WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Ординарцев Игорь Игоревич

ОГРАНИЧЕНИЕ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ КАК ИНСТИТУТ СЕМЕЙНОГО ПРАВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Специальность 12.00.03 - Гражданское право; предпринимательское право;

семейное право; международное частное право

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Москва - 2012

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Тверской государственный университет» на кафедре гражданского права.

Научный руководитель – Ильина Ольга Юрьевна, доктор юридических наук, профессор.

Официальные оппоненты: – Блинков Олег Евгеньевич, доктор юридических наук, профессор;

ФГБОУ ВПО «Юго-Западный государственный университет» (г. Курск), профессор кафедры гражданского права – Емелина Людмила Анатольевна, кандидат юридических наук, доцент.

РАНХиГС юридический факультет, Кафедра гражданского права и процесса Ведущая организация – Ульяновский государственный университет.

Защита диссертации состоится 11 мая 2012 г. в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 521.023.02 при Московской академии экономики и права по адресу: 117105, г. Москва, Варшавское шоссе, д. 23.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московской академии экономики и права.

Автореферат разослан «__» апреля 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор юридических наук, профессор Ю.С. Харитонова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы обусловлена социально-правовыми аспектами проблемы осуществления сегодня родительских прав.

В соответствии со ст.63 Семейного кодекса Российской Федерации (далее – СК РФ) родители обладают преимущественным правом на воспитание своих детей перед всеми другими лицами. В то же время законодатель устанавливает основания, при наличии которых родители (один из них) могут быть ограничены в родительских правах. Как правило, ограничение рассматривается как одна из мер семейно-правовой ответственности, применяемых к родителям при ненадлежащем осуществлении ими родительских прав. При этом перечень оснований для принятия судом соответствующего решения, изложенный в п.2 ст.73, является исчерпывающим.

Между тем в других статьях СК РФ и иных федеральных законах содержатся нормы, последствия применения которых состоят тоже в ограничении родительских прав родителей (одного из них). Однако эти ограничения не подпадают под режим семейно-правовой ответственности с позиции ст.73 СК РФ, в связи с чем нуждаются в осмыслении и правильной квалификации как институт семейного права.

Одним из способов регулирования семейных отношений является договор, в том числе соглашение родителей, об осуществлении родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка. В подобной ситуации есть все основания утверждать о фактическом ограничении родительских прав одного из родителей вследствие взаимного волеизъявления родителей.

В связи с этим возникает необходимость исследования соответствующих правоотношений с точки зрения выявления и обоснования таких ограничений, их форм и пределов, последствий нарушения.

Кроме того, установление опеки и попечительства над ребенком, родители которого не лишены и не ограничены в родительских правах на основании судебного решения, в том числе и по заявлению родителей, также является ограничением прав последних. В связи с этим есть потребность в научном изучении вопроса соотношения родительских прав и прав третьих лиц, на воспитание которым передан ребенок. Поскольку в подобной ситуации основанием фактического ограничения родительских прав является акт органа опеки и попечительства, необходимо исследовать так называемую административную процедуру ограничения родительских прав.

В связи с тем что регулирование семейных отношений осуществляется на основе принципа приоритета прав и интересов несовершеннолетних членов семьи, представляется обоснованным изучение проблемы ограничения родительских прав с точки зрения защиты прав и интересов ребенка, а именно пресечения ненадлежащего поведения родителей как способа защиты семейных прав ребенка.

Законодательство не предусматривает четкой грани между основаниями лишения и ограничения родительских прав, что, как свидетельствуют материалы судебной практики, создает сложности в квалификации соответствующих отношений и не обеспечивает эффективной защитой семейные права граждан. Кроме того, отсутствие в законодательстве понятия «опасное положение» и критериев его определения создает предпосылки для неоднозначного их понимания и формирования противоречивой судебной практики. В то же время судебная статистика свидетельствует об увеличении с 1995 по 2009 г. числа случаев ограничения и лишения родительских прав. Если в 1995 г. число детей, чьи родители лишены родительских прав, составляло 31 403, а число детей, чьи родители ограничены в правах, - 6 265, то в 2009 г. – 72 012 и 7 6соответственно1.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют о необходимости теоретического исследования ограничения родительских прав как комплексного института семейного права в целях правильного понимания его оснований, сущности и правовых последствий.

Степень разработанности проблемы. В современной науке семейного права наблюдается повышенный интерес ученых к вопросам, связанным с осуществлением родительских прав, в том числе с ответственностью родителей за ненадлежащее их осуществление.

Ограничение родительских прав предусмотрено СК РФ в качестве одной из мер семейно-правовой ответственности, поэтому именно в таком ключе в научных трудах и представлена характеристика оснований, процедуры и последствий ограничения родителей (одного из них) в родительских правах.

Так, исследование ограничения родительских прав было проведено С.И. Смирновской2. Однако данная диссертация посвящена изучению ограничения родительских прав только с точки зрения ответственности родителей. Кроме того, с момента написания работы было внесено множество изменений и дополнений в законодательство об опеке и попечительстве, что создало основу для новых исследований в сфере ограничения родительских прав при передаче ребенка на воспитание третьим лицам.

Частично вопросы ограничения родительских прав, но опять в узком понимании как меры семейно-правовой ответственности, проанализированы См.: Дети в трудной жизненной ситуации: новые подходы к решению проблем:

докл. о положении детей, находящихся в трудной жизненной ситуации/ Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. М., 2010. С. 18-19.

Смирновская С.И. Ограничение родительских прав по семейному законодательству Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007.

Г.И. Вавильченковой3. Сравнительная характеристика ограничения и лишения родительских прав по некоторым критериям представлена в диссертации П.Н. Мардахаевой4. На ограничение родительских прав в контексте соотношения мер гражданско-правовой и семейно-правовой ответственности указывается в диссертации С.А. Сидоровой5. С точки зрения обеспечения права ребенка на семейное воспитание вопросы ограничения и лишения родительских прав изучены в работе А.Н. Лысовой6.

Процессуальные особенности ограничения родительских прав как разрешения спора, связанного с воспитанием детей, представлены в работах О.С. Батовой7 и Е.А. Фоминой8. Ограничение родительских прав как последствие наделения субъектов семейных правоотношений преимущественными правами обозначено в диссертации М.Л. Ковалевой9.

Таким образом, в указанных и иных научных трудах по семейному праву, посвященным вопросам осуществления родительских прав, Вавильченкова Г.И. Семейно-правовые санкции, применяемые к родителям за ненадлежащее осуществление прав и исполнение обязанностей по воспитанию детей в Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2008.

Мардахаева П.Н. Лишение родительских прав как мера семейно-правовой ответственности: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2005.

Сидорова С.А. Вопросы применения мер гражданско-правовой и семейно-правовой ответственности: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2007.

Лысова А.Н. Обеспечение права ребенка на воспитание средствами гражданского процессуального права при рассмотрении дел о лишении родительских прав: автореф.

дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2003.

Батова О.С. Процессуальные особенности рассмотрения споров, связанных с воспитанием детей: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2007.

Фомина Е.А. Споры о праве на воспитание детей (материально-правовые и процессуально-правовые проблемы): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2004.

Ковалева М.Л. Преимущественные права в семейном праве Российской Федерации:

Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2011.

представлено узкое понимание ограничения родительских прав – лишь как меры семейно-правовой ответственности или в соотношении с иными институтами семейного права. В то же время есть все предпосылки для восприятия ограничения родительских прав как комплексного института семейного права, что и обосновывает потребность в соответствующем научном исследовании.

Цель и задачи работы. Целью настоящего исследования является комплексное изучение ограничения родительских прав как института семейного права.

Для достижения цели потребовалось решить следующие задачи:

проанализировать нормы семейного законодательства, которые прямо предусматривают основания, порядок и правовые последствия ограничения родительских прав как меры семейно-правовой ответственности родителей;

выявить и проанализировать нормы семейного законодательства, которые косвенно предусматривают основания и порядок ограничения родительских прав;

выявить и обосновать признаки ограничения родительских прав как меры семейно-правовой ответственности родителей;

выявить и обосновать признаки, основания и особенности применения ограничения родительских прав как способа защиты семейных прав ребенка, родителей (одного из них);

разработать и обосновать классификацию оснований ограничения родительских прав;

научно обосновать виновное поведение родителей (одного из них) как критерий в определении сущности ограничения родительских прав;

выявить, продемонстрировать и обосновать специфику правовых последствий ограничения родительских прав;

проанализировать соглашение о порядке осуществления родительских прав с точки зрения ограничения прав родителя, проживающего отдельно от ребенка;

исследовать правоотношения в сфере опеки (попечительства) над детьми с точки зрения ограничения прав родителей по воспитанию детей;

разработать предложения по совершенствованию законодательства в сфере ограничения родительских прав и практики его применения.

Методологическую основу исследования составили общенаучный диалектический метод, а также частнонаучные методы: логический, сравнительно-правовой, формально-юридический, статистический, социологического анализа научных воззрений, законодательства и материалов судебной практики.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие при применении ограничения родительских прав родителей (одного из них) как меры семейно-правовой ответственности, а также в иных предусмотренных законом и (или) соглашением родителей случаях ограничения родительских прав родителей (одного из них).

Предметом исследования выступают правовые нормы, содержащиеся в семейном и ином отраслевом законодательстве, предусматривающие основания, порядок, формы и последствия ограничения родительских прав родителей (одного из них), а также материалы соответствующей судебной практики.

Теоретической базой исследования послужили труды М.В. Антокольской, И.В. Афанасьевой, А.В. Баркова, Ю.Ф. Беспалова, Г.В. Богдановой, М.В. Громоздиной, Л.А. Емелиной, Н.Ф. Звенигородской, О.Ю. Ильиной, Е.В. Каймаковой, О.Ю. Косовой, Н.М. Костровой, И.М. Кузнецовой, А.Н. Левушкина, Л.Б. Максимович, Л.Ю. Михеевой, А.М. Нечаевой, О.Н. Низамиевой, Л.М. Пчелинцевой, А.М. Рабец, В.Д. Рузановой, В.А. Рясенцева, Н.М. Савельевой, Н.Н. Тарусиной, Е.А. Татаринцевой, Н.А. Темниковой, Н.С. Шерстневой, Т.В.Шершень и других ученых – представителей науки семейного права.

Нормативной базой исследования явились международно-правовые акты о правах ребенка, Конституция РФ, Семейный, Гражданский, Гражданский процессуальный кодексы РФ и иные федеральные законы.

Эмпирическую основу исследования составили опубликованные материалы судебной практики Верховного суда РФ, материалы Мещанского, Перовского, Преображенского, Измайловского, Лефортовского районных судов г. Москвы по делам об ограничении родительских прав (2009-2011 гг.).

Научная новизна работы определяется как постановкой проблемы, так и подходом к ее разработке с учетом имеющихся достижений науки в этой сфере.

Впервые представлена комплексная характеристика ограничения родительских прав, впервые в науке семейного права ограничение родительских прав исследуется как мера семейно-правовой ответственности и как способ защиты семейных прав граждан.

Автором обоснован ряд выводов, свидетельствующих о фактическом ограничении родительских прав при заключении между родителями соглашения о порядке осуществления родительских прав, при установлении над ребенком опеки (попечительства) при отсутствии судебного решения об ограничении родителей (одного из них) родительских прав, что является новым направлением в современной науке семейного права.

Научной новизной обладают и выводы о специфике семейного законодательства, прямо и косвенно предусматривающего основания ограничения родительских прав, обоснованы особенности и значение правовых последствий ограничения родительских прав с точки зрения карательной и охранительной функций семейного права.

Научная новизна проведенного исследования находит свое отражение и в следующих выводах и положениях, выносимых на защиту:

1. Ограничение родительских прав как мера семейно-правовой ответственности имеет уникальную конструкцию оснований, допускающую применение соответствующей санкции как при виновном поведении родителей (одного из них), так и при отсутствии вины в их поведении.

2. Ограничение родительских прав как мера семейно-правовой ответственности имеет расширенную плоскость применения и фактически ограничивает права не только родителей, но и ребенка. В частности, ограничение родительских прав, как правило, исключает контакты ребенка с родителями, что нарушает право несовершеннолетнего на общение с ними (п.1 ст.55 СК РФ).

3. Современное законодательство не предусматривает исчерпывающего перечня ограничений родителей (одного из них) в родительских правах. Основания ограничения родительских прав как меры семейно-правовой ответственности указаны в ст.73 СК РФ. В то же время основания, влекущие фактическое ограничение родителей (одного из них) в родительских правах, предусмотрены в иных статьях СК РФ, а также могут содержаться в соглашении родителей о порядке осуществления родительских прав, если один из них проживает отдельно от ребенка. Таким образом, ограничение родительских прав имеет формальный и фактический характер.

4. Основанием применения ограничения родительских прав как меры ответственности является семейное правонарушение – виновное противоправное поведение родителей (одного из них), свидетельствующее о неисполнении или ненадлежащем исполнении родительских прав и обязанностей.

5. Основанием применения ограничения родительских прав как способа защиты прав и интересов ребенка является причинение имущественного или неимущественного вреда либо угроза причинения такого вреда вследствие поведения родителей (независимо от их вины).

Основанием применения ограничения родительских прав как способа защиты прав и интересов родителей (одного из них) является как виновное поведение одного из родителей, создающее препятствия в осуществлении другим родителем своих родительских прав, так и фактически сложившиеся в семье обстоятельства, исключающие возможность полноценного взаимного участия обоих родителей в воспитании и содержании ребенка.

Ограничение родительских прав как способ защиты состоит в пресечении действий, нарушающих права и интересы ребенка, родителей (одного из них) либо создающих угрозу такого нарушения.

6. Возможность применения самостоятельных санкций в виде ограничения родительских прав и последующего лишения родительских прав за одно и то же семейное правонарушение свидетельствует о несовершенстве действующего законодательства.

7. В целях обеспечения прав и интересов физических лиц – субъектов семейных правоотношений требуется внести следующие изменения и дополнения в законодательство:

для приведения содержания абзаца 2 п.4 ст.1 СК РФ в соответствие с ч.3 ст.55 Конституции РФ изложить указанный абзац в следующей редакции: «Права граждан в семье могут быть ограничены только на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц»;

для единообразного понимания сути ограничения родительских прав необходимо дополнить п.1 ст.65 СК РФ «Осуществление родительских прав» абзацем четвертым следующего содержания: «Ограничение и лишение родительских прав допускается по решению органа опеки и попечительства и (или) суда в случаях и порядке, предусмотренных настоящим Кодексом»;

изменить название и редакцию ст.75 СК РФ, назвав ее «Общение ребенка с родителями, родительские права которых ограничены судом», и изложив ее содержание следующим образом: «1. Суд с учетом мнения органа опеки и попечительства, либо с учетом мнения опекуна (попечителя), приемных родителей ребенка или администрации организации, в которой находится ребенок, а также с учетом мнения ребенка достигшего возраста десяти лет, может разрешить родителям, права которых ограничены судом, контакты с ребенком, если это не оказывает на ребенка вредного влияния, определив порядок такого общения. 2. По истечении одного месяца после ограничения родителей в родительских правах они также могут обратиться в суд для определения порядка общения с ребенком»;

дополнить п.2 ст.76 СК РФ предложением следующего содержания:

«В этом случае орган опеки и попечительства обязан предъявить иск о лишении родителей (одного из них) родительских прав»;

дополнить ст.76 СК РФ п.3 следующего содержания: «Отмена ограничения родительских прав в отношении ребенка, достигшего возраста десяти лет, возможна только с его согласия». Соответствующие дополнения необходимо внести и в ст.57 СК РФ «Право ребенка выражать свое мнение».

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что сформулированная автором концепция ограничения родительских прав как комплексного института семейного права внесет определенный вклад в развитие фундаментальных и прикладных исследований в сфере семейного права. Ряд выводов и предложений дополнят существующие в науке семейного права суждения о содержании родительских прав, основаниях и способах их ограничения. Теоретическое обоснование гармоничного сочетания карательной и охранительной функций ограничения родительских прав является вкладом автора в развитие межотраслевого учения о специфике разрешения семейно-правовых споров в рамках гражданского процесса. Также многие рассуждения автора могут послужить стимулом для дальнейших научных изысканий в обозначенной сфере.

Практическая значимость исследования состоит в том, что ряд предложений автора может быть учтен в процессе совершенствования семейного законодательства в целях наиболее четкой регламентации отношений в сфере ограничения родителей (одного из них) родительских прав.

Выводы и рекомендации о специфике оснований ограничения родительских прав, особенностях их доказывания и ряд других могут найти применение в деятельности судов при рассмотрении дел об ограничении родительских прав, об отмене ограничений в родительских правах, а также при иных спорах, связанных с фактическим ограничением родителей (одного из них) родительских прав.

Результаты проведенного исследования могут быть использованы в вузах при подготовке учебного материала и проведения занятий по дисциплинам «Семейное право» и «Гражданский процесс».

Апробация работы. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры гражданского права Московской академии экономики и права.

Результаты исследования докладывались на Пятых Всероссийских Державинских чтениях (Москва, РПА, 15 декабря 2009 г.); на конференции «Проблемы защиты прав и охраняемых законом интересов в диссертационных исследованиях молодых ученых» (Тверь, 2010 - 2012 гг.);

на международных научно-практических конференциях: «Актуальные проблемы защиты прав ребенка в современном российском обществе и предпосылки создания ювенальной юстиции» (Ставрополь, 23-24 апреля 2010 г.); «Семейное право на рубеже ХХ-ХХI веков: к 20-летию Конвенции ООН о правах ребенка» (Казань, 18 декабря 2010 г.); «Роль семейного права в формировании гражданского общества в Российской Федерации: научные изыскания, правотворчество и правоприменение» (Тверь, 25 декабря 2010 г.) и др.

Также они были отражены в 8 публикациях автора общим объемом 2,5 п.л.

Основные положения и выводы исследования прошли апробацию при обобщении материалов судебной практики Перовского районного суда г. Москвы. Результаты внедрения отражены в соответствующем акте.

Структура работы определяется ее целью и поставленными задачами, в связи с этим включает введение, три главы, объединяющие семь параграфов, заключение, список использованной литературы и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, определяется степень ее научной разработанности, раскрываются цель и задачи, предмет и объект, методические основы и научная новизна, а также практическая и теоретическая значимость и формы апробации исследования.

Глава первая – «Понятие и социально-правовые основания ограничения родительских прав» – состоит из трех параграфов.

В первом параграфе – «Ограничение прав субъектов семейных правоотношений: социальные предпосылки и правовые основания» – акцентируется внимание на анализе нормативных и научных материалов, соответствующих данному исследованию.

Отмечается, что, изучая вопрос ограничения прав субъектов семейных правоотношений, следует разграничивать понятия «правовые ограничения» и «ограничения прав субъектов».

По мнению автора, в современных учебных изданиях, а также в комментариях к Семейному кодексу понятие «ограничение» не раскрыто в полной мере. В связи с этим рассматриваются работы, в которых исследуются нормы СК РФ, устанавливающие основания ограничения прав участников семейных отношений. Разделяя мнения ученых, которые соотносят положения ч.3 ст.55 Конституции РФ и п.4 ст.1 СК РФ, автор обосновывает необходимость и целесообразность приведения редакции п.4 ст.1 СК РФ в соответствие с ч.3 ст.55 Конституции РФ. Также, по мнению автора, является неверным отождествление «ограничение прав родителей» и «ограничение отдельных правомочий родителей».

Изучая ст.30 СК РФ, автор приходит к выводу, что правовые последствия признания брака недействительным не имеют своей целью ограничить права недобросовестного супруга, а направлены на защиту прав и интересов добросовестного супруга.

Разбирая вопрос об ограничении семейных прав граждан, автор обращает внимание на ст.57 СК РФ, в которой законодатель закрепил право ребенка выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, в определенных случаях мнение ребенка является обязательным. Отмечается, что исходя из этого существует вероятность возникновения ситуации, в которой при решении того или иного вопроса органы опеки и попечительства или суд могут принять решение только с согласия ребенка, то есть в которой мнение ребенка является основополагающим для принятия решения, вследствие чего родители ограничиваются в родительских правах.

Во втором параграфе – «Классификация оснований ограничения родительских прав в семейном законодательстве РФ» – автор приходит к мнению, что основания ограничения родительских прав нельзя воспринимать лишь как меру семейно-правовой ответственности.

Отмечается, что в ст.73 СК РФ дан исчерпывающий перечень оснований, по которым родители могут быть ограничены в родительских правах. Однако, по мнению автора, в Семейном кодексе есть еще ряд норм, правовые последствия которых по своей сути сходны с правовыми последствиями ограничения родительских прав. Так, согласно п.2 ст.68 СК РФ родителям, обратившимся в суд с иском о возврате им ребенка от третьих лиц, суд может отказать в удовлетворении их исковых требований. В данном случае возникает ситуация, при которой по решению суда дети не возвращаются родителям, однако требований об ограничении родителей в родительских правах исходя из ст.73 СК РФ заявлено не было.

Рассматривая п.2 ст.64 СК РФ, в соответствии с которым при возникновении противоречий между интересами родителей и детей органы опеки и попечительства могут назначить ребенку представителя, то есть родители утрачивают свои права по представительству ребенка, автор приходит к выводу, что в нем ограничены и родительские права.

Также обращается внимание на ситуацию, при которой происходит ограничение родительских прав родителя, проживающего отдельно от ребенка. При этом указывается на разъяснения Пленума Верховного суда РФ, в соответствии с которым родителю, проживающему отдельно от ребенка, может быть отказано в удовлетворении иска об определении его участия в воспитании ребенка, если это может нанести последнему вред.

Таким образом, отказывая в удовлетворении иска, суд ограничивает отдельно проживающего родителя в его праве на участие в воспитании ребенка.

По мнению автора, в ситуации, когда ребенку несовершеннолетних родителей назначается опекун до достижения несовершеннолетними родителями возраста шестнадцати лет, тоже имеет место ограничение прав.

Происходит именно ограничение прав несовершеннолетних родителей, а не частичная родительская дееспособность, как полагают некоторые авторы.

Проведя анализ норм, регулирующих отношения между родителями и детьми, автор выделил два вида ограничения родительских прав:

фактический и формальный.

В третьем параграфе – «Опасное положение как основание ограничения родительских прав: социально-правовая характеристика» – исследуется проблема отсутствия единообразного понимания понятия «опасное положение».

Отмечается, что ст.73 СК РФ, определяя основания для ограничения родителей в родительских правах, опасное поведение родителей называет основанием ограничения их в правах, однако при этом не дает определения, какое именно поведение следует считать опасным. В комментариях к СК, учебной и научной литературе также нет ответа на вопрос, какое поведение является опасным.

Обращаясь к материалам судебной практики, автор пришел к выводу, что при рассмотрении дел об ограничении родителей в родительских правах вследствие их опасного поведения, суд в связи с отсутствием в законодательстве легального определения упомянутого понятия по своему усмотрению решает вопрос, является ли поведение опасным или нет.

Автором предлагается следующее определение: «Оставление с родителями (одним из них) является опасным для ребенка, если имеет место реальная угроза нарушения субъективных прав и охраняемых законом интересов ребенка, обусловленная как виновным, так и невиновным поведением родителей (одного из них)».

Глава вторая – «Ограничение родительских прав как мера семейноправовой ответственности» – состоит из двух параграфов.

В первом параграфе – «Содержание и особенности ограничения родительских прав как меры ответственности» – характеризуются меры ответственности, сопоставляются с мерами защиты, проводится анализ судебной практики.

Отмечается, что только лишению и ограничению родительских прав как мерам семейно-правовой ответственности присуща стимулирующая функция, не характерная для иных видов и мер юридической ответственности.

По мнению автора, ограничение родительских прав нельзя рассматривать исключительно как меру ответственности, в определенных случаях ограничение родительских прав можно рассматривать как способ защиты прав и интересов ребенка и (или) другого родителя. Ограничение родительских прав может выступать как мера ответственности только при виновном поведении родителей (одного из них).

Обращается внимание на то, что, лишая родителей (одного из них) родительских прав после того, как судом было вынесено решение об ограничении родителей (одного из них) в их родительских правах, суд тем самым нарушает общеправовой принцип ненаказуемости дважды за одно и то же деяние.

В целях исследования особенностей рассмотрения судами дел об ограничении родительских прав автором был проведен анализ судебной практики данной категории дел и сделан ряд выводов.

Дела этой категории составляют незначительную часть дел, связанных с семейными спорами. Чаще всего иски предъявляются родителям, чьи дети не достигли возраста 10 лет. Среди всех изученных дел (всего 17) иски были предъявлены к одному родителю, поскольку семьи являлись неполными.

В соответствии со ст.57 СК РФ «учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, обязателен…». Между тем среди изученных автором дел ни в одном судебном разбирательстве опрос ребенка не производился. Лишь в одном из рассмотренных автором дел об ограничении родительских прав суд в своем решении указал, с кого и в каком размере будут взыскиваться алименты на содержание несовершеннолетнего ребенка. Также лишь в одном деле суд в своем решении определил место дальнейшего жительства ребенка, чьи родители были ограничены в родительских правах, указав в своем решении, где в дальнейшем будет пребывать ребенок.

Во втором параграфе – «Правовые последствия ограничения родительских прав» – сопоставляя ограничение и лишение родительских прав, автор предлагает в ситуациях, когда у родителей ребенка нет шансов на выздоровление вследствие психического заболевания, сразу ставить вопрос о лишении родительских прав.

По мнению автора, при использовании законодателем термина «право на личное воспитание» возникает неопределенность в понятии «личное», это может быть и непосредственное общение с ребенком, и общение по телефону или интернету. Поэтому автором предлагается в п.1 ст.73 СК РФ фразу «право на личное воспитание ребенка» изменить на «право на личное общение и воспитание ребенка».

В ст.75 СК РФ среди лиц, с согласия которых возможно общение ребенка с родителем, ограниченным в родительских правах, не указан другой родитель, с которым проживает ребенок, что, по мнению автора, является упущением ныне действующего законодательства. Также, решая вопрос об ограничении родителей в родительских правах, следует решать вопрос и о порядке общения родителя, ограниченного в родительских правах, с ребенком, в связи с чем предлагается изменить содержание ст.75 СК РФ, изложив ее в следующей редакции: «1. Суд с учетом мнения органа опеки и попечительства, либо с учетом мнения опекуна (попечителя), приемных родителей ребенка или администрации организации, в которой находится ребенок, а также с учетом мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, может разрешить родителям, права которых ограничены судом, контакты с ребенком, если это не оказывает на ребенка вредного влияния, определив порядок такого общения. 2. По истечении одного месяца после ограничения в родительских правах родители также могут обратиться в суд для определения порядка общения с ребенком».

Автор не согласен с мнением ряда исследователей, полагающих, что основной задачей ограничения родительских прав является ограждение ребенка от контактов с родителем. Такая позиция представляется спорной, суд ограничивает права именно родителей, но не права несовершеннолетнего на общение со своими родителями.

Обращая внимание на то, что субъектами, компетентными решать вопрос о контактах ребенка с родителями (одним из них), ограниченными в родительских правах, являются орган опеки и попечительства либо опекун (попечитель), в том числе администрация организации, где находится ребенок, возникает ряд вопросов, например: должен ли орган опеки и попечительства выразить свое решение в определенной форме, в каком порядке решается вопрос о разрешении контактов ребенка с родителями и др.

В результате проведенного исследования автором сделан вывод о том, что правовые последствия ограничения судом родительских прав заключаются в ограничении непосредственно перечня родительских прав и в ограничении правомочий родителей по осуществлению отдельных родительских прав.

Глава третья – «Ограничение родительских прав как способ защиты семейных прав» – состоит из двух параграфов.

В первом параграфе – «Нарушение прав и интересов ребенка как основание ограничения родительских прав» – в первую очередь обращается внимание на то, что ограничение прав следует рассматривать как способ защиты прав и интересов ребенка в семье.

Анализируется ст.56 СК, в соответствии с которой ребенок при невыполнении или при ненадлежащем выполнении родителями (одним из них) обязанностей по его воспитанию, образованию либо при злоупотреблении родительскими правами может самостоятельно обращаться за их защитой в орган опеки и попечительства, а по достижении возраста четырнадцати лет – в суд. Автор не разделяет точку зрения, в соответствии с которой при обращении ребенка в суд ему следует назначать представителя, так как в данном случае уже нельзя будет говорить о самостоятельном обращении ребенка в суд.

Рассматривая ограничение родительских прав не только как меру ответственности, автор обращается к п.2 ст.73 СК РФ, в соответствии с которым в течение шести месяцев с момента принятия судебного решения об ограничении родительских прав законодатель предоставляет возможность виновным родителям осмыслить и осознать свое отношение к ребенку и изменить свой образ жизни, если же этого не происходит, органы опеки и попечительства предъявляют иск о лишении таких родителей родительских прав. В данном случае родители лишь временно ограничены в части осуществления своих родительских прав и обязанностей, также на них не возлагаются какие-либо дополнительные обременения, поэтому такие меры не могут являться мерами ответственности.

Сопоставляя лишение и ограничение родительских прав, автор приходит к выводу, что ограничение родительских прав следует рассматривать как меру защиты прав и законных интересов ребенка, а не как меру ответственности. Это находит свое отражение в нормах СК РФ:

законодатель оставляет открытым круг лиц, которые могут обратиться в суд с иском об ограничении родителей родительских прав, также законодатель сохраняет возможность контактов родителя, ограниченного в родительских правах. То есть появляются предпосылки для сохранения семьи, семья продолжает существовать, но уже под более пристальным вниманием государства.

Во втором параграфе – «Ограничение родительских прав как способ защиты прав и интересов родителей (одного из них)» – рассматривая возможность предъявления иска об ограничении родительских прав одним родителем другому, автор предлагает изменить редакцию п.3 ст.73 СК РФ следующим образом: «Иск об ограничении родительских прав может быть предъявлен одним из родителей ребенка (лицами, их заменяющими) и иными близкими родственниками ребенка, органами и организациями, на которые законом возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей (п.1 ст.70 СК РФ), дошкольными образовательными учреждениями, общеобразовательными учреждениями и другими учреждениями, а также прокурором».

Разбирая случаи, в которых родитель, с которым проживает ребенок подает на другого родителя иск об ограничении его родительских прав, автор обращается к п.3 ст.66 СК РФ, в соответствии с которым при злостном невыполнении решения суда суд по требованию родителя, проживающего отдельно от ребенка, может вынести решение о передаче ему ребенка, исходя из интересов ребенка. Таким образом, родитель, являющийся истцом, сам может быть ограничен в правах по воспитанию ребенка.

При рассмотрении вопроса об ограничении прав несовершеннолетних родителей автор обращается к п.2 ст.62 СК РФ. По его мнению, при назначении детям несовершеннолетних родителей опекуна, несовершеннолетние родители будут ограничены в правах в части осуществления отдельных правомочий родителей (одного из них). Данная норма имеет своей целью защитить права не только ребенка, но и самих несовершеннолетних родителей, так как несовершеннолетние родители обладают своеобразным двойным статусом, являясь одновременно и родителями и детьми.

В заключении приведены основные результаты диссертационного исследования.

Основные положения диссертационного исследования изложены в следующих публикациях.

В изданиях, рекомендованных ВАК:

1. Ординарцев И.И. Классификация оснований ограничения родительских прав по семейному законодательству Российской Федерации // Современное право. 2009. №12. С. 11-19 (0,3 п.л.).

2. Ординарцев И.И. «Опасность» при ограничении родительских прав:

проблемы определения содержания и понятия» // Вестн. Ун-та МВД РФ.

2011. №3. С. 87-89 (0,3 п.л.).

В иных изданиях:

3. Ординарцев И.И. Ограничение родительских прав как институт семейного права Российской Федерации // Вестн. ТвГУ, Сер.: Право. 2009.

Вып. 16. С. 21-29 (0,4 п.л.).

4. Ординарцев И.И. Правовые последствия ограничения родительских прав: целесообразность и соответствие интересам ребенка» // Пятые Всероссийские Державинские чтения: об. ст. (Москва, 15 дек. 2009 г.).

М.:РПА Минюста России, 2010. С. 90-94 (0,2 п.л.).

5. Ординарцев И.И. Ограничение родительских прав как способ защиты прав и интересов детей // «Актуальные проблемы защиты прав ребенка в современном российском обществе и предпосылки создания ювенальной юстиции»: материалы Междунар. Науч.-практ. конф. (Ставрополь, 23-24 апр.

2010 г.). Ставрополь, 2010. С. 60-63 (0,3 п.л.).

6. Ординарцев И.И. Ограничение родительских прав как форма разлучения ребенка с родителями. В сб.: «Семейное право на рубеже ХХХХI веков: к 20-летию Конвенции ООН о правах ребенка»: материалы Междунар. Науч.-практ. конф. (Казань, 18 дек. 2010 г.). М.: Статут, 2011.

С. 102-104 (0,2 п.л.).

7. Ординарцев И.И. Дискуссия об ограничениях прав граждан в семейных отношениях: тенденции и выводы // Роль семейного права в формировании гражданского общества в Российской Федерации: научные изыскания, правотворчество и правоприменение: материалы междунар.

Науч. Конф. (Тверь, 2010.) С. 107-111 (0,4 п.л.).

8. Ординарцев И.И. Ограничение родительских прав как мера семейноправовой ответственности (на примере практики Перовского районного суда г.Москвы) // Вестн. ТвГУ. Сер.: Право. 2011. Вып. 28. С. 89-94 (0,4 п.л.).




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.