WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ГЕЙВАНДОВ Эмиль Анатольевич

ПОЛУЧЕНИЕ И ДАЧА ВЗЯТКИ

(ст. 290, 291 УК РФ):

ПРОБЛЕМЫ ЗАКОНОТВОРЧЕСКОЙ

И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Специальность: 12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Нижний Новгород 2012

Работа выполнена в Нижегородской академии МВД России.

Научный руководитель:        кандидат юридических наук, доцент

       Радачинский Сергей Николаевич

Официальные оппоненты:        Тюнин Владимир Ильич,

       доктор юридических наук, профессор,

       Санкт-Петербургский университет МВД России,

       профессор кафедры уголовного права;

       Чупрова Антонина Юрьевна,

       кандидат юридических наук, доцент,

       Российская правовая академия

       Министерства юстиции России,

       профессор кафедры уголовного права и

       криминологии; уголовно-исполнительного права

Ведущая организация:        Российский университет дружбы народов

Защита состоится 23 мая 2012 года в 9 часов на заседании диссертацион­ного совета Д 203.009.01 на базе Нижегородской академии МВД России по адресу: 603144, г. Н. Новгород, Анкудиновское шоссе, 3. Зал ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородской акаде­мии МВД России.        

Автореферат разослан «____» апреля 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                                Миловидова М.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. К числу негативных факторов, подрывающих авторитет власти и разрушающих государственность, относится коррупция. Наиболее опасной и распространенной формой ее проявления выступает взяточничество. Получение и дача взятки нарушают нормальную деятельность властных и управленческих структур, подрывают их престиж, формируют отрицательный образ государственного служащего, оказывают негативное влияние на моральное здоровье нации, создают у значительного числа людей представление о продажности публичной власти, возможности приобрести желаемое за счет подкупа должностных лиц.

Несмотря на то, что УК РФ 1996 года действует уже около пятнадцати лет, введенные им положения, в том числе законодательные установления, внесенные в него Федеральным законом от 4 мая 2011 года № 97-ФЗ, регламентирующие ответственность за получение и дачу взятки и за посредничество во взяточничестве, порождают множество дискуссий в доктрине уголовного права, а также проблем в правоприменительной деятельности. В связи с этим они нуждаются в серьезном научном анализе и разъяснении.

Нельзя признать удовлетворительными в разработке проблем уголовной ответственности за вышеуказанные преступления и решения, отраженные в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 года № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе», которое наряду с детальным разъяснением вопросов, касающихся субъекта служебных преступлений, предмета взятки и многого другого, содержит спорные положения, а в некоторых случаях явно ошибочные. Указанные проблемы дополняются межотраслевыми коллизиями в российском законодательстве и несогласованностью соответствующих уголовно-правовых норм с международными нормативно-правовыми актами, которые значительно осложняют работу правоприменительных органов по квалификации данных деяний.

Перечисленные обстоятельства определили выбор темы диссертационного исследования, они же свидетельствуют о его актуальности.

Степень разработанности темы. Ранее проблема ответственности за взяточничество в теории уголовного права и криминологии разрабатывалась достаточно активно. Для отечественной юридической науки большое значение имеют работы А.А. Аслаханова, Ю.А. Афиногенова, Б.В. Волженкина, Л.Д. Гаухмана, А.С. Горелика, Г.Н. Горшенкова, А.В. Грошева, Б.В. Здравомыслова, С.В. Изосимова, А.К. Квициния, В.Ф. Кириченко, А.И. Кирпичникова, А.П. Кузнецова, Н.П. Кучерявого, Н.А. Лопашенко, В.В. Лунеева, Ю.И. Ляпунова, С.В. Максимова, П.Н. Панченко, А.Я. Светлова, Б.С. Утевского, А.Ю. Чупровой, Е.В. Яковенко, П.С. Яни и других ученых-правоведов. Вместе с тем, несмотря на несомненно позитивную роль всех проведенных в этом направлении исследований, нельзя не отметить, что тема противодействия взяточничеству не исчерпала себя ни в теоретическом, ни в практическом отношении.

Целый ряд вопросов продолжает оставаться дискуссионным, требует тщательного научного анализа и изучения. Значимыми объективными факторами, обусловливающими дальнейшую разработку вопросов, связанных с повышением эффективности противодействия взяточничеству, выступают новые либо в значительной мере модифицированные прежние способы получения-дачи взятки. Данное обстоятельство позволяет констатировать, что уровень разработки этой проблемы не отвечает современным требованиям и потребностям борьбы с преступностью.

Объект диссертационного исследования составляют общественные отношения, связанные с совершением преступлений, предусмотренных статьями 290 и 291 УК РФ; в том числе вопросы совершенствования законодательной и правоприменительной практики в целях достижения наибольшей эффективности противодействия взяточничеству.

Предметом анализа являются нормы международного, российского и зарубежного законодательства об ответственности за взяточничество, а также судебная практика по делам о коррупционных преступлениях1.

Основной целью диссертационной работы является разработка предложений, позволяющих повысить эффективность применения норм действующего УК РФ об ответственности за преступления, предусмотренные статьями 290 и 291 УК РФ, и смежные с ними общественно опасные деяния.

Поставленная цель конкретизируется в следующих исследовательских задачах:

– определить достоинства и недостатки международного, зарубежного и отечественного законодательства об уголовной ответственности за взяточничество и решить вопрос о целесообразности имплементации конкретных законодательных положений в российское уголовное законодательство;

– выявить и проанализировать проблемы, имеющиеся в теории уголовного права и судебно-следственной практике, связанные с толкованием признаков составов получения и дачи взятки и смежных с ними преступлений; 

– дать уголовно-правовую характеристику составов взяточничества и определить их место в структуре Особенной части УК, а также в системе должностных преступлений;

– изучить проблемы, возникающие при квалификации преступлений, предусмотренных статьями 290 и 291 УК РФ;

– выработать практические рекомендации по отграничению составов получения и дачи взятки от смежных составов преступлений;

– проанализировать проблемы, связанные с назначением наказаний за взяточничество, с учетом законодательных изменений, внесенных в УК РФ Федеральным законом от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и отдельные законодательные акты РФ»2;

– определить тенденции развития норм уголовного законодательства об ответственности за взяточничество и смежные с ними преступления и сформулировать предложения по их совершенствованию;

– осуществить поиск оптимальных мер, направленных на повышение эффективности противодействия взяточничеству.

Методология и методики исследования. Теоретико-методологической основой исследования послужил общенаучный диалектический метод познания социальной и правовой действительности. Применялись сравнительно-правовой, системно-структур-ный, формально-логический методы, метод правового моделирования. Активно исполь-зовались частнонаучные методы исследования: документальный, контент-анализ, анкетный опрос, процедуры обобщения и интерпретации эмпирических данных и др.

Основные положения работы базируются на действующем законодательстве, материалах судебно-следственной и прокурорской практики, современных достижениях уголовного права, криминологии, административного, гражданского и других отраслей права.

Теоретическую основу исследования составляют труды ученых в области общей теории права, уголовного, административного, государственного права, уголовного процесса и криминологии: В.М. Баранова, В.К. Бабаева, Т.Б. Басовой, Б.В. Волженкина, А.И. Долговой, Н.А. Егоровой, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, Ю.И. Ляпунова, В.В. Лунеева, М.Д. Лысова, В.Е. Мельниковой, Г.М. Миньковского, Б.С. Никифорова, Ш.Г. Папиашвили, А.А. Пионтковского, А.Я. Светлова, Ю.Н. Старилова, Н.С. Таганцева, А.Н. Трайнина, Б.С. Утевского, В.Н. Ширяева, П.С. Яни и др.

Нормативно-правовую базу диссертационного исследования составляют Конституция РФ, законодательные и подзаконные акты, постановления Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и РФ, другие нормативные источники, определяющие основы противодействия взяточничеству. В целях решения исследовательских задач изучались международные нормативно-правовые акты в области борьбы с коррупцией, уголовное законодательство зарубежных стран, Примерный УК США, Модельный УК для стран СНГ, теоретические концепции по вопросам взяточничества и некоторым другим проблемам, затрагиваемым в диссертации.

Эмпирическая база исследования включает в себя материалы судебно-следственной практики по делам о взяточничестве и смежных с ним преступлениях (изучено 347 уголовных дел); статистические сведения о состоянии и динамике взяточничества за период с 1997 по 2010 год; материалы периодической печати; результаты анкетирования специалистов по отдельным проблемным вопросам (опрошено 300 респондентов – курсантов, слушателей, следователей, судей); личный опыт практической работы автора в подразделениях по борьбе с экономическими преступлениями в течение 6 лет.

Научная новизна диссертации состоит в том, что в ней впервые подвергнуты анализу законодательные изменения, внесенные в УК РФ Федеральным законом от 4 мая 2011 года № 97-ФЗ, представлена авторская концепция развития норм уголовного закона об ответственности за взяточничество и смежные с ним преступления, предложены меры по повышению эффективности правоприменительной практики по делам этой категории.

На защиту выносятся следующие основные положения, характеризующие новизну диссертационного исследования:

1. Изучение международных правовых актов, определяющих ответственность за совершение коррупционных преступлений, состоящих в подкупе (в том числе взяточничестве), позволяет констатировать:

а) имплементация в российский УК положений, в соответствии с которыми к предмету названных преступлений следует относить любые неправомерные преи-мущества (имущественного и неимущественного характера), нецелесообразна, так как более широкая трактовка предмета этих деяний может усложнить разграничение получения взятки (ст. 290 УК РФ) и злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ); кроме того, неизбежно возникнут проблемы при толковании самого понятия «преимущество» (если имущество и выгода имущественного характера поддаются объективной оценке именно как «преимущества», то неимущественные блага в ряде случаев могут восприниматься в этом качестве только их получателем, значит, их оценка может приобретать субъективную окраску);

б) в качестве субъектов подкупа нормы международных конвенций называют наряду с должностными лицами служащих, не относящихся к категории должностных. Полагаем, что российский УК также следует дополнить специальной нормой, предусматривающей ответственность этих лиц за получение незаконного вознаграждения;

в) конвенциальное положение об установлении более строгой ответственности за получение взятки должностными лицами правоохранительных органов и судьями представляется целесообразным для его имплементации в российский УК путем введения в него соответствующей специальной нормы.

2. Сравнительно-правовой анализ норм зарубежного уголовного законодательства об ответственности за взяточничество свидетельствует, во-первых, о наличии общей тенденции сближения различных уголовно-правовых систем в вопросах выбора средств противодействия взяточничеству и иным коррупционным преступлениям; во-вторых, о том, что в большинстве стран проводится дифференциация ответственности за преступления, совершаемые публичными должностными лицами и лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях, с выделением составов взяточничества и коммерческого подкупа.

3. Юридический анализ преступлений, предусмотренных статьями 290 и 291 УК РФ, показывает, что:

– несмотря на схожесть этих общественно опасных деяний и взаимообусловленность, их правовая природа различна, что находит свое отражение в их видовом и непосредственном объекте;

– установление в самом законе минимального размера взятки в случае, если она носит характер подкупа, нецелесообразно;

– в силу коррупциогенности статьи 575 ГК РФ следует исключить данную норму из закона, а при оценке случаев, связанных с взяткой-благодарностью или получением обычного подарка за действие (бездействие) по службе, предлагается руководствоваться частью 2 статьи 14 УК РФ, определяющей критерии малозначительности деяния;

– объективная сторона состава преступления, предусмотренного частью 1 статьи 290 УК РФ, является сложной и включает в себя конгломерат различных по характеру и степени общественной опасности действий, объединенных категорией «получение взятки», что, с одной стороны, затрудняет адекватное и единообразное понимание признаков данного преступления правоприменителем, а с другой – расширяет пределы усмотрения правоприменителя и в определенных случаях вступает в противоречие с принципом законности, запрещающим применение закона по аналогии. Кроме того, указание в диспозиции статьи на оказание услуг имущественного характера и предоставление иных имущественных прав согласно законам формальной логики характеризует действия не взяткополучателя, а взяткодателя, поэтому данная формулировка нуждается в соответствующей корректировке;

– решение законодателя о выделении в самостоятельный состав посредничества во взяточничестве (ст. 2911 УК РФ) является обоснованным, так как оно в полной мере соответствует рекомендациям, изложенным в Модельном УК для стран СНГ, и позволяет отчасти «разгрузить» состав получения взятки. Вместе с тем, указанная норма нуждается в совершенствовании, поскольку она, во-первых, не отражает реальную общественную опасность «простого» посредничества во взяточничестве, когда сумма взятки не достигает значительного размера, и, во-вторых, не соответствует потребностям борьбы с коррупционными преступлениями на современном этапе;

– предложение об имплементации в УК РФ положений, предусматривающих ответственность за взяточничество с момента получения согласия принять незаконное вознаграждение либо обещания его передать, представляется нецелесообразным. Данный вывод относится и к составу посредничества во взяточничестве (ч. 5 ст. 2911 УК РФ), где данное нормативное установление уже реализовано;

– следует разделить квалифицирующий признак, предусмотренный пунктом «а» части 5 статьи 290 УК РФ, на два самостоятельных с выделением каждого из них в виде отдельного квалифицирующего обстоятельства: в пункте «а» части 5 статьи 290 УК РФ оставить признак «совершение преступления по предварительному сговору группой лиц», а признак «организованная группа» выделить в часть шестую данной нормы, так как это позволит отразить различную общественную опасность соответствующих преступлений и индивидуализировать наказание виновным за их совершение;

– аргументируется необходимость закрепления в законе положений, определяющих порядок освобождения от уголовной ответственности взяткополучателя;

– признаком субъективной стороны получения взятки, имманентно присущим данному преступлению, является корыстная цель. В связи с этим преступные действия субъекта следует считать заведомо корыстными, поэтому доказывать это обстоятельство нет никакой необходимости, равно как и закреплять корыстную цель непосредственно в самом законе в качестве обязательного признака преступления, предусмотренного статьей 290 УК РФ;

– понятие должностного лица, данное в примечании 1 к статье 285 УК РФ, нуждается в корректировке: а) требуется распространить его действие на весь УК; б) необходимо исключить из этой дефиниции указание на то, что организационно-распорядительные и административно-хозяйственные обязанности могут выполняться в государственных корпорациях с одновременным решением вопроса о преобразовании указанных структур в иные формы юридических лиц, не обладающих специальным статусом и особыми привилегиями;

– в целях совершенствования нормативных установлений, относящихся к лицам, занимающим государственные должности РФ, государственные должности субъектов РФ, и главам органов местного самоуправления, предлагается: а) в примечании 3 к статье 285 УК РФ указать, что перечень должностей субъектов РФ устанавливается законодательством субъектов РФ; б) понятие главы органа местного самоуправления закрепить непосредственно в самом законе в отдельном примечании к статье 285 УК РФ;

– недостатком примечания 2 к статье 290 УК РФ является то, что оно распространяется только на составы взяточничества. Между тем иностранные должностные лица и должностные лица публичных международных организаций вполне могут совершить и иные коррупционные преступления. Поэтому представляется целесообразным расширить сферу действия названного примечания, распространив его действие и на другие нормы о преступлениях коррупционной направленности.

4. Анализ судебно-следственной практики по делам о взяточничестве свидетельствует о наличии ряда проблем, влияющих на эффективность применения норм об ответственности за соответствующие коррупционные преступления. В связи с этим предлагается: а) внести в постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 года № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» корректировки, разъясняющие положения, отражающие современное состояние соответствующих норм уголовного законодательства (в приложении к диссертации представлен авторский проект таких изменений); б) распространить градацию незаконных вознаграждений в зависимости от их размеров на все составы преступлений, состоящих в подкупе; в) унифицировать виды и размеры наказаний (в том числе кратность штрафов) за совершение иных коррупционных преступлений (например, ст. 1451, 170, 184, 201, 202, 285, 289, 292 УК РФ и др.); г) в качестве альтернативы лишению свободы ввести в санкции норм, предусматривающих ответственность за взяточничество, такие виды наказаний, как исправительные работы и арест; д) рекомендовать назначать наказание в виде лишения права занимать определенные должности либо заниматься определенной деятельностью во всех случаях совершения коррупционных преступлений с использованием виновными своих служебных полномочий; е) в целях повышения превентивных возможностей лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью представляется целесообразным увеличить срок этого наказания (в случае назначения его в качестве дополнительного к лишению свободы) до двадцати лет; ж) конфискация имущества как мера противодействия коррупционным и другим общественно опасным деяниям может стать достаточно эффективной только в случае возвращения ее в систему уголовных наказаний.

Теоретическая и практическая значимость диссертации определяется комплексной разработкой уголовно-правовых проблем ответственности за взяточничество, что в значительной степени систематизирует полученные ранее научные знания по исследуемой теме и дополняет их новыми результатами. Теоретическая значимость работы определяется тем, что в ней подвергнут анализу отечественный и зарубежный опыт противодействия взяточничеству; изучены международные правовые акты в области борьбы с коррупцией; дан юридический анализ норм российского уголовного законодательства об ответственности за коррупционные преступления в соответствии с их новой редакцией и предложена перспективная концепция их дальнейшего развития; изложены меры, способствующие повышению эффективности правоприменительной практики по делам рассматриваемой категории.

Практическая значимость исследования состоит в том, что его результаты могут быть полезны в процессе совершенствования законодательства, а также в правоприменительной деятельности, использованы в преподавании курса Особенной части уголовного права России и спецкурсов, посвященных проблемам ответственности за взяточничество.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы настоящего исследования изложены автором в 13 опубликованных работах общим объемом 5,3 п. л. и выступлениях на Международном симпозиуме «Конкретизация законодательства как технико-юридический прием нормотворческой, интерпретационной, правоприменительной практики» (г. Геленджик, 27–28 сентября 2007 г.); Международных научно-практических конференциях «Кодификация законодательства: теория, практика, техника» (г. Н. Новгород, 25–26 сентября 2008 г.), «Легализация преступных доходов и коррупция в органах государственной власти: теория, практика, техника противодействия» (г. Н. Новгород, 10–11 июня 2009 г.) и «Правовые презумпции: теория, практика, техника» (г. Н. Новгород, 23–24 сентября 2010 г.); межведомственной межвузовской научно-практической конференции «Коррупция и экстремизм как угрозы национальной безопасности России» (г. Ижевск, 10 июня 2010 г.); межрегиональной научно-практической конференции «Актуальные проблемы противодействия коррупции на современном этапе» (г. Н. Новгород, 29 сентября 2010 г.); межрегиональном круглом столе «Уголовная ответственность и профилактика преступлений в условиях судебной реформы» (г. Иваново, 19 февраля 2010 г.). Отдельные положения диссертационного исследования внедрены в практическую деятельность ГСУ при ГУВД по Нижегородской области, УБЭП ГУВД по Нижегородской области, а также в учебный процесс Нижегородской академии МВД России.

Работа рецензировалась и обсуждалась на кафедре уголовного и уголовно-исполнительного права Нижегородской академии МВД России.

Структура и объем диссертации отвечают целям и задачам исследования и соответствуют требованиям ВАК. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих в себе девять параграфов, заключения, библиографии и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор и актуальность темы, формулиру­ются цели и задачи исследования, определяются его объект и предмет, методо­логические и теоретические основы, отмеча­ется научная новизна, теоретическая и практическая значимость диссертации, приводятся сведения о научной и практической апробации результатов иссле­дования.

Первая глава «Международное и зарубежное уголовное законодательство об ответственности за взяточничество: сравнительно-правовой анализ» вклю­чает в себя два параграфа.

В первом параграфе «Международные нормативно-правовые акты о противодействии коррупции и взяточничеству и их влияние на формирование национального законодательства» автор анализирует международные документы по противодействию коррупции, действующие как на глобальном (конвенции и декларации Организации Объединенных Наций), так и на региональном (конвенции Совета Европы) уровнях.

В диссертации подчеркивается, что российский законодатель в процессе создания правовых основ противодействия коррупции должен ориентироваться на предписания, закрепленные в названных источниках. Между тем ряд положений соответствующих международных конвенций в отечественном законодательстве остается нереализованным. Не призывая к слепому копированию международно-правовых стандартов, соискатель считает важным всестороннее обсуждение данного вопроса с выявлением как положительных, так и отрицательных последствий закрепления в российском законодательстве тех или иных положений, отраженных в нормах международного права. 

К числу предписаний, имплементация которых в УК РФ представляется нецелесообразной, следует, в частности, отнести: а) расширенное понимание предмета подкупа (как активного, так и пассивного), включающего в себя любые неправомерные преимущества как имущественного, так и неимущественного характера; б) рекомендацию об установлении уголовной ответственности за активный и пассивный подкуп с момента испрашивания либо принятия предложения или обещания (прямого или косвенного) неправомерного преимущества. По мнению автора, данные положения являются преждевременными, так как они не в полной мере соответствуют сложившимся в российской уголовно-правовой доктрине воззрениям, а также не отвечают задачам криминализации деяний на современном этапе. В диссертации приводятся аргументы в пользу такой позиции.

Ряд положений, закрепленных в международных конвенциях и ратифицированных Российской Федерацией (например, в Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию 1999 г., Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности 2000 г. и Конвенции ООН против коррупции 2003 г.), напротив, является, с точки зрения соискателя, достаточно перспективным в плане использования в законотворческой деятельности и включения в УК РФ. К их числу следует отнести нормы, обязывающие устанавливать более строгий режим ответственности за получение взятки должностными лицами правоохранительных органов и судьями, а также положения, рекомендующие проведение дифференциации ответственности за дачу и получение взятки в зависимости от наличия или отсутствия подкупа в действиях виновных лиц. Кроме того, видятся обоснованными предложения (основанные на конвенциальных нормах) о внесении в УК РФ специальной нормы об ответственности государственных и муниципальных служащих, не являющихся должностными лицами, за получение ими незаконного вознаграждения и о введении в российское уголовное законодательство единого понятия публичного должностного лица и применении его к субъектам любых преступлений, совершенных с их участием. 

Во втором параграфе «Регулирование ответственности за взяточничество в зарубежном уголовном законодательстве» диссертант анализирует законодательство стран ближнего и дальнего зарубежья и приходит к выводу о том, что в настоящее время имеет место тенденция сближения различных уголовно-правовых систем в вопросах выбора средств противодействия взяточничеству и иным коррупционным преступлениям.

Законодатели большинства государств придерживаются в основном традиционных подходов в конструировании составов взяточничества. Это, в частности, выражается в том, что, во-первых, к предмету получения и дачи взятки, а также посредничества во взяточничестве они, как правило, относят имущество и имущественные блага (лишь в некоторых государствах, например, в УК Эстонии, Украины, предметом этих общественно опасных деяний может являться взятка «в любом виде»). Во-вторых, несмотря на различие законодательных формулировок соответствующих составов коррупционных преступлений, все их многообразие (с известной долей условности) можно свести к «вариациям» конструкций двух классических составов – злоупотребления служебным положением в корыстных или иных личных целях и взяточничества (получения, дачи взятки или посредничества в этом). В-третьих, в большинстве стран проводится дифференциация ответственности за преступления, совершаемые публичными должностными лицами и лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях, с выделением составов взяточничества и коммерческого подкупа (например, Армения, Казахстан, Молдова, США, Китай и др.).

Вместе с тем, некоторым зарубежным странам свойственны некоторые особенности в регламентации ответственности за взяточничество. Так, законодатели ряда государств (например, Армении, Казахстана) предусматривают в своих уголовных кодексах положения, устраняющие преступность деяния за получение заранее не оговоренной взятки-благодарности в небольшом размере за совершение законных действий. Некоторые страны (например, Беларусь, Узбекистан, Япония и др.) предусматривают в своих УК набор специальных норм об ответственности за взяточничество, не ограничиваясь тремя составами, как это сделано в УК РФ. В отдельных странах (например, в Литве, КНР) субъектами взяточничества могут выступать не только физические, но и юридические лица.

Наиболее перспективные законодательные решения, закрепленные в уголовно-правовых источниках зарубежных стран, нашли свое отра­жение в положениях, вынесенных автором на защиту.

Вторая глава «Российское уголовное законодательство об ответственности за получение и дачу взятки (ст. 290, 291 УК РФ): анализ действующих норм и пути их совершенствования» состоит из пяти параграфов.

В первом параграфе «Объект и предмет преступлений, предусмотренных статьями 290 и 291 УК РФ» дается характеристика соответствующих элементов составов взяточничества.

Анализ объекта названных преступлений позволил автору констатировать, что общественные отношения в сфере обеспечения нормальной деятельности органов государственной власти, государственного аппарата управления и органов местного самоуправления могут выступать в качестве видового объекта лишь применительно к получению взятки. Этого нельзя сказать в отношении состава дачи взятки, поскольку субъект данного преступления общий – физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста. Оно не состоит на государственной или муниципальной службе и не обладает служебными полномочиями в этой сфере, поэтому его деяние не может посягать на общественные отношения, обеспечивающие нормальное функционирование интересов соответствующего вида службы.

Вместе с тем, деяние лица, передающего незаконное вознаграждение, нарушает существующий порядок управления, поэтому предлагается состав дачи взятки разместить в главе 32 УК (Преступления против порядка управления). Такое решение, по мнению автора, в наибольшей степени соответствует положениям доктрины российского уголовного права об объекте преступления как о ключевом элементе, на основе которого строится структура Особенной части УК, и позволяет учесть специфику видового и непосредственного объекта преступления, предусмотренного статьей 291 УК РФ. Это, в свою очередь, обеспечит наиболее правильную квалификацию указанного деяния.

Все изложенное выше в полной мере относится и к действиям лица, участвующего в качестве посредника в передаче взятки. Поэтому состав посредничества во взяточничестве, включенный в УК РФ, целесообразно поместить в главе, посвященной преступлениям против порядка управления.

Изучение предмета взяточничества позволяет констатировать, что категории «услуги имущественного характера» и «предоставление иных имущественных прав» вытеснили употребляемый ранее в законе термин «выгоды имущественного характера». Данное законотворческое решение представляется верным, поскольку оно позволило отчасти унифицировать понятийный аппарат родственных коррупционных преступлений (например, ст. 184, 204, 304 УК РФ) и устранило дискуссии среди ученых по трактовке этого понятия в сравнении с термином «услуги имущественного характера». Вместе с тем, в настоящее время возникло новое терминологическое разногласие в законодательном определении предмета указанных преступлений, поскольку в диспозициях некоторых из названных выше норм (например, в ст. 1411, 184, 304, 309 УК РФ) отсутствует упоминание о категории «иных имущественных прав». Это ведет к различиям в доктринальном толковании предмета данных коррупционных преступлений и ошибкам в правоприменительной деятельности. В связи с этим диссертант приходит к выводу о необходимости единообразного формулирования признаков предмета во всех родственных преступлениях, связанных с подкупом, что будет способствовать не только унификации соответствующих норм, но и повышению эффективности их реализации.

Признаком предмета взятки является ее размер. В связи с трудностями, возникающими в следственной и судебной практике по определению минимальных стоимостных критериев взяточничества, в доктрине неоднократно предлагалось установить особую ответственность за мелкое взяточничество либо в самом уголовном законе указать тот минимум, который будет служить ориентиром разграничения уголовно наказуемой взятки-благодарности и обычного подарка (ст. 575 ГК РФ). Однако данные предложения в современных условиях активизации коррупционных проявлений неприемлемы, так как их «законодательная прописка» может спровоцировать еще больший рост коррумпированности чиновничьего аппарата и создать немалые трудности в правоприменительной деятельности. Более того, мы считаем необходимым исключить из ГК РФ статью 575 как норму, обладающую существенным коррупциогенным потенциалом. Полагаем, что в случаях, когда необходимо принять решение о нецелесообразности уголовного преследования в силу мизерности незаконного вознаграждения, вполне достаточными для правоприменителя являются положения, закрепленные в части 2 статьи 14 УК РФ, определяющие критерии малозначительности деяния.

Кроме того, в диссертации высказывается мнение о том, что при определении стоимостных критериев крупного и особо крупного размера взятки следует ориентироваться на соответствующие положения, закрепленные в примечании 4 статьи 158 УК РФ. По мнению автора, это будет способствовать унификации стоимостных критериев в преступлениях, совершаемых по корыстным мотивам и целям.

Во втором параграфе «Объективная сторона получения и дачи взятки» излага­ется характеристика объективных признаков названных составов преступлений.

Исследование указанных признаков в составах преступлений, связанных с подкупом, позволяет утверждать, что имплементация в нормы российского УК положений, предусматривающих ответственность за получение / дачу, а также за посредничество в передаче предмета подкупа с момента получения согласия принять либо обещания получить материальное вознаграждение, является преждевременной, поскольку: а) согласно принципам российского уголовного права одно лишь обещание передать или получить предмет подкупа не может рассматриваться даже как приготовление к преступлению; б) взяточничество не достигает той степени общественной опасности, которая необходима для конструирования соответствующих составов преступлений по типу усеченных; в) предлагаемые новации лишат субъектов данных преступлений воз­можности добровольного отказа, если, например, лицо, предварительно давшее согласие на передачу (получение) незакон­ного вознаграждения, потом решит не совершать указанные действия.

Анализ объективной стороны основного состава получения взятки позволяет констатировать, что она является сложной и включает в себя различные по характеру и степени общественной опасности действия. Это, с одной стороны, затрудняет адекватное и единообразное понимание признаков данного преступления правоприменителем, а с другой – расширяет пределы усмотрения, что в определенных случаях противоречит принципу законности, запрещающему применение закона по аналогии. Кроме того, указание в диспозиции статьи на оказание услуг имущественного характера и предоставление иных имущественных прав согласно законам формальной логики характеризует действия не взяткополучателя, а взяткодателя, поэтому данная формулировка нуждается в соответствующей корректировке.

Изучение квалифицированных видов составов взяточничества свидетельствует о том, что они нуждаются в законодательном совершенствовании. В частности, предлагается дифференцировать уголовную ответственность за получение взятки по предварительному сговору группой лиц (п. «а» ч. 5 ст. 290 УК РФ) и за получение взятки организованной группой, выделив последний признак в часть шестую статьи 290 УК РФ и предусмотрев за данное деяние более строгое наказание. В этой же части следует предусмотреть ответственность за вымогательство взятки. Такое законодательное решение позволит, на наш взгляд, отразить различную общественную опасность соответствующих преступлений и индивидуализировать наказание виновным за их совершение. Полагаем, что данные предложения необходимо реализовать и при совершенствовании нормы, предусматривающей ответственность за коммерческий подкуп.

Высказываемые в юридической литературе предложения о выделении в самостоятельной норме состава преступления, предусматривающего ответственность за незаконные действия (А.В. Шнитенков), видятся нецелесообразными, поскольку это привело бы к ненужным повторениям положений УК и, как представляется, не облегчило бы их применение. Думается, что формулирование данного состава в части 3 статьи 290 и части 3 статьи 291 УК РФ является оптимальным законодательным решением, так как это в полной мере отражает его повышенную общественную опасность и необходимость применения более строгих мер наказания.

В диссертации отмечается, что преступление, предусмотренное статьей 290 УК РФ, объективно связано с деянием, ответственность за которое установлена в статье 291 УК РФ, поэтому понятие «дача взятки» в доктрине уголовного права разработано с учетом признаков получения взятки. Акцентируется внимание на том, что решение законодателя о выделении в самостоятельный состав посредничества во взяточничестве (ст. 2911 УК РФ) является вполне обоснованным, так как это: а) соответствует рекомендациям, изложенным в Модельном УК для стран СНГ; б) позволяет отчасти «разгрузить» состав получения взятки. Вместе с тем, данная норма нуждается в совершенствовании, поскольку она, во-первых, не отражает реальную общественную опасность «простого» посредничества во взяточничестве, когда сумма взятки не достигает значительного размера, и, во-вторых, не соответствует потребностям борьбы с коррупционными преступлениями на современном этапе.

Проведение дифференциации ответственности за дачу и получение взятки в зависимости от наличия или отсутствия подкупа в действиях виновных лиц, рекомендуемой международными правовыми актами и реализованной в законодательстве ряда зарубежных стран, на наш взгляд, необходимо. Однако выделение специальных норм, предусматривающих ответственность за взятку-подкуп и взятку-вознаграждение, представляется нецелесообразным, так как для разграничения соответствующих случаев вполне достаточно имеющихся в законе уголовно-правовых средств (например, за получение незаконного вознаграждения без предварительной договоренности вполне могут быть применены положения, предусмотренные ст. 61 или 64 УК РФ).

Сравнительно-правовой анализ норм об ответственности за взяточничество и коммерческий подкуп свидетельствует о том, что по своей социальной опасности состав преступления, предусмотренный статьей 204 УК РФ, ничем не уступает вредоносности получения и дачи взятки. Однако ни конструкция нормы о подкупе, ни ее терминология не позволяют ставить вопрос о возможности уголовной ответственности за дачу или получение заранее необусловленного вознаграждения за управленческую услугу коммерческого характера. Такое положение, по мнению автора, не способствует эффективному противодействию коррупции, поэтому предлагается унифицировать сравниваемые нормы, назвав состав коммерческого подкупа коммерческой взяткой. Соответствующие законодательные изменения необходимо также внести и в состав провокации взятки. Это позволит избежать различий в толковании объективных признаков данных составов преступлений.

В работе отмечается, что положения об освобождении от уголовной ответственности, закрепленные в примечании к статье 291 УК РФ, относятся только к лицам, передающим незаконное вознаграждение. Представляется, что оно в равной мере должно быть распространено и на взяткополучателей. Данное предложение мы считаем вполне уместным, поскольку оно: а) наиболее полно соответствует принципу справедливости3; б) отвечает рекомендациям, сформулированным в Модельном УК для стран СНГ; в) будет способствовать снижению латентности взяточничества; г) уменьшит число заинтересованных лиц, стремящихся решить свои проблемы при помощи дачи взятки, так как при этом существенно увеличивается риск их разоблачения.

Третий параграф «Субъективная сторона преступлений, предусмотренных статьями 290 и 291 УК РФ» посвящен рассмотрению соответствующего элемента в рамках составов взяточничества.

Анализ субъективной стороны преступлений, предусмотренных статьями 290 и 291 УК РФ, позволил автору сделать следующие выводы. Во-первых, эти общественно опасные деяния характеризуются умышленной формой вины в виде только прямого умысла. Во-вторых, обязательным признаком субъективной стороны получения взятки является корыстная цель, имманентно присущая этому преступлению. В связи с этим действия должностного лица, получающего взятку, следует считать заведомо корыстными, поэтому доказывать это обстоятельство нет никакой необходимости, равно как и закреплять корыстную цель непосредственно в самом законе в качестве обязательного признака преступления. В-третьих, мотивы и цели дачи взятки могут быть самыми различными, однако они всегда носят антисоциальный характер. В-четвертых, по субъективной стороне дачи взятки проводится отграничение взяточничества от провокации взятки или коммерческого подкупа.

В четвертом параграфе «Субъекты получения и дачи взятки» исследуются признаки, характеризующие субъектов взяточничества.

В составе получения взятки субъект преступления специальный – должностное лицо. Его легальное определение дано в примечании 1 к статье 285 УК. Анализ этой дефиниции позволяет констатировать, что она нуждается в корректировке. По мнению автора, данное понятие следует распространить на весь уголовный закон, а не только на главу 30 УК. Кроме того, необходимо исключить из данного определения указание на то, что организационно-распорядительные и административно-хозяйственные обязанности могут выполняться в государственных корпорациях с одновременным решением вопроса о преобразовании указанных структур в иные формы юридических лиц, не обладающие специальным статусом и особыми привилегиями. В диссертации приводятся аргументы в пользу такой позиции.

В целях совершенствования нормативных установлений, относящихся к лицам, занимающим государственные должности РФ, государственные должности субъектов РФ, и главам органов местного самоуправления, соискатель предлагает: а) в примечании 3 к статье 285 УК РФ указать, что перечень должностей субъектов РФ устанавливается законодательством субъектов РФ; б) понятие главы органа местного самоуправления закрепить непосредственно в самом законе в отдельном примечании к статье 285 УК РФ следующего содержания: «31. Под главой органа местного самоуправления в статьях настоящей главы и других статьях настоящего Кодекса понимается лицо, зани­мающее должности, устанавливаемые федеральными законами и уста­вами муниципальных образований для непосредственного исполнения полномочий органов местного самоуправления».

Изучение признаков, характеризующих иностранных должностных лиц и должностных лиц публичных международных организаций (примечание 2 к ст. 290 УК РФ), позволило диссертанту заключить, что они обладают определенными особенностями. Во-первых, к этой категории субъектов относятся лица, которые не только выполняют в соответствующих структурах организационно-распорядитель-ные или административно-хозяйственные обязанности, но и осуществляют в них иные публичные функции (в том числе технические); во-вторых, ими могут являться лица, осуществляющие свои полномочия не только в публичных учреждениях, но и на предприятиях.

К недостатку данного определения, по мнению автора, следует отнести то, что оно распространяется только на составы взяточничества. Между тем иностранные должностные лица и должностные лица публичных международных организаций вполне могут совершить и иные коррупционные преступления. В связи с этим предлагается расширить сферу действия примечания 2 к статье 290 УК РФ и на иные деяния коррупционной направленности.

Анализ доктринальных мнений и материалов судебно-следственной практики позволяет констатировать: а) некоторые категории субъектов (например, общественные инспекторы, ревизоры, билетные контролеры и т. п.), ранее признававшиеся представителями власти, в настоящее время относятся к лицам, выполняющим управленческие функции в коммерческих и иных организациях, и за преступления, совершаемые с использованием полномочий по службе, несут ответственность по статьям главы 23 УК РФ; б) аргументируется мнение об отнесении к должностным лицам лесников по признаку исполнения ими функций представителей власти; в) преподавателей, медицинских работников и иных лиц, обладающих полномочиями по принятию решений, имеющих юридическое значение и влекущих определенные юридические последствия, следует относить к должностным лицам по признаку выполнения ими организационно-распорядительных функций; г) статус эксперта не позволяет относить его к должностным лицам, поэтому в случае дачи им заведомо ложного заключения, независимо от наличия корыстного мотива, он должен нести ответственность по статье 307 УК РФ; д) обосновывается целесообразность отнесения к должностным лицам не только государственных, но и частнопрактикующих нотариусов (поскольку указанные субъекты выполняют нотариальные действия от имени государства, это обстоятельство должно определять их особый социально-правовой статус).

Автор аргументирует предложение о включении в главу 31 УК РФ специальной нормы об ответственности за получение взятки судьями, работниками следствия, дознания и прокуратуры. В последнее время деяния, совершаемые указанными субъектами, приобрели достаточно широкую распространенность (данные проведенного исследования свидетельствуют, что в общей массе уголовных дел о взяточничестве такие случаи составляют около 42%). Указанные преступления являются, как правило, резонансными и, безусловно, более общественно опасными, нежели аналогичные преступления, совершаемые другими категориями должностных лиц. Все это говорит о необходимости выделения в структуре российского УК самостоятельного состава преступления, предусматривающего более строгую уголовную ответственность за соответствующие противоправные деяния, совершаемые судьями, следователями, дознавателями и работниками прокуратуры. Кроме того, соискателем аргументируется предложение о дополнении УК РФ специальной нормой о получении взятки государственными и муниципальными служащими, не являющимися должностными лицами. По мнению автора, внесение соответствующих корректив в уголовный закон будет не только отражать реальную опасность соответствующих преступлений и отвечать потребностям повышения эффективности противодействия коррупционным преступлениям, но и соответствовать рекомендациям международных правовых актов и законотворческой практике зарубежных государств.

Пятый параграф «Совершенствование норм российского уголовного законодательства об ответственности за взяточничество» является ключевым в работе. В нем представлена авторская концепция развития норм об ответственности за взяточничество и иные коррупционные преступления.

Основываясь на выводах, сделанных в диссертации, соискатель излагает свое видение решения вопросов ответственности за совершение указанных преступлений, которое включает в себя комплекс взаимосвязанных предложений по совершенствованию законодательства в рассматриваемой сфере. Предлагается, в частности, внести изменения в нормы, предусматривающие ответственность за взяточничество, изложив их в следующей редакции:

Статья 290. Получение взятки должностным лицом,

иностранным должностным лицом либо должностным лицом

публичной международной организации

1. Заведомо незаконное получение должностным лицом, иностранным должностным лицом либо должностным лицом публичной международной организации взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества либо незаконное пользование услугами имущественного характера или иными имущественными правами за совершение действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо если оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе –

наказывается (преступление средней тяжести).

2. Получение должностным лицом, иностранным должностным лицом либо должностным лицом публичной международной организации взятки в значительном размере –

наказывается (тяжкое преступление).

3. Получение должностным лицом, иностранным должностным лицом либо должностным лицом публичной международной организации взятки за заведомо незаконные действия (бездействие) –

наказывается (тяжкое преступление).

4. Деяния, предусмотренные частями первой – третьей настоящей статьи, совершенные лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, а равно главой органа местного самоуправления, –

наказываются (тяжкое преступление).

5. Деяния, предусмотренные частями первой – четвертой настоящей статьи, если они совершены:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) в крупном размере, –

наказываются (особо тяжкое преступление).

6. Деяния, предусмотренные частями первой – пятой настоящей статьи, если они совершены:

а) организованной группой;

б) с вымогательством взятки;

в) в особо крупном размере, –

наказываются (особо тяжкое преступление).

Примечания:

1. Значительным размером взятки в настоящей статье, статьях 2911, 3211, 3212, 3213 настоящего Кодекса признаются сумма денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества, услуг имущественного характера, иных имущественных прав, превышающие двадцать пять тысяч рублей, крупным размером взятки – превышающие двести пятьдесят тысяч рублей, особо крупным размером взятки – свыше одного миллиона рублей.

2. Под иностранным должностным лицом в настоящей статье, а также статьях 285, 292, 3211, 3212, 3213 настоящего Кодекса понимается любое назначаемое или избираемое лицо, занимающее какую-либо должность в законодательном, исполнительном, административном или судебном органе иностранного государства, и любое лицо, выполняющее какую-либо публичную функцию для иностранного государства, в том числе для публичного ведомства или публичного предприятия; под должностным лицом публичной международной организации понимается международный гражданский служащий или любое лицо, которое уполномочено такой организацией действовать от ее имени.

3. Лицо, являющееся субъектом преступлений, предусмотренных ста-тьями 290 и 2911 настоящего Кодекса, получившее взятку, не связанную с ее вымогательством, освобождается от уголовной ответственности, если добровольно явилось с повинной, не зная об осведомленности органов, правомочных возбудить уголовное дело, о совершенном им преступлении, активно способствовало его раскрытию, возвратило полученное или возместило его стоимость.

Статья 2901. Получение взятки государственным

или муниципальным служащим, не являющимся должностным лицом

1. Заведомо незаконное получение государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества или незаконное пользование услугами имущественного характера либо иными имущественными правами за действия (бездействие), входящие в круг его служебных полномочий, –

наказывается (преступление небольшой тяжести).

2. Заведомо незаконное получение государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, взятки в значительном размере –

наказывается (преступление средней тяжести).

3. Заведомо незаконное получение государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, взятки за незаконные действия (бездействие) –

наказывается (преступление средней тяжести).

4. Деяния, предусмотренные частями первой – третьей настоящей статьи, если они совершены:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) в крупном размере, –

наказываются (преступление средней тяжести).

5. Деяния, предусмотренные частями первой – четвертой настоящей статьи, если они совершены:

а) организованной группой;

в) с вымогательством взятки;

г) в особо крупном размере, –

наказываются (тяжкое преступление).

Предлагается разместить составы дачи взятки и посредничества во взяточничестве в главе 32 УК РФ вслед за преступлением, предусмотренным статьей 321 УК РФ, изложив соответствующие нормы в следующей редакции:

Статья 3211. Дача взятки должностному лицу,

иностранному должностному лицу или должностному лицу

публичной международной организации

1. Заведомо незаконная дача взятки должностному лицу, иностранному должностному лицу или должностному лицу публичной международной организации –

наказывается (преступление небольшой тяжести).

2. Заведомо незаконная дача взятки должностному лицу, иностранному должностному лицу или должностному лицу публичной международной организации в значительном размере –

наказывается (преступление средней тяжести).

3. Деяние, предусмотренное частью первой или второй настоящей статьи, совершенное группой лиц по предварительному сговору либо в крупном размере, –

наказывается (тяжкое преступление).

4. Дача взятки должностному лицу, иностранному должностному лицу или должностному лицу публичной международной организации за совершение заведомо незаконных действий (бездействие) организованной группой или в особо крупном размере –

наказывается (особо тяжкое преступление).

Примечание. Лицо, являющееся субъектом преступлений, предусмотренных статьями 3211 и 3212 настоящего Кодекса, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если оно активно способствовало раскрытию и (или) расследованию преступления либо имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица или если лицо добровольно сообщило о даче взятки органу, имеющему право возбудить уголовное дело.

Статья 3212. Дача взятки государственному

или муниципальному служащему, не являющемуся должностным лицом

1. Заведомо незаконная дача взятки государственному или муниципальному служащему, не являющемуся должностным лицом,  –

наказывается (преступление небольшой тяжести).

2. Заведомо незаконная дача взятки государственному или муниципальному служащему, не являющемуся должностным лицом, в значительном размере –

наказывается (преступление средней тяжести).

3. Деяние, предусмотренное частью первой или второй настоящей статьи, совершенное группой лиц по предварительному сговору или в крупном размере, –

наказывается (преступление средней тяжести).

4. Дача взятки государственному или муниципальному служащему, не являющемуся должностным лицом, за совершение им заведомо незаконных действий (бездействие), организованной группой или в особо крупном размере, –

наказывается (тяжкое преступление).

Статья 3213. Посредничество во взяточничестве

1. Способствование государственному или муниципальному служащему, не являющемуся должностным лицом, в получении взятки либо лицу, передающему названным субъектам взятку, в достижении или реализации соглашения между ними о получении и даче взятки –

наказывается (преступление небольшой тяжести).

2. Способствование государственному или муниципальному служащему, не являющемуся должностным лицом, в получении взятки либо лицу, передающему названным субъектам взятку, в достижении или реализации соглашения между ними о получении и даче взятки в значительном размере –

наказывается (преступление средней тяжести).

3. Способствование государственному или муниципальному служащему, не являющемуся должностным лицом, в получении взятки либо лицу, передающему названным субъектам взятку, в достижении или реализации соглашения между ними о получении и даче взятки за совершение заведомо незаконных действий (бездействие), либо лицу с использованием своего служебного положения –

наказывается (тяжкое преступление).

4. Деяние, предусмотренное частями первой – третьей настоящей статьи, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) в крупном размере, –

наказывается (тяжкое преступление).

5. Деяние, предусмотренное частью первой – четвертой настоящей статьи, совершенное:

а) организованной группой;

б) в особо крупном размере, –

наказывается (тяжкое преступление).

6. Способствование должностному лицу, иностранному должностному лицу или должностному лицу публичной международной организации в получении взятки либо лицу, передающему названным субъектам взятку, в достижении или реализации соглашения между ними о получении и даче взятки –

наказывается (преступление небольшой тяжести).

7. Способствование должностному лицу, иностранному должностному лицу или должностному лицу публичной международной организации в получении взятки либо лицу, передающему названным субъектам взятку, в достижении или реализации соглашения между ними о получении и даче взятки в значительном размере, –

наказывается (преступление средней тяжести).

8. Способствование должностному лицу, иностранному должностному лицу или должностному лицу публичной международной организации в получении взятки либо лицу, передающему названным субъектам взятку, в достижении или реализации соглашения между ними о получении и даче взятки за совершение заведомо незаконных действий (бездействие), либо лицу с использованием своего служебного положения –

наказывается (тяжкое преступление).

9. Деяния, предусмотренные частями шестой – восьмой настоящей статьи, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) в крупном размере, –

наказываются (тяжкое преступление).

10. Деяния, предусмотренные частью шестой – девятой настоящей статьи, совершенные организованной группой или в особо крупном размере, а равно посредничество при получении взятки должностным лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ либо являющимся главой органа местного самоуправления, –

наказываются (особо тяжкое преступление).

Примечание. Лицо, виновное в посредничестве во взяточничестве, а равно соучастник в даче взятки или получении взятки освобождаются от уголовной ответственности, если они активно способствовали раскрытию и (или) расследованию преступления или добровольно сообщили органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о совершенном преступлении.

Для придания завершенности авторскому видению законодательного оформления норм, направленных на противодействие взяточничеству, в диссертации упоминаются некоторые смежные составы коррупционных преступлений. В частности, соискатель предлагает унифицировать статьи, предусматривающие ответственность за взяточничество и коммерческий подкуп, изменив наименование последнего на коммерческую взятку. Это поможет избежать различия в толковании объективных признаков указанных преступлений, устранит имеющиеся дискуссии по поводу ответственности «за коммерческую благодарность» и позволит решать данный вопрос по аналогии с должностным взяточничеством. Кроме того, предлагается внести соответствующие коррективы и в состав преступления, предусмотренного статьей 304 УК РФ, именуя в дальнейшем эту норму «провокация взятки».

Третья глава «Проблемы применения норм об ответственности за взяточничество и пути их преодоления» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Квалификация преступлений, предусмотренных статьями 290 и 291 УК РФ, и их отграничение от смежных общественно опасных деяний» автор проводит поэлементный сравнительно-правовой анализ норм о взяточничестве и иных преступлениях, состоящих в подкупе. 

Результаты такого анализа нашли свое отражение в следующих выводах: во-первых, взяточничество отличается от других составов преступлений, состоящих в подкупе, по содержанию общественных отношений, выступающих в качестве объекта соответствующих посягательств; во-вторых, в составах взяточничества и коммерческого подкупа законодатель в качестве предмета преступления, кроме денег, ценных бумаг и иного имущества, называет услуги имущественного характера и иные имущественные права, а в преступлениях, предусмотренных статьями 184 и 304 УК РФ, указание на иные имущественные права отсутствует; в-третьих, объективная сторона взяточничества, в отличие от иных преступлений, выражающихся в подкупе, охватывает собой как взятку-подкуп, так и взятку-благодарность; в-четвертых, отграничение взяточничества от смежных общественно опасных деяний по субъективной стороне следует проводить по направленности умысла виновных; в-пятых, отличие преступления, предусмотренного статьей 290 УК РФ, от иных составов подкупа состоит в признаках субъектов данных преступлений.

Во втором параграфе «Характеристика видов наказаний за взяточничество: проблемы назначения и пути совершенствования правоприменительной практики» исследуются виды и размеры наказаний в составах взяточничества, оценивается их современное состояние и предлагаются меры, способствующие повышению эффективности реализации соответствующих нормативных установлений.

Автор отмечает, что недостаточная действенность уголовно-правовых норм (в том числе и их санкций) об ответственности за взяточничество, а также неудовлетворительная работа органов уголовной юстиции в значительной мере предопределили общий рост коррупционных преступлений. Особую роль в плане отрицательного влияния на результативность противодействия взяточничеству играют: а) несоответствие интерпретационной практики Верховного Суда РФ сложившимся реалиям и внесенным в УК РФ законодательным изменениям; б) недостатки в регламентации видов и размеров наказаний в санкциях норм об ответственности за взяточничество; в) судейское усмотрение (в том числе зачастую неоправданное применение положений ст. 64 и 73 УК РФ к субъектам взяточничества).

Результаты анализа санкций в составах взяточничества позволили соискателю сформулировать следующие выводы: а) в качестве альтернативы лишению свободы весьма уместным было бы использование таких видов наказаний, как исправительные работы и арест, которые до недавнего времени указывались в санкциях состава дачи взятки; б) целесообразно распространить градацию незаконных вознаграждений в зависимости от их размеров на все составы преступлений, состоящих в подкупе, и унифицировать виды и размеры наказаний (в том числе кратность исчисления штрафов) за иные коррупционные преступления (например, ст. 1451, 170, 184, 201, 202, 285, 289, 292 УК РФ и др.); в) в целях повышения эффективности превентивных возможностей лишения права занимать определенные должности либо заниматься определенной деятельностью следует увеличить срок данного наказания применительно к коррупционным преступлениям (в случае назначения его в качестве дополнительного к лишению свободы) до двадцати лет; г) конфискация имущества как мера противодействия проявлениям коррупции и другим общественно опасным деяниям может стать достаточно эффективной только в случае возвращения ее в систему уголовных наказаний. Реализация перечисленных мер вполне отвечала бы достижению цели восстановления социальной справедливости, провозглашенной в статье 43 УК РФ.

В заключении диссертации обобщаются итоги исследования.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Статьи в рецензируемых научных журналах и изданиях:

1. Гейвандов Э.А. Экономическая безопасность и коррупция: международные договоры и российское уголовное законодательство // Экономическая безопасность России: политические ориентиры, законодательные приоритеты, практика обеспечения: Вестник Нижегородской академии МВД России. – 2009. – № 1 (10). – С. 169–172.

2. Гейвандов Э.А. Предмет взяточничества: проблемы определения содержания / С.В. Изосимов, Э.А. Гейвандов // Актуальные проблемы экономики и права. – 2010. – № 4 (16). – С. 56–63.

3. Гейвандов Э.А. Ответственность за подкуп в Модельном УК для стран СНГ и в УК РФ: сравнительно-правовой анализ законодательства // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. – 2011. – № 3 (16). – С. 169–172.

Иные публикации:

4. Гейвандов Э.А. Противодействие коррупции и взяточничеству: кодификация национального законодательства с учетом норм международного права // Кодификация законодательства: теория, практика, техника: Материалы Международной научно-практической конференции (г. Н. Новгород, 25–26 сентября 2008 г.) / Под ред. В.М. Баранова и Д.Г. Краснова. – Н. Новгород, 2009. – С. 936–946.

5. Гейвандов Э.А. Формирование основ новой экономической культуры как эффективный фактор воздействия на коррупционные преступления в сфере предпринимательства / С.В. Изосимов, Э.А. Гейвандов // Синергетика морально-нравственных и правовых отношений и их роль в построении гражданского общества: Сборник научных статей (к 75-летию доктора философских наук, профессора О.К. Валитова). – Уфа, 2009. – С. 136–142.

6. Гейвандов Э.А. Уголовное Уложение 1903 года о понятии должностного лица и его ответственности за незаконное участие в предпринимательской деятельности / В.С. Изосимов, Э.А. Гейвандов // Актуальные проблемы юридической науки: итоги научных исследо­ваний аспирантов и со­искателей: Сборник на­учных трудов. – Н. Новгород, 2009. – С. 35–42.

7. Гейвандов Э.А. Обычный подарок или взятка? // Актуальные проблемы юридической науки: итоги научных исследо­ваний аспирантов и со­искателей: Сборник на­учных трудов. – Н. Новгород, 2009. – С. 15–18.

8. Гейвандов Э.А. Уголовно-правовая характеристика объективных и субъективных признаков состава коммерческого подкупа / Е.В. Решетников, Э.А. Гейвандов // Коррупция и экстремизм как угрозы национальной безопасности России: Сборник научных статей по материалам межведомственной межвузовской научно-практической конференции / Под общ. ред. С.Ф. Идрисовой. – Ижевск, 2010. – С. 169–181. 

9. Гейвандов Э.А. Освобождение от уголовной ответственности субъектов коммерческого подкупа и дачи взятки как уголовно-правовая презумпция / С.В. Изосимов, Э.А. Гейвандов // Юридическая техника. – 2010. – № 4. – С. 200–203.

10. Гейвандов Э.А. Ответственность за незаконное участие должностных лиц в предпринимательской деятельности по советскому уголовному законодательству / В.С. Изосимов, Э.А. Гейвандов // Уголовная ответственность и профилактика преступлений в условиях судебной реформы: Материалы межрегионального круглого стола, посвященного памяти профессора Э.С. Тенчова (г. Иваново, 19 февраля 2010 г.) / Отв. ред. О.В. Кузьмина. – Иваново, 2011. – С. 191–200.

11. Гейвандов Э.А. Уголовно-правовая характеристика признаков объективной стороны получения и дачи взятки / С.В. Изосимов, Э.А. Гейвандов // Актуальные проблемы противодействия коррупции на современном этапе: Сборник научных статей по материалам межрегиональной научно-практической конференции. – Н. Новгород, 2011. – С. 67–109.

12. Гейвандов Э.А. Анализ признаков субъективной стороны преступлений, предусмотренных статьями 290 и 291 УК РФ // Актуальные проблемы противодействия коррупции на современном этапе: Сборник научных статей по материалам межрегиональной научно-практической конференции. – Н. Новгород, 2011. – С. 67–109.

13. Гейвандов Э.А. К вопросу об объекте преступлений, предусмотренных статьями 290 и 291 УК РФ // Актуальные проблемы юридической науки: итоги научных исследований аспирантов и соискателей: Сборник научных трудов. – Н. Новгород, 2011. – С. 10–17.

Общий объем опубликованных работ – 5,3 п. л.

Корректор В.Н. Николаева

Компьютерная верстка Т.В. Булкиной

Тираж 100 экз. Заказ № ___

Отпечатано в отделении полиграфической и оперативной печати

Нижегородской академии МВД России.

603144, Нижний Новгород, Анкудиновское шоссе, 3.


1 Здесь имеются в виду не только составы взяточничества, но и иные преступления, состоящие в подкупе (например, ст. 204, 304 УК РФ и т. д.). 

2 См.: Российская газета. – 2011. – 9 декабря.

3 Результаты изучения уголовных дел о взяточничестве свидетельствуют о том, что в 23% случаев инициаторами подкупа выступали лица, передающие вознаграждение. Между тем, в соответствии с примечанием к статье 291 УК РФ, если они добровольно сообщат о подобном факте, то будут освобождены от уголовной ответственности. Логика подсказывает, что если данное правило распространяется на дателей незаконного вознаграждения, то оно должно действовать и в отношении лиц, получающих его.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.