WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Жирова Марина Юрьевна

ОСОБЕННОСТИ ДОКАЗЫВАНИЯ ПО ДЕЛАМ ЧАСТНОГО

ОБВИНЕНИЯ

12.00.09 - Уголовный процесс, криминалистика; оперативно-розыскная

деятельность


Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата

юридических наук

Самара – 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Самарский государственный университет».

Научный руководитель  доктор  юридических  наук,  профессор  Лазарева  Валентина Александровна.

Официальные оппоненты:

Корнуков Владимир Михайлович, доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного процесса и криминалистики Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Тольяттинский государственный университет»;

Закомолдин Алексей Валериевич, кандидат юридических наук, доцент, заместитель директора по научной работе филиала Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский государственный социальный университет» в г. Тольятти.



Ведущая организация –

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Волгоградский государственный университет».

Защита состоится 21 мая 2012 г. в 09.00 на заседании диссертационного совета ДМ 212.218.09 при Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Самарский государственный университет» по адресу: г. Самара, ул. Академика Павлова, 1.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Самарский государственный университет».

Автореферат разослан 12 апреля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Напреенко Александр Александрович

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Частное обвинение, как ста­рейшая форма организации процесса, позволяющая наилучшим образом учитывать личные интересы граждан, пострадавших от преступных посягательств, «дает правовое удовлетворение естественному чувству обиды потерпевшего вследствие содеянно­го против него преступления»1. В советское время порядок производства по делам рассматриваемой категории не отражал истинной сущности данного института, общепризнанным стало отношение к частному обвинению лишь как к условному термину, обозначающему определенные особенности судопроизводства. Однако в современном законодательстве частное обвинение снова стало пониматься не только как особый порядок производства по определенной категории дел, но и как самостоятельная процессуальная деятельность потерпевшего, направленная на доказывание виновности лица, совершившего преступление (как это было на протяжении веков до революции 1917 г.). Это обстоятельство требует научного анализа частного обвинения как с позиций его исторической обусловленности, так и с точки зрения перспектив развития уголовного судопроизводства.

Частное обвинение – это не только отражение закономерного, на наш взгляд, стремления к дифференциации форм осуществления правосудия по уголовным делам, но и наиболее яркое воплощение его состязательных начал. Указанный институт максимально обеспечивает равенство прав сторон, ибо государство в делах частного обвинения представлено только судом, выступающим в качестве действительно независимого от сторон арбитра. Частно-исковая природа дел рассматриваемой категории позволяет по иному подходить к пониманию таких ключевых категорий доказательственного права, как доказывание, собирание доказательств, понятие доказательства, роль в процессе доказывания сторон и суда. Однако нормативное регулирование порядка доказывания по делам частного обвинения страдает пробельностью и противоречивостью, а среди процессуалистов нет единого мнения о том, каким образом дифференциация уголовно-процессуальной формы влияет на осуществление доказывания.

Несмотря на то, что в настоящий момент к преступлениям частного обвинения относятся только два состава (ч.1 ст.115 и ч.1 ст.116 УК), в литературе последних лет активно обсуждается вопрос о перечне дел рассматриваемой категории и высказываются обоснованные, на наш взгляд, предложения о его расширении, что свидетельствует об актуальности настоящего исследования и о возможной перспективе развития института частного обвинения.

Интерес к доказыванию по делам рассматриваемой категории обусловлен также и тем, что они занимают значительное место в работе мировых судей России. В 2008-2011 г.г. их доля составила 23,5%2. При этом произошедшая в 2011 г. декриминализация клеветы и оскорбления не могла значительно повлиять на количество дел частного обвинения, т.к. большинство из них (около 92,5%) составляют дела о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст.115 и ч.1 ст.116 УК. При этом отсутствие единого подхода к пониманию специфики дел частного обвинения отражается на формировании судебной практики, имеющей в различных регионах Российской Федерации значительные отличия.

Указанные обстоятельства, обусловливающие необходимость теоретического осмысления проблем, возникающих в практике доказывания по делам о преступлениях частного обвинения, определили выбор темы научного исследования и свидетельствуют о высокой степени ее актуальности.

Степень разработанности темы исследования. Особенности доказывания по делам частного обвинения не получили самостоятельного исследования, хотя научная база, необходимая для разработки данной темы, весьма обширна. Вопросы общей теории доказательств глубоко разработаны в трудах советских и российских правоведов (А.С. Александрова, В.С. Балакшина, Р.С. Белкина, Е.А. Доля, Н.В. Жогина, К.Б. Калиновского, В.А. Лазаревой, П.А. Лупинской, Ю.К. Орлова, Н.Н. Полянского, В.М. Савицкого, А.В. Смирнова, М.С. Строговича, Ф.Н. Фаткуллина, М.А. Чельцова, С.А. Шейфера и др.). История, сущность частного обвинения и порядок производства по делам рассматриваемой категории исследовались как в трудах ученых дореволюционного периода (С.В. Познышева, Н.Н. Розина, В.К. Случевского, Л.Я. Таубера, И.Я. Фойницкого и др.), так и в работах советских и российских процессуалистов (С.И. Катькало, В.З. Лукашевича, Е.И. Аникиной, Е.В. Быковской, Л.А. Василенко, О.С. Головачук, А.Н. Гончаровой, А.В. Ленского, Н.Е. Петровой, Т.П. Ретунской, В.Г. Степановой, В.В. Хатуаевой, Ю.К. Якимовича и др.). В последние годы на диссертационном уровне был выполнен ряд исследований, в которых авторы фрагментарно касались отдельных вопросов доказывания по делам частного обвинения. Так, в работах А.А. Дзюбенко, В.В. Дорошкова, Ю.Е. Петухова, А.В. Пиюка, А.А. Шамардина, О.Ю. Шумилиной, И.Р. Харченко анализируется доказательственная деятельность суда по делам рассматриваемой категории. Отдельные проблемы реализации бремени доказывания частным обвинителем затрагивались такими процессуалистами, как И.С. Дикарев, И.В. Зверев, И.Б. Михайловская. Вопросы собирания доказательств сторонами в некоторой степени исследовалась в работах В.В. Воронина, Е.Л. Комбаровой, Е.Ф. Тенсиной, Е.В. Уховой и др.

Однако многие проблемы теории и практики доказывания по делам частного обвинения до сих пор остаются спорными; авторами высказываются многочисленные и часто противоположные мнения о путях совершенствования производства по делам рассматриваемой категории и перспективах существования данного института. Даже в диссертационной работе О.В. Губермана «Производство у мирового судьи: особенности собирания доказательств по делам частного обвинения»3 многие вопросы теории доказательств (о понятии доказывания и доказательства, предмете и пределах доказывания, субъектах доказывания и т.д.) не нашли должного отражения. Практически не разработаны такие связанные с темой исследования вопросы, как исковая природа частного обвинения и обусловленные этим особенности процесса доказывания; правовая природа и особенности доказывания по делам о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст.115 и ч.1 ст.116 УК, в случае их возбуждения, расследования и рассмотрения в публичном порядке и др. Декриминализация двух составов преступлений, ранее относимых к этой категории дел, свидетельствует о незавершенности поиска законодательного решения проблемы частного обвинения. Научного осмысления требует также влияние специфики доказывания по делам частного обвинения на общую теорию доказательств.

Цель и задачи исследования. Целью настоящего исследования является комплексное изучение особенностей доказывания по делам о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст.115 и ч.1 ст.116 УК; подготовка предложений, направленных на совершенствование законодательного регулирования рассматриваемого института и практики его применения.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

- исследовать историю развития частного обвинения в российском уголовном процессе, в том числе особенности осуществления доказывания, обусловленные спецификой конкретных исторических этапов;

- раскрыть сущность и правовую природу частного обвинения в современном уголовном процессе России;

- сопоставить институт частного обвинения в российском уголовном процессе с аналогичными зарубежными институтами, выявить их сходства и различия;

- исследовать теоретические основы доказывания по делам частного обвинения;

- проанализировать предусмотренный действующим УПК порядок доказывания по делам частного обвинения;

- исследовать проблемы определения вида уголовного преследования по делам о преступлениях частного обвинения;

- выявить недостатки и пробелы УПК в регулировании доказывания по делам о преступлениях частного обвинения;

- изучить и обобщить практику доказывания по делам о преступлениях частного обвинения;

- предложить авторский проект совершенствования норм УПК, регулирующих доказывание по делам о преступлениях частного обвинения.

Объектом научного исследования являются уголовно-процессуальные отношения, складывающиеся в ходе доказывания по делам о преступлениях частного обвинения.

Предметом научного исследования являются правовые нормы и судебная практика, связанные с объектом исследования.

Методологической основой исследования служит общенаучный диалек­тико-материалистический метод научного познания, сочетаемый с другими общена­учными и специальными методами, применяемыми в юриспруденции: юри­дико-догматическим, системно-структурным, историко-правовым, социологиче­ским, сравнительно-правовым, прогностическим, статистическим. Логическими приемами исследования являются анализ, синтез, дедукция, индукция; подходами (принципами) сравнительного исследования - проблемный,  концептуальный подходы, принципы объективности, конкретности и универсальности.

Теоретической базой исследования являются достижения российской и зарубежной науки уголовного и гражданского права и процесса, результаты теоретических исследований в области философии, социальной теории, психологии, конфликтологии, теории права и государства.

Правовой основой исследования выступают международно-правовые акты, Конституция РФ, законодательство дореволюционного, советского и современного периодов, постановления и определения Конституционного суда РФ, постановления Пленума Верховного суда РФ, имеющие отношение к объекту исследования, нормативные акты зарубежных государств, регулирующие порядок производства по делам частного обвинения.

Эмпирическую базу исследования составляют официальные статистические сведения о работе судов общей юрисдикции и мировых судей Российской Федерации за 2004-2011 г.г.; статистические показатели работы мировых судей Самарской области за 2008-2011 г.г.; опубликованные обзоры и обобщения практики рассмотрения уголовных дел мировыми судьями различных регионов Российской Федерации за период с 2002 по 2011 г.г.; результаты выборочного изучения 250 уголовных дел о преступлениях частного обвинения; результаты изучения 120 кассационных и надзорных определений Самарского областного суда по делам о преступлениях частного обвинения за 2010-2011 г.г.; а также результаты анкетирования 62 мировых судей по разработанной соискателем программе.

Научная новизна исследования заключается, прежде всего, в том, что на монографическом уровне впервые комплексно и всесторонне исследованы особенности доказывания по делам частного обвинения.

На основе теоретических положений, анализа уголовно-процессуального и гражданско-процессуального законодательства и обобщения практики российских судов сформулирован подход к основным категориям доказательственного права в делах о преступлениях частного обвинения. В соответствии с данным подходом проведен комплексный анализ существующего порядка доказывания и сделан вывод о его недостатках, препятствующих осуществлению своевременной защиты прав и свобод граждан. Предложена авторская модель правового регулирования доказывания по делам о преступлениях частного обвинения, позволяющая учесть особенности дел рассматриваемой категории и способная обеспечить реальную, а не декларативную защиту прав граждан.

Новыми или обладающими существенными элементами новизны являются следующие выносимые на защиту положения:

1. Сформулирован и обоснован вывод о том, что частное обвинение представляет собой правовой институт, находящийся на стыке уголовного и гражданского процессов и связывающий оба порядка судопроизводства. Показано, что особая природа дел рассматриваемой категории, историческая общность процессов по уголовным и гражданским делам, выросших из единого частно-состязательного судопроизводства Древней Руси, сближает процесс доказывания по делам частного обвинения с доказыванием по гражданским делам больше, чем с доказыванием по всем остальным категориям уголовных дел. Частно-исковая природа таких уголовных дел позволяет расширить рамки понимания основных категорий теории доказательств за счет привлечения представлений о доказывании, сформировавшихся в науке гражданского процесса, в котором собирание доказательств сторонами осуществляется за пределами строго определенной процессуальной формы.

2. На основе анализа правоприменительной практики сформулированы новые аргументы в пользу обоснованности упрощения процедуры производства по делам о преступлениях частного обвинения, раскрытие которых не требует специфических способов собирания доказательств, таких, как следственные действия. Упрощение процедуры доказывания и возложение обязанности доказывания на потерпевшего имеет своим следствием отказ от сложных процессуальных форм собирания доказательств, используемых в делах публичного обвинения, и обусловленных ими требований к допустимости представляемых суду доказательств.

3. Сформулирован и обоснован вывод о том, что, несмотря на отсутствие в законе прямого указания на право сторон собирать доказательства, в таких делах все участники уголовного судопроизводства, наделенные законодателем статусом стороны, являются полноценными субъектами доказывания, обладающими полномочиями по собиранию доказательств. В делах частного обвинения помимо тех доказательств, которые могут быть получены только в установленном законом порядке (показания потерпевшего, обвиняемого, свидетелей, заключения эксперта), в качестве средств доказывания допускается любая информация, полученная сторонами в свободной от процессуальных предписаний форме, относимость, допустимость и достоверность которой проверяется судом в ходе судебного следствия.

4. Показано, что бремя доказывания в делах рассматриваемой категории распределяется между частным обвинителем и мировым судьей. Частный обвинитель обязан доказать виновность лица в совершении преступления, а также характер и размер вреда, причиненного преступлением (п.п. 1,2 и 4 ч.1 ст.73 УПК). Возложение на него обязанности доказать иные обстоятельства, перечисленные в ч.1 ст.73 УПК, в том числе исключающие преступность и наказуемость деяния, повлечет за собой нарушение прав и законных интересов потерпевшего и, в большинстве случаев, отказ в доступе к правосудию.

5. Сформулирован и обоснован вывод о том, что исковая природа частного обвинения обуславливает освобождение частного обвинителя от обязанности доказывания в виду полного или частичного признания обвиняемым уголовного иска. Полное признание иска, выражающееся в заявлении ходатайства о прекращении дела в связи с примирением сторон или о проведении судебного разбирательства в особом порядке, влечет принятие судом соответствующего процессуального решения. Частичное признание иска (т.е. признание отдельных обстоятельств, на которых потерпевший основывает свои требования или возражения), позволяет суду признать эти обстоятельства установленными без доказывания.

6. Сформулирован вывод о том, что близость производства по делам частного обвинения к гражданскому процессу обуславливает ограничение активности суда в собирании доказательств по сравнению с делами публичного обвинения, но не устраняет ее совсем. Нечеткость правового регулирования в части права мирового судьи по собственной инициативе собирать доказательства в делах рассматриваемой категории порождает двойственное толкование закона в литературе и судебной практике (37% опрошенных мировых судей считают, что у них нет такого полномочия4). В этой связи предлагается закрепить в УПК перечень случаев, когда суд имеет право на инициативное собирание доказательств в делах частного обвинения: мировому судье должно быть предоставлено право собирать доказательства для установления обстоятельств, предусмотренных п.п.3,5-7 ч.1 ст.73 УПК, а также право назначать судебную экспертизу в случае невозможности вынесения законного и обоснованного решения без ее проведения. Остальные действия, направленные на собирание доказательств, должны осуществляться только по ходатайству сторон.

Высказано предложение о закреплении в УПК правил, аналогичных действующим в гражданском процессе (с учетом специфики, обусловленной презумпцией невиновности), в соответствии с которыми на мирового судью должна быть возложена обязанность определить, какие обстоятельства имеют значение для дела, и сообщить частному обвинителю, какие обстоятельства ему надлежит доказывать; выносить обстоятельства, имеющие значение для дела, на обсуждение, даже если стороны на них не ссылались. Кроме того, в законе должно быть предусмотрено право мирового судьи предложить сторонам представить дополнительные доказательства.

7. Сформулированы и обоснованы предложения о совершенствовании доказывания по делам частного обвинения, в том числе путем:

а) установления права мирового судьи по ходатайству сторон давать письменные поручения органу дознания о производстве отдельных розыскных и следственных действий;

б) установления права потерпевших, относящихся к категориям граждан, перечисленных в ст.20 Федерального закона от 21.11.2011 г. №324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации», на ее бесплатное получение (распространения положений указанного закона на уголовное судопроизводство по делам частного обвинения);

в) установления возможности рассмотрения дел частного обвинения в порядке заочного производства в том случае, если обвиняемый уклоняется от участия в судебном разбирательстве без уважительных причин;

г) дополнения главы 41 УПК нормами, закрепляющими особенности принятия судебного решения по делу частного обвинения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением в особом порядке, в том числе: необязательность согласия частного обвинителя на проведение судебного разбирательства в особом порядке; неприменимость к делам частного обвинения требования ч.7 ст.316 УПК, согласно которому мировой судья должен убедиться в обоснованности обвинения и его подтверждении собранными доказательствами.

8. Показано, что дела о преступлениях частного обвинения в случаях, когда потерпевший в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы (ч.4 ст.20, ч.8 ст.318 УПК), приобретают характер дел публичного обвинения. Следовательно, ранее выявленные особенности доказывания по делам частного обвинения не распространяются на указанные случаи.

9. Сформулирован и обоснован вывод о том, что трансформация частного обвинения в публичное в предусмотренных ч.4 ст.20 УПК случаях не отменяет тех особенностей самих деяний, которые позволили отнести их к категории частного обвинения, а также практически не влияет на предмет и пределы доказывания. В этой связи сформулировано предложение об упрощении досудебного производства по делам о преступлениях частного обвинения. Определены и обоснованы основные характеристики досудебного производства как единой стадии, объединяющей предварительную проверку сообщения о преступлении и предварительное расследование, завершающейся составлением обвинительного постановления, выполняющего также роль акта о возбуждении уголовного дела.

Предложен проект закона о введении в УПК главы 321 «Досудебное производство по уголовным делам без проведения предварительного расследования», и связанных с этим изменениях статей 5, 37, 47, 144, 150, 324 УПК.

10. Сформулирован авторский проект законодательного регулирования:

а) порядка доказывания по делам о преступлениях рассматриваемой категории, который предусматривает новую редакцию статей 145 и 147, а также главы 41 УПК;

б) особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением в делах частного обвинения путем внесения изменений в статьи 314, 319, 320 УПК.

Внесены также предложения об уточнении статей 20, 246, 318, 389.12, 322 УПК.

Практическая значимость работы. Положения, сформулированные в диссертации, могут быть востребованы законотворческой и правоприменительной практикой, использоваться в процессе обучения студентов юридических вузов.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации изложены в 13 статьях, опубликованных в журналах и научных сборниках, в том числе 3 статьях в журналах, рекомендованных ВАК; в выступлениях на: ежегодных научных конференциях молодых ученых и специалистов Самарского государственного университета (2009, 2010, 2012 г.г.); Международной научно-практической конференции, посвященной 85-летию Заслуженного юриста России, д.ю.н., профессора С.А. Шейфера (г. Самара, 29-30 января 2010 г.); Всероссийской научно-практической конференции «Судебные реформы в России: история и современность» (к 140-летию Казанского окружного суда) (г. Казань, 14 октября 2010 г.); VII Международной научно-практической конференции «Татищевские чтения» (г. Тольятти, 15-18 апреля 2010 г.); Всероссийской научно-практической конференции в Академии управления МВД России (г. Москва, 26 мая 2011 г.), Международной научно-практической конференции «Правонарушение и юридическая ответственность» (г. Тольятти, 14-15 декабря 2011 г.); используются в учебном процессе в Самарском государственном университете при преподавании таких дисциплин, как «Уголовно-процессуальное право», «Проблемы теории доказательств» и «Особые производства в уголовном процессе России». Результаты исследования внедрены в практику мировых судей и прокуратуры Самарской области путем опубликования в журнале «Судебная практика» (Приложение к Информационному бюллетеню Управления Судебного департамента в Самарской области) и «Судебный вестник», Информационном бюллетене «Вестник прокуратуры Самарской области», а также использованы при проведении занятий по повышению квалификации мировых судей. Диссертационная работа прошла обсуждение на кафедре уголовного процесса и криминалистики Самарского государственного университета.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его цель, задачи, объект и предмет, теоретические и методологические основы, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются выносимые на защиту положения, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Глава первая - «Общая характеристика института частного обвинения в уголовном процессе: история и теоретические основы» - содержит четыре параграфа.

В первом параграфе - «История развития частного обвинения в России» - показано, что исторически частное обвинение являлось единственной формой судебной защиты нарушенных прав и интересов, из которой в дальнейшем образовались все современные виды процесса. Проведенный ретроспективный анализ позволил предложить собственную периодизацию развития частного обвинения в России, за основу которой взяты соотношение публичных и частных начал в уголовном процессе: 1) с X по XV в. – частно-состязательный порядок судопроизводства един для всех дел (гражданских и уголовных). Процесс представлял собой спор равноправных сторон перед пассивным судом. Уголовное преследование осуществлялось потерпевшим - истцом, и ход судопроизводства целиком зависел от его волеизъявления. Именно историческая общность процессов по уголовным и гражданским делам, выросших из единого порядка частно-состязательного судопроизводства, обусловила схожесть современных принципов судопроизводства, а также порядка доказывания, по делам частного обвинения и по гражданским делам; 2) с XV по XVII в. – частно-состязательный порядок судопроизводства существует наряду с розыскным, с постепенным преобладанием второго над первым. Укрепление государственности и развитие права привело к разделению производства по уголовным и гражданским делам, усилению публичного начала в уголовном процессе; 3) с XVIII в. по 1864 г. – господство розыскного порядка судопроизводства. Частное начало практически полностью вытеснено публичным: инициатором возбуждения дела и субъектом обвинения является государство, функции уголовного преследования и отправления правосудия осуществляются одним органом – судом; 4) с 1864 по 1917 г. – в целом уголовный процесс является публично-состязательным, однако по делам частного обвинения возрожден частно-состязательный порядок судопроизводства. Частное обвинение получило свое законодательное закрепление и оформилось в институт российского уголовно-процессуального права. При этом судопроизводство по таким делам, в том числе порядок доказывания, во многом соответствовали порядку судопроизводства по гражданским делам; 5) c 1917 по 90-е годы XX в. – уголовный процесс является публично-состязательным (с преобладанием розыскных начал), однако по делам частного обвинения присутствуют элементы частно-состязательного порядка судопроизводства. Под частным обвинением понимается исключительно особый порядок производства в суде, но не самостоятельная обвинительная деятельность потерпевшего. Изучение отечественного опыта позволило проследить изменение нормативной конструкции доказывания по делам частного обвинения, выявить сходство и различие с ныне действующей и определить возможности его рецепции в современном уголовном процессе.

Во втором параграфе - «Частное обвинение в зарубежных правовых системах» - проводится сравнительный анализ частного обвинения в Германии, Австрии, Франции, Великобритании и России. Автор приходит к выводу, что история уголовного процесса указанных государств (подобно древнерусскому) началась господством в нем частного начала, пределы действия которого постепенно сузились до определенного круга дел или конкретных правовых ситуаций. Практиче­ски все государства восприняли публичную форму обвинения как основную. Однако институт частного обвинения сохранился в большинстве западноевропейских стран как проявление принципа диспозитивности, что свидетельствует о непреходящей ценности и значимости данного вида обвинения для уголовно-процессуальных систем этих государств. Правовая регламентация частного обвинения в России и западноевропейских странах имеет как сходства, так и отличия. Однако общая тенденция выражается в стремлении к упрощению правил судебного разбирательства, в том числе, процесса доказывания. На взгляд автора, в ходе совершенствования отечественного порядка доказывания по делам рассматриваемой категории, из законодательства стран Западной Европы могут быть заимствованы некоторые способы упрощения судопроизводства, в том числе заочное разбирательство и вынесение приговора без исследования доказательств в связи с признанием обвиняемым своей вины.

В третьем параграфе - «Сущность частного обвинения в современном уголовном процессе России» - дается видовое понятие частного обвинения, которое по аналогии с родовым понятием обвинения следует рассматривать в материальном и процессуальном значениях. Частное обвинение (в материальном смысле) - это уголовный иск, то есть утверждение потерпевшего (его представителя) перед судом о совершении в отношении него преступления, за которое уголовное преследование передано госу­дарством на его усмотрение. Частное обвинение (в процессуальном смысле) - это уголовно-процессуальная деятельность потерпевшего (его представителя) в рамках специальной правовой процедуры, направленная на доказывание виновности лица, совершившего преступление, осуществляемая путем предъявления уголовного иска в суд, его обоснования и поддержания. Автор приходит к выводу, что поскольку частное обвинение осуществляется потерпевшим в отношении конкретного лица, термины «уголовное преследование, осуществляемое в частном порядке» и «частное обвинение» можно использовать в качестве синонимов. Показано, что основаниями выделения частного обвинения в самостоятельный вид обвинения являются: особая природа преступлений, посягающих в основном не на публичные, а на частные интересы в сфере особых общественных отношений (бытовых, се­мейных, дружеских); сравнительно низкая степень об­щественной опасности рассматриваемых преступлений; обязательный учет мнения и волеизъявления потерпевшего при оценке содеянного, возбуждении и рассмотрении дела; возможность установления фактических обстоятельств дела вне стадии предварительного расследования и, как следствие, осу­ществления доказывания частными лицами.

Четвертый параграф - «Исковая природа частного обвинения» - посвящен рассмотрению частного обвинения как наиболее яркого проявления конструкции уголовного иска. Исследуются основные характеристики и признаки иска как универсального средства правовой защиты, которое представляет собой обра­щенное к суду требование защитить нарушенное или оспарива­емое право, охраняемый законом интерес. Иск и исковая форма защиты как родовые понятия характеризуются следующими признаками: иск всегда связан со спором о праве или законном интересе; наличие спора предполагает наличие спорящих субъектов с противоположными интересами, при этом истец в акционарном процессе активен, а заявление/поддержание иска является его правом, но не обязанностью; иск в качестве своей единственной и конечной цели предполагает победу в судебном споре; наличие спорящих субъектов предполагает существование третьего независимого, беспристрастного лица, обязанного приступить к производству по делу в случае предъявления надлежащего искового требования. Идея уголовного иска выполняет роль одного из главных связующих звеньев между гражданским и уголовным судопроизводствами, при этом частное обвинение представляет собой правовой институт, находящийся на стыке уголовного и гражданского процессов и связывающий оба порядка судопроизводства. Автор приходит к выводу, что особая природа дел частного обвинения сближает процесс доказывания по ним с доказыванием по гражданским делам больше, чем с доказыванием по всем остальным категориям уголовных дел. Только в делах частного обвинения, характеризующихся отсутствием предварительного расследования, стороны обвинения и защиты представляют полученные ими доказательства непосредственно суду, поэтому в таком судопроизводстве существует возможность представления сторонами доказательств, собранных ими за пределами строго определенной процессуальной формы.

Таким образом, в первой главе исследования проведено комплексное научное исследование, в рамках которого частное обвинение рассмотрено как: 1) проявление диспозитивности в уголовном процессе; 2) определенная форма права лица на судебную защиту; 3) институт, соединяющий уголовной и гражданский процессы через понятие иска как универсальной формы правовой защиты; 4) самостоятельная уголовно-процессуальная деятельность потерпевшего, направленная на доказывание виновности лица, совершившего преступление.

Глава 2 - «Теоретические и нормативные основы доказывания по делам частного обвинения» - содержит четыре параграфа.

В первом параграфе - «Теоретические основы доказывания по делам частного обвинения» - рассматриваются существующие в науке уголовного и гражданского процессов концепции доказывания, а также подходы к собиранию доказательств и понятию доказательства с точки зрения того, какие из них наилучшим образом позволяют понять суть доказывания в делах частного обвинения. Автор приходит к выводу, что в «чисто» состязательном уголовном процессе, не имеющем официальной стадии досудебного производства, институты доказательственного права не могут быть поняты на основе теоретических конструкций, вырабатывавшихся для публичного уголовного судопроизводства. Показано, что важнейшая особенность дел частного обвинения заключается в упрощенной уголовно-процессуальную форме, которой присущи сжатые сроки, сокращение объема процессуальных действий, отсутствие и оптимизация отдельных стадий, процессуальных институтов и норм. «Законодатель, исходя из характера преступления, его общественной опасности, сочетания затрагиваемых преступлением общественных и индивидуальных интересов, а также в целях более полного обеспечения прав и свобод человека … вправе дифференцировать порядок производства по различным категориям уголовных дел, допуская включение в него элементов диспозитивности…»5. При этом пределы такой дифференциации находятся в компетенции законодателя, который в делах частного обвинения распространил их, в том числе, на институты доказательственного права. В делах рассматриваемой категории деятельность сторон по собиранию доказательств не подчинена правовой регламентации, в связи с чем на них не распространяется требование соблюдения каких-либо процессуальных норм. Представляемые ими предметы и документы получены в свободной от процессуальных предписаний форме, они заведомо не соответствуют и не могут соответствовать предъявляемым к процедуре следственных действий требованиям. Отсюда вывод: к доказательствам, собираемым сторонами в делах частного обвинения, не могут предъявляться требования, аналогичные предъявляемым к доказательствам, собираемым официальными учас­тниками в делах публичного обвинения, но это не лишает их значения доказательств как допустимых аргументов в судебном споре. Показано, что производство по делам частного обвинения во многом схоже с процессом англо-саксонского типа, не имеющим официального предварительного расследования, в связи с чем сущности и порядку производства по таким делам вполне соответствует господствующая в странах общего права концепция судебных доказательств.

Второй параграф – «Предмет доказывания по делам частного обвинения» - посвящен рассмотрению обстоятельств, предусмотренных п.п.1 и 2 ч.1 ст.73 УПК (поскольку специфика данных дел применительно к такой категории, как «предмет доказывания» проявляется, в основном, в обстоятельствах, входящих в так называемый главный факт). На основе анализа практики по делам о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст.115 и ч.1 ст.116 УК, автор приходит к выводу, что, несмотря на кажущуюся простоту, правоприменители допускают немало ошибок при установлении обстоятельств, входящих в предмет доказывания, что зачастую приводит к неправильной квалификации рассматриваемых деяний.

Сравнительный анализ предмета доказывания по делам о клевете и гражданско-правовой диффамации, а также по делам об оскорблении в уголовном и гражданском процессах позволяет утверждать, что существенными отличиями преступлений от деликтов являлись наличие у виновного лица прямого умысла, а также обязательность «неприличной формы» его действий при оскорблении. Изучение судебной практики показывает, что указанные элементы главного факта являлись очень трудно доказуемыми в уголовном процессе. Оценочность и размытость основных понятий, необходимых для правильной квалификации данных деяний влекли за собой вынесение крайне субъективных решений, зачастую отменявшихся вышестоящими органами, и, как следствие, нарушение прав и законных интересов лиц, участвовавших в процессе. Таким образом, рассмотрение вопроса о декриминализации клеветы и оскорбления с точки зрения возможности в рамках уголовного судопроизводства достигнуть цели доказывания, позволило положительно оценить решение законодателя об устранении уголовной ответственности за совершение указанных преступлений.

Третий параграф - «Нормативные основы доказывания по делам частного обвинения: особенности и проблемы» - посвящен анализу закрепленного в законе порядка доказывания по делам рассматриваемой категории, а также складывающейся на его основе правоприменительной практики. Рассмотрены вопросы, связанные с нарушением прав потерпевших при проведении проверки сообщений о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст.115 и ч.1 ст.116 УК, и передаче материалов такой проверки мировому судье, на основе чего сделано предложение о внесении соответствующих изменений в ст.ст.145, 318 УПК. Показано, что на потерпевшего не может быть возложена обязанность квалифицировать совершенное в отношении него деяние, поскольку заявление о преступлении частного обвинения и так представляет собой достаточно сложный документ, определяющий предмет и пределы доказывания.

При изучении вопроса о бремени доказывания автор приходит к заключению, что в делах рассматриваемой категории оно распределяется между частным обвинителем и мировым судьей. Частный обвинитель обязан доказать виновность лица в совершении преступления, а также характер и размер вреда, причиненного преступлением (п.п. 1,2 и 4 ч.1 ст.73 УПК).

Рассмотрение производства по делам частного обвинения с точки зрения его исковой природы привело автора к выводу о наличии особых оснований освобождения потерпевшего от обязанности доказывания. Такими основаниями являются полное или частичное признание обвиняемым уголовного иска. Полное признание выражается в заявлении ходатайств о прекращении дела в связи с примирением сторон или о проведении судебного разбирательства в особом порядке. Подобный подход позволил автору обосновать необходимость дополнения главы 41 УПК нормами, закрепляющими особенности принятия судебного решения по делу частного обвинения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением в особом порядке, в том числе: необязательность согласия частного обвинителя для удовлетворения мировым судьей ходатайства обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства; неприменимость к делам частного обвинения требования ч.7 ст.316 УПК, согласно которому мировой судья должен убедиться в обоснованности обвинения и его подтверждении собранными доказательствами. По мнению автора, в законе также следует закрепить право обвиняемого на частичное признание иска, которое заключается в признании им отдельных обстоятельств, на которых частный обвинитель основывает свои требования или возражения, что частично освободит частного обвинителя от обязанности доказывания и позволит суду признать эти обстоятельства установленными без доказывания.

На основе сравнительно-правового анализа показано, что особая природа частного обвинения обуславливает также отличие доказательственной деятельности суда по делам публичного обвинения и мирового судьи по делам рассматриваемой категории. Однако нечеткость правового регулирования порождает двойственное толкование закона в литературе и судебной практике: одни процессуалисты считают, что, в отличие от дел публичного обвинения, мировой судья в делах рассматриваемой категории имеет право собирать доказательства только по ходатайству сторон, другие – что УПК не содержит положений, ограничивающих инициативу мирового судьи в собирании доказательств. Представляется, что близость производства по делам частного обвинения к гражданскому процессу обуславливает ограничение активности суда в собирании доказательств по сравнению с делами других категорий, но не устраняет ее совсем. Мировому судье должно быть предоставлено право по собственной инициативе собирать доказательства для установления обстоятельств, предусмотренных п.п.3,5-7 ч.1 ст.73 УПК, а также назначать судебную экспертизу в случае невозможности вынесения законного и обоснованного решения без проведения такой экспертизы. Остальные действия, направленные на собирание доказательств, должны осуществляться только по ходатайству сторон.

Высказаны также предложения о закреплении в УПК ряда других правил, касающихся роли суда в доказывании, действующих в гражданском процессе (с учетом специфики, обусловленной презумпцией невиновности).

В четвертом параграфе - «Пути совершенствования правового регулирования доказывания по делам частного обвинения» - исследуются высказываемые процессуалистами предложения по совершенствованию закона в части доказывания по делам рассматриваемой категории. На основе анализа правоприменительной практики автор приходит к выводу, что некоторые идеи, в том числе о введении предварительного расследования по делам частного обвинения; наделении частного обвинителя тем же комплексом прав по собиранию доказательств, которым обладает защитник; обеспечении всех потерпев­ших по делам частного обвинения бесплатной юридической помощью, нельзя считать оправданными ни теоретически, ни практически.

В то же время необходимость совершенствования процедуры доказывания требует следующих изменений в порядке производства по делам частного обвинения: а) закрепления права мирового судьи по ходатайству сторон давать письменные поручения органу дознания о производстве отдельных розыскных и следственных действий; б) установления права потерпевших, относящихся к категориям граждан, перечисленных в ст.20 Федерального закона от 21.11.2011 №324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации», на ее бесплатное получение (распространения положений указанного закона на уголовное судопроизводство по делам частного обвинения); в) установления возможности рассмотрения дел частного обвинения в порядке заочного производства в том случае, если обвиняемый уклоняется от участия в судебном разбирательстве без уважительных причин.

В целях реализации сформулированных в главе 2 идей, связанных с доказыванием по делам частного обвинения, автор предлагает новую редакцию главы 41 УПК.

Глава 3 - «Особенности доказывания по делам о преступлениях частного обвинения в случае их возбуждения, расследования и рассмотрения в публичном порядке» - содержит три параграфа.

В первом параграфе - «Проблемы определения вида уголовного преследования по делам о преступлениях частного обвинения» - рассматривается вопрос о том, в каком порядке – публичном или частном - преследуются преступления, предусмотренные ч.1 ст.115 и ч.1 ст.116 УК, в случаях, когда потерпевший в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы (ч.4 ст.20 и ч.8 ст.318 УПК). Показано, что выделяя указанные преступления в категорию дел частного обвинения, законодатель исходил из отсутствия необходимости вмешательства государства в частную жизнь граждан при их совершении. Такие деяния, как правило, не представляют сколь-нибудь серьезной общественной опасности, совершаются по мотивам личного характера, на бытовой почве и в условиях очевидности, то есть для их раскрытия не требуется специфических способов собирания доказательств, таких, как следственные действия. Отсюда вывод - доказывание по таким делам не требует сложной процессуальной формы, и потерпевший справится с ним самостоятельно. Однако в случаях, предусмотренных ч.4 ст.20 и ч.8 ст.318 УПК, отсутствуют, как минимум, два из четырех оснований выделения частного обвинения в самостоятельный вид обвинения. Это значит, что дела о таких  преступлениях  без вмешательства органов уголовного преследования  разрешить невозможно, поэтому они приобретают характер дел публичного обвинения. Автор приходит к выводу, что ранее выявленные особенности доказывания по делам частного обвинения не распространяются на случаи, установленные ч.4 ст.20 и ч.8 ст.318 УПК. Доказывание по таким делам должно осуществляться с соблюдением всех правил, характерных для дел публичного обвинения, с возложением бремени доказывания на дознавателя, орган дознания, следователя и прокурора (государственного обвинителя).

В то же время помощь государства дееспособному потерпевшему в установлении данных о лице, совершившем преступление, предусмотренное ч.1 ст.115 или ч.1 ст.116 УК, не влияет на правовую природу таких дел - они остаются делами частного обвинения. В этой связи обосновывается необходимость исключения из ч.4 ст.20 УПК такой причины для обязательного возбуждения дела рассматриваемой категории в публичном порядке, как отсутствие данных о лице, совершившем преступление. Автором предлагается новая редакция ст.147 УПК «Возбуждение уголовного дела частного обвинения в случае отсутствия данных о лице, совершившем преступление», в соответствии с которой установление таких данных должно осуществляться на стадии проверки заявления о преступлении, после чего материалы такой проверки при наличии желания потерпевшего должны передаваться в суд в порядке ст.145 УПК. И только если в ходе проверки заявления о преступлении частного обвинения не удалось установить лицо, его совершившее, необходимо возбудить дело в публичном порядке, и предпринять процессуальные меры по установлению лица, совершившего преступление. После того, как такое лицо будет установлено, уголовное дело в зависимости от мнения потерпевшего подлежит прекращению или направлению в суд для рассмотрения и разрешения в порядке частного обвинения.

Во втором параграфе - «Проблемы доказывания на стадиях возбуждения, расследования и рассмотрения дел о преступлениях частного обвинения в публичном порядке: ошибки практики» - исследуются типичные ошибки доказывания, допускаемые правоприменителями при производстве по делам о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст.115 и ч.1 ст.116 УК, в публичном порядке. Анализ уголовных дел показывает ряд крайне негативных тенденций практики, противоречащих сути рассматриваемых деяний. Во-первых, количество дел, возбужденных по ч.4 ст.20 УПК, искусственно увеличивается для повышения показателей раскрываемости преступлений. Во-вторых, наблюдается излишняя формализация процедуры расследования и использование принудительных механизмов без достаточной к тому необходимости. В ходе досудебного производства органами уголовного преследования осуществляются многочисленные процессуальные действия, необходимые лишь для составления отчетности о проделанной работе, придания ей вида более трудоемкой, чем она является в действительности, но отнюдь не для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию. Между тем, обязанность возбудить и расследовать уголовное дело о преступлении частного обвинения в исключение из общего правила, также как и обязанность прокурора осуществлять надзор за дознанием по рассматриваемой категории дел, предусмотрена законодателем как гарантия прав и законных интересов потерпевших. Однако вместо гарантий для потерпевших дознаватели усложняют предварительное расследование, затягивают его, затрачивая практически столько же процессуальных сил и средств, сколько по делам о преступлениях большей тяжести.

Автор приходит к выводу, что установление причин, по которым потерпевший не в состоянии самостоятельно воспользоваться своими правами (ч.4 ст.20 УПК), должно предшествовать возбуждению уголовного дела. Указанные причины входят в предмет доказывания по делам рассматриваемой категории, и обязанность их установления лежит на органах предварительного расследования и государственном обвинителе. Возбуждение уголовного дела в нарушение требований ч.2 ст.20 УПК следует рассматривать как процессуальное решение, принятое неправомочным лицом. Иначе следует решать вопрос о законности возбуждения уголовного дела в том случае, если оно было возбуждено органами уголовного преследования при наличии признаков преступления публичного обвинения, однако в дальнейшем стала очевидна необходимость изменения квалификации деяния на ч.1 ст.115 или ч.1 ст.116 УК. В таком случае дело является законно возбужденным, а органы уголовного преследования - полномочными субъектами доказывания.

В третьем параграфе – «Пути совершенствования нормативной регламентации и практики доказывания по делам о преступлениях частного обвинения в случае их возбуждения, расследования и рассмотрения в публичном порядке» показано, что поскольку побои и причинение легкого вреда здоровью отнесены к преступлениям частного обвинения, они даже в случае их возбуждения в публичном порядке не нуждаются в сложных формах доказывания, что позволяет экономить процессуальные средства (т.к. при трансформации частного обвинения в публичное не происходит изменения правовой природы самого преступления). Кроме того, предмет и пределы доказывания по таким делам остаются практически неизменными, вне зависимости от того, возбуждаются ли они в частном или публичном порядке. Анализ практики подтверждает, что в таких делах отсутствует объективная необходимость в проведении предварительного расследования. Во-первых, большинство преступлений частного обвинения совершаются в условиях очевидности, и непосредственного их «раскрытия» не требуется. Во-вторых, доказательственная база, необходимая для изобличения обвиняемого, полностью формируется (либо может формироваться) на стадии доследственной проверки или непосредственно в судебном разбирательстве. Дознание по таким делам проводится не в силу необходимости установления обстоятельств преступления, а потому лишь, что было принято решение о возбуждении уголовного дела. Таким образом, анализ практики, официальной статистики, а также четырех предложенных в 2011-2012 г.г. Академией Управления МВД РФ, членами Совета Федерации Федерального собрания РФ, а также Президентом РФ законопроектов об упрощении предварительного расследования по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести, позволил прийти к выводу о возможности осуществления досудебного производства по делам о преступлениях частного обвинения в случаях, предусмотренных ч.4 ст.20 УПК, без проведения предварительного расследования. По мнению автора, данная новация способна существенно повысить эффективность процессуальной деятельности органов предварительного расследования, обеспечить незамедлительную защиту прав и законных интересов потерпевших при сохранении уровня гарантий прав личности от незаконного и необоснованного обвинения.

В целях реализации сформулированных в главе 3 идей автор предлагает внести в УПК изменения, связанные с: уточнением вида уголовного преследования по делам о преступлениях рассматриваемой категории, совершенных в отношении лица, которое не может самостоятельно защищать свои права и законные интересы; а также с введением досудебного производства по делам о преступлениях частного обвинения без проведения предварительного расследования.

В заключении сформулированы основные выводы, сделанные автором в результате проведенного исследования.

Приложения содержат информацию о результатах обобщения изученной практики, официальную статистическую информацию, а также авторский законопроект изменений в УПК, направленных на совершенствование доказывания по делам о преступлениях частного обвинения.

Результаты исследования отражены в следующих статьях.

Научные статьи, опубликованные в рецензируемых научных журналах и изданиях:

1. Жирова М.Ю. Развитие представлений о частном обвинении в истории российского уголовного процесса (советский период). / М.Ю. Жирова // Аспирантский вестник Поволжья. – 2010, № 1-2. - С. 134-139. – 0,5 п.л.

2. Жирова М.Ю. Типичные ошибки при назначении судебно-медицинской экспертизы по делам о причинении легкого вреда здоровью и побоях. / М.Ю. Жирова // Актуальные проблемы экономики и права. – 2010, № 3 (15). - С. 197-202. – 0,5 п.л.

3. Жирова М.Ю. Исковая природа частного обвинения. / М.Ю. Жирова // Вестник СамГУ. - 2011, № 4 (85). - С. 289-295. – 0,5 п.л.

Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:

4. Маенкова (Жирова) М.Ю. Проблемы собирания доказательств по делам частного обвинения. / М.Ю. Маенкова (Жирова) // Актуальные проблемы современного уголовного процесса России: межвуз. сб. научных статей/ под ред. проф. В.А. Лазаревой. – Самара: Изд-во «Самарский университет», 2009. - Вып. 4. - С. 227-243. – 0,75 п.л.

5. Маенкова (Жирова) М.Ю. Ложность сведений как элемент предмета доказывания по делам о клевете (уголовно-наказуемой диффамации) в контексте опыта Европейского суда по правам человека. / М.Ю. Маенкова (Жирова) // Юридический аналитический журнал. - 2009, № 1 (25). - С. 33-42. – 0,65 п.л.

6. Жирова М.Ю. Предмет доказывания по делам об оскорблении в гражданском и уголовном процессах. / М.Ю. Жирова // Материалы VII научно-практической конференции «Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики» // Актуальные проблемы юридической науки. Часть II. – Тольятти: Волжский университет им В.Н. Татищева, 2010. - С. 111-119. – 0,4 п.л.

7. Жирова М.Ю. О некоторых проблемах, возникающих в судебной практике по делам частного обвинения. / В.А. Лазарева, М.Ю. Жирова // Мировой судья. – 2010, № 10. - C. 15-20. – 0,55 п.л.

8. Жирова М.Ю. Предмет доказывания по делам о диффамации в гражданском и уголовном процессах. / М.Ю. Жирова // Актуальные проблемы современного уголовного процесса России: межвуз. сб. научных трудов / под ред. проф. В.А. Лазаревой. – Самара: Изд-во «Самарский университет», 2010. – Вып. 5. - C. 304-310. – 0,4 п.л.

9. Жирова М.Ю. Проблемы судебной практики по делам частного обвинения. / М.Ю. Жирова // Судебные реформы в России: история и современность. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Казань, 2010. - С. 358-365. – 0,3 п.л.

10. М.Ю. Жирова. Обзор практики предварительного расследования по делам о причинении легкого вреда здоровью и побоях. / М.Ю. Жирова, В.А. Лазарева // Информационный бюллетень Вестник прокуратуры Самарской области. – 2010, № 3. - С. 212-220. – 0.7 п.л.

11. М.Ю. Жирова. Обзор судебной практики по делам частного обвинения. / М.Ю. Жирова, В.А. Лазарева // Судебная практика (Приложение к Информационному бюллетеню Управления Судебного департамента в Самарской области). – 2010, № 3 (38). - С. 111-120. – 0,55 п.л.

12. Жирова М.Ю. Прокурорский надзор за возбуждением уголовных дел о побоях и причинении легкого вреда здоровью. / М.Ю. Жирова // Правовое и криминалистическое обеспечение управления органами расследования преступлений: Сб. матер. Всерос. науч.- практ. конф.: в 3-х ч. – М.: Академия управления МВД России, 2011. - Ч. 3 . - С. 215-220. – 0,3 п.л.

13. Жирова М.Ю. Обзор судебной практики по вопросам, связанным с доказыванием по делам о причинении легкого вреда здоровью и побоях. / М.Ю. Жирова, В.А. Лазарева // Судебный вестник. – 2012, №1(3). – С. 24-26. – 0,45 п.л.

Подписано в печать 09.04.2012.

Формат 60х84/16.

Бумага офсетная. Печать оперативная.

Объем 1 усл. печ. л. Заказ №62. Тираж 100 экз.

Отпечатано в типографии «Инсома-пресс»

Ул. санфировой, 110А, оф.22А, тел. 222-92-40


1 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства, 1996. – СПб.: Альфа, 1996. - Т.1. - С. 73.

2 Обзоры деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей за 2008 – 1 полугодие 2011 г. // сайт Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации. URL: http://www.cdep.ru (дата обращения 01.03.2012).

3 Губерман О.В. Производство у мирового судьи: особенности собирания доказательств по делам частного обвинения: Дисс. …к.ю.н. - Нижний Новгород, 2008.

4 Результаты анкетирования мировых судей Самарской области, проведенного автором по специально разработанной программе.

5 Постановление Конституционного Суда РФ от 27.06.2005 №7-П «По делу о проверке конституционности положений частей второй и четвертой статьи 20, части шестой статьи 144, пункта 3 части первой статьи 145, части третьей статьи 318, частей первой и второй статьи 319 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Законодательного Собрания Республики Карелия и Октябрьского районного суда города Мурманска»//Российская газета, 08.07.2005. №147.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.