WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Гладышев Денис Юрьевич

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ,

ПОСЯГАЮЩИЕ НА ЖИВОТНЫЙ МИР (ФАУНУ):

ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ РЕГЛАМЕНТАЦИЯ,

ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ

Специальность: 12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Нижний Новгород 2012

Работа выполнена в Нижегородской академии МВД России.

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор,

заслуженный деятель науки РФ,

заслуженный юрист РФ

Кузнецов Александр Павлович

Официальные оппоненты:

Талан Мария Вячеславовна,

доктор юридических наук, профессор,

Казанский (Приволжский)

федеральный университет, заведующая кафедрой уголовного права;

Соловьев Олег Геннадьевич,

кандидат юридических наук, доцент,

Ярославский государственный

университет им. П.Г. Демидова,

доцент кафедры уголовного права

и криминологии

Ведущая организация:

Кубанский государственный

университет

Защита состоится 25 мая 2012 года в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 203.009.01 на базе Нижегородской академии МВД России по адресу: 603144, г. Н. Новгород, Анкудиновское шоссе, 3. Зал ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородской академии МВД России.

Автореферат разослан «____» апреля 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                        Миловидова М.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Развитие научно-технического прогресса увеличило отрицательное воздействие человеческой деятельности на окружающую природную среду, вследствие чего загрязняется атмосферный воздух, оказываются непригодными для использова-ния вода и земля. Неблагоприятная экологическая ситуация во многих странах мира, в том числе и в России, стала одной из важнейших экономических и социальных проблем. Потребительское и безответственное отношение к окружающей природной среде поставило мир на грань экологической катастрофы. Учитывая это, законодатель в структуру УК РФ ввел главу 26 «Экологические преступления».

Проведенный анализ показал, что преступные посягательства на окружающую среду, обладая огромной вредоносностью, разрушают экосистему Земли, ухудшают качество среды обитания, приводят к снижению продолжительности жизни людей, их деградации.

Преступления экологической направленности последние пятнадцать лет имеют устойчивую тенденцию к росту. Так, с 1997 по 2001 год было зарегистрировано 59 958 таких преступлений, из них 31 926 – против животного мира, с 2001 по 2006 год – 153 473, из которых 73 419 – против животного мира, с 2007 по 2011 год – 201 038, в том числе 82 537 – против животного мира1. Удельный вес преступлений, посягающих на животный мир (флору), в структуре экологических преступлений с 1997 по 2006 год составлял 53%, с 2003 по 2006 год – 48%, с 2008 по 2011 год – 41%.

Для обеспечения охраны природы в Российской Федерации реализуется система мероприятий политического, экономического, организационного, воспитательного и иного характера. Руководствуясь общепризнанными принципами и нормами международного права, законодатель в Конституции РФ закрепил основы обеспечения экологической безопасности, которые были расширены и конкретизированы в многочисленных федеральных законах в области охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности. Среди них особое место занимают нормы уголовного права, предусматривающие уголовную ответственность за посягательство на животный мир. Между тем применение этих норм зачастую затруднено в связи с их ярко выраженным бланкетным характером, а также по причине недостатка сотрудников, реализующих данные нормативные установления. Только четко структурированная законодательная база и правовые механизмы ее реализации могут создать серьезный барьер на пути распространения преступлений против животного мира, представляющих угрозу для всего общества. Без помощи отлаженной уголовно-правовой системы невозможно добиться относительно постоянных эколого-правовых обстоятельств. Указанные положения и предопределили выбор темы диссертационного исследования.

Степень научной разработанности проблемы. Тема, которой посвящена диссертация, была предметом специальных исследований и рассматривалась ранее в работах В.К. Бабаева, М.М. Бабаева, В.М. Баранова, С.А. Боголюбова, Р.Д. Боголепова, М.М. Бринчук, Н.И. Браташовой, В.П. Гордиенко, О.Л. Дубовик, Э.Н. Жевлакова, Б.В. Здравомыслова, С.В. Изосимова, О.С. Колбасова, А.П. Коротковой, В.П. Коняхина, А.А. Конева, М.Н. Копылова, Б.В. Коробейникова, Л.Л. Кругликова, Е.Г. Клетневой, В.Н. Кудрявцева, А.П. Кузнецова, Н.Ф. Кузнецовой, М.А. Лапиной, Н.А. Лопашенко, В.Н. Лунеева, Н.Н. Маршаковой, А.В. Наумова, О.М. Неудахиной, П.Н. Панченко, В.Г. Пушкарева, В.В. Петрова, В.В. Сверчкова, О.Г. Соловьева, О.В. Старкова, М.В. Талан, А.П. Чугаева и других ученых.

Однако в работах названных авторов далеко не все вопросы получили достаточно полное освещение. В них, в частности, по вполне понятным причинам отсутствует развернутая уголовно-правовая характеристика преступлений, посягающих на животный мир, с учетом новейшего законодательства и задач стабилизации экономики при ее переходе к рынку. В связи с этим возникают проблемы теоретического и практического значения, требующие комплексного изучения вопросов уголовной ответственности за совершение преступлений, связанных с посягательством на животный мир (фауну).

Объектом исследования выступают общественные отношения, складывающиеся в области уголовно-правовой охраны животного мира (фауны).

Предметом исследования являются положения Конституции РФ; нормы международного уголовного права и законодательство зарубежных стран; ранее действовавшее и современное отечественное законодательство об ответственности за преступления, посягающие на фауну; гражданское, административное, экологическое и иное отраслевое законодательство, регламентирующее порядок использования и охраны животного мира; судебно-следственная практика применения части 1 статьи 249, статей 256–259, 262 УК РФ; статистические данные, отражающие динамику и структуру экологических преступлений; результаты анкетирования специалистов по исследуемым вопросам; научные разработки по проблемам ответственности за преступления, посягающие на животный мир.

Целью исследования является разработка конкретных предложений по совершенствованию и повышению эффективности уголовного законодательства, регулирующего вопросы ответственности за преступления, посягающие на животный мир.

Содержание названной цели обусловливает постановку следующих задач:

– провести ретроспективный и сравнительно-правовой анализ норм российского, международного и зарубежного уголовного законодательства об ответственности за преступления, посягающие на животный мир (фауну);

– сформулировать понятие преступлений против животного мира и выделить их характерные признаки;

– уяснить роль особо охраняемых природных территорий и природных объектов в защите животного мира (фауны) от преступных посягательств;

– дать развернутую уголовно-правовую характеристику основных и квалифицированных составов преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 249, статьями 256–259, 262 УК РФ;

– сформулировать на основании анализа судебно-следственной практики рекомендации по квалификации преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 249, статьями 256–259, 262 УК РФ, а также провести отграничение от смежных деяний и административных правонарушений;

– внести предложения по совершенствованию уголовного законодательства об ответственности за эти преступления.

Методология и методика исследования. Методологическую основу исследования составил диалектический метод познания. При написании работы применялась вся совокупность используемых в правоведении методов, в частности: историко-правовой, системно-структурный, сравнительно-правовой, статистический, социологический и др.

Достоверность и теоретико-практическая обоснованность исследования обеспечивались использованием и иных приемов и методов, выбор которых обусловлен конкретными целями и задачами, сформулированными в работе.

Методика исследования нашла свое отражение в изучении и анализе законодательных источников отечественного и зарубежного законодательства, практики его применения, результатов новейших исследований, проведенных в области противодействия преступлениям, посягающим на животный мир (фауну), а также смежным с ними деяниям. Для этого использовались следующие источники информации: нормативные и интерпретационные правовые акты, законодательные памятники, результаты научных исследований и разработки научно-прикладного характера в исследуемой области и др.

Теоретическую основу исследования составляют научные труды отечественных и зарубежных ученых в области экономики, философии, социологии, общей теории права, уголовного и экологического права.

Нормативную базу исследования составили международно-правовые акты, Конституция РФ, Уголовный кодекс РФ, Земельный кодекс РФ, Водный кодекс РФ, Лесной кодекс РФ, Федеральные законы «Об охране окружающей среды» и «Об особо охраняемых природных территориях», другое федеральное законодательство и технические нормы, регулирующие отношения в области охраны природы, окружающей среды, относящиеся к теме исследования.

Эмпирической базой исследования послужили законодательные и иные нормативные акты РФ, других стран СНГ, статистические данные, отчетность и правоприменительная практика органов внутренних дел, прокуратуры и судов ряда областей Волго-Вятского региона, архивные материалы, общетеоретическая и специальная литература по теме исследования.

Изучены материалы правоприменительной практики за период 2006–2011 годов, в том числе 110 уголовных дел, рассмотренных судами Нижегородской и ряда других областей. Необходимая для подготовки диссертации информация получена также путем сбора, обработки и анализа опубликованных и неопубликованных статистических данных, непосредственного системного изучения материалов уголовно-правовой практики.

Научная новизна исследования определяется тем, что оно представляет собой выполненную в современных социально-правовых условиях и учитывающую актуальные потребности уголовно-правовой регламентации преступлений, посягающих на животный мир (фауну), комплексную теоретическую разработку, в которой реализован системный подход к анализу проблем ответственности за деяния, посягающие на животный мир (фауну).

На защиту выносятся следующие основные научные положения, выводы и рекомендации:

I. Положения, относящиеся к социально-правовой обусловленности криминализации деяний, посягающих на животный мир (фауну):

1. Нормы международного права, регламентирующие экологические отношения, не отличаются совершенством и системностью, не имеют единой концептуальной основы, что затрудняет имплементацию их положений в национальное законодательство.

2. Российская Федерация, взяв на себя обязательства по реализации международных природоохранных договоров, до сих пор не ратифицировала некоторые из них. В этой связи предлагается ратифицировать положения Картахенского протокола по биобезопасности к Конвенции о биологическом разнообразии, что позволит, по мнению автора, обеспечить охрану объектов окружающей среды, повысить ее способность к саморегуляции и сохранению многообразия форм живой природы, в том числе генофонда живых организмов, находящихся на гране исчезновения.

3. Законодательство в области охраны животного мира противоречиво, лабильно, что не способствует единообразию правоприменительной практики. В этой связи предлагается:

а) согласовать российское законодательство в сфере охраны животного мира с правилами и положениями международного права;

б) провести инструментальный анализ российского природоохранного законодательства в области охраны животного мира в целях концептуального пересмотра приоритетов экологической политики;

в) увеличить площадь особо охраняемых природоохранных территорий и природных объектов России как основы защиты живого мира до уровня мировых стандартов;

г) возродить экологическую полицию в системе МВД России, ликвидированную в период реформирования органов внутренних дел;

д) в целях совершенствования системы регистрации экологических преступлений обосновать необходимость введения новых критериев их статистического учета.

II. Положения, относящиеся к эволюции российского и зарубежного законодательства об ответственности за преступления, посягающие на животный мир (фауну):

1. Российское законодательство до XVIII века практически не испытывало влияния законов со стороны западной правовой мысли, что способствовало выработке оригинальных подходов юридической техники нормативно-правовых актов.

2. Процесс законотворчества в первые годы советской власти осуществлялся путем издания декретов, направленных на обеспечение охраны экологических отношений, и характеризовался хаотичностью, нарушением иерархии правотворческой деятельности.

3. Принятые Уголовные кодексы РСФСР 1922, 1926, 1960 годов стабилизировали уголовно-правовую охрану животного мира (фауны), которая приобрела целостный характер, позволила в тесном взаимодействии с другими отраслями права создать систему правовой регуляции экологических отношений.

4. Уголовное законодательство об ответственности за экологические преступления досоветского и советского периода явилось основой для развития норм действующего уголовного законодательства, в котором структурно выделена глава 26 «Экологические преступления».

5. Компаративистское исследование уголовного законодательства стран англосаксонской и романо-германской системы, а также стран ближнего зарубежья об ответственности за посягательства на животный мир позволило:

а) определить тенденции развития и гармонизации национальных уголовных законов различных государств на основе международно-правовых норм;

б) внести изменения в действующее уголовное законодательство, в частности, предлагается:

– установить уголовную ответственность юридических лиц за экологические преступления;

– пересмотреть редакцию статьи 249 УК РФ «Нарушение ветеринарных правил и правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений» и изложить ее в рамках двух статей (см. с. 19 автореферата);

– дополнить УК РФ статьей 2491 «Нарушение правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений» (см. с. 20 автореферата);

– дополнить статью 245 УК примечанием следующего содержания:

«Жестокое обращение с животным – это деяние, влекущее гибель, травму, увечье, лишение животного места естественного обитания, а равно стравливание животных друг с другом, совершенное в целях причинения животному страданий или мучений»;

– сформулировать в главе 8 КоАП РФ статью 8.42 «Жестокое обращение с животными» (см. с. 25 автореферата);

– внести изменения в криминообразующие признаки статьи 245 УК (см. с. 27 автореферата).

III. Положения, относящиеся к уголовно-правовой регламентации ответственности за преступления, посягающие на животный мир (фауну), и проблемы их квалификации:

1. Разработанный уголовно-правовой инструментарий позволил:

а) сформулировать дефиницию фаунистического преступления: это умышленное и неосторожное общественно опасное деяние, признаком которого выступают дикие животные, птицы и рыбы, находящиеся в естественной среде обитания, состоящее в нарушении правил охраны животного мира и причиняющее либо создающее угрозу причинения вреда фауне;

б) определить видовой объект экологических преступлений как совокупность общественных отношений, обеспечивающих экологическую безопасность;

в) предложить, исходя из особенностей непосредственного объекта, классификацию экологических преступлений: преступления общего характера (ст. 246–248 УК РФ); преступления, посягающие на общественные отношения в области рационального использования и сбережения земли и ее недр, воздуха, водных ресурсов (ст. 250–255 УК РФ); преступления, посягающие на отношения, обеспечивающие защиту растительного мира (флоры) (ч. 2 ст. 249, ст. 256, 257, 260 УК РФ); преступления, посягающие на общественные отношения в области охраны животного мира (фауны) (ч. 1 ст. 249, ст. 256–259 и 262 УК РФ).

2. Криминообразующие признаки составов преступлений, предусматривающих ответственность за посягательство на животный мир (фауну), имеют сложную технико-юридическую конструкцию, что создает трудности в их применении. В этой связи необходимо:

а) дополнить часть 2 статьи 256 УК РФ «Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов» и часть 2 статьи 258 УК РФ «Незаконная охота» новым квалифицирующим признаком «повлекшее причинение иного тяжкого последствия» (см. с. 29 автореферата);

б) сформулировать две самостоятельные статьи 257, 2571, обладающие только присущими им признаками (см. с. 30 автореферата);

в) ввести в действие с соблюдением законодательных предписаний Методику оценки вреда и исчисления размера ущерба от уничтожения объектов животного мира и нарушения их среды обитания, разработанную Госкомэкологией РФ.

3. Установленные меры наказания за преступления, посягающие на животный мир, не соответствуют характеру и степени общественной опасности запрещенных в УК РФ (ч. 1 ст. 249, ст. 256–259, 262) деяний. В этой связи обосновывается необходимость дифференциации наказаний между видами преступлений, посягающих на животный мир.

Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в том, что в нем развивается ряд положений теории уголовного права, в том числе относящихся к правилам квалификации преступлений по объекту и объективной стороне, вопросам назначения видов и размеров наказаний за совершенные преступления против животного мира; предложены рекомендации по повышению результативности будущих научных исследований по проблемам ответственности за экологические преступления в целом и преступления в отношении фауны в частности.

Практическая значимость проведенного исследования обусловлена его направленностью на решение стоящих перед правоохранительными органами задач по эффективному и единообразному применению уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за преступления, посягающие на животный мир (фауну). Кроме того, она определяется тем, что сформулированные научные и практические выводы, рекомендации, как полагает диссертант, можно будет использовать в процессе подготовки законодательных актов, проектов и других нормативных документов, в том числе по вопросам квалификации данной категории преступлений и назначения за них оптимальных мер наказания.

В исследовании предпринята попытка обосновать неэффективность лишения свободы, применяемого за некоторые (менее опасные) преступления против животного мира, и наметить пути отказа от этой меры с заменой ее мерами экономического характера (штрафом, исправительными работами и др.).

Апробация результатов исследования нашла отражение в 9 опубликованных научных работах общим объемом 2,6 п. л. Рукопись диссертации обсуждалась на заседании кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права Нижегородской академии МВД России. Теоретические и практические рекомендации, высказанные автором в диссертационном исследовании, докладывались на различных научных форумах: Международной учебно-методической конференции, посвященной проблемам противодействия коррупции и легализации преступных доходов (г. Н. Новгород, март 2010 г.); межвузовской научно-практической конференции «Экстремизм в России: понятие, причины, методы и способы противодействия» (г. Н. Новгород, февраль 2011 г.); научно-практической конференции «Современные проблемы юридической науки и практики» (г. Н. Новгород, март 2011 г.); научной конференции «Актуальные проблемы экономики и экономической безопасности в современной России» (г. Н. Новгород, май 2011 г.); Международной научной конференции «Россия и мировое сообщество в контексте посткризисного развития» (г. Москва, июнь 2011 г.); Международной научно-практической конференции «Преемственность в праве: доктрина, российская и зарубежная практика, техника» (г. Н. Новгород, июнь 2011 г.); научно-практической конференции «Актуальные проблемы противодействия коррупции на современном этапе» (г. Н. Новгород, сентябрь 2011 г.); Международной научно-практической конференции «Техника современного правотворчества: состояние, проблемы, модернизация» (г. Н. Новгород, сентябрь 2011 г.); Международной научно-методической конференции «Пути повышения эффективности антикоррупционных программ, реализуемых в вузах МВД России» (г. Н. Новгород, октябрь 2011 г.); Международной научно-практической конференции «Экономико-правовые проблемы обеспечения экономической безопасности в современной России» (г. Н. Новгород, ноябрь 2011 г.); Международной научно-методической конференции «Уголовное законодательство в ХХI веке: современное состояние, проблемы трактовки и применения его положений с учетом задач дальнейшего укрепления экономического правопорядка» (г. Н. Новгород, март 2012 г.).

Некоторые выводы диссертационного исследования используются в учебном процессе при преподавании курса «Уголовное право» в Нижегородском институте управления – филиале РАНХиГС, Приволжском филиале Российской академии правосудия; внедрены в практическую деятельность Управления организации дознания ГУ МВД России по Нижегородской области; обсуждались на теоретических семинарах аспирантов и адъюнктов ННГУ.

Структура диссертации обусловлена ее целями и задачами, кругом рассматриваемых вопросов и состоит из введения, трех глав, включающих 10 параграфов, заключения и библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, определяются ее объект и предмет, методология и методика, цели и задачи, раскрываются научная новизна и практическая значимость исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся данные об апробации основных его результатов.

Первая глава «Социально-правовая обусловленность криминализации деяний, посягающих на животный мир (фауну)» включает в себя три параграфа.

В первом параграфе «Анализ международно-правовых норм об охране животного мира (фауны)» рассматриваются Конвенция о защите конкретных видов птиц, полезных в сельском хозяйстве, заключенная в Париже 19 марта 1902 года; Вашингтонская конвенция о сохранении и защите морских котиков от 7 июля 1911 года; Конвенция о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения; Международная конвенция по предотвращению загрязнения моря нефтью; Конвенция о водно-болотных угодьях; Конвенция об охране всемирного культурного и природного наследия; Конвенция о сохранении морских живых ресурсов Антарктики и ряд других документов.

Международное право все правонарушения подразделяет на преступления и деликты. Отличие преступления от деликта заключается в том, что при совершении преступления право обращаться в суд имеют все потерпевшие субъекты, а при деликте – только непосредственный субъект. Следует указать, что Комиссия международного права ООН отмечает в будущем возможность появления новых видов экологических преступлений.

Анализ международных документов об охране животного мира показывает, что международный договор занимает важное место в системе российского законодательства, охраняющего животный мир (фауну), так как регулирует общественные отношения, возникающие между государствами в области охраны экологических отношений.

В Российской Федерации международные договоры включены в ее правовую систему и закреплены в статье 15 Основного закона. Международным договорам принадлежит главенствующая роль в сфере защиты животного мира от преступных посягательств. Доминирующее положение в иерархии источников российского права занимают Конституция РФ и конституционные законы, и по силе им уступает только международный договор. Однако, только пройдя процедуру ратификации, международно-правовые нормы могут считаться самостоятельными источниками предписаний российского права.

Проведенный автором анализ международных документов показывает, что нормативные установления, закрепленные в них, относятся к регулированию международно-правовых отношений в области охраны фауны, обязательны для исполнения только государствами, заключившими соответствующие соглашения. Между тем в истории международных отношений нет строгого соответствия между характером нанесенного ущерба и видом ответственности. В разных ситуациях (даже при аналогичных последствиях) возможна различная ответственность субъектов. Для адекватного возмещения ущерба международным сообществом был выбран принцип «разумного возмещения», основывающийся на восстановлении первоначального положения, существовавшего до причинения экологического ущерба. Полагаем, что соблюдение данного признака должно быть положено в основу формирования законотворческих решений, принимаемых российским законодателем в сфере регулирования отношений, возникающих в области экологии вообще и животного мира в частности.

Во втором параграфе «Анализ российского законодательства об охране животного мира (фауны)» отмечается, что Российская Федерация как субъект международных отношений присоединилась ко многим международным правовым актам по вопросам охраны окружающей среды и взяла на себя ряд обязательств перед международным сообществом, направленных на рациональное, эффективное и безопасное использование природной среды. По состоянию на 2012 год она подписала, одобрила или ратифицировала многие важные международные акты по вопросам охраны животного мира, в частности: Модельный закон «О животном мире»; Конвенцию о водно-болотных угодьях, имеющих международное значение, главным образом в качестве местообитаний водоплавающих птиц; Конвенцию о рыболовстве и сохранении живых ресурсов в Балтийском море и Бельтах; Конвенцию по регулированию китобойного промысла; Временную конвенцию о сохранении котиков северной части Тихого океана; Конвенцию о сохранении морских живых ресурсов Антарктики; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Соединенных Штатов Америки о сохранении и использовании Чукотско-аляскинской популяции белого медведя; Конвенцию об охране всемирного культурного и природного наследия и др.

Основные положения этих документов нашли свое отражение в ряде ключевых законодательных актов, принятых Государственной Думой РФ: Водном, Лесном, Земельном и Воздушном кодексах; Федеральных законах от 10 января 2002 года № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», от 20 декабря 2004 года № 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов»; постановлениях Правительства РФ от 6 января 1997 года № 13 «Об утверждении Правил добывания объектов животного мира, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации, за исключением водных биологических ресурсов»; от 7 августа 1995 года № 795 «О сохранении амурского тигра и других редких и находящихся под угрозой исчезновения видов диких животных и растений на территориях Приморского и Хабаровского краев»; приказе Минприроды РФ от 27 июня 1994 года № 202 «Об утверждении Перечня редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных, продажа изделий из шкур которых запрещена» и многих других документах.

Таким образом, существующая правовая база в Российской Федерации в полной мере соответствует положениям международных актов по вопросам охраны окружающей среды. Между тем изменение экономической ситуации, принятие новых стратегических документов социально-экономического развития государства, активное участие России в международном сотрудничестве и необходимость сближения с международными стандартами ставят перед обществом новую задачу глубокого анализа существующей системы охраны окружающей среды, концептуального пересмотра приоритетов экологической политики.

В Российской Федерации уделяется серьезное внимание вопросу рационального использования и воспроизводства диких животных. В этой связи все дикие животные образуют федеральную государственную собственность. Постановка вопроса воспроизводства и охраны фауны проводится на научной основе, что позволяет не только поддерживать, но и увеличивать количество имеющихся видов животных.

Российское государство ведет активную работу по налаживанию контактов с соседними государствами в части приложения совместных усилий в целях сохранения и воспроизводства животного мира и отдельных его видов, в первую очередь мигрирующих. Мигрирующие виды наземных диких животных, птиц, водных животных и рыбы являются не только национальным, но и межгосударственным, международным достоянием, а следовательно, выступают объектом охраны. В такой ситуации проявление заботы об охране животного мира от преступных посягательств только со стороны одного государства будет малоэффективным решением этой проблемы, поэтому Российская Федерация заключила ряд соглашений по охране животного мира с другими странами.

Особое место в работе уделяется вопросам, связанным с производством охоты на зверей и птиц. Отмечается, что ранее в РСФСР не существовало в масштабах всей страны единых правил охоты. Это объяснялось большими географическими различиями, климатическими условиями и разнообразием диких животных и птиц регионов. 16 ноября 2010 года Министерство природных ресурсов и экологии РФ издало приказ № 512 «Об утверждении Правил охоты», который устанавливает требования к проведению охоты и сохранению охотничьих ресурсов на всей территории страны.

Принятыми правилами регулируются места, сроки и способы охоты, а нередко и орудия охоты. Правила исходят, прежде всего, из возможного объема воспроизводства диких зверей и птиц того или иного региона страны и наличия избыточного количества диких зверей и птиц. Природоохранительным законодательством предусматривается необходимость создания надлежащих условий для существования охотничьей фауны (мест гнездования и зимовок птиц, обитания диких животных) посредством сохранения дикой растительности, искусственной подкормки и т. п.

Следующим важным направлением деятельности государства в сфере охраны животного мира является защита водных биологических ресурсов, в частности, сохранение рыбных запасов. Анализ действующего законодательства показывает, что к рыбным запасам относятся все рыбы, находящиеся в состоянии естественной свободы и обитающие в водоемах Российской Федерации. Рыбные запасы являются составной частью природной среды и одним из объектов права государственной собственности.

Российское государство, выступая как собственник рыбных запасов, обитающих в пределах его территории, устанавливает порядок их использования, сохранения и воспроизводства. В то же время рыба, обитающая в ней­тральных водах морей и океанов, не является объектом права государственной собственности, а стало быть, и объектом охраны. Их охрана регулиру­ется нормами международного права. Однако мигрирующие стада рыб в пределах территории нашего государства охраняются в соответствии с нормами российского законодательства.

Критерием отнесения тех или иных рыб к рыбным запасам является их естественная свобода. Учитывая данное обстоятельство, к рыбным запасам нельзя отнести живую рыбу, находящуюся, например, в садках. Отрыв от естественного природного состояния позволяет представлять ее как товарную продукцию.

Проведенный анализ российского законодательства об охране животного мира (фауны) показывает, что в целом оно соответствует и учитывает положения норм международного права. Вместе с тем, для повышения эффективности противодействия преступным посягательствам, совершаемым в отношении животного мира, необходимо внести некоторые изменения. Так, в целях объективной оценки криминальной ситуации, складывающейся в области охраны экологических отношений, в том числе и охраны животного мира (фауны), в системе статистической отчетности следует ввести новые показатели, отражающие количество нарушений законодательства об охране животного мира. Особое внимание необходимо обратить на разделение статистических данных по частям (1 и 2) статьи 249 УК «Нарушение ветеринарных правил и правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений» и на некоторые другие преступления.

Одновременно с этим следует возродить экологическую полицию, которая ранее входила в систему МВД России как самостоятельное структурное подразделение, а затем была упразднена в связи с проводимой реорганизацией органов внутренних дел.

Необходимо также расширить международное сотрудничество и контроль за реализацией уже ратифицированных международных документов, активнее использовать средства конвенций и программ на мероприятия, связанные с особо охраняемыми природными территориями и охраной редких и исчезающих животных.

Кроме того, анализ российского законодательства об охране животного мира показывает, что технико-юридическое конструирование уголовно-правовых норм обязывает учитывать предмет преступления при их формулировании. Если предмет преступления, образующий признаки объективной стороны, неоднородный, то уголовная ответственность должна наступать за посягательство на каждый предмет в рамках самостоятельного преступления. В некоторых случаях законодатель отступает от существующего правила. Так, юридический анализ объективных признаков статьи 249 УК показывает, что она содержит два самостоятельных состава, прописанных в разных частях нормы. Часть первая статьи 249 УК предусматривает уголовную ответственность за нарушение ветеринарных правил обращения с животными, а часть вторая – с растениями. Учитывая, что предмет преступления по части 1 – это дикие и домашние животные, а по части 2 – растительность всякого рода (леса, насаждения, посевы, сады, огородная растительность, травы, кустарники и так далее), логично было бы эти преступления рассматривать как два самостоятельных состава преступления в рамках отдельных норм. В УК РФ эти два преступления могут быть сформулированы, например, так:

Статья 249. Нарушение ветеринарных правил

Нарушение ветеринарных правил, повлекшее по неосторожности распространение эпизоотий или иные тяжкие последствия, –

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Статья 2491. Нарушение правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений

Нарушение правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений, повлекшее по неосторожности тяжкие последствия, –

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет.

Такой подход к формулированию уголовно-правовой нормы будет способствовать унификации и дифференциации уголовной ответственности за экологические преступления.

В третьем параграфе «Особо охраняемые природные территории и природные объекты как основа защиты животного мира (фауны) от преступных посягательств» рассматривается роль особо охраняемых природных территорий и природных объектов. Наиболее эффективной мерой сохранения биоразнообразия признается создание особо охраняемых природных территорий. В Российской Федерации они представлены прежде всего 101 государственным природным заповедником, 35 национальными парками и 73 государственными природными заказниками федерального значения и некоторыми иными категориями.

В то же время процентное отношение территории РФ к особо охраняемой природной территории совершенно недостаточно для сохранения экологического баланса биологического разнообразия и ниже мировых стандартов, которые составляют 10%. Поэтому для сохранения живой и неживой природы необходимо увеличить площади особо охраняемых природных территорий РФ до мировых стандартов.

В последнее время реальную угрозу для Российской Федерации представляет ввоз широко распространяющихся в мире генетически измененных организмов и продуктов. Учитывая серьезную опасность, следует ратифицировать Картахенский протокол по биобезопасности к Конвенции о биологическом разнообразии. Это позволит повысить ответственность стран за осуществление на территории РФ деятельности, связанной с трансграничной транспортировкой генетически измененных организмов и продуктов питания; принять меры по недопущению их ввоза в страну; сделать возможным активное международное сотрудничество, в том числе взаимопомощь в деле исследований и научно-технических разработок, а равным образом обмен информацией в области биотехнологий.

Реализация соответствующих положений обеспечит охрану объектов окружающей среды, содержание ее на определенном уровне устойчивости, способности к саморегуляции и сохранение многообразия форм живой и неживой природы, в том числе генофонда живых организмов, находящихся на грани исчезновения.

Полагаем целесообразным усилить общественный контроль за особо охраняемыми природными территориями и состоянием популяций редких исчезающих видов, неэффективность которого приводит к хищническому использованию ресурсов как со стороны государства, так и со стороны коммерческих организаций и отдельных граждан. В этой связи требуется разработать меры по повышению экологической грамотности населения, усилению ответственности за преступления, посягающие на животный мир.

Вторая глава «Эволюция российского и зарубежного уголовного законодательства об ответственности за преступления, посягающие на животный мир (фауну)» включает в себя три параграфа.

В первом параграфе «История развития российского уголовного законодательства об ответственности за преступления, посягающие на животный мир (фауну)» рассматриваются этапы развития уголовного законодательства в данной области. Показано, что в досоветский период уголовная ответственность носила ограничительный характер, и только редкие из законов были направлены на воспроизводство фауны. Положения первых правовых памятников являлись сословными, классовыми, не отличались четким структурированием, носили характер различных ограничений в области охраны животного мира, защищали собственника, предусматривали ответственность за незаконную охоту и рыболовство. Российское законодательство до XVIII века практически не испытывало влияния законов со стороны западной правовой мысли, что способствовало выработке оригинальных подходов юридической техники нормативно-правовых актов.        

В советский период с первых декретов советской власти вопросам защиты природы уделялось особое внимание. Процесс законотворчества периода революции происходил хаотично, в нарушение иерархии правотворческой деятельности, которая выражалась в том, что право издавать нормативно-правовые акты уголовно-правового характера имели как органы общего управления и общей компетенции, так и отдельные наркоматы и ведомства. Принятие Уголовных кодексов РСФСР 1922, 1926, 1960 годов стабилизировало ситуацию в данном вопросе. В них закрепили нормы об уголовной ответственности за незаконный промысел рыбы, животных и других видов водных биологических ресурсов. Дальнейшее уголовное законодательство советского периода сохраняло преемственность в плане противодействия преступлениям, посягающим на животный мир.

Можно заметить, что уголовное законодательство и различные нормативно-правовые акты, которые охраняли интересы животного мира в СССР, к концу 80-х годов приобрели целостный вид. Государство и общество, осознав проблемы животного мира, уделили особое внимание различным научным изысканиям, посвященным охране животного мира. Это нашло отражение в Уголовном кодексе РФ от 1996 года, где законодатель выделил такие деяния, как «незаконная охота» и «незаконная добыча водных биологических ресурсов», которые были отнесены к главе «Экологические преступления».

Таким образом, в разные исторические периоды правовые нормы, охраняющие животный мир, находились под влиянием различных факторов: экономических, политических и т. д. Можно констатировать, что на протяжении исторического развития российского государства виды наказания переходили из одних нормативно-правовых актов в другие и при этом значительно не менялись, в основном менялся верхний и нижний предел наказания. Совершенствование уголовного законодательства в вопросе охраны животного мира происходило в тесном взаимодействии с другими отраслями права, регулирующими эти отношения, так как уголовно-правовые нормы в основном носили бланкетный характер, что подразумевало под собой совершенствование не только уголовного, но и экологического законодательства в целом.

Во втором параграфе «Анализ уголовного законодательства стран ближнего зарубежья об ответственности за преступления, посягающие на животный мир (фауну)» исследуются соответствующие нормативные установления, закрепленные в законодательстве стран ближнего зарубежья (республик Украины, Беларусь, Азербайджан, Молдова, Кыргызстан, Таджикистан), а также стран Балтии (Латвии, Эстонии). Проведенный анализ показал, что в подавляющем большинстве уголовное законодательство ряда республик бывшего СССР в части природоохранительных норм во многом идентично российскому законодательству.

Вместе с тем, некоторые национальные УК имеют свои особенности. Так, в УК республик Азербайджан, Таджикистан применительно к преступлениям, посягающим на животный мир, раскрываются понятия крупного ущерба. Наличие четкого стоимостного критерия позволяет не допускать судебных ошибок при определении размера ущерба от преступной деятельности и отграничивать преступление от правонарушения. Полагаем, что такое законотворческое решение следует имплементировать и в российское законодательство.

Применительно к Республике Беларусь можно отметить, что в уголовном кодексе этого государства дается понятие экологического преступления. Представляется, что и это положение следовало бы включить в соответствующую главу действующего УК.

Некоторые республики (например, Эстония) привнесли в свое законодательство определенное своеобразие. Так, Пенитенциарный кодекс Эстонии допускает возможность привлечения к уголовной ответственности юридических лиц за анализируемые деяния, что тоже следует оценить положительно.

Обращено внимание на то, что с переходом экономики на рыночные отношения в России стали совершаться экологические преступления под прикрытием юридических лиц. Это не только затруднило их выявление, но и породило проблемы, связанные с более точной их правовой оценкой, квалификацией содеянного. Все это делает вопрос введения уголовной ответственности юридических лиц актуальным как для России, так и для других постсоветских стран.

В третьем параграфе «Анализ уголовного законодательства стран дальнего зарубежья об ответственности за преступления, посягающие на животный мир (фауну рассматриваются соответствующие нормативные предписания, закрепленные в законодательстве развитых зарубежных стран.

В результате сравнительного анализа зарубежного законодательства установлено, что в большинстве стран охране животного мира уделяется должное внимание. Осуществление природоохранной функции возлагается на специализированные органы, среди которых ведущая роль отведена полиции. Опыт зарубежных стран имеет несомненное научное и практическое значение для со­вершенствования российского законодательства.

Изучив историю развития законодательства, охраняющего животный мир, в странах дальнего зарубежья, диссертант пришел к выводу, что интересы животных на протяжении нескольких веков не рассматривались в качестве объекта уголовно-правовой охраны. Они являлись вещью, принадлежащей конкретному лицу. Наделение их правами – неизбежное событие, которое случилось в результате совершенствования правовой мысли, общественной нравственности и морали.

Зарубежные правоведы нередко проводят взаимосвязь между жестоким обращением с животными, проявляемым в детстве, и преступной деятельностью в будущем. Поэтому они предлагают внимательно относиться к каждому факту проявления жестокости со стороны несовершеннолетнего и такого подростка брать на особый дополнительный контроль.

Уголовное законодательство США в области охраны животного мира характеризуется неоднородностью. Обусловлено это прежде всего желанием каждого штата как можно лучше защитить экологические интересы региона и учесть его климатические особенности.

Изучив уголовно-правовую регламентацию охраны животного мира, диссертант также пришел к выводу, что уголовное законодательство стран дальнего зарубежья, как и российское, не содержит понятия жестокого обращения с животными. Это обстоятельство вызывает определенные трудности в процессе квалификации деяний, связанных с посягательством на животный мир. Поэтому предлагается дополнить статью 245 УК примечанием следующего содержания:

«Жестокое обращение с животным – это деяние, влекущее гибель, травму, увечье, лишение животного места естественного обитания, а равно стравливание животных друг с другом, совершенное в целях причинения животному страданий или мучений».

Кодекс РФ об административных правонарушениях также не содержит ответственности за жестокое обращение с животными. Отсутствие соответствующей нормы является пробелом административного законодательства, который необходимо устранить, дополнив главу 8 «Административные правонарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» статьей следующего содержания:

«Статья 8.42. Жестокое обращение с животными

Жестокое обращение с животными, если данное деяние не содержит признаков преступления, предусмотренного статьей 245 Уголовного кодекса Российской Федерации, –

наказывается…».

Отмечается, что жестокое обращение с животными возможно не только из хулиганских или корыстных побуждений, или с применением садистских методов, но и по другим мотивам. На наш взгляд, мотив не должен влиять на квалификацию деяния как преступления, в связи с чем статью 245 УК следует изложить так:

«Статья 245. Жестокое обращение с животными

1. Жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, –

наказывается... (преступление небольшой тяжести).

2. Жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, если это деяние совершено в присутствии малолетних или с применением садистских методов, –

наказывается... (преступление средней тяжести).

3. То же деяние, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, –

наказывается… (преступление средней тяжести)».

Третья глава «Уголовно-правовая регламентация ответственности за преступления, посягающие на животный мир (фауну), и проблемы их квалификации» включает в себя четыре параграфа.

Первый параграф «Понятие, сущность экологических преступлений, посягающих на животный мир (фауну)» посвящен правовой регламентации ответственности за преступления, посягающие на животный мир (фауну).

Обращено внимание на то, что в уголовно-правовой теории вопрос об объекте преступлений, посягающих на животный мир (фауну), является дискуссионным. Как показал анализ, выделяются две точки зрения: первая заключается в отрицании того, что преступления, посягающие на животный мир, являются самостоятельными по своей природе в силу отсутствия особого объекта охраны; вторая – в отнесении к их числу всех деяний, которые оказывают хоть какое-то отрицательное влияние на фауну.

Автор полагает, что круг экологических преступлений, в том числе посягающих на животный мир, необходимо ограничивать только теми, которые в качестве таковых были названы в специальной главе 26 УК. Данная трактовка позволила бы решить многие вопросы о признании того или иного деяния экологическим преступлением.

Касаясь общей характеристики преступлений, посягающих на животный мир, диссертант обращает внимание на отсутствие понятия «экологические преступления» в уголовном праве и многополярность в его формулировании. Проведенный анализ предложенных понятий экологических преступлений позволил сделать вывод о том, что в основе их определения лежат положения законодательства в области окружающей среды. Отмечается, что не все сформулированные определения отличаются логичностью, а в некоторых случаях содержат элементы противоречивости и непоследовательности. Поэтому для повышения эффективности уголовной ответственности за экологические преступления, в том числе и посягающие на животный мир, требуется закрепить в Уголовном кодексе РФ понятие экологического преступления. Во-первых, это позволит определить объект экологических преступлений. Во-вторых, даст возможность более правильно рассмотреть природу таких преступлений. В-третьих, будет способствовать представлению об отдельных признаках экологических преступлений. В-четвертых, поможет провести отграничение сходных между собой преступлений.

С учетом вышесказанного предлагается определить экологическое преступление как общественно опасное деяние, совершенное умышленно или по неосторожности, связанное с нарушением соответствующих правил природопользования, причиняющее или создающее угрозу причинения экологического вреда.

Отталкиваясь от этой дефиниции, представляется уместным сформулировать определение преступлений, посягающих на животный мир.

Под таковыми следует понимать умышленное и неосторожное общественно опасное деяние, признаком которого выступают дикие животные, птицы и рыбы, находящиеся в естественной среде обитания, состоящее в нарушении правил охраны животного мира и причиняющее либо создающее угрозу причинения вреда фауне.

В свою очередь, преступления, посягающие на животный мир, диссертант предлагает именовать фаунистическими. В качестве предмета таких деяний выступают объекты животного мира, а именно животные, находящиеся в условиях естественной свободы.

Во втором параграфе «Классификация экологических преступлений, посягающих на животный мир (фауну), и ее уголовно-правовое значение» автор отмечает, что классификация позволяет уяснить сущность изучаемого объекта и способствует совершенствованию его организационно-правовой системы.

В настоящее время вопрос о классификации данной категории преступлений является дискуссионным. Анализ имеющихся доктринальных классификаций позволил диссертанту, исходя из предмета посягательства, подразделить экологические преступления на четыре группы: преступления общего характера (ст. 246–248 УК); преступления, посягающие на общественные отношения в области рационального использования и сбережения земли и ее недр, воздуха, водных ресурсов (ст. 250–255 УК); преступления, посягающие на отношения, обеспечивающие защиту растительного мира (флоры) (ч. 2 ст. 249, ст. 256, 257, 260 УК); преступления, посягающие на общественные отношения в области охраны животного мира (фауны) (ч. 1 ст. 249 , 256–259 и 262 УК).

Предложенная классификация, по мнению автора, является логичной и будет способствовать гармонизации объектов охраны окружающей природной среды, в том числе объектов охраны фауны.

В третьем параграфе «Проблемы квалификации преступлений, посягающих на животный мир (фауну)» диссертант уделяет внимание криминообразующим признакам составов преступлений, посягающих на животный мир.

Отмечается, что в качестве предмета преступления части 1 статьи 256 УК могут выступать только водные животные, то есть такие, у которых жизненный цикл неразрывно связан с водой. При решении вопроса, относится ли животное к водным, необходимо учитывать мнения не только юристов, но и других специалистов, в частности биологов. Добычу водоплавающих зверей и птиц следует квалифицировать как незаконную охоту (ст. 258 УК).

Анализ объективной стороны преступлений, посягающих на животный мир, позволил автору сделать вывод о том, что юридическая конструкция таких составов преступлений (ст. 256, 258 УК) сформулирована довольно сложно, и эта сложность обусловлена применением оценочных стоимостных критериев. Диссертант предлагает все критерии, определяющие ущерб и относящиеся к экологическим преступлениям, четко прописать в законе. Если это невозможно, то из специфики состава деяние следует конструировать как формальное преступление.

Исходя из анализа научной литературы и судебно-следственной практики, представляется целесообразным нормативно закрепить примечание к соответствующим статьям (ст. 256 и 258 УК), определяющее стоимостный критерий крупного ущерба: «Крупным размером в статьях 256 и 258 признается ущерб, если произведенная добыча водных животных, птиц, зверей или рыб превышает сумму в 50 тысяч рублей».

Отмечено, что важное значение в оценке вреда, причиненного животному миру, занимает Методика оценки вреда и исчисления размера ущерба от уничтожения объектов животного мира и нарушения их среды обитания, утвержденная Госкомэкологией РФ. Однако эта методика официально нигде не была опубликована, в связи с чем она не может применяться к спорным правоотношениям. Поэтому рекомендуется ввести ее в действие с соблюдением всех законодательных предписаний.

Обращено внимание также на то, что не во всех случаях гибель животных можно соизмерить с крупным ущербом, в некоторых этот вред может оказаться невосполнимым. Поэтому наряду с крупным ущербом в ст. 256, 258 (ч. 2) должен быть закреплен еще один признак, который логически вытекает из анализа постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 года № 14, – причинение иных тяжких последствий для конкретного места обитания, охотничьего и водного хозяйства.

Наличие этого признака позволит в случае причинения вреда экологическим отношениям оценить вред не только с имущественной стороны, но и с позиции значимости причиненного вреда для охотничьего хозяйства и животного мира в частности.

Анализ объективной стороны преступления, предусматривающего ответственность за нарушение правил охраны водных биологических ресурсов, также показал, что законодатель в рамках одной статьи формулирует два самостоятельных состава преступления, обладающих только им присущими признаками. Выход из создавшегося положения видится в том, что необходимо изменить редакцию статьи и изложить ее следующим образом:

«Статья 257. Нарушение правил охраны водных животных

Производство сплава древесины, строительство мостов, дамб, транспортировка древесины и других лесных ресурсов, осуществление взрывных и иных работ, а равно эксплуатация водозаборных сооружений и перекачивающих механизмов с нарушением правил охраны водных животных, если эти деяния повлекли массовую гибель рыбы или других водных животных либо иные тяжкие последствия, –

наказываются…» (преступление небольшой тяжести).

«Статья 2571. Нарушение правил охраны водных растений

Производство сплава древесины, строительство мостов, дамб, транспортировка древесины и других лесных ресурсов, осуществление взрывных и иных работ, а равно эксплуатация водозаборных сооружений и перекачивающих механизмов с нарушением правил охраны водных растений, если эти деяния повлекли массовую гибель водных растений, уничтожение в значительных размерах кормовых запасов либо иные тяжкие последствия, –

наказываются…» (преступление небольшой тяжести).

В четвертом параграфе «Назначение наказания за преступления, посягающие на животный мир (фауну), по российскому уголовному законодательству» анализируются наказания, назначаемые за преступления, посягающие на животный мир (фауну), по российскому уголовному законодательству.

В качестве основных наказаний за экологические преступления (в частности, за деяния, посягающие на животный мир) предусматриваются: лишение свободы, арест, обязательные работы, ограничение свободы, исправительные работы, штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, принудительные работы.

Изучение практики назначения наказаний по статьям УК об ответственности за преступления, посягающие на животный мир (фауну), показывает, что за такие преступления, как нарушение ветеринарных правил и правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений (ч. 1 ст. 249), незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов (ст. 256), нарушение правил охраны водных биологических ресурсов (ст. 257), незаконная охота (ст. 258), уничтожение критических местообитаний для организмов, занесенных в Красную книгу РФ (ст. 259), нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов (ст. 262), к виновным лицам реальное лишение свободы применяется довольно редко, то есть четко просматривается тенденция ограничения применения лишения свободы путем замены его более мягкими видами наказания (штрафом, обязательными работами, условным осуждением и т. д.).

Анализируя штрафные санкции за посягательство на животный мир, диссертант приходит к выводу о том, что до конца они не проработаны, о чем может свидетельствовать, в частности, следующее.

Нет сомнений в том, что за более тяжкое преступление размер штрафа должен быть более высоким. В то же время с учетом особенностей конструкции некоторых статей, предусматривающих ответственность за преступления против животного мира, приходится констатировать, что такого различия может и не быть.

Например, согласно действующему законодательству незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов рассматривается как преступление небольшой тяжести (ст. 256 УК), по степени общественной опасности – как основной состав (ч. 1 ст. 256 УК), как квалифицированный (ч. 2 ст. 256 УК) и особо квалифицированный (ч. 3 ст. 256 УК).

Стоимостный критерий для части 1 статьи 256 УК РФ позволяет назначить виновному лицу наказание в виде штрафа в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, то есть максимальный размер штрафа – триста тысяч рублей, минимальный – соответственно сто тысяч рублей.

При совершении преступления против животного мира, которое рассматривается как особо квалифицированный состав (ч. 3 ст. 256 УК), размер штрафа увеличивается. Он может быть назначен до пятисот тысяч. На первый взгляд все вроде бы правильно и ничто здесь не вызывает возражений. Более глубокое и детальное изучение санкций позволяет выявить некоторую неконкретность в конструкции стоимостных санкций. Например, поскольку стоимостный критерий штрафа по ч. 3 ст. 256 УК РФ может быть назначен в пределах от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, суд может назначить штраф, например, в двести, триста тысяч рублей и действия его не будут противоречить закону. Но при этом может оказаться так, что за совершение менее тяжкого вида преступления лицо будет наказано более строго, чем за совершение его квалифицированного вида.

Таким образом, на уровне правоприменительной практики может происходить сглаживание различий между основным и квалифицированным преступлением. На наш взгляд, для того чтобы этого не случалось, необходимо более взвешенно подходить к конструированию уголовно-правовых санкций. Им должен стать максимальный размер штрафа, предусмотренный для определенного вида преступлений, этому требованию должны отвечать и все другие санкции, касающиеся противодействия не только экологическим преступлениям, но и преступлениям в целом.

В заключении формируются основные выводы, полученные соискателем в ходе исследования.

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы:

Статьи в рецензируемых научных журналах и изданиях:

1. Гладышев Д.Ю. Уголовно-правовые аспекты обеспечения безопасности фауны // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. – 2011. – № 2 (15). – С. 211–214.

Иные публикации:

2. Гладышев В.Ю. Ответственность за преступления, посягающие на животный мир (фауну): законодательная регламентация, проблемы квалификации // Уголовно-правовая наука: теория и практика: Материалы научной школы «Реализация уголовной политики в области противодействия служебно-экономической преступности» / Под ред. А.П. Кузнецова. – Н. Новгород, 2009. – Вып. 1. – С. 56–59.

3. Гладышев В.Ю. Особенности уголовной ответственности за преступления, посягающие на животный мир по законодательству Древней Руси // Уголовно-правовая наука: теория и практика: Материалы научной школы «Реализация уголовной политики в области противодействия служебно-экономической преступности» / Под ред. А.П. Кузнецова. – Н. Новгород, 2010. – Вып. 2. – С. 52–57.

4. Гладышев Д.Ю. Охрана животного мира и уголовная ответственность за преступные посягательства на него // Современные проблемы юридической науки и практики: Сборник научных трудов. – Н. Новгород, 2011. – С. 84–90.

5. Гладышев Д.Ю. Уголовно-правовое регулирование ответственности за преступления, посягающие на животный мир (фауну) // Актуальные проблемы юридической науки: итоги научных исследований аспирантов и соискателей: Сборник научных трудов. – Н. Новгород, 2011. – С. 18–22.

6. Гладышев Д.Ю. Развитие уголовного закона в отношении преступлений против животного мира // Проблемы юридической науки в исследованиях докторантов, адъюнктов и соискателей: Сборник научных трудов / Под ред. В.М. Баранова и М.А. Пшеничнова. – Н. Новгород, 2011. – Вып. 17. – С. 17–22.

7. Гладышев Д.Ю. Некоторые вопросы уголовно-правовой борьбы с преступлениями, посягающими на флору и фауну // Россия и мировое сообщество в контексте посткризисного развития: Сборник научных трудов. – М., 2011. – С. 72–75.

8. Гладышев Д.Ю. Уголовная ответственность за некоторые экологические преступления по законодательству Англии // Управление человеческими ресурсами в посткризисном периоде: Сборник научных трудов. – Н. Новгород, 2011. – С. 129–132.

9. Гладышев Д.Ю. Некоторые аспекты развития уголовного закона в отношении преступлений против животного мира // Современное российское уголовное законодательство: состояние, тенденции и перспективы развития с учетом требований динамизма, преемственности и повышения экономической эффективности (к 15-летию принятия Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 года): Материалы Всероссийской научно-практической конференции (Н. Новгород, 4 октября 2011 г.) / Под ред. П.Н. Панченко, А.В. Козлова – Н. Новгород, 2012. – С. 500–505.

Общий объем опубликованных работ – 2,6 п. л.

Корректор В.Н. Николаева

Компьютерная верстка Е.А. Мухиной

Тираж 100 экз. Заказ № ___

Отпечатано в отделении полиграфической и оперативной печати

Нижегородской академии МВД России.

603144, Нижний Новгород, Анкудиновское шоссе, 3.


1 См.: Отчет о состоянии преступности пресс-центра МВД России // www.mvd.ru/presscenter/sta-tistics/






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.