WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Загорский Геннадий Николаевич

ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА ДРЕВНЕРУССКОГО И РОССИЙСКОГО

ГОСУДАРСТВА В СФЕРЕ РЕГЛАМЕНТАЦИИ ПОРЯДКА

ОФОРМЛЕНИЯ ЗАВЕЩАНИЯ

12.00.01. – Теория и история  права и государства;

история учений о праве и государстве

12.00.03. – Гражданское право; предпринимательское право;

  семейное право; международное частное право.

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Ставрополь – 2012

Диссертация выполнена в

ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный университет»

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор

Медведев Станислав Николаевич

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор,

заведующий кафедрой теории и истории государства и права Пятигорского филиала

Российского государственного

торгово-экономического университета

Некрасов Евгений Ефимович

доктор юридических наук, профессор,

профессор кафедры гражданского

и международного частного права

Волгоградского государственного университета Рыженков Анатолий Яковлевич

Ведущая организация: Южный федеральный университет

Защита диссертации состоится 29 мая 2012 года в 14 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций ДМ 212.256.12 при ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный университет» (г. Ставрополь) по адресу: 355009, Ставрополь, ул. Пушкина, 1, корпус 1а, ауд. 210.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный университет».

Автореферат разослан «____» апреля 2012 г.

Учёный секретарь

совета по защите докторских

и кандидатских диссертаций ДМ 212.256.12,

кандидат юридических наук, доцент Т.И. Демченко

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Важную роль в жизни любого современного общества играет правовая политика, поскольку она направлена на упорядочение его правовой сферы. Четких и застывших границ правовой политики не существует, при общей относительной стабильности эта политика все же меняется, в ней появляются новые направления. По своим признакам правовая политика явно входит в круг явлений, подлежащих исследованию в общей теории государства и права, но наряду с обобщающей категорией правовой политики, несомненно, существуют и ее отраслевые разновидности (уголовно-правовая политика, политика в области занятости, государственно-правовая курортная политика и др.). В этой связи имеются теоретические и практические предпосылки ставить вопрос о наследственно-правовой политике, одним из направлений которой является регламентация порядка оформления завещания.

Правовая политика – это политика, основанная на праве. Правовые основы государственной политики в сфере порядка оформления завещательных распоряжений имеют многовековую историю развития. Еще римские юристы, труды которых стали основой построения правовых институтов во многих европейских странах, придавали большое значение порядку выражения предсмертной воли завещателя. Исследование данного вопроса в историческом аспекте приобретает особую актуальность, поскольку позволяет выявить истоки формирования правил оформления завещаний, проанализировать и систематизировать теоретические знания и практический опыт их применения в целях совершенствования правовой политики на современном этапе.

Конституция РФ 1993 года  гарантирует право наследования (ч. 4 ст. 35), с которым связывается стабильность имущественных отношений в обществе. В содержание этого права входит возможность получить имущество после смерти умершего лица и возможность распорядиться своим имуществом на случай смерти. Иными словами, государство гарантирует как право на приобретение наследства, так и право на составление завещания. Закрепление данной гарантии является закономерным отражением государственной социальной политики, направленной на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие личности.1

Таким образом, теоретическая и практическая значимость изучения правовой политики в сфере регламентации порядка оформления завещания связана с конституционным характером права наследования, в том числе и права на составление завещания.

Развитие частного права выступает одним из приоритетов правовой политики современного российского государства. В соответствии с Распоряжением Правительства РФ от 27.02. 2008 г. «Об утверждении программы фундаментальных научных исследований государственных академий наук на 2008 – 2012 годы»2 требуется проведение анализа основных прав и свобод человека и гражданина и разработка юридических гарантий и механизма их реализации. Указом Президента РФ от 18.07. 2008 г. «О совершенствовании  Гражданского кодекса  Российской Федерации»3

определена  концепция по развитию гражданского законодательства Российской Федерации, из которой следует необходимость внесения изменений в Гражданский кодекс РФ с учетом опыта его применения и толкования судом, а также использования положительного опыта модернизации гражданских кодексов ряда европейских стран. 

Это определило выбор темы диссертационного исследования.

Степень разработанности темы.  Следует отметить большое количество работ, посвященных исследованию феномена «правовая политика». Некоторые работы освещают отдельные аспекты российской правовой политики в сфере частного права (В.А. Малько). Отдельные аспекты правовой политики в сфере регламентации порядка оформления завещания рассматривалась как в дореволюционной, так и в советской и современной науке. Наибольшее внимание исследователей было направлено на изучение норм о форме завещания, как составной части правового института «наследование по завещанию» (М.Ю. Барщевский , Т.П. Великоклад, М.В. Гордон, Р.Ю. Закиров, О.В. Кутузов, Т.Д. Чепига, и др.). Специальные работы, посвященные правовой регламентации порядка оформления завещания, принадлежали таким дореволюционным ученым, как А. Митькевич, В. Сахаров. В современный период было выполнено диссертационное исследование «Эволюция формы завещания  в древнерусском и российском праве X – XXI в.в.» (И.А. Комаревцева). Однако все эти работы при рассмотрении указанной проблемы ограничивались либо узкими хронологическими рамками или анализировали правовую регламентацию порядка оформления завещания вне связи с осуществляемой государством правовой политикой.

Вопросы становления и развития правовой политики в сфере регламентации порядка оформления завещания не получили должного освещения в науке.  Потребность в разработке заявленной темы обусловлена эпизодичностью, фрагментарностью и неполнотой существующих исследований вопроса правовой политики в сфере регламентации порядка оформления завещания и правового регулирования соответствующих отношений как средства её реализации.

Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, связанные с правовой  политикой древнерусского и российского государства в сфере регламентации порядка оформления завещаний на различных исторических этапах развития отечественного наследственного права.

Предметом диссертационного исследования являются понятия и правовые нормы, отражающие политику древнерусского и российского государства  в сфере регламентации порядка оформления завещания.

Цель исследования состоит в комплексном изучении историко-правового опыта осуществления правовой политики в сфере регламентации порядка оформления завещания, направленном на выявление её особенностей.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие конкретные задачи:

- выявить исторические предпосылки возникновения отношений, связанных с оформлением завещательных распоряжений и зарождения правовой политики в сфере регламентации порядка оформления завещания;

- рассмотреть представления о порядке оформления завещания на разных этапах исторического развития древнерусского и российского государства;

- охарактеризовать правовую политику в сфере регламентации порядка оформления завещания в период конца XVII – начало ХХ веков и в советский период;

- исследовать особенности правовой политики в сфере регламентации порядка оформления завещания в современный период российской истории;

- показать отношение государства к соблюдению формы завещания как необходимому условию признания его юридической силы;

- охарактеризовать современное состояние и пути совершенствования правового регулирования порядка оформления нотариального завещания;

- проанализировать правовое регулирование порядка оформления завещания, приравниваемого к нотариально удостоверенному и завещательных распоряжений правами на денежные средства в банках;

- выявить специфику правового регулирования порядка оформления закрытого завещания;

- рассмотреть особенности порядка оформления завещания в чрезвычайных обстоятельствах.

Теоретическую основу составили труды дореволюционных, советских и современных ученых, специалистов в области истории и теории российского права и государства, в числе которых:  С.С. Алексеев, В.М. Баранов, П.П. Баранов, И.Д. Беляев, М.Ф. Владимирский-Буданов, Д.М. Генкин, И.А. Исаев, В.О. Ключевский, О.Э. Лейст, М.Н. Марченко, С.Н. Медведев, В.В. Момотов, К.А. Неволин, И.Б. Новицкий, С.В. Пахман, И.В. Рабинович, Л.Г. Свечникова, В. Сергеевич, О.И. Чистяков, Д.Ю. Шапсугов, и др. Также в работе использовались исследования по истории наследственного права, авторами которых являются: А.А. Башмаков, Л.М. Немков, В. Никольский, П.В. Полежаев, Л. Руднев, П. Цитович, и др.

В основу работы легли научные исследования, касающиеся понятия правовой политики, авторами которых являются: М.Г. Богданович, Н.В. Исаков, А.П. Коробова, A.B. Малько, Н.И. Матузов, В.А. Рудковский, О.Ю. Рыбаков, и др.

Работа опирается как на труды отечественных ученых, исследовавших правовое регулирование порядка оформления завещания: М.Ф. Абраменков, К. Анненков, Б.С. Антимонов, Г.В. Бертголдт, К.А. Граве, Л.Ю. Грудцына, В.К. Дроников, Д.И. Мейер, П.С. Никитюк, К.П. Победоносцев, В.И. Серебровский, В.И. Синайский, Е.А. Суханов, М.В. Телюкина, Ю.К. Толстой,  С.С. Шевчук, Г.Ф. Шершеневич, М. Шимановский, Э.Б. Эйдинова, К.Б. Ярошенко и др., так и зарубежных правоведов: C. Bernard-Xemard, T. Kipp, H. Coing,  M. Ivens,  M. Nicod, D. Liepold.

Методологическая основа исследования представлена системой общенаучных, частнонаучных и специально-научных методов. Ведущее место среди общенаучных методов занимает всеобщий диалектико-материалистический метод, который позволил акцентировать внимание не только на выявлении особенностей и определении понятия исследуемого явления, но и на его связи с другими явлениями и институтами. Также использовались метод историзма и всесторонности исследования, метода сравнения, анализа и синтеза, системного и структурного подхода. В качестве частнонаучных методов применялись метод выработки правовых решений, метод толкования норм права, формально-юридический метод, которые позволили выработать практические рекомендации по совершенствованию действующего законодательства. Среди используемых специально-научных методов может быть назван статистический метод.

Нормативная основа настоящего исследования представлена российским дореволюционным, советским и современным законодательством, регулирующим отношения по оформлению завещания: Договор Олега с греками 911 года, Кормчая книга, Русская Правда в Пространной редакции, Псковская судная грамота, Судебники 1497 и 1550 года, Соборное уложение 1649 года, отдельные нормативно-правовые акты трех серий «Полного собрания законов Российской империи» и ряд кодифицированных актов, содержащихся в «Своде законов Российской империи», Положение Кавказского комитета от 11 октября 1869 года о временных правилах нотариального порядка совершения завещаний в Закавказских и Ставропольских губерниях, Проект Гражданского уложения 1905 года и др. В ходе исследования проводился сравнительный анализ кодифицированных актов гражданского законодательства зарубежных государств по вопросам, связанным с порядком оформления завещаний (Brgerliches Gesetzbuch (BGB) 1896, Cdigo Civil espaol 1889, Il Codice Civile Italiano 1942, Civil Code of the Philippine 1949, Codigo Civil de Mexico 1928, Code Civil Suisse 1907 и др.)

Эмпирической основой исследования выступают материалы нотариальной и судебной практики, статистические данные Федеральной нотариальной палаты Российской Федерации, разъяснения Верховного Суда Российской Федерации,  информационные обзоры и обобщения. Несомненную эмпирическую ценность, с точки зрения более полного и детального раскрытия заявленной темы, представляют опубликованные тексты завещаний, в том числе берестяные грамоты, а также завещания, составленные при участии местных органов нотариата и хранящиеся в Государственном архиве Ставропольского края, впервые вводимые в научный оборот.

Научная новизна работы заключается в том, что она представляет собой одно из первых комплексных историко-правовых исследований, посвященных вопросам правовой политики древнерусского и российского государства в сфере регламентации порядка оформления завещаний. В работе выявлены исторические предпосылки правового регулирования отношений в сфере оформления завещания. Изложено авторское видение этапов становления и развития правовой политики в сфере регламентации порядка оформления завещания и указаны их особенности. В работе раскрыто содержание понятия правовой политики в сфере регламентации порядка оформления завещания. Впервые с правовых позиций освещены социально-экономические аспекты правовой политики в сфере регламентации порядка оформления завещания. Внесены предложения по совершенствованию законодательства о порядке оформления завещания.

На защиту выносятся следующие положения и выводы, обладающие элементами научной новизны:

1. Правовая политика в сфере регламентации порядка оформления завещания выражается в определении цели, направленной на содействие стабилизации имущественных отношений в обществе, в разработке и совершенствовании на её основе правовых норм, закрепляющих:

- организационно-правовой аспект: определение органов, должностных и иных лиц, участвующих в оформлении завещания;

- содержательно-правовой аспект: наделение органов и должностных лиц полномочиями, определение статуса свидетелей и рукоприкладчиков и т.п.;

- формально-правовой аспект: закрепление порядка оформления завещания;

- финансовый аспект: установление вида и размера взимаемых за совершение завещания платежей.

2. Выделены этапы формирования и развития регламентации порядка оформления завещания как одного из аспектов правовой политики древнерусского и российского государства:

I этап (Х  – конец XVII в.в.): фактическим регулятором отношений по оформлению завещаний выступало церковное право, а исходящие от государства нормы лишь отражали предписания церковного права, самостоятельное значение имели нормы обычного права.

II этап (конец XVII  – начало ХХ в.в.): сформировалась российская правовая политика, средством реализации которой стало  исходящее от государства позитивное право, регулирующее отношения по оформлению завещания.

III этап (1918 – 1922 г.г.): произошла отмена института наследования по завещанию, отсутствовала регламентация порядка оформления завещания, что отражало в целом правовую политику государства.

IV этап (1922  – 2001 г.г.): имело место возрождение правовой регламентации порядка оформления завещания. Правовая политика в этой сфере была направлена на постепенное расширение принципа свободы завещания.

V современный этап, который начался в 2001 году и продолжается по настоящее время: правовая политика российского государства в сфере регламентации порядка оформления завещания базируется на принципах приоритета наследования по завещанию перед наследованием по закону, свободы завещания, тайны завещания.

3. В условиях формирования предпосылок правовой политики в сфере регламентации порядка оформления завещания применялись различные источники права: обычаи (на них была основана устная форма завещания), нормы церковного права (предусматривали письменную форму завещания), нормы светского права (они дублировали положения церковного права). Следствием этого явилось признание двух форм завещания – устной и письменной.

4. В эпоху Петра I особенностью правовой политики в сфере регламентации порядка оформления завещания явилось ослабление роли духовенства и возрастание роли органов светской власти, которые принимали непосредственное участие в совершении завещаний, что вытекало из требования совершать завещания крепостным порядком. Это определило публичный характер предсмертного волеизъявления физических лиц. Завещательные распоряжения стали представлять собой не священный обряд, а приобрели характер гражданско-правовой сделки, сопряженной с выполнением наследодателем юридических действий. Государством стало признаваться распоряжение имуществом на случай смерти, совершенное в письменной форме при участии свидетелей и подьячего (дьяка). В то же время до 1823 года сохранялась практика совершения завещаний в устной форме.

5. Социальная обусловленность российской правовой политики в сфере регламентации порядка оформления завещания в дореволюционный период проявлялась, в частности, в дифференциации формы и порядка совершения завещания в зависимости от различных критериев: сословной, религиозной принадлежности завещателя и др. Например, наличие особых правил совершения завещаний членами императорской фамилии, представителями крестьянства, иноверцами.

6. Особенность России как аграрной страны выражалась в наличии особой правовой политики в отношении наследодателей-крестьян, как наиболее многочисленного сословия. Спецификой этой политики являлась двойственность правового регулирования отношений по оформлению завещаний в среде крестьян, которая выражалась в применении положительных норм, составляющих писаное право, и правил, вытекающих из обычаев, причем последние не всегда согласовывались с нормами законодательства. Следствием этого стало использование в крестьянском быту устной и письменной формы завещания.

7. Анализ проекта Гражданского уложения 1905 года позволяет выделить следующие тенденции развития правовой политики российского государства в сфере регламентации порядка оформления завещания: значительное снижение влияния церковного права на правовое регулирование отношений по оформлению завещания; сохранение сословного характера правового регулирования отношений по оформлению завещания. Доктринальная идея разработчиков проекта Гражданского уложения об уравнивании гражданского-правового статуса крестьян с представителями других сословий, в том числе в сфере оформления завещания, не нашла своего воплощения в нормах проекта. Это свидетельствовало о том, государство уклонилось от решения этого политического вопроса.

8. Правовая политики в сфере регламентации порядка оформления завещания на различных исторических этапах характеризовалась: во-первых, обусловленностью существующими в обществе экономическим отношениями, что нашло выражение в дифференциации формы завещания в зависимости от вида завещаемого имущества, во-вторых, социальной направленностью, которая проявилась в расширении возможности распорядиться имуществом на случай смерти путем установления правил составления завещаний лицами, находящимися в особых условиях.

9.  Установленный законодательством порядок нотариального удостоверения завещаний от имени неграмотных лиц и лиц с физическими недостатками  не исключает возможности составления «заочного» завещания, без активного участия завещателя, что может привести к злоупотреблениям и получению выгоды недобросовестными лицами. В целях создания дополнительных гарантий обеспечения подлинности воли указанных лиц, выраженной в завещании, а также с учетом исторического опыта решения данного вопроса, предлагаем дополнить ст. 1125 ГК РФ нормой следующего содержания: «При составлении и нотариальном удостоверении завещания от имени неграмотного, слепого лица, необходимо присутствие не менее двух свидетелей. Если завещатель слепоглухонемой, неграмотный глухой и (или) немой, то необходимо также присутствие двух сурдопереводчиков (тифлосурдопереводчиков)». Необходимость подобной нормы также предопределена социальной политикой в отношении инвалидов, которая базируется на Стандартных правилах обеспечения равных возможностей для инвалидов (приняты Генеральной Ассамблеей ООН 20 января 1993 года).

10. При исследовании порядка оформления завещания в чрезвычайных обстоятельствах обоснована целесообразность изменения формулировки п. 2 ст. 1129 ГК РФ, которая может быть изложена следующим образом: «Завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах утрачивает силу по истечении трех месяцев с момента, когда у завещателя появилась возможность совершить завещание в какой-либо иной форме. Течение срока приостанавливается на время, когда завещатель теряет возможность совершить завещание по правилам, предусмотренным статьями 1124 – 1128 Гражданского кодекса РФ». 

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что его выводы и положения могут быть использованы при последующей научной разработке указанной проблематики, а также при формировании современной правовой политики в сфере регламентации порядка оформления завещания и  совершенствовании российского законодательства о форме завещания с учетом имеющегося отечественного правового опыта в данной сфере. Результаты исследования могут использоваться для преподавания дисциплин: история государства и права, теория государства и права, наследственное право, нотариат.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования изложены в семи опубликованных научных работах. Результаты исследования докладывались на межвузовских научных и научно-практических конференциях, посвященных проблемам совершенствования гражданского законодательства Российской Федерации, а также используются автором при проведении юридических консультаций населению. Теоретические выводы и положения проведенного исследования обсуждались на заседаниях кафедры гражданского права и процесса Ставропольского государственного университета. Положения, выводы диссертационного исследования, приняты в качестве рекомендаций при рассмотрении гражданских дел по наследственным спорам в Промышленном районном суде г. Ставрополя. В настоящее время результаты данного исследования используются автором в ходе преподавания дисциплины «Правоведение» в ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный аграрный университет»

Объем и структура диссертации. Структура диссертации определяется целью и задачами исследования и включает в себя введение, две главы, состоящие из восьми параграфов, заключение и список использованных источников.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обоснована актуальность темы исследования, отмечена степень ее научной разработанности, определены цель, задачи, объект и предмет исследования, показана его теоретическая, эмпирическая и нормативная основа, отражены его научная новизна, теоретическая и практическая значимость, сформулированы выносимые на защиту положения и выводы, раскрыты методы исследования, приведены данные о структуре работы и научной апробации её результатов.

Глава первая «Становление и развитие правовой политики древнерусского и российского государства в сфере регламентации порядка оформления завещания» включает параграфы, посвященные анализу возникновения общественных отношений по оформлению завещательных распоряжений и зарождению правовой политики в сфере регламентации порядка оформления завещания (X-XVII в.в.) (§ 1); правовой политики в сфере регламентации порядка оформления завещательных распоряжений в эпоху Российской империи (к. ХVII – н. XX в.в.) (§ 2); особенностей правовой политики в сфере регламентации порядка оформления завещания в советский период (§ 3).

Первоначально исторически закономерной была словесная форма завещания, которая заключалась в устном распределении имущества наследодателя между сородичами непосредственно перед смертью, а гарантией исполнения предсмертной воли выступала угроза умирающего живым об ответственности перед судом Божьим за неисполнение завета, а также приглашение в качестве свидетелей духовного отца и близких людей. Такой порядок основывался на действующих в то время народных обычаях.

По мере дальнейшего развития общества, когда наблюдается ослабление родовых отношений, возникает необходимость в правовых предписаниях общеобязательного характера. Так появляется первый наиболее крупный памятник периода Древней Руси – Русская Правда. В отношении Русской Правды нами сделан вывод о том, что в ней не содержалось четких положений о требованиях, предъявляемых к форме завещания - «ряда». В научной литературе преобладает мнение об исключительно устном способе раздела имущества наследодателя (М.Ф. Владимирский-Буданов, К.А. Неволин и др). Между тем, учитывая, что письменность к этому времени уже появилась на Руси, не следует исключать возможности составления «ряда» в письменной форме в виде духовной грамоты и можно трактовать условие «без языка ли умретъ» в более широком значении как полное отсутствие волеизъявления в той или иной форме. Исследование сущности ряда позволило нам с большой степенью вероятности предположить устную форму предсмертного волеизъявления.

Для полноты анализа особенностей регламентации порядка оформления завещания в рассматриваемый период диссертант обратился к нормам договора князя Олега с греками 911 года, содержание которых свидетельствует о письменной форме завещательных распоряжений, именуемых «обряжение».

Нами также были изучены нормы церковного права, которые стали формироваться с введением христианства на Руси в 988 году. В работе отмечается, что именно благодаря христианству в древнерусском государстве появились завещания в строгом смысле этого слова, которые назывались духовными грамотами. Несмотря на требования духовных властей оформлять завещания в письменной форме, весьма распространенными были и устные завещания. На наш взгляд, это обстоятельство можно объяснить тем, что действующие на Руси византийские нормы не имели общеобязательной силы, так как государство не выработало никаких гарантий их исполнения. Нами отмечается, что соблюдение требований к составлению завещания, предусмотренных церковными законами обеспечивалось лишь совестью и внутренними убеждениями завещателя. Таким образом, завещание в данный период имеет черты не столько гражданско-правовой сделки, сколько религиозного обряда.

Диссертант делает предположение, что требование письменной формы для «обряжения» и для «духовной грамоты» является результатом влияния византийского законодательства и не отражает особенностей правовой регламентации порядка оформления завещания на Руси в древний период.

С появлением письменности на Руси волеизъявление завещателя фиксируется на пергаменте или бересте, о чем свидетельствуют найденные учеными берестяные грамоты того времени. Полагаем, что на первых порах запись  не была мерой защиты завещания от подлога, а выступала способом закрепления памяти, чтобы ничего не забыть и не перепутать из предсмертных распоряжений завещателя. Памятники законодательства периода феодальной раздробленности (Псковская судная грамота) закрепляли письменную форму завещания – «рукописания» и не регламентировали порядка его совершения.

Изучение порядка совершения завещания периода русского централизованного государства проводилось нами, главным образом, на основе положений Судебников 1497 и 1550 года, а также Соборного Уложения 1649 года. Судебники не содержали норм, подробно регламентирующих наследование по завещанию, его необходимые реквизиты и порядок совершения. Это свидетельствует о том, что особенностью российской наследственно-правовой политики в сфере регламентации порядка оформления завещания являлось отсутствие исходящих от государства норм, регулирующих соответствующие общественные отношения. По нашему мнению причина подобного «молчания» законодателя объясняется фактом регулирования порядка совершения завещания нормами церковного права. Анализ содержания Соборного Уложения 1649 года позволяет нам сделать вывод, что только некоторые нормы косвенным образом были посвящены регулированию порядка оформления завещания (ст. 64, ст. 250).

В результате изучения отдельных узаконений (1557 г., 1680 г., 1690 г.), нами отмечено, что государство, с одной стороны, подтверждало установленный духовной властью порядок составления завещания, а с другой стороны, допускало устные завещания в виде заявлений перед духовными отцами, которые опрашивались после смерти завещателя.

Итак, до конца XVII века правовая политика древнерусского и российского государства в сфере регламентации порядка оформления завещания характеризовалось следующими особенностями: фактическим регулятором отношений по оформлению завещаний выступало церковное право, а исходящие от государства нормы лишь отражали предписания церковного права.

К концу XVII века начинает складываться абсолютная монархия, которая обусловила новый период развития государственности и законодательства. По мнению автора, именно с правлением Петра I следует связывать формирование российской правовой политики, средством реализации которой стало  исходящее от государства позитивное право, регулирующее отношения по оформлению завещания. В связи с этим, мы обращаемся к анализу понятия «правовая политика». В итоге рассмотрения точек зрения дореволюционных и современных правоведов, мы предлагаем определение дефиниции «правовая политика в сфере регламентации порядка оформления завещания».

При Петре I коренным образом изменяется государственно-правовая политика в сфере регламентации порядка оформления предсмертной воли - роль духовенства ослабевает, и уже органы светской власти принимают непосредственное участие в совершении завещаний, что вытекает из требования совершать завещания крепостным порядком. Тем самым оформление предсмертной воли граждан приобретает публичный характер. Завещательные распоряжения теперь представляют собой не священный обряд, а приобретают характер гражданско-правовой сделки, сопряженной с выполнением наследодателем юридических действий. Государством признается распоряжение имуществом на случай смерти совершенное только в письменной форме при участии свидетелей и подьячего (дьяка). Порядок совершения завещания различается в зависимости от стоимости завещаемого имущества. Вводится требование писать завещание на гербовой бумаге.

Впервые на законодательном уровне Петром I были заложены основы института особенного завещания:  Морской Устав от 13 января 1720 года предусматривал возможность составить завещание на корабле по особым правилам при участии специального лица – секретаря (военно-морское завещание).

Свидетельствование завещаний у крепостных дел являлось единственно возможным способом распорядиться имуществом на случай смерти вплоть до восхождения на российский престол Екатерины I, указом которой санкционировалось составление завещаний домашним порядком, при котором участие органов публичной власти было минимальным (явка завещаний к засвидетельствованию). При написании домашнего духовного завещания допускалось использование простой бумаги, но при условии уплаты в последующем при явке гербовой пошлины. В законе расширился перечень обстоятельств, в которых допускалось совершение завещаний по особым правилам, появились «военные завещания» по аналогии testamentum in procinctu;  «заграничные» завещания; завещания вдов. В связи с этим некоторые должностные лица (служащие посольств, консульств, полковых канцелярий и пр.) были наделены полномочиями, позволяющими участвовать в процедуре совершения особенного завещания. Правовая регламентация оформления предсмертной воли в этих случаях имела свою специфику. В то же время устная форма завещаний перестает отвечать духу времени (за исключением завещаний в селах и деревнях) и окончательно утрачивает свое значение (1823 год), уступая место единственно возможной письменной форме волеизъявления по распоряжению имуществом на случай смерти. Участие свидетелей при составлении домашних завещаний, сохраняя свое значение как гарантии исполнения в последующем истинной воли наследодателя, при этом обретает более детальную регламентацию со стороны закона.

Анализ ч.1 т. Х Свода законов позволил нам выделить следующие виды завещаний: домашнее духовное завещание, нотариальное завещание, особенное завещание. Государство признавало огромное значение завещания как акта по распоряжению имуществом, вследствие чего для всех видов завещаний устанавливалась единственно возможная форма – письменная, в отношении устных завещаний содержалось категоричное предписание об их недопустимости (ст. 1023 ч.1 т. Х Свода законов). 

В законе достаточно подробно регламентировался порядок совершения завещания: устанавливались требования к качеству бумаги, к подписи завещателя, к скрепе завещания по листам, определялся статус свидетелей, рукоприкладчика, переписчика и т.п. Нами отмечено, что особо оговаривался порядок совершения нотариальных завещаний глухонемыми, глухими, немыми лицами, учитывая тем самым права и интересы этой категории лиц.

Также делается вывод о наличии связи между формой завещания и видом завещаемого имущества: родовые и временно заповедные имения представляли собой особо ценный вид недвижимости, поэтому представляется обоснованным, что законодатель предусмотрел особый способ распоряжения ими на случай смерти, путем нотариального или квалифицированного домашнего завещания.

Проведенный на основе норм Свода законов анализ института «особенного завещания» позволяет предположить, что в сфере регламентации порядка оформления завещания политика государства была направлена на обеспечение интересов представителей армии и флота. Ведь именно военно-походные и военно-морские завещания получали силу нотариальных актов. Институт особенного завещания не лишен влияния религиозного фактора, что выражается в наличии особых правил составления госпитальных завещаний иноверцами.

В результате изучения правовых норм, регламентирующих порядок совершения крестьянского завещания, диссертант выделяет ряд принципиальных моментов, характеризующих правовую политику в этой сфере. Во-первых, соответствующие отношения регулировались не только положительными нормами, составляющими писаное право, но и правилами, вытекающими из обычаев, причем последние не всегда согласовывались с нормами законодательства.  При этом непосредственно сам законодатель признавал за обычаями юридическую силу, предоставив органам юстиции разрешать спорные дела на основании местных обычаев. Полагаем, подобное санкционирование свидетельствовало о двойственности правового регулирования отношений по оформлению завещаний в среде крестьян, что являлось особенностью правовой политики российского государства в сфере регламентации оформления завещаний в рассматриваемый период. Во-вторых, порядок составления завещания зависел от местности, в которой проживал крестьянин. В-третьих, в крестьянской среде форма завещаний была двоякой: устная и письменная, эти формы существовали параллельно и обладали одинаковой юридической силой. Словесные завещания (изустные завещания, устные памяти, устные приказы) явно преобладали в крестьянском быту большинства местностей. Отсутствовали единые правила совершения устного крестьянского завещания.

В работе отмечается наличие специфики в правовом регулировании  отношений наследования, в том числе оформления завещания для членов императорской фамилии. Соответствующие нормы содержались в ст.ст. 211 - 216 ч. 1 т. 1 Свода законов, главе V «О гражданских правах Членов Императорского Дома». В отличие от рядовых подданных Российской империи, члены императорской фамилии имели возможность составить не только открытое, но и тайное завещание. Тайное завещание могло быть составлено только при условии получения предварительного разрешения Императора на его составление, кроме того, содержащиеся в нем распоряжения не должны были касаться дворцовых или родовых имений. Из этого следует, что порядок оформления завещания членами императорской фамилии был обусловлен видом завещаемого имущества. Принимая во внимание наличие особых правил совершения завещаний членами императорской фамилии, мы приходим к выводу, что особенность правовой политики российского государства в сфере регламентации оформления завещания в дореволюционный период  заключалась в дифференциации формы и порядка совершения завещания в зависимости от сословной принадлежности завещателя.

Проведенный анализ норм проекта ГУ, содержащих правила об оформлении завещания, позволил нам предположить, что российская правовая политика в сфере регламентации порядка оформления завещаний не была направлена на кардинальное реформирование законодательства, а имела своей целью определенное качественное преобразование гражданско-правового регулирования в соответствующей сфере. Практически это было реализовано путем усовершенствования законодательной техники (были устранены пробелы и противоречия), путем приобщения к римскому правовому наследию (заимствование положений из западноевропейского законодательства).

Сравнивая нормы о свидетелях и рукоприкладчике, содержащиеся в Проекте ГУ и в Своде законов, мы обращаем внимание на то, что запрет быть свидетелем и рукоприкладчиком перестал распространяться на старообрядцев и раскольников, на лиц, отлученных от церкви по приговору церковного суда. Кроме того, домашнее завещание теперь подписывалось собственноручно завещателем и свидетелями в числе не менее двух, то есть в отличие от Свода законов, проект ГУ не придавал свидетельству духовного отца особого значения. На наш взгляд, подобный либерализм, является свидетельством изменения наследственно-правовой политики в сторону преодоления влияния церковного права, закрепления светского характера правового регулирования наследственных отношений.

Отдельно диссертант остановился на рассмотрении вопроса о том, насколько эффективно Проект ГУ справился с решением проблем действующего имперского законодательства, которые имели выраженный политический характер. Речь, в частности, идет о преодолении сословного характера правового регулирования определенных общественных отношений, в том числе связанных с оформлением завещания. Наиболее остро стоял вопрос о правовом статусе крестьян.

В ходе изучения норм раздела V «Особые порядки наследования», главы II «Наследование после крестьян» Проекта ГУ, автор отмечает, что правила о наследовании после крестьян были отнесены к особым порядкам наследования, то есть составляли исключение из общих правил о наследовании. В итоге мы приходим к выводу, что Проект ГУ не лишал возможности крестьян составить завещание по общим правилам, что являлось шагом по направлению сближения правовых возможностей крестьян и представителей других сословий. Однако, вряд ли эта цель могла быть достигнута, учитывая, что предлагалось оставить в силе ранее действующие особые правила составления крестьянских завещаний.

Коренные изменения общественных отношений в России после 1917 года обусловили построение новой правовой системы, которая и в теории и на практике впоследствии получила название советской. В области регулирования наследственных отношений принципиальное значение имел Декрет ВЦИК "Об отмене наследования" от 27 апреля 1918 г. В ст.1 Декрета устанавливалось, что "наследование как по закону, так и по духовному завещанию отменяется».  В связи с отменой института наследования по завещанию, не приходится говорить и о правовой регламентации порядка оформления завещания в рассматриваемы период. Также очевидным представляется вывод, что в первые годы советской власти советский законодатель отказался от принципа свободы завещания, что отражает в целом правовую политику государства на тот период, так как новая идеология не признавала частной собственности и призывала любыми путями лишить граждан данного блага.

Только с переходом государства к новой экономической политике в 1922 году происходит существенный сдвиг в развитии правового регулирования совершения завещательных распоряжений – принимается Гражданский кодекс РСФСР 1922 года. Из буквального толкования положений кодекса следует, что государством не признавались не только устные завещательные распоряжения, но и завещания, составленные на дому, которые имели законную силу в дореволюционной России. Мы наблюдаем, отказ от составления завещаний в домашних условиях самим завещателем и вместе с тем остается невостребованным участие свидетелей.

В работе отмечается, что изначально в соответствии с ГК РСФСР для завещаний основным и единственным был нотариальный порядок их совершения. За совершение завещаний взималась установленная законом «такса оплаты нотариальных действий». Позднее в законодательстве были регламентированы новые возможности по оформлению завещательных распоряжений. В результате анализа внесенных в ГК РСФСР изменений, мы приходим к выводу, что в отступление от общего правила о нотариальном удостоверении завещания, законодатель предусмотрел возможность составить завещание в особом порядке, не требующем нотариального удостоверения, то есть в простой письменной форме. При этом, упрощенный порядок совершения завещания был обусловлен определенными видами имущества (паевые взносы в первичную кооперативную организацию, денежные вклады и вклады ценными бумагами, облигации государственных займов). Иными словами, на правовую регламентацию порядка оформления завещания оказывал влияние экономический фактор.

В ходе исследования развития законодательства о форме завещания в период с 1929 г. по 1942 г. нами отмечается, что законодатель сделал существенные шаги в направлении расширения свободы завещания, так как предоставил возможность лицам, находящимся в особых обстоятельствах совершить завещание, аналогичное нотариальному. Правовая политика советского государства в сфере регламентации порядка оформления завещаний в годы Великой Отечественной Войны была предопределена особыми условиями военного времени и имела своей целью обеспечить возможность воинам нашей армии составлять завещание, находясь на фронте или в лечебном учреждении.

Анализ Гражданского кодекса РСФСР 1964 года и принятых позднее нормативно-правовых актов (Закон РСФСР от 1974 года «О государственном нотариате») позволил нам отметить преемственность правовой политики советского государства в сфере регламентации порядка оформления завещания: она по-прежнему была направлена на постепенное расширение принципа свободы завещания. Государство предоставляло гражданам довольно широкие возможности по распоряжению имуществом на случай смерти. Так, завещание могло быть удостоверено в любой государственной нотариальной конторе, а в населенных пунктах, где их не было, - в любом исполнительном комитете районных, городских, поселковых и сельских Советов депутатов трудящихся. Также законом была установлена возможность удостоверения завещания иными, кроме нотариуса должностными лицами. Первоначально к ним относились: командование воинской части;  капитан судна; главный, старший или дежурный  врач; начальник экспедиции. В связи с введением в действие нового закона РСФСР  от 1974 года «О государственном нотариате» была изменена и дополнена ст.541 ГК РСФСР и круг этих лиц расширился.

Глава 2 «Правовое регулирование порядка оформления завещания как средство реализации наследственно-правовой политики современного российского государства» включает параграфы, содержащие анализ отношения государства к соблюдению формы завещания как необходимому условию признания его юридической силы (§ 1); современного состояния и путей совершенствования правового регулирования порядка оформления нотариально удостоверенного завещания (§ 2); правового регулирования порядка оформления завещания, приравниваемого к нотариально удостоверенному и завещательных распоряжений правами на денежные средства в банках (§ 3); правового регулирования порядка оформления закрытого завещания (§ 4); особенностей правового регулирования порядка оформления завещания в чрезвычайных обстоятельствах (§ 5).

Российское наследственное право базируется на определенных принципах - основных общих положениях,  которые определяют содержание и направления развития правовой политики российского государства в сфере регламентации порядка оформления завещания. Важным принципом современного наследственного права является приоритет наследования по завещанию перед наследованием по закону, вследствие чего большое значение отводится именно воле наследодателя, которая выражается в завещании, Принимая во внимание ведущее значение завещания, мы приходим к выводу, что результатом правовой политики российского государства в сфере регламентации порядка оформления завещания стала выработка правовых средств и механизмов, гарантирующих подлинность и достоверность воли завещателя с целью обеспечить стабильность имущественных отношений, в том числе путем сведения к минимуму возможности судебных споров по поводу самого факта совершения завещания и его содержания. К указанным правовым средствам и механизмам мы относим: письменную форму завещания, участие нотариуса, других должностных лиц в процедуре совершения завещания, участие свидетелей и т.п. Развитием принципа свободы завещания, стала регламентация многообразия порядка оформления завещания. Обеспечением принципа тайны завещания являются нормы, регламентирующие порядок совершения закрытого завещания.

В соответствии с п. 5 ст. 1118 ГК РФ завещание рассматривается как «односторонняя сделка, которая создает права и обязанности после открытия наследства». Анализ точек зрения относительно этимологического понятия завещания свидетельствует о том, что современное понимание его правовой природы сводится к перечислению признаков его характеризующих, при этом форма выражения воли является конститутивным элементом.

Традиционно законодатель предъявляет особо строгие требования к форме завещания: по общему правилу оно должно быть совершено письменно и удостоверено нотариусом. При этом следует учитывать, что требования к формальностям не должны создавать препятствий в осуществлении законных прав граждан, в том числе по распоряжению имуществом на случай смерти. В результате анализа норм Главы 62 «Наследование по завещанию» ГК РФ, мы приходим к выводу о том, что совершение завещание в письменной форме предполагает составление документа на бумажном носителе. Предполагаем, по смыслу закона, здесь недопустима широкая трактовка документа как электронного текста и использование при составлении завещания технических средств с функцией аудио-, видеозаписи, что нельзя назвать бесспорным.

Анализируя в целом институт свидетелей в российском наследственном праве, автор отмечает, что некоторые его положения требуют совершенствования. Прежде всего, заслуживает замечаний перечень лиц, которые не могут выступать в качестве свидетелей. Мы поддерживаем высказанную в доктрине идею дополнения данного перечня следующими субъектами: подназначенные наследники, исполнители завещания, относящиеся к наследникам по закону, наследники по закону, если завещана только часть имущества, лица, уже имеющих судимость за дачу ложных показаний. Принимая во внимание  критерии ограничения круга свидетелей (наличие заинтересованности в совершении завещания, пристрастность, неспособность правильно воспринимать факты и давать о них верные показания) и с учетом роли и значения свидетелей для оформления завещания, предлагаем дополнить перечень п.2 ст. 1124 ГК РФ указанием на следующих лиц: «служащие в конторе нотариуса; супруги, как свидетели по одному и тому же завещанию».

Признавая форму завещания его необходимым элементом, государство устанавливает последствия её несоблюдения, а также последствия нарушения порядка оформления завещания, с чем связан ряд дискуссионных вопросов (например, последствия отсутствия свидетеля или несоответствия его установленным в законе требованиям и т.п.).

Нами выявлен ряд отличительных особенностей в правовом регулировании нотариального порядка совершения завещаний в отечественном и зарубежном наследственном праве. Весьма интересным является подход мексиканского законодательства к установлению личности наследодателя – российский закон ограничивается лишь предъявлением документов, устанавливающих личность наследодателя, тогда как по мексиканскому цивильному праву вполне достаточным является указание особых примет завещателя, позволяющих впоследствии идентифицировать его личность.

Впервые на законодательном уровне при написании или записи завещания допускается использование технических средств. Ученые высказывают весьма обоснованные опасения о возможности подлога завещаний, составленных в «печатной» форме. Автор приходит к выводу, что для сведения данной возможности к минимуму, правильным представляется допустимость использования механического способа составления завещаний только при участии нотариуса.

В юридической литературе признается допустимым использование только тех технических средств, которые предполагают набор текста завещания с последующим выводом печати на бумажный носитель. Диссертантом предлагается и аргументируется возможность рассматривать понятие «технические средства» в более широком значении. В целях повышения возможностей в установлении истинной воли завещателя, представляется необходимым использовать в качестве дополнительной формальности средства видеофиксации обстоятельств, при которых составляется завещание, что позволит в судебных разбирательствах разрешить многие спорные вопросы.

Установленный законодательством порядок нотариального удостоверения завещаний от имени неграмотных лиц и лиц с физическими недостатками не исключает возможности составления «заочного» завещания, без активного участия завещателя, что может привести к злоупотреблениям и получению выгоды недобросовестными лицами. В целях создания дополнительных гарантий обеспечения подлинности воли указанных лиц, выраженной в завещании, а также с учетом исторического опыта решения данного вопроса, предлагаем дополнить ст. 1125 ГК РФ нормой следующего содержания: «При составлении и нотариальном удостоверении завещания от имени неграмотного, слепого лица, обязательно присутствие не менее двух свидетелей». Необходимость подобной нормы также предопределена социальной политикой в отношении инвалидов, которая базируется на Стандартных правилах обеспечения равных возможностей для инвалидов (приняты Генеральной Ассамблеей ООН 20 января 1993 года). В работе отмечена целесообразность участия двух сурдопереводчиков (тифлосурдопереводчиков) при составлении и нотариальном удостоверении завещания от имени слепоглухонемого, неграмотного глухого и (или) немого лица.

Диссертантом также проводится исследование особенностей совершения завещаний, приравниваемых к нотариально удостоверенным. Нами отмечается несовершенство законодательной конструкции завещания, приравниваемого к нотариально удостоверенному, что выражается, в частности, в нерешенности вопроса о составлении закрытого завещания в порядке, предусмотренном ст. 1127 ГК РФ. Принимая во внимание, что в настоящее время правовая политика российского государства в сфере регламентации порядка оформления завещания базируется на принципе свободы завещания, мы поддерживаем высказанное в литературе мнение (О.В. Кутузов) о необходимости расширения субъектного состава должностных лиц, уполномоченных удостоверять завещания, приравниваемые к нотариально удостоверенным, и отнесения к ним начальников следственных изоляторов. По мнению диссертанта, государство должно создать условия для прохождения обучения с последующей аттестацией для лиц, наделенных полномочиями удостоверять завещание в порядке ст. 1127 ГК РФ.

Завещательные распоряжений правами на денежные средства в банках совершаются в особом порядке. Это свидетельствует о том, что государство по-прежнему дифференцирует правила оформления завещания в зависимости от вида завещаемого имущества. В ходе  анализа ст. 1128 ГК РФ и Постановления Правительства РФ от 27.05.2002 N 351"Об утверждении Правил совершения завещательных распоряжений правами на денежные средства в банках» был затронут ряд проблемных вопросов, в том числе об участии рукоприкладчика при оформлении завещательных распоряжений правами на денежные средства в банках.

В целях обеспечения абсолютной тайны завещательных распоряжений наследодателя ст. 1126 ГК РФ гражданам предоставлено право изложить свою предсмертную волю в закрытом завещании, не предоставляя при этом другим лицам, в том числе нотариусу, возможности ознакомиться с его содержанием. Автор подчеркивает, что в этом случае не перестают действовать правила о соблюдении тайны завещания, так как нельзя забывать о том, что требования ст. 1123 ГК РФ подразумевают обязанность не только хранить тайну в отношении содержания завещания, но и не разглашать самого факта его совершения, изменения или отмены.

Из п. 2 ст. 1126 ГК РФ следует, что закрытое завещание должно быть собственноручно написано и подписано наследодателем. Целесообразность данной нормы является предметом научной дискуссии – с одной стороны изложение завещания от руки обеспечивает защиту от подлога, а с другой стороны, очевидно, что ущемляются права той категории граждан, которая не способна выполнить данное требование в силу неграмотности или физического недостатка. Автор поддерживает высказанное в литературе предложение об использовании аудио- или видеозаписи с последующим запечатыванием носителя информации в пакет и передаче в запечатанном виде нотариусу.

Мы приходим к выводу, что изложение предсмертной воли на бумажном носителе печатным способом противоречит требованиям п. 2 ст. 1126 ГК РФ.  Однако, используя практику зарубежных стран (Испанию, Францию) считаем, что печатный способ составления закрытого завещания мог бы быть вполне допустимым при условии уведомления завещателем нотариуса о способе написания завещания (от руки или механический).

Законодательство Филиппин допускает ссылку на любой документ или бумагу, из которых следует предсмертное волеизъявление,  при условии, что они должны быть существующими на момент совершения завещания и имеется возможность их идентифицировать. Наличие подобной правовой нормы, по мнению диссертанта желательно и в российском законодательстве.

В научных исследованиях можно встретить аргументацию несостоятельности института закрытого завещания, так как его конструкция допускает большую вероятность составления завещания с нарушением ряда норм наследственного права. Такая точка зрения представляется нам радикальной и отказ от закрытой формы завещания приведет к необоснованному ограничению принципа свободы завещания.

Автор полагает, что нотариусам не следует выражать завещателям свое отношение к закрытой форме завещания, поскольку это может повлиять на волю обратившегося человека, а составление абсолютно негласного завещания можно обеспечить в помещении нотариальной конторы в специально отведенной для этого секретной комнате после разъяснения нотариусом положений о требованиях, предъявляемых законодательством и последующим удостоверением без ознакомления с текстом завещания и указанием о написании данного завещания в помещении нотариальной конторы. На наш взгляд вполне рациональным представляется предложение об использовании зарубежного опыта (Великобритания) - потенциальные наследодатели могли бы получать в нотариальных конторах специальный конверт с вложенным в него бланком для написания закрытого завещания подробной инструкцией и правилами для составления завещания в закрытой форме.

Еще одним реквизитом закрытого завещания является участие не менее двух свидетелей при принятии его нотариусом на хранение. Оценивая предъявляемые к свидетелям требования, мы не разделяем высказанную в литературе точку зрения, что можно отступить от ограничений, установленных в п.2 ст. 1124 ГК РФ и привлекать в качестве свидетелей при передаче нотариусу конверта с закрытым завещанием любых дееспособных лиц.

В ходе анализа положений ст. 1129 ГК РФ о совершении завещания в простой письменной форме при наличии чрезвычайных обстоятельств диссертант подчеркивает, что простая письменная форма весьма полезна в чрезвычайных обстоятельствах, определенно угрожающих жизни граждан, когда нет реальной возможности составить завещание в обычном порядке, так как собственноручное изложение посмертной воли в письменном виде позволяет исключить возможность предъявления подложных документов. Но, с другой стороны, нами отмечается ограничение возможности составления завещания в чрезвычайных обстоятельствах некоторыми категориями лиц: неграмотными, с физическими недостатками. Автор не разделяет высказанные в литературе мнения о необходимости закрепления возможности устного предсмертного волеизъявления лица в чрезвычайных обстоятельствах. Более рациональным и эффективным представляется использование современных технических аудио- и видео- средств для фиксации предсмертной воли в чрезвычайных обстоятельствах.

Наличие подписи завещателя является необходимым элементом для придания юридической силы завещанию, составленному в чрезвычайных обстоятельствах. Основываясь на германском опыте совершения собственноручных завещаний, автор полагает возможным совершать подпись, в том числе путем указания семейного положения (например, наличие в конце завещания подписи «Твой отец»), просто имени или псевдонима, которым обычно пользовался завещатель при жизни. Подпись свидетелей на завещании при наличии возможности желательна, поскольку имеет существенное значение в случае, если они также погибнут по каким-либо причинам или же завещание будет получено не из рук свидетелей и потребуется устанавливать факт их присутствия. Однако письменное свидетельствование не должно являться обязательным условием.

Отмечается наличие научной дискуссии по вопросу содержания понятий «положение, явно угрожающее жизни» и «чрезвычайные обстоятельства», что объясняется отсутствием их легального определения применительно к наследственным правоотношениям. Диссертант придерживается широкого толкования рассматриваемого понятия «чрезвычайные обстоятельства» и аргументирует в исследовании точку зрения, согласно которой скорее следует говорить о «чрезвычайном завещании», составленном в условиях опасных для жизни.

В результате анализа п. 2 ст. 1129 ГК РФ, согласно которому завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах, утрачивает силу, если завещатель в течение месяца после прекращения этих обстоятельств не воспользуется возможностью совершить завещание в какой-либо иной форме, мы приходим к выводу, что законодателем сделан упор на прекращение обстоятельств как точку отчета месячного срока и наличие возможности оформить завещание обычным порядком. Однако полагаем, что гораздо большее значение здесь имеет физическое состояние завещателя.

В связи с этим в работе обоснована целесообразность изменения формулировки п. 2 ст. 1129 ГК РФ, которая может быть изложена следующим образом: «Завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах утрачивает силу по истечении трех месяцев с момента, когда у завещателя появилась возможность совершить завещание в какой-либо иной форме. Течение срока приостанавливается на время, когда завещатель теряет возможность совершить завещание по правилам, предусмотренным статьями 1124 – 1128 Гражданского кодекса РФ». 

В заключении сформулированы выводы, полученные в результате проведенного диссертационного исследования.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих научных публикациях автора:

I. Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

  1. Загорский Г.Н. Форма завещания // Вестник Московского государственного университета МВД России. – 2009. – № 4. – С. 81 – 84.
  2. Загорский Г.Н. Порядок оформления завещаний: проблемы теории и практики // Нотариальный вестник. – 2010. – № 2. – С. 36 –  41.
  3. Загорский Г.Н. Периодизация этапов формирования правовых норм о составлении завещаний в отечественном наследственном праве // Нотариальный вестник. – 2011. – №5. – С. 58 – 63.

II. Статьи, опубликованные в других изданиях и журналах:

  1. Загорский Г.Н. Упрощенный порядок составления завещаний: плюсы и минусы / Теоретические основы и социальная эффективность государственно-правовых механизмов (Материалы 53-й научно-методической конференции преподавателей и студентов «Университетская наука – региону»). – Ставрополь: Ставропольское книжное издательство, 2008. – 424 с.
  2. Загорский Г.Н. Составление завещания как способ реализации конституционного права наследования / Конституция Российской Федерации и Всеобщая Декларация прав человека как основа правовых гарантий прав и свобод личности (Материалы научно-методической конференции). – Ставрополь: Ставропольское книжное издательство «Мысль», 2009. – 280 с.
  3. Загорский Г.Н. Использование технических средств при совершении завещательных распоряжений / Российское право и государство: фундаментальные ценности и тенденции развития (Материалы 54-й научно-методической конференции преподавателей и студентов «Университетская наука – региону»). – Ставрополь: Ставропольское книжное издательство «Мысль», 2009. – 280 с.
  4. Загорский Г.Н. Завещание недействительно! // Российская правовая газета Эж-ЮРИСТ. – 2011. – № 34. – С. 6.

1 См.: Бархатова Е.Ю. Комментарий к Конституции Российской Федерации (постатейный). М.: Проспект, 2010. Цит. по: СПС КонсультантПлюс.

2 Собрание законодательства РФ. 17.03.2008. N 11 (2 ч.). ст. 1039.

3 Собрание законодательства РФ. 21.07.2008. N 29 (ч. 1). ст. 3482.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.