WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

НЕСТЕРОВА Надежда Владимировна

ПРАВООБРАЗУЮЩИЕ РЕШЕНИЯ В СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ (ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ)

Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Владимир

ВЮИ ФСИН России

2012

Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин федерального казенного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Научный руководитель:

кандидат юридических наук, доцент

Миронов Анатолий Николаевич

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

профессор кафедры гражданского права и процесса

Нижегородской академии МВД России

Демичев Алексей Андреевич

кандидат юридических наук

начальник кафедры управления

и административно-правовых дисциплин

Владимирского юридического института

Федеральной службы исполнения наказаний

Ушаков Сергей Николаевич

Ведущая организация – федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Владимирский государственный университет имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых»

Защита состоится « 31 » мая 2012 г. в ____ часов на заседании диссертационного совета ДМ 229.004.01, созданного на базе федерального казенного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний» по адресу: 600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е. Конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке федерального казенного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Автореферат разослан «____» _____________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                С. В. Назаров

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования обусловлена значимостью правовых актов как основного элемента в механизме правового регулирования. С помощью правовых актов осуществляется государственная политика, реализуются функции государственных органов, проявляется само существо права как регулятора общественных отношений.

В условиях продолжающегося процесса модернизации упорядочение правовых актов в единую систему является одной из задач государственной политики, так как это позволит обеспечить эффективность действия каждого правового акта и общую согласованность воздействия на регулируемые общественные отношения, а следовательно, будет способствовать повышению эффективности правоприменительной деятельности государственных органов.

В связи с этим Президент РФ Д. А. Медведев отметил, что «модернизация только тогда даст ожидаемый эффект, когда в обществе будут действовать справедливые законы, функционировать эффективные, независимые и уважаемые суды и органы правопорядка, которые пользуются настоящим доверием граждан»1.

Таким образом, реформа системы государственных органов, в том числе органов внутренних дел и суда, является на современном этапе одним из основных элементов модернизации государственного устройства.

В ходе реформирования судебной системы существенно возросла роль судебных органов и повысилось значение судебных актов, проявляющееся в заметном усилении их правового воздействия на общественные отношения.

Судебная власть как одна из ветвей государственной власти в настоящее время осуществляет не только функцию правосудия, но и фактически функцию по отмене нормативных правовых актов, что, по сути, представляет собой судебное правотворчество.

В связи с этим в юридической науке все чаще ставятся вопросы о роли и месте судебных актов в системе правовых актов, а также о необходимости рассмотрения в российской правовой системе таких правовых явлений, как судебный прецедент, судебное правотворчество и судебное усмотрение.

Проблема правообразующей деятельности суда в России носит противоречивый, двойственный характер. С одной стороны, правотворческие полномочия суда не имеют прямого законодательного закрепления; с другой – судебные акты имеют выраженный правотворческий характер.

Возникающие противоречия не только затрудняют деятельность судов, но и приводят к различным процессуальным нарушениям в деятельности органов государственной власти.

Таким образом, очевидно, что вопросы систематизации правовых актов, уточнения роли и места правообразующих решений в системе судебной практики нуждаются в скорейшем разрешении. Решение данных вопросов не только будет способствовать расширению теоретических познаний, но и непосредственно отразится на повышении эффективности правоприменительной деятельности органов государственной власти, что также обусловливает актуальность выбранной тематики диссертационного исследования.

Степень научной разработанности темы. Ни одно государство в своей истории не обходилось без органов судебной власти как инструмента, позволяющего восстанавливать нарушенное право, осуществляющего надзор за законностью действий субъектов правоотношений. Кроме того, все более значительную роль играют судебные органы в правообразующем процессе, которая дифференцировалась на различных исторических этапах развития нашего государства. Проблема правообразующей деятельности суда в России носит противоречивый, двойственный характер. С одной стороны, правотворческие полномочия суда не имеют прямого законодательного закрепления; с другой – сейчас судебные акты имеют выраженный правотворческий характер.

Возникающие противоречия не только затрудняют деятельность судов, но и приводят к различным процессуальным нарушениям в деятельности органов государственной власти.

Проблема понимания категории «судебный акт» или отдельных видов судебных актов затрагивалась в трудах таких ученых, как: В. И. Анишина, А. М. Безруков, Е. А. Борисова, С. К. Загайнова, Р. В. Зайцев, К. А. Лебедь, Н. Е. Молодкин, Л. А. Терехова, Н. А. Тузов, Ю. А. Широкопояс и др. Высоко оценивая значение работ названных авторов, вместе с тем следует отметить, что они посвящены исследованию судебных актов, в то время как уже назрела необходимость общетеоретического анализа категории «правообразующее решение суда».

Анализ работ указанных авторов дает основания утверждать, что с позиций общей теории права не предпринималось попыток специального монографического исследования правообразующих решений в судебной практике.

Таким образом, очевидно, что вопросы систематизации правовых актов, уточнения роли и места правообразующих решений в системе судебной практики нуждаются в скорейшем разрешении. Внесение ясности в этих вопросах будет способствовать не только расширению теоретических познаний, но и непосредственно отразится на повышении эффективности правоприменительной деятельности органов государственной власти, что также обусловливает актуальность выбранной тематики диссертационного исследования.

Объектом исследования являются общественные отношения, связанные с правообразующей деятельностью судебных органов.

Предмет исследования – общетеоретические и практические аспекты правообразующих судебных решений в рамках нормативистского правопонимания, характеризующие их функции и место в системе правовых актов Российской Федерации.

Цель исследования заключается в комплексном общетеоретическом анализе правообразующих решений суда как самостоятельной правовой категории, изучении их правовой природы, определении их места и роли в судебной практике.

Указанная цель предопределила необходимость постановки и решения следующих исследовательских задач:

– уточнить содержание понятия «судебная практика», раскрыть ее особенности, признаки, функции;

– изучить особенности судебных актов, дать их классификацию;

– рассмотреть правовую природу правообразующих решений в судебной практике, как в российской правовой действительности, так и с учетом зарубежного опыта;

– определить место и роль правообразующих решений в системе судебных актов России;

– выявить значение правообразующих решений судебных органов;

– охарактеризовать степень влияния решений Европейского Суда по правам человека на судебную практику России;

– исследовать особенности влияния правообразующих решений суда на правоприменительную деятельность правоохранительных органов.

Методологической основой исследования является диалектико-материалистический метод познания правовой действительности. В решении поставленных задач были использованы также общенаучные (прогнозирование, системный подход) и частнонаучные (логический, исторический, социологический, психологический, формально-юридический, сравнительно-правовой) методы познания.

Теоретическую основу исследования составили концепции и выводы, содержащиеся в трудах следующих ученых, разработавших фундаментальные категории общей теории права: С. С. Алексеев, М. В. Баглай, М. И. Байтин, С. В. Боботов, Б. А. Воронович, Р. Ф. Васильев, П. Г. Виноградов, Н. В. Витрук, А. А. Гусев, Ф. А. Григорьев, В. В. Ершов, В. Д. Зорькин, В. В. Иванов, Н. В. Исаков, В. Н. Карташов, Д. А. Керимов, С. А. Комаров, И. В. Котелевская, В. В. Лазарев, В. М. Лебедев, А. В. Малько, В. М. Манохин, М. Н. Марченко, Н. И. Матузов, А. В. Мицкевич, А. С. Мордовец, И. Л. Петрухин, С. В. Поленина, Н. И. Ропаков, И. С. Самощенко, В. Н. Синюков, В. М. Сырых, В. В. Тарасова, В. А. Терехин, Л. Б. Тиунова, Ю. А. Тихомиров, Г. Ф. Шершеневич, О. В. Шопина, К. В. Шундиков, Р. С. Эбзеев, В. Ф. Яковлев и др.

Отдельно следует выделить представителей российской науки, чьи работы в той или иной степени затрагивали проблему понимания категории «судебный акт» или отдельных их видов: В. И. Анишину, А. М. Безрукова, Е. А. Борисову, С. К. Загайнову, Р. В. Зайцева, К. А. Лебедь, Н. Е. Молодкина, Л. А. Терехову, Н. А. Тузова, Ю. А. Широкопояс и др.

Нормативно-правовой базой исследования послужили: Консти­туция РФ, федеральные конституционные, федеральные законы, иные правовые акты, основные законопроекты, находящиеся на момент исследования в работе Федерального Собрания Российской Федерации.

Эмпирическую базу исследования образуют обширный норматив­но-правовой материал, широкое использование теоретических источников по теории права, административному праву, уголовному процессу, гражданскому, арбитражному процессам, а также материалы судебной практики и данные официальной статистики.

Научная новизна исследования обусловлена сформулированными выше целями и задачами и состоит в том, что на общетеоретическом уровне проведен системный анализ правообразующего решения судебных органов.

В исследовании впервые на монографическом уровне рассматри­ваются природа и виды правообразующих решений суда. При этом диссертант анализирует комплексное взаимодействие всех функций актов суда.

В результате рассмотрения функциональных особенностей судебных актов в различных правовых системах мира и изучения правообразующей роли судебной практики получил свое дальнейшее развитие вопрос признания правообразующей деятельности судебных органов в условиях российской правовой действительности.





Кроме того, в работе проведен анализ влияния правообразующих судебных решений на эффективность деятельности правоохранительных органов.

Научная новизна нашла отражение в положениях, выносимых
на защиту.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Уточнено понятие «судебная практика»: это совокупность всей судебной деятельности по осуществлению правосудия, выраженной в многократном принятии объективированных единообразных решений судов в целях формирования общего понимания и применения законодательства. Судебную практику следует разделять на первичную и вторичную судебную деятельность. Первая составляет процесс осуществления правосудия по конкретным делам, а ко второй относится уже опосредованная практика – анализ и обобщение решений, дача разъяснений по наиболее сложным случаям применения материального либо процессуального закона.
  2. Мировой опыт и российская практика осуществления судебной власти показывают необходимость участия органов правосудия в процессе правового воздействия на действительность. Соответственно, требуется адекватный механизм влияния на существующие общественные отношения. В связи с этим вполне обоснованным представляется вопрос о правообразующей деятельности суда.
  3. Правообразование представляет собой формирование новых моделей урегулирования общественных отношений, которые являются основанием для правовых позиций, закрепляемых в нормативных правовых актах посредством правотворческой деятельности. Правообразование питает правотворчество новыми правовыми идеями, правилами поведения, конкретными решениями, соглашениями, которые исследуются, обобщаются, систематизируются, а затем формулируются в нормах права, внешне выраженных в нормативных правовых актах.
  4. Правообразующая деятельность судов в России имеет особенную методологическую основу существования. В силу собственной маргинальности в рамках классического понимания принципов формирования континентальной правовой системы правообразующую деятельность судов нельзя рассматривать как правотворчество. Данному российскому феномену следует присвоить наименование «правообразующее решение судебного органа». Подобный вариант обусловлен, прежде всего, тем, что в настоящее время в российской юридической науке официально не признан факт существования судебного правотворчества в России.
  5. Сложившаяся судебная практика позволяет сделать вывод о том, что правообразующие решения судебных органов могут быть отнесены не к основным, традиционным (нормативный правовой акт), а к производным по отношению к закону, дополнительным источникам российского права. Необходимость признания правообразующей роли за судебной практикой объясняется более гибким ее реагированием на изменения в жизни общества. Правотворческий процесс является длительным, менее подвижным, чем правообразующая деятельность судебных органов.
  6. Правообразующие решения суда непосредственно не связаны с наличием пробелов в действующем нормативном массиве как судебные прецеденты, поскольку выносятся в случаях, прямо предусмотренных законом, и изначально рассчитаны на создание абстрактных юридических правил. В отличие от судебного прецедента в общем праве в романо-германской правовой системе норма права создается в ходе правотворческой деятельности компетентных органов, а не в силу нормативной обязательности отдельно взятого правообразующего судебного решения, которое является лишь основой для принятия правовой нормы.
  7. Отличия правообразующих решений суда от актов судебного правотворчества заключаются в следующем: данные решения выносятся в результате рассмотрения конкретного юридического дела, а не обобщения судебной практики; принимаются по правилам судопроизводства, которые в ряде случаев предусматривают возможность их обжалования ещё до вступления в силу; оформляются как судебные решения; адресованы не только неперсонифицированному кругу лиц, но и конкретным субъектам; вступают в силу после истечения срока их обжалования либо после отказа вышестоящей судебной инстанции в удовлетворении жалобы, либо с момента провозглашения.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Выделение правообразующих решений суда в качестве самостоятельной категории необходимо как для оптимизации системы судебных актов и совершенствования механизма правового регулирования в целом, так и для преодоления кризисных явлений в судебной практике Российской Федерации.

Теоретическая значимость исследования заключается, прежде всего, в самой постановке проблемы правообразующих решений суда как одного из фундаментальных общетеоретических направлений. Содержащиеся в работе обобщения, предложения и рекомендации могут использоваться в правотворческой деятельности государственных органов, а также в процессе правовой реализации.

Практическое значение диссертации состоит в том, что результаты данного исследования можно использовать в учебном процессе при проведении занятий по теории государства и права и других юридических дисциплин, а также при подготовке рефератов, научных докладов, курсовых и дипломных работ.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные теоретические положения и практические выводы диссертации: обсуждались на заседаниях кафедры государственно-правовых дисциплин Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний; докладывались на международных и всероссийских научно-практических конференциях; используются в учебном процессе Ростовского юридического института МВД России, Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний; внедрены в практическую деятельность Главного управления МВД России по Северо-Кавказскому федеральному округу; отражены в 7 опубликованных работах автора общим объемом 2,4 печ. л.

Структура работы определена с учетом целей и задач исследования и состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования и степень ее научной разработанности, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, раскрываются его методологическая, теоретическая и эмпирическая основы, а также научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, характеризуется теоретическая и практическая значимость результатов исследования, приводятся сведения об их внедрении и апробации.

Первая глава «Теоретико-методологические основы исследования правообразующих решений в судебной практике» включает три параграфа.

В первом параграфе «Судебная практика в российской правовой действительности» исследуются сущность, признаки, функции судебной практики.

Главное в опыте судебной деятельности – опыт применения и понимания смысла и содержания закона. Единообразие судебной практики достигается единообразным применением закона, пониманием его смысла и содержания. В этой связи особое значение имеет уточнение теоретико-правовой основы отправления правосудия. В условиях российской правовой системы началом деятельности судебных органов является нормативистское понимание правовой действительности.

В узком смысле опыт судебной деятельности можно трактовать как выводы суда относительно понимания и использования права в связи с возникновением определенной конкретной ситуации или как результаты толкования норм права в процессе применения их судом при разрешении конкретного дела. Эти результаты раскрывают и углубляют содержание применяемой нормы, конкретизируют ее. В отечественной науке они часто определяются как правоположения – поднормативное средство юридического воздействия на общественные отношения.

В действующем российском законодательстве отсутствует единое определение понятия судебной практики. Используется формула разъяснения по вопросам судебной практики, в которой заложена возможная раздельная трактовка исследуемых феноменов: с одной стороны, сама судебная практика, с другой – разъяснения высших судов по ее вопросам. В научной литературе имеются определения судебной практики, по-разному представляющие объем данного понятия. В узком смысле судебная практика рассматривается как результат деятельности судебных органов в виде устоявшейся линии по разрешению определенной категории дел. В широком смысле указанное понятие связано не только непосредственно с судебной деятельностью, но и с эффективностью норм гражданского, уголовного, гражданско-процессуального, уголовно-процессуального законодательства. Понятие судебной практики в рамках деятельностного подхода соотносится с осуществлением правосудия, а с формально-логической точки зрения оно сопоставимо с категорией юридической практики.

Исходя из вышеизложенного, автор предлагает следующее определение судебной практики: это совокупность всей судебной деятельности по осуществлению правосудия, выраженной в многократном принятии объективированных единообразных решений судов в целях формирования общего понимания и применения законодательства.

Сложность и многоаспектность судебной деятельности обусловливают возможность двух подходов к судебной практике в зависимости от того, что понимается под деятельностью по осуществлению правосудия и под судебным решением, объективирующим опыт этой деятельности.

В узком смысле в судебную деятельность включается только разрешение конкретных споров о праве в различных судебных инстанциях, а к судебным решениям относится соответствующий процессуальный судебный акт.

В широком смысле имеется в виду также вторичная деятельность суда, которая опосредованно связана с отправлением правосудия по конкретным делам, выражается в анализе и обобщении практики применения закона судами и имеет цель сформировать ее единообразие, оказать помощь судам и правоприменительным органам в понимании и правильной трактовке закона.

В настоящее время возрастание роли судебной практики в совершенствовании законодательства является своеобразной реакцией на отставание законодателя от быстро меняющегося темпа развития общественных отношений, принципиально нуждающихся в правовом регулировании. Судебная практика имеет наибольшее значение из всех видов юридической практики. Обладая общими особенностями, присущими юридической практике в целом, она отличается своеобразием, обусловленным местом и ролью суда в современном российском обществе. Ее влияние на совершенствование и развитие законодательства более значительно по сравнению с нотариальной, прокурорской и другими видами практики.

По степени влияния судебной практики на совершенствование законодательства и степени обязательности элементов содержания практики выделяются такие формы, как текущая, кассационно-надзорная, обобщенная и руководящая практика.

В юридической литературе предлагаются также иные критерии выделения форм судебной практики: степень связанности суда правовой нормой при решении дела, элементный состав практики, субъекты, выносящие решения, содержание решаемых вопросов, форма решения, круг лиц, которым адресовано решение и др.

К числу функций судебной практики необходимо отнести: во-первых, сигнально-информационную, поскольку судебная практика свидетельствует о достоинствах и недостатках правового регулирования; во-вторых, ориентирующую, которая заключается в направлении действий лиц, осуществляющих правосудие, в единое правоприменительное русло с целью достижения идентичного правоприменительного результата (в этом смысле судебная практика обеспечивает устойчивость социальной системы общества); в-третьих, корректирующую, которая проявляется в том, что судебная практика оказывает воздействие па процесс формирования и развития права посредством воплощения в закон правил, сложившихся в ходе деятельности судебных органов; в-четвертых, правоконкретизирующую. Конкретизация правовой нормы представляет собой деятельность судов, направленную на выявление содержания абстрактной нормы закона применительно к конкретной жизненной ситуации.

Во втором параграфе «Понятие, признаки, классификация судебных актов» выявляются основные признаки и разновидности судебных актов.

Особое место в системе правовых актов занимают судебные акты в силу того, что они призваны оформлять состоявшуюся юридическую деятельность, в основе которой лежит конституционный принцип законности как основополагающий принцип российской правовой системы, обозначать ее этапы и информировать о соответствующих результатах своей деятельности, которые находят свою форму выражения в решениях судов и иных актах органов судебной власти.

В законодательстве и юридической науке при характеристике правовых актов органов судебной власти отсутствуют как единый термин, обозначающий акты, выносимые судебными органами государственной власти, так и классификация судебных актов. В научной литературе используются понятия: «акт суда», «судебный акт», «акты судопроизводства», «судебные постановления», «акт правосудия» и т. д.

Автор выделяет общие признаки, которые характеризуют правовые акты органов судебной власти (судебные акты). Во-первых, судебный акт представляет собой правовое решение, подготовленное и принятое в соответствии с той спецификой деятельности государственного органа, которую он осуществляет в сравнении с иными органами государственной власти.

Во-вторых, судебный акт издается управомоченным субъектом, а именно судебными органами государственной власти, на основе и в пределах законодательно установленной компетенции. Назначение судебной власти состоит в осуществлении правосудия посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства, только в соответствии с законом.

В-третьих, судебный акт в процессе осуществления правосудия направлен на установление (изменение, прекращение) конкретных правоотношений. Акты, принимаемые судебными инстанциями, являются конкретным регулированием определенных правоотношений, которые возникли между участниками юридического дела. При этом для высших судебных инстанций в пределах их интерпретационной деятельности возможно целенаправленное воздействие на широкий круг лиц и общественных отношений, осуществляемое в целях единообразного понимания и применения законодательства.

В-четвертых, судебный акт имеет форму и структуру, которые четко установлены процессуальными нормами. Судебные акты могут характеризоваться двояко: как действие и как документ. В первом случае они имеют две стороны – внутреннюю и внешнюю. Внутренняя сторона выражается в том, что суд совершает интеллектуально-волевые действия, уясняет содержание юридических предписаний, квалифицирует фактические обстоятельства и выносит соответствующее решение. Внешняя сторона проявляется в фактических действиях суда, направленных на объективированное выражение результата его интеллектуально-волевых действий. При этом интеллектуально-волевое и фактическое действие судебных органов власти находится в единстве и разъединить их можно лишь теоретически. В основном результат интеллектуально-волевых действий судебных органов облекается в форму письменного документа. Таким образом, судебный акт представляет собой письменный юридический документ, выражающий результат интеллектуально-волевых действий суда.

В-пятых, судебный акт – юридически властное волеизъявление, в котором проявляются его государственно-властные полномочия. Правовые акты органов судебной власти отличает государственно-властный характер, так как они издаются государственным органом и обязательны для всех участников процесса, государственных органов и организаций, а также подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

При рассмотрении и разрешении юридических дел судебные органы выносят различные судебные акты, в связи с этим их научная классификация приобретает особую актуальность. Посредством различных оснований можно выявить специфические свойства судебных актов.

Судебные акты целесообразно разделять по следующим основаниям: в зависимости от отраслевой принадлежности, определенной формы, положения суда, цели доведения правовой информации, юридических свойств, юридической значимости.

Правообразующее судебное решение занимает промежуточное положение между нормативными правовыми и интерпретационными актами. В данном случае принимаются правоположения, конкретизирующие характеристики юридических фактов, субъектов и объектов права и правоотношений, субъективные права и юридические обязанности.

В третьем параграфе «Природа правообразующего решения суда» определяется юридическая основа правообразующего решения суда.

Правообразование представляет собой формирование новых моделей урегулирования общественных отношений, которые являются основанием для правовых позиций, закрепляемых в нормативных правовых актах посредством правотворческой деятельности. Правообразование питает правотворчество новыми правовыми идеями, правилами поведения, конкретными решениями, соглашениями, которые исследуются, обобщаются, систематизируются, а затем формулируются в нормах права, внешне выраженных в нормативных правовых актах.

Судебная власть не может существовать без возможности правового воздействия на действительность, требуется адекватный механизм влияния на существующие общественные отношения. В связи с этим традиционно принято рассматривать вопрос о возможности применения в российской системе права судебного прецедента. Все попытки рассмотрения судебного прецедента в качестве источника отечественного права представляются недостаточно обоснованными, слабо аргументированными, а иногда и ошибочными.

Суды не творят, а применяют право, т. е. в настоящее время в России судебный прецедент не может быть признан источником права, и официально признать судебный прецедент как источник права означает принципиально изменить методологию российского права.

Судебный прецедент в России не может существовать не столько потому, что Россия – особенная страна с отличным менталитетом, или что российская правовая система относится к романо-германской правовой семье, сколько потому, что структура и полномочия различных звеньев судебной системы Российской Федерации не позволяют даже при очень большом желании создавать нечто похожее. Считать же судебным прецедентом даже судебное постановление кассационной инстанции по какому-то конкретному делу ошибочно, так как кассационная инстанция не правомочна принимать самостоятельное судебное постановление, а ее определение всегда может быть отменено в суде надзорной инстанции, поскольку судебный прецедент – это не только судебное решение по конкретному делу, но и одобрение его после «ревизии» вышестоящей судебной инстанцией. В связи с этим для российской правовой действительности наиболее корректными будут понятия «правообразующая деятельность суда» и «правообразующее решение суда», чем термин «судебный прецедент».

Таким образом, можно уверенно констатировать, что правообразующая деятельность судов в Российской Федерации имеет свою особенную правовую основу. В то же время правообразующая деятельность судов имеет методологическую основу существования. Выступая в той или иной степени маргинальным явлением, в рамках классического понимания принципов формирования континентальной правовой системы правообразующую деятельность судов нельзя рассматривать как правотворчество.

Правообразующие решения судов, как и принимаемые ими акты судебного правотворчества, также бывают нескольких видов: решения органов конституционного правосудия, рассматривающих конституционность подведомственных им правовых актов, содержащие сформулированные судами интерпретационные нормы в форме правовых позиций; решения, принимаемые судами общей юрисдикции и арбитражными судами при признании подведомственных им нормативных правовых актов недействующими; решения конституционных (уставных) судов, специально посвященные толкованию соответствующих конституций (уставов).

Вторая глава «Роль правообразующих решений в судебной практике» включает три параграфа.

В первом параграфе «Значение правообразующей деятельности суда» обосновывается рассмотрение правообразующей деятельности суда как неотъемлемой части правотворческой и правоприменительной деятельности.

Судебная власть призвана оценивать истинность, справедливость принятого государством закона. В отличие от иных судебные органы наиболее часто сталкиваются с конфликтами и проблемами в жизни общества, которые нередко невозможно разрешить с помощью существующих норм права. Это определяет необходимость признания за судом правообразующей роли. Правообразующая деятельность суда не относится к числу его основных функций, однако она, хотя и косвенно, способна в определенной степени влиять на общее положение правовой системы. Необходимость признания правообразующей роли за судебной практикой можно объяснить и более гибким ее реагированием на изменения в жизни общества.

В судебном правоприменении актуальным является вопрос о том, относятся ли судебные акты, решения и определения, формирующие индивидуальные правила, к числу источников права. Решение данного вопроса связано с юридической нормой, ее качественными характеристиками, а точнее, с ее обязательностью. Как известно, закон имеет общий характер и может быть применен в отношении любого лица, как физического, так и юридического. Общий характер закона заключается в его абстрактности и обезличенности, но он обладает потенциальной возможностью применения к конкретным, определенно персонифицированным случаям. В таких случаях возникает необходимость отличать конкретные решения (определения) суда от общих правил поведения. Общие правила выступают средствами для правоприменительной деятельности суда. Их реализация создает относительно определенные, конкретные нормы, т. е. неизбежно ведет к созданию индивидуального правила. Таким образом, конкретные судебные акты – решения и определения – призваны внести определенный порядок в среду частных процессуальных случаев посредством применения общих процессуальных правил. Исходя из этого, можно констатировать, что судебные акты индивидуального порядка не могут быть рассмотрены в качестве источника права.

В то же время следует отметить, что в отличие от общего правила судебный акт имеет сложную структуру. Законность судебного акта определяется проверкой его соответствия требованиям законодательства. Судебное решение не является правовым актом, обладающим общеобязательной юридической силой по отношению ко всем лицам, помимо тех, которые участвуют в деле. Однако суд выступает связующим звеном между законом и его эффективным использованием в конкретной ситуации. Суд как основное звено в части применения закона обязан заполнить имеющиеся юридические пробелы. Вместе с тем в современных условиях, когда имеют место нарушения прав и интересов человека и гражданина, приобретают черты глобальных явлений загрязнение окружающей среды, отключение водоснабжения, электроэнергии, тепла, выпуск недоброкачественной продукции, крушение финансовых пирамид, обман вкладчиков, а имеющиеся процессуальные средства, предусмотренные гражданским процессуальным законом, не представляют возможности совместного рассмотрения группового иска (объединяющего тысячи человек), суду приходится заниматься правообразовательной деятельностью, поскольку отказ в правосудии недопустим по закону.

Во многом значимость судебной практики для правообразовательного процесса обусловлена причинами участия судебных органов в этом процессе: исторически судебная власть оказывала влияние на деятельность законодательной власти, а сам законодатель опирался на практику применения нормативных правовых актов при издании новых, суды являлись универсальным инструментом для проверки на практике действия норм права; при рассмотрении дел органы судебной власти нередко сталкивались с проблемой пробельности законодательства, когда спорное правоотношение не было урегулировано вообще либо урегулировано только лишь частично. В данном случае органы судебной власти призваны руководствоваться принципом аналогии права, выбирать из совокупности норм права такую, которая наиболее точно соответствует законодательству, регулирующему правоотношения в данной области; существуют такие изменения окружающей обстановки, на которые законодательная система не успевает адекватно реагировать.

Во втором параграфе «Решения Европейского Суда по правам человека в судебной практике России» рассматривается роль практики Европейского Суда по правам человека в деятельности российских органов правосудия.

Согласно п. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью российской правовой системы; если международным договором России предусмотрены иные правила, чем федеральным законом, то применяется международный договор.

Россия признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека в вопросах применения и толкования Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Таким образом, Российская Федерация признала для себя обязательным то толкование Конвенции, которое дает Европейский Суд, что необходимо для единообразного подхода к её применению.

Одной из основ доктрины российского права и судебной практики является принятие российской правовой системой в качестве руководящего начала норм и принципов международного права, выраженных в решениях Европейского Суда по правам человека, закрепляющих европейские стандарты в области прав человека.

Россия провозгласила себя правовым государством, а в нем прецеденты – важный источник права, элемент стабильности, законности, равенства. Судья в России напрямую не связан прецедентом, но при применении и истолковании закона он обязан также ориентироваться на ранее вынесенные судебные решения. Главное отличие от англосаксонской системы права состоит в том, что судья, придя к убеждению, что прежний прецедент в сложившейся ситуации не может быть применен, и приводя достаточные к тому основания, вправе отклоняться от следования прецеденту. И это будет не просто исключение для данного единичного случая, судья должен иметь волю создать тем самым новое общеобязательное правило для следования ему в будущем. Трансформация прецедента вызвала к жизни такое правообразующее решение, как прецедент толкования, который можно использовать в том смысле, что такой акт обладает первенством в плане времени принятия, т. е. реализации посредством разъяснения нормы.

Судьи нередко исправляют ошибку предшествующих судов в изложении правовых норм. Такая ситуация отражает возникшую потребность переоценки роли суда и прецедентов. Однако их реализация способна существенно дезорганизовать правовую систему государства. Перенасыщенность правовыми источниками, отягощенная правом каждого судьи игнорировать «неправильные» прецеденты и создавать новые, способна подорвать единство правовой системы, ее целостность.

Правовые позиции Европейского Суда следует оценивать в качестве источника правотворческой и правоприменительной практики в рамках национальной правовой системы, что является предпосылкой для определения ряда других понятий, например, права на аутентичное толкование, легальное толкование, издание постановлений (руководящих указаний) пленума высшего судебного органа, ратификацию международных договоров, которые предполагают изменение внутреннего законодательства.

Таким образом, в Российской Федерации юрисдикция Европейского Суда признана обязательной исключительно по вопросам толкования и применения Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Толкование норм данной Конвенции Европейским Судом следует рассматривать как правообразующую деятельность. Европейским Судом нормы права (стандарты) не создаются, Суд только излагает свое мнение о том, как должна быть применена и истолкована действующая норма.

В третьем параграфе «Особенности влияния правообразующих решений суда на правоприменительную деятельность правоохранительных органов» определяется специфика влияния судебных правообразующих решений на деятельность правоохранительных органов.

Деятельность правоохранительных органов по охране прав и свобод человека и гражданина, а также по охране иных государственных ценностей основывается на законодательстве, но иногда не согласованные друг с другом правовые акты вносят неопределенность в указанную деятельность. Кроме того, негативное воздействие на правоприменительную деятельность правоохранительных органов оказывают существующие некорректные нормы. Считалось, что, если президиум суда высшей инстанции вынес постановление, в котором дал толкование и устранил существующее противоречие, то этого уже вполне достаточно и издания соответствующего нормативного правового акта не требуется. Фактически между судебной и законодательной властью до последнего времени не было связующего механизма, трансформирующего судебные акты в соответствующие поправки к конкретным нормам законов. Указанная ситуация не могла не отразиться и на результатах правоприменительной деятельности правоохранительных органов.

Обзор судебной практики приводит к выводу, что она оказывает существенное правообразующее воздействие на конкретизацию норм уголовно-процессуального законодательства, формируя у правоприменителя соответствующую правовую и ценностную ориентацию деятельности по правильному применению уголовно-процессуального законодательства, что, в свою очередь, приводит к совершенствованию правоприменительной деятельности.

Автор замечает, что сотрудники органов внутренних дел, в частности следователи, достаточно часто используют материалы судебной практики в своей деятельности. В основном речь идет об использовании постановлений Пленума Верховного Суда РФ, так как они содержат нормы, необходимые для правильной квалификации юридически значимой ситуации. Данные постановления оказывают правонаправляющее воздействие, так как ориентирующая функция постановлений Пленума Верховного Суда РФ призвана объединить, придать единообразный, целенаправленный характер деятельности правоприменительных органов при решении юридических дел.

Можно выделить также правоконкретизирующую функцию, которая осуществляется путем дачи разъяснений норм права. Такие разъяснения даются в том случае, когда изучение судебной практики показывает, что существуют неясности в применении конкретной правовой нормы. Они вызываются необходимостью раскрыть некоторые правовые признаки, содержащиеся в законе, конкретизировать определенные его понятия. Однако закон при этом остается общим положением, на котором судья будет основываться в случае необходимости его применения для решения индивидуального дела. В подобных ситуациях судебная практика выступает правообразующим фактором.

Российское законодательство пока еще далеко от совершенства, поэтому правообразующее значение судебной практики весьма велико, так как с ее помощью можно выявить наиболее проблемные элементы механизма правового регулирования с последующим их изменением или заменой. Не последнюю роль в этом процессе играют и правоохранительные органы.

Таким образом, судебная практика имеет большое значение в деятельности правоохранительных органов. Материалы судебной практики используются при решении практических задач, поставленных перед сотрудниками правоохранительных органов, а их правоприменительная практика оказывает влияние на решения, принимаемые судьями. Подобные отношения также носят правообразующий характер, так как их результатом становится выработка наиболее оптимальных моделей поведения и появление новых норм.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, формулируются общие выводы, отражающие теоретическую и практическую ценность правообразующих решений суда в правоприменительной деятельности правоохранительных органов.

По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие работы:

  1. Нестерова Н. В. Роль судебной практики в процессе формирования права: историко-правовой аспект / Н. В. Нестерова // Вестн. Акад. экон. безопасности. 2011. № 6. 0,5 печ. л.
  2. Нестерова Н. В. Причины деятельности судов по формированию права / Н. В. Нестерова // Вестн. Акад. экон. безопасности. 2011. № 8. 0,5 печ. л.
  1. Нестерова Н. В. Судебная практика как источник права / Н. В. Нестерова // Динамика современной науки : материалы междунар. науч.-практ. конф. – София, Болгария, 2011. – 0,3 печ. л.
  2. Нестерова Н. В. Правообразующая роль судебной практики: теоретический аспект / Н. В. Нестерова // Юрид. наука. – 2012. – № 3.
    – 0,3 печ. л.
  3. Нестерова Н. В. Причины участия судебных органов
    в правообразовательном процессе / Н. В. Нестерова // Научная индустрия европейского континента : материалы междунар. науч.-практ. конф. – Прага, Чехия, 2011. – 0,3 печ. л.
  4. Нестерова Н. В. Судебная практика и развитие законодательства о полиции / Н. В. Нестерова // Роль и место Федерального закона «О полиции» в российской правовой системе : материалы круглого стола, 25 нояб. 2011 г. – М., 2012. – 0,2 печ. л.
  5. Нестерова Н. В. К вопросу о признании нормотворческих решений органов правосудия в качестве источника права / Н. В. Нестерова // Политика и право. – 2012. – № 2. – 0,3 печ. л.

Нестерова Надежда Владимировна

ПРАВООБРАЗУЮЩИЕ РЕШЕНИЯ В СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ
(ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ)

Подписано в печать 16.04.2012. Формат 60х84 1/16. Усл. печ. л. 1,25. Тираж 100 экз.

Редакционно-издательский отдел научного центра

федерального казенного образовательного учреждения
высшего профессионального образования
«Владимирский юридический институт
Федеральной службы исполнения наказаний»

600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е.

E-mail: rio@vui.vladinfo.ru.


1 Послание Президента РФ Д. А. Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации от 30 нояб. 2010 г. // Рос. газ. 2010. 1 дек.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.