сведений и возможных последствий их преждевременного разглашения для государства, общества и граждан.

Основным критерием при отнесении сведений к тому или иному грифу секретности служит степень тяжести ущерба, который может быть нанесен безопасности Российской Федерации вследствие распространения указанных сведений.

Степень секретности сведений, составляющих государственную тайну, должна соответствовать степени тяжести ущерба, который может быть нанесен безопасности Российской Федерации вследствие распространения указанных сведений.

Количественные и качественные показатели ущерба безопасности Российской Федерации определяются в соответствии с нормативно-методическими документами, утверждаемыми руководителями органов государственной власти, которые наделены полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне, и согласованными с Межведомственной комиссией по защите государственной тайны. Эти данные (методы определения количественных и качественных показателей ущерба безопасности Российской Федерации) официально не публикуются.

Отнесение сведений к государственной тайне осуществляется в соответствии с их отраслевой, ведомственной или программно-целевой принадлежностью, а также в соответствии с Законом  о государственной тайне.

       В четвертом параграфе первой главы  «Гражданско-правовая и иная ответственность за нарушение законодательства РФ о государственной тайне» анализируется ответственность за нарушение законодательства РФ.

В целом, в механизме правового обеспечения в информационной сфере значимое место занимают борьба с нарушениями информационного законодательства и их предупреждение. Для этого действует так называемый институт юридической ответственности, закрепленный в российском законодательстве.

Понятно, что любой вид информационных отношений только тогда приобретает реальные свойства (характеристики), когда существуют гарантии того, что они будут исполнены субъектами, а также если нормативным правовым актом установлена юридическая ответственность за их неисполнение или ненадлежащее исполнение.

В настоящее время практически сформирована основная нормативная база по предупреждению и пресечению правонарушений в информационной сфере, предусматривается как гражданско-правовая, дисциплинарная (включая материальную), административная ответственность, так и уголовная ответственность за совершение правонарушений и преступлений в информационной сфере, разработаны и действуют многочисленные законы и подзаконные акты в информационной сфере. Но их практическое применение довольно слабое, отсутствуют конкретные механизмы применения и соблюдения законодательства на практике, существуют трудности по наложению взысканий за его нарушения, отсутствует систематизация действий правоохранительных органов по осуществлению своих обязанностей и прав в информационной сфере.

Основополагающие положения законодательства в информационной сфере содержатся в Конституции РФ. В ней закреплено право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, указано, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются и т.д. Федеральным законом №152-ФЗ от 27 июля 2006 г. «О персональных данных» сведения о гражданах (персональные данные), т.е. о фактах, событиях и обстоятельствах жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность, отнесены к конфиденциальной информации. Законодательством также определены сведения, право свободного доступа к которым не может быть ограничено.

Юридическая ответственность за правонарушения в информационной сфере - это применение к виновному лицу, совершившему правонарушение, мер воздействия, предусмотренных санкцией нарушенной нормы информационного права в определенном регламентированном порядке.

Юридическим основанием привлечения к ответственности является наличие в деянии (действии, бездействии) правонарушителя состава правонарушения в информационной сфере, предусмотренного нормами права.

Сложность регулирования информационных правоотношений заключается также в том, что здесь применяются все виды ответственности: административная, гражданско-правовая, уголовная, дисциплинарная.

Отнесение правонарушения к тем или иным видам зависит в основном от степени причиненного природе и обществу вреда, личности правонарушителя, иных обстоятельств дела, влияющих на уровень ответственности. В Уголовном кодексе Российской Федерации и в Кодексе РФ об административных правонарушениях предусматриваются смягчающие и отягчающие обстоятельства, учитываемые при наказании. В определенной степени они имеются также в Трудовом кодексе РФ и Гражданском кодексе РФ.

При решении вопросов о привлечении должностных лиц и граждан к какой-либо ответственности органы государственной власти и их должностные лица должны назначить экспертизу, на разрешение которой поставить вопрос о том, относятся ли сведения, порядок работы с которыми был нарушен к сведениям, составляющим государственную тайну. Экспертиза проводится должностными лицами того ведомства (или тех ведомств), к ведению которых могут быть отнесены исследуемые сведения по их содержанию либо по ведомственной принадлежности предприятия, учреждения, организации, где они были получены или разработаны.

По делам о совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 275, 276, 283, 284 УК РФ, предварительное расследование, согласно ч. 2 ст. 151 УПК РФ, производится следователями органов федеральной службы безопасности.

Расследование уголовных дел, возбужденных по факту совершения преступлений, предусмотренных данными статьями УК РФ, производится по общим правилам, установленным уголовно-процессуальным законодательством. При этом участники уголовного процесса должны предупреждаться об уголовной ответственности за разглашение сведений, ставших им известными в связи с расследованием уголовного дела по ст. 310 УК РФ. Лица, участвующие при расследовании уголовных дел данной категории по службе или работе, предупреждаются об уголовной ответственности за разглашение ставших им известными сведений, составляющих государственную тайну, по ст. 283 УК РФ.

За разглашение служебной или коммерческой тайны предусматриваются различные виды ответственности, в том числе и гражданская. В п. 2 ст. 139 ГК РФ закреплено, что информация, составляющая служебную или коммерческую тайну, защищается способами, предусмотренными Кодексом и другими законами.

Реализация права на защиту нарушенных прав и законных интересов возможна посредством применения их надлежащей формы и способов защиты. Существует две формы защиты прав: юрисдикционная и неюрисдикционная.

  1. Юрисдикционная форма защиты предусматривает деятельность уполномоченных государством органов по защите нарушенных или оспариваемых прав (например, суд, прокуратура, органы внутренних дел и др.). В свою очередь, юрисдикционная форма защиты предполагает общий (судебный) порядок защиты нарушенных прав и специальный порядок (административный) (ч. 2 ст. 11 ГК РФ) - защита гражданских прав в административном порядке осуществляется лишь в случаях, предусмотренных законом. Решение, принятое в административном порядке, может быть обжаловано в суд.
  2. К неюрисдикционной форме защиты относится самозащита прав без обращения за помощью к компетентным органам (ст. ст. 12, 14 ГК РФ).

Закон о государственной тайне предусматривает юрисдикционную защиту нарушенных прав: административный (обращение в вышестоящую организацию) или судебный порядок.

Органы государственной власти и их должностные лица в случаях отнесения незаконно распространенных сведений к сведениям, составляющим государственную тайну, должны основываться на подготовленных в установленном порядке экспертных заключениях. Так, количественные и качественные показатели ущерба безопасности Российской Федерации определяются в соответствии с нормативно-методическими документами, утверждаемыми руководителями органов государственной власти, которые наделены полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне, и согласованными с Межведомственной комиссией по защите государственной тайны.

Во второй главе диссертации « Правовой статус секретных изобретений в России» проблемы секретных изобретений рассматриваются через призму современного международного и отечественного права.

       В первом параграфе главы «Правовая охрана секретных изобретений в промышленно-развитых странах» отмечается, что в современном международном частном праве объекты авторского и патентного права стали объединяться в одну общую группу, получившую наименование «интеллектуальная собственность». Это связано с заключением Стокгольмской конвенции 1967г., учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (ВОИС). Согласно ст. 2 Конвенции интеллектуальная собственность включает права, относящиеся к литературным, художественным и научным произведениям; исполнительской деятельности артистов, звукозаписи, радио- и телевизионным передачам; изобретениям во всех областях человеческой деятельности, научным открытиям; промышленным образцам; товарным знакам, знакам обслуживания, фирменным наименованиям, коммерческим обозначениям; защите против недобросовестной конкуренции, а также все другие права, относящиеся к интеллектуальной деятельности в производственной, научной, литературной и художественной областях.

Таким образом, перечень объектов, о которых говорится в Конвенции, не является исчерпывающим и носит довольно условный характер. Точно так же условный характер носит другой широко применяемый в международных отношениях термин – «промышленная собственность».

Современное состояние международных соглашений в области интеллектуальной собственности свидетельствует о том, что эти соглашения устанавливают единые материально-правовые нормы, способствующие унификации права в этой области, предоставляют для иностранных обладателей этих прав равный режим с отечественными, облегчают защиту их прав от всевозможных нарушений. Но они не содержат коллизионных норм. Исключение представляет собой в этом отношении Кодекс Бустаманте 1928г., который исходит из того, что интеллектуальная собственность и промышленная собственность регулируются постановлениями специальных международных конвенций, «действующих или могущих быть принятыми в будущем.

Во втором параграфе главы «Становление и развитие института изобретения в России» показано, что способ поощрения изобретателей установился не сразу, причем развитие не было линейным. В прошении о выдаче самой первой привилегии на изобретение его автор просил позволить ему завести фабрику для реализации изобретения с запретом всем остальным заводить такую же, то есть просил монопольного права.

Эволюционировало не только содержание привилегий, но и их форма. Изначально единой формы привилегий установлено не было. Иногда в названии жалованной грамоты вообще не было указания на какую бы то ни было исключительность.

Сведения о выдаче привилегий должны были в обязательном порядке публиковаться. К вещам, изготовленным на основе защищенного изобретения, можно было прилагать копию грамоты. Такие вещи обязательно следовало клеймить словом «грамотовая». Легко увидеть, что оно имеет тот же смысл, что сегодня слово «патентованная».

Значительные изменения касались изобретений, созданных за рубежом. В исключительных случаях в России могла быть выдана привилегия и на известное за рубежом изобретение, не защищенное привилегией.

Выдаваемые на заведомо чужие изобретения привилегии представляют собой достаточно типичное явление для рассматриваемого периода и подчеркивают «милостивый» характер патентного права в целом. Введение чужого изобретения в промышленное производство России в условиях слабых взаимосвязей с Европой и «ничтожного распространении сведения об успехах промышленности за границей» было одним из оправданий возможностей властей для поощрения политики промышленного прогресса. Решение о выдаче такого рода привилегий принималось правительством в особых случаях только для изобретений, от которых можно было получить пользу.

Патентование изобретений постепенно становилось одной из необходимых мер в развитии производства. Положение устанавливало, что на основные принципы и способы без приведения конкретных средств их осуществления привилегии не выдаются. Такой подход можно рассматривать как первый шаг к появлению в дальнейшем критерия патентоспособности – «промышленная применимость». Сегодня эта формулировка предполагает принципиальную пригодность изобретения для использования в какой-либо области деятельности, но не требует доказательств общественной потребности в нем или преимуществ по сравнению с другими средствами того же назначения. Например, не подлежат патентованию химические вещества сами по себе, а лишь в применении к конкретной практической деятельности.

Многие положения, изложенные в Патентном законе России, нашли свое дальнейшее развитие в тексте части 4 Гражданского Кодекса РФ, полностью отменившего положения указанного закона.

Таким образом, дальнейшее развитие основ законодательства о правовой охране секретных изобретений в России строилось уже на принципах рыночной экономики и капиталистического уклада жизни.

В третьем параграфе 2-й главы «Понятие и правовое регулирование секретных изобретений на современном этапе» отмечается, что в зависимости от вида источника определяется момент, с которого информация признается общедоступной и может быть включена в предшествующий уровень техники.

Изобретение считается промышленно применимым, если оно может быть использовано не только в промышленности, но и в сельском хозяйстве, здравоохранении, других отраслях экономики или в социальной сфере.

Под промышленной применимостью понимается возможность использования технических решений в хозяйстве как в момент их создания, так и в будущем. В Кодексе не указано, в какой момент должна оцениваться промышленная применимость заявленного изобретения.

В отличие от признаков новизны и изобретательского уровня критерий промышленной применимости прямо не связывается с уровнем техники и датой приоритета.

При раскрытии сущности промышленной применимости важен вопрос о промышленной применимости так называемых перспективных изобретений, т.е. изобретений, которые не могут быть использованы в настоящее время, но целесообразность и возможность их использования в будущем не вызывает сомнения. Если заявитель доказал принципиальную возможность решения задачи и раскрыл конкретные средства ее решения, то созданное изобретение может быть признано охраноспособным, хотя бы в настоящее время отсутствовали материальные предпосылки для его реализации на практике.

По мнению диссертанта, понятие «правовая охрана изобретений» охватывает ряд правоотношений, в число которых входит и правоотношение по установлению прав на изобретение - патентование изобретений.

Таким образом, понятие изобретения как технического решения задачи является родовым понятием. Изобретение можно подразделить на виды, каждый из которых имеет особенности правовой охраны, определенные законодательством. В системе видов изобретений российского законодательства можно назвать изобретения в зависимости от следующих классифицирующих критериев: в зависимости от объекта изобретения; в зависимости от обстоятельств, в силу которых изобретение создано, в зависимости от правового режима охраны изобретения.

В третьей главе диссертации «Особенности правовой охраны и использования секретных изобретений в РФ» определен механизм  регистрации и охраны секретных изобретений.

В первом параграфе главы «Порядок государственной регистрации секретного изобретения и выдачи патента на него» указывается, что заявку на выдачу патента на изобретение могут подать те лица, которые вправе получить патент на изобретение (п. 1 ст. 1374 ГК РФ).

Заявка на выдачу патента может быть подана в патентное ведомство самим заявителем, его патентным поверенным, зарегистрированным в патентном ведомстве, либо иным его представителем. Это общее правило. Специальные правила установлены для граждан, которые постоянно проживают за пределами России (как для российских, так и для иностранных), и для иностранных юридических лиц, а также их иностранных патентных поверенных. Они должны подавать заявку и вести дела, связанные с получением патента, через российского патентного поверенного, за исключением случаев, когда международным договором предусмотрено для этой категории заявителей право самостоятельно вести дела с патентным ведомством.

Патентное ведомство ведет Государственный реестр патентных поверенных, куда вносятся все сведения о зарегистрированных поверенных, выдает свидетельство о регистрации и публикует сведения о патентных поверенных в своих официальных изданиях. Патентный поверенный вправе приступить к своей профессиональной деятельности с момента его регистрации. Если патентный поверенный ограничивает свою деятельность ведением дел, связанных с отдельными объектами интеллектуальной собственности, например только с изобретениями или только с товарными знаками, либо ограничивается оказанием отдельных видов услуг, например составлением заявок, то это должно быть указано в Реестре и в свидетельстве.

Патентными поверенными не могут быть работники патентного ведомства и подведомственных ему организаций, а также все те должностные лица и служащие, которым в соответствии с законодательством Российской Федерации запрещено заниматься предпринимательской деятельностью.

Патентный поверенный представляет своего доверителя (заявителя, патентообладателя, третьих лиц) на основе заключаемого с ними договора поручения.

Российским и иностранным гражданам, проживающим за пределами Российской Федерации, а также иностранным юридическим лицам доверенность оформляется по законодательству той страны, где она выдается. Кроме того, по общему правилу выданная за рубежом доверенность должна быть легализована в стране выдачи, т.е. заверена соответствующими официальными органами. Легализация не требуется, если между Россией и страной выдачи действует договор о взаимном признании таких документов.

Установлена система так называемой отложенной экспертизы при рассмотрении заявок о выдаче патентов на изобретения (заявок на изобретения). Суть этой системы заключается в том, что рассмотрение заявки состоит из двух основных стадий:

  • формальной (предварительной) экспертизы, которая заканчивается публикацией сведений о заявке, прошедшей эту стадию с положительным результатом;
  • экспертизы заявленного предложения по существу на предмет его соответствия необходимым для получения патента требованиям.

Приоритет играет большую роль в установлении факта новизны изобретения. Он может быть установлен по дате поступления дополнительных материалов, если заявитель оформит их как самостоятельную заявку, однако только при наличии следующих условий:

  • дополнительные материалы поданы как самостоятельная заявка в течение трех месяцев со дня получения заявителем уведомления от федерального органа о том, что дополнительные материалы изменяют сущность заявленного решения и по этой причине не могут быть приняты во внимание;
  • на дату подачи самостоятельной заявки заявка, содержащая указанные дополнительные материалы, не отозвана и не признана отозванной.

К важнейшим конвенционным правам, которые государства - участники Парижской конвенции обязаны предоставить гражданам и организациям участвующих в ней государств, относятся: право иностранцев пользоваться национальным режимом, т.е. теми же правами, которые имеют в данной области собственные граждане и организации страны, где испрашивается правовая охрана изобретения или иного объекта промышленной собственности (прежде всего, путем выдачи патента или иного охранного документа); право на получение конвенционного приоритета; право на получение выставочного приоритета; право изобретателя на указание его имени в патенте.

В Гражданском кодексе сохранен административный порядок разрешения споров, связанных с рассмотрением заявки на выдачу патента, с выдачей патента и оспариванием выданных патентов. Эти споры рассматриваются патентным ведомством. Возражение заявителя на решение об отказе в выдаче патента должно быть подано не позднее шести месяцев со дня получения отказного решения (или затребованных от патентного ведомства копий противопоставленных заявке материалов, содержащих аналогичные технические решения). Решение патентного ведомства может быть обжаловано в суд.

Гражданский кодекс не вносит изменений в правила патентования изобретений в иностранных государствах и в международных организациях. Зарубежное патентование обычно диктуется коммерческими интересами патентообладателя. Получение патента и поддержание его в силе требуют затрат валютных средств, как правило, весьма значительных. Все расходы по такому патентованию несет заявитель.

Зарубежное патентование созданных в России изобретений в соответствии с Договором о патентной кооперации и Евразийской патентной конвенцией допускается без предварительной подачи российской (национальной) заявки на патентуемые решения. Эти правила распространяются на международные заявки (в которых Россия указана в качестве одной из стран патентования), поданные в российское патентное ведомство, а также на евразийские заявки, поданные в Евразийское патентное ведомство через патентное ведомство России.

Следует также иметь в виду, что как при подаче международной заявки, так и при получении евразийского патента заявители из стран - участниц Парижской конвенции могут использовать льготы, связанные с конвенционным и выставочным приоритетом.

Кроме того, процедура получения патента в двух и более европейских странах существенно облегчается подачей заявки на получение европейского патента (с соблюдением отечественного законодательства) в соответствии с Европейской патентной конвенцией. Россия не является участником этой Конвенции. Однако европейский патент может быть получен независимо от того, является ли страна заявителя участницей Европейской патентной конвенции.

В зависимости от вида секретного изобретения различаются и государственные органы власти, уполномоченные на совершение регистрационных действий.

ГК РФ устанавливает общее правило, согласно которому сведения, касающиеся заявок и патентов на секретные изобретения, а также относящиеся к секретным изобретениям изменений в реестрах, не публикуются. Любая передача информации о них должна осуществляться в соответствии с законодательством о государственной тайне. По сути, для секретных изобретений ГК, как и ранее действовавший Патентный закон, воспринял децентрализованную ведомственную процедуру рассмотрения заявок на секретные изобретения, действовавшую в СССР, допустив возможность обжаловать отказные решения в судебном порядке.

Во втором параграфе главы «Изменение степени секретности. Процедура рассекречивания секретных изобретений»  указывается, что по правилам, установленным п. 1 ст. 1403 ГК РФ изменение степени секретности и рассекречивание изобретений, а также изменение и снятие грифов секретности с документов заявки и с патента на секретное изобретение осуществляются в порядке, установленном законодательством о государственной тайне.

При рассекречивании изобретения уполномоченный орган передает имеющиеся у него рассекреченные документы заявки на изобретение в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности. Дальнейшее рассмотрение заявки, не завершенное к моменту рассекречивания уполномоченным органом, осуществляется указанным федеральным органом.

Закон о государственной тайне не содержит каких-либо положений относительно порядка изменения степени секретности сведений, составляющих государственную тайну, и порядка изменения грифов секретности носителей этих сведений.

Рассекречивание изобретений возможно как в процессе рассмотрения заявки на выдачу патента на секретное изобретение, так и после выдачи патента на секретное изобретение.

В первом случае рассекречивание изобретения означает снятие ограничений на распространение сведений о секретном изобретении путем публикации сведений о заявке, а также снятие ограничений на доступ к документам заявки после ее публикации путем аннулирования грифа секретности, проставленного ранее на ее документах. Снятие грифа секретности с носителей секретного изобретения открывает возможность применения пункта 2 ст. 1385: любое лицо после публикации сведений о заявке вправе ознакомиться с документами заявки.

Во втором случае рассекречивание изобретения означает снятие ограничений на распространение сведений о нем путем публикации сведений о патенте, включающих, в частности, название и формулу изобретения, а также снятие ограничений на доступ к документам заявки, по которым выдан патент, путем аннулирования грифа секретности, поставленного ранее на документах заявки и на патентной грамоте. Снятие грифа секретности с носителей секретного изобретения открывает возможность применения пункта 2 ст. 1394, согласно которому любое лицо вправе ознакомиться с документами заявки и отчетом об информационном поиске.

В связи с возможностью рассекречивания патента на секретное изобретение могут возникнуть ситуации, не урегулированные законодателем.

Сопутствующая рассекречиванию изобретения публикация должна быть публикацией сведений об обычном патенте, а не о патенте с грифом секретности, даже если при этом не меняется номер регистрации в Государственном реестре изобретений РФ. Кроме того, не следует забывать о грифе секретности, проставляемом на патенте на секретное изобретение как на любом другом носителе сведений, составляющих государственную тайну.

Следовательно, в статью 1403 необходимо включить норму о выдаче патентообладателю по его ходатайству патента на изобретение на оставшийся срок в пределах 20 лет со дня приоритета на секретное изобретение.

       В третьем параграфе главы «Признание недействительным патента на секретное изобретение» отмечается, что в течение всего срока действия патента он может быть оспорен и признан недействительным полностью или частично.

Патент, признанный недействительным на основании решения патентного ведомства или суда, аннулируется. При частичной недействительности выдается новый патент (например, с уточненной формулой, с указанием действительных авторов). При полной недействительности патент аннулируется и признается недействительным с самого начала, что отвечает мировой практике.

Гражданский кодекс вносит существенное дополнение в правила, касающиеся правовых последствий аннулирования патента. Из судебной практики хорошо известно, сколь острой является проблема урегулирования прав и обязанностей сторон по лицензионным договорам в случаях признания патента, на основе которого заключен такой договор, недействительным, особенно в связи с тем, что патент недействителен и аннулируется со дня подачи заявки, т.е. с самого начала. Возникает в этой связи целый ряд вопросов, на которые ранее не было прямого ответа. В их числе вопросы о том, обязан ли лицензиар вернуть полученные лицензионные платежи, обязан ли лицензиат выплатить задержанные им платежи и, главное, с какого момента прекращается действие заключенных лицензионных договоров, можно ли вообще считать, что в этих случаях лицензионный договор был действителен в течение какого-то времени. По новым правилам лицензионные договоры, заключенные на основе патента, признанного впоследствии недействительным, сохраняют свое действие в той мере, в какой они были исполнены к моменту вынесения решения о недействительности.

Такой подход обусловлен правовым характером самого решения об аннулировании патента. Оно принимается патентным ведомством, т.е. государственным органом, является публично-правовым актом, который вступает в действие с момента его принятия.

По правилам ГК РФ первоначально возражение подается в уполномоченный орган и рассматривается в установленном им порядке. Решение уполномоченного органа, принятое по возражению, утверждается руководителем этого органа, вступает в силу со дня его утверждения и может быть оспорено в суде. По сути, указанные положения корреспондируют ст. 30.5 Патентного закона РФ.

       В четвертом параграфе главы «Использование исключительного права на секретное изобретение» указано, что к патентным правам относятся право авторства, право на получение патента (впервые выделено как самостоятельное право), исключительное право на изобретение.

Автором изобретений могут быть признаны только конкретные физические лица, творческим трудом которых созданы эти технические новшества (ст. 1347 ГК). Поэтому лица, оказавшие авторам содействие в любой форме (техническую, организационную, материальную или иную помощь), не признаются соавторами. Не относится к творческой деятельности также «контроль за выполнением соответствующих работ» (ст. 1228 ГК). Внесение этой нормы в ГК является ответом на нередкие судебные споры, возникающие по поводу разграничения творческой и организационно-управленческой деятельности при рассмотрении споров об авторстве на изобретения. Так, в одном из таких дел к авторам изобретения - сотрудникам лаборатории был предъявлен иск заведующим отделом, куда входила эта лаборатория. Он просил признать его соавторство и включить в число авторов. В подтверждение своего участия в разработке, содержащей запатентованное изобретение, ставшее предметом спора, истец ссылался на тот факт, что его подписи стоят на всей технической документации наряду с подписями обоих авторов. В ходе судебного заседания было установлено, что обязанности заведующего отделом ограничивались проверкой чертежей (о чем и свидетельствовала его подпись на чертежах). Суд не признал такое участие творческим вкладом в создание изобретения и отказал истцу в признании его авторства.

Критерием творческого вклада служит создание технического или художественно-конструкторского новшества, отвечающего требованиям, предъявляемым к охраняемым объектам. Если в создании такого объекта участвовали несколько человек, все они считаются авторами (соавторами) независимо от степени творческого участия каждого из них. Величина творческого вклада влияет на определение доли имущественных благ (вознаграждения, патентных или лицензионных платежей), получаемых каждым из авторов.

Право авторства неотчуждаемо и непередаваемо. Отказ от этого права ничтожен (ст. 1356 ГК).

Патент, как документ, удостоверяющий приоритет и авторство, не прекращает свое действие и после истечения удостоверяемого им срока действия исключительного права, а содержащаяся в ст. 1363 запись о прекращении действия патента не совсем точна.

Исключительное право патентообладателя - своего рода монополия - охраняется законом. Никто не может использовать запатентованное решение без согласия патентообладателя.

Условия свободного использования запатентованных продуктов и изделий третьими лицами определены ГК (ст. 1359) и не подлежат расширительному толкованию. Так, по законодательству всех стран - участниц Парижской конвенции по охране промышленной собственности не признается нарушением патентных прав использование изобретения в конструкции, во вспомогательном оборудовании или при эксплуатации транспортных средств, а также космической техники иностранного государства, временно или случайно находящихся на территории Российской Федерации. Эти положения применяются в отношении транспортных средств или космической техники тех иностранных государств, которые предоставляют такие же права в отношении транспортных средств или космической техники, зарегистрированных в Российской Федерации.

Нормы ГК  РФ о свободном применении запатентованных объектов в конструкции или при эксплуатации транспортных средств иностранных государств (п. 1 ст. 1359) воспроизводят положения ст. 5.ter Парижской конвенции по охране промышленной собственности, устанавливающей определенные ограничения патентных прав в интересах свободы транспортных сообщений. В международной практике эти правила применяются в отношении судов других государств, плавающих под флагом этих государств, а также воздушных или наземных средств передвижения, зарегистрированных в других государствах - участниках Конвенции. Правила о воздушных судах отвечают также нормам Конвенции о международной гражданской авиации 1944 г., которая устанавливает, что воздушные суда имеют национальность того государства, в котором они зарегистрированы (ст. 17).

Гражданским кодексом предусмотрены и другие случаи, когда для использования запатентованных решений не требуется разрешение патентообладателя.

В России действует национальный принцип исчерпания патентных прав. Продукт, в котором использовано запатентованное в России техническое решение, или изделие, в котором использован запатентованный промышленный образец, могут быть ввезены в Россию при условии, что такой продукт или изделие были ранее введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно патентообладателем или иным лицом с разрешения патентообладателя. На практике наиболее существенно эти правила затрагивают реимпорт, так называемый параллельный импорт, когда в Россию ввозятся российские товары, ранее вполне легально вывезенные в другие страны, поскольку для их ввоза в Россию требуется в каждом случае санкция российского правообладателя, что, очевидно, отвечает интересам производителей товаров.

К традиционным условиям ограничения исключительных прав патентообладателя относится также институт преждепользования (ст. 1361 ГК), о котором уже говорилось выше, когда третьи лица получают при определенных условиях право свободного использования изобретения, полезной модели или промышленного образца, тождественных запатентованным.

Разрешение на использование запатентованного изобретения другим лицом оформляется путем заключения лицензионного договора между правообладателем - лицензиаром и пользователем - лицензиатом. Лицензионный договор относится к категории срочных договоров. Заключая договор, стороны должны согласовать срок его действия (в пределах срока действия исключительного права на предмет договора); в противном случае считается, что договор заключен на пять лет (п. 4 ст. 1235 ГК). Кроме того, к обязательным условиям лицензионного договора помимо предмета договора (с указанием номера и даты выдачи патента) относится определение территории его действия (п. 3 ст. 1235 ГК), что обусловлено особенностями предмета договора, его нематериальным характером. Если территория в договоре не указана, то презюмируется, что он действует на территории России. К основным обязанностям договаривающихся сторон ГК, в частности, относит обязанность лицензиата предоставлять отчет об использовании лицензии (если стороны не договорились иначе), своевременно уплачивать вознаграждение. Лицензиат также не должен нарушать согласованные объемы, способы и сроки использования предоставленного по договору технического или художественно-конструкторского решения. За нарушение этих обязательств помимо договорных санкций могут быть применены установленные ГК санкции за нарушение исключительных прав третьими лицами, поскольку такое нарушение квалифицируется законом как случай внедоговорного (бездоговорного) использования запатентованных решений (п. 3 ст. 1237, подп. 3 п. 1 ст. 1252).

Диссертант отмечает, что законодатель ошибочно применил в отношении секретных изобретений конструкцию исключительного права, которое является основой легальной монополии патентообладателя на несекретное (обычное) изобретение. Ведь по сути, особенности, установленные в рамках правового регулирования исключительных прав по патенту на секретное изобретения, почти полностью исключают  действенность существующей нормы.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования, формулируются основные выводы.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

публикации в изданиях, предусмотренных перечнем ВАК

Министерства образования и науки РФ:

1. Гатагонова Р.М. Понятие и правовое регулирование секретных изобретений  на современном этапе/ Р.М. Гатагонова // Вестник Северо-Осетинского государственного университета им.К.Л. Хетагурова – Владикавказ - 2012.- №1.- С.105-108 (0,5 п.л.).

  2. Гатагонова Р.М. Становление и развитие института защиты государственной тайны в России/ Р.М. Гатагонова // Бизнес в законе. - Москва- 2010. - N 5. - С.116-118(0,4 п.л.).

  3. Гатагонова Р.М. Секретные изобретения: особенности правовой охраны и использования / Р.М. Гатагонова // Общество и право. – Краснодар. - №3(30) 2010 - С. 83-86 (0,4 п.л.).

Публикации в иных изданиях:

4. Гатагонова Р.М. Правовая охрана секретных изобретений в промышленно-развитых странах / Р.М. Гатагонова // Бюллетень Владикавказского института управления. - Владикавказ. – 2012. -№38. – С.70-75 (0,6 п.л.).

  5.  Гатагонова Р.М. Сведения отнесенные к государственной тайне: понятие и перечень/ Р.М. Гатагонова  // Вестник Краснодарского университета МВД РФ. – Краснодар. – 2012. - №1(17). – С.114-117 (0,5 п.л.).

  6. Гатагонова Р.М. Становление  и развитие института изобретения в России/ Р.М.Гатагонова  // Общественные науки. Всероссийский научный журнал. – Москва – 2011. - №6. - С. 145-148 (0,4 п.л.).

  7. Гатагонова Р.М. Гражданско-правовая и иная ответственность за нарушение законодательства РФ о государственной тайне/ Р.М.Гатагонова// Современная юридическая наука и правоприменение. IV Саратовские правовые чтения .Сборник тезисов докладов.- Саратов.- 2011.- С. 124-127 (0,4 п.л.).






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.