WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Богданов Дмитрий Вадимович

ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

И ЕЁ ИСКЛЮЧЕНИЕ В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

Специальность 12.00.03 — Гражданское право; предпринимательское право; семейное право;

международное частное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Волгоград – 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Пермский государственный национальный исследовательский университет»

Научный руководитель —

доктор юридических наук

Голубцов Валерий Геннадьевич

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Челышев Михаил Юрьевич

(заведующий кафедрой частного права филиала Казанского (Приволжского) федерального университета в г. Набережные Челны);

кандидат юридических наук, доцент

Трофимов Ярослав Валерьевич

(ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный университет», доцент кафедры гражданского и международного частного права)

Ведущая организация —

ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная юридическая академия»


 

Защита диссертации состоится «24» мая 2012 года в 12 : 00 на заседании диссертационного совета ДМ 212.029.07 по юридическим наукам в ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный университет» по адресу: 400062, г. Волгоград, пр. Университетский, 100, ауд. 2-05 «В».

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный университет».

Автореферат разослан «23» апреля 2012 года и размещен в сети Интернет на официальном сайте Министерства образования и науки РФ и на официальном сайте ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный университет» http://www.volsu.ru

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук  О.А. Яковлева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. В соответствии со ст. 1 Гражданского кодекса РФ необходимость восстановления и защиты нарушенных гражданских прав провозглашена основным началом гражданско-правового регулирования общественных отношений, важнейшей гарантией реализации которого является механизм привлечения к гражданско-правовой ответственности. Именно поэтому институт гражданско-правовой ответственности является одной из важнейших частей системы гражданского права. Этот институт, построенный с учетом общеправовых принципов юридической ответственности (справедливости, целесообразности, законности, индивидуализации) и реализующий ее функции (восстановительную, репрессивную, превентивную, воспитательную), содержит нормы об освобождении от ответственности и ее исключении. Данные правовые нормы призваны обеспечивать законность и целесообразность применения мер гражданско-правовой ответственности и, в конечном итоге, способствовать осуществлению механизма защиты гражданских прав и стабильности гражданского оборота. Институты освобождения от гражданско-правовой ответственности и исключения ответственности играют значительную роль  в реализации принципа справедливости права.

При этом указанные нормы содержатся в различных частях ГК РФ, а также в иных нормативно-правовых актах, нередко дублируют или исключают друг друга, содержат спорные формулировки, что требует законодательных корректировок с учетом их всестороннего научного анализа.

В гражданско-правовой литературе освещаются отдельные вопросы освобождения от ответственности и ее исключения. Однако доктринальные представления о сущности освобождения и исключения гражданско-правовой ответственности во многом не согласованы с общеметодологическими подходами теории права к пониманию этих категорий. В частности, в цивилистике смешиваются понятия «освобождение от ответственности» и «исключение ответственности»; отсутствуют четкие перечни оснований освобождения и исключения ответственности; не прописаны условия и механизм реализации правовых норм, регулирующих освобождение и исключение гражданско-правовой ответственности, в том числе правил о распределении бремени доказывания.

Нерешенность этих и некоторых других доктринальных проблем влечет правоприменительные сложности реализации норм об освобождении и исключении гражданско-правовой ответственности. В связи с этим необходимо научное исследование правовой сущности, функций, оснований и условий применения институтов освобождения и исключения гражданско-правовой ответственности.

Степень исследованности темы. Цивилистическая доктрина богата исследованиями, посвященными гражданско-правовой ответственности и отдельным ее аспектам (понятию, признакам, основаниям, условиям, мерам и др.). Вопросы освобождения и исключения гражданско-правовой ответственности рассматривались в них применительно к отдельным основаниям освобождения или исключения ответственности (непреодолимая сила, случай, вина потерпевшего и проч.). Из работ последнего времени можно назвать диссертации О.Н. Захаровой «Непреодолимая сила и гражданско-правовая ответственность» (Иркутск, 2005), Н.П. Коршуновой «Обстоятельства, освобождающие от ответственности за нарушение договора» (М., 2007), М.Н. Махибороды «Гражданско-правовая ответственность в случае авиакатастрофы» (М., 2010).

Институт освобождения от гражданско-правовой ответственности в недавнее время стал предметом самостоятельного исследования в диссертации С.В. Розиной (М., 2006). Однако автор указанной работы рассматривает этот гражданско-правовой институт без учета общеправовых представлений о нем, принципиально не разграничивая институты освобождения и исключения гражданско-правовой ответственности. Кроме того, вопросы освобождения и исключения гражданско-правовой ответственности нуждаются в переосмыслении с учетом новых научных представлений и правоприменительной практики, появившихся за период, прошедший с момента упомянутого исследования.

Безусловно, существующие в цивилистике научные представления и выводы относительно отдельных аспектов освобождения и исключения ответственности имеют важное методологическое, теоретико-правовое и правоприменительное значение для формирования целостного, созвучного с общей теорией права понимания этих правовых категорий, представленного в настоящем исследовании.

Целью настоящей диссертационной работы является комплексное исследование теоретических и практических проблем гражданско-правового регулирования освобождения от ответственности и ее исключения с учетом современного отечественного законодательства и практики его применения, а также разработка рекомендаций по совершенствованию соответствующей законодательной базы.

Реализация поставленной цели обусловила необходимость постановки и решения следующих конкретных задач:

1) рассмотреть общие проблемы гражданско-правовой ответственности, касающиеся ее понятия, принципов, функций, условий и основания;

2) дать понятие и определить юридическую природу освобождения от гражданско-правовой ответственности и ее исключения;

3) сравнить категории освобождения от гражданско-правовой ответственности и ее исключения со смежными правовыми явлениями;

4) выявить и раскрыть основания освобождения от гражданско-правовой ответственности;

5) определить и описать основания исключения гражданско-правовой ответственности;

6) выработать практические предложения и рекомендации по совершенствованию гражданского законодательства в сфере отношений, связанных с освобождением и исключением гражданско-правовой ответственности.

Объектом исследования выступают общественные отношения, возникающие в связи с освобождением от гражданско-правовой ответственности и в связи с ее исключением.

Предметом исследования являются правовые нормы, выраженные в системе нормативно-правовых актов, регламентирующие освобождение от гражданско-правовой ответственности и ее исключение, и практика их применения, а также соответствующая научная доктрина.

Методологическая основа исследования. При проведении исследования использовались общенаучные методы: диалектический, системный, структурно-функциональный, логический методы, методы анализа и синтеза, индукции и дедукции, метод абстрагирования, а также частные методы научного исследования: формально-логический, исторический, структурно-правовой, юридико-технический.

Теоретическая основа исследования.

Диссертационное исследование в первую очередь основывается на работах таких ученых дореволюционного и советского периодов истории, заложивших основы отечественной цивилистики, как М.М. Агарков, С.Н. Братусь, А.В. Венедиктов, В.П. Грибанов, О.С. Иоффе, О.А. Красавчиков, Л.А. Лунц, Д.И. Мейер, И.Б. Новицкий, В.А. Ойгензихт, М.Я. Пергамент, К.П. Победоносцев, И.А. Покровский, Е.А. Флейшиц, Г.Ф. Шершеневич, и др.

Теоретическую базу работы составили также труды современных специалистов в области теории права и гражданского права – таких, как Е.Н. Агибалова, С.С. Алексеев, Ю.Н. Андреев, Б.С. Антимонов, С.Н. Бакунин, Ю.Г. Басин, А.В. Белов, А.М. Белякова, С.А. Беляцкий, Д.Е. Богданов, М.И. Брагинский, О.Е. Блинков, Е.В. Блинкова, Е.В. Вавилин, В. Варкалло, П.А. Варул, А.М. Васильев, Н.В. Витрук, В.В. Витрянский, В.Г. Голубцов, А.Г. Диденко, О.В. Дмитриева, В.В. Долинская, В.В. Зайцев, Н.Д. Егоров, А.А. Иванов, Д.Н. Кархалев, Д.А. Керимов, М.Я. Кириллова, П.В. Крашенинников, О.Э. Лейст, Д.А. Липинский, А.А. Малиновский, Н.С. Малеин, Г.К. Матвеев, В.П. Мозолин, Е.Л. Невзгодина, Е.А. Павлодский, Е.В. Пассек, В.Д. Перевалов, Э.Э. Пирвиц, В.Ф. Попондопуло, Б.И. Пугинский, В.А. Рахмилович, М.А. Рожкова, С.В. Розина, О.Н. Садиков, И.О. Самощенко, А.А. Серветник, А.П. Сергеев, В.Л. Слесарев, В.Т. Смирнов, А.А. Собчак, Е.А. Суханов, В.М. Тархов, Ю.К. Толстой, М.Х. Фарукшин, Ю.Б. Фогельсон, В.А. Хохлов, А.М. Хужин, М.Ю. Челышев, О.Ю. Шилохвост, Л.В. Щенникова, А.М. Эрделевский, Т.М. Яблочков, В.Ф. Яковлев и др.

Межотраслевой характер института освобождения и исключения юридической ответственности обусловил использование в качестве теоретической базы работ, посвященных этому институту в других отраслях права, - таких авторов, как Х.Д. Аликперов, Ч.М. Багиров, А.В. Бриллиантов, Ю.С. Жариков, А.Н. Игнатов, Ю.А. Красиков, В. Мальцев, В.И. Руднев, А.П. Чугаев, Н.М. Якименко и др.

Эмпирическая основа исследования. В работе проанализированы акты, содержащие нормы гражданского права и регулирующие вопросы освобождения от ответственности и исключения ответственности. Использованы материалы судебной практики Конституционного суда РФ, Верховного суда РФ, Высшего арбитражного суда РФ, а также правоприменительные акты федеральных арбитражных судов округов, апелляционных арбитражных судов, арбитражных судов субъектов РФ и судов общей юрисдикции.

Научная новизна диссертации состоит в том, что она является первым выполненным с учетом общеправовых воззрений комплексным монографическим исследованием, специально посвященным освобождению от гражданско-правовой ответственности и ее исключению, отражающим современные общественные отношения и новейшее законодательство.

Осуществлена всесторонняя разработка спорных вопросов института гражданско-правовой ответственности, которая позволила разграничить понятия освобождения от гражданско-правовой ответственности и исключения гражданско-правовой ответственности.

С учетом этого подхода и общеметодологических теоретико-правовых представлений сформулированы и разработаны основания освобождения от гражданско-правовой ответственности (истечение давностных сроков, малозначительность правонарушения, освобождение кредитором должника от ответственности) и основания исключения гражданско-правовой ответственности (объективные и субъективные).

Кроме того, научная новизна исследования заключается в следующих основных положениях, выносимых на защиту:

1. Утверждается, что если в результате применения санкции у правонарушителя возникает дополнительная имущественная обязанность либо он лишается субъективного гражданского права, то такая санкция является мерой ответственности, и можно ставить вопрос об основаниях для освобождения от такой санкции или для ее исключения, с учетом того, что в гражданском праве все санкции разделяются на меры ответственности и иные меры защиты. При реализации иных мер защиты нормы институтов освобождения и исключения гражданско-правовой ответственности не должны применяться.

2. Делается вывод о том, что освобождение от гражданско-правовой ответственности – это безусловное и окончательное избавление от обязанности претерпевать меры ответственности за совершенное, имеющее необходимые элементы состава гражданское правонарушение в связи с нецелесообразностью привлечения к ответственности по основаниям, предусмотренным законом. Для освобождения от гражданско-правовой ответственности необходимо установить факт совершения правонарушения (основания ответственности) и наличия всех условий для привлечения к ответственности (элементов состава).

В то же время, исключение гражданско-правовой ответственности – это избавление от привлечения к ответственности в связи с отсутствием в деянии лица одного или нескольких элементов (условий) состава конкретного гражданского правонарушения. Для исключения гражданско-правовой ответственности необходимо доказать отсутствие хотя бы одного условия ответственности (элемента состава).

3. Обосновано положение о том, что понятия освобождения от гражданско-правовой ответственности и исключения гражданско-правовой ответственности подлежат разграничению от таких смежных явлений, как нейтрализация ответственности, прекращение ответственности, ограничение ответственности, пределы ответственности, повышенная ответственность.

4. Доказывается, что освобождение кредитором должника от ответственности применяется в качестве основания освобождения от ответственности только относительно мер, заключающихся в возложении новых или дополнительных обязанностей. Не допускается освобождение от гражданско-правовой ответственности по этому основанию, если нарушаются права других лиц в отношении имущества кредитора. Цель и мотив кредитора, освобождающего должника от обязанности, для института освобождения от гражданско-правовой ответственности безразличны. С учетом действия гражданско-правового принципа равенства, на освобождение от обязанности должна быть выражена воля как кредитора, так и должника: оно должно иметь форму двустороннего соглашения.

5. С учетом принципов справедливости, законности, целесообразности юридической ответственности при привлечении к ответственности в виде лишения субъективных прав предложено ввести такое основание для освобождения от ответственности, как малозначительность гражданского правонарушения.

При привлечении к мерам гражданско-правовой ответственности, связанным с причинением вреда, такое основание освобождения от ответственности, как малозначительность, не должно применяться.

6. Аргументировано положение о том, что отсутствие противоправного деяния является объективным основанием для исключения гражданско-правовой ответственности.

С учетом общеметодологического подхода в праве, деяние противоправно, если оно нарушает обязывающие или запрещающие правовые нормы любой отраслевой принадлежности, условия гражданско-правового договора, которые, хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности, а также в предусмотренных законом случаях обычаи делового оборота или иные обычно предъявляемые требования.

Общеправовые обстоятельства, исключающие противоправность деяния, должны исключать и гражданско-правовую противоправность, что требует включения в текст ГК РФ соответствующей отсылочной нормы.

К отраслевым обстоятельствам, исключающим противоправность деяния, в гражданском праве следует отнести непреодолимую силу и иные обстоятельства, которые лицо не могло предотвратить и устранение которых от него не зависело.

7. Доказывается, что отсутствие причинно-следственной связи и вреда являются объективными основаниями для исключения гражданско-правовой ответственности и применяются только при совершении двух правонарушений: причинения вреда или убытков.

8. Доказывается положение о том, что отсутствие вины (невиновность) является субъективным основанием исключения гражданско-правовой ответственности при совершении правонарушений, в состав которых включена вина. Доказать невиновность и, как следствие, исключить привлечение к гражданско-правовой ответственности означает доказать отсутствие у правонарушителя как умысла, так и неосторожности.

В основе безвиновной ответственности лежит риск случайного причинения, поэтому основания для ее исключения могут быть только объективными.

9. Предлагается в состав гражданского правонарушения включить такой элемент (условие), как субъект правонарушения, с целью установления причинно-следственной связи и вины правонарушителя.

Вред, причиненный исключительно в результате поведения потерпевшего, возмещению не подлежит, поскольку отсутствует надлежащий субъект правонарушения, и, как следствие, ответственность лица, привлеченного в качестве ответчика, исключается.

В установленных законом случаях подлежат установлению особые признаки субъекта гражданского правонарушения (родители (усыновители), опекуны, организация для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей и др.).
Обязанность доказывания того, что ответчик является надлежащим субъектом правонарушения, должна лежать на истце.

Научно-практическая значимость исследования. Теоретическая значимость работы состоит в том, что в ней сформулированы положения, которые в совокупности дают целостное представление об освобождении от гражданско-правовой ответственности и исключении ее, их понятии, правовой природе и соотношении со смежными правовыми категориями.

Выводы и предложения, содержащиеся в диссертации, дополняют и развивают такие разделы науки гражданского права, как гражданско-правовая ответственность, обязательства, защита гражданских прав, гражданское правонарушение, и имеют методологическое значение для дальнейших исследований в этой области на отраслевом уровне.

Практическая значимость диссертационного исследования определяется тем, что содержащиеся в нем выводы, предложения и рекомендации могут быть использованы в законотворческой деятельности; в практической деятельности судебных и иных правоприменительных органов; в научных исследованиях проблем гражданско-правовой ответственности; в учебном процессе при изучении и преподавании общего курса «Гражданское право» и спецкурсов «Проблемы гражданского права», «Обязательственное право», «Деликтное право», «Гражданско-правовая ответственность» и др.

Апробация результатов исследования. Диссертационная работа выполнена и обсуждена на кафедре гражданского права и процесса Пермского государственного национального исследовательского университета

Основные теоретические выводы и положения нашли отражение в 8 опубликованных работах, в том числе 3 - в изданиях, рекомендованных ВАК.

Основные результаты диссертационного исследования докладывались на международных научно-практических конференциях: Современные вопросы науки – XXI век (г. Тамбов, 27 июня 2011 г.); Частноправовые проблемы взаимодействия материального и процессуального права (г. Ульяновск, 7 - 8 октября 2011 г.); Второй Пермский конгресс ученых-юристов (г. Пермь. 28 - 29 октября 2011 г.); Проблемы развития общественных наук: вопросы, решения, перспективы (г. Волгоград, 15 - 16 декабря 2011 г.), а также были использованы в учебном процессе при проведении семинарских занятий по курсу «Гражданское право».

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих восемь параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность, указаны объект и предмет исследования, его цели и задачи, оценивается степень разработанности проблематики, отражена научная новизна исследования, сформулированы положения, выносимые на защиту, перечислены методы исследования, отмечена теоретическая и практическая значимость работы, отражена апробация ее результатов.

В первой главе «Теоретико-методологические основы исследования освобождения от гражданско-правовой ответственности и ее исключения» исследуются общие вопросы теории гражданско-правой ответственности, а также  определяется понятие и юридическая природа освобождения от гражданско-правовой ответственности и её исключения и производится разграничение этих категорий от смежных понятий.

В первом параграфе первой главы «Общие вопросы теории гражданско-правовой ответственности» для определения научной позиции по некоторым спорным вопросам теории гражданско-правовой ответственности, имеющим значение для предмета исследования, рассматриваются проблемы понятия, мер, основания, условий, принципов и функций ответственности в гражданском праве.

Определение понятия гражданско-правовой ответственности необходимо для формирования перечня ее мер. Для институтов освобождения и исключения гражданско-правовой ответственности это имеет принципиальное значение, поскольку для их применения необходимо уяснение вопроса, от каких именно мер правонарушителя будут освобождать либо применение каких мер будет исключаться.

В гражданском праве все санкции разделяют на меры ответственности и иные меры защиты. И те и другие связаны с государственным принуждением и направлены на защиту гражданских прав потерпевшего. Если в результате применения санкции у правонарушителя возникает дополнительная имущественная обязанность либо он лишается субъективного гражданского права, то такая санкция является мерой ответственности, и можно ставить вопрос об основаниях для освобождения от данной санкции или для ее исключения.

Если имущественная сфера потерпевшего не уменьшается в результате применения к нему санкции, то имеет место иная мера защиты. При реализации иных мер защиты нормы институтов освобождения и исключения гражданско-правовой ответственности не должны применяться.

В научной литературе предлагаются различные перечни мер ответственности: в работе они подвергнуты анализу, определенной унификации, а также коррекции в соответствии с действующим законодательством.

С учетом того обстоятельства, что сущность гражданско-правовой ответственности состоит либо в возложении на правонарушителя дополнительной обязанности, выражающейся в уменьшении его имущественной сферы, либо в лишении его определенных прав, полагаем, что меры ответственности должны быть поделены на следующие две группы.

Меры ответственности, связанные с лишением субъективных гражданских прав: лишение права наследования; лишение права проживания в жилом помещении по договору социального найма; прекращение и приостановление производственной деятельности, которая продолжает причинять вред или угрожает новым вредом; принудительная ликвидация юридического лица; прекращение деятельности физического лица в качестве индивидуального предпринимателя в принудительном порядке.

Меры ответственности, связанные с возложением новых гражданско-правовых обязанностей. Эта группа мер, в свою очередь, должна быть разделена на две подгруппы:

- компенсационные (правовосстановительные) меры: возмещение убытков (вреда); компенсация морального вреда; соразмерное уменьшение цены товара (работы, услуги); уплата компенсации вместо возмещения убытков;

- штрафные: уплата неустойки; уплата процентов за пользование чужими денежными средствами; потеря задатка; уплата задатка в двойном размере; взыскание предусмотренных гражданским законодательством штрафов в пользу государства; односторонняя реституция и недопущение реституции; изъятие и уничтожение за счет нарушителя оборудования, прочих устройств и материалов, главным образом используемых или предназначенных для совершения нарушения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации; изъятие из оборота и уничтожение за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров, на которых размещены незаконно используемый товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение.

В работе произведен анализ принципов гражданско-правовой ответственности в связи с тем, что наличие в системе гражданского права институтов освобождения и исключения ответственности и применение их норм обусловлены именно принципами ответственности и должны соответствовать им. Обосновывается отнесение к принципам гражданско-правовой ответственности справедливости, законности, неотвратимости, целесообразности, индивидуализации и виновности, дается их характеристика.

К числу функций юридической ответственности в работе отнесены следующие: репрессивная, правовосстановительная, регулятивная, предупредительная, воспитательная. Сделан вывод о том, что этот перечень функций ответственности в праве носит системный характер, распространяется на все виды юридической ответственности, однако содержание самих функций может иметь отраслевые особенности. Рассмотрена реализация данных функций при применении гражданско-правовой ответственности. Законодательное формирование оснований и условий освобождения от гражданско-правовой ответственности и их правоприменительное использование должно происходить с учетом осуществления функций гражданско-правовой ответственности (восстановительной, карательной, регулятивной, превентивной, воспитательной).

Отмечается, что проблема определения оснований и условий гражданско-правовой ответственности не получила своего однозначного разрешения. Традиционный общеправовой взгляд на основание ответственности как на наличие в деянии лица четырех элементов состава правонарушения - объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны - в цивилистической литературе не получил широкой поддержки. Элементами состава гражданского правонарушения считают условия ответственности (противоправное поведение, вред, причинная связь, вина).

Обоснован вывод, что основанием ответственности может выступать только правонарушение, элементы состава правонарушения являются одновременно и условиями ответственности. При этом условия ответственности за разные правонарушения могут различаться от одного (противоправного поведения) до четырех (противоправное поведение, вред, причинная связь, вина).

Вопрос об основании и условиях гражданско-правовой ответственности имеет важнейшее значение для институтов освобождения от ответственности и ее исключения. Для освобождения от гражданско-правовой ответственности необходимо сначала установить факт совершения правонарушения и наличие всех условий для привлечения к ответственности (элементов состава). Для исключения гражданско-правовой ответственности следует доказать отсутствие хотя бы одного условия ответственности (элемента состава).

Сделан общий вывод, что отсутствие методологически стройного и нормативно оформленного института гражданско-правовой ответственности, основанного на научно разработанной теории ответственности, привело к сложностям в построении и применении его отдельных норм, в том числе норм об освобождении от ответственности и исключении ответственности.

Во втором параграфе первой главы «Понятие и юридическая природа освобождения от гражданско-правовой ответственности и её исключения» определяются понятие и юридическая природа освобождения от гражданско-правовой ответственности и ее исключения.

Отмечается, что в теории права освобождение от юридической ответственности понимается как снятие необходимости (обязанности) восстанавливать право, возмещать вред либо претерпевать иные негативные меры за совершенное правонарушение.

Изучение теоретических источников и актов законотворчества показало, что использование термина «освобождение от ответственности» в гражданско-правовой литературе и в законодательстве происходит, во-первых, хаотично, во-вторых, не в общетеоретическом юридическом понимании, а в общеупотребительном смысле. Одно и то же обстоятельство оценивается одновременно и как основание освобождения от ответственности, и как основание для исключения ее.

Основаниями освобождения от применения мер юридической ответственности признаются юридические факты, с наличием которых связывается освобождение от обязанности претерпевать данные меры за совершенное правонарушение, имеющее все элементы состава. Это такой межотраслевой институт, нормы которого регулируют ситуацию, когда правонарушение совершено, имеются все элементы его состава, но при этом имущественная сфера правонарушителя не уменьшается, он не испытывает неблагоприятные последствия от своего противоправного деяния.

Именно эта характеристика оснований освобождения от ответственности позволяет увидеть такой критерий ее отграничения от оснований исключения ответственности, как отсутствие элементов состава правонарушения.

Для определения понятия освобождения от ответственности и отграничения его от исключения ответственности обращено внимание на сущность оснований, по которым российский законодатель допускает освобождение от юридической ответственности (деятельное раскаяние, примирение с потерпевшим, истечение срока давности). Эти обстоятельства носят как бы «извинительный» характер для правонарушителя, «прощают» совершенное им правонарушение, несмотря на наличие всех элементов состава. Обстоятельства, освобождающие от ответственности, свидетельствуют о том, что деяние или правонарушитель потеряли общественную вредность, и поэтому привлечение к ответственности нецелесообразно. В отличие от оснований, исключающих ответственность, эти обстоятельства являются нереабилитирующими.

Сделан вывод, что цивилистические представления об освобождении от ответственности и ее исключении не согласуются ни с общетеоретическими разработками, ни с подходами, сложившимися в других отраслях российского права. Вслед за учеными так же непоследовательно использует термин «освобождение от ответственности» и законодатель (ст.ст. 794, ст. 888, 922, 925, 1022, 1079 ГК РФ и др.). Во всех статьях закона речь должна идти не об освобождении, а об исключении гражданско-правовой ответственности, поскольку наличие указанных в них обстоятельств свидетельствует об отсутствии одного из элементов состава правонарушения, что ведет к исключению ответственности, а не к освобождению от нее.

Освобождение от гражданско-правовой ответственности – это безусловное и окончательное избавление от обязанности претерпевать меры ответственности за совершенное, имеющее все элементы состава гражданское правонарушение в связи с нецелесообразностью привлечения к ответственности по основаниям, предусмотренным законом.

Исключение гражданско-правовой ответственности – это избавление от привлечения к ответственности в связи с отсутствием в деянии лица одного или нескольких элементов (условий) состава конкретного гражданского правонарушения.

В третьем параграфе первой главы «Соотношение институтов освобождения от гражданско-правовой ответственности и исключения ответственности со смежными правовыми явлениями» выявляется соотношение институтов освобождения от гражданско-правовой ответственности и исключения ответственности со смежными правовыми явлениями.

Обращается внимание, что институт гражданско-правовой ответственности содержит ряд понятий, граничащих с категориями освобождения и исключения гражданско-правовой ответственности. В специальной литературе эти понятия нередко отождествляются либо неправомерно разграничиваются, что приводит к неверному использованию и к проблемам их правоприменения. В связи с этим исследуется вопрос о соотношении понятий освобождения от гражданско-правовой ответственности и исключения гражданско-правовой ответственности с такими явлениями, как нейтрализация ответственности, прекращение ответственности, ограничение ответственности, пределы ответственности, повышенная ответственность.

Нейтрализация гражданско-правовой ответственности связана с институтом страхования ответственности, в котором лицо также избавляется от возмещения вреда, «перекладывая» эту обязанность на страховщика. Однако при этом имущественная сфера причинителя все-таки уменьшается (на размер страховых взносов), а кроме того, риск привлечения к ответственности в этом случае продолжает сохраняться, например, при признании договора страхования недействительным или незаключенным. Кроме того, когда страховое возмещение недостаточно для полного возмещения причиненного вреда, правонарушитель компенсирует разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба и таким образом привлекается к ответственности, тогда как основания освобождения от ответственности и исключения ответственности являются безусловными и окончательными.

От ответственности «избавляют» и основания прекращения ответственности. Однако большинство оснований прекращения ответственности не свидетельствуют об освобождении от нее. Освобождение от ответственности означает, что не происходит уменьшения имущественной сферы правонарушителя в связи с нецелесообразностью привлечения к ответственности по причине потери общественной вредности правонарушения. Гражданско-правовая ответственность может прекратиться исполнением, отступным, зачетом, новацией – в этих случаях уменьшение имущественной сферы правонарушителя произойдет, и нельзя говорить о том, что лицо будет освобождено от нее. Если ответственность прекратится смертью причинителя вреда (при отсутствии правопреемства) либо ликвидацией юридического лица, то хотя их имущественная сфера не уменьшится, мы не можем говорить о том, что привлечение их к ответственности нецелесообразно по извинительным обстоятельствам и отсутствует признак нецелесообразности привлечения к ответственности по причине потери общественной вредности правонарушения.

Обоснован вывод, что единственное основание прекращения обязательства, отвечающее признакам освобождения от гражданско-правовой ответственности, – это прощение долга.

Основания освобождения от ответственности разграничивают также с основаниями освобождения от наказания. Принципиальное различие освобождения от наказания и освобождения от ответственности заключается в том, что правонарушитель уже привлечен к ответственности, к нему применено государственное принуждение в соответствии с решением суда. В гражданских правоотношениях возможны ситуации, когда лицо привлечено к ответственности, но освобождается от «наказания» (п. 3 ст. 1073, п. 2, 4 ст. 1090 ГК РФ). В этих случаях лицо в течение определенного времени возмещало причиненный вред, однако впоследствии было полностью или частично освобождено от этой обязанности. Обращено внимание, что здесь не идет речь о нецелесообразности привлечения к гражданско-правовой ответственности, поскольку нецелесообразность привлечения к ответственности отсутствует, общественная вредность ни правонарушения, ни правонарушителя не потеряна.

Ограничение ответственности связано с назначением судом «наказания» «ниже низшего предела», установленного законом. Сделан вывод, что в ГК РФ оговариваются три случая ограничения ответственности: негативное поведение потерпевшего (п. 2 ст. 1083); имущественное положение причинителя вреда (п. 3 ст. 1083); явная несоразмерность подлежащей уплате неустойки последствиям нарушения обязательства (ст. 333).

Указанные основания ограничения размера ответственности очевидно отличаются от оснований освобождения от нее: при ограничении правонарушитель отвечает, но в меньших размерах, чем это предусмотрено законом, при освобождении от ответственности правонарушитель не отвечает вообще, в полном объеме.

Цивилистической доктрине и судебной практике известен термин «предел (граница) гражданско-правовой ответственности», при этом в многовариантном значении. В работе отмечается, что категория «предел ответственности» в значении характеристики усеченного состава гражданского правонарушения фактически совпадает по содержанию с понятием исключения ответственности. Другими словами, за такими пределами ответственность в гражданском праве должна исключаться.

В главе второй «Основания освобождения от гражданско-правовой ответственности» дается их развернутая характеристика.

Первый параграф второй главы «Истечение давностных сроков» посвящен истечению давностных сроков как основанию освобождения от гражданско-правовой ответственности. Отмечается, что появление этого основания освобождения от ответственности в праве обусловлено принципом целесообразности юридической ответственности. Нецелесообразность привлечения к гражданско-правовой ответственности по этому основанию заключается в том, что если потерпевший не предъявил требования к правонарушителю в течение давностного срока, то презюмируется, что он не заинтересован в привлечении правонарушителя к ответственности, и, следовательно, последний подлежит освобождению от ответственности.

Для института освобождения от ответственности давностные сроки начинают течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о правонарушении. Иной момент начала течения давностных сроков определяется законом.

Рассмотрены общий и специальные давностные сроки, истечение которых приводит к освобождению от гражданско-правовой ответственности.

Давностный срок применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения (п. 2 ст. 199 ГК РФ). Применение судом исковой давности только по заявлению сторон, участвующих в деле, соответствует принципу диспозитивности, согласно которому в рамках судебного процесса инициатива должна исходить от заинтересованных в исходе дела лиц, а не от суда, который выполняет лишь роль арбитра и не имеет заинтересованности в исходе дела.

Рассматриваются три вопроса применения давностных сроков, имеющих значение для института освобождения от гражданско-правовой ответственности в связи с истечением давностных сроков: 1) о том, кого следует считать стороной в споре (то есть о субъекте, уполномоченном делать заявление о применении исковой давности); 2) о времени (процессуальном сроке), в течение которого можно сделать заявление; 3) о форме заявления.

Сторонами в споре являются истец и ответчик. Обосновывается, что гражданско-правовая норма о субъектах заявления об истечении срока исковой давности подлежит буквальному толкованию: ими могут быть либо истец, либо ответчик. Таким образом, третьим лицам, как заявляющим, так и не заявляющим самостоятельных требований относительно предмета спора, право делать заявления о пропуске срока исковой давности не предоставлено.

Если об истечении давностного срока заявит ответчик (правонарушитель) и суд откажет в иске, то такая ситуация соответствует принципам юридической ответственности.

Если же об истечении сроков давности заявляет истец, а ответчик не согласен на отказ в иске по этому основанию, например, считая, что он не совершал правонарушения или есть основания, исключающие его ответственность, суд в любом случае, даже при несогласии ответчика, отказывает в удовлетворении иска. Это императивное правило закреплено в законодательстве с целью процессуальной экономии. Однако в последнем случае данное правило может не соответствовать интересам ответчика, поскольку такое основание освобождает его от ответственности по «нереабилитирующим» обстоятельствам.

В связи с этим, что если истец, который при подаче иска добросовестно заблуждался относительно истечения срока исковой давности или злоупотребил своим правом на подачу иска, заявляет об истечении давностных сроков, а ответчик не согласен на их применение, то последнему должно быть законодательно предоставлено право на рассмотрение спора по существу и на отказ в иске. Если же в такой ситуации судом будут установлены основания привлечения его к ответственности, то в удовлетворении иска следует отказать по причине пропуска срока исковой давности.

Что касается срока, в течение которого можно сделать заявление о применении исковой давности, то, как следует из п. 2 ст. 119 ГК РФ, он оканчивается вынесением судом решения по делу.

Поскольку гражданское законодательство не содержит каких-либо конкретных требований к форме заявления о применении исковой давности, постольку оно может быть сделано либо в устной форме с занесением необходимых сведений в протокол судебного заседания, либо в письменной - посредством составления отдельного документа или включения в качестве составной части в отзыв на исковое заявление.

Таким образом, условием применения давностного срока как основания освобождения от гражданско-правовой ответственности является сделанное в устной или письменной форме заявление стороны в споре (истца или ответчика) до вынесения судом решения.

Во втором параграфе второй главы «Освобождение кредитором должника от ответственности» рассматривается освобождение кредитором должника от ответственности, имеющее сходство с уголовно-правовым институтом примирения с потерпевшим, который применяется, если виновным впервые совершено преступление небольшой тяжести и если он загладил причиненный потерпевшему вред.

Гражданско-правовой аналог этого института – прощение долга – не обусловлен ни размером причиненного вреда, ни тем обстоятельством, причинен вред правонарушителем впервые или нет. Подобный подход определяется методом гражданско-правового регулирования, его дозволительно-диспозитивным характером: только от кредитора зависит реализация его права на обращение в суд с требованием долга к должнику.

Сделан вывод о том, что освобождение кредитором должника от исполнения обязанности применяется в качестве основания освобождения от ответственности только от мер, заключающихся в возложении новых или дополнительных обязанностей, и не распространяется на меры ответственности, заключающиеся в лишении субъективных гражданских прав. Не допускается освобождение от гражданско-правовой ответственности по этому основанию, если нарушаются права других лиц в отношении имущества кредитора.

Цель и мотив кредитора, освобождающего должника от обязанности, для института освобождения от гражданско-правовой ответственности безразличны. С учетом действия гражданско-правового принципа равенства на освобождение от обязанности должна быть выражена воля как кредитора, так и должника - оно должно иметь форму двустороннего соглашения.

Параграф третий второй главы «Малозначительность гражданского правонарушения» посвящен малозначительности гражданского правонарушения как основанию освобождения от ответственности.

Установлено, что представления о понятии, признаках, сущности малозначительности деяния, а также о принципах и условиях применения норм о малозначительности во многих отраслях права либо схожи, либо стремятся к унификации. Анализ научных источников по этому вопросу позволяет сделать вывод о том, что малозначительность правонарушения становится межотраслевой правовой категорией.

Исследована характеристика малозначительности в науке уголовного и административного права в части, необходимой для решения задач настоящего исследования. Сделан вывод, что научные подходы к определению малозначительности в этих отраслях права могут быть весьма полезны для формулирования легального понятия малозначительности в гражданском праве и свидетельствуют о том, что малозначительность деяния не ведет к отсутствию состава правонарушения и, следовательно, не может являться основанием для исключения ответственности.

Сформулированы признаки малозначительности правонарушения: малозначительное правонарушение формально содержит все признаки правонарушения и именно поэтому не может являться основанием, исключающим юридическую ответственность; степень общественной опасности (вредности) малозначительного правонарушения и степень общественной опасности самого правонарушителя невелики; малозначительность правонарушения обусловливает нецелесообразность привлечения к юридической ответственности, иное противоречило бы принципам последней (справедливости, гуманизму, подлинной законности и др.); малозначительность является оценочным понятием, при ее определении должны учитываться характер правонарушения, условия его совершения, отсутствие существенных вредных последствий, а также отсутствие у правонарушителя намерения причинения подобных последствий.

Отмечается, что категориальному аппарату гражданского права понятие малозначительности правонарушения практически не известно. Такое игнорирование гражданско-правовой наукой и законодательством малозначительности деяния объясняется тем, что многие меры отраслевой ответственности носят правовосстановительный характер.

Однако гражданскому праву известны и меры штрафной юридической ответственности, а также меры, направленные на лишение субъективных гражданских прав, которые не направлены на восстановление нарушенных прав, поскольку у контрагента в этих случаях не происходят потери в имущественной сфере либо они крайне абстрактны.

С учетом принципов справедливости, законности, целесообразности юридической ответственности при привлечении к штрафной гражданско-правовой ответственности либо к ответственности в виде лишения субъективных прав, необходимо ввести общее универсальное основание для освобождения от нее – малозначительность правонарушения.

Доказывается, что институт малозначительности правонарушения в гражданском праве будет иметь свои отраслевые особенности, которые должны получить нормативное оформление.

Во-первых, о малозначительности гражданского правонарушения свидетельствует несущественное нарушение требований закона, иных правовых актов или договора.

Во-вторых, необходимо определиться с кругом правонарушений, к которым нормы о малозначительности могут или не могут применяться с учетом характера правонарушения и его общественной вредности, а также реализации превентивной функции гражданско-правовой ответственности.

В-третьих, при привлечении к мерам восстановительной гражданско-правовой ответственности такое основание освобождения от ответственности, как малозначительность, не применяется.

В третьей главе «Основания исключения гражданско-правовой ответственности» анализируются объективные и субъективные основания исключения гражданско-правовой ответственности.

Первый параграф третьей главы «Объективные основания исключения гражданско-правовой ответственности» посвящен объективным основаниям исключения гражданско-правовой ответственности.

К объективным основаниям исключения ответственности в гражданском праве следует отнести отсутствие в деянии лица объективных элементов состава гражданского правонарушения – противоправного поведения, вреда или причинно-следственной связи между ними.

Рассматривается дискуссионный вопрос о понятии противоправности деяния в гражданском праве, сущность которого сводится к тому, рассматривать противоправность как объективную категорию или как субъективную. Отмечается, что в публичных отраслях права противоправность всегда строго объективна: деяние будет считаться противоправным, если оно противоречит конкретной норме объективного права.

На основе анализа и критического осмысления различных научных позиций по этому вопросу сделан вывод о том, что гражданско-правовая противоправность, как и любая другая противоправность, всегда объективна. Обращено внимание, что, в отличие от публичных отраслей права, в гражданском праве противоправность – это не только нарушение закона, иных нормативных актов, но и условий договора, обычаев делового оборота или иных обычно предъявляемых требований.

Противоправное поведение может выражаться в двух формах – действия и бездействия.

Большинство гражданских правонарушений совершаются в форме бездействия. Согласно общетеоретическим представлениям юридическая ответственность за бездействие наступает, только если лицо должно было и могло предотвратить наступление вредных последствий.

Для институтов освобождения от ответственности и ее исключения такой признак правонарушения, как противоправность деяния, имеет важнейшее значение.

Если правонарушителем будет доказано отсутствие противоправности нарушения, то это приведет к исключению ответственности. Общий механизм доказывания отсутствия противоправности очевиден – это доказательство того, что не были нарушены требования закона, иных правовых актов, а в необходимых случаях – условий договора, обычаев, иных обычно предъявляемых требований.

Выделены общеправовые и отраслевые обстоятельства, исключающие противоправность деяния.

К общеправовым обстоятельствам относятся необходимая оборона, обоснованный риск, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, физическое или психическое принуждение, исполнение приказа или распоряжения. Следовательно, в ГК РФ должна содержаться отсылочная норма, указывающая на то, что если уголовное или иное отраслевое законодательство исключает противоправность деяния, то привлечение к гражданско-правовой ответственности также не допускается.

Что касается возмещения вреда, причиненного в состоянии крайней необходимости, то, поскольку с общеправовых позиций она также является обстоятельством, исключающим противоправность деяния, а значит, и ответственность, следует эту категорию исключить из института гражданско-правовой ответственности и создать иную конструкцию, например, ввести понятие компенсации за вред, причиненный в состоянии крайней необходимости.

К числу отраслевых обстоятельств, исключающих противоправность деяния, отнесены непреодолимая сила и иные обстоятельства, которые не зависели от лица и были для него непредотвратимы.

На основе детального анализа научных подходов и правовых позиций судов к определению признаков непреодолимой силы сделан вывод о том, что под непреодолимой силой следует понимать внешние по отношению к деятельности должника, чрезвычайные, непредотвратимые для него обстоятельства, которые исключают гражданско-правовую ответственность.

Также обосновано, что применение в институте гражданско-правовой ответственности категории «непреодолимая сила» как обстоятельства, исключающего ответственность, подлежит технико-юридическому усовершенствованию.

Во-первых, должно быть закреплено, что непреодолимая сила исключает ответственность не только предпринимателей, но и всех иных субъектов гражданского права – причинителей вреда.

Во-вторых, излишне указывать в отдельных статьях ГК РФ (п. 4 ст. 358, п. 2 ст. 476, ст. 794, 795, 922, 901, 1022, 1098 и др.) на то, что лицо не несет ответственность в случаях непреодолимой силы, поскольку общая норма об этом закреплена в ст. 401 ГК РФ.

В-третьих, необходима открытая перечневая дефиниция обстоятельств непреодолимой силы, включающая и природные явления стихийного характера, и социальные волнения, и военные действия, и действия властей.

В-четвертых, следует унифицировать использование термина «непреодолимая сила» в различных нормативных актах, не заменяя его синонимами, например «непредвиденные обстоятельства» и проч.

Предложено подразделить обстоятельства непреодолимой силы на три группы: 1) стихийные природные явления (землетрясение, засуха, градобитие, наводнение, цунами, оползни, извержения вулканов, пожары и т. д.); 2) обстоятельства социального характера (гражданские волнения, бунты, массовые беспорядки, забастовки, войны, теракты и т. д.); 3) действия государственных органов (запрещение экспорта и импорта, ограничение или запрет перевозок грузов и т. д.).

Во всех случаях непреодолимая сила должна признаваться гражданским законом как основание, исключающее противоправность деяния, а следовательно, гражданско-правовую ответственность.

Установлено, что об отсутствии юридически значимого деяния может свидетельствовать не только непреодолимая сила, но и другие обстоятельства, которые были непредотвратимы для лица и не зависели от него. В гражданском законодательстве часто встречается в качестве основания для освобождения от ответственности категория «обстоятельства, которые не зависели от обязанного лица»: данная категория должна стать универсальным основанием и для исключения гражданско-правовой ответственности. Обстоятельства, которые не отвечают признакам непреодолимой силы, и которые лицо не могло предотвратить и устранить, которые от него не зависели, также свидетельствуют о его объективной и субъективной неспособности исполнить обязательство, то есть об отсутствии юридически значимого бездействия, а следовательно, противоправного поведения, что исключает гражданско-правовую ответственность.

При исследовании отсутствия причинно-следственной связи как основания для исключения ответственности анализируются теории причинности в праве.

Методологической базой для определения причинной связи служит философская концепция о всеобщей причинности, согласно которой все жизненные процессы и явления являются взаимообусловленными и взаимозависимыми: одно явление (причина) всегда с неизбежностью порождает другое явление (следствие). Причинно-следственная связь – это такая связь между причиной и следствием, при которой причина предшествует следствию во времени и является главным обстоятельством, с неизбежностью повлекшим данный вред.

Причинно-следственная связь имеет юридическое значение и подлежит установлению, только если имеет место причинение вреда или убытков. Если лицо привлекается к ответственности в виде возмещения причиненного вреда или убытков, то отсутствие причинно-следственной связи будет являться основанием для исключения его ответственности. С этих позиций сделан вывод о том, что причинная связь является факультативным условием гражданско-правовой ответственности.

Помимо отсутствия противоправности деяния и причинно-следственной связи, ответственность исключается, если не доказано наличие вреда.

Гражданско-правовая ответственность наступает при совершении договорного либо деликтного правонарушения. Результат противоправного поведения в деликтном правонарушении – это причиненный материальный (имущественный) или моральный вред, а результат договорных правонарушений - неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства (просрочка платежа, передача некачественного товара и проч.). «Вред», который может быть «осязаем» и подсчитан в договорном праве – это убытки, причиненные нарушением договора.

Вред в праве имеет качественные и количественные характеристики. В гражданском праве качественная характеристика вреда не имеет принципиального значения, может учитываться, например, при оценке малозначительности. Однако в большинстве случаев для гражданско-правовой ответственности необходимо установление и доказательство размера вреда, именно он обусловит и размер ответственности.

Сделан вывод о том, что вред как элемент гражданского правонарушения – это умаление личного или имущественного блага, выраженное в денежной либо натуральной форме, возникшее в результате противоправного поведения правонарушителя и, если иное не установлено законом, подлежащее возмещению.

Если налицо деликтный вред или договорные убытки, то среди объективных признаков состава правонарушения подлежит установлению факт их причинения и размер. При отсутствии доказательств наличия вреда (убытков) и его размера ответственность исключается.

В остальных случаях привлечения к гражданско-правовой ответственности достаточно доказательства факта неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Здесь складывается ситуация, при которой противоправное поведение и его результат совпадают, поскольку, с одной стороны, нарушение договора (его неисполнение или ненадлежащее исполнение) является противоправным деянием в виде бездействия, с другой стороны, неисполнение договора (неуплата в срок по договору) является противоправным результатом нарушения договора. В такой ситуации следует говорить о наличии усеченного состава гражданского правонарушения, не имеющего вреда в качестве своего квалифицирующего признака.

При установлении вреда и других объективных признаков состава правонарушения, а следовательно, и при установлении их отсутствия, как оснований для освобождения от ответственности большую роль будут играть презумпции. В работе определяется, какие из объективных признаков состава правонарушения подлежат доказыванию истцом, а какие – предполагаются.

Безусловно, доказывать факт причинения и размер вреда (или иного негативного результата) должен истец.

При этом, на наш взгляд, противоправность должна предполагаться: если лицо нарушило чужое субъективное гражданское право, то предполагается, что оно действовало противоправно, пока оно само не докажет обратного.

Это важно прежде всего потому, что при бездействии (а большинство гражданских правонарушений совершаются в форме бездействия) истцу будет трудно доказать, что лицо могло в силу своих индивидуальных качеств совершить необходимые действия.

Доказывается, что презумпция противоправности причинителя вреда (или иного противоправного результата) должна приобрести универсальное общегражданское значение. Исходя из этого, причинно-следственная связь между противоправным поведением и его результатом также должна презюмироваться. Притом правонарушитель вправе доказывать обратное, т. е. отсутствие такой связи между своим поведением и противоправным результатом.

Второй параграф третьей главы «Субъективные основания исключения гражданско-правовой ответственности» посвящен субъективным основаниям исключения гражданско-правовой ответственности, к которым отнесены отсутствие вины правонарушителя и отсутствие субъекта правонарушения.

В гражданском праве в качестве общего правила действует принцип ответственности за вину. В ГК РФ закреплен принцип виновной ответственности: «Лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности)» (ст. 401 ГК РФ).

Отмечается, что в отечественной науке гражданского права уже долгое время существуют две антагонистические, исключающие друг друга концепции вины - субъективная (психологическая) и объективная.

Согласно общетеоретическому учению о вине она обладает двумя элементами – интеллектуальным и волевым.

В гражданском праве невиновность и, как следствие, вина определяются через совершение или несовершение необходимых волевых актов (объективистский подход). Таким образом, именно волевой признак вины нашел непосредственное закрепление в гражданском законодательстве. Тогда как в уголовном праве невиновность формулируется прежде всего через интеллектуальные признаки вины (лицо не осознавало опасность деяния, не предвидело вреда) (субъективистский подход).

Отмечается, что объективистский подход к данному явлению имеет ряд недостатков.

Во-первых, многие гражданские правонарушения, особенно деликты, являются следствием уголовных или административных правонарушений. Разный подход к пониманию вины может привести к тому, что в соответствии с нормами одной отрасли права лицо будет признаваться виновным, а в соответствии с нормами другой – нет.

Во-вторых, поведенческий подход к вине, ее определение через совершение или несовершение определенных действий приводит к ее смешению с противоправностью. То, что лицо предприняло или не предприняло все зависящие от него меры для исполнения обязательства, свидетельствует о наличии или отсутствии его противоправного поведения в виде бездействия, а не о наличии или отсутствии вины.

В-третьих, вина может существовать только в двух формах – умысла или неосторожности, на что прямо указывает ст. 401 ГК РФ. При этом действующее гражданское законодательство не только не содержит определения умысла и неосторожности, но не дает даже возможности их сформулировать с учетом легальной дефиниции невиновности (как противоположности вины). Формы вины - умысел и неосторожность – это категории исключительно психологической сферы.

В-четвертых, поскольку содержанием вины могут быть только умысел или неосторожность, постольку обоснование невиновности должно быть связано с доказательством отсутствия как умысла, так и неосторожности.

На наш взгляд, во всех отраслях права вина должна пониматься единообразно - как психическое состояние лица.

Невиновность является обстоятельством, исключающим гражданско-правовую ответственность. В настоящее время при привлечении к «виновной» ответственности действует презумпция вины – предположение о том, что причинитель вреда виновен, пока он сам не докажет обратное, т. е. свою невиновность (ст. 401 ГК РФ). Гражданско-правовая ответственность исключается, если будет доказана невиновность (случай).

Особенность невиновности в гражданском законодательстве заключается в том, что она определяется не через психологические признаки, как в публичном праве, а через объективные, поведенческие признаки (несовершение действий).

При этом и в теории права, в отраслевых науках и в гражданско-правовой литературе, невиновность определяется как случай, как отсутствие умысла и неосторожности.

Случай – это антипод вины, её отсутствие. Однако важно отметить, что антипод вины – это субъективный случай, который, в отличие от объективного случая (непреодолимой силы), характеризуется непредотвратимостью, зависящей от предвидения
Лицо невиновно, если оно не могло и не должно было предвидеть вредные последствия. Если же оно не предвидело вредные последствия, но при этом могло и должно было их предвидеть, то оно должно признаваться виновным и нести гражданско-правовую ответственность. Другими словами, если бы у лица была бы возможность предвидеть наступление негативного результата своего деяния, то причиненный вред мог бы быть им предотвращен.
Обращается внимание на то, что невиновность (случай) и причинение вреда «по вине других лиц» - это не одно и то же. Невиновность может быть выявлена, когда уже установлены противоправное деяние конкретного лица (ответчика), причиненный именно им вред (иные негативные последствия), причинно-следственная связь между его деянием и вредом. Если же будет установлено, что вред причинен «по вине» другого лица, т. е. в результате деяния другого лица, то основанием исключения ответственности в данной ситуации будет являться не случай, а ненадлежащий субъект правонарушения, и потерпевший вправе предъявить требование к надлежащему лицу. Случай устраняет только ответственность лица, которое своими действиями (бездействием) причинило вредные последствия.

Следовательно, доказать невиновность и, как следствие, исключить привлечение к гражданско-правовой ответственности означает доказать отсутствие у правонарушителя как умысла, так и неосторожности.

Обосновывается, что если закон не устанавливает безвиновную ответственность за правонарушение, то субъективным основанием исключения ответственности будет являться доказанная причинителем вреда его невиновность (случай).

В основе безвиновной ответственности лежит риск случайного причинения, поэтому основания для ее исключения могут быть только объективными, т. е. ответчик для исключения ответственности может доказывать отсутствие одного или нескольких объективных элементов состава правонарушения.

Обосновывается, что состав гражданского правонарушения нуждается еще в одном субъективном элементе – субъекте причинения вреда.

Многие акты гражданского законодательства содержат ссылку на то, что лицо не несет ответственности, если будет доказано, что вред причинен «не по их вине» или «по вине третьих лиц», «в результате действий третьих лиц».

В общих положениях о гражданско-правовой ответственности должно быть закреплено, что ответственность исключается, если нарушение обязательства или причинение вреда произошло в результате действий третьих лиц.
То, что вред причинен определенным лицом, субъектом, к которому предъявлены требования, должен доказывать потерпевший. Ответчик не должен презюмироваться в качестве причинителя вреда, иной подход может повлечь необоснованное привлечение к ответственности любого субъекта. Если ответчик докажет, что вред причинен не им, а другим лицом, то его ответственность исключается, однако это понуждает истца обратиться с требованием к надлежащему субъекту правонарушения.
Кроме того, установление субъекта правонарушения упрощает выявление причинно-следственной связи и поиск ответа на вопрос, с деянием какого лица находится в причинно-следственной связи наступивший результат.

Общим субъектом гражданско-правовой ответственности является лицо, достигшее определенного возраста и способное понимать значение своих действий и руководить ими в момент совершения правонарушения.

В некоторых ситуациях к гражданско-правовой ответственности привлекается «специальный» субъект, не непосредственный причинитель вреда (п. 1 ст. 1076; п. 3 ст. 1078, ст. 1073 ГК РФ). В таких случаях подлежат установлению особые индивидуальные признаки субъекта ответственности.

Далее рассматривается вопрос влияния поведения потерпевшего на субъекта гражданского правонарушения. Согласно п. 1 и 2 ст. 1083 ГК РФ вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит, а если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, размер возмещения должен быть уменьшен в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда.

Обосновывается, что о вине допустимо говорить только в отношении субъекта правонарушения (правонарушителя), лица, которое причинило вредные последствия, а в отношении потерпевшего в этих случаях теория права использует категорию «противоправное поведение потерпевшего, способствовавшее совершению правонарушения», оно учитывается при определении размера ответственности.

В ГК РФ следует ввести элементы института смягчения ответственности и указать, что поведение потерпевшего (кредитора), способствовавшее возникновению или увеличению вреда, ведет к ограничению (уменьшению размера) ответственности причинителя вреда (кредитора).

В заключении изложены итоги диссертационного исследования в виде выводов и предложений.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы.

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК РФ

  1. Богданов, Д.В. Соотношение освобождения от гражданско-правовой ответственности со смежными понятиями / Д.В. Богданов // Вестник Пермского университета. Юридические науки. — 2011. — Вып. 2 (12). — С. 91— 97.
  2. Богданов, Д.В. Истечение давностных сроков как основание освобождения от гражданско-правовой ответственности / Д.В. Богданов // Вестник Пермского университета. Юридические науки. — 2011. — Вып. 4 (14). — С. 68 — 75.
  3. Богданов, Д.В. Понятие и юридическая природа освобождения от гражданско-правовой ответственности и ее исключения /Д.В. Богданов // Евразийский юридический журнал. — 2012. — № 1. — С. 77 — 79.

Публикации в иных изданиях

  1. Богданов, Д.В. Черты непреодолимой силы как объективного основания исключения гражданско-правовой ответственности / Д.В. Богданов // Современные вопросы науки – XXI век: сб. науч. тр. по матер. междунар. науч.-практ. конф. 27 июня 2011 г.: в 2 ч.; Мин. обр. и науки РФ. Тамбов: Изд-во ТРОО «Бизнес – Наука - Общество», 2011. — Ч. 2. С. 33 — 35.
  2. Богданов, Д.В. Понятие и признаки непреодолимой силы в российском гражданском праве / Д.В. Богданов // Перспективы развития современного научного знания: сб. науч. тр./ гл. ред. А.Н. Ярутова. Чебоксары: учеб.-метод. центр, 2011. — С. 41 — 46.
  3. Богданов, Д.В. Субъективные основания исключения гражданско-правовой ответственности / Д.В. Богданов // Частноправовые проблемы взаимодействия материального и процессуального права: мат-лы II междунар. науч.-практ. конф. (г. Ульяновск, 7 — 8 октября 2011 г.) / науч. ред. Н.А. Баринов, отв. ред. С.Ю. Морозов. – Ульяновск: УлГУ, 2011. — С. 119 — 121.
  4. Богданов, Д.В. Отсутствие причинно-следственной связи как основание для исключения ответственности / Д.В. Богданов // Второй Пермский конгресс ученых-юристов: матер. междунар. науч.-практ. конф. (г. Пермь, Перм. гос. нац. иссл. ун-т, 28 — 29 октября 2011 г.) / отв. ред. О.А. Кузнецова; Перм. гос. нац. иссл. ун-т.–Пермь, 2011. — С. 89 — 90.
  5. Богданов, Д.В. Невиновность как обстоятельство, исключающее гражданско-правовую ответственность / Д.В. Богданов // Проблемы развития общественных наук: вопросы, решения, перспективы: матер. междунар. науч.-практ. конф. (г. Волгоград, 15 — 16 дек. 2011 г.). Волгоград, 2011. — С. 29 — 31.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.