WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

                                                                На правах рукописи

                       

       НЕСТЕРЧУК ЮЛИЯ НИКОЛАЕВНА

ПРАВОВОЙ РЕЖИМ НЕФТИ КАК ОБЪЕКТА

ЭКОНОМИЧЕСКОГО ОБОРОТА

Специальность: 12.00.03 гражданское право; предпринимательское право;

международное частное право; семейное право

               

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации  на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

       

Москва - 2012

Работа выполнена на кафедре предпринимательского права

Национального исследовательского университета

«Высшей школы экономики».

Научный руководитель: 

доктор юридических наук, ординарный профессор Олейник Оксана Михайловна

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор Гаджиев Гадис Абдуллаевич;

кандидат юридических наук, доцент Лахно Петр Гордеевич

Ведущая организация:

Федеральное государственное научно-исследовательское учреждение Институт  законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации

Защита состоится «23» апреля 2012 года в 15.00 часов на заседании Диссертационного совета Д.212.048.11 при Национальном исследовательском университете «Высшая школа экономики» по адресу: 109017, г. Москва, ул. Малая Ордынка, д.17, ауд. 315.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» по адресу:

г. Москва, ул. Мясницкая, д. 20.

Автореферат разослан «_____» марта 2012 года.

Ученый секретарь

Диссертационного совета Д.212.048.11

Доктор юридических наук, профессор А.Я.Курбатов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

       

Актуальность темы исследования.

Нефть является одним из основных природных энергетических ресурсов в мире. В Энергетической стратегии России до 2030 года1 провозглашается, что целью энергетической политики является максимально эффективное использование природных энергетических ресурсов и потенциала энергетического сектора для устойчивого роста экономики, повышения качества жизни населения страны и содействия укреплению ее внешнеэкономических позиций.

Действительно, энергетический сектор выступает основой жизнеобеспечения и функционирования всех сфер хозяйственной деятельности, а достаточность энергетических ресурсов влияет на социально-экономическое развитие государства и определяет его стратегическое положение в мировой политике. Как отметил Суд ЕЭС в решении по делу Campus Oil, «нефтепродукты, ввиду их исключительной важности в качестве источника энергии для современной экономики, являются ключевым элементом существования государства, поскольку не только его экономика, но и, прежде всего, его институты, его основные публичные функции и даже выживание его населения зависят от них»2

.

В этой связи представляется важным комплексное исследование правового режима нефти как объекта экономического оборота, в том числе, оценка его соответствия целям энергетической политики государства. 

Актуальность выбранной темы исследования обусловлена также тем, что в настоящее время только формируется правовой режим энергетических ресурсов путем принятия специальных нормативно-правовых актов. Так, активно обсуждаются законопроекты об основах государственного регулирования деятельности по добыче, переработке и транспортировке нефти, об обороте нефти и нефтепродуктов, о рыночном ценообразовании на нефть и нефтепродукты. Таким образом, представляется важным проанализировать и оценить на предмет достаточности, эффективности и непротиворечивости как действующее правовое регулирование отношений, опосредующих экономический оборот нефти, так и предложения по его изменению.

Степень научной разработанности темы исследования.

Несмотря на актуальность выбранной темы, специальные исследования по изучению правового режима нефти как объекта экономического оборота отсутствуют. Предметами правого исследования являлись нефтегазовая сфера экономики в целом (Р.Н.Салиева, Н.В.Фролова), предпринимательская деятельность в нефтяной отрасли (Л.В.Каланда, Л.М.Рутман), хозяйственные отношения в сфере поиска и оценки месторождений нефти (И.М.Клеандров), а также в области добычи нефти и газа (А.В.Прокаев, Е.Ю.Мазков). Административно-правовому регулированию добычи и реализации нефти и нефтепродуктов посвящено исследование Т.А.Чериной, административно-правовому регулированию нефтегазового комплекса в целом посвящена работа Э.П.Андрюхиной. Нефть как объект уголовного преступления (в частности, как объект хищения) рассматривалась в работах С. В. Клюева, К.Б. Карабашева, А.Н. Подчерняева. Также несколько исследований посвящены правовому регулированию отношений по транспортировке нефти посредством системы нефтепроводов (Д.Д.Логофет, С.Л.Ситников, О.Г.Закиева, М.В. Саудаханов). Работа Д.Р. Коваленко посвящена правовым проблемам проблемы охраны окружающей среды при добыче и транспортировании нефти в РФ и Норвегии. Правовое регулирование отношений, возникающих при аварийном разливе нефти, изучалось Е.М.Михайленко.

Цели и задачи исследования.

Учитывая значение энергетических ресурсов для обеспечения экономического развития, социальной стабильности и устойчивости политического положения государства, правовой режим нефти должен обеспечивать ее рациональное и эффективное использование, энергосбережение, сохранение качества и безопасности в процессе оборота, баланс интересов собственников данного ресурса, с одной стороны, и государства и общества, с другой. Исходя из сказанного, целями исследования являются комплексный анализ правового режима нефти как объекта экономического оборота, выявление его особенностей, оценка достаточности и эффективности правового регулирования оборота нефти как энергетического ресурса, анализ возникающих проблем и разработка методов их решения.

Для достижения указанных целей были поставлены следующие задачи:

  • поиск и систематизация правовых норм, регулирующих оборот нефти, уяснение их правовой природы, места в системе источников права, оценка их достаточности и эффективности;
  • выявление проблем, возникающих в правоприменительной практике в сфере  оборота нефти, разработка и обоснование методов их решения;
  • определение частноправовых и публично-правовых элементов правового режима нефти как объекта экономического оборота;
  • определение целей правового регулирования оборота энергетических ресурсов и оценка соответствия правового режима нефти данным целям.

Объект исследования.

Объектом диссертационного исследования выступают общественные отношения, возникающие в процессе экономического оборота нефти, начиная с ее добычи и заканчивая потреблением  как товара. Эти отношения  носят комплексный характер и обладают значительной спецификой, которая предопределяется особенностями нефти как объекта оборота.

Предмет исследования.

Предметом исследования являются российские и международно-правовые  нормы, регулирующие отношения, связанные с оборотом нефти внутри России, правоприменительная практика в сфере оборота нефти, а также разработанные и изложенные в соответствующих публикациях теоретические положения, соотносимые с анализируемым объектом.

Методологическая основа диссертационного исследования.

В процессе исследования использовались как общенаучные методы (анализа, синтеза, сравнения, диалектический и системный), так и частнонаучные методы, используемые в юридической науке (сравнительно-правовой, историко-правовой, формально-логический и другие).

Теоретическая основа диссертационного исследования.

В работе использовались труды в области горного права М.Е. Певзнера, А.И. Перчика, О.М.  Теплова, Л.М.  Рутмана,  Б.Д. Клюкина, Н.А. Сыродоева, М.И. Клеандрова, Н.Б. Мухитдинова, Л.В.Каланда, М.В.Дудикова, Д.В. Василевской, В.В.Резниковой, К.И.Налетова, Н.В.Даниловой, С.А.Сосны, А.А.Попова и другие.

Исследование правового режима нефти как энергетического ресурса основано на монографиях и статьях в области  энергетического  права М.М. Агаркова,  В.В. Витрянского, М.И. Клеандрова, И.В. Козлова, А.А. Конопляника, С.М. Корнеева, П.Г. Лахно, О.М.Олейник, О.Н. Садикова, Б.М. Сейнароева, С.С. Селиверстова, М.К. Сулейменова, А.М. Шафира, П.М. Шевкоплясова, В.Ф. Яковлева, В.А.Лапача и других.

Также в работе были использованы исследования современных ученых в области правового регулирования предпринимательской деятельности и хозяйственных отношений в нефтегазовом комплексе (Р.Н.Салиевой (Миргазизовой), Н.В.Фроловой, Д.Д.Логофета, С.Л.Ситникова, А.В.Прокаева, М.В.Саудаханова, О.В.Закиевой и др.)

Теоретическую основу диссертационного исследования составили труды специалистов в области теории права и гражданского права: Т.А. Абовой, В.К. Андреева, С.С. Алексеева,  М.И. Брагинского, Г.А. Гаджиева, А.В. Германова, О.С. Иоффе, В.В. Лазарева, М.А. Рожковой, С.В. Сарбаша, А.П. Сергеева, К.И. Скловского, Е.А. Суханова и других.

Научная новизна диссертационного исследования.

На основе комплексного и системного анализа правового регулирования оборота нефти выявлены особенности правового режима указанного объекта, дана оценка соответствия правового режима нефти целям правового регулирования оборота энергетических ресурсов, сформулированы предложения по совершенствованию законодательства, а также теоретические подходы к решению проблем, возникающих в правоприменительной практике.

В работе сформулированы понятие и признаки нефти как объекта экономического оборота, определены основание и момент возникновения права собственности на нефть.

Результатом разработки диссертационного исследования являются следующие положения, выносимые на защиту:

1. Нефть является объектом экономического оборота как обладающее потребительской и меновой стоимостью, а также свойством оборотоспособности материальное благо, соответствующее требованиям безопасности, в отношении которого возникло право собственности.

Экономический оборот нефти  - это отношения по переходу прав на данное материальное благо от одних лиц к другим (горизонтальные отношения), а также отношения по организации такого перехода, в том числе, по соблюдению обязательных установленных государством требований к условиям обращения нефти как энергетического ресурса (вертикальные отношения).

2. Целями правового регулирования экономического оборота нефти является обеспечение энергосбережения, комплексного, рационального, эффективного и безопасного использования нефти как энергетического ресурса.

Исходя из целей правового регулирования оборота нефти необходимо:

  • установить обязательность учета нефти и нефтепродуктов на всех стадиях их оборота и отнести оборот энергетических ресурсов к сфере государственного метрологического контроля и надзора;
  • установить порядок проверки нефти по качеству и количеству на уровне постановлений Правительства Российской Федерации с целью обеспечения возможности применения таких актов к гражданским правоотношениям для решения вопроса о надлежащем исполнении обязательств;
  • определять правила учета, а также правила и методы  исследований (испытаний), измерений и отбора проб нефти нормативными актами федеральных органов исполнительной власти обязательного, а не рекомендательного характера;
  • определить санкции или иные негативные последствия за нарушение обязательных требований к нефти и процессу ее оборота.

3. Нефтесодержащее минеральное сырье не отвечает признакам объекта экономического оборота ввиду того, что оно не обладает качеством, не соответствует требованиям безопасности, его извлечение является промежуточным этапом производственного цикла по добыче нефти. Сделки по отчуждению нефтесодержащего минерального сырья, не доведенного до качества нефти, являются недействительными как противоречащие установленным законодательством требованиям рационального использования энергетических ресурсов (ст.168 ГК РФ).

4. Моментом возникновения нефти как объекта экономического оборота является завершение технологических процессов по добыче нефти, предусмотренных техническим проектом разработки месторождения. Фиксацией данного момента будет выступать выпуск паспорта качества на нефть и учет ее в качестве готовой продукции на счетах бухгалтерского учета.

5. Исходя из принципа единства экономического пространства, установление обязательных требований к нефти и нефтепродуктам должно осуществляться на уровне федерального законодательства, а с момента принятия соответствующих технических регламентов Таможенного союза – только на уровне данных международных актов.

Учитывая, что экологические требования к нефтепродуктам, установленные на уровне субъектов федерации, и требования технических регламентов, установленные на федеральном уровне, совпадают по своему содержанию и различаются только количественной мерой соответствующего показателя, несоответствие нефтепродукта указанным показателям влечет применение двух мер ответственности за одно и то же неправомерное действие (бездействие). В этой связи следует разграничивать экологическую безопасность как общее понятие и экологическую безопасность продукции как частное; поскольку последняя относится к ведению федерации как предмет технического регулирования, субъекты РФ вправе осуществлять правовое регулирование по другим аспектам экологической безопасности.

6. Право собственности на нефть возникает в результате следующего юридического состава:

  • осуществление права пользования недрами на основании административного акта или договора, предусматривающих возникновение права собственности на добытые полезные ископаемые у недропользователя;
  • добыча нефти, под которой следует понимать совокупность технологических процессов по извлечению минерального сырья из недр и доведению его до качества нефти.

Основание возникновения права собственности на нефть может быть отнесено к  первичным.

7. При передаче нефти в систему трубопроводного транспорта грузоотправитель сохраняет характерные для права собственности правомочия, обязанности и риски, что свидетельствует о сохранении у грузоотправителя вещного права на нефть.

Признание за грузоотправителем только обязательственного права на получение нефти привело бы к необходимости передачи прав требования, что не соответствует экономической природе отношений. Признание перехода права собственности на нефть в трубопроводе к организации трубопроводного транспорта не соответствует положениям действующих правовых актов, правоприменительной практике, не отвечает существу складывающихся отношений и является экономически необоснованным, поскольку повлекло бы нерациональное и непропорциональное распределение дополнительной тарифной нагрузки.

8. Распределение прав, обязанностей и бремени несения рисков в отношении нефти различных грузоотправителей, находящейся в системе трубопроводного транспорта, должно осуществляться пропорционально количеству принадлежащей каждому субъекту нефти. Такое распределение может быть обеспечено путем применения к отношениям по транспортировке нефти положений гражданского законодательства о долевой собственности с учетом ограничений, определяемых существом отношений по транспортировке нефти. Существу отношений по транспортировке нефти не соответствует применение положений о преимущественном праве иных грузоотправителей на приобретение доли в праве собственности, а также о необходимости получения согласия иных грузоотправителей на выдел доли из общего имущества по окончании процесса транспортировки нефти.

       Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования.

В результате проведенного исследования сформулированы предложения по совершенствованию правового регулирования оборота нефти с учетом присущего ей свойства энергетического ресурса, которые могут быть использованы в правотворческой деятельности. Выводы, сделанные в исследовании, могут быть использованы в правоприменительной практике, а также научно-исследовательской деятельности для дальнейшей теоретической разработки исследуемых проблем, при разработке учебных, учебно-методических и учебно-практических пособий, при чтении лекций, проведении практических и семинарских занятий в процессе преподавания горного и энергетического права России.

Предложения и выводы, сформулированные в диссертационном исследовании,  используются автором в учебном процессе в рамках преподавания учебных дисциплин «Горное и энергетическое право», «Российское предпринимательское право» и «Правовая среда экономической деятельности», а также в практической деятельности. В частности, результаты исследования были использованы автором при подготовке Соглашения о порядке организации, управления, функционирования и развития общих рынков нефти и нефтепродуктов Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации от 9 декабря 2010 г., а также документов в развитие указанного международного договора.

Апробация результатов исследования.

Результаты исследования нашли отражение в ряде публикаций автора, а также обсуждались в ходе научно-практической конференции (II Международная научно-практическая конференция, «Академия МНЭПУ», 2009) и круглого стола, организованного кафедрой предпринимательского права Национального исследовательского университета «Высшей школы экономики» (Техническое регулирование: актуальные проблемы, 22 марта 2011 г.).

Структура работы: Работа состоит из введения, трех глав, включающих десять параграфов, заключения и библиографии.

                                                       СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

       Во введении обосновываются актуальность темы исследования, его научная новизна, определяются степень научной разработанности, объект, предмет, цели и задачи исследования, раскрывается методологическая основа, формируются положения, выносимые на защиту, указывается теоретическая и практическая значимость исследования, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава «Понятие нефти как объекта экономического оборота» состоит из четырех параграфов.

В параграфе первом «Понятие, критерии квалификации и содержание правового режима объекта экономического оборота» обосновывается, что экономический оборот как объект правового регулирования включает как частноправовые отношения по переходу прав на материальные блага, так и публично-правовые (вертикальные) отношения, возникающие в связи с организацией указанного перехода, в том числе, при определении обязательных требований к объекту и процессу его оборота. В параграфе дается определение экономического оборота, объекта экономического оборота и правового режима объекта экономического оборота.

Выделены следующие элементы правового режима объекта экономического оборота, на основании анализа которых будет строиться рассмотрение особенностей правового режима нефти:

1) критерии и условия признания блага объектом экономического оборота;

2) система предъявляемых к объекту обязательных требований;

3) публично-правовые требования к процессу оборота рассматриваемого объекта;

4) особенности возникновения и реализации вещных и обязательственных прав на объект в процессе его оборота.

В параграфе сформулированы признаки, позволяющие квалифицировать то или иное материальное благо в качестве объекта экономического оборота:

  1. экономические характеристики (потребительская и меновая стоимости);
  2. завершенность в отношении объекта всех операций, предусмотренных производственным циклом;
  3. учет объекта в качестве готовой продукции (в случае его создания) либо товара (в случае его приобретения) на счетах бухгалтерского учета;
  4. оборотоспособность;
  5. безопасность (соответствие объекта обязательным предъявляемым к нему требованиям);
  6. наличие в отношении объекта субъективного права, достаточного для введения его в оборот (т.е. содержащего правомочие распоряжения).

На основании сформулированных признаков объект экономического оборота определяется как обладающее потребительской и меновой стоимостью, а также свойством оборотоспособности материальное благо, соответствующее предъявляемым к нему обязательным требованиям, в отношении которого завершены операции производства и учета. Условием допустимости введения объекта в оборот является наличие субъективного права (вещного или обязательственного), содержащего правомочие распоряжения указанным объектом.

Сформулированы правовые последствия отсутствия у материального блага тех или иных признаков объекта экономического оборота.

В параграфе втором «Понятие и критерии квалификации нефти как объекта экономического оборота»  сформулированные общие признаки объекта экономического оборота рассматриваются применительно к нефти с целью определения момента ее возникновения как объекта экономического оборота и решения вопроса о допустимости оборота минерального сырья, не доведенного до качества нефти.

В параграфе сформулированы цели правового регулирования оборота нефти, которые определяют ее правовой режим. Исходя из указанных целей, правовой режим нефти как объекта экономического оборота определяется как сочетание частноправовых и публично-правовых средств регулирования по поводу признания данного блага объектом экономического оборота, определения правил его оборота, особенностей возникновения вещных и обязательственных прав, учитывающее его качество энергетического ресурса.

В параграфе обоснован вывод о том, что нефтесодержащее минеральное сырье, не доведенное до качества нефти, не может выступать объектом экономического оборота. Такое сырье не может быть использовано до его подготовки, а соответственно не пригодно к удовлетворению какой-либо потребности и не обладает потребительской стоимостью. Использование нефтесодержащего минерального сырья противоречит требованию безопасности, поскольку сопряжено с риском причинения вреда имуществу: содержащиеся в нем соли и механические примеси могут привести к повреждению нефтепровода. Невыполнение процессов подготовки минерального сырья непосредственно на месторождении может привести к потерям полезных компонентов, содержащихся в таком сырье, что противоречит требованию комплексного и рационального использования нефти как энергетического ресурса. Законом «О недрах» предусмотрено возникновение права собственности на добытые полезные ископаемые, а не на минеральное сырье, из которого такие полезные ископаемые еще предстоит извлечь.

В параграфе обоснован вывод о том, что сделки с минеральным сырьем, не доведенным до качества нефти, являются недействительными как несоответствующие требованию рационального использования энергетических ресурсов.

Кроме того, в параграфе рассматривается проблема отсутствия единого понятия нефти. Анализ использования понятия нефти в различных правовых актах показывает, что данное понятие употребляется с разным смысловым содержанием. При этом для обозначения одного и того же объекта могут использоваться различные термины (например, нефть сырая необработанная, нефть добытая, нефть пластовая) и, наоборот, один и тот же термин используется в разных значениях (нефть сырая, как не прошедшая подготовку, и нефть сырая как подготовленная, но не доведенная до состояния какого-либо нефтепродукта). Для решения данной проблемы автором предложено зафиксировать в законодательстве единое понятие нефти, под которой следует понимать продукцию, в отношении которой завершены технологические процессы по добыче, предусмотренные техническим проектом разработки месторождения нефти, и соответствующую показателям, указанным в общероссийском классификаторе продукции.

В параграфе третьем «Соотношение понятий нефти как объекта экономического оборота и полезного ископаемого»  определяется необходимость разграничения понятий объект экономического оборота и полезное ископаемое, отмечается, что соответствующее разграничение не всегда проводится в законодательстве и судебной практике. 

Для квалификации объекта как полезного ископаемого во всех отношениях, возникающих по поводу данного объекта, предложено использовать признак его учета на государственном балансе, что обеспечит единство правового регулирования отношений по поводу соответствующего объекта. Соответственно правовые последствия добычи полезных ископаемых должны возникать в отношении тех же объектов, что и учтены на государственном балансе.

Сформулированный критерий квалификации объекта в качестве полезного ископаемого и разграничения его с объектом экономического оборота следует применять и в отношении нефти. Правовое последствие такого разграничения будет состоять в различном порядке определения количества объекта. Так, качеством обладает нефть, содержащая в себе помимо полезных компонентов определенное  допустимое3, а в ряде случаев необходимое4 количество примесей.  Соответственно количество нефти как объекта экономического оборота может определяться по массе брутто, т.е. с учетом допустимых примесей. Однако количество нефти как полезного ископаемого определяется без учета примесей, поскольку на государственном балансе полезных ископаемых нефть учитывается по массе нетто.

В параграфе четвертом «Общая характеристика правового регулирования оборота нефти»  систематизированы  основные источники правового регулирования экономического оборота нефти с целью определения их достаточности, эффективности, непротиворечивости, выявлены недостатки действующего правового регулирования рассматриваемых отношений и сформулированы подходы к их устранению.

Система правовых актов в сфере регулирования оборота нефти и продуктов ее переработки имеет комплексный характер, поскольку состоит из правовых актов различной отраслевой принадлежности.

На основании анализа источников правового регулирования оборота нефти сделаны следующие выводы. Одна и та же сфера отношений может регулироваться несколькими нормативно-правовыми актами, относящимися к различным отраслям законодательства. Правовые акты, определяющие порядок приемки нефти и нефтепродуктов, являются ведомственными актами и не могут регулировать вопросы исполнения обязательств. Отсутствует единая непротиворечивая система актов, регулирующих порядок учета нефти и нефтепродуктов, что приводит к неопределенности в вопросах, подлежат ли применению те или иные акты в конкретных правоотношениях. Большинство вопросов урегулировано ведомственными актами, не прошедшими регистрацию в Минюсте России как признанными не требующими такой регистрации, несмотря на то, что они содержат обязательные для исполнения нормативные предписания. Множество актов либо отдельных положений действующих актов фактически утратили силу, однако не отменены в установленном порядке, более поздние акты носят рекомендательный характер, что в ряде случаев не соответствует целям правового регулирования оборота энергетических ресурсов, отдельные положения в различных актах противоречат друг другу. По ряду актов отсутствует единообразие по вопросу их юридической силы, и в судебной практике такие акты могут рассматриваться как обязательные, рекомендательные либо обычаи делового оборота.

Исходя из сказанного и учитывая значимость рассматриваемой области общественных отношений, представляется обоснованным принятие федерального закона, обеспечивающего системное единство правового регулирования в данной сфере. При этом речь не идет о переносе в данный нормативный акт всех существующих норм в сфере оборота нефти, закон должен обеспечивать основы правового регулирования данной отрасли, на которых будет строиться подзаконное нормативно-правовое регулирование. Представляется необходимым проведение комплексной работы по систематизации правового регулирования в области оборота нефти для определения непротиворечивых подходов, создания единого понятийного аппарата, включая определение понятия нефти, и закрепления перечня полномочий органов исполнительной власти по принятию нормативных актов в данной сфере.

Глава вторая «Публично-правовые элементы правового режима нефти как объекта экономического оборота» состоит из трех параграфов.

В параграфе первом «Требования к обороту нефти как энергетического ресурса» рассматриваются особенности правового регулирования оборота нефти как энергетического ресурса, дается оценка действующему правовому регулированию с точки зрения его соответствия целям правового регулирования оборота энергетических ресурсов.

Проведенный анализ выявил, что правовое регулирование оборота нефти не учитывает ее свойства как энергетического ресурса. Так, законодательством не  предусмотрены требование обязательного учета нефти и нефтепродуктов на всех стадиях их оборота и санкции за нарушение указанного требования, обязательность государственного метрологического контроля, меры по обеспечению рационального использования нефти, отменен контроль и надзор в сфере комплексного и рационального использования нефти и нефтепродуктов. Вопросы учета нефти, порядка определения ее количества, методы отбора проб, испытаний и измерений урегулированы актами рекомендательного характера. В этой связи  необходимо отметить, что рекомендательный характер таких актов не соответствует целям правового регулирования оборота энергетических ресурсов, достижение которых невозможно без установления требования об обязательности учета нефти на всех стадиях ее оборота, что предполагает обязательный, а не рекомендательный характер соответствующих правил. Оборот энергетических ресурсов должен подлежать метрологическому контролю и надзору, что требует определенности содержания и императивного характера проверяемых требований.

В параграфе втором «Система требований к качеству и безопасности нефти и нефтепродуктов» рассматриваются виды обязательных требований к нефти и продуктам ее переработки и их соотношение.

Требования безопасности нефти и нефтепродуктов устанавливаются в рамках технического регулирования. При этом основной целью технического регулирования является обеспечение безопасности таких интересов личности, общества и государства (в том числе конституционно гарантированных), как жизнь, здоровье, благоприятная окружающая среда, имущество. С другой стороны, техническое регулирование в части установления обязательных требований к продукции представляет собой определенное ограничение свободы предпринимательской деятельности. Исходя из этого, любые ограничения свободы предпринимательской деятельности, в том числе установление обязательных требований к продукции, должны быть едиными на всей территории Российской Федерации и соответственно такие ограничения могут устанавливаться только на уровне федерального законодательства.

В параграфе рассматривается проблема, связанная с тем, что в настоящее время обязательные требования к продуктам переработки нефти определяются не только на федеральном уровне (в рамках требований технического регламента), но и на уровне субъектов федерации (как экологические требования). Нефтепродукты, не соответствующие обязательным экологическим требованиям, установленным актом субъекта федерации, запрещены к обороту на территории соответствующего субъекта РФ. Вместе с тем, запрет оборота какого-либо продукта на территории определенного субъекта является нарушением единства экономического пространства и принципа свободного перемещения товаров.

Кроме того, экологические требования к нефтепродуктам по своему содержанию полностью совпадают с требованиями технического регламента (содержание серы, свинца, октановое число, температура вспышки и др.). Учитывая, что указанные требования совпадают по своему содержанию и различаются только количественной мерой соответствующего показателя, несоответствие нефтепродукта указанным показателям влечет применение двух мер ответственности за одно и то же неправомерное действие (бездействие).

Учитывая, что обеспечение экологической безопасности относится к совместному ведению РФ и субъектов РФ, последние вправе осуществлять собственное правовое регулирование в области обеспечения экологической безопасности во всех сферах, кроме тех, которые отнесены к ведению федерации. В параграфе сделан вывод о необходимости разграничивать экологическую безопасность как общее понятие и экологическую безопасность продукции как частное. Постольку, поскольку обеспечение экологической безопасности продукции отнесено к исключительному ведению федерации в соответствии с Законом о техническом регулировании, то субъекты могут осуществлять правовое регулирование по другим аспектам экологической безопасности. 

В параграфе третьем «Правовое регулирование ценообразования на нефть и нефтепродукты» рассматриваются проблемы, возникающие при установлении цен на нефть и нефтепродукты.

Цены на нефть и нефтепродукты не регулируются государством, однако в прошлом такое регулирование было предусмотрено законодательством. В этой связи в параграфе рассматривается история правового регулирования ценообразования на нефть и нефтепродукты.

В настоящее время различные отрасли права предусматривают различные модели осуществления контроля в сфере ценообразования в отношении товаров, цены на которые не подлежат прямому государственному регулированию. При этом индикаторы рыночной цены в различных отраслях права также различны.  В качестве одного из таких индикаторов признается цена на товар, сформировавшаяся в результате биржевых торгов. Наряду с биржевым индикатором рыночных цен на нефть и нефтепродукты в разработанном ФАС России законопроекте предлагается использовать индекс сопоставимых цен зарубежных рынков. В параграфе проведен правовой анализ предлагаемого порядка установления рыночной цены на нефть и нефтепродукты.

В основе индекса сопоставимых цен зарубежных рынков лежит принцип равной (или паритетной) доходности. Сущность данного принципа, известного также как принцип «Net back», заключается в том, что любой субъект экономической деятельности стремится максимизировать свою прибыль вне зависимости от направления поставок продукции (на внутренний рынок или на экспорт), что предполагает стремление субъекта к равному уровню получаемой прибыли по различным направлениям.

Инструмент индекса цен сопоставимых зарубежных рынков принципиально отличается от реализованного в Федеральном законе «О защите конкуренции», поскольку предполагает не сравнение цен одного рынка с ценами, сложившимися на сопоставимом товарном рынке, а расчет рыночной цены одного рынка методом обратного отсчета от цены на другом рынке, предусматривая тем самым сопоставление не цен, а получаемой прибыли.

В параграфе сделан вывод о том, что отклонение цены на нефтепродукт от цены, рассчитанной на основании индекса, не должно признаваться самостоятельным видом правонарушения в сфере ценообразования. Такое отклонение цены может иметь экономическое обоснование, и соответственно признаваться правомерным (например, несоответствие может быть связано с временным лагом между колебаниями цены на зарубежном рынке и на внутреннем). Вместе с тем, следует признать, что такое отклонение наряду с иными факторами может свидетельствовать о нарушении лицом антимонопольного законодательства, в частности об установлении монопольно высокой цены, согласованных действиях хозяйствующих субъектов, изъятии товара из обращения на внутреннем рынке. Исходя из сказанного, в параграфе обосновано предложение рассматривать предусмотренную законопроектом конструкцию не в качестве обязательного порядка ценообразования, а как механизм контроля, на основании которого антимонопольный орган был бы вправе осуществлять мониторинг соответствия цен указанным рыночным индикаторам и при отклонении дополнительно выяснять, связано ли оно с нарушением антимонопольного законодательства.

Глава третья «Частноправовые элементы правового режима нефти как объекта экономического оборота» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Момент и основание возникновения права собственности на добытую нефть» рассматриваются вопросы права собственности на нефть.

В результате последовательного рассмотрения каждого из оснований приобретения права собственности, предусмотренных главой 14 ГК РФ, выявлено, что ни одно из указанных оснований не может быть применено к возникновению права собственности на нефть.

В этой связи определяется, что право собственности на добытую нефть возникает по основанию, предусмотренному не главой 14 ГК РФ, а специальным законом, что допускается в соответствии со ст. 8 ГК РФ (гражданские права и обязанности возникают в результате приобретения имущества по основаниям, допускаемым законом). Таким законом является Закон «О недрах» (статья 1.2), в соответствии с которым добытые из недр полезные ископаемые по условиям лицензии могут находиться в частной собственности.

В параграфе сформулирован юридический состав, выступающий основанием возникновения права собственности на добытую нефть, а также определен момент возникновения права собственности на указанный объект. Обоснован вывод о том, что основание возникновения права собственности на нефть следует отнести к первичным.

Во втором параграфе «Соотношение вещных и обязательственных титулов на нефть в процессе ее транспортировки трубопроводным транспортом» рассматривается вопрос о том, кто является собственником, и какие вещные и обязательственные права существуют в отношении нефти в момент ее транспортировки трубопроводным транспортом.

Распространенной в литературе является позиция о том, что нефть в период ее нахождения в трубопроводном транспорте перестает быть объектом права собственности в связи с утратой ею свойства индивидуальной определенности. При этом констатируется, что право собственности на нефть переходит к организации трубопроводного транспорта, а грузоотправитель сохраняет только право требования к последней о получении определенного количества нефти по окончании ее транспортировки. Однако в параграфе делается вывод о неправомерности подобной позиции ввиду следующего. Анализ нормативных правовых актов и судебной практики показывает, что к организации трубопроводного транспорта не переходят характеризующие право собственности правомочия, риски и бремя содержания нефти. Соответствующие права, обязанности и риски сохраняются за грузоотправителем.

В различных правовых актах, национальных стандартах, рекомендациях по метрологическому учету нефть и нефтепродукты, находящиеся в трубопроводе, разграничиваются по их принадлежности.

Признание за организацией трубопроводного транспорта права собственности на нефть, а за грузоотправителем – только обязательственных прав привело бы к необходимости передавать права на нефть как права требования, что не соответствует экономической природе отношений: передается именно право на нефть, а не право на получение услуги от организации трубопроводного транспорта.

В параграфе также обосновывается, что переход права собственности на нефть к организации трубопроводного транспорта привел бы к нерациональному и непропорциональному распределению дополнительной тарифной нагрузки.

В параграфе предложено решение вопроса о распределении прав, обязанностей и рисков в отношении нефти различных грузоотправителей путем применения положений гражданского законодательства о долевой собственности с учетом ограничений, определяемых существом отношений по транспортировке нефти. В параграфе сформулировано следующее положение по изменению гражданского законодательства: «Если иное не вытекает из закона, договора или существа отношений, к отношениям, возникающим при соединении и смешении вещей, принадлежащих разным лицам, применяются положения гражданского законодательства о долевой собственности, за исключением положений о преимущественном праве участников долевой собственности на приобретение доли при ее возмездном отчуждении. Размер доли каждого лица определяется пропорционально количеству вещей, принадлежащих ему до их соединения и смешения с вещами иных лиц. Выдел доли в натуре не требует согласия иных участников долевой собственности».

Третий параграф «Распределение рисков и неблагоприятных последствий вследствие естественной убыли нефти в процессе ее оборота» посвящен правовой природе естественной убыли нефти. В параграфе рассматривается вопрос, можно ли квалифицировать естественную убыль в качестве частного случая случайной гибели.

Правовая природа естественной убыли схожа с правовой природой случайной гибели тем, что в обоих случаях отсутствует виновное лицо. Однако разница между данными обстоятельствами, приводящими к потере имущества, состоит в том, что естественная убыль по своей природе объективна, а не случайна, что не позволяет квалифицировать ее как разновидность случайной гибели. В этой связи представляется необходимым дополнить статью 210 Гражданского кодекса Российской Федерации соответствующим положением, предусмотрев наряду с бременем содержания и риском случайной гибели также естественную убыль как негативные последствия, претерпеваемые собственником имущества, если договором не предусмотрено иное.

У лица, передающего нефть, отсутствует основание для передачи ее в большем количестве, чем предусмотрено условиями обязательства, с учетом их возможной убыли, которую рассчитать заранее невозможно. В этой связи в параграфе обоснован вывод о том, что у поставщика возникает только денежное обязательство по оплате стоимости недопоставленного в результате естественной убыли товара, потеря которого произошла до момента перехода к покупателю права собственности, и поставщик освобождается от обязанности по исполнению обязательства по передаче товара в количестве его естественной убыли в натуре. Покупатель не вправе отказаться от принятия товара по основанию недопоставки, если недопоставка не превышает пределов естественной убыли, установленных соответствующими нормами. Обязанность по возмещению стоимости недопоставленного товара возникает у поставщика не в результате ненадлежащего исполнения им обязательства, а в результате несения собственником рисков потерь его имущества, за которые никто не отвечает.

В заключении подведены итоги исследования, отражающие основные положения диссертационного исследования, сформулированы предложения по совершенствованию правового регулирования оборота нефти для учета ее свойства энергетического ресурса.

Основные положения диссертации отражены в публикациях автора:

Статьи, опубликованные в изданиях, включенных в «Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук»

1. Нестерчук Ю.Н. Ответственность в сфере оборота нефтепродуктов / Ю.Н. Нестерчук// Хозяйство и право - 2010. - № 3’2010. – С. 119 – 124. (0,5 п.л.)

2. Нестерчук Ю.Н. Разграничение качества и безопасности в системе требований к нефтепродуктам / Ю.Н. Нестерчук // Коммерческое право - 2010. - № 1 (6). – С. 29 – 34. (0,6 п.л.)

Иные научные работы:

3. Нестерчук Ю.Н. Правовые проблемы контроля в сфере ценообразования на нефтепродукты. // Законодательство и экономика – 2011. - №11. С.20-26. (0,7 п.л.) (в соавторстве с Ломакиной П.А.)

4. Нестерчук Ю.Н. Проблемы определения основания и момента возникновения права собственности на добытую нефть // Правотворчество и правоприменение в современной России: сб. науч. тр. / под ред. И.М. Филяниной и А.В. Гарбара. - 2011.  - № 1. C. 145—151. (0,6 п.л.)

5. Нестерчук Ю.Н. Правовое регулирование технических и экологических требований к нефтепродуктам // Законодательство и экономика – 2009. - №10. С.20-26. (0,5 л.)

6. Нестерчук Ю.Н. Административная ответственность в сфере технического регулирования нефтепродуктов // Трубопроводный транспорт. - 2009. -  № 4 (16) ноябрь. С. 48-52 (0,4 п.л.).

7. Нестерчук Ю.Н. Мертвый закон? // Трубопроводный транспорт. - 2009. -  № 4 (16) ноябрь. С. 52 -53 (0, 2 п.л.).


1 Утверждена Распоряжением Правительства РФ от 13 ноября 2009 г. № 1715-р.

2 Цит. по: Гаврилина Е.А., Лахно П.Г. Правовое обеспечение становления и развития энергетических рынков в России (нефти, нефтепродуктов и природного газа) // Предпринимательское право. – 2009. - № 3. – С.50.

3 Стандартами или техническим регламентом в случае его разработки.

4 Например, для транспортировки высоковязкой нефти.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.