WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

КОСТЫЛЕВА Татьяна Викторовна

НАЗНАЧЕНИЕ УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ СУДОМ

С УЧАСТИЕМ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ:

ОБЩИЕ НАЧАЛА И  СПЕЦИАЛЬНЫЕ НОРМЫ

12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Ростов-на-Дону –2011

Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования

«Ставропольский государственный университет»

       

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор,

Тащилин Михаил Тихонович

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор,

Прохоров Леонид Александрович;

кандидат юридических наук, доцент

Осадчая Наталья Георгиевна

Ведущая организация:

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего  профессионального образования

«Дагестанский государственный университет»

Защита состоится 27 января 2012 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д. 203.011.02 по юридическим наукам при ФГКОУ ВПО «Ростовский юридический институт МВД России» по адресу: 344015, г. Ростов-на-Дону, ул. Маршала Еременко, 83, ауд. 503.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГКОУ ВПО «Ростовский юридический институт МВД России».

Автореферат размещен на сайте ФГКОУ ВПО «РЮИ МВД России» – www.ruimvd.ru

Автореферат разослан 26 декабря 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Д 203.011.02  А.Б. Мельниченко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. В действующем Уголовном кодексе Российской Федерации отражена новая концепция уголовного права, базирующаяся на качественно отличающихся от прежних ценностных ориентирах и идейных установках. В центре внимания оказался человек – защита его жизни, здоровья, свободы, чести и достоинства, охрана его собственности; последовательно реализуются две общемировые тенденции развития уголовного права: смягчение уголовного наказания за преступление, не представляющее большой общественной опасности и ужесточение уголовного наказания за наиболее опасное и распространенное преступление.

Сложившаяся криминогенная обстановка в России, критическое снижение эффективности действия уголовного закона по достижению целей уголовного наказания обусловили острую необходимость научного осмысления этих процессов, поиска оптимальных форм и методов их преодоления. Законодатель сконструировал уголовно-правовые нормы назначения наказания таким образом, чтобы они обеспечили решение двух задач: с одной стороны – установить уголовно-правовые ограничения особой специфической деятельности судей по назначению уголовного наказания с тем, чтобы независимость и самостоятельность судей не переросла в судейский произвол; а с другой – рассматриваемые уголовно-правовые нормы должны предоставить коллегии присяжных заседателей возможность вынести обоснованный вердикт о снисхождении к подсудимому,
а профессиональному судье назначить такое наказание, которое соответствовало бы требованиям справедливости.

Правовые предпосылки для обеспечения судом с участием присяжных заседателей справедливого наказания в действующем уголовном законодательстве постоянно изменяются, а поэтому практика применения правовых норм назначения наказания требует внесения определенных корректив.

Изучение современного состояния практической реализации этого важнейшего уголовно-правового института, степени разработки теоретических подходов к пониманию его содержания, определенная противоречивость законодательства, отсутствие законодательной регламентации правил учета судом уголовно-правовых норм, изменяющих пределы назначения наказания и ограничивающих судейское усмотрение, расхождение отдельных авторских позиций в оценке некоторых законодательных положений подтверждают необходимость дальнейшего научного исследования проблем назначения уголовного наказания.

Данная необходимость подтверждается судебной практикой. В 2010 году Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации  в кассационном порядке рассмотрено 5065 уголовных дел в отношении 7916 лиц, по которым вынесено 4273 обвинительных приговора. Изменены приговоры со снижением меры наказания в отношении 438 (10,25 %) осужденных. В надзорном порядке рассмотрено 567 уголовных дел в отношении 599 осужденных, изменены приговоры в отношении 254 (44,83 %) осужденных со снижением меры наказания. Судом с участием присяжных заседателей рассмотрено 787 уголовных дел в отношении 981 осужденного и 196 оправданных. Изменены приговоры со снижением наказания в отношении 72 (7,3 %) осужденных. Столь значительная отмена и изменение приговоров по основанию несправедливости приговора, требует разработки предложений, направленных на устранение существующих проблем.

Большое количество спорных и неразрешенных проблем возникает при применении общих и специальных норм назначения наказания в судебной практике, а разъяснения Пленума Верховного Суда РФ не устраняют полностью спорных проблем, при этом справедливое уголовное наказание достигается преимущественно на интуитивном уровне, без должной мотивировки в приговоре суда.

Существующие проблемы в назначении наказания, учете общественной опасности совершенного преступления и личности лица, признанного виновным в совершении преступления, в учете специальных норм, изменяющих пределы назначения наказания, предопределили выбор автором темы диссертационного исследования.

Степень разработанности темы исследования. Различные теоретические, законодательные и правоприменительные аспекты назначения уголовного наказания отражены в работах дореволюционных юристов: Г.А. Джаншиева,
А.Ф. Кони, К.Ю. Миттермайера, Н.Н. Полянского, Н.Н. Розина, Н.С. Таганцева, С.Н. Трегубова, И.Я. Фойницкого и др. Проблемы назначения наказания разрабатывались в трудах В.Г. Беляева, А.С. Горелика, Л.Д. Гаухмана,
С.И. Дементьева, В.К. Дуюнова, Д.С. Дядькина, А.Ф. Зеленского, В.Д. Иванова, Л.В. Иногамовой-Хегай, Ю.А. Кашубы, М.А. Кауфмана, С.Г. Келиной,
А.Г. Кибальника, И.Я. Козаченко, В.С. Комиссарова, Л.Л. Кругликова,
В.Н. Кудрявцева, Н.А. Лопашенко, А.В. Наумова, Т.В. Непомнящей, И.С. Ной,
Н.Г. Осадчей, В.Н. Петрашева, Л.А. Прохорова, Б.Т. Разгильдиева, А.И. Рарога, М.Н. Становского, С.И. Улезько, И.А. Фаргиева, Г.И. Чечеля, А.П. Чугаева,
А.И. Чучаева, М.Д. Шаргородского, В.Е. Эминова, В.В. Юдина, В.Н. Юшкова,
П.С. Яни и других.

Непосредственно проблемам назначения наказания судом с участием присяжных заседателей посвящены работы Л.Б. Алексеевой, А.В. Арендаренко, В.М. Быкова, Г.Н. Борзенкова, С.И. Добровольской, В.В. Ершова,
Л.М. Карнозовой, И.В. Корнеевой, В.М. Лебедева, С.В. Марасановой,
М.В. Немытиной, С.А. Пашина, Н.В. Радутной, В.П. Степалина, М.Т. Тащилина, Л.С. Халдеева, М.В. Шатских, А.П. Шурыгина, С.М. Ярош и др. Названные и ряд других авторов внесли существенный вклад в разработку теоретических проблем, относящихся к институту назначения уголовного наказания.

В их работах исследуются общие и специальные нормы назначения наказания, анализируются обстоятельства, влияющие на индивидуализацию уголовного наказания. Вместе с тем методология назначения наказания разрабатывалась ими в основном в виде анализа общих начал назначения наказания и (или) специальных уголовно-правовых норм назначения наказания. Комплексные же исследования методологии назначения наказания судом с участием присяжных заседателей, при наличии конкуренции между собой специальных уголовно-правовых норм назначения наказания, отсутствуют.

Цели и задачи исследования. Целями диссертационного исследования являются:

- разработка основанных на всестороннем анализе уголовного законодательства теоретических положений и судебной практики, методологических основ назначения наказания судом с участием присяжных заседателей при наличии конкуренции специальных уголовно-правовых норм;

- обоснование необходимости внесения предложений по совершенствованию уголовного законодательства по назначению уголовного наказания и рекомендаций по формированию единой судебной практики назначения наказания судом с участием присяжных заседателей в Российской Федерации.

Цели исследования обусловили постановку и, соответственно, решение следующих задач:

1) исследовать приговоры судов с участием присяжных  заседателей Северо-Кавказского федерального округа Российской Федерации за 2010 год в части практики назначения уголовного наказания, мотивирования вида и размера наказания;

2) определить служебную роль уголовно-правовых категорий «общественная опасность преступления» и «общественная опасность совершенного преступления», их сходство и отличие;

3) провести исследование приговоров судов с участием присяжных заседателей по вопросам дифференцированного и индивидуального подхода к назначению наказания и учета свойств личности виновного: психофизиологических, криминологических и социально-поведенческих;

4) сделать анализ судебной практики условно-досрочного освобождения по учету судами реального возмещения осужденным причиненного имущественного ущерба и компенсации морального вреда;

5) проанализировать действующее уголовное законодательство и практику назначения судом с участием присяжных заседателей уголовного наказания, отвечающего интересам государства, общества, потерпевшего и подсудимого;

6) разработать алгоритм назначения наказания судом с участием присяжных заседателей при совокупности специальных норм назначения наказания;

7) дать анализ назначения судом с участием присяжных заседателей наказаний по совокупности совершенных преступлений и приговоров;

8) подготовить методическое пособие по учету судом с участием присяжных заседателей специальных норм, уменьшающих пределы назначения наказания, практическую значимость которого апробировать во всех судах СКФО РФ;

9) разработать предложения по внесению изменений в уголовное законодательство по улучшению индивидуализации наказания судом с участием присяжных заседателей.

  Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования является система общественных отношений, складывающаяся по поводу назначения уголовного наказания судом с участием присяжных заседателей.

Предметом исследования являются законодательные нормы, теоретические взгляды, доктринальные толкования, судебная практика по вопросам назначения уголовного наказания судом с участием присяжных заседателей.

Теоретическую основу исследования составили научные труды ранее  указанных отечественных авторов по уголовному, уголовно-процессуальному праву и криминологии, а также работы последних лет: Н.В. Анисимковой,
С.В. Бажанова, Е.В. Блинковой, С.И. Боронбекова, А.Д. Бойковой, Т.П. Будяковой, Н.В. Витрука, В.В. Владимирова, В.А. Воробьева, С.А. Галактионова,
Г.Г. Горшенкова, Л.В. Домниковой, В.В. Дубровина, Б.А. Минина, Е.А. Михно, И.А. Михайловой, А.А. Мохова, А.М. Рабец, В.С. Толстой, И.Л. Трунова,
Л.Д. Туршук, Н.А. Иванова, И.В. Федосеева, А.М. Эрделевского и других.

Методология и методы исследования. Методологической основой диссертационного исследования являются современные положения диалектико-материалистической теории познания социальных явлений, в рамках которой широко применялись методы: статистический, конкретно-социологический, системно-структурный, формально-логический, логико-семантический, сравнительного правоведения, толкования норм права и другие.

Эмпирическую базу диссертации составили: постановления Президиума и определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, его обзоры и анализы  судебной практики; все 158 уголовных дел в отношении 266 осужденных, в том числе 46 уголовных дел в отношении 72 осужденных, рассмотренных судом с участием присяжных заседателей в Северо-Кавказском федеральном округе Российской Федерации в 2010 году; результаты анкетирования по специальной методике участников уголовного судопроизводства по делам, рассмотренным судом с участием присяжных заседателей, в том числе 26 судей, 24 прокуроров, 22 адвокатов, 20 потерпевших, 16 осужденных; проведенные автором конкретные социологические исследования. Результаты исследований сопоставлялись с данными, полученными из других регионов РФ, с разъяснениями Конституционного Суда РФ и Пленума Верховного Суда РФ. Использовались статистические данные и аналитические справки об уголовных наказаниях, назначаемых судами с участием присяжных заседателей в Северо-Кавказском федеральном округе: Республике Дагестан, Республике Северная Осетия-Алания, Республике Ингушетия, Кабардино-Балкарской Республике, Карачаево-Черкесской Республике, Ставропольском крае и в целом по Российской Федерации в 2010 году. В определенной мере автор использовал при выполнении исследования личный опыт работы в краевом и городском судах.

Нормативной базой диссертационного исследования являются Конституция Российской Федерации, Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, Гражданский кодекс РФ, а также международно-правовые документы, имеющие отношение к данной теме исследования.

Научная новизна диссертационной работы состоит в комплексном теоретическом исследовании правовых норм назначения наказания судом с участием присяжных заседателей в рамках учения о наказании, получении новых системных знаний в области уголовного права.

В связи с этим существенно, по сравнению с предыдущими исследованиями, расширен круг анализируемых проблем уголовно-правового регулирования деятельности суда с участием присяжных заседателей по назначению наказания. Разработаны и впервые предложены законодательные изменения, направленные на учет судом мнения потерпевшего при назначении наказания, предложен новый порядок возмещения имущественного ущерба от преступления, взыскания вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего и компенсации морального вреда, сделан вывод о наличии в Уголовном кодексе РФ системы специальных норм, изменяющих пределы назначения уголовного наказания, предложен новый порядок учета судом общественной опасности личности виновного при вынесении вердикта присяжных заседателей о снисхождении к подсудимому и назначении судом уголовного наказания, предложен алгоритм назначения наказания при конкуренции специальных норм, изменяющих пределы назначения уголовного наказания.

Основные положения диссертационного исследования, выносимые на защиту:

1) авторское определение содержания справедливого уголовного наказания не только соответствующего характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного, но и учитывающего интересы  потерпевшего, осужденного, общества и государства;

2) новый правовой механизм учета интересов потерпевшего при назначении судом наказания  и предложение дополнить УК РФ статьей 621 о том, что срок или размер наказания лицу, совершившему преступление и заслуживающему, по мнению потерпевшего, смягчения наказания, не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление;

3) обоснование необходимости восстановления конституционной обязанности государства по охране прав собственности путем возмещения государством причиненного преступлением ущерба, ранее установленным  Законом РСФСР «О собственности в РСФСР» от 24 декабря 1990 года,
с дополнением УК РФ статьей 1044 о том, что имущественный ущерб, причиненный преступным деянием, подлежит возмещению потерпевшему государством;

4) предложение дополнить УК РФ статьей 1045, предусматривающей компенсацию морального вреда лицом, признанным судом виновным в совершении преступления, в денежной сумме и в размере, зависящим от характера причиненных страданий, последствий преступления, а также требований разумности и справедливости;

5) предложение дополнить УК РФ статьей 1046, устанавливающей взыскание вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего лицом, причинившим вред, в порядке и размере, установленном главой 59 ГК РФ;

6)  дополнить статьи 79 и 80 УК РФ положением о том, что условно-досрочное освобождение осужденного или замена не отбытой части наказания более мягким видом наказания не могут быть применены, если реально не возмещены причиненный преступлением имущественный ущерб, вред, причиненный жизни или здоровью потерпевшего и не компенсирован моральный вред;

7) определение служебной роли уголовно-правовой категории «общественная опасность преступления» как состоящей в установлении законодателем перечня уголовно-правовых запретов на совершение определенных деяний и уголовно-правовой категории «общественная опасность совершенного преступления» как состоящей в квалификации деяния, выборе судом вида и размера уголовного наказания;

8) вывод о неудовлетворительном учете судом всех психофизиологических, криминологических и поведенческих свойств личности подсудимого при назначении уголовного наказания судом с участием присяжных заседателей и изложением их в приговоре суда;

9) разработанное автором понятие «система специальных норм назначения наказания», под которым понимается предусмотренный уголовным законом, внутренне упорядоченный, исчерпывающий перечень специальных правовых норм, которые применяются судом при назначении уголовного наказания, и разработанный на их основе авторский алгоритм последовательного учета судом с участием присяжных заседателей специальных норм, уменьшающих пределы назначения уголовного наказания, предусмотренных статьями 88, 66, 65, 62 и 64 УК РФ;

10) исключить часть 4 статьи 65 УК РФ, предусматривающую, что при назначении наказания лицу, признанному вердиктом присяжных заседателей виновным в совершении преступления, но заслуживающим снисхождения, обстоятельства, отягчающие наказание, не учитываются;

11) дополнить часть 3 статьи 69 УК РФ следующим содержанием:

«…При частичном сложении наказаний совокупное наказание должно быть назначено путем сложения не менее одной трети назначенного наказания за каждое преступление, но в пределах максимального размера наказания, установленного настоящим Кодексом».

Теоретическая значимость исследования обусловлена его целями и задачами. С точки зрения теории уголовного права данная диссертационная работа является одним их первых научных исследований системы специальных норм назначения уголовного наказания судом с участием присяжных заседателей на современном этапе, она систематизирует уже имеющиеся знания о предмете, значительно углубляет и расширяет их, обозначает проблемы и развивает направления для дальнейших научных разработок в области правового регулирования деятельности суда с участием присяжных заседателей по назначению уголовного наказания. Теоретическое значение диссертации заключается также в том, что содержащиеся в ней выводы и предложения вносят положительный вклад в теорию уголовного права по вопросам назначения уголовного наказания судом с участием присяжных заседателей при наличии конкуренции между собой специальных уголовно-правовых норм. 

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в возможности использования авторских предложений по дальнейшему совершенствованию уголовного законодательства, учета судом специальных норм, изменяющих пределы назначения уголовного наказания; разработке предложений Верховному Суду Российской Федерации о необходимости дачи рекомендаций судам по применению специальных норм, ограничивающих судейское усмотрение в назначении наказания и ориентации судов на формирование единой судебной практики назначения наказания судом с участием присяжных заседателей. 

Положения и выводы диссертационного исследования могут быть использованы в учебном процессе при преподавании курса уголовного права и дисциплины специализации по проблемам назначения уголовного наказания,
а также на курсах повышения квалификации судебных, прокурорских и адвокатских работников.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения диссертации докладывались и обсуждались на: Северо-Кавказской научно-практической конференции 18–19 июня 2010 года в г. Пятигорске «Актуальные вопросы теории и практики борьбы с незаконным оборотом наркотических средств»; Международной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года в городе Уфе «Актуальные проблемы совершенствования законодательства и правоприменения»; Международной научно-практической интернет-конференции 25 марта 2011 года в г. Челябинске «Актуальные проблемы правосудия в современном мире»;  IX ежегодной  Всероссийской научной конференции молодых ученых и студентов 22–23 апреля 2011 года в г. Екатеринбурге «Эволюция российского права»; региональной конференции судей 27 мая 2011 года в г. Железноводске Ставропольского края «Практика назначения уголовного наказания: правоприменительные проблемы»; «круглом столе» Северо-Кавказского филиала Московского гуманитарно-экономического института «Правотворческая политика: общетеоретические и отраслевые проблемы».

Основные положения исследования внедрены в работу судов Республики Дагестан, Республики Северная Осетия-Алания, Республики Ингушетия, Кабардино-Балкарской Республики, Ставропольского края по применению методического пособия по учету судом с участием присяжных заседателей специальных норм, уменьшающих пределы назначения наказания.

Положения диссертационного исследования отражены в девяти научных публикациях автора, общим объемом 8,6 п.л., в том числе в двух статьях, опубликованных в периодических изданиях перечня ВАК Минобрнауки России.

Объем и структура диссертации. Работа выполнена в объеме, отвечающем требованиям ВАК Министерства образования и науки России. Структура диссертационной работы определена целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, двух  глав, включающих в себя пять параграфов, заключения, списка литературы и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его цели и задачи, объект и предмет, нормативная база, раскрываются научная новизна и практическое значение, приводятся данные об апробации выводов и предложений.

       Глава первая «Общие начала назначения наказания судом с участием присяжных заседателей» посвящена анализу реализации требований назначения справедливого наказания, учету общественной опасности совершенного деяния и личности лица, признанного виновным в совершении преступления.

В первом параграфе «Реализация требований общих начал о назначении справедливого уголовного наказания» категория «справедливость наказания» рассматривается как уголовно-правовой принцип и нравственно-этическая категория. Диссертантом отмечается, что назначение справедливого уголовного наказания базируется на одном из основных принципов уголовного права, закрепленном в статье 6 УК РФ, оно должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Законодатель установил в Общей части УК некоторые правила, которыми суд должен руководствоваться при назначении справедливого уголовного наказания за совершенное преступление.

По мнению автора, первое правило назначения справедливого уголовного наказания – это соблюдение судом коммутативной справедливости, которое как бы уравнивает всех подсудимых перед судом в применении к ним общих подходов к назначению наказания. Это правило закреплено ч. 1 ст. 60 УК РФ, которая установила, что более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее  строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания. Этим правилом законодатель установил порядок, отправную точку формирования судейского усмотрения в назначении виновному вида уголовного наказания – от менее строгого к более строгому.

Второе правило назначения уголовного наказания – соблюдение судом дистрибутивной справедливости, которое предполагает реализацию судом требований специальных норм Общей части УК РФ уменьшающих или увеличивающих пределы назначения наказания и позволяющих суду варьировать назначением вида и размера наказания и  индивидуализировать его.

Доктринальное толкование уголовно-правовых норм коммутативной и дистрибутивной справедливости, изложенное в трудах названных во введении ученых М.И. Байтина, С.И. Дементьева, Д.С. Дядькина, С.Г. Келиной,
И.Я. Козаченко, В.П. Коняхина, А.И. Коробеева, Л.Л. Кругликова, Н.Ф. Кузнецовой, Н.А. Лопашенко, В.В. Мальцева, А.В. Наумова, Т.В. Непомнящей, Л.А. Прохорова, А.А. Тер-Акопова, Г.И. Чечеля, В.В. Юдина и многих других авторов, позволило сделать вывод о том, что они не имеют принципиального различия, все они считают, что данные нормы направлены на назначение судом справедливого уголовного наказания. Судебное толкование в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 года № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» с последующими дополнениями и изменениями и от 29 октября 2009 года № 20 «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания» с последующими дополнениями и изменениями, а также ряде иных, свидетельствует о том, что Пленум рекомендует судам строго соблюдать правила о коммутативной и дистрибутивной справедливости назначения уголовного наказания. На необходимость их соблюдения ориентируют Международные правовые акты, такие как Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила, принятые 14 декабря 1990 года), Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила, принятые 29 ноября 1985 года), также ориентируют национальное законодательство на применение судами справедливого уголовного наказания, исключение фактов необоснованного лишения свободы.

Однако проведенное автором исследование учета требований общих начал и специальных норм назначения справедливого уголовного наказания показало, что суды явно недостаточно их учитывают и тем более обосновывают в приговоре суда. Причина сложившегося положения дел видится диссертантом в том, что в уголовном законе, доктринальном и судебном толкованиях отсутствуют достаточно обоснованные критерии определения судом справедливости наказания. Автор доказывает, что справедливым наказанием следует признать не только назначенное в пределах, предусмотренных статьей Особенной части УК и с учетом положений Общей части УК, но оно должно учитывать нравственно-этические категории, включающие в себя учет интересов потерпевшего, осужденного, общества и государства.

Анализ позволил автору сделать вывод о том, что действующее уголовное законодательство не в полной мере учитывает интересы потерпевшего, который является основным участником возникшего социального конфликта, чьи охраняемые законом права реально нарушены. Справедливое наказание должно учитывать интересы потерпевшего, которые выражаются в назначении подсудимому наказания достаточного, с его точки зрения, для возмездия (воздаяния) за содеянное и в устранении вредных последствий от преступления. Важность учета интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве закреплена Всеобщей декларацией прав человека от 10 декабря 1948 года, Декларацией основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью от 29 ноября 1985 года,  а также в Рекомендациях Комитета министров Совета Европы «О положении потерпевшего в рамках уголовного права и процесса» от 28 июля 1985 года. Соответствующие рекомендации судам изложены в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 июня 2010 года  № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве».

В диссертации отмечается, что по действующему процессуальному законодательству потерпевший, в отличие от подсудимого, не наделен правом на оказание ему бесплатной квалифицированной юридической помощи со стороны адвоката, он может иметь только своего представителя (п. 8 ч. 2 ст. 42 УПК РФ). Между тем судебная практика свидетельствует о том, что потерпевший сталкивается с такими юридическими казусами, что принять правильное решение по ним без адвоката он просто не в состоянии. В целях равенства прав участников уголовного процесса предлагается изложить ч. 2 ст. 45 УПК РФ в следующей редакции: «Для защиты прав и законных интересов потерпевшего по его ходатайству дознаватель, следователь и суд обязаны обеспечить его адвокатом на всех стадиях уголовного судопроизводства».

Автор считает несправедливым фактическое изолирование законом потерпевшего от учета судом его субъективного мнения о наказании подсудимого. Такое же мнение высказали при анкетировании 96,5 % прокуроров и 89,6 % судей, 100 % потерпевших и 96,5 % подсудимых. Согласно данным анализа 46 уголовных дел, рассмотренных в 2010 году судами с участием присяжных заседателей в Северо-Кавказском федеральном округе РФ, признано потерпевшими 76 граждан. Только 59 потерпевших приняли участие в рассмотрении дел, остальные уклонились от участия в судебном заседании. Лишь 5 приговоров суда первой инстанции обжаловано потерпевшими в кассационном порядке, между тем по 12 делам приговоры суда изменены по основаниям несправедливости назначенного судом наказания. Данные факты свидетельствуют об отсутствии заинтересованности большинства потерпевших в результатах рассмотрения уголовного дела. Аналогичное положение прослеживается в судах Российской Федерации в целом. 

Для устранения данного недостатка автором предлагается дополнить УК РФ статьей 621:

«Статья 621. Назначение уголовного наказания с учетом мнения потерпевшего

Срок или размер наказания лицу, совершившему преступление и заслуживающего, по мнению потерпевшего, смягчения наказания, не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление».

По мнению автора, закрепление данной уголовно-правовой нормы в УК РФ повысит роль потерпевшего в уголовном процессе, окажет положительное влияние на устранение социального конфликта, его последствий, послужит назначению справедливого наказания и достижению целей наказания в конечном итоге. Отсутствие же данной нормы в уголовном законе снижает уровень заинтересованности потерпевшего в рассмотрении уголовного дела, он весьма редко обжалует приговор суда по мотивам его несправедливости. Это обусловлено не только менталитетом российского народа, более склонного к проявлению милосердия к подсудимому, нежели стремящегося к суровому наказанию последнего, но и отсутствием реального механизма учета мнения потерпевшего при назначении наказания виновному.

В диссертации обосновывается необходимость учета интереса потерпевшего, связанного с реальным возмещением причиненного имущественного ущерба. Автор считает несправедливыми существующие в законе нормы, предусматривающие возмещение имущественного ущерба от преступления потерпевшему непосредственно осужденным, закрепляющие право суда передать рассмотрение данного вопроса из уголовного процесса в порядке гражданского судопроизводства, и другие нормы, обрекающие потерпевшего на длительное судебное разбирательство и увеличивающие сроки реального возмещения ущерба. Выполненное исследование показало, что судами с участием присяжных заседателей в субъектах СКФО РФ в 2010 году по 46 уголовным делам в 29 случаях преступлением причинен имущественный ущерб, который в 4 случаях взыскан судом, в остальных – данный вопрос передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, либо не рассматривался судом вообще. Для устранения данной несправедливости диссертант предлагает восстановить конституционную обязанность государства по охране права собственности путем возмещения потерпевшему государством причиненного ущерба по приговору суда, ранее предусмотренную Законом РСФСР «О собственности в РСФСР» от 24 декабря 1990 года. В этих целях дополнить УК РФ статьей 1044, предусматривающей возмещение имущественного ущерба, причиненного преступным деянием, возмещению потерпевшему государством.

Диссертантом доказывается, что справедливое уголовное наказание должно учитывать интерес потерпевшего по компенсации морального вреда, нанесенного ему виновным. Выполненное автором исследование показало, что по 46 уголовным делам, рассмотренным судами с участием присяжных заседателей в 2010 году в субъектах СКФО РФ, в отношении 45 осужденных установлено причинение морального вреда потерпевшему, однако только в 8 случаях он взыскан судом, в остальных – не рассматривался вообще. С учетом того, что моральный вред потерпевшему причиняется практически каждым преступлением, диссертант предлагает принять уголовный закон, устанавливающий обязанность суда взыскивать в пользу потерпевшего компенсацию морального вреда. При этом автор критически относится к действующему гражданскому законодательству и судебной практике по определению размера компенсации морального вреда. Закон предлагает определять размер компенсации  морального вреда в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, степени вины подсудимого в  каждом конкретном случае и иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также учитывать требования разумности и справедливости (ч. 2
ст. 1011 ГК РФ). Предлагается взыскивать судом компенсацию морального вреда в денежной сумме в зависимости от данных обстоятельств, но в рамках уголовного судопроизводства. Во время апробации данного предложения на научно-практических конференциях, анкетировании 16 осужденных, 20 потерпевших, 24 государственных обвинителей, 22 адвокатов и 26 судей, принимавших участие в рассмотрении уголовных дел судом с участием присяжных заседателей в 2010 году в СКФО, высказывались положительные мнения об установлении данной уголовно-правовой нормы, и их поддержали 94,2 % респондентов. В связи с отсутствием в законе уголовно-правовой нормы, предусматривающей взыскание компенсации морального вреда в уголовном процессе, подчеркивается необходимость дополнения УК РФ статьей 1045 в следующей редакции:

«Статья 1045. Компенсация морального вреда

       1. Моральный вред, причиненный лицом, признанным судом виновным в совершении преступления, подлежит компенсации осужденным по приговору суда.

2. Размер компенсации  морального вреда определяется судом в денежной сумме в зависимости от характера причиненных страданий, последствий преступления, а также требований разумности и справедливости».

Анализируя судебную практику и изложенные в литературе точки зрения,  автор полагает, что нельзя признать справедливым наказание, не учитывающее интересы потерпевшего, если органами предварительного расследования и судом не приняты исчерпывающие меры по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, охраняемого государством (ч. 1 ст. 41 Конституции РФ). Проведенный анализ рассмотрения уголовных дел судами субъектов Северо-Кавказского федерального округа Российской Федерации в 2010 году показывает, что по 69 уголовным делам об убийствах, по которым осужден 91 человек и по 10 делам об изнасилованиях в отношении 15 человек только в 3 случаях суд принял решение о возмещении вреда здоровью потерпевшего. Автор считает, что данное положение не соответствует целям уголовного наказания, восстановления социальной справедливости и предлагает дополнить УК РФ статьей 1046, предусматривающей, что вред, причиненный жизни или здоровью потерпевшего преступным деянием, подлежит возмещению лицом, причинившим вред, в порядке и размере, установленном главой 59 ГК РФ.

В диссертации подвергнута критике существующая судебная практика условно-досрочного освобождения осужденных, которые полностью реально не исполнили приговор суда в части устранения негативных последствий совершенного преступления. Многие судебные акты о взыскании имущественного ущерба, средств в возмещение вреда жизни или здоровью потерпевшего, компенсации морального вреда, не исполняются под предлогом отсутствия у осужденного денежных средств, имущества, а также заработанных средств во время отбывания уголовного наказания. Выполненное обобщение судебной практики одного из судов Ставропольского края, показывает, что 98,0 % осужденных условно-досрочно освобождены при наличии не возмещенного ущерба или компенсации морального вреда.

Автор отмечает, что не учитываются эти обстоятельства уголовно-исполнительным законодательством при замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 80 УК РФ).

Таким образом, законодательство и судебная практика не способствуют реальному возмещению причиненного ущерба и взысканию компенсации морального вреда, и этим не обеспечивается реализация целей уголовного наказания. Диссертант обосновывает вывод о необходимости дополнить ст.79 и 80 УК РФ положением о том, что условно-досрочное освобождение осужденного или замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания, не могут быть применены, если реально в полной мере не исполнен приговор суда.

При  наличии такого законодательного запрета исправление осужденного будет более эффективным, а социальный конфликт будет устранен и получит определенное логическое завершение в виде реального устранения вредных последствий преступления. 

Автор считает неприемлемой существующую практику взыскания процессуальных издержек по уголовным делам, не учитывающую интересы государства, чем причиняются многомиллионные убытки. Анализ рассмотренных в 2010 году 158 уголовных дел судами СКФО РФ показал, что ни один суд не взыскал процессуальные издержки в доход государства в соответствии с Инструкцией о порядке и размерах возмещения расходов и выплате вознаграждения лицам в связи с их вызовом в органы дознания, предварительного следствия, прокуратуру или в суд, принятой постановлениями Правительства РФ № 187 от 02.03.1993 года и № 140 от 04.03.2003 года. Аналогичное положение дел в других судах Российской Федерации, что подтверждается проведенным автором мониторингом приговоров, размещенных в ГАС «Правосудие» в первом квартале 2011 года. Автор предлагает дополнить главу 151 УК РФ статьей 1047 «Взыскание процессуальных издержек» с изложением уголовно-правовой нормы о том, что расходы, связанные с производством по уголовному делу, понесенные за счет средств федерального бюджета либо участников уголовного судопроизводства, подлежат обязательному взысканию с виновного по приговору суда. При этом в постановлении Правительства предлагается заложить упрощенный порядок сбора сведений о понесенных процессуальных издержках.

Во втором параграфе «Учет судом общественной опасности совершенного преступления при назначении наказания» исследуются проблемы учета судом с участием присяжных заседателей общественной опасности совершенного преступления в соответствии с требованиями части 3 статьи 60 УК РФ.

По мнению диссертанта, в законодательстве, научной литературе и судебной практике отсутствует единое понимание уголовно-правовой категории «общественная опасность преступления». Достаточно часто данная уголовно-правовая категория отождествляется с другой – «общественная опасность совершенного преступления», хотя, являясь свойством единой материи, между ними имеются принципиальные различия. Обосновывается вывод о том, что данные уголовно-правовые категории соотносятся друг с другом как частное с общим. Отличие данных правовых категорий автор видит в их служебной роли. Служебная роль уголовно-правовой категории «общественная опасность преступления» состоит в определении законодателем перечня уголовно-правовых запретов на совершение определенных деяний. Выделяются два аспекта общественной опасности преступления: социально-философский и юридический. Первый характеризует исходное и фундаментальное основание для построения понятия преступления вообще. Оно связано с изначальной оценкой обществом его материальных, социальных, духовных, религиозных, этических и иных ценностей. В юридическом аспекте общественная опасность характеризует преступление как представление об опасности деяния, отраженного в законе, т.е. в составе преступления, а ее квинтэссенция заключена в формулировках объективной стороны. Общественная опасность преступления определяется законодателем путем оценки: значимости тех или иных общественных отношений, которые берутся под охрану уголовного закона; характера и объема возможного вреда, причиняемого объекту уголовно-правовой охраны; особенностями преступного деяния; пола, возраста, должностного положения субъекта преступления. Перечисленные качественно-количественные критерии выступают мерилом оценки характера и степени общественной опасности  и отнесения его к одной из четырех категорий преступлений, перечисленных в статье 15 УК РФ. Объективно общественная опасность преступления служит основой для реализации позитивно-негативной уголовной ответственности,
в установлении уголовно-правовых запретов, которые требуют от личности не причинять ущерба охраняемым законом социальным благам.

По мнению автора, иная служебная роль принадлежит уголовно-правовой категории «общественная опасность совершенного преступления», состоящей в правильной квалификации содеянного, выборе вида и размера уголовного наказания виновному. В диссертации автор подробно анализирует различные точки зрения о содержании общественной опасности совершенного преступления и доказывает, что она определяется судом во время разбирательства конкретного уголовного дела путем оценки и учета: характера вреда, причиненного объекту уголовно-правовой охраны; размера вреда, причиненного значимым общественным отношениям; особенностей субъекта преступления по возрасту, полу, должностному положению; особенностей субъективной стороны.

Проблемам учета судом общественной опасности совершенного преступления  при индивидуализации уголовного наказания посвящено много трудов, которые внесли вклад в науку уголовного права и формирование правоприменительной практики. В последние годы это работы Е.В. Блинковой, А.Д. Бойкова, Т.П. Будяковой, Л.В. Домниковой, С.В. Дубровина, В.А. Михайлова, А.М. Рабец, В.С. Толстой и других.

Многие из них, а также Н.В. Анисимкова, С.В. Бажанов, С.И. Боронбеков, Н.В. Витрук, В.В. Владимиров, В.А. Воробьев, С.А. Галактионов, Г.Г. Горшенков, Б.А. Минин, Е.А. Михно, А.А. Мохов, И.Л. Трунов, Л.Д. Туршук, Н.А. Иванов, И.В. Федосеева, А.М. Эрделевский и другие авторы, обосновывая необходимость учета судом общественной опасности совершенного преступления при назначении уголовного наказания виновному, не ставили основной целью своих исследований, каким образом суд должен это учитывать, как он фактически реализует в судебной практике, какие существуют законодательные и правоприменительные проблемы их учета и пути их устранения.

Анализируя судебную практику и высказанные в литературе точки зрения, диссертант доказывает, что при назначении виновному уголовного наказания суд учитывает характер и степень вреда, причиненного объекту преступления, или угрозу его причинения, перечень которых в обобщенном виде установлен статьей 2 УК РФ. Это права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда, конституционный строй Российской Федерации, мир и безопасность человечества. В диссертации подробно анализируются правила учета общественной опасности совершенного преступления, причиненного объекту, как совокупности взятых под охрану уголовным законом общественных отношений, против которых направлено посягательство, правильное установление объекта преступления позволяет разграничить преступления между собой и от других правонарушений, систематизировать их, правильно квалифицировать совершенное деяние. При учете общественной опасности преступления суд разграничивает значимость объекта преступлений по видам: общий, родовой и непосредственный. Однако исследование показало, что только по 5 уголовным делам из 46, суды с участием присяжных заседателей при назначении уголовного наказания учли общественную опасность совершенного преступления по характеру и объему причиненного вреда объекту преступления.

Диссертант считает исключительно важным учет судом общественной опасности совершенного преступления по вреду, причиняемому значимым общественным отношениям, при назначении уголовного наказания, осуществляемого путем определения судом степени его негативного воздействия на объективную сторону преступления. В числе признаков объективной стороны совершенного преступления суд при назначении уголовного наказания должен учитывать: 1) общественно опасные действия или бездействие, посягающее на охраняемый объект, что выражается в конкретной обстановке и способе, месте и времени, средствах и орудиях совершенного преступления; 2) общественно опасные последствия совершенного преступления: размер причиненного имущественного ущерба, вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего и компенсации морального вреда. Проведенное исследование фактического учета судом с участием присяжных заседателей общественной опасности совершенного преступления по значимости тех или иных общественных отношений при назначении уголовного наказания, по характеру и степени их негативного воздействия на объективную сторону совершенного преступления выявило ряд законодательных и правоприменительных проблем. Автор не подвергает сомнению, что взыскание имущественного ущерба не является разновидностью уголовного наказания, но размер похищенного должен учитываться при индивидуализации уголовного наказания.
В примечании к статье 158 УК РФ установлено, что крупным размером причиненного ущерба признается стоимость похищенного имущества, превышающая 250 000 рублей, а особо крупным – один миллион рублей. Общественная опасность совершенной кражи, причинившей ущерб в сумме 250 000 рублей и в сумме 1 000 000 рублей, имеет различную степень опасности и по-разному должна учитываться судом при назначении наказания. Проведенный анализ практики учета общественной опасности последствий совершенного преступления вскрыл негативные стороны  в работе судов с участием присяжных заседателей. Так, из 72 осужденных судами Северо-Кавказского федерального округа с участием присяжных заседателей 29 (40,3 %) осужденных своими действиями причинили имущественный ущерб, однако только 4 (13,8 %) осужденным суд учел возмещение имущественного ущерба в качестве обстоятельства, смягчающего уголовное наказание.

В диссертации рассматривается вопрос об учете судом общественной опасности совершенного преступления по его субъекту, то есть по лицу, совершившему преступное деяние с учетом его возраста, пола и должностного положения. Выражается солидарность с законодателем, установившим, что из всех многочисленных свойств физического лица закон выделяет такие, которые свидетельствуют о его способности нести уголовную ответственность, а также иметь ограничения в назначении уголовного наказания. По мнению диссертанта, определение общественной опасности совершенного преступления по субъективной стороне всегда было предметом научных дискуссий и практической сложности для законодателя. Отмечается, что понятие «субъективная сторона преступления» в уголовном законодательстве не содержится, но раскрывается путем использования таких понятий, как вина, мотив, цель.

Проанализировав различные точки зрения, судебную практику и действующее законодательство, диссертант уделил особое внимание учету уголовно-правовых свойств личности, которые в силу закона ограничивают судейское усмотрение в назначении уголовного наказания, запрещающих применение отдельных видов наказания: несовершеннолетним и лицам молодого возраста (ст. 54, 57, 59, 88, 96 УК РФ); женщинам, в том числе достигшим
55-летнего возраста, либо имеющим беременность, лицам, имеющим детей до 14 лет (ст. 49, 50, 54, 57, 59 УК РФ); мужчинам, достигшим 65-летнего возраста
(ст. 57, 59 УК РФ); инвалидам первой группы (ст. 49, 50 УК РФ); военнослужащим (ст. 49, 50, 51, 53, 55 УК РФ).

Исследование показало, что действующие разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации по учету судом общественной опасности совершенного преступления по значимости тех или иных общественных отношений, по объекту уголовно-правовой охраны, по особенностям субъекта преступлений и субъективной стороны, изложенные в его многочисленных постановлениях, не дают желаемого результата. В работе утверждается необходимость коррекции судебной практики со стороны вышестоящих судов путем более принципиальной оценки приговора суда во время проверки его законности и обоснованности в кассационном, апелляционном и надзорном порядке и вносятся соответствующие предложения Научно-консультативному совету при Верховном Суде Российской Федерации.

В параграфе третьем «Учет общественной опасности личности лица, признанного виновным в совершении преступления» сделан вывод о том, что общественная опасность личности лица, признанного виновным в совершении преступления, влияет на индивидуализацию уголовного наказания наряду с общественной опасностью совершенного преступления. Такие понятия, как характер и степень общественной опасности совершенного преступления применимы и к характеристике общественной опасности личности виновного, совершившего преступление. Системный подход к проблеме назначения справедливого уголовного наказания предполагает полное и максимально точное установление криминологической личности человека, представшего перед судом в качестве подсудимого за совершенное преступление.

Личность – основное и важнейшее звено всего механизма преступного поведения, ее особенности, которые порождают такое поведение, должны быть непосредственным объектом предупредительного воздействия и индивидуализации уголовного наказания. Автор утверждает, что в криминологической науке не сложилось единства мнения не только относительно понятия «личность преступника», но и понятия «личность подсудимого, виновного». Диссертант считает более корректным, с определенной долей условности, использование понятия «личность лица» со словосочетанием «признанного виновным в совершении преступления».

Личность лица, признанного виновным в совершении преступления, глубоко индивидуальна, требующая индивидуального подхода к назначению наказания в целях достижения его целей. Лицо, совершившее преступное деяние, в уголовно-процессуальном законодательстве не только предстает в различных стадиях уголовного процесса как подозреваемый, обвиняемый, подсудимый и осужденный, но при различном его статусе изменяется его степень общественной опасности. Личность лица, признанного виновным в совершении преступления, представляет собой систему правовых, социальных и психических свойств, образующих его общественную опасность. Личностная общественная опасность во многом производна от общественной опасности совершенного преступления, или, по крайней мере, они тесно взаимосвязаны. В диссертации автор подробно анализирует различные точки зрения социологов, психологов, криминологов, криминалистов относительно учета общественной опасности личности виновного при  назначении уголовного наказания.

В работах М.Г. Коршика, С.С. Степичева, Б.В. Волженкина, А.Б. Сахарова, А.И. Долговой, С.М. Иншакова, Д.С. Дядькина, А.И. Алексеева, Ф.К. Рябыкина, 
В.Н. Орлова и некоторых других авторов выделяется широкий перечень свойств личности, который связан с различными сферами человеческой деятельности, предложены различные классификации свойств личности, каждая из которых имеет научную и практическую значимость. Эта классификация установлена в зависимости от целей: профилактики преступлений; успешного расследования совершенного преступления; назначения наказания или иных целей.

Признавая личность единой и целостной системой, в которой все элементы взаимосвязаны и взаимозависимы, диссертант считает наиболее приемлемым подход, в соответствии с которым свойства и качества виновного определяют его общественную опасность, образуют специфический социальный статус, с наличием которого законодатель связывает определенные уголовно-правовые последствия. При этом, что особо важно, суд при назначении наказания виновному должен учитывать свойства его личности, которые в той или иной мере влияют на формирование общего представления о его социальной опасности. Важны не столько личностные качества подсудимого, сколько их проявление при подготовке преступления, во время и после совершения. Анализ 46 уголовных дел, рассмотренных судами с участием присяжных заседателей в СКФО РФ в 2010 году, показывает, что большинство судов явно недостаточно мотивируют назначение конкретного наказания, в результате вид и размер назначенного судом наказания не понятен и не объясним не только публике, но и некоторым участникам судебного разбирательства, а справедливое наказание достигается на интуитивном уровне.

Для устранения данного недостатка автор предлагает суду при назначении уголовного наказания максимально учитывать и указывать на учет свойств личности подсудимого в приговоре суда: психофизиологических (пол, возраст, темперамент, личностные черты характера и т.д.), криминологических (изложенных в ст. 61, 63 УК РФ) и поведенческих (характеристику, поведение на работе и по месту учебы, включающие общий трудовой стаж, образование, поведение в семье, включающее отношение к супругу, к  малолетним и  несовершеннолетним детям, поведение в быту, участие в работе общественных и самодеятельных организациях, в спорте, наличие наград и заслуг и т.п.), как в позитивном, так и в негативном аспектах.

Проведенное исследование показало, что подавляющее большинство свойств личности подсудимого, подлежащих учету при индивидуализации уголовного наказания, судами не учитывается или, по крайней мере, не мотивируется в приговоре суда, и объясняется это рядом факторов. Во-первых, учебные программы и учебно-методические пособия по изучению курса «уголовное право» и специального курса «назначение уголовного наказания» в высших юридических учебных заведениях не содержат достаточно полной информации о необходимости учета свойств личности при назначении уголовного наказания, в них не разработана методика назначения уголовного наказания. Данный недостаток содержат учебные программы курсов повышения квалификации судебных работников при Российской академии правосудия. Во-вторых, действующие постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации не содержат достаточно четкого разъяснения правил учета свойств личности при назначении уголовного наказания. И, наконец, в третьих, судебная практика вышестоящих судов при  рассмотрении уголовных дел в апелляционном, кассационном и надзорном порядках свидетельствует о либеральном подходе к оценке судебного приговора с точки зрения его обоснованности при очевидном неучете свойств личности подсудимого при назначении уголовного наказания.

Диссертант считает, что решение проблем надлежащего учета общественной опасности личности подсудимого при  назначении наказания не представляет особой сложности, они зависят от органов, призванных научить судей выносить достаточно обоснованный и мотивированный приговор в части назначения вида и размера уголовного наказания, понятный не только участникам процесса, но и публике (возможно, даже в большей степени), а также в повышении требовательности вышестоящих судебных органов к содержанию судебных актов с точки зрения мотивированного учета общественной опасности личности виновного. Автором внесены соответствующие предложения в Научно-консультативный совет при Верховном Суде Российской Федерации, утвержденный постановлением № 4 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 марта 2011 года.

В главе второй «Специальные нормы назначения уголовного наказания судом с участием присяжных заседателей: закон, теория и практика» исследованы действующие уголовно-правовые нормы, которые ограничивают пределы судейского усмотрения в назначении наказания, обеспечивая реализацию коммутативной справедливости, уравнивающей всех подсудимых перед судом в применении к ним общих подходов к назначению наказания.

В параграфе первом «Специальные нормы, уменьшающие пределы назначения уголовного наказания, и правила их учета» сделан вывод о том, что возникновение относительно большого количества уголовно-правовых норм, ограничивающих судейское усмотрение в назначении наказания, привело к естественной их конкуренции при применении определенной совокупности. Уголовный закон содержит пять норм, ограничивающих судейское усмотрение в назначении наказания и обеспечивающих коммутативную справедливость: ст. 88, 66, 65, 62, 64 УК РФ. Эти специальные нормы, уменьшающие пределы назначения уголовного наказания, были предметом изучения в трудах В.Г. Беляева,
Н.Г. Иванова, А.В. Кладкова, Т.В. Кондрашова, Г.П. Новоселова, Л.А. Прохорова, М.Н. Становского, А.А. Ткаченко, А.А. Толкаченко, А.П. Чугаева и ряда других авторов. Осуществленный анализ концептуальных подходов к определению дефиниции, принципов, содержания уголовно-правового института назначения уголовного наказания позволил сделать вывод о том, что господствующим является мнение, согласно которому уголовное наказание должно быть неизбежным и неотвратимым, достаточно строгим, чтобы достичь целей восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений. Вместе с тем возможность применения судами репрессий должна ограничиваться законодателем в равной мере для всех подсудимых наличием специальных норм, уменьшающих пределы назначения наказания судом с участием присяжных заседателей.

Первой специальной нормой, уменьшающей пределы назначения уголовного наказания, является статья 88 УК РФ. Она не предусматривает каких-либо специфических уголовных наказаний для несовершеннолетних, однако круг видов наказаний, которые могут быть им назначены, ограничен семью. Они в большей степени отвечают их возрасту, статусу в обществе и реальным возможностям исправительного воздействия на них: штраф; лишение права заниматься определенной деятельностью; обязательные работы; исправительные работы; ограничение свободы; арест; лишение свободы на определенный срок. Законом ограничены не только виды наказаний несовершеннолетним, но и их размеры. При совершении  преступления несовершеннолетним в первую очередь суд определяет пределы назначения наказания, установленные статьей 88 УК РФ.

Второй специальной нормой, уменьшающей пределы назначения уголовного наказания, является статья 66 УК РФ. Она ограничивает пределы назначения наказания за приготовление к преступлению и покушение на преступление.
В работе отмечается, что законодатель не ответил, в каком порядке применять правила статьи 66 УК РФ, если преступление совершено несовершеннолетним. Если в первую очередь изменить пределы наказания с учетом статьи 66 УК РФ,
а затем статьи 88 УК РФ – это одни пределы судейского усмотрения в назначении наказания, если сначала применить правила статьи 88 УК РФ, а затем статьи 66 УК РФ – это другие пределы. В работе обосновывается вывод о необходимости учета правил статьи 66 УК РФ во вторую очередь, после применения ограничений, установленных статьей 88 УК РФ.

В диссертации обращается внимание на два серьезных недостатка статьи 66 УК РФ. Во-первых, в статье 15 ранее действующего УК РСФСР в качестве одного из факторов, подлежащих учету при назначении наказания за неоконченное преступление, было указание на «степень осуществления преступного намерения». В ч. 1 ст. 66 УК РФ указание на необходимость учета этого фактора отсутствует, что представляется неверным. Общеизвестно, что даже в рамках одного вида неоконченного преступления общественная опасность содеянного может существенно отличаться, а поэтому предлагается возвратиться к учету судом данного обстоятельства. Во-вторых, статья 66 УК РФ не содержит нормы, ограничивающей минимальный предел уголовного наказания, что приводит к проблемам в правоприменительной практике. В связи с изложенным автор предлагает изложить статью 66 УК РФ в следующей редакции:

«Статья 66. Назначение наказания за неоконченное преступление

1. При назначении наказания за неоконченное преступление учитываются обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца и степень осуществления преступного намерения.

2. Срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление. Нижний предел санкции данной статьи при назначении наказания снижается наполовину.

3. Срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление. Нижний предел санкции данной статьи при назначении наказания снижается на три четверти».

Третья специальная норма, уменьшающая пределы назначения уголовного наказания, установлена статьей 65 УК РФ. В соответствии с ч.1 ст. 65 УК РФ срок и размер уголовного наказания лицу, признанному присяжными заседателями виновным в совершении преступления, но заслуживающим снисхождения, не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида уголовного наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Предлагается данную специальную норму учитывать в третью очередь, после применения ограничений, установленных статьями 88 и 66 УК РФ.

В работе отмечается, что самой сложной не разрешенной законодателем проблемой при назначении судом наказания является  вынесение присяжными заседателями необоснованного вердикта о том, что подсудимый заслуживает снисхождения, что обязывает суд существенно изменить параметры назначения уголовного наказания. Анализ рассмотренных в 2010 году судами с участием присяжных заседателей в СКФО РФ 46 уголовных дел в отношении 72 подсудимых показал, что вердикты о снисхождении были вынесены осужденным за убийство
(ст. 105 УК РФ) – 29,0 %, за бандитизм (209 УК РФ) – 93,1 %; за изнасилование 
(ст. 131 УК РФ) – 71,4 %; за посягательство на жизнь и здоровье представителей власти (ст. 317, 318 УК РФ) – 40,0 %. Столь частое вынесение вердикта о снисхождении к осужденным, совершившим особо тяжкие преступления, признается неоправданным, наносящим вред правосудию. Опросы 120 присяжных заседателей показали, что они в подавляющем большинстве (97,5 %) полагают ошибочным свой вердикт о признании подсудимого заслуживающим снисхождения, как только им стали известны полные данные его личности. Аналогичные данные получены при исследовании данной проблемы другими авторами.

Эта проблема увязывается с действием ч. 8 ст. 335 УПК РФ, установившей, что сведения о личности подсудимого исследуются с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется. Запрещается исследовать факты прежней судимости, признания подсудимого хроническим алкоголиком или наркоманом, а также иные данные, способные вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимого. Таким образом, перед судом с участием присяжных заседателей предстает подсудимый как некое абстрактное лицо, без сведений о его отношении к труду, поведении в семье, трудовом коллективе, обществе, интеллекте, воле, эмоциях, состоянии здоровья, социально-экономических связях и т.п. Однако эта информация является важнейшей предпосылкой вынесения присяжными заседателями справедливого вердикта. Коллегия присяжных заседателей, руководствуясь своим здравым смыслом и совестью, многократно усиленным разнообразным коллективным житейским опытом,  солидным запасом знаний об окружающей действительной реальности, способна в судебном заседании воспроизвести мысленно реконструкцию картины совершенного преступления и правильно оценить фактические обстоятельства дела. Подобный запрет убийственен для вынесения справедливого вердикта присяжными заседателями о возможном снисхождении к подсудимому и для суда при назначении уголовного наказания. Автор считает, что не отстранение присяжных заседателей от изучения и оценки личности подсудимого, а наоборот, предоставление возможности всесторонне исследовать негативные и позитивные стороны его характеристики является важнейшей задачей судебного разбирательства.

Решить данную уголовно-правовую проблему возможно изменением процессуального законодательства, путем поэтапной постановки вопросов в вопросном листе перед присяжным заседателями, что никоим образом не повлияет на их объективность при ответе на первый вопросный лист. В этой связи предлагается в статье 339 УПК РФ предусмотреть, что  по каждому из деяний,
в совершении которого обвиняется подсудимый, председательствующим ставятся на первом этапе два основных вопроса: доказано ли, что деяние имело место; доказано ли, что это деяние совершил подсудимый.  При утвердительном ответе на поставленные вопросы на втором этапе, после исследования всех данных о личности подсудимого, председательствующим ставятся также два других вопроса: виновен ли подсудимый в совершении этого деяния; заслуживает ли подсудимый снисхождения. При таком порядке судебного разбирательства уголовного дела судом с участием присяжных заседателей присяжные заседатели будут выносить более взвешенные вердикты как по доказанности события преступления, совершения его подсудимым, вины подсудимого и возможности применения к нему снисхождения.

В диссертации отмечается, что снижение судом максимального наказания при вердикте коллегии присяжных заседателей о снисхождении к подсудимому за совершение преступлений различной категории в одном размере, несправедливым, и предлагает изменить содержание ч. 1 ст. 65 УК РФ с изложением ее в следующей редакции: «Срок или размер наказания лицу, признанному присяжными заседателями виновным в совершении преступления, но заслуживающим снисхождения, не может превышать максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершение преступления:
а) небольшой и средней тяжести – одной трети; б) тяжкое – двух третей; в) особо тяжкое – трех четвертей».

Автор считает, что требование закона, ч. 4 ст. 65 УК РФ, запрещающей  учитывать при назначении уголовного наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении к подсудимому отягчающие обстоятельства, разрушает смысл индивидуализации уголовного наказания. К примеру, санкции  ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 126, ч. 3 ст. 209, ч. 3 ст. 210, ст. 317 УК РФ предусматривают максимальное уголовное наказание в виде лишения свободы сроком до 20 лет,
и при вердикте присяжных заседателей о снисхождении  максимальное лишение свободы может быть назначено 13 лет 4 месяца. Таким образом, пределы назначения судом наказания в виде лишения свободы составят от 8 лет до 13 лет 4 месяцев. Установленный законом запрет на учет обстоятельств, отягчающих наказание, в данных пределах не отвечает требованиям назначения справедливого наказания. В силу изложенных причин автор предлагает исключить данный уголовно-правовой запрет.

Четвертой специальной нормой, уменьшающей пределы назначения уголовного наказания, является ст. 62 УК РФ, которая в своей ч. 1 установила, что при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третьей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ. Ч. 2 ст. 62 УК РФ установлено, что в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ. В работе обосновывается вывод о том, что эта специальная норма ограничения судейского усмотрения в назначении наказания должна учитываться в четвертую очередь, после применения ограничений, установленных ст. 88, 66 и 65 УК РФ. Автор критически относится к разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ № 23 от 22 ноября 2005 года «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей» о том, что при  совокупности специальных правил назначения наказания, предусмотренных ст. 62 и 65 УК РФ, последовательное применение данных норм не допускается, поскольку законодателем определен порядок назначения наказания лишь с учетом максимального наказания за совершенное преступление. Действительно, в обеих уголовно-правовых нормах указывается на необходимость учета судом максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но не санкцией закона. Если санкция закона  –  величина статическая, постоянная, то максимальный срок наиболее строгого вида наказания, предусмотренный за совершенное преступление, – величина не постоянная, она изменяется в зависимости от реализации требований Общей части УК РФ. Автор полагает, что Пленум, понимая несправедливость предложенного принципа учета назначения наказания, изложенного в пункте 42, здесь же разъяснил, что суд при наличии этих двух специальных норм назначения наказания вправе назначить наказание с применением ст. 64 УК РФ, т.е. ниже низшего предела. Этим разъяснением Пленум еще больше усугубил ситуацию и практически предложил судам применять новое основание назначения наказания ниже низшего предела, которое не предусмотрено законом. Автор вносит предложение Пленуму Верховного Суда РФ изменить данные разъяснения.

Пятой специальной нормой, уменьшающей пределы назначения уголовного наказания, является ст. 64 УК РФ, которая установила, что при  наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления,
и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления наказание может быть назначено ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ, или суд может назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотрен этой статьей, или не применять дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного. В работе обосновывается необходимость учета данной специальной нормы ограничения судейского усмотрения в назначении наказания в пятую очередь, после применения ограничений, установленных ст. 88, 66, 65 и 62 УК РФ.

Применение данной уголовно-правовой нормы в судебной практике сталкивается с рядом серьезных проблем. Автор считает, что степень общественной опасности преступления  в зависимости от целей и мотивов преступления, роли виновного, его поведения во время или после совершения преступления и других обстоятельств не может быть снижена, она определена законодателем и является неизменной на весь период действия нормы.
В действительности различна степень общественной опасности совершенного преступления, она в каждом конкретном случае индивидуальна и служит мерилом определения общественной опасности.  Предлагается изложить часть 1 статьи 64 УК РФ в следующей редакции: «1. При наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами совершенного преступления, ролью подсудимого, его поведением и других обстоятельств, существенно уменьшающих общественную опасность личности виновного, суд может назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотрен этой статьей, или не применять дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного».

При наличии двух, трех, четырех и пяти видов специальных норм уголовного наказания, изменяющих пределы судейского усмотрения в выборе наказания, в судебной практике возникают проблемы  в определении порядка их учета. Однако уголовный закон не установил алгоритм учета нескольких видов специальных норм назначения уголовного наказания при их совокупности, что является существенным пробелом в законодательстве,  негативно влияющим на индивидуализацию уголовного наказания. Автор доказывает, что пять уголовно-правовых норм, служебная роль которых состоит в сокращении  параметров судейского усмотрения в назначении уголовного наказания, настолько взаимосвязаны между собой, что свидетельствуют о наличии целостной взаимосвязанной системы, которая предполагает определенные правила их учета. Под системой уголовно-правовых норм, ограничивающих судейское усмотрение в назначении наказания, понимается предусмотренный уголовным законом внутренне упорядоченный, исчерпывающий перечень специальных правовых норм, которые в обязательном порядке применяются судом при назначении уголовного наказания. Исследование законодательства, научной литературы и судебной практики назначения уголовного наказания судами Северо-Кавказского федерального округа РФ в 2010 году подтверждают вывод о необходимости законодательного закрепления уголовно-правовой нормы, обязывающей последовательно учитывать при назначении наказания специальные нормы, уменьшающие пределы наказания, предусмотренные статьями 88, 66, 65, 62 и 64 УК РФ.

Автором разработано Методическое пособие по учету судом с участием присяжных заседателей специальных норм, уменьшающих пределы назначения наказания, которое апробировано во всех судах Северо-Кавказского федерального округа.

Во втором параграфе «Специальные нормы, увеличивающие пределы назначения уголовного наказания» рассматриваются три специальные нормы, увеличивающие пределы назначения уголовного наказания: при рецидиве преступлений (ст. 68 УК РФ); при совокупности преступлений (ст. 69 УК РФ) и при совокупности приговоров (ст. 70 УК РФ). Эти уголовно-правовые нормы были предметом исследования М.И. Баженова, Г.И. Волкова, Б.В. Волженкина,
З.А. Вышинской, И.М. Гальперина, А.С. Горелика, Н.Н. Дударь, А.Ф. Зеленского, В.Н. Кудрявцева, В.П. Малкова, В.В. Мальцева, В.Д. Меньшагина,
Г.П. Новоселова, В.И. Пинчука, Л.А. Прохорова, М.Н. Становского, Ю.Н. Юшкова и других, которые обосновали необходимость их учета при назначении уголовного наказания. Диссертант, соглашаясь с их выводами и оценками, свое же исследование посвятил разработке правил их учета, а также устранению проблем,  возникающих в правоприменительной практике.

Первой специальной нормой, увеличивающей пределы назначения уголовного наказания, является статья 68 УК РФ, предусматривающая назначение наказания при рецидиве преступлений. В работе отмечается, что существование статьи 68 УК РФ не отвечает основным принципам уголовного права, данная норма закона фактически предусматривает двойное уголовное преследование ранее судимого лица, совершившего вновь преступление, и она, по мнению автора, подлежит исключению из Уголовного кодекса. Однако поскольку данная уголовно-правовая норма действует в настоящее время и в судебной практике рассмотрения уголовных дел с участием присяжных заседателей существует достаточно много проблем относительно реализации служебной роли статьи 68 УК РФ, она стала предметом исследования в данной работе. 

Первая проблема  автором определяется требованием ч. 1 ст.  68 УК РФ о том, что при назначении наказания при рецидиве, опасном рецидиве или особо опасном рецидиве преступлений учитываются характер и степень общественной опасности ранее совершенных преступлений. Это требование закона повторного учета общественной опасности совершенного преступления не отвечает основополагающим принципам уголовного права. К тому же, суд не вправе подвергать сомнению характер и степень общественной опасности ранее совершенного преступления, которая установлена прежним судом, и новому состава суда в достаточной мере они неизвестны. С учетом изложенного в работе предлагается исключить из текста ч. 1 ст. 68 УК РФ указание на необходимость учета судом характера и степени общественной опасности, ранее совершенных преступлений, при  назначении наказания по новому приговору суда. Изучение 46 уголовных дел, рассмотренных судами с участием присяжных заседателей в СКФО РФ в 2010 году, показало, что суды действовали именно таким образом, ни в одном приговоре суда не учтена общественная опасность прежних преступлений.

Вторая проблема видится в том, что суды не выполняют требования ч. 1
ст.  68 УК РФ, обязывающие суд учитывать обстоятельства, в силу которых исправительное воздействие предыдущего наказания оказалось недостаточным.
В 2010 году судами с участием присяжных заседателей в СКФО осуждены 72 лица, из них ранее судимы 11, однако ни по одному уголовному делу не учитывались обстоятельства, в силу которых исправительное воздействие предыдущего наказания оказалось недостаточным. Причина сложившейся судебной практики в том, что действующее уголовно-процессуальное законодательство (ст. 73 УПК РФ) недостаточно четко определяет круг обстоятельств, подлежащих доказыванию. Так, п. 3 ч.1 ст. 73 УПК РФ указывает на необходимость доказывания обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого. Изучение 46 приговоров, вынесенных 72 лицам, в том числе 11 ранее судимым, показало, что ни по одному уголовному делу данные, характеризующие виновного во время отбытия наказания по предыдущему приговору, не учитывались. Подобное положение дел в судебной практике сложилось в силу того, что суд не располагает в материалах дела достаточными данными о поведении осужденного во время отбывания наказания, а право возвратить уголовное дело прокурору для устранения недостатков не имеет. Сбор же информации по своей инициативе является несвойственной функцией суда, к тому же приводящей к длительным срокам рассмотрения дела. Диссертантом предлагается принять специальную норму, предоставляющую суду право возвратить уголовное дело прокурору для устранения недостатков следствия или дознания.  В этой связи предлагается дополнить УПК РФ п. 6 ч.1 ст. 237 следующего содержания: «… - отсутствуют в материалах уголовного дела данные о том, что в силу каких причин исправительное воздействие предыдущего наказания оказалось недостаточным». В таком случае судья по ходатайству стороны уголовного процесса или по собственной инициативе получит право возвращать уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения.

Третья проблема видится в  неудачной редакции ч. 2 ст. 68 УК РФ о том, что при назначении наказания его срок при любом виде рецидива преступлений не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ.  Автор предлагает изложить статью 68 УК РФ в новой редакции: «При назначении наказания при рецидиве преступлений учитываются обстоятельства, в силу которых исправительное воздействие предыдущего наказания оказалось недостаточным». 

Второй специальном нормой, увеличивающей пределы назначения уголовного наказания, является статья 69 УК РФ, которая установила определенные правила назначения уголовного наказания по совокупности совершенных преступлений. Анализируя судебную практику Верховного Суда РФ, а также 46 приговоров, вынесенных судами субъектов СКФО РФ в 2010 году с участием присяжных заседателей, действующее законодательство, автор пришел к выводу о том, что редакция ч. 2 и 3 ст. 69 УК РФ нуждается в корректировке. Указание в приговоре суда о назначении окончательного наказания по совокупности преступлений неточно, так как возможно назначение окончательного наказания и по совокупности приговоров. Несовершенство данной уголовно-правовой нормы приводит к тому, что суды в своем приговоре неоднократно указывают об окончательном назначении наказания виновному. В силу этих причин в диссертации предлагается исключить из содержания статьи 69 УК РФ указание о назначении судом при совокупности совершенных преступлений окончательного наказания и указывать о назначении наказания по совокупности совершенных преступлений.

Анализируя судебную практику и высказанные в литературе точки зрения, автор считает уголовно-правовую норму, ч. 3 ст. 69 УК РФ, предусматривающей возможность назначения окончательного наказания путем полного или частичного сложения назначенных наказаний за тяжкие или особо тяжкие преступления, неудачной. Она представляет суду возможность назначения равного наказания как за два преступления, так и более, что не отвечает требованиям справедливости. Диссертант предлагает дополнить ч. 3 ст. 69 УК РФ следующим содержанием: «…При частичном сложении наказаний, совокупное наказание должно быть назначено путем сложения не менее одной трети назначенного наказания за каждое преступление, но в пределах максимального размера наказания, установленного настоящим Кодексом».

Третьей специальной нормой, увеличивающей пределы назначения уголовного наказания, является статья 70 УК РФ, установившая правила назначения наказания по совокупности приговоров.

В соответствии со статьей 70 УК РФ при назначении наказания по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда. Наказание по совокупности приговоров в случае, если оно менее строгое, чем лишение свободы, не может превышать максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания Общей частью УК РФ. Окончательное наказание по совокупности приговоров в виде лишения свободы не может превышать тридцати лет. Окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда. Присоединение дополнительных видов наказаний при назначении наказания по совокупности приговоров производится по правилам, предусмотренным ч. 4 ст. 69 УК РФ.

Автор обосновывает необходимость законодательного закрепления понятия совокупности приговоров и предлагает дополнить УК РФ статьей 171 следующего содержания: «Совокупностью приговоров признается наличие двух и более приговоров в отношении одного лица, при этом по предыдущему приговору назначенное наказание полностью не отбыто и не истекли сроки давности исполнения данного приговора».

Назначение наказания по совокупности приговоров вызывает проблемы при определении момента осуждения по предыдущему приговору. Ряд авторов (например, К.А. Панько, Н.И. Мацнев) полагают, что он совпадает со временем вступления в силу обвинительного приговора суда, в связи с чем преступления, совершенные лицом после вынесения приговора, но до вступления его в силу, должны образовывать совокупность преступлений, а не приговоров. Другие исследователи (например, М.И. Баженов, В.П. Малков) отмечают, что момент осуждения есть момент вынесения приговора, а потому совершенные лицом преступления должны расцениваться как совокупность преступлений только при условии, что повторное преступное деяние совершено до вынесения обвинительного приговора за ранее совершенное преступление. Диссертант придерживается такой же позиции, которая признается и судебной практикой.
В частности, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г.
№ 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» указывается, что при совершении лицом нового преступления после провозглашения приговора за предыдущее преступление судам следует исходить из того, что, поскольку вынесение приговора завершается его публичным провозглашением, правила назначения наказания по совокупности приговоров
(ст. 70 УК РФ) применяются и в случае, когда на момент совершения осужденным лицом нового преступления первый приговор не вступил в законную силу.

В заключении диссертантом отмечается, что цели и задачи, поставленные в диссертационной работе, выполнены в полном объеме. Изложен ряд научно обоснованных выводов, развивающих науку уголовного права, предложений законодателю, направленных на повышение эффективности уголовного судопроизводства судом с участием присяжных заседателей, предложены рекомендации Пленуму Верховного Суда РФ по повышению судами качества судебных приговоров в части мотивирования назначенного уголовного наказания.

По теме диссертации опубликованы следующие работы автора:

Научные статьи в изданиях, рекомендованных ВАК
Министерства образовании и науки Российской Федерации

1. Тащилин М.Т., Костылева Т.В. Составление списков присяжных заседателей // Российская юстиция. 2010. № 3. – 0,9/0,2 п.л.

2. Костылева Т.В. Специальные нормы смягчения наказания судом с участием присяжных заседателей // Российская юстиция. 2011. № 9. – 1,3 п.л.

Научные статьи в иных изданиях

1. Костылева Т.В., Тащилин М.Т. Проблемы участия присяжных заседателей в отправлении правосудия и способы их устранения // Труды юридического факультета Ставропольского государственного университета. Ставрополь, 2009. Вып. 22. – 2,3/1,3 п.л.

2. Костылева Т.В. Обеспечение реальной возможности присяжным заседателям качественного разрешения уголовного дела // Актуальные вопросы теории и практики борьбы с незаконным оборотом наркотических средств: Сборник материалов научно-практической конференции 18–19 июня 2010 года. Пятигорск, 2010. Ч. 1. – 1,1 п.л.

3. Костылева Т.В., Тащилин М.Т. Присяжные заседатели: как повысить их статус? // Человек и закон. 2010. № 6. – 0,6 п.л.

4. Костылева Т.В. Учет судом общественной опасности совершенного преступления // Актуальные проблемы совершенствования законодательства и правоприменения: Материалы международной научно-практической конференции  в городе Уфе 21 февраля 2011 г. / Под общ. ред. А.В. Рагулина, М.С. Шайхуллина. Уфа, 2011.  – 0,7 п.л.

5. Костылева Т.В. Учет специальных норм назначения наказания судом с участием присяжных заседателей // Актуальные проблемы правосудия в современном мире: Материалы Международной научно-практической конференции в г. Челябинске 25 марта 2011 года. Челябинск, 2011. – 0,6 п.л.

6. Костылева Т.В. О системе специальных норм назначения наказания судом с участием присяжных заседателей // Эволюция российского права: Материалы IX ежегодной всероссийской научной конференции молодых ученых и студентов в
г. Екатеринбурге 22–23 апреля 2011 года. Екатеринбург, 2011. – 0,6 п.л.

7. Костылева Т.В. Проблемы применения специальных норм назначения наказания судом с участием присяжных заседателей // Правотворческая политика: общетеоретические и отраслевые проблемы: Сборник материалов «круглого стола» Северо-Кавказского филиала Московского гуманитарно-экономического института 10 ноября 2011 года / Под общ. ред. А.В. Малько, Н.В. Исакова. Минеральные Воды, 2011. – 0,5 п.л.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.