WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ МВД РОССИИ

                                                       

                                                                       На правах рукописи

БИБИШ ОДБААТАР

ПОЛНОМОЧИЯ НАЧАЛЬНИКА СЛЕДСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ

ПО ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ КОНТРОЛЮ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ

(ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ МОНГОЛИИ)

Специальность  12.00.09 – уголовный процесс,

криминалистика; оперативно-розыскная деятельность

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва – 2012

Диссертация выполнена на кафедре управления органами

расследования преступлений Академии управления МВД России

Научный руководитель         кандидат юридических наук, доцент

                                        Образцов Александр Викторович

Официальные оппоненты:         Химичева Ольга Викторовна

доктор юридических наук, профессор,

Московский университет МВД России,

начальник кафедры уголовного процесса

Емелькина Наталья Леонидовна

кандидат юридических наук, доцент,

Московский институт предпринимательства и

права, доцент кафедры уголовно-правовых

дисциплин

Ведущая организация         Академия Генеральной прокуратуры

Российской Федерации

Защита состоится «28» мая 2012 г., в 14 час. 30 мин. на заседании диссертационного совета Д 203.002.01 при Академии управления МВД России по адресу: 125171, г. Москва, ул. З. и А. Космодемьянских, д. 8, ауд. № 415-417.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Академии управления МВД России (125171, Москва, З. и А. Космодемьянских, д. 8).

Автореферат разослан «27» апреля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат юридических наук, профессор                                         В.И. Старков

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. В настоящее время правоохранительные органы Монголии осуществляют деятельность по раскрытию и расследованию преступлений в совершенно новых условиях, инициируемых экономической, административной и правовой реформами.

Переходные из плановой экономической системы к свободным рыночным отношениям годы стали для Монголии периодом социальных потрясений, включающих в себя коренные изменения не только в государственном и общественном устройстве, но и в экономике, и правоохранительной системе. Дестабилизация экономики и общества в целом, отсутствие четкой государственной политики в социальной сфере, снижение духовно-нравственного потенциала населения и, как следствие, криминализация экономических отношений – все это явилось питательной средой для резкого роста преступности, осложнившего криминогенную обстановку в стране.

Изменился и правовой облик уголовного судопроизводства Монголии, в связи с чем претерпела изменения и структура правоохранительных органов, в первую очередь, органов, осуществляющих уголовное преследование.

С 1 сентября 2002 г. в рамках осуществления в Монголии правовой реформы вступил в действие новый Уголовно-процессуальный кодекс, который содержит ряд концептуальных положений, несомненно, находящихся в русле демократических преобразований уголовного судопроизводства. Среди таких положений основополагающей и наиболее значимой законодательной новеллой является принцип состязательности сторон и их равноправие перед судом, который, по сути, предопределил появление в уголовно-процессуальном законодательстве Монголии совершенно новых правовых предписаний, направленных на обеспечение прав участников уголовного судопроизводства, в том числе подозреваемого, обвиняемого, подсудимого и потерпевшего.

С принятием нового УПК Монголии одновременно усложнилось решение следственными органами оперативно-служебных задач по осуществлению уголовного преследования. Значительно возрос и объем выполняемый следователями работы, проявилась слабая координация действий между подразделениями органов полиции и другими правоохранительными органами при раскрытии и расследовании преступлений, что, естественно, требует совершенствования процессуального контроля за расследованием преступлений.

На этом фоне возросла и роль процессуальной фигуры начальника следственной службы, особенно в осуществлении процессуального контроля при расследовании уголовных дел. Становится все более ясным то, что в современных условиях эффективное, качественное, быстрое раскрытие и расследование преступлений невозможно без участия начальника следственной службы.

Следственная практика последних лет показывает, что в деятельности следственных подразделений накопилось немало нерешенных проблем, связанных с процессуальным и методическим обеспечением деятельности следователей. Следует заметить, что немалая их часть возникает из-за несовершенства норм уголовно-процессуального законодательства Монголии, хотя за период действия в УПК Монголии неоднократно вносились изменения и дополнения.

При этом следует отметить, что институт начальника следственной службы в монгольской юридической литературе и правоприменительной практике не исследован должным образом, как с точки зрения процессуального субъекта, так и в отношении его управленческой деятельности.

Таким образом, актуальность темы исследования обусловливается как недостаточной теоретической разработанностью данной проблематики в Монголии, так и большой практической значимостью для деятельности следственных органов по осуществлению функции уголовного преследования, что и предопределило выбор темы диссертационного исследования.

Степень научной разработанности темы исследования. При формулировании теоретических положений диссертантом учтены труды российских и монгольских ученых в области уголовно-процессуального права. Вопросы организации расследования преступлений и обеспечения процессуального контроля уголовного процесса рассматривались известными процессуалистами и криминалистами, такими как В.А. Азаров, Л.Б. Алексеева, В.И. Басков, А.Р. Белкин, Ю.Н. Белозеров, В.П. Божьев, Ж. Болдбаатар, В.М. Быков, Б.А. Викторов, С.Е. Вицин, Б.Я. Гаврилов, С.И. Гирько, А.П. Гуляев, И.М. Гуткин, А. Давааням, С.Е. Егоров, С.П. Ефимичев, Н.В. Жогин, Г.Г. Зуйков, В.В. Кальницкий, Н.Н. Ковтун, И.И. Колесников, Н.И. Кулагин, А.М.Ларин, П.А. Лупинская, Л.Н. Масленникова, М.В. Мешков, В.А. Михайлов, Е.А. Новиков, О. Нямдаваа, И.Л. Петрухин, А.Р. Рахунов, В.М. Савицкий, А.Б. Соловьев, В.Ф. Статкус, С.А. Табаков, Х.С. Таджиев, М.Е. Токарева, А.Г. Халиулин, Г.П. Химичева, О.В. Химичева, М.М. Черняков, А.А.Чувилев, С.П. Щерба, М. Энх-Амгалан, Н.Я. Якубович и многими другими. Указанные авторы рассматривали статус начальника следственного отдела (руководителя следственного органа) применительно к его взаимоотношениям со следователем и прокурором в рамках исследования процессуального контроля и прокурорского надзора.

Отдельным проблемам процессуальной деятельности начальника следственного отдела (руководителя следственного органа) по УПК РСФСР и УПК Российской Федерации посвящены диссертационные исследования О.В. Химичевой1, В.В. Кальницкого2, М.В. Мешкова3, Е.А. Новикова4 и др., в которых исследованы статус начальника следственного подразделения, его процессуальные полномочия в ходе расследования уголовного дела.

Проблемы организации раскрытия и расследования преступлений привлекали внимание ряда монгольских ученых-правоведов, таких как Б. Болдбаатар5, С. Жанцан6, З. Турмандах7, однако в их работах рассматриваются лишь отдельные аспекты по обозначенной проблеме. Комплексные исследования проблем осуществления процессуального контроля начальником следственной службы при расследовании уголовных дел на монографическом и диссертационном уровне в Монголии не проводились.

Указанные обстоятельства свидетельствуют об актуальности темы диссертационного исследования и определяют его объект, предмет, цели и задачи, т.е. необходимость разработки положений теории процессуального контроля в современных условиях в соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства Монголии.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся при осуществлении деятельности начальника следственной службы по реализации норм права, регламентирующих правоотношения, возникающие в ходе осуществления процессуального контроля за деятельностью следователей.

Предмет исследования составляют особенности уголовно-процессуальной деятельности начальника следственной службы по осуществлению процессуального контроля при расследовании уголовных дел.

Цель и задачи исследования. Цель исследования заключается в обосновании научных положений о полномочиях начальника следственной службы и формах их реализации в уголовном процессе, выявлении имеющихся здесь проблем уголовно-процессуального характера и выработке предложений по совершенствованию процессуального контроля начальника следственной службы в уголовном судопроизводстве Монголии.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие теоретические и научно-практические задачи:

  • проанализировать становление и развитие института процессуального контроля и стоящих перед ним практических задач;
  • изучить и проанализировать отечественное и зарубежное законодательство, регламентирующее деятельность начальника следственной службы;
  • сформулировать понятие процессуального контроля начальника следственной службы, рассмотреть значение и особенности контрольной деятельности начальника следственной службы в стадии возбуждения уголовного дела и в ходе расследования;
  • определить место процессуального контроля начальника следственной службы в системе уголовно-процессуальных функций;
  • проанализировать соотношение процессуального контроля начальника следственной службы с процессуальным руководством начальника следственной службы;
  • определить роль и значение процессуального контроля в системе контрольно-надзорной деятельности в досудебном производстве (соотношение процессуального контроля начальника следственной службы и прокурорского надзора);
  • разработать на основе проведенного анализа предложения по совершенствованию норм уголовно-процессуального закона и практики функциональной деятельности начальника следственной службы, улучшению законодательного обеспечения его процессуальной деятельности по осуществлению контроля за расследованием уголовных дел.

Методология и методика диссертационного исследования. Методологическая основа диссертационного исследования базируется на положениях общенаучного диалектического метода познания. Полномочия начальника следственной службы по процессуальному контролю при расследовании уголовных дел рассматривались во взаимосвязи с деятельностью участников уголовного судопроизводства, общими проблемами обеспечения законности уголовного судопроизводства, с учетом исторического опыта, современных тенденций и перспектив развития как уголовного судопроизводства в целом, так и его составляющей – процессуальной деятельности начальника следственной службы. В ходе исследования использовались доступные юридической науке методы научного исследования (исторический, системный, сравнительно-правовой, статистический, логико-юридический, юридико-филологический и социологический).

Положения и выводы диссертации основываются на положениях Конституции Монголии и анализе уголовно-процессуального законодательства Монголии, Закона об органах полиции Монголии, нормативных правовых актов полиции Монголии и Государственного следственного управления при Главном управлении полиции Монголии, а также результатах эмпирических исследований, материалах следственной практики и статистических данных о состоянии преступности и результатах расследования уголовных дел. Исследованы вопросы осуществления процессуального контроля руководителем следственного органа по уголовно-процессуальному законодательству России, Республики Беларусь, Республики Казахстан, Армении, Республики Таджикистан, Азербайджанской Республики, Республики Молдова, Кыргызской Республики, научная литература и другие материалы по избранной теме.

Эмпирическую базу исследования составили результаты изучения 378 уголовных дел, находящихся в производстве следователей; 189 уголовных дел, возвращенных для производства дополнительного расследования, 135 материалов, по которым вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, а также 85 жалоб и заявлений, поступивших в Государственное следственное управление при Главном управлении полиции Монголии в период 2008-2011 гг., и материалов служебных проверок по нем; статистические данные и аналитические материалы за 2007-2011 гг. информационно-аналитического центра Главного управления полиции Монголии, Государственного следственного управления, прокуратуры Монголии. В ходе исследования проанкетированы 56 начальников и заместителей начальников следственных отделов и отделений, что составляет 78,8% от общего числа данных руководителей системы следственных органов Монголии, а также 148 следователей (составляет 30,8% их штатной численности) и 45 прокуроров.

Объем сбора информации определен с таким расчетом, чтобы получить усредненные результаты. Проверка устойчивости полученных данных осуществлялась путем сопоставления групп уголовных дел и отказанных материалов по центральному (6 районов г. Улан-Батора, г. Дархан и Центральный аймак) и восточному (Восточный, Хэнтийский и Дорноговьский аймаки) регионам страны, а также их сравнения с общими показателями о результатах следственной работы. Сбор эмпирического материала осуществлялся в следственных подразделениях районов столицы Монголии,  г. Дархана и в Восточном аймаке, поскольку на их территории совершается более половины всех регистрируемых в Монголии за год преступлений.

Научная новизна исследования состоит в том, что диссертантом исследование института процессуального контроля, осуществляемого начальником следственной службы, выделено в науке уголовного процесса Монголии в качестве самостоятельной проблемы. Ее правильное разрешение в научном, законодательном и прикладном плане служит базой для решения теоретических, организационно-управленческих и практических вопросов уголовно-процессуальной деятельности начальника следственной службы и его уголовно-процессуальных отношений со следователем при расследовании уголовных дел.

Результаты диссертационного исследования, в котором проанализированы правовая основа и содержание института начальника следственной службы, рассмотрены полномочия начальника следственной службы по осуществлению процессуального контроля и предложены меры по его совершенствованию, дают возможность сделать ряд новых по содержанию и обоснованию теоретических выводов, практических рекомендаций и предложений по изменению уголовно-процессуального законодательства Монголии в части совершенствования процессуального контроля начальника следственной службы за расследованием уголовных дел.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Авторское определение процессуального контроля начальника следственной службы по УПК Монголии как самостоятельной уголовно-процессуальной функции, осуществляемой с целью обеспечения процессуальной деятельности следователей по объективному, всестороннему, полному раскрытию и расследованию преступлений, принятию законных и обоснованных процессуальных решений, собиранию доказательств, предотвращению возможного незаконного ограничения прав и свобод участников уголовного процесса и соблюдению их законных требований в уголовном судопроизводстве.
  2. Авторская классификация полномочий начальника следственной службы по признаку решаемых задач, разделенных на две группы:  1) осуществление процессуального руководства; 2) осуществление процессуального контроля, поскольку и процессуальное руководство производством следствия, и процессуальный контроль начальника следственной службы являются самостоятельными, взаимодополняющими функциями досудебного производства по уголовным делам и неразрывно связаны между собой.
  3. Предложения автора по совершенствованию правового регулирования процессуальных полномочий начальника следственной службы путем внесения изменений и дополнений в УПК Монголии.

3.1. В части закрепления полномочий начальника следственной службы по осуществлению контроля за разрешением заявлений и сообщений о преступлениях в стадии возбуждения уголовного дела не ведомственными нормативно-правовыми актами, а с учетом требований принципа законности, нормами уголовно-процессуального закона, для чего предоставить начальнику следственной службы право:

  • «изымать материалы проверки заявления и сообщения о преступлении у следователя и передавать другому следователю с обязательным указанием оснований такой передачи» (п. 2 ч. 1 ст. 29);
  • «лично ознакомиться с материалами проверки заявления и сообщения о преступлении, давать письменные указания о рассмотрении заявления и сообщения о преступлении, о производстве отдельных проверочных действий, лично рассматривать заявления и сообщения о преступлении» (п. 3 ч. 1 ст. 29);
  • «возбудить уголовное дело в порядке, установленном настоящим Кодексом» (ч. 2 ст. 29).
    1. О наделении начальника следственной службы с целью повышения качества расследования уголовного дела и усиления его контрольных полномочий правом принимать участие в производстве следственных действий без непосредственного принятия уголовного дела к своему производству и давать следователю указания, а также отменять незаконные или необоснованные постановления следователя по уголовному делу, для чего следует, соответственно:
  • ч. 1 ст. 29 УПК Монголии дополнить пунктом 4 следующего содержания: «при необходимости, не принимая материалы уголовного дела к своему производству, участвовать в производстве отдельных следственных действий, а равно как и руководить их производством»;
  • в п. 2 ч. 1 ст. 29 УПК Монголии внести дополнения следующего содержания: «отменять незаконные или необоснованные постановления следователя».
    1. О необходимости законодательного расширения процессуальных полномочий начальника следственной службы в части предоставления ему права привлекать к расследованию уголовного дела оперативных сотрудников, специалистов, специальных групп физической защиты полиции.
  1. Вывод о том, что УПК Монголии наделяет равными процессуальными полномочиями начальника следственной службы и начальника органа дознания8, несмотря на то, что они являются разными субъектами уголовного судопроизводства. В связи с чем предлагается дифференцировать процессуальные полномочия начальника следственной службы, осуществляющего процессуальный контроль за деятельностью следователя по расследованию уголовных дел о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких преступлениях, и начальника органа дознания, который осуществляет процессуальный контроль за деятельностью дознавателей по производству дознания по уголовным делам о преступлениях небольшой тяжести, предусмотренных Особенной частью Уголовного кодекса Монголии, для чего необходимо предусмотреть в УПК Монголии полномочия этих процессуально самостоятельных субъектов в виде самостоятельных уголовно-процессуальных норм.
  2. Предложение автора о внесении изменений в УПК Монголии с целью уточнения нормативно-правового определения «начальник следственной службы» при обозначении должностного лица, возглавляющего следственный орган, поскольку анализируемый термин имеет системообразующее значение для определения процессуального статуса этого должностного лица. С учетом этого представляется более точным термин - «начальник следственного органа», так как термины «служба», «отдел» и «подразделение» не полностью охватывают сущность, содержание, структуру и, наконец, должностную иерархию исследуемой деятельности, для чего предлагается п. 4 ч. 1 ст. 5 УПК Монголии изложить в следующей редакции:

«начальник следственного органа – начальник следственного управления, следственного отдела и отделения следственного органа, производящего следствие, а также его заместитель».

  1. Вывод автора о том, что с учетом задач построения правового государства, обеспечения прав, свобод и законных интересов личности при расследовании преступлений в основу современной концепции прокурорского надзора должен быть положен принцип общенадзорной деятельности, для чего отдельные полномочия прокурора по аналогии с УПК РФ следует передать начальнику следственной службы:

а) отстранять следователя от дальнейшего производства по уголовному делу, если им допущено нарушение требований закона при производстве следствия;

б) принимать решение об изъятии уголовного дела у следователя, если им допущено нарушение требований закона, выявленное прокурором, и поручать его другому следователю.

Теоретическая значимость исследования заключается в разработке современного уголовно-процессуального понятия контрольно-процессуальной деятельности начальника следственной службы Монголии, в научном обосновании путей совершенствования правовых основ полномочий начальника следственной службы в уголовном судопроизводстве.

Практическая значимость исследования определяется возможностью использования в практической деятельности следственных органов Монголии сформулированных научных положений, выводов и рекомендаций по проблемам процессуального контроля начальника следственной службы и его заместителя на досудебных стадиях уголовного судопроизводства; в нормотворческой деятельности при совершенствовании уголовно-процессуального законодательства и нормативных правовых актов; в научной деятельности, а также в учебном процессе при подготовке специалистов по проблемам организации расследования преступлений и управления этой деятельностью.

Достоверность и обоснованность результатов исследования определяются его комплексным характером, использованием различных методов научного исследования, основываются на сравнительном анализе законодательства Монголии, России и других государств, правоприменительной практики, статистической информации; научных трудах исследователей по теме диссертационного исследования.

Апробация и внедрение в практику результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования докладывались на заседании кафедры управления органами расследования преступлений Академии управления МВД России, на научно-практической конференции «Проблемы управления органами расследования преступлений» с участием сотрудников следственных органов, состоявшейся в Улан-Баторе 25 июня 2009 г., а также в ходе 50-х криминалистических чтений «Теория и практика использования специальных знаний в раскрытии и расследовании преступлений» (к 90-летию со дня рождения профессора И.М. Лузгина и 80-летию со дня рождения профессора Е.И. Зуева» (Москва, Академия управления МВД России, 23 октября 2009 г.) и 52-х криминалистических чтений «Криминалистическое обеспечение расследования преступлений коррупционной экономической направленности» (Москва, Академия управления МВД России, 21 октября 2011 г.).

Результаты исследования используются в управленческой и практической деятельности Государственного следственного управления при Главном управлении полиции Монголии и в обучении руководящего состава следственных аппаратов Монголии. Материалы диссертации использованы при подготовке дополнений и изменений в УПК Монголии, а также в разработке ведомственных нормативных правовых актов Главного управления полиции Монголии, регламентирующих основные направления деятельности следственной службы на 2011-2012 гг., порядок осуществления процессуального контроля начальника следственного отделения и отдела при расследовании уголовных дел и личного контроля начальника Государственного следственного управления за уголовными делами с продленными сроками производства следствия и другие вопросы следственной деятельности.

Теоретические положения и практические выводы диссертанта используются в учебном процессе Университета Министерства юстиции и внутренних дел Монголии по курсам «Уголовный процесс», «Уголовно-процессуальное право», «Профессиональное руководство органами полиции Монголии», «Правовое положение правоохранительных органов Монголии», «Актуальные проблемы применения уголовно-процессуального законодательства». По теме диссертационного исследования диссертантом опубликовано семь научных статей, из них две статьи в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России.

Структура и объем диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих четыре параграфа, заключения, списка законодательных и других нормативных правовых актов, литературы и иных источников, использованных при подготовке диссертации, приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы исследования, определяются объект, предмет, цели и задачи, а также методологическая, теоретическая и эмпирическая основы, раскрывается научная новизна диссертации, ее теоретическая и практическая значимость, формулируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Глава первая «Понятие и сущность контрольной деятельности начальника следственной службы», состоящая из двух параграфов, посвящена изучению становления и развития законодательства Монголии, регламентирующего контрольную деятельность начальника следственной службы, и совершенствованию ее правового регулирования, а также исследованию понятия и сущности контрольной деятельности начальника следственной службы.

В первом параграфе «Становление и развитие законодательства Монголии, регламентирующего контрольную деятельность начальника следственной службы, и совершенствование правового регулирования по законодательству Монголии, Российской Федерации и других государств» дан ретроспективный анализ законодательства, регулирующего контрольную деятельность начальника следственной службы.

Диссертант отмечает, что с принятием в 1924 г. первой Конституции Монгольской Народной Республики начался период новейшей истории монгольского законодательства, характеризующийся проведением судебно-правовой реформы, в т. ч принятием законодательства, определяющего порядок уголовного судопроизводства.

В пятидесятые годы на начальника следственного подразделения органов милиции МНР были возложены задачи руководства следственным подразделением и контроля за расследованием преступлений, однако данное положение в уголовно-процессуальном законе не было закреплено.

Важным актом в совершенствовании процессуального статуса начальника следственного подразделения стал Указ Президиума Великого Народного Хурала МНР от 25 января 1968 г. №13 «О внесении дополнений и изменений в УПК МНР 1963 г.», которым в сферу уголовно-процессуальных отношений был введен термин «начальник следственного отдела» с законодательным закреплением его процессуальных полномочий.

В соответствии со статьей 1271 УПК МНР на начальника следственного отдела возлагались процессуальные обязанности по осуществлению контроля за своевременностью действий следователей по раскрытию и предупреждению преступлений и принятию мер к наиболее полному, всестороннему и объективному производству предварительного следствия9 (ныне - производство следствия) по уголовным делам. Пункт 6а ст. 34 УПК МНР раскрывал содержание понятия «начальник следственного отдела» и впервые относил фигуру начальника следственного отдела к числу субъектов уголовного судопроизводства. С 1994 г. лицо, возглавляющее следственное подразделение, стало называться «начальник следственной службы».

Принятый Великим Государственным Хуралом Монголии от 10 января 2002 г. УПК Монголии предусматривает расследование уголовных дел в двух формах: 1) производство дознания; 2) производство следствия, в связи с чем в УПК Монголии наряду с термином «начальник следственной службы» был введен новый термин «начальник органа дознания».

Диссертантом рассмотрен вопрос о совершенствовании процессуальных норм УПК Монголии, регламентирующих деятельность начальника следственной службы. На основе проведенного анализа сделан вывод, что УПК Монголии использует не вполне точный термин «начальник следственной службы» при обозначении должности лица, возглавляющего следственный орган. По мнению автора, более точным является термин «начальник следственного органа», учитывая, что термины «служба», «отдел» и «подразделение» не полностью охватывают сущность, правовое содержание, организационную структуру и, наконец, должностную иерархию исследуемой деятельности.

Диссертантом также высказано мнение, что начальник следственной службы, осуществляющий процессуальный контроль за деятельностью следователей по расследованию ими уголовных дел о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких преступлениях, и начальник органа дознания, осуществляющий процессуальный контроль за деятельностью дознавателя по расследованию уголовных дел о преступлениях небольшой тяжести, предусмотренных Особенной частью Уголовного кодекса Монголии, должны иметь разные процессуальные полномочия.

В соответствии с Законом Монголии от 9 августа 2007 года «О внесении изменений и дополнений в УПК Монголии» производство следствия по уголовным делам о преступлениях средней тяжести, предусмотренных Особенной частью Уголовного кодекса Монголии, снова было поручено следственной службе органов полиции Монголии. При этом, роль и место в структуре органов полиции Монголии и форма участия начальника следственной службы и начальника органа дознания в досудебном производстве совершенно различны, следовательно регулирование деятельности этих самостоятельных субъектов уголовно-процессуальной деятельности одними и теми же правовыми нормами недопустимо. Об этом же свидетельствует и сравнительное исследование уголовно-процессуального законодательства Монголии, Российской Федерации, Республики Беларусь, Республики Казахстан, Армении, Республики Таджикистан, Азербайджанской Республики, Республики Молдова, Кыргызской Республики и других государств, где процессуальные полномочия руководителя (начальника) следственного органа и начальника органа дознания регламентируются самостоятельными нормами уголовно-процессуального закона, который наделяет указанных должностных лиц органов расследования отличающийся друг от друга полномочиями.

С учетом этого и ряда других факторов диссертантом вносится предложение предусмотреть в УПК Монголии полномочия этих процессуально самостоятельных субъектов отдельными правовыми нормами.

Во втором параграфе «Понятие и сущность контрольной деятельности начальника следственной службы» отмечается, что в теории уголовного процесса существуют различные точки зрения как на понятие полномочий начальника следственной службы, так и на понимание целей процессуального контроля.

Полномочиями начальника следственной службы являются его процессуальные права и обязанности, закрепленные в законе с целью обеспечения процессуального руководства производством следствия по раскрытию и расследованию преступлений и осуществлению процессуального контроля за деятельностью следователей.

Проанализировав полномочия начальника следственной службы, автор пришел к выводу, что данные полномочия осуществляется по двум самостоятельным, но взаимодополняющим направлениям:

а) процессуальный контроль:

  • личное ознакомление с материалами уголовного дела;
  • дача следователю письменных указаний и поручений, обеспечение контроль за их исполнением;
  • участие вместе со следователем в производстве отдельных следственных действий.

б) процессуальное руководство производством следствия:

  • обеспечение организационного и процессуального руководства производством следствия;
  • координирование действий по раскрытию преступления и установлению совершившего его лица;
  • поручение производства следствия одному следователю либо нескольким следователям;
  • передача уголовного дела от одного следователя к другому следователю;
  • личное производство следствия с использованием при этом полномочий следователя;
  • продление срока рассмотрения сообщений о преступлениях до четырнадцати суток;
  • создание следственной группы и изменение ее состава.

На основе анализа определений процессуального контроля начальника следственной службы (В.П. Ашитко, Ж. Болдбаатар, Б.Я. Гаврилов, Д.А. Влезько, А. Давааням, В.В. Кальницкий, Н.Н. Ковтун, В.А. Михайлов, Е.А. Новиков, О. Нямдаваа, С.А. Табаков, О.В. Химичева, М.М. Черняков, А.А. Чувилев, М. Энх-Амгалан и др.) диссертантом сформулировано собственное определение процессуального контроля.

Процессуальный контроль начальника следственной службы есть самостоятельная уголовно-процессуальная функция, осуществляемая с целью обеспечения процессуальной деятельности следователей по объективному, всестороннему, полному раскрытию и расследованию преступлений, принятию законных и обоснованных процессуальных решений, собиранию доказательств, предотвращению возможного незаконного ограничения прав и свобод участников уголовного процесса и соблюдению их законных требований в уголовном судопроизводстве.

Глава вторая «Реализация начальником следственной службы полномочий по осуществлению процессуального контроля в уголовном процессе» состоит из двух параграфов, которые посвящены вопросам функций и места процессуального контроля начальника следственной службы в системе уголовно-процессуальных функций, значимости и особенностям процессуального контроля при расследовании уголовных дел, в том числе в стадии возбуждения уголовного дела.

В первом параграфе «Функция и место процессуального контроля начальника следственной службы в системе уголовно-процессуальных функций» автором рассмотрены:

а)  функция процессуального контроля начальника следственной службы среди основных функций уголовного процесса;

б)  функция процессуального контроля начальника следственной службы в системе контрольно-надзорной деятельности (соотношение процессуального контроля начальника следственной службы с прокурорским надзором в досудебном производстве);

в) соотношение процессуального контроля начальника следственной службы с процессуальным руководством начальника следственной службы и процессуальным руководством со стороны прокурора.

Диссертант считает, что процессуальный контроль начальника следственной службы и процессуальное руководство производством следствия со стороны начальника следственной службы являются самостоятельными, взаимодополняющими функциями уголовного судопроизводства.

Сделан вывод, что контрольная деятельность начальника следственной службы имеет свои собственные функции, через которые он определяет цели и решает задачи, поставленные перед ним законом. К ним относятся:  а) предупредительная функция; б) функция обеспечения законности, осуществляемая начальником следственной службы при производстве следствия; в) функция наблюдения начальника следственной службы за результатами рассмотрения уголовных дел в суде.

На основании исследования соотношения контроля, осуществляемого начальником следственной службы при расследовании уголовных дел, с прокурорским надзором диссертант приходит к следующим выводам:

  • если процессуальный контроль со стороны начальника следственной службы осуществляется выборочно, по отдельным уголовным делам, то прокурорский надзор осуществляется по всем без исключения уголовным делам и направлен на выполнение задач более высокого порядка, чем контроль начальника следственной службы;
  • объектом процессуального контроля, осуществляемого начальником следственной службы, является процессуальная деятельность следователей конкретного подразделения по раскрытию и расследованию преступлений, а также своевременному выполнению следственных действий с соблюдением требований закона, а объект надзора, осуществляемого прокурором – точное исполнение законов в деятельности следователей и дознавателей следственных служб и органов дознания;
  • процессуальный контроль начальника следственной службы осуществляется в отношении подчиненных ему следователей, прокурор же осуществляет надзор за процессуальной деятельностью всех участников расследования, в том числе всех следователей и дознавателей, независимо от их подведомственности.

С учетом результатов действия в Российской Федерации Федерального закона от 5 июня 2007 №87-ФЗ10, перераспределившего процессуальные полномочия между прокурором и руководителем следственного органа, автор считает целесообразным передать некоторые полномочия прокурора по процессуальному руководству начальнику следственной службы, поскольку процессуальное руководство производством следствия составляет главное содержание его деятельности.

Во втором параграфе «Процессуальный контроль начальника следственной службы при расследовании уголовных дел» рассмотрены особенности процессуального контроля и конкретные полномочия, которыми наделен начальник следственной службы при его осуществлении.

Личное ознакомление с материалами уголовных дел – важный элемент осуществления процессуального контроля начальником следственной службы. Анализ основных показателей следственной работы за 2007-2011 гг. (приложение 5, таблица №2) подтверждает, что в большинстве случаев (более, чем по 90% изученных уголовных дел) начальники следственных подразделений осуществляют контроль путем личного ознакомления с материалами уголовных дел (приложение 2, пункт 1). Результаты данной работы должны получать фиксацию, в частности, в других формах процессуального контроля: письменных указаниях, изъятии уголовного дела у следователя и передаче его другому следователю и др.

Автор отмечает, что в УПК Монголии в отличие от УПК РФ не предусмотрены полномочия начальника следственной службы в случаях принятия следователем незаконного или необоснованного решения. Ссылаясь на вышеуказанное положение УПК РФ, диссертант предлагает дополнить п. 2 ч. 1 ст. 29 УПК Монголии новым положением, а именно предоставить право начальнику следственной службы: «отменять незаконные или необоснованные постановления следователя».

Участие начальника следственной службы вместе со следователем в производстве отдельных следственных действий. Однако анализ основных показателей следственной работы за 2007-2011 гг. (приложение 5, таблица №2) подтверждает, что такое участие начальника следственной службы (менее, чем по 30% изученных уголовных дел) является недостаточным (приложение 2, пункт 2). Одновременно реализация начальником следственной службы данной функций не должна приводить к ограничению процессуальной самостоятельности следователя как основного субъекта расследования.

Среди изученных диссертантом 180 уголовных дел по нераскрытым преступлениям, в 91% случаях начальник следственной службы не выезжал на осмотр места происшествий, вследствие чего следователи, прежде всего, не обладающие достаточными практическими навыками следственной работы, производят осмотр некачественно, что отрицательно влияет на раскрытие преступлений.

Автор считает, что необходимо наделить начальника следственной службы правом принимать непосредственное участие в производстве следственных действий без принятия уголовного дела к своему производству.  В связи с чем предлагается  п. 4 ч. 1 ст. 29 УПК Монголии изложить в следующей редакции: «при необходимости, не принимая материалы уголовного дела к своему производству, участвовать в производстве отдельных следственных действий, а равно как и руководить их производством».

Дача начальником следственной службы письменных указаний и поручений (по 83% изученных уголовных дел) и обеспечение их исполнения служит основной формой процессуального контроля начальника следственной службы (приложение 2, пункт 3). Указания – это самостоятельный процессуальный акт, вынесенный начальником следственной службы, а его письменная форма указывает на обязательность их исполнения следователем. Указания и поручения могут быть даны в связи с обнаружением, собиранием, проверкой и оценкой доказательств, с принятием следователем процессуальных решений по уголовному делу.

С целью повышения эффективности контрольной деятельности начальника следственной службы автор в рамках диссертационного исследования впервые предлагает использовать единую контрольно-справочную систему учета информации по уголовному делу, которая включает в себя собирание сведений, охватывающих все 12 предусмотренных нормативными правовыми актами Государственного следственного управления видов учета (приложение 6).

Автор отмечает, что составной частью процессуального контроля начальника следственной службы является контроль в стадии возбуждения уголовного дела. Эта деятельность должна быть направлена на предупреждение, выявление и устранение нарушений закона со стороны следователей при рассмотрении заявлений и сообщений о фактах совершенных преступлений, обеспечение принятия обоснованных процессуальных решений на начальной стадии уголовного процесса.

Автор отмечает, что УПК Монголии не дает начальнику следственной службы каких-либо процессуальных прав для обеспечения своевременного рассмотрения и разрешения заявлений и сообщений о преступлениях и предупреждение тем самым фактов незаконного, необоснованного принятия по ним процессуальных решений, в том числе и об отказе в возбуждении уголовного дела.

Результаты проведенного исследования позволили диссертанту сформулировать вывод о том, что требования ведомственных нормативных правовых актов не обеспечивают эффективного процессуального контроля в стадии возбуждения уголовного дела. Так, в 2010 г. органами прокуратуры отменено 316 незаконных, необоснованных постановлений следователей об отказе в возбуждении уголовного дела. В 2011 г. количество отмененных постановлений указанной категории возросло до 39011, что составляет 2,8 % от общего количества принятых процессуальных решений о возбуждении уголовного дела.

С целью усиления процессуального контроля начальника следственной службы в стадии возбуждения уголовного дела диссертантом предложено внести ряд изменений и дополнений в статью 29 УПК Монголии, предоставляющих начальнику следственной службы право изымать материалы проверки заявления и сообщения о преступлении у следователя и передавать другому следователю с обязательным указанием такой передачи, лично ознакомиться с материалами проверки заявления и сообщений о преступлении, лично рассматривать заявления и сообщения о преступлении, возбудить уголовное дело в порядке, установленном УПК Монголии.

В заключении автором подведены итоги проведенного исследования, сформулированы основные выводы и вносятся предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства Монголии, регламентирующего контрольную деятельность начальника следственной службы, которые направлены на повышение процессуального статуса и усиление процессуального контроля начальника следственной службы при расследовании уголовных дел.

  1. Обоснована необходимость внесение изменений в п. 4 ч. 1 ст. 5 УПК Монголии, предусматривающих понятие: «начальник следственного органа – начальник следственного управления, следственного отдела и отделения следственного органа, производящего следствие, а также его заместитель».
  2. Учитывая то, что роль, место и форма участия начальника органа дознания и начальника следственной службы в досудебном производстве совершенно разные, однако регулирование деятельности этих процессуально самостоятельных субъектов по УПК Монголии осуществляет одними и теми же правовыми нормами, поэтому автором вносится предложение предусмотреть в УПК Монголии полномочия этих процессуально самостоятельных субъектов отдельными правовыми нормами.
  3. Полномочия начальника следственной службы по признаку решаемых задач разделены на две группы: а) осуществление процессуального руководства производством следствия; б) осуществление процессуального контроля. Процессуальное руководство производством следствия и процессуальный контроль начальника следственной службы являются самостоятельными, взаимодополняющими функциями уголовного судопроизводства и неразрывно связаны между собой.
  4. Процессуальный контроль начальника следственной службы есть самостоятельная уголовно-процессуальная функция, осуществляемая с целью обеспечения процессуальной деятельности следователей по объективному, всестороннему, полному раскрытию и расследованию преступлений, принятию законных и обоснованных процессуальных решений, собиранию доказательств, предотвращению возможного незаконного ограничения прав и свобод участников уголовного процесса и соблюдению их законных требований в уголовном судопроизводстве.
  5. Процессуальный контроль начальника следственной службы в уголовном судопроизводстве имеет свои собственные функции:  а) предупредительная функция контрольной деятельности начальника следственной службы; б) функция обеспечения законности, осуществляемая начальником следственной службы при производстве следствия; в) функция наблюдения за результатами рассмотрения уголовных дел в суде.
  6. Для повышения процессуального статуса и усиления контрольной деятельности начальника следственной службы при расследовании уголовных дел автором предлагается внести в ст. 29 УПК Монголии соответствующие изменения и дополнения, предоставляющие ему дополнительные процессуальные полномочия в стадии возбуждения уголовного дела и его расследования.

В приложениях диссертантом представлены результаты анкетирования начальников и следователей следственных органов полиции Монголии и прокуроров, аналитическая справка по результатам изучения практики процессуального контроля, осуществляемого начальником следственной службы при расследовании уголовных дел и проект Закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Монголии».

Основные положения диссертационного исследования отражены в семи публикациях автора общим объемом 2,59 п.л.:

I.        В научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации:

1.        Бибиш, О. Процессуальный контроль и полномочия начальника следственной службы по законодательству Монголии / О. Бибиш // Труды Академии управления МВД России. – 2011. – № 1. – С. 104-107. (0,34 п.л.).

2.        Бибиш, О. К вопросу о некоторых полномочиях начальника следственной службы (по УПК Монголии) / О. Бибиш // Известия Академии наук республики Таджикистан. - Серия: Философия и право. – Душанбе, 2010. – № 4. – С. 157-160. (0,32 п.л.).

II.        В иных изданиях:

3.        Бибиш, О. Процессуальные полномочия начальника следственной службы (по УПК Монголии) / О. Бибиш // Теория и практика использования специальных знаний в раскрытии и расследовании преступлений: материалы 50-х криминалистических чтений. – М.: Академия управления МВД России, 2009. – С. 214-217. (0,21 п.л.).

4.        Бибиш, О. Процессуальный контроль начальника следственной службы при расследовании уголовных дел (по УПК Монголии) / О. Бибиш // К 80-летию Академии управления МВД России: сборник научных статей адъюнктов кафедры управления органами расследования преступлений. – М.: Академия управления МВД России, 2009. – С. 35-40. (0,17 п.л.).

5.        Бибиш, О. Полномочия начальника следственной службы / О. Бибиш // Вопросы борьбы с преступностью: Академия полиции Монголии. – Улан-Батор, 2010. – № 4. – С. 47-49. (0,62 п.л.) на монг. языке.

6.        Бибиш, О. О понятиях следственного органа и его руководителя в УПК Монголии и других государств / О. Бибиш // Честь закона: Национальный юридический центр Монголии. – Улан-Батор, 2010. – № 4. – С. 89-94. (0,62 п.л.) на монг. языке.

7.        Бибиш, О. Процессуальный контроль начальника следственной службы в стадии возбуждения уголовного дела по УПК Монголии / О. Бибиш // Криминалистическое обеспечение расследования преступлений коррупционной и экономической направленности: сборник материалов 52-х криминалистических чтений. – М.: Академия управления МВД России, 2011. – С. 140-146. (0,31 п.л.).


1 Химичева О.В. Концептуальные основы процессуального контроля и надзора на досудебных стадиях уголовного судопроизводства: Дис. … докт. юрид. наук. – М.: Моск. ун-т МВД России, 2004. – 402 с.

2 Кальницкий В.В. Ведомственный процессуальный контроль за деятельностью следователей ОВД: Дис. … канд. юрид. наук. – М., 1982. – 212 с.

3 Мешков М.В. Процессуальное положение начальника следственного отдела в советском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. – М., 1991. – 310 с.

4 Новиков Е.А. Руководитель следственного органа в российском уголовном судопроизводстве: процессуальные и организационные аспекты: Дис. ... канд. юрид. наук. – М.: Моск. ун-т МВД России, 2009. – 271 с.

5 Болдбаатар Б. Организация раскрытия  и расследования особо тяжких преступлений, совершаемых несовершеннолетними: Дис. … канд. юрид. наук. – Улан-Батор: Академия полиции Монголии, 2004. – 178 с.

6 Жанцан С. Особенности расследования хулиганства: Дис. … канд. юрид. наук. – Улан-Батор: Академия полиции Монголии, 1991. – 182 с.

7 Турмандах З. Организация и особенности раскрытия, расследования убийств, совершенных организованными группами: Дис. … канд. юрид. наук. – Улан-Батор: Академия полиции Монголии, 2008. – 252 с.

8 ст. 29 УПК Монголии. Полномочия начальника органа дознания и следственной службы.

9 По закону от 28 апреля 1994 «О внесении дополнений и изменений в УПК Монголии 1963 г.» расследование по уголовным делам производится в форме дознания либо производства следствия. Словосочетание «предварительное следствие» было заменено словосочетанием «производство следствия».

10 Федеральный закон Российской Федерации от 5 июня 2007 г. №87-ФЗ.  «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 2007. – № 24. cт. 2830.

11 Отчет о результатах следственной работы Государственного следственного управления при Главном управлении полиции Монголии за  2011 г. – УБ.: ГСУ при ГУП Монголии, 2011. – С. 16-17.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.