WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Ножкин Сергей Александрович

Правовая природа паевого инвестиционного фонда

Специальность 12.00.03

гражданское право; предпринимательское право; семейное право;

международное частное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Владикавказ – 2012

Диссертация выполнена на кафедре права федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Московский государственный открытый университет им.В.С.Черномырдина филиал в г.Кропоткине

Научный руководитель:  кандидат юридических наук, доцент

  Колиева Ангелина Эдуардовна

 

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Рыбаков Вячеслав Александрович,

  профессор кафедры

  гражданского права и процесса ФГБОУ

  ВПО «Рязанский государственный 

университет им. С.А.Есенина»

  кандидат юридических наук, доцент

  Бутенко Евгений Викторович,

  доцент кафедры гражданского права

  и процесса НОЧУ ВПО «Институт

  экономики, права и гуманитарных

  специальностей»

 

Ведущая организация:  ФГБОУ ВПО  «Адыгейский государственный 

университет»

Защита состоится «17» мая 2012 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.248.05 при ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л. Хетагурова» по адресу: 362 025, г. Владикавказ, ул. Ватутина, 46.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л. Хетагурова».

Автореферат разослан «16» апреля 2012 г. и размещен на официальном сайте ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л. Хетагурова» http://www.nosu.ru

Ученый секретарь объединенного

диссертационного совета, 

кандидат юридических наук, доцент  А.Э. Колиева

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. В странах, которые принято относить к разряду развитых государств, на всем протяжении их развития немало важную роль играет правовое регулирование отношений, возникающих в рамках привлечения капитала физических и юридических лиц для функционирования как самостоятельного имущественного комплекса с целью последующего получения прибыли с инвестирования указанных капиталов. В различных государствах формы таких образований носят различные наименования: паевые трасты, паевые фонды, фонды коллективного инвестирования и др.

За рубежом подобная система управления человеческими активами возникла еще в 1940-х годах. В России же институт инвестфондов довольно молодой.

В России в настоящее время идет активное формирование фондового рынка. Фондовый рынок - это прежде всего сфера финансовых инвестиций, где получение дохода предполагается не от результатов работы и реализованной продукции, произведенной, например, субъектами хозяйственной деятельности за счет прямых вложений в их развитие, а за счет разницы котировок ценных бумаг тех же хозяйствующих субъектов в процессе их обращения. При ограниченности ресурсов российской экономики кажется неразумным не использовать все возможные законные средства, чтобы заставить эти деньги «работать» для развития экономики и подъема благосостояния населения. Представляется очевидным, что все основные элементы рынка коллективных инвестиций, главным из которых является коллективный инвестор, на сегодняшний день уже сложились.

На данном этапе в РФ все более развивается система инвестирования, близкая зарубежным паевым и трастовым фондам - паевой инвестиционный фонд, который представляет собой некий самостоятельный имущественный комплекс, образованный путем слияния имущества учредителей, принадлежащий им на праве общей долевой собственности, переданный в доверительное управление управляющей компании. Соответственно не менее интенсивно развивается институт доверительного управления паевыми инвестиционными фондами.

В связи с вышеизложенным, одной из основных причин представленного исследования явилась главенствующая роль функционирования паевых инвестиционных фондов в экономике России, и в частности на финансовом рынке страны.

Следует отметить, что в настоящий момент гражданское законодательство, регулирующее управление паевыми инвестиционными фондами, находится в стадии становления: на основании и во исполнение Закона постепенно создается нормативная база, которую в основном составляют акты ФКЦБ. Также следует особое внимание уделить тому факту, что в настоящее время на рассмотрении Государственной  Думы находится законопроект №361783-4, предлагающий внести серьезные изменения в нормативно-правовое регулирование деятельности паевых инвестиционных фондов.

Это предопределило появление второй причины актуальности исследования по заявленной теме, т.к. сам по себе институт паевых инвестиционных фондов является для России по-прежнему новым и соответственно не до конца подлежащим правовому регулированию.

Целью исследования является разработка научно-практических положений правового регулирования деятельности и управления паевыми инвестиционными фондами в России.

Для достижения заявленной цели были поставлены следующие задачи:

  1. Определение паевого инвестиционного фонда, выявление правовых институтов конструкции паевого инвестиционного фонда, определение характера заимствована идеи создания таких фондов, сравнительная характеристика действующего законодательства о паевых инвестиционных фондов с рассматриваемым в Государственной Думе законопроектом.
  2. Выявление правовой природы инвестиционного пая и его соотнесение с бездокументарной ценной бумагой.
  3. Определение проблем, связанных с правовым регулированием договора доверительного управления паевым инвестиционным фондом.

Предметом исследования является гражданско-правовое положение паевых инвестиционных фондов в целом, что подразумевает полный, всесторонний и комплексный анализ данного института с опорой на новейшее отечественное законодательство и зарубежный опыт правового регулирования (анализ действующего законодательства в рамках вертикального (исторический аспект) и горизонтального (опыт зарубежных стран) исследований).

В качестве объекта исследования выбраны финансовые институты, привлекающие денежные средства.

Степень научной разработанности темы исследования. К сожалению, приходится констатировать факт, что вопросы нормативно-правового регулирования института ПИФ в отечественной цивилистической литературе не только не соответствуют критериям более или менее полной разработанности, но и вообще поднимаются и дискутируются по сравнению с другими проблемами, лежащими в сфере гражданского права, крайне редко.

Количество публикаций на темы гражданско-правовых аспектов функционирования паевых инвестиционных фондов, вышедших до настоящего момента, является крайне незначительным. Подавляющее большинство статей, так или иначе затрагивавших указанную тематику, выходят либо из-под пера экономистов, либо касаются вопросов налогообложения операций управляющих компаний и владельцев инвестиционных паев.

Говорить о близости к представленной работе каких-либо диссертационных исследований также не приходится: опубликованные диссертации на соискание ученой степени кандидата и доктора юридических наук, посвященные вопросам функционирования паевых инвестиционных фондов (работы Анисимовой Т.В, Беневоленской З.Э., Хромушина С.В, Ковалева С.И и другие) в лучшем случае при анализе указанных вопросов Указ Президента РФ №765 с оговоркой, что проблемы паевых инвестиционных фондов  не являются предметом данных исследований.

Таким образом, к настоящему моменту в РФ отсутствуют какие-либо комплексные научно-теоретические исследования по теме гражданско-правового регулирования функционирования и управления паевыми инвестиционными фондами в целом и по отдельным вопросам данной темы, что также предопределило и ряд негативных (спорных) моментов рассматриваемого законопроекта № 361783-4. Исследования, которые проводились в цивилистической науке по данной тематике до настоящего момента, носят крайне фрагментарный, беглый характер.

Теоретические основы диссертационного исследования. В целом теоретическую основу данного исследования составили работы: Агаркова М.М., Белова В.А., Брагинского М.И., Витрянского В.В., Грибанова В.П., Дозорцева В.А., Ефимовой Л.Г., Иоффе О.С., Козырь О.М., Крашенинникова Е.А., Лунца Л.А., Мейера Д.И., Михеевой Л.Н., Нерсесова И.О., Новицкого И.Б., Новоселовой Л.А., Покровского И.А., Сергеева А.П., Суханова Е.А., Толстого Ю.К., Шершеневича Г.Ф., и др. Из зарубежных исследователей, труды которых использовались при написании данной работы, в первую очередь следует выделить Hagopian Matthew J., Kirsch Clifford E., Klein Roger M., McKendrick E., Roe Mark J., Storey James M. и др.

Методологические основы диссертационного исследования. Предложенное исследование проводилось в соответствии как с общенаучными методами (методы анализа, синтеза, индукции, дедукции, аналогии, восхождения от абстрактного к конкретному, анализа, синтеза и т.д.), так и с использованием частнонаучных методов, как-то: метод сравнительного правоведения (правового компаративизма), исторический, системный, формально-логический, структурно-правовой, функциональный и т.д. 

Эмпирической базой диссертационного исследования послужила опубликованная в печати и собранная автором лично судебная практика судов общей юрисдикции по вопросам  правового регулирования паевого инвестиционного фонда.

Научная новизна исследования состоит в том, что она является первым в отечественной цивилистической литературе монографическим исследованием гражданско-правового регулирования деятельности паевых инвестиционных фондов, в котором содержится комплексный анализ паевого инвестиционного фонда как особого имущественного комплекса, находящегося в управлении специального субъекта (управляющей компанией паевого инвестиционного фонда).

Научная новизна диссертационного исследования обосновывается следующими основными положениями и выводами, выносимыми на защиту:

1) Обосновывается вывод о том, существующий в рамках обязательства по доверительному управлению имуществом паевой инвестиционный фонд представляет собой материальный объект указанного обязательства (объект доверительного управления). При этом в целях обеспечения целостности данного объекта и соответственно, самого договора доверительного управления в условиях множественности лиц на стороне учредителя управления, паевой инвестиционный фонд позиционируется законодателем не просто как имущественная масса (совокупность определенных видов имущества), а как единый сложный объект гражданских прав – имущественный комплекс – принадлежащий сформировавшим его вкладчикам (пайщикам) на праве общей долевой собственности. 

2) Доказывается, что изученный в рамках настоящего исследования Проект №361783-4 Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об инвестиционных фондах» расширяет возможности функционирования фондов, предназначенных для квалифицированных инвесторов, по совершению «коротких продаж», получению займов и кредитов и предоставлению займов, приобретению объектов инвестирования у аффилированных лиц управляющей компании, а также ценных бумаг, выпущенных аффилированными лицами управляющей компании. Все это позволит создавать новые виды акционерных и паевых инвестиционных фондов для квалифицированных инвесторов, характеризующихся высокой потенциальной доходностью и в то же время высокими рисками. Проект предусматривает существенное расширение полномочий федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг, связанных с контролем и участием в деятельности акционерных инвестиционных фондов, управляющих компаний, специализированных депозитариев и негосударственных пенсионных фондов, влекущим соответствующие ограничения их гражданских прав.





3) Аргументируется вывод автора о том, что ценная бумага всегда порождает два основных вида правоотношений: вещные и обязательственные. Вещные правоотношения возникают по поводу принадлежности ценной бумаги конкретному владельцу и определяют отношения между ним и всеми другими лицами. Обязательственные правоотношения между кредитором и должником по ценной бумаге, будучи относительными, возникают при установлении правовой связи строго между указанными участниками обязательства. Дуализм ценной бумаги как основной постулат классического учения о ценных бумагах является фундаментом современного законодательного правопонимания сущности российских ценных бумаг. Однако подобный дуализм в полной мере нашел свое однозначное отражение лишь в Федеральном законе о РЦБ, тогда как ГК РФ распространяет классическую логику построения института ценных бумаг преимущественно в отношении документарных ценных бумаг. Неопределенность правового статуса бездокументарной ценной бумаги в ГК РФ привела к существованию в теории гражданского права двух совершенно взаимоисключающих взглядов на правовую природу ценных бумаг, и в частности бездокументарных ценных бумаг.

4) Обосновывается позиция автора, что инвестиционный пай, не являющийся по своей правовой природе ценной бумагой, не может быть также признан и долей в праве общей долевой собственности на паевой инвестиционный фонд. Специфические черты, характеризующие инвестиционный пай (прежде всего фиксированность), лишают его свойств, присущих долям в праве общей собственности (таких как автоматическое слияние друг с другом при попадании в собственность одно лица), и в то же время придают ему такие качества, которые приводят к неразрешимым как с позиций теории, так и практики логическим и юридическим противоречиям (допущению существования общей собственности при одном только собственнике, возникновению общей долевой собственности на долю в праве собственности).

5) Доказывается, что осуществляя управление доверенным имуществом и вступая в различные правоотношения с третьими лицами, доверительный управляющий действует в качестве субъекта обязательственных правоотношений в интересах учредителя доверительного управления и выгодоприобретателя. Вместе с тем, являясь титульным владельцем соответствующего имущества, он получает абсолютную защиту от незаконных действий третьих лиц.

6) Выявляя специфику правового содержания доверительного управления в рамках настоящего исследования стоит отметить, что по своей целевой направленности передача имущества в доверительное управление представляет лишь создание необходимых условий для того, чтобы доверительный управляющий мог исполнять свои обязательства, вытекающие из доверительного управления. Тогда как иные договоры, предполагающие передачу имущества (купли-продажи, мены, дарения, аренды), ставят целью удовлетворение потребностей другой стороны, и в рамках возникающих правоотношений передача имущества означает исполнение обязательства одним из контрагентов. Собственно услуга доверительного управляющего учредителю представляет собой осуществление управления его имуществом (в широком смысле) и не ограничивается рамками конкретных сделок и фактических действий, характеризуя в целом деятельность по управлению имуществом. Тогда как иными договорными обязательствами об оказании услуг (договоры хранения, перевозки) обусловлено исключительно совершение сделок или фактических или юридических действий в интересах услугополучателя.

Теоретическая значимость исследования определяется тем, что материалы диссертационного исследования способствуют углублению представлений о паевых инвестиционных фондах  в РФ и правового регулирования их использования.

Практическая значимость исследования состоит, в первую очередь, в том, что в работе содержится ряд выводов и предложений, которые могли бы помочь законодателю устранить недостатки и пробелы в сфере правового регулирования деятельности паевых инвестиционных фондов, избежать ошибок при разработке и принятии новых нормативных актов.

Кроме того, рекомендации и заключения, сделанные в диссертации, могут помочь сотрудникам органов государственной власти и коммерческих организаций, деятельность которых так или иначе связана с применением норм законодательства РФ, либо контролем за их соблюдением, правильно понимать и толковать значение нормативных актов, избегать ошибок и недочетов при их применении, оперативно обнаруживать и устранять нарушения законодательства, регламентирующего деятельность  паевых инвестиционных фондов.

Апробация результатов исследования.  Диссертация обсуждалась на заседании кафедры права федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Московский государственный открытый университет им.В.С.Черномырдина филиал в г.Кропоткине и рекомендована к защите. Основные положения и выводы докладывались на 3 международных научно-практических конференциях и 1 межвузовской научно-практической конференции. Результаты исследований нашли свое отражение в 7 научных публикаций, 4 из которых опубликованы в изданиях, включенных в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендованных для опубликования основных научных результатов диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук.

Результаты исследования были использованы при подготовке и проведении лекционных и семинарских занятий по курсу: «Гражданское право Российской Федерации».

Структура диссертационной работы. Структура определяется ее темой и целями исследования и состоит из введения, трех глав, включающих девять параграфов, заключения, а также списка использованных источников и литературы .

  2.  ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

       Во введении показана незначительность научной разработанности темы исследования, обосновывается актуальность проблемы; определены цель, задачи, объект и предмет исследования, дается характеристика методологических основ работы, раскрывается научная новизна и практическая значимость, определяются методы исследования и положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Общие положения о паевых инвестиционных фондах» рассматривается понятие и правовая природа паевого инвестиционного фонда, сфера его применения; приведен зарубежный опыт функционирования инвестиционных фондов и его влияние на действующее в России законодательство; охарактеризована законотворческая функция государственной власти в сфере правового регулирования паевых инвестиционных фондов в РФ.

В первом параграфе 1-й главы отмечается, что субъектами инвестиционной деятельности могут быть российские физические и юридические лица, иностранные граждане и юридические лица, лица без гражданства, а также государства и международные организации.

Регламентируя правовые формы, опосредующие движение капитала (т.е. создавая условия для реализации имущества именно как капитала, способного приносить доход), государство изначально должно обеспечить правовые условия, которые гарантировали бы обладателю имущества, во-первых, возвратность первоначально авансированного капитала, а во-вторых, возможность реализации его (капитала) потребительной стоимости, т.е. получения дохода. Потребительная стоимость ссужаемых денег - это их способность функционировать в качестве капитала и в качестве такового производить при средних условиях среднюю прибыль.

В противном случае владелец имущества (денежных средств), отказавшись от инвестирования, просто останется обладателем имущества (сокровищ), не трансформировавшись в капиталиста, создающего потребительную стоимость ради получения прибавочного продукта.

Под коллективными инвесторами понимают финансовые институты, привлекающие денежные средства для объединения их в единый денежный пул с последующим размещением на рынке ценных бумаг и (или) инвестированием в объекты недвижимости.

Существующий в рамках обязательства по доверительному управлению имуществом паевой инвестиционный фонд представляет собой материальный объект указанного обязательства (объект доверительного управления). При этом в целях обеспечения целостности данного объекта и, соответственно, самого договора доверительного управления в условиях множественности лиц на стороне учредителя управления паевой инвестиционный фонд позиционируется законодателем не просто как имущественная масса (совокупность определенных видов имущества), а как единый сложный объект гражданских прав – имущественный комплекс – принадлежащий сформировавшим его вкладчикам (пайщикам) на праве общей долевой собственности. 

С данной поставленной задачей паевой инвестиционный фонд успешно справляется. В то же время, являясь объектом общей долевой собственности, паевой инвестиционный фонд в целом, с точки зрения общей теории объектов гражданских прав, должен рассматриваться в качестве потенциального объекта гражданских прав, представляющего собой фундамент для реальных объектов – долей в праве общей собственности на него (идеальных долей в общем имуществе).

Во втором параграфе 1-й главы рассматриваются возможность применения для России зарубежного опыта использования инвестиционного пая. Отмечается, что объектная специфика паевого инвестиционного фонда как имущества, находящегося в общей долевой собственности, выражающаяся в том, что самостоятельное (т.е. независимое от остальных сособственников) осуществление традиционно выделяемых правомочий  собственника (владение, пользование и распоряжение) каждым из сособственников по отдельности оказывается невозможным, вполне сообразуется с главной особенностью правового режима объекта доверительного управления, заключающейся в том, что указанные правомочия собственника в отношении данного в рамках обязательства по доверительному управлению осуществляются не самим собственником, а иным лицом – доверительным управляющим.

Становление и развитие института паевого инвестиционного фонда приобретает особую значимость для развития отечественной экономики в целом по тем же причинам, которые указаны и для зарубежных стран, что невозможно без его надлежащей правовой регламентации и полного всестороннего изучения со стороны науки гражданского права.

Существующее на сегодняшний момент комплексное регулирование деятельности паевых инвестиционных фондов позволяет сказать, что эти фонды имеют солидную, тщательно проработанную законодательную базу, с жесткими требованиями максимальной надежности и высокой ликвидности ценных бумаг, составляющих имущество паевых инвестиционных фондов. Этим в определенной степени объясняется рост популярности данной формы коллективного инвестирования.

Россия, безусловно, учитывает зарубежный опыт правового регулирования института паевых инвестиционных фондов при создании отечественного законодательства. Ориентированный на рыночное развитие подход российского законодателя к вопросам нормативно-правового регулирования деятельности паевых инвестиционных фондов, предполагающий баланс интересов между интересами пайщиков и управляющей компании с неизбежностью должен повлечь их количественное и качественное увеличение. 

Однако есть ряд и без сомнения спорных моментов, которые, думается, могут быть урегулированы как в процессе осуществления законотворческой деятельности (на данный момент законопроект находится на рассмотрении нижней палаты Федерального Собрания РФ, и его рассмотрение постоянно переносится на более поздний срок), так и в процессе его реализации путем внесения соответствующих изменений.

В третьем параграфе 1-й главы показано, что инвестиционный пай, являющийся по замыслу законодателя специфическим средством закрепления прав учредителей управления (инвесторов) на имущество паевого инвестиционного фонда и легально позиционируемый в этом качестве, как бездокументарная ценная бумага, в действительности по своей правовой природе таковой признаваться не может, поскольку не отвечает всем признакам ценной бумаги. Причем такое несоответствие нельзя считать исключительно технической  оплошностью законодателя; напротив, оно совсем не случайно и, в  действительности, является закономерным следствием и отображением  различий в самой правовой природе инвестиционного пая и ценной бумаги, обусловленных несовпадением тех целей, задач и функций, которые они преследуют.

К сожалению, в последнее время возникла и постоянно усиливается тенденция, когда новые экономические инструменты (преимущественно заимствованные из-за рубежа), правовая природа которых не соответствует  существу ценной бумаги, провозглашаются таковой, после чего начинается пересмотр самой теории ценных бумаг, как, якобы, уже «не отображающей современные экономические реалии».

Инвестиционный пай, не являющийся по своей правовой природе ценной бумагой, не может быть также признан и долей в праве общей долевой собственности на паевой инвестиционный фонд. Специфические черты, характеризующие инвестиционный пай (прежде всего фиксированность), лишают его свойств, присущих долям в праве общей собственности (таких как автоматическое слияние друг с другом при попадании в собственность одно лица), и в то же время придают ему такие качества, которые приводят к неразрешимым как с позиций теории, так и практики логическим и юридическим противоречиям (допущению существования общей собственности при одном только собственнике, возникновению общей долевой собственности на долю в праве собственности).

Во второй главе «Проблемы правовой природы инвестиционного пая» ценные бумаги рассматриваются как объект гражданских прав; инвестиционный пай рассматривается как разновидность ценной бумаги; приводится специфика функционирования ПИФ на рынке ценных бумаг.

В первом параграфе 2-й главы указано, что Законом может быть исключена возможность выпуска ценных бумаг определенного вида в качестве именных, либо в качестве ордерных, либо в качестве бумаг на предъявителя.

Статья 143 ГК РФ «Виды ценных бумаг» ограничивается перечислением этих видов, относя к ним: государственные облигации, облигации, векселя, чеки, депозитные и сберегательные сертификаты, банковские сберегательные книжки на предъявителя, коносамент, акции, приватизационные ценные бумаги и другие документы, которые законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке отнесены к числу ценных бумаг.

Федеральный закон «О рынке ценных бумаг» содержит достаточно детальную характеристику эмиссионных ценных бумаг. Эмиссионной ценной бумагой является любая ценная бумага, соответствующая одновременно следующим признакам:

  • закрепляет совокупность имущественных и неимущественных прав, подлежащих удостоверению, уступке и безусловному осуществлению с соблюдением установленных федеральным законом формы и порядка;
  • размещается выпусками;
  • имеет равные объем и сроки осуществления прав внутри одного выпуска вне зависимости от времени приобретения ценной бумаги.

Проводится анализ наиболее жизнеспособных (документарной и бездокументарной) концепций, который позволил прийти к выводу об одинаковой степени обоснованности и одновременно о наличии существенных недостатков обеих точек зрения. В такой ситуации действительно целесообразно было бы выработать некий третий путь понимания сущности исследуемого объекта. Однако подобные изыскания возможны только в целях внесения предложений по улучшению (скорее - изменению) гражданского законодательства, поскольку действующий Кодекс не дает возможности рассматривать бездокументарные ценные бумаги за пределами таких категорий, как «вещь» или «право». Отношения, опосредующие жизнь ценной бумаги, всегда предполагают дуализм ценной бумаги, в связи с чем любая ценная бумага предполагает наличие вещно-правовых (абсолютных) отношений, возникающих по поводу принадлежности ценных бумаг как объектов гражданского права, и обязательственно-правовых (относительных), связанных с осуществлением прав, удостоверенных самой ценной бумагой.

Во втором параграфе 2-й главы показано, что все ценные бумаги - и эмиссионные, и ценные бумаги коллективного инвестирования - решают задачу привлечения инвестиций и обладают рядом общих черт, основными из которых являются: они закрепляют равные объем и сроки осуществления прав, то есть характеризуются родовыми признаками; не обладают индивидуальными признаками; каждая ценная бумага является одной из множества таких же ценных бумаг выпуска. Кроме того, такие ценные бумаги выпускаются в бездокументарной форме (появление сертификата не делает бумагу документарной).

В то же время в рамках инвестиционных ценных бумаг могут быть выделены эмиссионные ценные бумаги, которые характеризуются легальными признаками, предусмотренными ФЗ «О рынке ценных бумаг», а также ценные бумаги коллективного инвестирования, к числу которых следует отнести инвестиционные паи и ипотечные сертификаты участия.

Все эмиссионные ценные бумаги удостоверяют только обязательственные права (за исключением акции, которая наряду с обязательственными правами удостоверяет и корпоративные права), имеют незаменяемое без аннулирования ценной бумаги обязанное лицо - эмитента и приобретают статус ценной бумаги после государственной регистрации.

Ценные бумаги коллективного инвестирования удостоверяют имущественные права инвестора, связанные с его участием в определенном имущественном комплексе (инвестиционном фонде или ипотечном покрытии). На сегодняшний день в соответствии с действующим законодательством основные их признаки - это то, что они, наряду с обязательственными правами по доверительному управлению таким комплексом, удостоверяют вещные права на него, а также, в отличие от эмиссионных ценных бумаг, допускают возможность замены обязанного лица - доверительного управляющего имущественным комплексом.

Правовое регулирование инвестиционных паев и ипотечных сертификатов участия во многом идентично, что позволяет их объединить в отдельный вид ценных бумаг: ценные бумаги коллективного инвестирования.

В третьем параграфе 2-й главы показано, что рынок ценных бумаг является частью финансового рынка. Другими структурными элементами последнего являются денежный рынок (рынок находящихся в обращении наличных денег и выполняющих их функции краткосрочных платежных средств (векселей, чеков и т.п.), а также рынок ссудного капитала (банковских кредитов).

В целом, степень развития рынка ценных бумаг является показателем развития экономической системы любого государства, поскольку состояние рынка ценных бумаг определяет стабильность развития экономики страны, с одной стороны, и, с другой стороны, этот элемент выступает дополнительным источником финансирования остальных частей финансового рынка.

Особенно важно при этом обратить внимание на то, что значительной по степени влияния конструкцией, направленной на привлечение инвестиций,  стал паевой инвестиционный фонд. С приходом паевого инвестиционного фонда в нашу экономику, в законодательство пришли новая разновидность имущественного комплекса и новая ценная бумага (инвестиционный пай).

Объектная специфика ценных бумаг, выражающаяся в том, что они удостоверяют относительные имущественные права и, таким образом, представляют собой не непосредственно материальные блага, а некоторую правовую возможность получения таких благ от других лиц (должников по обязательствам, удостоверенным такими бумагами), предопределяет повышенный риск управления, заключающегося во вложения денежных средств в такие объекты.

В третьей главе «Специфика договора доверительного управления паевым инвестиционным фондом» рассматриваются договор доверительного управления; специфика предмета и объекта договора доверительного управления; Существенные условия договора доверительного управления, определяющие особенности управления ПИФ.

В первом параграфе 3-й главы показано, что доверительное управление исключает не только возможность выступления управляющего от имени собственника, но и возложение им обязанностей на третье лицо (тогда как агент может выступать не только от имени принципала, но и вступать в субагентские отношения, особенно при необходимости совершения действий фактического порядка). При этом доверительное управление может осуществляться как на возмездных, так и на безвозмездных началах, а агентский договор всегда является возмездным.

В сравнении с нормами, регулирующими отношения, связанные с доверительным управлением имуществом, определяются несоответствия следующего характера. Так, учредитель доверительного управления имуществом (кредитор в этом обязательстве), назначивший выгодоприобретателя, сохраняет некоторые права требования к доверительному управляющему, например в части представления отчета о его деятельности по управлению имуществом. Кроме того, чтобы получить возможность поручить совершение отдельных действий (от имени доверительного управляющего), необходимых для управления имуществом, другому лицу, доверительный управляющий должен добиться согласия на это именно учредителя, а не выгодоприобретателя.

Также не действует общее правило о расторжении договора сторонами без согласия третьего лица применительно к договору доверительного управления имуществом, заключаемому в интересах выгодоприобретателя. Прекращение договора между доверительным управляющим и учредителем предусматривается в связи с невозможностью личного исполнения доверительного управления имуществом доверительным управляющим. Учредитель вправе заявить отказ от договора и по иным причинам при условии выплаты доверительному управляющему обусловленного договором вознаграждения.

В случае отказа выгодоприобретателя от права, предоставленного ему по договору, этим правом уже не может воспользоваться учредитель, тогда как кредитору это позволительно в соответствии с п. 4 ст. 430 ГК РФ, и данное заявление является основанием для прекращения договора доверительного управления имуществом.

Вместе с тем следует признать, что все отмеченные отступления допустимы, и поэтому договор доверительного управления имуществом, заключенный в интересах выгодоприобретателя, действительно можно признать договором в пользу третьего лица. Как следует из ст. 1026 ГК РФ, договоры доверительного управления имуществом по основаниям, предусмотренным законом, могут заключаться исключительно как договоры в пользу третьего лица (собственника имущества или его наследников).

Необходимо также подчеркнуть, что учредитель доверительного управления, являющийся собственником имущества, не назначивший выгодоприобретателя, имеет самостоятельное право на получение выгод от управления его имуществом. Для этого ему вовсе не обязательно в тексте договора назначать себя выгодоприобретателем.

В случае отсутствия специального указания на выгодоприобретателя со стороны собственника - учредителя доверительного управления при заключении договора доверительного управления имуществом право на получение выгод от доверительного управления имуществом принадлежит непосредственно его учредителю как таковому (а не учредителю в качестве выгодоприобретателя).

Кроме того, договор доверительного управления следует отличать от закрепления имущества на праве хозяйственного ведения и оперативного управления за государственными (муниципальными) и иными организациями. Они отличаются друг от друга тем, что при передаче имущества в доверительное управление управляющий не приобретает правомочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом собственника, а лишь наделяется правом осуществлять данные правомочия. Кроме того, субъекты права хозяйственного ведения или оперативного управления осуществляют принадлежащие им правомочия в отношении имущества, переданного в доверительное управление, не только в интересах собственника, но и в своих интересах. Между тем доверительный управляющий осуществляет принадлежащие учредителю управления правомочия только в интересах учредителя управления или указанного им лица. Кроме того, доверительное управление - это институт обязательственного права, а право хозяйственного ведения и оперативного управления - вещные права, пределы осуществления которых устанавливаются прежде всего законом.

Во втором параграфе 3-й главы показано, что поскольку основной целью доверительного управления является получение доходов, то в договоре следует предусматривать определенный минимальный уровень этих выгод и порядок их передачи управомоченному лицу. В соответствии с п. 2 ст. 1020 ГК РФ права, приобретенные доверительным управляющим в результате действий по доверительному управлению имуществом, включаются в состав переданного в управление имущества, поэтому неуказание в договоре порядка получения выгод учредителем не затронет его прав. Учредитель является собственником данного имущества и получает приращения к нему. В тех же случаях, когда договор доверительного управления имуществом заключен в интересах выгодоприобретателя, становится неясно, как последний может получать доходы от доверительного управления, так как в ГК РФ об этом не сказано. Предлагаем внести изменения в действующий ГК РФ с тем, чтобы законодательно защитить права выгодоприобретателя. Так, ст. 1020 ГК РФ необходимо дополнить пунктом 3 следующего содержания: «В тех случаях, когда договор доверительного управления имуществом заключен в интересах выгодоприобретателя, доверительный управляющий обязан открыть на имя выгодоприобретателя счет в банке, на который будут перечисляться доходы, получаемые от доверительного управления, если договором не установлен иной порядок расчетов с выгодоприобретателем». При этом выгодоприобретатель получает права вкладчика с момента предъявления к банку первого требования (ст. 842 ГК РФ). Срок выплаты доходов выгодоприобретателю и их размер могут определяться в договоре.

Объектами доверительного управления могут быть не только любые вещи в традиционном понимании, но и обязательственные права требования, а также иное имущество.

Тем самым следует сделать вывод, что ГК РФ каких-либо ограничений на передачу в доверительное управление определенных видов объектов гражданских прав не устанавливает.

Если говорить о существующих запретах, то не могут быть переданы в доверительное управление: имущество, находящееся в хозяйственном ведении или оперативном управлении (п. 3 ст. 1013 ГК РФ); доходы от размещения бюджетных средств на банковских депозитах, за исключением случаев, предусмотренных Бюджетным кодексом РФ (ст. 236 Бюджетного кодекса РФ).

Однако эти запреты касаются не самих объектов, а их принадлежности.

В третьем параграфе 3-й главы отмечается, что применительно к договору доверительного управления паевым инвестиционным фондом стороной, которая может заявлять условия договора, относительно которых должно быть достигнуто соглашение, является только управляющая компания. Обусловлено это двумя причинами.

  1. Правила доверительного управления паевым инвестиционным фондом должны быть зарегистрированы в федеральном органе исполнительной власти по рынку ценных бумаг.
  2. Заключение договора доверительного управления паевым инвестиционным фондом осуществляется исключительно в форме присоединения.

К условиям, которые следует включать в правила доверительного управления паевым инвестиционным фондом, можно отнести, например: возможность продления срока действия договора доверительного управления паевым инвестиционным фондом (ст. 12 Закона об инвестиционных фондах); наличие у управляющей компании права передавать свои права и обязанности по договору доверительного управления паевым инвестиционным фондом другой управляющей компании (п. 5 ст. 11 Закона об инвестиционных фондах); наличие у управляющей компании права принимать решение о прекращении паевого инвестиционного фонда (ст. 30 Закона об инвестиционных фондах); присутствие в структуре паевого инвестиционного фонда агента по выдаче, погашению и обмену инвестиционных паев (п. 2 ст. 24, ст. 27 Закона об инвестиционных фондах); право управляющей компании приостанавливать выдачу, погашение и обмен инвестиционных паев (п. 1 ст. 29 Закона об инвестиционных фондах); возможность специализированного депозитария привлекать к исполнению его обязанностей другой специализированный депозитарий (п. 4 ст. 42 Закона об инвестиционных фондах) и т.д.

Таким образом, в сравнении с общей моделью доверительного управления, предусмотренной гл. 53 ГК РФ, Закон об инвестиционных фондах предъявляет значительно более жесткие требования к форме договора доверительного управления паевым инвестиционным фондом и его существенным условиям.

В заключении приведены основные выводы по проведенному исследованию. Подчеркивается, что в последнее время возникла и постоянно усиливается тенденция, когда новые экономические инструменты (преимущественно заимствованные из-за рубежа), правовая природа которых не соответствует  существу ценной бумаги, провозглашаются таковой, после чего начинается пересмотр самой теории ценных бумаг, как, якобы, уже «не отображающей современные экономические реалии».

Инвестиционный пай, не являющийся по своей правовой природе ценной бумагой, не может быть также признан и долей в праве общей долевой собственности на паевой инвестиционный фонд. Специфические черты, характеризующие инвестиционный пай (прежде всего фиксированность), лишают его свойств, присущих долям в праве общей собственности (таких как автоматическое слияние друг с другом при попадании в собственность одно лица), и в то же время придают ему такие качества, которые приводят к неразрешимым как с позиций теории, так и практики логическим и юридическим противоречиям (допущению существования общей собственности при одном только собственнике, возникновению общей долевой собственности на долю в праве собственности).

Присущие инвестиционному паю признаки, обусловливаемые возлагаемой на него дискреционной функцией, заставляют квалифицировать его не в качестве самостоятельного объекта гражданских прав, а в качестве юридико-технического средства определения величины другого, истинного объекта – доли в праве собственность на ПИФ.

При осуществлении правовой регламентации паевых инвестиционных фондов в рамках обязательства по доверительному управлению имуществом не была учтена специфика самого имущества таких фондов, являющегося материальным объектом указанного обязательства и, соответственно, оказывающего самое непосредственное влияние на остальные элементы данного обязательства (юридический объект, содержание).

Во-первых, исходным элементом указанного имущества являются денежные средства, которые изначально передаются в управление и сама природа которых однозначно предопределяет содержание действий, составляющих юридический объект обязательства по доверительному управлению ими: это распоряжение ими.

Во-вторых, основным видом активов паевого инвестиционного фонда в процессе доверительного управления им (активом, в который, собственно, и осуществляется вложение переданных в управление средств) являются ценные бумаги. Объектная специфика ценных бумаг, выражающаяся в том, что они удостоверяют относительные имущественные права и, таким образом, представляют собой не непосредственно материальные блага, а некоторую правовую возможность получения таких благ от других лиц (должников по обязательствам, удостоверенным такими бумагами), предопределяет повышенный риск управления, заключающегося во вложения денежных средств в такие объекты.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования, формулируются основные выводы.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

публикации в изданиях, предусмотренных перечнем ВАК

Министерства образования и науки РФ:

1. Ножкин С.А. Специфика функционирования паевых инвестиционных фондов на рынке ценных бумаг/ С.А.Ножкин  // Вестник Северо-Осетинского государственного университета им.К.Л.Хетагурова – Владикавказ - 2012.- №1.- С.94-97 (0,5 п.л.).

2. Ножкин С.А., Колиева А.Э. Законотворческая функция государственной власти в сфере правового регулирования паевых инвестиционных фондов в РФ/ С.А.Ножкин, А.Э.Колиева  //Вестник Северо-Осетинского государственного университета им.К.Л.Хетагурова – Владикавказ - 2012.- №1.- С.78-80 (0,4 п.л.).

3.Ножкин С.А. Понятие и правовая природа паевого инвестиционного фонда / С.А.Ножкин  // Бизнес в законе – Москва - 2010. - № 2. - С. 119-121 (0,3 п.л.).

4. Ножкин С.А. Договорная система в паевом инвестиционном фонде/ С.А.Ножкин  // Общество и право – Краснодар – 2010. - №1. - С. 123-126 (0,4 п.л.).

Публикации в иных изданиях:

5. Ножкин С.А. Ценные бумаги как объект гражданских прав / С.А.Ножкин  //Бюллетень Владикавказского института управления. - Владикавказ. – 2012. -№38. – С.45-49 (0,5 п.л.).

6.  Ножкин С.А. Существенные условия договора доверительного управления, определяющие особенности управления паевым инвестиционным фондом/ С.А.Ножкин  // Вестник Краснодарского университета МВД России. – Краснодар. – 2012. - №1(17). – С.85-88 (0,4 п.л.).

7. Ножкин С.А. Проблемы правовой природы инвестиционного пая/ С.А.Ножкин  // Тенденции развития законодательства и правоприменительной  практики: история и современность. Международная научно-практическая  конференция. Краснодар: Изд-во Краснодарской ЦНТИ. - 2011. - С. 124-127  (0,5 п.л.).

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.