WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи


Подузова Екатерина Борисовна

ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ ДОГОВОР И ЕГО ВИДЫ

12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре гражданского и семейного права

Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московская государственная юридическая академия имени О.Е. Кутафина»

Научный руководитель: Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор

Малеина Марина Николаевна.

Официальные оппоненты:

Харитонова Юлия Сергеевна доктор юридических наук, доцент, ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского центра Негосударственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московская академия экономики и права».

Егорова Мария Александровна кандидат юридических наук, доцент кафедры предпринимательского и корпоративного права Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации».

Ведущая организация: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Ульяновский государственный университет»

Защита состоится 20 сентября 2012 года в 12.00 на заседании Диссертационного совета Д 212.123.03 при Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина по адресу: 123995, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, дом 9, зал заседаний Диссертационного совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина.

Автореферат разослан «  » июля 2012 года.

Ученый секретарь Диссертационного совета,

доктор юридических наук,

профессор      И.В. Ершова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы научного исследования. Переход к рыночной экономике и дальнейшее развитие рыночных отношений приводят к увеличению потребности субъектов гражданского права в установлении стабильных деловых связей. Данная потребность реализуется, в частности, посредством планирования заключения в будущем договора (договоров). Такое планирование становится необходимым как при осуществлении предпринимательской деятельности, так и вне рамок таковой.

В последнее время для планирования заключения в будущем договора (договоров) в различных сферах деятельности широко используются организационные договоры. Они заключаются, например, в сфере грузовых перевозок, в сфере страхования, в кредитно-расчетной сфере.

Следует отметить, что в Общей части Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту – ГК РФ) отсутствуют специальные нормы, посвященные организационному договору. Кроме того, в Особенной части ГК РФ закреплены не все виды организационных договоров, применяемых в отдельных сферах деятельности. В Гражданском кодексе РФ предусмотрены лишь конструкции предварительного договора (ст. 429 ГК РФ), договора об организации перевозки (ст. 798 ГК РФ), генерального полиса (ст. 941 ГК РФ). Однако закрепление данных конструкций на законодательном уровне не решает множества теоретических и практических проблем.

В науке гражданского права дискуссионными остаются вопросы о понятии, признаках, правовой природе, видах организационных договоров, о субъектном составе, содержании, способах обеспечения, ответственности за неисполнение организационных договоров.

Судебной практике не свойственно единообразие в разрешении споров, связанных с организационными договорами, поскольку неоднозначно решается вопрос о квалификации тех или иных договоров в качестве организационных.

В деловой практике в содержание различных видов организационных договоров зачастую включают условия, не соответствующие их правовой природе и целевой направленности.

Недостаточная разработанность понятия и природы организационного договора, его видов, необходимость унификации судебной практики и приведения деловой практики в соответствие с законом определили выбор темы, цель и задачи настоящего диссертационного исследования.

Степень научной разработанности и теоретическая основа исследования. Исследованием и разрешением проблем, связанных с организационными договорами, занимались многие отечественные ученые. В дореволюционный период данные проблемы рассматривались Е. Даниловым, Л.А. Кассо,  Г.Ф. Шершеневичем и др. В советский период изучению  проблем организационных отношений уделяли внимание в своих работах такие цивилисты как М.М. Агарков, М.К. Александров-Дольник, М.И. Брагинский, С.Н. Братусь, Н.В. Васева, Н.Д. Егоров, Н.И. Клейн, О.А. Красавчиков, Е.В. Кулагина, М.И. Кулагин, А.М. Мартемьянова, И.Б. Новицкий,  Г.А. Свердлык,  Е.А. Суханов, М.А. Тарасов и др.

В разработку теоретических положений об организационных договорах за последнее двадцать лет внесли  вклад: О.А. Беляева,  В.В. Богданов,  К.В. Гницевич, В.В. Груздев, Л.Я. Данилова, М.Н. Илюшина, М.В. Карпов, К.А. Кирсанов, М.Е. Кукла, А.Н. Кучер, Д.В. Майдаровский, И.А. Масляев, П.А. Меньшенин, С.Ю. Морозов, С.А. Свирков  и др.

Исследования ученых послужили фундаментальной теоретической базой, которая позволила выделить и систематизировать вопросы, связанные с организационными договорами, требующие дополнительного изучения и решения, а также разработать определенные подходы к их решению.

Безусловно, отдавая должное проведенным ранее исследованиям, необходимо отметить, что, в целом, избранная тема не получила заслуженного системного научного осмысления.

Теоретическую основу исследования составили труды российских юристов в области гражданского права, таких как В.А. Белов,  М.И. Брагинский, В.В. Витрянский, Б.М. Гонгало, М.А. Егорова, Л.Г. Ефимова, В.А. Егиазаров, В.С. Ем, О.А. Красавчиков, М.Н. Малеина, Д.И. Мейер, В.П. Мозолин, С.Ю. Морозов, И.Б. Новицкий, Г.П. Савичев, О.Н. Садиков, А.П. Сергеев,  Е.А. Суханов, Ю.С. Харитонова, А.Е. Шерстобитов, А.М. Эрделевский и др.

При написании диссертации были использованы труды таких зарубежных юристов как Дж.М. Крид (J.M. Creed), А. Фарнсворт (A. Farnsworth),  Дж.П. Кострицки (J.P. Kostritsky), Дж. О’Салливан (J. O’Sullivan), Дж. Хиллиард  (J. Hilliard) и др.

Объект исследования – это урегулированные правовыми нормами организационные отношения.

Предметом исследования являются правовые акты, регулирующие организационные отношения, судебная и деловая практика их применения, а также комплекс теоретических положений об организационном договоре и его видах.

Целью диссертационной работы является системный анализ организационного договора и его видов, выявление теоретических и практических проблем, связанных с субъектным составом, формой, содержанием, обеспечением исполнения и ответственностью за неисполнение организационного договора, разработка предложений по совершенствованию действующего законодательства, регулирующего организационные отношения.

Для достижения указанной цели исследования, диссертант поставил перед собой следующие задачи:

- проанализировать проблемы правового регулирования организационных отношений;

- разработать систему договоров, направленных на организацию отношений сторон;

- сформулировать определение организационного договора и его видов, выявить их квалифицирующие признаки;

- изучить субъектный состав, форму организационного договора и его видов;

- исследовать содержание организационного договора и его видов;

- рассмотреть способы обеспечения исполнения обязательства, возникающего из организационного договора;

- определить особенности ответственности сторон по организационному договору.

Методологическая база исследования. Настоящее диссертационное исследование основывается на общенаучных методах познания: диалектическом, формально-логическом, системно-структурном и сравнительно-правовом. В исследовании используются также различные способы толкования правовых норм: грамматический, логический, систематический.

Нормативную основу исследования составляют положения гражданского законодательства Российской Федерации, Концепции развития гражданского законодательства РФ, проекта Федерального закона о внесении изменений в Гражданский кодекс РФ, разработанного Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского зако­нодательства, и проекта Федерального закона «О прямых смешанных (комбинированных) перевозках», разработанного Министерством транспорта РФ. В диссертации также используются зарубежные акты: английский Закон о продаже товаров, Единообразный Торговый Кодекс США, Гражданские кодексы Республики Казахстан, Республики Беларусь, Республики Узбекистан, Республики Молдова.

Эмпирической основой исследования послужили определения Конституционного Суда Российской Федерации, постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, информационные письма и постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, определения Верховного Суда РФ, постановления Федеральных арбитражных судов округов, постановления Апелляционных арбитражных судов, отдельные акты судов общей юрисдикции, а также деловая практика – некоторые организационные договоры с участием юридических лиц.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что оно является одним из первых комплексных исследований организационного договора и его видов. В диссертации представлен авторский подход к систематизации договоров, направленных на организацию отношений сторон.

Основные положения, выносимые на защиту. Проведенное исследование позволило сформулировать и обосновать следующие положения.

1. Организующим является договор, устанавливающий порядок взаимоотношений сторон по совершению ими определенных действий, связанных с заключением данными сторонами в будущем другого договора (нескольких других договоров) или с осуществлением ими совместной деятельности.

По целевой направленности организующие договоры следует подразделять на две группы: договоры по организации договорных отношений (организационные договоры) и договоры по организации совместной деятельности.

2. Организационным является договор, по которому стороны обязуются заключить между собой в определенный срок основной договор (несколько основных договоров), некоторые условия которых содержатся в организационном договоре, и (или) совершить действия, способствующие заключению между теми же сторонами основного договора (нескольких основных договоров).

По целевой направленности организационные договоры делятся на договоры, направленные на организацию процедур, способствующих заключению основного договора (либо нескольких основных договоров) и договоры, непосредственно направленные на заключение основного договора (или нескольких основных договоров).

Договоры, непосредственно направленные на заключение основного договора (или нескольких основных договоров), по структуре организации договорных связей подразделяются на предварительные договоры и рамочные (собственно организационные) договоры.

3. Рамочным (собственно организационным) следует считать договор, по которому стороны обязуются заключить в будущем основной договор (или несколько основных договоров), содержащий условие о сроке своего действия, о предмете основного договора (основных договоров), а также некоторые иные условия основного договора (основных договоров).

Рамочные (собственно организационные) договоры по структуре организации связей и сроку действия делятся на договоры, предусматривающие заключение на их базе только одного основного договора, и прекращающие свое действие, когда заключен основной договор, а также на договоры, предусматривающие возможность заключения одного или нескольких основных договоров, и действующие в течение срока, указанного в данных рамочных договорах.

4. Существенными условиями рамочного (организационного) договора должны быть признаны условие о его предмете и сроке его действия, а также о предмете основного договора (основных договоров). Представляется нецелесообразным в рамочном (организационном) договоре обязательное согласование иных существенных условий основного договора (основных договоров), поскольку на момент заключения рамочного (организационного) договора могут быть неизвестны факторы, определяющие содержание этих условий.

В Общей части ГК РФ следует закрепить положение, согласно которому условия основного договора, согласованные в рамочном (организационном) договоре, применяются к основному договору, если иное не предусмотрено основным договором.

Необходимо установить в законе правило о приоритете условий основного договора перед условиями любого вида рамочного (организационного) договора; соответственно в случае противоречия условий основного и рамочного договоров должны применяться условия основного договора, поскольку именно условия основного договора отвечают потребностям сторон на момент его заключения.

5. Сроком действия рамочного (организационного) договора является период, в течение которого должен быть заключен основной договор, если иной срок (иные сроки) не предусмотрен в рамочном (организационном) договоре. В рамочном (организационном) договоре для заключения каждого из основных договоров (каждой группы основных договоров) может быть установлен отдельный срок в пределах общего срока действия рамочного (организационного) договора.

6. Предлагается в дальнейшем изменить саму конструкцию задатка, исходя из того, что задатком должна признаваться денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в доказательство заключения договора, исполнение которого обеспечивается задатком. В диссертации обосновывается возможность обеспечения задатком помимо денежного обязательства также обязательства заключить в будущем договор (договоры). При надлежащем исполнении обязательства заключить в будущем договор (договоры) задаток должен быть возвращен стороне, давшей задаток. При ненадлежащем исполнении обязательства заключить в будущем договор (договоры) должны применяться положения ст. 381 ГК РФ, п. 5 ст. 448 ГК РФ.

7. Необходимо закрепить в законе следующие существенные условия договора об организации перевозки грузов, заключаемого перевозчиком и грузовладельцем (грузоотправителем): о сроке действия договора об организации перевозки, о сроке предъявления грузовладельцем груза к перевозке, о сроке принятия перевозчиком груза, о сроке подачи транспортных средств перевозчиком, о предмете договора перевозки груза, об объеме предъявления груза к перевозке, об объеме предоставления транспортных средств.

На основании проведенного исследования в диссертации сделаны предложения о дополнении главы 27 ГК РФ статьей о рамочном (организационном) договоре и статьей, посвященной соглашению о процедуре переговоров, § 2 главы 42 ГК РФ статьей о специальном генеральном (рамочном) соглашении об открытии кредитной линии, главы 48 ГК РФ статьей о существенных условиях генерального полиса. Также предлагается изменить и дополнить ст. 2, 380, 429, п. 1 ст. 441, п. 2 ст. 448, ст. 798, 941 ГК РФ, ст. 68 Кодекса внутреннего водного транспорта Российской Федерации, ст. 118 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации, ст. 10 Устава железнодорожного  транспорта Российской Федерации, ст. 32 Закона от 27 ноября 1992 г. № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации».

Кроме того, сделано предложение исключить из ст. 10 Устава железнодорожного транспорта РФ упоминание грузополучателя как субъекта договора об организации перевозки грузов, из п. 1 ст. 941 ГК РФ – термин «договор страхования».

Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена на кафедре гражданского и семейного права Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина, где проведено ее рецензирование и обсуждение.

Основные положения и выводы диссертационного исследования представлены в шести статьях и докладывались на Международной научно-практической конференции студентов и аспирантов «МГЮА имени  О.Е. Кутафина: история и современность» (г. Москва, МГЮА имени О.Е. Кутафина, октябрь 2011 г.), на IV ежегодной Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов, соискателей и молодых преподавателей «Актуальные проблемы гражданского и предпринимательского права» (г. Москва, Всероссийская государственная налоговая академия Министерства финансов РФ, ноябрь 2011 г.), на XI Международной научно-практической конференции молодых ученых «Традиции и новации в системе современного российского права» (г. Москва, Московская государственная юридическая академия имени О.Е. Кутафина, апрель 2012 г.).

Результаты исследования были использованы в учебном процессе при проведении занятий по курсу «Гражданское право» в Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина.

Практическая значимость исследования состоит в том, что выводы и положения, содержащиеся в диссертации, могут использоваться в законотворческом процессе в целях совершенствования правового регулирования организационных отношений, правоприменительной практике, научной деятельности и преподавании в высших учебных заведениях курсов «Гражданское право», «Договорное право».

Структура диссертации обусловлена объектом, целью и задачами диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих двенадцать параграфов, и библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснованы актуальность темы научного исследования, степень ее разработанности, определены цели и задачи исследования, раскрыты теоретические, методологические, нормативные, эмпирические основы работы, сформулированы научная новизна и положения, выносимые на защиту.

Глава первая «Организационный договор в системе организующих договоров» состоит из двух параграфов.

В параграфе 1 «Понятие организационных отношений и их место в системе гражданских отношений» рассматривается проблема определения понятия, признаков, а также места организационных отношений в предмете гражданского права и в системе гражданских отношений.

В системе гражданских отношений и в предмете гражданского права организационные отношения образуют самостоятельную группу неимущественных отношений. Объектом организационного отношения является организация отношений сторон, которая по своей природе имуществом, работой или услугой не является. Организация отношений сторон тесной связью с личностью участников организационных отношений не обладает, поэтому организационные отношения личными неимущественными отношениями не являются.

В параграфе 2 «Виды организующих договоров и их система» исследуются понятие, признаки организующего договора и его видов, обосновывается система организующих договоров в гражданском праве и законодательстве.

В литературе и судебной практике договоры, направленные на организацию отношений сторон, именуются по-разному: организационные, генеральные (организационные), рамочные (организационные); отсутствует единый подход к квалификации некоторых договоров в качестве организационных.

По нашему мнению, ко всем договорам, направленным на организацию отношений сторон, должен применяться термин «организующие договоры». Организующим является договор, устанавливающий порядок взаимоотношений сторон по совершению ими определенных действий, связанных с заключением данными сторонами в будущем другого договора (нескольких других договоров) или с осуществлением ими совместной деятельности.

По целевой направленности организующие договоры следует подразделять на две группы: договоры по организации договорных отношений (организационные договоры) и договоры по организации совместной деятельности.

Полагаем, что организационным является договор, по которому стороны обязуются заключить между собой в определенный срок основной договор (несколько основных договоров), некоторые условия которых содержатся в организационном договоре, и (или) совершить действия, способствующие заключению между теми же сторонами основного договора (нескольких основных договоров).

По целевой направленности организационные договоры делятся на договоры, направленные на организацию процедур, способствующих заключению основного договора (либо нескольких основных договоров) и договоры, непосредственно направленные на заключение основного договора (или нескольких основных договоров). К первой группе организационных договоров относится, в частности, соглашение о процедуре переговоров.

Договоры, непосредственно направленные на заключение основного договора (или нескольких основных договоров), по структуре организации договорных связей подразделяются на предварительные договоры (ст. 429 ГК РФ) и рамочные (собственно организационные) договоры.

Рамочным (собственно организационным) следует считать договор, по которому стороны обязуются заключить в будущем основной договор (или несколько основных договоров), содержащий условие о сроке своего действия, о предмете основного договора (основных договоров), а также некоторые иные условия основного договора (основных договоров).

Рамочные (собственно организационные) договоры по структуре организации связей и сроку действия делятся на договоры, предусматривающие заключение на их базе только одного основного договора, и прекращающие свое действие, когда заключен основной договор, а также на договоры, предусматривающие возможность заключения одного или нескольких основных договоров, и действующие в течение срока, указанного в данных рамочных договорах.

К рамочным (собственно организационным) договорам, предусматривающим заключение на их базе только одного основного договора, относятся договор на проведение торгов и договор о проведении публичного конкурса на заключение договора.

Рамочные (собственно организационные) договоры, предусматривающие возможность заключения одного или нескольких основных договоров, по сфере применения подразделяются на договор об организации перевозки грузов, специальное генеральное (рамочное) соглашение об открытии кредитной линии, генеральный полис, а также рамочные (собственно организационные) договоры в иных сферах.

Глава вторая «Организационный договор в общей части обязательственного права» состоит из четырех параграфов.

Параграф 1 «Общая характеристика организационного договора» посвящен характеристике организационного договора в качестве безвозмездного, консенсуального и двустороннеобязывающего, субъектному составу и форме организационного договора.

С нашей точки зрения, организационный договор и его виды вправе заключать все субъекты гражданского права. Применительно к рамочному (организационному) договору, соглашению о процедуре переговоров в Общей части ГК РФ следует ввести правовую норму о том, что их сторонами должны быть стороны основного договора (основных договоров).

Предварительный договор, рамочный (организационный) договор, соглашение о процедуре переговоров должны заключаться в письменной форме. Письменная форма дает возможность закрепить точные формулировки условий основного договора (основных договоров) и (или) условий организации процедуры переговоров. В целях защиты интересов сторон данных организационных отношений необходима письменная форма. Для рамочного (организационного) договора и соглашения о процедуре переговоров в Гражданском кодексе РФ должно быть предусмотрено требование об обязательной письменной форме, а также правило о том, что несоблюдение письменной формы указанных договоров влечет их ничтожность.

В извещении о проведении торгов (п. 2 ст. 448 ГК РФ) содержится значительная по объему информация, сложная для восприятия на слух. Поэтому извещение должно быть совершено в письменной форме и направленно конкретным лицам либо опубликовано в средствах массовой информации для неопределенного круга лиц. В связи с этим необходимо дополнить п. 2 ст. 448 требованием об обязательной письменной форме извещения о проведении торгов.

В параграфе 2 «Содержание организационного договора» исследуются условия, а также права и обязанности сторон организационного договора и его видов.

С нашей точки зрения, существенными условиями рамочного (организационного) договора должны быть признаны условие о его предмете и сроке его действия, а также о предмете основного договора (основных договоров). Включение иных существенных условий основного договора (основных договоров) следует оставить на усмотрение сторон.

На практике может сложиться ситуация, когда некоторые условия основного договора (общие условия основных договоров), содержащиеся в рамочном (организационном) договоре, в текст основного договора не были включены, что вызывает ряд проблем. Полагаем, что в Общей части ГК РФ следует закрепить положение, согласно которому условия основного договора, согласованные в рамочном (организационном) договоре, применяются к основному договору, если иное не предусмотрено основным договором.

При заключении основного договора условия рамочного (организационного) договора, за исключением условия о предмете основного договора (основных договоров), могут быть изменены. Кроме того, в основном договоре могут быть закреплены условия, не предусмотренные в рамочном (организационном) договоре. Считаем, что необходимо установить в законе правило о приоритете условий основного договора перед условиями любого вида рамочного (организационного) договора.

В связи с указанными в рамочном (организационном) договоре условиями каждая из сторон наделена взаимными обязанностями по заключению в будущем основного договора (нескольких основных договоров). В том случае, когда в рамочном (организационном) договоре предусмотрены условие о процедуре переговоров и (или) условие о порядке распределения расходов, стороны также несут обязанность совершить действия по организации процедуры переговоров и (или) по оплате расходов, связанных с заключением основного договора (основных договоров).

К числу существенных условий договора на проведение торгов относятся: условие о его предмете, о сроке его действия, условие о задатке, его размере, сроке и порядке внесения, условие о предмете торгов, сведения о начальной цене основного договора, а также иные организационные условия, предусмотренные в п. 2 ст. 448 ГК РФ (о месте, форме торгов (аукцион или конкурс), о порядке определения победителя торгов).

Относительно предварительного договора считаем, что необходимо оставить без изменения круг его существенных условий (п. 3 ст. 429 ГК РФ). Конструкция предварительного договора предусматривает заключение основного договора на условиях, закрепленных в предварительном. Именно существенные условия отражают специфику того договора, который стороны обязуются заключить.

Другой организационный договор – соглашение о процедуре переговоров имеет определенные особенности содержания. Полагаем, что в соглашение о процедуре переговоров может включаться указание на предмет и иные условия основного договора, которые предстоит уточнить в ходе переговоров. Однако данные условия существенными не являются.

Параграф 3 «Способы обеспечения исполнения организационного договора» посвящен исследованию возможности применения тех или иных способов обеспечения исполнения обязательства к обязательству, возникшему из организационного договора.

По нашему мнению, конструкция задатка, предусмотренная в п. 1 ст. 380 ГК РФ, неприменима к обеспечению обязательства заключить основной договор (договоры), возникшего из предварительного договора, из рамочного (организационного) договора, из договора на проведение торгов. По обязательству заключить основной договор (договоры) никаких платежей не производится, поэтому задаток не может обеспечивать данное обязательство. С нашей точки зрения, следует в дальнейшем изменить саму конструкцию задатка, указав в п. 1 ст. 380 ГК РФ, что задатком признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в доказательство заключения договора, исполнение которого обеспечивается задатком. Задатком может обеспечиваться денежное обязательство и обязательство заключить в будущем договор (договоры). При обеспечении денежного обязательства задаток выдается одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне. При надлежащем исполнении обязательства заключить в будущем договор (договоры) задаток должен быть возвращен стороне, давшей задаток.

Представляется, что применение неустойки (ст. 330 ГК РФ), залога  (ст. 334 ГК РФ), поручительства (ст. 361 ГК РФ), банковской гарантии (ст. 368 ГК РФ) не ставится в зависимость от вида обеспечиваемого обязательства. Нет препятствий для использования данных способов обеспечения исполнения обязательства применительно к предварительному договору, рамочному (организационному) договору, соглашению о процедуре переговоров. Согласно п. 4 ст. 448 ГК РФ условие о задатке является существенным условием договора на проведение торгов, поэтому договор на проведение торгов может быть обеспечен указанными способами только наряду с задатком.

Согласно ст. 359 ГК РФ удержание может быть использовано в качестве способа обеспечения исполнения обязательства, только если у кредитора находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником. Поэтому обязательство, возникшее из организационного договора, не может быть обеспечено удержанием.

В параграфе 4 «Прекращение организационного договора, признание его недействительным и ответственность за неисполнение» рассматриваются основания прекращения организационного договора, признания его недействительным, а также понятие и меры ответственности за неисполнение организационного договора.

Существуют общие и специальные основания прекращения предварительного договора, рамочного (организационного) договора, договора на проведение торгов, соглашения о процедуре переговоров.

Специальным основанием прекращения предварительного и рамочного (организационного) договоров является истечение срока действия данных договоров. Специальными основаниями прекращения договора на проведение торгов являются признание торгов несостоявшимися (п. 5 ст. 447 ГК РФ) и отказ организатора торгов от проведения торгов (п. 3 ст. 448 ГК РФ). Договор на проведение торгов прекращается в случае, если участник торгов не стал победителем торгов.

В литературе и судебной практике исследуется проблема признания предварительного договора недействительным по причине наличия оснований недействительности основного договора. Полагаем, что на предварительный договор не должны распространяться требования действительности основного договора, который еще только предстоит заключить.

Под ответственностью за неисполнение организационного договора нами понимаются  неблагоприятные  последствия имуще­ственного и неимущественного характера в форме санкций (мер ответственности), наступающие в случае неисполнения организационного договора.

Автор считает, что из факта заключения рамочного (организационного) договора возникает для обеих сторон обязанность особого рода, состоящая в заключении основного договора (нескольких основных договоров). При наличии такой специальной обязанности необходима и специальная санкция за ее неисполнение – понуждение в судебном порядке к заключению основного договора. Данная санкция должна быть закреплена в статье ГК РФ о рамочном (организационном) договоре посредством указания на то, что при уклонении стороны рамочного (организационного) договора от заключения основного договора (нескольких основных договоров) применяются положения, предусмотренные п. 4 ст. 445 настоящего Кодекса.

С нашей точки зрения, в качестве самостоятельной формы ответственности за неисполнение организационного договора возможно применить взыскание убытков, а также уплату нестойки.

Глава третья «Организационные договоры в отдельных сферах деятельности и договоры спорной квалификации» состоит из шести параграфов.

Параграф 1 «Организационные договоры в сфере перевозки грузов» посвящен рассмотрению ряда договоров в перевозочной сфере, квалифицируемых в науке в качестве организационных договоров.

Договор об организации перевозки грузов, заключаемый перевозчиком и грузовладельцем (грузоотправителем), не направлен на оказание услуг по перевозке грузов. В договоре об организации перевозки грузов определены условия организации перевозки, на которых будут строиться как взаимоотношения сторон, предшествующие заключению договора (договоров) перевозки груза, так и отношения по перевозке конкретного груза. Договором об организации перевозки грузов регулируются долгосрочные взаимоотношения сторон. По нашему мнению, договор об организации перевозки грузов является рамочным (организационным) договором.

Существенными условиями договора об организации перевозки грузов являются следующие условия: о его предмете, о сроке действия договора об организации перевозки, о сроке предъявления грузовладельцем груза к перевозке, о сроке принятия перевозчиком груза, о сроке подачи транспортных средств, о предмете договора перевозки груза, об объеме предъявления груза к перевозке, об объеме предоставления транспортных средств.

Мы придерживаемся мнения, что договор на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования (ст. 55, 56, 58, 60 УЖТ РФ), договор на подачу и уборку вагонов (ст. 56, 58, 60 УЖТ РФ) являются смешанными договорами, обладающими организующими и имущественными элементами. В данных договорах установлен порядок взаимоотношений сторон при обслуживании железнодорожного подъездного пути, и на основании этих договоров перевозчик совершает за плату действия, связанные с подачей и уборкой вагонов.

Узловое соглашение и договор на централизованный завоз (вывоз) грузов (ст. 799 ГК РФ) обладают квалифицирующими признаками организующего договора. Они направлены на организацию отношений сторон, данные договоры регулируют длительные взаимоотношения транспортных организаций при прямом смешанном сообщении. В то же время узловое соглашение и договор на централизованный завоз (вывоз) грузов не являются организационными договорами. В нормативных актах не предусмотрено заключение договора (договоров) на основании узлового соглашения, договора на централизованный завоз (вывоз) грузов или совершение действий, способствующих заключению договора (договоров). В узловом соглашении и договоре на централизованный завоз (вывоз) грузов устанавливается порядок и условия осуществления транспортными организациями совместной деятельности по обеспечению перевозок грузов, поэтому, с нашей точки зрения, эти договоры являются договорами по организации совместной деятельности.

В параграфе 2 «Организационные договоры в сфере страхования» исследуются генеральный полис, договор облигаторного перестрахования, страховой пул.

Генеральный полис не может быть квалифицирован как договор имущественного страхования или предварительный договор, поскольку он не содержит ряда существенных условий договора страхования партии имущества (п. 1 ст. 929 ГК РФ, п. 1 ст. 942 ГК РФ): об объекте страхования, о размере страховой суммы, о размере страховой премии. Конструкция генерального полиса используется при необходимости осуществления систематического страхования. Представляется, что целевая направленность генерального полиса заключается в организации взаимоотношений сторон по заключению договоров страхования партий однородного имущества. Генеральный полис по своей правовой природе является рамочным (организационным) договором. Соответственно из п. 1 ст. 941 ГК РФ необходимо исключить термин «договор страхования» как не соответствующий правовой природе генерального полиса.

Сторонами генерального полиса являются страховщик и страхователь. Страховщиками могут быть юридические лица, имеющие разрешения (лицензии) на осуществление страхования соответствующего вида (ст. 938 ГК РФ, ст. 6, 32 Закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации»). Следует ввести в ст. 32 Закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации» лицензирование организации заключения договоров страхования. Поскольку один и тот же страховщик является стороной генерального полиса, а затем  стороной договора страхования, кроме того, нецелесообразно планировать договор страхования со стороной, которая в отсутствие лицензии не имеет права его заключать.

Существенными условиями генерального полиса являются условие о его предмете, а также срок действия генерального полиса, наименование объекта страхования, перечень сведений о партии однородного имущества. По нашему мнению, в главе 48 ГК РФ  необходимо закрепить  статью 9412, в которой  должны быть предусмотрены данные существенные условия.

В литературе спорным является вопрос о правовой природе договора облигаторного перестрахования. С нашей точки зрения, этот договор ни предварительным, ни организационным договором не является. Договор облигаторного перестрахования не содержит обязанностей сторон заключить в будущем отдельные договоры перестрахования или совершить действия, способствующие их заключению. Исходя из анализа судебной и деловой практики, договор облигаторного перестрахования является возмездным. Договор облигаторного перестрахования не может быть отнесен к числу договоров перестрахования (ст. 967 ГК РФ), поскольку по договору перестрахования может быть застрахован только риск выплаты страхового возмещения или страховой суммы по одному уже заключенному договору страхования. Не является договор облигаторного перестрахования и договором страхования предпринимательского риска (п. 2 ст. 929, ст. 933 ГК РФ). Представляется, что договор облигаторного перестрахования по своей правовой природе является видом договора страхования имущества (ст. 929 ГК РФ).

В ст. 14.1 Закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации» предусмотрен страховой пул. Договор о страховом пуле в группе организующих договоров входит в подгруппу договоров по организации совместной деятельности, поскольку определяет порядок и условия осуществления сторонами совместной деятельности по страхованию и (или) перестрахованию.

Параграф 3 «Организационные договоры в кредитно-расчетной сфере» посвящен специальному генеральному (рамочному) соглашению об открытии кредитной линии, в этом параграфе также рассматривается проблема определения правовой природы договора банковского счета.

Специальное генеральное (рамочное) соглашение об открытии кредитной линии (п. 2.2 Положения Центрального Банка Российской Федерации от 31 августа 1998 г. № 54-П) непосредственно не направлено на предоставление денежных средств, поэтому полагаем, что этот договор к числу кредитных договоров не относится. Специальное генеральное (рамочное) соглашение об открытии кредитной линии  содержит условия и порядок заключения одного договора или нескольких договоров, на основании которого (или которых) заемщик приобретает право на получение и использование в течение обусловленного срока денежных средств.

Автор считает, что необходимо дополнить § 2 главы 42 ГК РФ статьей 8192, в которой, в частности, следует предусмотреть следующие существенные условия специального генерального (рамочного) соглашения об открытии кредитной линии: о предмете, о сроке действия данного договора, о лимите выдачи и (или) лимите задолженности, о предмете основного кредитного договора (основных кредитных договоров).

В науке является дискуссионной проблема определения правовой природы договора банковского счета. Данная проблема взаимосвязана с установлением правовой природы расчетных операций. Представляется, что расчетные операции самостоятельными сделками не являются, они относятся к действиям кредитной организации по исполнению обязательств перед клиентом, основанных на договоре банковского счета. Если предположить, что каждая расчетная операция является отдельным договором, то на нее распространяются требования ГК РФ о порядке заключения договора. Следовательно, распоряжение клиента о проведении расчетной операции представляло бы собой оферту, а соответствующее действие кредитной организации являлось бы акцептом. В таком случае кредитная организация была бы вправе не акцептовать такую оферту или направить акцепт на иных условиях по любым основаниям, при таких обстоятельствах расчетная операция не была бы проведена.

Договор банковского счета (ст. 845 ГК РФ) по своей правовой природе является договором об оказании услуг. Услугой в данном случае являются действия банка по принятию, зачислению денежных средств и проведению операций по счету.

В параграфе 4 «Организационные договоры на рынке ценных бумаг и в биржевой деятельности» исследуется вопрос о квалификации некоторых договоров в данной сфере в качестве организующих.

Согласно ст. 2 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» и п. 2.5.1 Стандартов эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг (утвер­ждены приказом Федеральной службы по финансовым рынкам от 25 января 2007 г. № 07-4/пз-н) размещение опциона эмитента предполагает заключение договора на его размещение. Считаем, что указанный договор является смешанным договором, сочетающим в себе организующие и имущественные элементы.

Один из видов опционного договора включает организующие элементы, поскольку на его основании заключается иной договор (п. 3 Положения о видах производных финансо­вых инструментов. Утверждено прика­зом Федеральной службы по финан­совым рынкам от 4 марта 2010 г.). Однако по опционному договору только одна сторона несет обязанность заключить договор в будущем, другая сторона лишь имеет право требовать заключения договора. Маловероятно, что сторона, действующая в целях извлечения прибыли, безвозмездно возьмет на себя обязанность заключить в будущем договор. На основании опционного договора иные договоры могут быть заключены между стороной опционного договора и третьим лицом. Автор полагает, что данный опционный договор к числу организационных договоров не относится, он является договором особого рода.

На рынке ценных бумаг и в биржевой деятельности заключаются генеральные соглашения (единые договоры) (п. 19, 20 ст. 51.3, п. 2, 4 ст. 51.4, ст. 51.5 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг»), которые, по нашему мнению, имеют организующее начало. Генеральные соглашения упрощают процедуру заключения договоров и, в частности, согласования договорных условий. Генеральные соглашения (единые договоры) должны быть отнесены к организующим договорам, направленным на организацию процедур, способствующих заключению основного договора (основных договоров).

В параграфе 5 «Организационные договоры в сфере энергетики» рассматривается ряд договоров в сфере энергетики, имеющих организующее начало либо включающих организующие элементы.

С нашей точки зрения, соглашение, регулирующее взаимодействие системного оператора и организации по управлению Единой национальной (общероссийской) электрической сетью (п. 4 ст. 34  Федерального закона от 26 марта 2003 г. № 35-ФЗ «Об электроэнергетике»), соглашение, регулирующее взаимодействие системного оператора и организаций коммерческой инфраструктуры оптового рынка (п. 5 ст. 34 Закона «Об электроэнергетике»), договор о порядке использования объектов электросетевого хозяйства, входящих в единую национальную (общероссийскую) электрическую сеть (п. 3 ст. 8 Закона «Об электроэнергетике») относятся к числу организующих договоров по организации совместной деятельности. Они направлены на организацию соответствующей совместной деятельности, в этих договорах устанавливается порядок ее осуществления.

Представляется, что договор о присоединении к торговой системе оптового рынка является смешанным договором, включающим в себя элементы договора об оказании услуг и элементы организующего договора. В Правилах оптового рынка электрической энергии и мощности (утверждены постанов­лением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2010 г. № 1172) указывается, что данный договор включает в себя условия о содержании и порядке оплаты услуг, предоставляемых организацией коммерческой инфраструктуры участникам оптового рынка, условия об оказании услуг организациями, обеспечивающими функционирование технологической инфраструктуры (п. 40). Этот договор также содержит и организующие условия: о видах договоров, заключаемых на оптовом рынке для обеспечения купли-продажи электрической энергии и (или) мощности; о технических параметрах систем связи, обеспечивающих передачу данных системному оператору и др. (п. 40).

Параграф 6 «Организационные договоры в иных сферах деятельности» посвящен договорам в сферах электронной торговли, выполнения научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, оказания услуг по агентированию, выполнения подрядных работ.

По нашему мнению, несмотря на утверждения, сделанные в литературе, договоры на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, агентский договор, договор генерального подряда организационными не являются.

Автор считает, что соглашение об обмене электронными данными относится к числу организующих договоров.

Основные научные результаты диссертации Подузовой Е.Б. опубликованы в научных статьях и тезисах общим объемом 2,11 п.л.

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации:

1. Подузова Е.Б. Страхование с использованием генерального полиса // Актуальные проблемы российского права. 2011. № 3.  – 0, 5 п.л. (стр. 130-138)

2. Подузова Е.Б. Юридическая характеристика специального генерального (рамочного) соглашения об открытии кредитной линии // Актуальные проблемы российского права. 2011. № 4. – 0, 5 п.л. (стр. 113-120)

3. Подузова Е.Б. Система организующих договоров в гражданском праве и законодательстве // Современное право. 2012. № 5. – 0, 4 п.л. (стр. 94-98)

Публикации в иных изданиях:

4. Подузова Е.Б. Организующая роль договора простого товарищества // Сборник тезисов Международной научно-практической конференции студентов и аспирантов «МГЮА имени О.Е. Кутафина: история и современность». – М., 2011. – 0, 16 п.л. (стр. 171-173)

5. Подузова Е.Б. Договоры между транспортными организациями об организации работы по обеспечению перевозок грузов при прямом смешанном сообщении // Сборник статей IV ежегодной межвузовской научно-практической конференции «Актуальные проблемы гражданского и предпринимательского права». – М., 2011. – 0, 45 п.л. (стр. 360-369)

6. Подузова Е.Б. Организующие договоры в современном гражданском законодательстве // Сборник тезисов Международной научно-практической конференции молодых ученых «Традиции и новации в системе современного российского права». – М, 2012. – 0, 1 п.л. (стр. 285-286).







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.