WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

НИКЧЕМНАЯ Елена Антсовна

Право как средство

государственного стратегического планирования

Специальность 12.00.01 – Теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва 2012

Работа выполнена на кафедре теории и истории государства и права

НОУ ВПО «Международный юридический институт»

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор

Глотов Сергей Александрович

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук

Лепехин Алексей Алексеевич

кандидат юридических наук, доцент

Артемова Светлана Тагировна

Ведущая организация:

Казанский (приволжский) федеральный университет

Защита состоится «25» апреля 2012 г. в 13.00 часов на заседании объединенного диссертационного совета ДМ 521.077.01 при Московском новом юридическом институте, по адресу: 107564, г. Москва, Погонный проезд, д. 7 а.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке НОЧУ ВПО «Московский новый юридический институт».

Автореферат размещен на официальном сайте Московского нового юридического института www.mnui.ru. и на официальном сайте Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки Российской Федерации http://vak.ed.gov.ru 23 марта 2012 г.

Автореферат разослан  « 23 » марта  2012 г.



Ученый секретарь
диссертационного совета
кандидат юридических наук  О.В. Дробот

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Законодательством Российской Федерации установлено, что государственные органы власти субъектов РФ и органы местного самоуправления формируют нормативные правовые акты, определяющие порядок решения вопросов в рамках распределенных полномочий.  В Росси сложилась специфическая ситуация, где в результате реформ 1990-х гг. перестала существовать единая государственная система планирования, а альтернативная система планирования, удовлетворяющая условиям рыночной экономики и применяемой в России модели местного самоуправления, не сформирована по сей день.

В этой связи возникают вопросы, связанные с поиском новых путей долгосрочного стратегического планирования социально-экономической деятельности государства. Основные проблемы в организации системы государственного стратегического планирования в Российской Федерации сложились в связи с тем, что теоретические основы и принципы планирования не были сформулированы, а практическая деятельность различных субъектов по реализации отдельных программ уже началась. В последние два десятилетия один за другим принимались акты стратегического планирования - концепции, стратегии, доктрины, отличающиеся друг от друга по структуре, содержанию, юридической силе и потому не образующие единую, согласованную систему. Был нарушен главный принцип построения правового регулирования.

Глобализация мирового пространства, реформирование отечественной правовой системы и социально-экономического уклада оказали стимулирующее воздействие на применение в России стратегического планирования в государственном и муниципальном управлении. В тоже время инновационная проблематика применения стратегического планирования слабо проработана в нормативном правовом и организационном аспектах. В российском законодательстве нет прямых указаний на стратегическое планирование в отношении государственной системы планирования. Нормативная правовая база по стратегическому планированию является неполной и находится в стадии формирования. Поэтому представляется актуальным возвращение к теоретическим основам организации системы государственного стратегического планирования - формулированию базовых принципов правового регулирования с последующим предложением практических рекомендаций по оптимизации этого процесса.

Безосновательное наращивание темпов и объемов правотворчества, хаотичное, бессистемное принятие все новых и новых нормативных правовых актов, зачастую противоречащих уже действующим законам, но не отменяющих их, стремление максимально урегулировать все сферы жизни также не способствуют гармоничному развитию общества. Стратегическое планирование не только использует право как средство, но и привносит упорядоченность в саму систему юридических норм. Правотворчество само должно быть плавным и последовательным на долгосрочную перспективу.

Степень разработанности проблемы. Важность стратегического планирования развития общества правовыми средствами осознавалась еще советскими учеными, среди которых следует отметить труды А.В. Бачурина, М.З. Бора, А.А. Годунова, О.А. Дейнеко, Н.Д. Кириченко, А.К. Кравцова, О.Е. Кутафина, А.Е. Лунева, А.Ф. Ноздрачева, В.В. Орехова, А.С. Петрова, В.Н. Черковца и др. Проблема правовых основ государственного стратегического планирования затрагивалась в рамках исследований функций российского государства С.С. Алексеевым, М.И. Байтиным, А.М. Витченко, В.М. Горшеневым, Д.А. Керимовым, В.Н. Кудрявцевым, Н.И. Матузовым.

Кроме того, право с точки зрения нормативного подхода (как система юридических норм) в качестве самостоятельного объекта стратегического планирования, особого рода политики (правовой политики) рассматривалось в работах В.Н. Баранова, Н.Н. Вопленко, Н.В. Исакова, А.П. Коробовой, А.П. Мазуренко, М.Н. Марченко, А.В. Малько, В.А. Рудковского, О.Ю. Рыбакова, С.В. Полениной, Ю.А. Тихомирова, Т.Я. Хабриевой, Р.О. Халфиной, К.В. Шундикова и других ученых.

В последнее время наблюдается активизация научных изысканий в данной сфере: отдельным вопросам планирования в праве посвящены недавние исследования В.В. Ванина, А.М. Голощапова, М.А. Громова, Е.Ю. Жаровой, И.В. Погодиной, А.В. Старовойтова. Однако комплексной работы монографического уровня, посвященной соотношению понятий «право» и «стратегическое планирование» в юридической науке не имеется.

Объект и предмет исследования.

Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, возникающие в процессе организации и функционирования системы государственного стратегического планирования.

Предмет исследования составляют средства и механизм правового регулирования государственного стратегического планирования.

Цели и задачи исследования. Целью настоящего диссертационного исследования являются научное обоснование целесообразности и возможности формирования многоуровневой системы стратегического планирования основанной на единстве правовых средств и способов.

Исходя из поставленной цели, в диссертационном исследовании предполагается решить следующие задачи:

  • доказать взаимосвязь категорий «право», «планирование», «стратегия», с объединяющим их понятием «стратегическое планирование»;
  • разработать определение категории «стратегическое планирование» с позиции права;
  • определить роль правового прогнозирования в разработке стратегического планирования;
  • разработать схему изменения Федеральной нормативной правовой базы в части применения метода стратегического планирования на федеральном и региональных уровнях,
  • обосновать актуальность стратегического планирования в условиях современной России;
  • выделить критерии построения системы стратегического планирования в Российской Федерации и охарактеризовать ее основные элементы;
  • исследовать виды актов государственного стратегического планирования; проанализировать акты, принятые в Российской Федерации;
  • рассмотреть положения Конституции Российской Федерации с позиции закрепления в них основ государственно-правовой стратегии;
  • определить место и роль Посланий Президента Российской Федерации Федеральному Собранию в организации системы государственного стратегического планирования;
  • выработать предложения по оптимизации правового регулирования государственного стратегического планирования в Российской Федерации.

Методологическая основа диссертации. Основным методом, применявшимся в работе, выступил диалектико-материалистический метод познания правовой действительности. Помимо него в работе также использовались общенаучные методы: системный подход (позволил рассмотреть современное стратегическое планирование как систему, которая может полноценно функционировать только при условии согласованной работы всех ее элементов); исторический метод (дал возможность оценить опыт стратегического планирования народного хозяйства в условиях советской командно-административной системы); метод прогнозирования (на основании данного метода были сформулированы предположения о развитии объекта исследования); логический метод (позволил осуществить классификацию).

Были использованы также частно-научные методы: формально-юридический - для работы с текстами нормативных правовых актов; сравнительно-правовой - для проведения сопоставительного анализа закрепления основ стратегического планирования в актах высшей юридической силы различных стран.

Теоретическую основу работы образует специальная юридическая литература. При написании диссертации автор опирался на труды ученых, разрабатывавших вопросы планирования и управления в рамках исследования функций государства, способов, методов, механизма правового регулирования, роли права в политической и экономической жизни общества. Помимо этого исследована монографическая и периодическая научная литература, посвященная организации и планированию правотворческой деятельности, проблеме формирования правовой политики.

Эмпирическая основа работы. Эмпирическую базу работы составили статистические данные о развитии экономики советского государства в 70 – 80 г.г. XX в.

Научная новизна работы обусловлена самой постановкой проблемы и заключается в том, что диссертация представляет собой первое комплексное исследование монографического уровня, направленное на создание теории соотношения фундаментальных социальных феноменов таких как «право» и «стратегическое планирование».

Впервые право исследуется как универсальное средство государственного стратегического планирования.

В процессе исследования уточнен понятийный аппарат стратегического планирования, предложены новые принципы правового обеспечения стратегического планирования.

Проведен ретроспективный анализ практики советского планирования, выявлены особенности правовой регламентации работы государственных органов по долгосрочному планированию.

Новизной отличается авторский подход в оценке системы правового регулирования стратегического планирования в Российской Федерации с учетом разработанных критериев.

В диссертации предложено оригинальное определение понятия стратегическое планирование - это алгоритм действий, реализуемых в пространстве (на территории государства или его субъекта), во времени (определенном конкретным сроком реализации плана), по кругу лиц участвующих в реализации стратегических задач.

Определена сущность стратегического планирования, которая представляет собой системное согласование стратегии государства направленной на изменение баланса сил и средств на определенном этапе исторического развития.

Предложена схема изменения Федеральной нормативной правовой базы в части применения метода стратегического планирования на федеральном уровне, которая состоит: в формировании методики планирования, в разработке и внедрении порядка применения долгосрочных целевых программ; в определении порядка применения программ социально-экономического планирования в бюджетном планировании и установления функционального взаимодействия с применяемыми целевыми программами;  в формировании схемы территориального планирования;

Автором разработаны рекомендации по оптимизации правового регулирования государственного стратегического планирования в Российской Федерации, предлагается уточненный список документов государственного стратегического планирования, которые могут быть приняты в Российской Федерации.

На защиту выносятся следующие основные теоретические положения:

1.Стратегическое планирование выступает предметом правового регулирования. Право является средством, при помощи которого обеспечивается стабильность эволюционного развития общества. В современных условиях право помимо регулирования общественных отношений играет роль инструмента регламентирующего стратегическое  планирование. Это подтверждается активным использованием правовых средств при подготовке стратегических планов федеральных и региональных органов власти.

2. Государственное стратегическое  планирование представляет собой разновидность юридической технологии и специфический вид государственной деятельности. Это алгоритм действий, решений, предпринятых уполномоченными государственными структурами направленных на реализацию ближайших и долгосрочных перспектив. Стратегия - это всесторонний комплексный план, предназначенный для того, чтобы обеспечить осуществление миссии государства для достижения сформулированных и понятных целей. В данном контексте праву отводится главная роль, так как оно регламентирует общественные отношения, возникающие в процессе формирования миссии государства. Будучи особым видом  деятельности государства, стратегическое планирование без правового закрепления в рыночных условиях невозможно.

3. Анализ практики государственного планирования свидетельствует об изменении роли и значения актов стратегического планирования в системе нормативно-правового регулирования общественных отношений.

Систему государственного стратегического планирования с точки зрения пространственного критерия составляют федеральный, региональный и муниципальный уровни. Данная система должна строиться «сверху вниз», посредством принятия правовых актов государственного стратегического планирования от федерального уровня к региональному и муниципальному, и лишь на их базисе - комплексных актов, основанных на пространственно-предметном критерии. Поэтому первоочередной задачей является формирование федерального уровня системы стратегического планирования, что автоматически остановит нежелательную практику «опережающего» регионального и муниципального планирования.

4. Немаловажная роль в процессе стратегического планирования отведена деятельности субъектов Российской Федерации. К документам государственного стратегического планирования, разрабатываемым в субъектах Российской Федерации, относятся: стратегия социально-экономического развития субъекта Российской Федерации на долгосрочную перспективу; государственные программы субъекта Российской Федерации; схема территориального планирования субъекта Российской Федерации; прогноз социально-экономического развития субъекта Российской Федерации на среднесрочный период; программа социально-экономического развития субъекта Российской Федерации на среднесрочный период; иные документы, соответствующие требованиям, установленным нормативными правовыми актами, решение о разработке которых принято высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации либо высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации.

5. Стратегическое планирование по своей сущности представляет системное согласование стратегии государства направленной на изменение баланса сил и средств на определенном этапе исторического развития. Государственное стратегическое планирование включает планирование социально-экономического развития и планирование обеспечения национальной безопасности. Неотъемлемой составной частью государственного стратегического планирования выступает стратегический контроль - деятельность по мониторингу социально-экономического развития Российской Федерации и оценке в соответствии с принципами системы государственного стратегического планирования процесса государственного прогнозирования и программно-целевого планирования, документов государственного стратегического планирования, а также реализации положений документов государственного стратегического планирования.

6. Совершенствование стратегического планирования невозможно без мониторинга правового пространства и правоприменительной практики. К основным целям мониторинга правового пространства относятся: оценка эффективности функционирования правовой системы; систематизация действующего законодательства; создание постоянно действующей системы обратной связи между субъектом нормотворческой деятельности и правоприменителем; подготовка предложений по совершенствованию законодательной и правоприменительной деятельности. Задача мониторинга - повысить качество, действенность и эффективность федерального и регионального  законодательства.

7. Государственное стратегическое планирование выполняет  конкретные функции. Они делятся по степени значимости. К основным функциям можно отнести формулирование внутренних и внешних условий социально-экономического развития Российской Федерации, выявление тенденций, возможностей и ограничений социально-экономического развития государства. Не менее важная функция связана с определением целей и приоритетов в социально-экономической политике, а также с планированием основных показателей бюджетной системы России на среднесрочную и долгосрочную перспективы. Прогнозирование эффективных способов использования имеющихся ресурсов также можно отнести к основным функциям. В последние годы немаловажное значение приобретает функция координации планируемых действий по достижению целей социально-экономического развития Российской Федерации между федеральным и региональным уровнями государственной власти, коммерческими организациями и гражданским обществом. Существенное влияние на государственное стратегическое планирование оказывает научно-техническое, информационное и кадровое обеспечение.

8. В качестве мер по оптимизации правового регулирования государственного стратегического планирования в Российской Федерации предлагаются следующие:

  • принятие Федерального закона «О государственном стратегическом планировании», охватывающего три его основные составляющие: прогнозирование социально-экономического развития, программно-целевое планирование и стратегический контроль;
  • закрепление в данном Законе перечня документов государственного стратегического планирования, обязательных для принятия в Российской Федерации (Приложение 1). В соответствие с ним должны быть приведены уже принятые акты (Концепция социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 г.); отсутствующие документы должны быть разработаны и официально утверждены (Прогноз долгосрочного научно-технологического развития Российской Федерации, Прогноз социально-экономического развития  Российской Федерации на период до 2020 года);
  • упорядочение и организация в систему согласно Закону о планировании отраслевых документов государственного стратегического планирования на долгосрочный период. Наименование документа — «доктрина», «концепция», «стратегия» — должно соответствовать его содержанию;
  • официальное оформление в единый нормативно-правовой комплекс актов государственного стратегического планирования (по примеру Основных направлений деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2012 года и Перечня проектов по их реализации, утвержденных одним Распоряжением Правительства Российской Федерации);
  • включение в акты государственного стратегического планирования не только качественных, но и количественных показателей (как это сделано в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года). Это сделает возможным контроль за реализацией актов, а также существенно упростит мониторинг эффективности стратегического планирования. 

Научная и практическая значимость. Значимость проведенного исследования заключается в создании на основе синтеза наработок юридической науки алгоритма формирования стратегического планирования как государственного метода планирования.

Сформулированные выводы и предложения могут служить теоретической основой для дальнейших научных исследований как в направлении совершенствования правовых основ стратегического планирования социально-экономического развития, так и в плане создания концепций развития федерального и регионального законодательства, правовой политики и т.п.

Практическая значимость диссертации состоит в разработке конкретных рекомендаций по оптимизации правового регулирования государственного стратегического планирования в современной России, предложений по повышению эффективности уже действующих правовых актов, их упорядочению и дополнению необходимыми, но пока отсутствующими нормами.

Результаты, полученные в ходе диссертационного исследования, можно использовать в учебном процессе при реализации программы курсов: теория государства и права, актуальные проблемы теории государства и права, спецкурса основы правовой политики современной России, а также при написании курсовых, дипломных, магистерских работ. Отчасти материал диссертационного исследования можно использовать для реализации программы «Преподаватель высшей школы» в аспирантуре Международного юридического института, переподготовки слушателей по программе повышения квалификации государственных и муниципальных служащих.

Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена и обсуждена на кафедре теории и истории государства и права Международного юридического института. Основные теоретические выводы и положения исследования нашли отражение в статьях автора (общим объемом 3 п.л.), опубликованных, в том числе, в журналах, включенных ВАК Министерства образования и науки РФ в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней кандидата и доктора наук. По избранной проблематике диссертант выступил на научно-методологическом семинаре «Правоохранительная политика в современной России: методология исследования» (г. Саратов, 22 апреля 2010 г.). Положения диссертации использовались автором в процессе преподавания курсов «Гражданский процесс», спецкурсов и факультативов «Юридическая техника: мастерство составления процессуальных бумаг», «Стратегия судебного процесса» в Международном юридическом институте.

Структура диссертации обусловлена целью и логикой исследования и включает в себя введение, четыре главы, подразделенные на параграфы, заключение, библиографию и приложение.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность, теоретическое и практическое значение, определяется объект, предмет, цели и основные задачи исследования, описывается степень разработанности проблемы, научная новизна работы, приводятся данные о ее апробации, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава «ПРАВО КАК СРЕДСТВО ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРАТЕГИЧЕСКОГО ПЛАНИРОВАНИЯ» состоит из трех параграфов, в первом параграфе- «Сущность и содержание категорий «стратегия» и «планирование»  - говорится о том, что понятие планирование возникло и преимущественно используется в экономической сфере. Тем не менее, обойтись без него при изучении правовых явлений не представляется возможным.

С правом понятие «планирование» состоит в двояких отношениях. С одной стороны, стратегическое планирование выступает как объект правового регулирования: если взять за предмет исследования государственное стратегическое планирование социально-экономического развития общества, сущность которого составляет деятельность субъектов по разработке системы целей развития общества на длительный период времени и средств их реализации, то право будет выступать его важнейшим инструментом, универсальным регулятором. Право в данном случае мы рассматриваем как систему правовых средств, с помощью которых обеспечивается стабильность и эволюционное развитие общественных отношений (политических, социально-экономических, духовных).

Понятие государственного социального планирования «созвучно» с понятием государственного управления. В рамках нашего исследования мы рассматриваем планирование в качестве функции управления. Планирование как инструмент правового регулирования представляет собой управленческую деятельность специализированных субъектов по разработке системы целей развития того или иного объекта на определенный период времени и средств их реализации, проходящую в правовых формах и осуществляемую правовыми средствами.

Термин «стратегия» как правило, применяется преимущественно в экономических науках, но вполне корректно может использоваться в юриспруденции. На наш взгляд, в понятии «стратегия» заключен  потенциал для углубления, концептуализации научных исследований в правоведении.

Стратегия не может существовать без планирования. Но и планирование в свою очередь, даже краткосрочное, в идеале должно в обязательном порядке включать стратегический компонент - ориентирование на перспективные цели. Понятие стратегического планирования синтезирует в себе две направляющие, две абстракции. Добавление определения «стратегическое» к базисному понятию «планирование» придает последнему четкую направленность на долговременные цели и задачи.

Стратегическое планирование, равно как и другие социально-экономические процессы, нуждается в правовом опосредовании. Стратегическое планирование развития общества как объект правового регулирования является высшей формой планирования, в процессе которого определяется общественный интерес посредством его правовой формализации категорией долгосрочных приоритетов развития национальной экономики, ведущую роль, в реализации которых играет государство.

Во втором параграфе - «Стратегическое планирование социально-экономического развития: исторический опыт и актуализация в современной России» - говорится о том, что социально-экономическое развитие любого общества не может быть бессистемным, хаотичным. Ему нужна четкая направленность, целевые ориентиры на длительную перспективу, что в свою очередь предполагает составление плана действий на определенный период времени. Очевидность данного факта детерминировала организацию системы стратегического планирования социально-экономического развития практически во всех развитых странах. Планирование в масштабах всего общества расценивается как одно из наиболее значительных научных и социальных достижений XX века.

Сегодня невозможно отрицать позитивный потенциал стратегического планирования социально-экономического развития Актуализация такого планирования юридическими средствами повышается именно в переходный период, который все еще переживает Российское государство, поскольку требуется определение в правовых формах четкого вектора дальнейшего развития нашего общества, а также его детализация в постановке долгосрочных и текущих целей, определении конкретных задач.

В процессе организации системы государственного стратегического планирования важно соблюдать баланс с тем, с одной стороны, чтобы не произошел возврат к планам-директивам как рудименту советской командно-административной системы, с другой — чтобы принимаемые акты не были «пустышками», наборами декларативных, популистских лозунгов, а стали действенными инструментами направляющего государственного воздействия на все сферы социальных отношений, способствующими поступательному, эволюционному развитию российского общества.

В третьем параграфе «Система стратегического планирования в Российской Федерации» исследуются два основных критерия: предметный и пространственный.

В проекте Федерального закона «О государственном стратегическом планировании» проведено четкое разграничение его сфер по предмету: оно включает государственное стратегическое планирование социально-экономического развития и государственное стратегическое планирование обеспечения национальной безопасности. Каждая из них в свою очередь сама выступает в виде системы — в зависимости от «охвата» общественных отношений можно выделить отраслевое и комплексное планирование.

По пространственному (территориальному) критерию планирование делится на федеральное, региональное, муниципальное и локальное. В зависимости от уровня планирования подразделяются и участники государственного стратегического планирования. Так, на федеральном уровне к числу участников отнесены:  Президент РФ; Совет Безопасности РФ; Счетная палата РФ; Правительство РФ; федеральные органы исполнительной власти; общественные и научные организации, субъекты естественных монополий, государственные корпорации и иные организации в специально оговоренных случаях. На уровне субъекта Российской Федерации очерчен следующий круг участников процесса государственного стратегического планирования: высшее должностное лицо субъекта РФ; законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта РФ; высший исполнительный орган государственной власти субъекта РФ; исполнительные органы государственной власти субъектов РФ;  иные органы государственной власти субъекта РФ, общественные, научные и иные организации.

Проект Федерального закона «О государственном стратегическом планировании» не называет в числе участников регулируемого им процесса Федеральное Собрание Российской Федерации. Государственная Дума, на наш взгляд, в обязательном порядке должна быть включена в перечень участников, поскольку в настоящий момент de facto уже выполняет ряд немаловажных функций в организации стратегического планирования. Последние состоят в разработке законодательной стратегии, то есть непосредственно в формировании программы законодательной инициативы, конкретизации конституционных норм в текущем законодательстве, а также в поиске решений, развивающих нормативное содержание Конституции России. Воплощение стратегического планирования Федерального Собрания состоит в принятии своевременных и качественных законов, не оставляющих неурегулированными те отрасли общественных отношений, которые, с одной стороны, требуют нормативной регуляции, с другой — нуждаются в опосредовании именно законами, а не другими (подзаконными) правовыми актами. Также стратегической (долговременной, постоянной) задачей деятельности Федерального Собрания является мониторинг соответствия законам всех остальных правовых актов.

Что касается понятия регионального стратегического планирования, то оно имеет двоякий смысл. С одной стороны, на федеральном уровне разрабатываются соответствующие долгосрочные планы развития субъектов. С другой — регионы сами принимают непосредственное участие в разработке собственных стратегий, вписывающихся и дополняющих общую стратегию социально-экономического развития Российской Федерации. И в том, и в другом случае мы говорим о региональном стратегическом планировании. При этом для России стратегическое территориальное планирование играет более значимую роль, чем для большинства других государств в связи с пространственной протяженностью страны.

Таким образом, систему государственного стратегического планирования с точки зрения пространственного критерия образуют федеральный, региональный и муниципальный уровни. Данная система должна строиться «сверху вниз», посредством принятия правовых актов государственного стратегического планирования от федерального уровня к региональному и муниципальному, и лишь на их базисе — комплексных актов, основанных на пространственно-предметном критерии. Поэтому первоочередной задачей является формирование федерального уровня системы стратегического планирования, что автоматически остановит нежелательную практику «опережающего» регионального и муниципального планирования.

Вторая глава «правоЕ обеспечение ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРАТЕГИЧЕСКОГО ПЛАНИРОВАНИЯ в Российской федерации» открывается параграфом «Акты государственного стратегического планирования: понятие и виды», содержащим как общетеоретические положения о сущности, признаках, содержании актов планирования, так и анализ практики принятия и действия соответствующих актов в Российской Федерации.

Основными характеристиками правовых актов государственного стратегического планирования выступают их субъекты, объекты и содержание.

Объектами правового акта государственного стратегического планирования являются те общественные отношения, на регулирование которых направлены положения акта. Все они, безусловно, относятся к родовой группе социально-экономических отношений, однако, очевидно, что ряд актов (прежде всего акты отраслевого стратегического планирования) имеет свой условно обособленный объект.

Субъектов правовых актов государственного стратегического планирования можно разделить на две группы. Первая включает в себя лиц, ответственных за их концепцию и содержание: инициаторов, разработчиков, координаторов, экспертов. Вторая группа включает субъектов, имеющих непосредственное отношение к материальному существованию акта: это те, кто его утверждает, осуществляет финансирование, контроль за реализацией.

Содержание правового акта государственного стратегического планирования составляет непосредственно его текст, представляющий собой совокупность юридических предписаний, имеющих целевую ориентацию на выполнение мероприятий и достижение поставленных задач. Он имеет внутреннюю структуру, то есть состоит из нескольких частей: вводной (включает его наименование, основание для разработки, дату принятия (утверждения), суть проблемы и обоснование необходимости ее решения, перечень исполнителей), основной (образует совокупность количественных и качественных показателей, характеризующих состояние прогнозируемого объекта в планируемый период с учетом тенденций его развития и воздействия тех или иных факторов либо фиксирующих результаты, которые должны быть достигнуты основным объектом в намеченном периоде) и заключительной (может отсутствовать).

Таким образом, систему правового регулирования стратегического планирования в Российской Федерации образуют законодательство о стратегическом планировании, которое составляют нормативные правовые акты, регулирующие отношения, возникающие в процессе плановой  деятельности, и акты (документы) государственного стратегического планирования, определяющие конкретные цели и задачи экономического и социального развития на определенном этапе развития России, пути и средства их достижения, не подлежащие включению в законодательство о планировании. При этом правовые акты второй группы производны от актов первой группы, должны приниматься в строгом соответствии с ними и образовывать определенную законодательством о планировании четкую и согласованную систему.

Второй параграф «Конституция Российской Федерации - основа государственно-правовой стратегии». Основы планирования как важнейшей функции государственного управления традиционно закреплялись в конституциях страны. Конституция (Основной закон) СССР 1936 г. оперировала понятием «народнохозяйственный план», причем в ней были закреплены лишь самые общие положения планово-стратегического характера. Значительно большее внимание вопросам организации стратегического государственного планирования развития общества было уделено в Конституции СССР 1977 г.  Конституция Российской Федерации 1993 г. слова «план» вообще не содержит. Однако это вовсе не означает, что действующий Основной закон страны в принципе выступает против планирования. Более того, он является главным нормативным источником, на базе которого строится современная система стратегического планирования развития общества - социально-экономического, политического, правового.

Что касается зарубежных государств, то упоминание в конституциях о стратегическом планировании можно отнести скорее к исключениям, нежели к правилу. В качестве таковых можно назвать Конституцию Испании 1978 г., Основной закон Федеративной Республики Германия 1949 г.

Конституция Российской Федерации 1993 г., являясь правовым актом высшей юридической силы, закрепляет основы государственно-правовой стратегии, которая включает общий прогноз развития российского общества государства и постановку долгосрочных, фундаментальных демократических целей. С этой точки зрения провозглашенный Конституцией статус Российской Федерации как правового и социального государства времени можно рассматривать только как стратегическую политико-правовую цель, и одновременно как нормативный прогноз, но не как существующую реальность.

Потенциал Основного закона в настоящее время в полной мере не реализован. Необходимо качественное наполнение основных признаков Российского государства: демократическое, федеративное, правовое, социальное. Стратегические цели, установленные Конституцией РФ, должны детализироваться в предписаниях текущего законодательства в виде конкретных прав и обязанностей. Только в этом случае можно будет говорить об эффективной реализации фактически закрепленного за Конституцией статуса главного стратегического акта страны.

В третьем параграфе «Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию как форма выражения государственного стратегического планирования» говорится о том, что они также как и Конституция РФ, не входят перечень актов государственного стратегического планирования, однако играют особую роль в организации стратегического планирования развития российского общества. Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию о положении в стране, об основных направлениях внутренней и внешней политики фактически выполняют роль государственно-правовой стратегии, поскольку в них Президент озвучивает фундаментальные принципы и цели развития общества, рассчитанные на долгосрочную перспективу, определяет его основные направления в социально-экономической, политической, духовно-нравственной, правовой сферах, а также закладывает программу конкретных действий Совета Федерации. Российское законодательство, таким образом, формируется на основе норм Конституции РФ с учетом ежегодных посланий Президента Федеральному Собранию, в которых глава государства задает парламенту приоритеты законодательной деятельности.

В работе анализируется содержание всех Посланий каждого из трех российских Президентов с позиции закрепления в них долгосрочных приоритетов развития общества и их значение для выстраивания и функционирования системы стратегического планирования в конкретный период времени.  При этом отмечается, что послания разных российских Президентов далеко не одинаковы — как по своим формальным, так и по содержательным характеристикам, однако при этом каждое из них соответствовало неофициальному статусу «государственно-правовой  стратегии». Послание 2010 г. можно в целом охарактеризовать как «стратегическое». В нем Президент говорил о политической, экономической, инновационно-технологической, международной, экологической и других стратегиях. Главный же акцент делается на стратегии социальной, поскольку «забота о будущих поколениях — это самые надежные, умные и благородные инвестиции». Для ее реализации Д.А.Медведевым  намечен ряд конкретных мер, в частности, даны поручения Правительству РФ.

Третья глава «ПРАВОТВОРЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В СИСТЕМЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРАТЕГИЧЕСКОГО ПЛАНИРОВАНИЯ» состоит из двух параграфов, название первого из которых - «Место и роль планирования правотворческой деятельности в системе государственного стратегического планирования Российской Федерации» - отражает его основную цель. Основными проблемами современного российского правотворчества можно назвать: бессистемность развития законодательства; диспропорции развития отдельных отраслей и институтов; наличие юридических коллизий; разрыв между положениями Основного закона и законодательством и как следствие — декларативность ряда конституционных норм; существование «пробельных» участков в правовом регулировании; нереализация (неполная, несвоевременная, не достаточно активная) реализация нормативных предписаний.

Анализ вышеперечисленных проблем делает очевидным, что законодательство не может развиваться без четкой и обоснованной стратегической основы. Однако в настоящий момент времени планирование в правотворческой деятельности используется фрагментарно и представлено, по сути, лишь суммированием предложений субъектов права законодательной инициативы и иных субъектов законотворчества без надлежащей координации и учета долгосрочной перспективы. Среднесрочное и, тем более, долгосрочное (стратегическое) планирование развития законодательства практически не применяется. Нормативно-правовое регулирование отношений в рассматриваемой сфере следует признать недостаточным, законодательная база  планирования отсутствует.

Стратегическое планирование правотворческой деятельности выступает неотъемлемым элементом системы государственного стратегического планирования в Российской Федерации.  Планирование придает правотворческой деятельности необходимую целенаправленность и предметность, обозначает для правотворческих органов ориентиры, закрепляет желаемые результаты, делает обозримым развитие права и законодательства в течение определенного периода, обеспечивает стройность и внутреннюю согласованность непосредственно системы права.

Во втором параграфе «Укрепление научных основ стратегического планирования правотворчества как фактор повышения его эффективности» указывается на то, что одной из основных проблем современного российского законодательства можно назвать недостаточное внимание к научным основам правового регулирования.

Официальное стратегическое планирование правотворческой деятельности должно иметь прочный научный базис. Он в свою очередь не появляется «из воздуха», не мыслим в отрыве от реальности — объективных социально-экономических, политических, культурно-нравственных условий, существующих в конкретно-исторический момент времени. Законопроекты должны не только исходить из реалий настоящего, но и основываться на научных прогнозах развития государства и общества.

Обеспечение концептуализации теоретических взглядов и практических подходов в области правового регулирования является одной из первоочередных миссий современной юридической науки. Концептуализация научных знаний позволяет не только и не столько концентрироваться на злободневных вопросах правовой политики, сколько решать стратегические проблемы правового развития страны.

Концептуализация научного юридического знания является залогом повышения эффективности стратегического планирования развития правовой системы, поскольку создает прочную научную основу для будущих законов и подзаконных актов, способствует выявлению социальных проблем и задач, требующих нормативного регулирования, подготовке и обоснованию вариантов правовых актов и их возможных последствий. Благодаря этому исключается формальный подход к принятию законов и создаются гарантии эффективного действия юридических норм.

В четвертой главе «Оптимизация правового регулирования государственного стратегического планирования В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»  говорится о том, что в настоящий момент система долгосрочного планирования в России находится «в зачаточном состоянии». В Российской Федерации практически нет нормативных актов системного характера в области стратегического планирования. До последнего времени основная проблема состояла в том, что стратегическое планирование на деле было лишь стратегическим декларированием. Документы готовились в основном с пропагандистской целью и особого практического значения не имели.

В качестве мер по оптимизации правового регулирования государственного стратегического планирования в Российской Федерации предлагаются следующие:

1. Основы государственного стратегического планирования должны быть закреплены на уровне закона. Для этого необходимо принять соответствующий базовый Федеральный закон «О государственном стратегическом планировании», охватывающий три его составляющие: прогнозирование социально-экономического развития, программно-целевое планирование и стратегический контроль. Часть из действующих нормативных правовых актов, затрагивающих те или иные аспекты планирования, утратит свою силу (например, Федеральный закон от 20 июля 1995 г. № 115-ФЗ «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Российской Федерации»), остальные следует привести в соответствие с ним.

2. В рассматриваемом Законе необходимо закрепить перечень обязательных документов государственного стратегического планирования (Приложение 1). В соответствие с ним должны быть приведены уже принятые акты (Концепция социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 г.); отсутствующие документы должны быть разработаны и официально утверждены (Прогноз долгосрочного научно-технологического развития Российской Федерации, Прогноз социально-экономического развития  Российской Федерации на период до 2020 года).

3. Отраслевые документы государственного стратегического планирования на долгосрочный период должны быть упорядочены и организованы в систему согласно Закону о планировании. Так, демографическое развитие, согласно проекту Закона, должно опосредоваться правовым актом в форме стратегии, в то время как сегодня его основы закрепляются в Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 г. Наименование документа — «доктрина», «концепция», «стратегия» — должно соответствовать его содержанию. В частности, государственная стратегия Российской Федерации по охране окружающей среды и обеспечению устойчивого развития по своему содержанию не соответствует требованиям, предъявляемым к стратегии, и представляет собой, по сути, доктрину. Между тем, долгосрочное планирование развития данной важнейшей сферы жизни общества следует прописать именно на уровне стратегии.

4. Эффективности реализации актов государственного стратегического планирования (как отраслевых, так и общей направленности) будет способствовать их официальное оформление в единый нормативно-правовой комплекс. В качестве примера можно привести Основные направления деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2012 года вместе с перечнем проектов по их реализации, утвержденные одним Распоряжением Правительства Российской Федерации, а также Концепцию реформирования бюджетного процесса в Российской Федерации в 2004–2006 годах вместе с Планом мероприятий по реализации Концепции реформирования бюджетного процесса в Российской Федерации в 2004–2006 годах, утвержденные Постановлением Правительства РФ.

5. Включение в акты государственного стратегического планирования не только качественных, но и количественных показателей (как это сделано, например, в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года) сделает возможным контроль за реализацией актов, а также существенно упростит мониторинг эффективности стратегического планирования. 

В заключении подведены итоги исследования, сформулированы выводы, обобщающие меры по совершенствованию системы государственного стратегического планирования.

В Приложении 1 предлагается перечень документов государственного стратегического планирования, которые должны быть приняты в Российской Федерации.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, указанных в перечне ВАК Министерства образования

и науки Российской Федерации

1. Никчемная Е.А. Планирование как юридическая категория // Современное право. М.: ЗАО Издательство «Новый индекс», - 2010.-  № 9. - С. 27–29. (0,4 п.л.).

2. Игнатенкова К.Е., Никчемная Е.А. К вопросу о роли  стратегического планирования в правоохранительной политике // Правовая политика и правовая жизнь. Саратов–Москва: Саратовский филиал Учреждения Российской академии наук Института государства и права РАН, - 2010.-  № 4.-  С. 122–124 (0,2 п.л.).

3. Никчемная Е.А. Правовые основы системы государственного стратегического планирования в современной России // Юридическая мысль. 2010. С. 88–93 (0,4 п.л.).

Статьи, опубликованные в иных научных изданиях

4. Никчемная Е.А. Правовые средства регионального стратегического планирования социально-экономического развития // Новая правовая мысль. Волгоград: ФГОУ ВПО «Волгоградская академия государственной службы, - 2010. - № 6. -  С. 17–19. (0,4 п.л.).

5. Никчемная Е.А. Понятие «стратегическое планирование» в праве // Актуальные проблемы правоведения.-  2010.-  № 3 (27). - С. 40–42. (0,3 п.л.).

6. Никчемная Е.А. Конституция Российской Федерации как основа стратегического планирования развития общества // Право как ценность и средство государственного управления обществом. Вып. 7: сб. науч. тр. / под ред. П.В. Анисимова, В.А. Рудковского. Волгоград, ВА МВД России, - 2010. - С. 67–71 (0,3 п.л.).

7. Никчемная Е.А. Стратегическое планирование социально-экономического развития в современной России: вопросы внутреннего содержания // Вестник Сибирской академии права, экономики и управления. - 2011. № 1. - С. 30–33 (0,4 п.л.).

8. Никчемная Е.А. Стратегическое планирование социально-экономического развития: исторический опыт и необходимость в условиях современных российских реалий // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. Серия «Юридические науки». - 2011. - № 2.  - С. 74–76 (0,4 п.л.).

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.