WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

                                                              На правах рукописи

                       

       КИСЕЛЕВА ИРИНА АНАТОЛЬЕВНА

МОШЕННИЧЕСТВО НА ПОТРЕБИТЕЛЬСКОМ РЫНКЕ:

ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

Специальность: 12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

               

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

       

Нижний Новгород - 2011

Работа выполнена на кафедре уголовного права Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Нижегородский государственный университет им. Н. И. Лобачевского».

Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент

                        почетный работник        высшего образования,                       заслуженный юрист РФ

                        Колосова Валентина Ивановна        

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор,

                                                заслуженный юрист РФ                                                                                 Панченко Павел Николаевич

                                               

                                        кандидат юридических наук, доцент

                                        Титушкина Елена Юрьевна

                               

Ведущая организация:        Казанский (Приволжский) федеральный  университет

       Защита состоится «7» февраля 2012 года в 16:30 часов на заседании диссертационного совета  Д.212.048.10 при Национальном исследовательском университете «Высшая школа экономики» по адресу: 109017, г. Москва, ул. Малая Ордынка, д.17, ауд. 315.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» по адресу: г. Москва, ул.  Мясницкая, д. 20.

Автореферат разослан «27»  декабря 2011 года.

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

Кандидат юридических наук, доцент А. А.Энгельгардт 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

       

Актуальность темы исследования.

Нестабильность экономических отношений в современной России пагубно  сказывается на потребительском рынке, где одной из серьезных проблем является реализация некачественного и фальсифицированного товара. «Цивилизация чуть ли не ежедневно создает новые виды мошенничества, и государство не противостоит этому процессу»1. Коммерческие структуры, будучи заинтересованными в сверхприбыли от низкокачественного товара, активно способствуют массовому проникновению на российский потребительский рынок низкокачественной продукции. Происходящие процессы в сфере потребительского рынка «приняли весьма опасные формы и тенденции, по сути, превратили потребительский рынок в наиболее криминогенный сектор экономики, поставив под угрозу экономическую безопасность России»2.

В разработанной стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года указано, что «повышение качества жизни российских граждан гарантируется путем…доступности…высококачественных и безопасных товаров и услуг…Одним из главных направлений обеспечения национальной безопасности в среднесрочной перспективе определяется продовольственная безопасность и гарантированное снабжение населения высококачественными и доступными лекарственными препаратами. Обеспечению национальной безопасности в области повышения качества жизни российских граждан будут способствовать снижение уровня организованной преступности, противодействие преступным формированиям в легализации собственной экономической основы»13.

Проблема уголовно-правового регулирования отношений в сфере потребительского рынка не оставлена без внимания законодателя, но решается малоэффективно и преобразования в виде аннулирования ст. 200 УК РФ, на наш взгляд, преждевременны, не соответствуют криминогенной обстановке сегодняшнего дня, и как результат породили ряд трудностей в правоприменительной деятельности. На вопрос «считаете ли Вы, что в современной России права потребителей охраняются должным образом» 82% опрошенных автором респондентов ответили отрицательно. 98% опрошенных практических работников исключение ст. 200 из УК РФ считают неоправданным.

До исключения ст. 200 из УК РФ фиксировался рост количества преступлений, совершаемых путем обмана потребителей: в 1997 году зарегистрировано 26747; в 1998 году – 44014; в 1999 году – 63694 таких преступлений24. Рост регистрации случаев обмана потребителей произошел с 1993 по 2001 гг.: с 14, 9 тыс. до 92, 1 тыс. случаев. В 2002 г. – 80, 9 тыс., в 2003 г. (до 16.12.2003) – 69, 1тыс35. При этом обман потребителя -  преступление с достаточно высоким уровнем латентности.

Многие ученые и практики восприняли это исключение ст. 200 из УК РФ как декриминализацию уголовной ответственности за обман потребителя46. Некоторые ученые, не согласившись с декриминализацией обмана потребителя, волю законодателя рассматривают, как желание вернуть обман потребителя в общую норму об обмане – ст. 159 УК РФ «Мошенничество»17 либо предполагают возможность квалификации по ст. 165 УК РФ28.

По мнению инициаторов данных поправок, обман потребителей на сумму свыше 500 рублей, должен влечь ответственность по ст. 159 УК РФ9. Аналогичные разъяснения были даны в обзорно-методическом письме о применении новых норм УК РФ, УПК РФ, КоАП РФ, Закона РФ «О милиции» от 30.01.2004 №1/652, но данное письмо не носит нормативного характера и предназначено только для внутреннего пользования. Однако за истекший период 2011 года подразделениями БППР и  ИАЗ ОВД Нижегородской области выявлено 62 преступления по ст.ст. 146, 180, 242 УК РФ10 и ни одного по ст. 159 УК РФ.

Появившееся позднее постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» в п. 9 разъясняет, что «если лицо осуществляет незаконную предпринимательскую деятельность путем изготовления и реализации фальсифицированных товаров, например, спиртосодержащих напитков, лекарств, под видом подлинных, обманывая потребителей  (курсив наш –  И. К.) данной продукции относительно качества и иных характеристик товара, влияющих на его стоимость, содеянное образует состав мошенничества…»511, что позволяет считать, что обман потребителей не декриминализован, а утратила силу лишь ст. 200 УК РФ.

       Необходимость уголовной ответственности за обман потребителя обусловлена тем, что меры административной и гражданской ответственности в виде штрафов и неустоек не выполняют в полной мере карательной и превентивной функции. Декриминализация возможна в случае, когда деяние перестает быть общественно опасным и достаточными мерами борьбы являются механизмы других отраслей права. Но на момент исключения ст. 200  из УК РФ криминальная ситуация на потребительском рынке не изменилась в лучшую сторону, в силу чего декриминализация стала бы неоправданной. Не привлечение к уголовной ответственности за обман потребителей, по сути «…говорит гражданам: воровать - воруйте, но, во-первых,  лишь понемногу, а во-вторых, только друг у друга…»112. Деятельность уголовной политики, направленная на гуманизацию и либерализацию уголовного законодательства  должна быть обоснованной, поскольку «идя по пути либерализации, надо всегда помнить, что ее цель — вовсе не облегчение жизни мошенникам и преступникам. Они себя и так чувствуют вполне вольготно. «Гуманные» сроки по экономическим преступлениям (в сравнении с преступлениями против личности) обязательно должны уравновешиваться неотвратимостью наказания»213.

Возможность применения нормы о мошенничестве (ст. 159 УК РФ) в случае обмана потребителя не может быть признана удачным законодательным решением. «Причиной этого является недооценка значения уголовного закона в охране потребительского рынка и непонимание специфики отношений, складывающихся на этом рынке, особенностей их правовой охраны»114. Ст. 238 УК РФ не охватывает такие способы обмана, как обмеривание, обвешивание и т.д.

Таким образом, вопросы правового воздействия на отношения в сфере потребительского рынка не получили достойного разрешения и нуждаются в переосмыслении с учетом достигнутой наукой уровня знаний, практического опыта и меняющейся ситуации. Уголовный закон, являясь правовым источником, призван регулировать отношения в обществе, в силу чего, должен меняться вслед за изменениями, происходящими в обществе, быть динамичным.

Остается неразрешенной проблема разграничения обмана потребителей как преступного деяния и административного правонарушения, поскольку в УК РФ только одна статья, охватывающая все случаи обмана – ст. 159, а в КоАП РФ  несколько норм – ст. 7.27, предусматривающая ответственность за мелкое хищение, ст. 14.7 - за обман потребителей и ст. 14.8 – за иной обман потребителей.

       Рост нарушений на потребительском рынке, отсутствие комплексных теоретических разработок, несовершенство норм об ответственности за обман потребителей, отсутствие четких разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, и, как следствие, ошибки и трудности  на практике при квалификации преступлений обусловили необходимость  проведения специального  исследования, обеспечивающего целостный подход к изучению обмана потребителя и эффективности борьбы в современных условиях.

Степень разработанности проблемы. В юридической литературе хорошо разработаны вопросы общего состава мошенничества, но реже встречаются труды, посвященные противодействию преступным и иным противоправным посягательствам  на потребительском рынке. Учеными, работавшими в этом направлении в XX веке следует назвать Г. Н. Александрова, Б. В. Волженкина, Г. И. Вольфмана, А. В. Галахову, А. А. Гришина, В. Ф. Караулова, Ю. В. Кореневского, А. П. Кузнецова, В. С. Устинова, В. И. Кузьмина, Н. С. Лейкину, Н. А. Лопашенко, Ю. Я. Львовича, Ю. И. Ляпунова, Р. О. Орымбаева, Н. П. Панова, Г. О. Петрову, Р. А. Сабитова, Г. М. Самилык, И. Т. Сапожникова, Е. Л. Стрельцову, В. В. Сташис, В. Я. Таций, В. В. Теплухина. Незначительное количество научных трудов, касающихся проблемных вопросов регулирования отношений современного потребительского рынка. Отдельные аспекты включались в исследования А. В. Агафонова, А. И. Бойцова, В. П. Верина. Уголовно-правовому анализу правонарушений на потребительском рынке посвящены диссертационные исследования - С. Г. Аникиец, А. М. Субботина, И. А. Антропенко, А. Ю. Захарова, Н. Г. Плотниковой, Р. Г. Гриневского, А. И. Мещерина, С. А. Кузнецова.

Объектом  исследования является комплекс теоретических и практических вопросов, составляющих уголовно-правовые аспекты реализации нормы, устанавливающей ответственность за мошенничество на потребительском рынке.

Предмет исследования:

  • российское и зарубежное уголовное законодательство об ответственности за нарушение прав потребителя;
  • российское административное и гражданское законодательство в сфере охраны прав потребителя;
  • юридическая и иная литература, посвященная изучению вопросов о мошенничестве и обмане потребителя;
  •   практика реализации уголовно-правовых, административно-правовых и гражданско-правовых норм, предусматривающих ответственность за посягательства на права потребителя.

       Цель исследования - изучить уголовно-правовые нормы, а также нормы административного и гражданского законодательства об обмане потребителя;   исследовать зарубежное законодательство об уголовной ответственности за обман потребителя; разработать на этой основе  предложения и рекомендации  по совершенствованию и оптимизации действующего законодательства России в сфере охраны прав потребителя и практики его применения.

       Для достижения указанных целей  определены задачи:

  • провести историко-правовое исследование норм, предусматривающих ответственность за обман потребителя;
  • дать юридический анализ состава мошенничества, совершаемого путем  обмана потребителя;
  • рассмотреть особенности правового регулирования в сфере потребительских отношений по уголовному законодательству зарубежных стран;
  • проанализировать проблемы квалификации мошенничества путем обмана потребителей и его отграничение от административного правонарушения и гражданско-правового деликта;
  • разработать предложения по совершенствованию уголовного законодательства, предусматривающего ответственность за обман потребителя.

Методологическую основу исследования составляют общенаучные и частно-научные методы. Базовыми методами исследования явились:  историко-правовой, сравнительно-правовой, формально-логический, статистический, конкретно-социологический и др.

Теоретическая основа диссертации - труды отечественных авторов по уголовному праву: А. И. Бойцова, А. Г. Безверхова, Г. Н. Борзенкова, Г. В. Бушуева, В. В. Векленко, Б. В. Волженкина, Г. И. Вольфмана, А. В. Галаховой, С. А. Елисеева,  Ю. А. Иванова, В. Ф. Караулова, Н. Е. Крыловой, Ю. В. Кореневского, С. М. Кочои, Б. М. Леонтьева, Н. А. Лопашенко, Ю. И. Ляпунова, А. А. Малиновского, С. Ф. Милюкова, Р. О. Орымбаева, П. Н. Панченко, Г. О. Петровой, Т. Ю. Погосян, Р. А. Сабитова, А. В. Серебренниковой, В. Я. Таций, В. С. Устинова, и  др.

Отдельные положения основаны на научных трудах в области истории российского уголовного права таких ученых, как М. Ф. Владимирского-Буданова, С. В. Познышева, А. П. Половникова, И. Я. Фойницкого.

Нормативной базой исследования являются Конституция РФ, Уголовный кодекс РФ, Гражданский кодекс РФ, Кодекс об административных правонарушениях РФ, Закон РФ «О защите прав потребителей» и иные нормативно-правовые акты РФ.

Предлагаемые выводы и рекомендации основываются на изучении  российского уголовного законодательства предшествующих исторических периодов, действующего законодательства РФ,  правовых источников зарубежных стран (США, Болгарии, Германии, Китая, Японии, Бельгии, Швейцарии, Норвегии, Австрии, Англии, Испании, Украины, Беларуси, Казахстана, Азербайджана, Латвии, Эстонии).

Эмпирическую базу исследования составили:

  • материалы  100 уголовных дел об обмане потребителей, рассмотренных судами Нижегородской области за 1999-2003 гг.;
  • опубликованная практика Верховного Суда России по делам  о мошенничестве и обмане потребителя за 2000-2011 гг.;
  • статистические и аналитические материалы ГИЦ МВД и ИЦ УВД Нижегородской области, Центра полиции (милиции) по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка и исполнения административного законодательства Нижегородской области за 2005-2011 гг.

По специально разработанным анкетам опрошены работники суда (40), адвокатуры (18), органов внутренних дел Нижегородской области по вопросам эффективности уголовного законодательства в борьбе с преступлениями, посягающими на права потребителей (23).

Научная новизна исследования: проанализированы периоды становления и развития ответственности за обман потребителя в России; изучено уголовное законодательство зарубежных стран, проведено комплексное исследование норм уголовного, административного права и гражданского права России, обеспечивающих охрану прав потребителя на современном этапе с учетом изменений в законодательстве и правоприменительной деятельности.

Рассмотрены малоизученные и дискуссионные проблемы по вопросам ответственности за мошенничество, совершаемое в сфере потребительского рынка, обоснована целесообразность изменений и дополнений действующего законодательства, предложены оптимальные, по мнению автора,  способы решения проблем в указанной сфере, в целях создания высокоэффективной системы уголовно-правовой охраны законных прав потребителя.

Проведенное соискателем исследование позволило придти к выводам и рекомендациям, представленным в следующих положениях, выносимых  на защиту:

1. В правовой литературе понятие потребительского рынка рассматривается в широком и узком смысле. Анализ криминального поведения на потребительском рынке предполагает его узкую трактовку, как отношений, возникающих между его участниками: изготовителем, исполнителем, продавцом и потребителем (физическим лицом) в процессе изготовления, исполнения, реализации, эксплуатации и других стадий оборота товаров, работ и оказания услуг. Такое толкование потребительского рынка и его субъектов основано на Законе РФ от 7 июля 1992 г.№2300-I «О защите прав потребителей».

2. В соответствие с внесенными изменениями в УК РФ Федеральным Законом РФ № 162-ФЗ от 08.12.2003 ст. 200 УК РФ  утратила силу, что создало возможность привлечения к уголовной ответственности за  обман потребителя по ст.ст. 159, 165, 238 УК РФ. Совокупность эмпирических данных позволяет сделать вывод, что упомянутые нормы не учитывая специфики отношений на потребительском рынке, не охватывая всех способов, характерных для обмана потребителя, необоснованно исключают возможность привлечения к уголовной ответственности.

3. В современной социальной ситуации, сложившейся в нашей стране, объективно существуют теоретическая и эмпирическая обусловленность необходимости специальной уголовно-правовой охраны прав потребителя. Состояние российского потребительского рынка не позволяет ограничиться только административными и гражданско-правовыми мерами воздействия.

Социальную обусловленность соответствующего запрета подтверждает наличие в законодательстве зарубежных стран механизма уголовно-правовой защиты прав потребителя. В некоторых странах  (Казахстан, Азербайджан, Украина, Беларусь, Латвия, Эстония,  Бельгия, Болгария, Китай) в уголовном законодательстве содержатся самостоятельные правовые нормы, регламентирующие ответственность за обман потребителя. В таких странах, Германия, Швейцария, Франция, Испания, Норвегия, Австрия предусмотрена уголовная ответственность за нарушение прав потребителя в рамках общей нормы о мошенничестве. В законодательстве Японии,  Англии, США имеются специальные законы, содержащие уголовно-правовые нормы, в которых установлена ответственность за нарушение прав потребителя. 

4. В целях адекватного отражения общественной опасности и отграничения предложенной уголовно-правовой нормы от аналогичного административно наказуемого деяния, в основном составе целесообразно предусмотреть ответственность за неоднократное его совершение, т.е. в течение года после привлечения к административной ответственности.

5. С учетом того, что обман потребителя может быть совершен в разных сферах торговли и услуг, где стоимость товара (работы, услуги) отличается десятками и даже сотнями тысяч рублей, предлагается установить градацию уголовной ответственности в виде значительного, крупного и особо крупного размеров. Значительный размер считать конструктивным признаком, а крупный и особо крупный - признаками квалифицированного и особо квалифицированного составов.

       6. В современных условиях наглядно проявляется сущность объекта обмана потребителя – отношения собственности, поэтому в гл. 21 УК РФ «Преступления против собственности» предлагается включить статью 165.1. «Обман потребителя».

7.  В результате анализа состояния современного потребительского рынка, выявлены новые способы обмана, среди которых повышенную опасность представляют такие, как обман в отношении технически-сложного товара либо при продаже товара  дистанционным способом, поэтому сделан вывод о возможности выделить их в число отягчающих обстоятельств.

8. Норму об обмане потребителя представляется возможным изложить в следующей редакции:

«1. Обман потребителя,  совершенный в значительном размере неоднократно, - наказывается…

2. То же деяние, совершенное:

а) в отношении технически-сложного товара либо при продаже товара дистанционным способом;

б) группой лиц по предварительному сговору;

в) в крупном размере, - наказывается…

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй, совершенные:

а)  в особо крупном размере;

б) организованной группой, – наказывается….

Примечание. 1. Значительным размером признается сумма, превышающая одну тысячу  рублей, крупным размером  сумма, превышающая пять тысяч  рублей, особо крупным  – пятьдесят тысяч рублей;

2. Обманом потребителя, совершенным неоднократно, признается обман потребителя, совершенный в течение года после привлечения к административной ответственности».

9. Учитывая потребности практики, предлагается в отдельной статье УК РФ предусмотреть уголовную ответственность за фальсификацию товара:

«1. Фальсификация товара, т.е. деятельность, выражающаяся в искажении данных о товаре, изменении его вида или свойства, создании ложной информации о нем, в целях последующего обращения, при отсутствии признаков обмана потребителя, - наказывается…

2. То же деяние, совершенное:

       а) лекарственных средств;

       б) в крупном размере;

  в) группой лиц по предварительному сговору, – наказывается…

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй, совершенные:

       а) путем ввоза на территорию Российской Федерации;

       б) в особо крупном размере;

       в) с использование служебного положения;

г) организованной группой – наказывается….

Примечание. Крупным размером признается сумма, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей, особо крупным сумма, превышающая один  миллион рублей».

       Теоретическая значимость диссертации заключается в том, что аргументирована целесообразность криминализации обмана потребителя в самостоятельной уголовно-правовой норме, в связи с чем, рассматриваются признаки мошенничества в сфере потребительского рынка, и делается вывод о трудностях применения ст. 159 УК РФ в случаях обмана потребителя. Решаются вопросы о проблеме разграничения мошенничества в сфере потребительского рынка и смежных деяний, а также отграничения от административного правонарушения и гражданско-правового деликта. Обоснована необходимость криминализации преступного посягательства на права потребителя, таким способом как фальсификация товара, а также выделения самостоятельной главы в УК РФ, содержащей составы преступлений, основным объектом посягательства которых являются права потребителя.

Предлагаемые рекомендации по совершенствованию российского законодательства и практики его применения направлены на усиление гарантий прав потребителя уголовно-правовыми средствами.

Практическая значимость диссертационного исследования:

Сформулированные в результате проведенного исследования выводы и предложения могут быть использованы:

в административной практике органов внутренних дел;

в правоприменительной судебной практике;

в профилактической деятельности различных субъектов по предотвращению обмана потребителя;

в правотворческой деятельности при совершенствовании уголовно-правовых норм;

при подготовке постановлений Пленума Верховного Суда РФ;

в научно-исследовательской деятельности для дальнейшей теоретической разработки исследуемых проблем;

при разработке учебных, учебно-методических и учебно-практических пособий;

при чтении лекций, проведении практических и семинарских занятий по дисциплинам «Уголовное право России», «Административное право России», «Гражданское право России».

Апробация результатов исследования: Основные теоретические положения изложены в 14 научных публикациях автора и прошли апробацию на научных и научно-практических конференциях различного уровня. Выводы используются соискателем в своей педагогической деятельности при чтении лекций, проведении практических и семинарских занятий по курсу «Уголовное право России», разработке и преподавании курса «Охрана прав потребителей», научном руководстве курсовыми, дипломными и научными работами  студентов юридического факультета, факультета управления и предпринимательства ННГУ им. Н. И. Лобачевского и регионально распределенного университета ННГУ им. Н. И. Лобачевского.

Структура работы: Работа состоит из введения, трех глав, включающих  семь параграфов, заключения, библиографии и приложения.

                                       СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

       Во введении обосновываются актуальность темы исследования, его научная новизна, указываются объект, предмет, цели и задачи, раскрывается методологическая основа, показана эмпирическая база, определяется степень научной разработанности проблемы, формируются положения, выносимые на защиту, аргументируется теоретическая и практическая значимость исследования, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава «Эволюция российского уголовного законодательства о защите прав потребителя  и правовое регулирование отношений в сфере потребительского рынка в уголовном законодательстве зарубежных государств» состоит из двух параграфов. Параграф первый  «История развития российского уголовного законодательства о защите прав потребителя» посвящен ретроспективному обзору российского законодательства с целью исследования процесса возникновения и развития ответственности за обман потребителя. В истории российского законодательства ни один из ранних источников права не содержал уголовно-правовых норм о мошенничестве и обмане потребителя. Торговля как форма человеческой деятельности регламентировалась в гражданско-правовом порядке. Первое упоминание о мошенничестве содержится в Судебнике 1550 года. Соборное Уложение 1649 года продублировало положения  Судебника 1550 года, которое включало в себя не только обманное, ловкое (иногда внезапное) хищение чужого имущества, но и кражу, главным образом, карманную, а также торговый обман, который сначала выражался только в нарушении мер и весов, а затем вобрал в себя обмер, обвес, обманы в качестве и т.д.

В Артикуле Воинском Петра I обмеривание и обвешивание покупателей нашло непосредственное отражение как преступление против порядка управления (ст. 200). С приятием  Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года, мошенничество стало определяться как похищение чужих вещей, денег или иного движимого имущества посредством какого-либо обмана  (ст. 2172). В рамках мошеннических посягательств выделяются различные формы обмана потребителей (обвес, обмер, выдачу одной вещи вместо другой  или иной обман в количестве или качестве (ст. 2177) с дифференциацией ответственности в зависимости от способа их совершения и размера причиненного ущерба. Под защиту закона ставятся, прежде всего, имущественные интересы, а также формируются нормы о нарушении прав на безопасность приобретаемого продукта. «Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями» 1864 года содержал в отделение четвертом «О мошенничестве, обманах и приобретении чужого имущества» ст. 173, посвященную ответственности за обманы, если цена похищенного не превышает 300 рублей. В Уголовном Уложении 1903 г. наряду с  мошенническим похищением имущества и  обманах в обязательствах предусматривался торговый обман (похищение чужого имущества  с целью присвоения путем обмера, обвеса или иного обмана в количестве или качестве предметов при купле-продаже или иной возмездной сделке).

Уголовный кодекс РСФСР 1922 года уголовно-правовую защиту прав и интересов потребителей преломлял через призму государственных интересов в экономических отношениях. Преступления, связанные с осуществлением торговой деятельности, находились в двух главах: «Преступления хозяйственные» и «Имущественные преступления», где права покупателей рассматривались лишь в качестве факультативного объекта. В УК РСФСР 1926 года круг преступлений, посягающих на правильный порядок функционирования торговой деятельности, остался прежним, с небольшим изменением норм. В судебной практике, деяния, связанные с обманом покупателей, квалифицировались как нарушение правил торговли (ст. 105) либо как злоупотребление властью или служебным положением (ст. 109), либо как злоупотребление доверием или обман в целях получения имущества или иных личных выгод (мошенничество – ст. 169). Постановлением ВЦИК и СНК от 10 сентября 1934 года УК РСФСР был дополнен ст. 128-в, согласно которой образовывали обворовывание потребителя и обман Советского государства: обмеривание, обвешивание покупателей, пользование при продаже неверными весами, гирями и прочими неисправными измерительными приборами; нарушение установленных розничных цен на товары широкого потребления в магазинах, лавках,  ларьках, столовых, буфетах и т.п.; продажа товаров низшего сорта по цене высшего, сокрытие от покупателей прейскурантных цен товаров. С принятием в 1960 году нового Уголовного кодекса место статьи об ответственности за обман потребителей не изменилось: она была помещена в ст. 156 главы «Хозяйственные преступления» в ст. 156, но называлась уже «обман покупателей». К числу отягчающих были отнесены следующие обстоятельства: по предварительному сговору группой лиц; в крупных размерах; лицом, ранее судимым за это же преступление. В 1972 году ст. 156 была дополнена положением об обмане заказчиков, совершаемом в предприятиях бытового обслуживания населения и коммунального хозяйства. Недостатком статьи было то, что не устанавливался критерий разграничения между дисциплинарным проступком и уголовным деянием.  Коренным поворотом в экономики России стал Указ Президента РФ от 29 января 1992 года «О свободе торговли», который предоставил предприятиям независимо от форм собственности, а также гражданам право осуществлять торговую, посредническую и закупочную деятельность (в том числе и за наличный расчет) без специальных разрешений. Впоследствии был принят ряд не менее важных законов РФ: от 7 февраля 1992 «О защите прав потребителей»; от 10 июня 1993 года «О сертификации продукции и услуг»; от 10 июня 1993 года «О стандартизации»; от 18 июля 1993 года «О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением». Законом РФ от 1 июля 1993 «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты РФ в связи  с упорядочением ответственности за незаконную торговлю» изменилось название статьи, теперь она стала называться «Обман потребителей» (вместо прежнего «Обман покупателей и заказчиков»). Новую редакцию статьи от прежней отличало также увеличение круга субъектов - кроме работников магазинов или предприятий, в число субъектов был включен гражданин, занимающийся предпринимательской деятельностью, также предусматривалась ответственность за обман в магазинах или предприятиях независимо от формы собственности. Законодатель дифференцировал ответственность за обман потребителей в зависимости от повторности, степени согласованности соучастников, наличия предыдущей судимости за обман потребителей, крупного размера (крупным признавался размер в сумме не менее одного минимального размера оплаты труда). Частью четвертой ст. 156 УК РСФСР 1960 года был предусмотрен привилегированный состав обмана потребителей в небольшом размере (не превышающем одной десятой минимального размера оплаты труда), совершенный в течение года после наложения административного взыскания за такое же нарушение.

В УК РФ 1996 года  законодатель предусмотрел ответственность за обман потребителей в самостоятельной норме в ст. 200, поместив ее  в главу 22 «Преступления в сфере экономической деятельности». Основной состав, закреплял понятие и признаки деяния – обмеривание, обвешивание, обсчет, ведение в заблуждение относительно потребительских свойств и качества товара (услуги) или иной обман потребителей. Субъектом преступления могли быть лица, осуществляющие, реализацию товаров или оказывающие услуги населению в организациях, а равно граждане, зарегистрированными в качестве индивидуальных предпринимателей в сфере торговли (услуг). В отличие от ст. 156 УК РСФСР (в редакции от 1 июля 1993 года) ст. 200 УК РФ устанавливала уголовную ответственность в случае совершения обмана в значительном размере. Из числа отягчающих обстоятельств был исключен признак «повторность»,  отсутствовал привилегированный состав с административной преюдицией. В УК РФ 1996 года законодатель сохранил ответственность за обман потребителей в самостоятельной норме, предусмотренной ст. 200  в главе 22 «Преступления в сфере экономической деятельности». Итогом сложного и неоднозначного процесса развития отечественного уголовного законодательства, направленного на охрану потребительского рынка, стало исключение Федеральным Законом РФ № 162-ФЗ от 08.12.2003 ст. 200 из УК РФ и возврат к оценке обмана потребителей через состав мошенничества (ст. 159 УК РФ).

Параграф второй «Правовое регулирование отношений в сфере потребительских рынка по законодательству зарубежных государств», посвящен анализу уголовного зарубежного законодательства, направленного на охрану  отношений в сфере потребительского рынка.

Практика защиты интересов потребителей имеет как общие для всех стран черты, так и национальные особенности. Обман потребителя как состав преступления присущ не всем правовым системам. В Германии, Франции, Швейцарии, Испании, Норвегии, Австрии, Японии, Англии, США, Латвии таких норм нет, ответственность наступает по общей норме - мошенничество.

В отличие от ст. 159 УК РФ, которой мошенничество отнесено к преступлениям против собственности с указанием на предмет посягательства, в зарубежных уголовно-правовых нормах мошенничество определяется как преступление, посягающее на имущество в целом, как охраняемое благо, в качестве которого выступают имущественные права и интересы.

Указание на единственный способ совершения мошенничества – обман характерная особенность зарубежных уголовно-правовых норм. Называется не только обман как способ, но и раскрывается его содержание – утверждение фактов или их сокрытие (УК Швейцарии); сообщение неправильных фактов или их искажение либо сокрытие подлинных фактов (УК Германии);  манипулирование информацией или другая подобная уловка (УК Испании); обманные действия, использование вымышленного имени, должности (УК Франции); использование ошибки, искажение данных (УК Норвегии). Перечисленные действия направлены на склонение потерпевшего к определенному поведению, связанному с распоряжением имуществом во вред себе или третьим лицам. Для наличия в действиях лица состава мошенничества необходимо установить следующую причинно-следственную цепочку: обман, совершаемый виновным – вызванное им заблуждение потерпевшего – основанное на подобном заблуждении поведение потерпевшего – преступный результат в виде уменьшения стоимости имущества потерпевшего либо иного лица. Выпадение одного звена этой цепи влечет отсутствие причинной связи между деянием и последствиями, что означает ненаказуемость действий лица.

К типичным формам квалифицированного мошенничества в уголовном законодательстве ряда западноевропейских стран относятся мошенничество в виде промысла; мошенничество, предметом которого являются товары первой необходимости, жилище и другое имущество, считающееся жизненно необходимым; мошенничество, совершенное посредством притворной тяжбы или другого обмана в судебном процессе; мошенничество с использованием поддельных чеков, долговых обязательств, векселей и т. д.

Злоупотребление доверием как признак мошенничества, характерный для российского уголовного права также назван в уголовном законодательстве зарубежных стран, однако, далеко не всегда этот признак связывается именно с мошенничеством.

Во Франции, Японии, Англии, США разветвленная правовая система, которая наряду с уголовным законодательством позволяет регулировать сферу потребительского рынка нормами других законодательных актов, предусматривающими ответственность за различные проявления нарушений прав потребителя.

Такие государства как Болгария, Бельгия, Китай, Украина, Беларусь, Казахстан, Азербайджан, Эстония выделяют самостоятельные составы преступлений, предусматривающие ответственность за обман потребителя (покупателя). Наряду с обманом потребителей устанавливается ответственность за фальсификацию весоизмерительных приборов (Украина, Беларусь, Швейцария), фальсификацию товаров (Швейцария, Бельгия),  пересортицу и фальсификацию продукции, выдачу поддельной продукции за подлинную, второсортной за хорошую или некачественной за качественную, производство и реализацию поддельных лекарственных средств, могущих причинить вред здоровью человека (Китай), производство, выпуск в продажу или сбыт заведомо некачественной продукции, сокрытие некачественной продукции (Азербайджан, Украина). В законодательстве Болгарии, Беларуси состав обмана потребителей содержит административную преюдицию.

Глава вторая «Юридический состав мошенничества, совершаемого путем обмана потребителя» состоит из трех параграфов.

В параграфе первом «Объективные признаки мошенничества, совершаемого путем обмана потребителя» анализируется понятие потребительского рынка, дается характеристика его участников; рассматриваются отношения собственности как объекта мошенничества при обмане потребителя; исследуется уголовно-правовое содержание имущества как предмета обмана потребителя. Анализируются признаки объективной стороны мошенничества и специфические черты обмана потребителя.

Потребительский рынок в научной литературе рассматривается в плоскости административно-правового регулирования (в широком смысле, где  его участниками выступают: государство, производитель (продавец, исполнитель) и потребитель) и в узком  смысле, где потребительский рынок представляет собой связь между потребителем и производителем (продавцом, исполнителем). Уголовно-правовое регулирование отношений на потребительском рынке рассматривается в узком смысле.

Общность мошенничества и обмана потребителей всегда основывалась на едином объекте, и только в советский период составы были закреплены в разных разделах уголовного кодекса, что объясняется причинами идеологического характера и абсолютном огосударствлении всех сфер экономической и общественно-политической деятельности. В современных условиях наглядно проявляется сущность объекта обмана потребителей как отношений собственности.

Предмет мошенничества всегда вещь материального мира, которая поддается измерению, перемещению, совершению с ней физических действий. Предметом обмана потребителей следует считать деньги, товары, имеющие определенную стоимость и разрешенные к обороту в розничной торговле на территории Российской Федерации, на которые непосредственно посягает лицо, совершая преступление. Работы и услуги, являющиеся процессом, сами по себе не могут участвовать в обороте. Считаем, что в этом случае, предметом будут выступать не услуга (работа), а деньги, которые подлежат оплате за оказанную услугу (произведенную работу). В каждом конкретном случае предмет рассматриваемого деяния будет зависеть от способа совершения мошенничества путем обмана потребителей. Указывается на особенность квалификации преступлений при  безналичных расчетах, поскольку списание (обналичивание) денежных средств через автоматические системы (банкоматы) исключает возможность квалификации по ст. 159 УК РФ, хотя признаки обмана потребителя здесь на лицо. Особое внимание уделяется анализу такого предмета как технически-сложный товар, который требует от потребителя дополнительных знаний, которыми, чаще всего, он не обладает, что повышает опасность обмана в таком случае.

Характеристика потерпевшего в мошенничестве имеет значение, т. к. обман малолетнего или недееспособного лица, влечет квалификацию по ст. 158 УК РФ, что вызывает сомнение относительного такой квалификации в случае обмана потребителя.

Способы мошеннических посягательств характеризуются совокупностью средств и методов, позволяющих осуществить обман настолько убедительно, что порождает искреннее доверие потерпевшего, объективная истина отражается в сознании потерпевшего в искаженном виде, в связи с чем, он действует не в соответствии со своими интересами. Следует отметить, что в отличие от других хищений, которым присущ физический способ изъятия имущества, при мошенничестве действия виновного носят информационный характер, либо строятся на особых доверительных отношениях, сложившихся между виновным и потерпевшим. Законодатель указывает два возможных способа мошенничества - обман и злоупотребление доверием.

Для преступлений в сфере потребительского рынка и услуг преобладающим являются активные формы обмана, т.к. именно они выступают наиболее адекватным средством создания у потерпевшего искаженных представлений о характере действия виновного. Виновный, прежде чем склонить обманываемое лицо к выгодному для него  поведению, предпринимает со своей стороны определенные меры – например, использует подложные документы, фальсифицирует товар, применяет разного рода жесты, условные знаки и т. д.  Хотя пассивные формы также не исключаются, например, введение в заблуждение относительно потребительских свойств и качества товара путем умалчивания об отклонения от нормы. Введение в заблуждение, как и любой другой способ обмана потребителей, включает в себя все формы обмана и представляет собой сознательное искажение истины или умолчание о ней, что должно быть основанием привлечения виновного к уголовной ответственности. Автор обращает внимание на новый вид торговой деятельности – дистанционный способ, выявляет сложности регулирования данной сферы и особую уязвимость прав потребителя.

Особое место среди способов обмана занимает фальсификация, которая состоит в том, что виновный изменяет вид или свойство (качество) предмета, предназначенного для реализации. Автором аргументируется необходимость введения уголовной ответственность за фальсификацию товара. Целью любой фальсификации следует считать незаконное получение прибыли путем обмана потребителя, которая достигается за счет низкой стоимости товара. Оконченной фальсификация является с момента достижения сходства, которое достаточно для отождествления подделки с подлинником. В целом фальсификацию следует определить как – противоправная общественно опасная деятельность по обороту товара, выражающаяся в искажении данных о товаре, изменению его вида или свойства, создании ложной информации о нем.

На сегодняшний день единственной уголовно-правовой нормой, позволяющей привлечь к уголовной ответственности за оборот товаров, не отвечающих требованиям безопасности, является ст. 238 УК РФ, которая имеет определенные сложности в ее применении, в частности, при установлении факта безопасности товара и разграничении с обманом потребителя (мошенничеством).

Механизм оказания некоторых видов услуг потребителям схож либо тесно связан с реализацией товаров. В сфере обслуживания в качестве технических приемов фальсификации практикуют исполнение заказов из ткани более низкого качества, замену одних деталей другими, худшими по качеству. Некоторые виды услуг, как правило, сопутствуют продаже определенных видов товаров (монтаж, установка, запуск в эксплуатацию, гарантийное обслуживание и т. д.). К наиболее распространенным видам обмана потребителей в сфере услуг можно отнести: 1. Превышение установленных цен и тарифов на оказываемые услуги. Таким способом обмана пользуются, как правило, работники парикмахерских, закройщики ателье, мастера по ремонту обуви, частные фотографы, мастера по ремонту сложных бытовых приборов. 2. Обман заказчиков путем завышения объема производимых работ. 3. Искусственное завышение сложности работы. 4. Завышение норм расходования сырья и материалов. 5. Взыскание с заказчика денег за невыполненные работы. 6. Взыскание платы за гарантийный ремонт, ввиду незнания некоторыми потребителями своих прав. 7. Обсчет заказчиков.

Современный подход законодателя к обману потребителя через конструкцию мошенничества, позволяет считать его материальным составом, для которого моментом окончания является установление факта возможности распоряжения имуществом, что затрудняет возможность привлечения к уголовной ответственности. Возможность распоряжения в данном случае означает, что имущество перешло в ведение (владение) виновного и выбыло из обладания собственника или иного владельца. Если это не будет доказано, то преступление не окончено – образует покушение на мошенничество.

       Местом совершения преступления являются предприятия торговли, и сферы услуг: магазины, палатки, ларьки; к предприятиям общественного питания: столовые, кафе, буфеты, рестораны, закусочные и т.д.;  предприятия бытового обслуживания: мастерские по ремонту бытовой техники, автомашин, часов; предприятия коммунального хозяйства: бани, прачечные, парикмахерские, транспортные агентства и т.д.

В параграфе втором «Субъективные признаки мошенничества, совершаемого путем обмана потребителя» рассматриваются особенности субъективной стороны мошенничества, совершаемого на потребительском рынке.

Субъективная сторона мошенничества характеризуется прямым умыслом и корыстной целью.

Применительно к обману потребителя о наличии у лица прямого умысла в преступной деятельности могут свидетельствовать следующие обстоятельства:  наличие на месте преступления каких-либо вещественных элементов (средств) – гирь, весов и т.д.; о направленности умысла может говорить деятельность лица после совершенного обмана; следует учитывать личность подозреваемого (наличие судимостей, жалобы потребителей на его обслуживание и т.п.). Корыстная цель не является обязательным признаком обмана потребителя, поскольку имущественный ущерб, причиняемый торговым обманом не всегда сопряжен с безвозмездным изъятием их имущества и обращением его в пользу виновного или других лиц, поскольку может иметь своей целью не только получение сумм, превышающих действительную стоимость приобретенного товара, но и продажу залежалого товара, при котором продавец получает покупную цену за товар, но вводит покупателя в заблуждение.

Относительно обмана потребителя традиционно в качестве субъекта этого преступления назывались индивидуальные предприниматели, лица, нанятые индивидуальным предпринимателем, а также работники сферы торговли и услуг, а именно – продавцы, кассиры, шоферы-экспедиторы и т.д., состоящие в трудовых отношениях с предприятием торговли (оказания услуг), а также не состоящие в трудовых отношениях с такими предприятиями, но обслуживающие потребителей по договоренности с их сотрудниками. 

Субъект мошенничества на потребительском рынке всегда обладает определенной спецификой, которая определяется его гражданско-правовым статусом. Однако состав мошенничества специальных требований к субъекту не предъявляет.

На основании вышеизложенного, делается вывод о том, что теоретические предпосылки для привлечения к уголовной ответственности за обман потребителей по ст. 159 УК РФ есть, но практически не реализовываются, поскольку обман потребителя, являясь разновидностью мошенничества, имеет свойственную ему специфику: потерпевший – любое физическое лицо – потребитель; момент окончания обмана потребителя не вписывается в конструкцию мошенничества, как формы хищения; не любой обман потребителя характеризуется корыстной целью; обман потребителя чаще всего совершается хоть и систематически, но на небольшие суммы, что в таких случаях блокирует применение ст. 159 УК РФ. В связи с чем предлагается в дополнить главу 21 УК РФ самостоятельной нормой, предусматривающей ответственность за обман потребителя.

В параграфе третьем «Квалифицированный состав мошенничества, совершенного путем обмана потребителя» рассматриваются отягчающие обстоятельства ст. 159 УК РФ.

Анализ литературы и судебной практики последних лет позволяет сделать вывод, о том, что имеется тенденция квалификации, как совершенного группой лиц по предварительному сговору только в случаях выполнения объективной стороны одного преступления двумя или более лицами - соисполнителями. В ситуации, когда в преступлении есть распределение ролей – организатор, подстрекатель, пособник и один исполнитель действия всех участников преступления при отсутствии других отягчающих обстоятельств будут квалифицированы по основному составу статьи Особенной части УК РФ. Тогда установление ролей соучастников в преступлении теряет всякий смысл, поскольку ст. 67 УК РФ не формулирует никаких конкретных условий и требований при назначении наказания соучастникам, только рекомендует учитывать характер и степень участия в совершении преступления и значение этого участия для достижения цели преступления. На наш взгляд более удачной следует считать квалификацию преступлений, совершенных группой лиц по предварительному сговору, вне зависимости от выполнения ролей, если признак группы лиц по предварительному сговору включен в число отягчающих обстоятельств. Либо предусмотреть в Общей части особый порядок назначения наказания соучастникам преступления.

Неоднозначным является и подход законодателя к дифференциации хищений по видам. В хищении с причинением значительного ущерба, видится неравенство форм собственности, перемещение приоритета на частную собственность. Кроме этого само слово «гражданин» ассоциируется с институтом гражданства, хотя совершенно очевидно, что речь идет не о гражданине России, а о любом физическом лице независимо от гражданства. Представляется правильным исключение указания на причинение значительного ущерба гражданину,  тем самым расширив сферу распространения данного признака и на юридическое лицо. При этом размер должен устанавливаться без учета материального положения, а выражаться в фиксированной сумме – от 2500 руб. до 250 тыс. руб.

Часть 3 ст. 159 УК РФ предусматривает многообъектность хищений, при совершении с использованием своего служебного положения, поскольку кроме посягательства на собственность осуществляется еще и посягательство интересы общества, служебную деятельность. Представляется целесообразным рассматривать данный признак одинаково для всех составов УК РФ, его содержащих, и  понимать под данной категорией должностных лиц или лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации. Кроме того, более суровая ответственность должна быть за использование служебных полномочий, а не положения, поскольку последнее понятие не имеет четкого содержания.

Крупный размер имеет четки границы, указанные в УК РФ в примечании 4 к ст. 158 УК РФ – стоимость похищенного должна превышать двести пятьдесят тысяч рублей, и быть менее одного миллиона рублей, эти хищения должны быть совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном размере. Если при этом мошенничество было совершено в соучастии, то  следует исходить из общей стоимости имущества, похищенного всеми участниками преступной группы.

По ч. 4 ст. 159 УК РФ организаторы и руководители несут ответственность за все совершенные организованной группой преступления, если они охватывались их умыслом. Другие члены организованной группы привлекаются к ответственности за преступления в подготовке или совершении которых они участвовали. По нашему мнению, действия всех, вне зависимости от количества соисполнителей (как это требуется для группы лиц по предварительному сговору), должны быть квалифицированы по ч. 4 ст. 159 УК РФ, со ссылкой на соответствующую часть ст. 33 УК РФ и тогда всем соучастникам будет назначено наказание в пределах одной санкции, но с учетом роли, которую выполнял каждый из них.

Крупный размер имеет конкретизированный характер и в соответствии с примечанием 4 к ст. 158 УК РФ составляет один миллион рублей и более.

Глава третья «Посягательства на права потребителя: разграничение уголовной, административной и гражданско-правовой ответственности» состоит их двух параграфов.

В первом параграфе «Отличие преступного мошенничества, совершаемого путем обмана потребителя от административного правонарушения» рассматриваются проблемные вопросы регламентации ответственности за обман потребителя по нормам административного законодательства.

Кодекс об административных правонарушениях РФ сохранил ответственность за обман потребителя в ст. 14.7, которая является специальной нормой по отношению к ст. 7.27 КоАП РФ – мелкое хищение. Размер причиненного ущерба, как условие административной ответственности по ст. 14.7 КоАП РФ законодатель не указал, что позволяет трактовать ситуацию так, что любой обман потребителя влечет только административную ответственность, тем самым, подкрепляя мнение ученых о декриминализации уголовной ответственности за обман потребителей, что по нашему мнению недопустимо.  Возвращение уголовно-правовой нормы об обмане потребителя видится целесообразным. Автор не поддерживает декриминализацию составов преступлений, когда замена уголовной ответственности административной не обеспечивает предупреждение новых преступлений и защиту прав и законных интересов потерпевших, что фактически происходит в сфере охраны прав потребителей.  Можно сказать, что нарушен механизм охраны прав потребителей, а взамен ничего нового не создано.

Представляется, что разрешить сложившуюся ситуацию поможет введение в УК РФ самостоятельной статьи об обмане потребителя, который, в отличие от мошенничества, имеет свои специфические черты, в частности, - небольшой размер причиненного ущерба, но причиняемый систематически, что оправдывает сравнительно невысокую сумму ущерба, достаточную для уголовной ответственности.  Весомой аргументацией в пользу выделения состава в качестве самостоятельной нормы, на наш взгляд, является то, что из-за предотвращения ущерба, наносимого потребителям, желательно искоренение зачатков противоправных действий и мошеннических способов торговли путем применения административных мер, посредством которых соответствующие учреждения имеют возможность противостоять упомянутым действиям и быстро на них реагировать. Но когда после привлечения к административной ответственности лицо вновь совершает обман потребителей, то единственной адекватной мерой реагирования государства представляется привлечение к уголовной ответственности. Таким образом, в статье, предусматривающей ответственность за обман потребителя, предлагается предусмотреть признак неоднократности совершения деяния, т. е.  совершения в течение года после привлечения к административной ответственности за такое же деяние.

Во втором параграфе «Отличие мошенничества, совершаемого путем обмана потребителя от гражданско-правового деликта» анализируются признаки состава гражданского деликта, и проводится разграничение с уголовным и административным правонарушениями.

Автор приходит к выводу, что необходимость разграничения уголовной и гражданской ответственности возникает только в том случае, если признаки преступного поведения отсутствуют. Если признаки деяния, предусмотренного ст. 159 УК РФ доказаны, это не исключает возможности, наряду с привлечением к уголовной ответственности,  возмещения причиненного ущерба в рамках гражданского законодательства. В остальных случаях, разграничение не требуется, поскольку привлечение к уголовной ответственности не исключает возможности привлечения и к гражданско-правовой ответственности. В зависимости от характера того сегмента правового пространства, в которое попадает данное деяние, хищение обладает рядом признаков, исходя из наличия или отсутствия которых, реализуются различные виды ответственности. 

Для преступления необходимо, чтобы мошенник при завладении имуществом или приобретении права на него не имел намерения осуществить услугу или  исполнить иное обязательство. Разграничением сфер действия гражданского и уголовного права может быть критерий малозначительности, т.е. если в совершенном лицом деянии все признаки преступного обмана налицо, но размер причиненного ущерба является мелким, то можно вести речь исключительно о гражданско-правовой ответственности. В то же время такое деяние будет образовывать признаки мелкого хищения, что не исключает возможности привлечения лица к административной и гражданско-правовой ответственности.

В заключение подведены итоги исследования, сформулированы выводы, отражающие главные положения диссертационного исследования, которые составляют содержание наиболее важных положений, выносимых на защиту.

В приложении помещена анкета опроса практических работников.

Основные положения диссертации отражены в публикациях автора:

Статьи, опубликованные в изданиях, включенных в «Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук»

  1. Киселева И. А. Преступное мошенничество, совершаемое путем обмана потребителей и его отличие от административного правонарушения // «Черные дыры» в российском законодательстве.- 2009.- №4. – С. 115-117. (0,5 п.л.)
  2. Киселева И. А. Фальсификация товара в Российской Федерации: вопросы уголовной ответственности //«Черные дыры» в российском законодательстве.- 2010. - №6 .- С. 79-81. (0,5 п.л.)
  3. Киселева И. А. Уголовная ответственность за обман потребителя: быть или не быть? //Вестник ННГУ, Приложение «Право». – 2011 - №6 (3). –С. 60-64. (0,3 п.л.)

Иные публикации

  1. Киселева И. А. Некоторые аспекты уголовно-правовой защиты  прав потребителей по российскому законодательству /Российское право в период социальных реформ. Материалы конференции студентов, аспирантов, соискателей и молодых ученых-юристов. Выпуск 3. – Н. Новгород: Изд-во ННГУ, 2000. – С. 220-223.(0,4 п.л.).
  2. Киселева И. А. Спорные вопросы квалификации преступлений, посягающих на интересы потребителей /Российское право в период социальных реформ. Материалы конференции «Государство и право: итоги XX века». Выпуск 4. Часть 2. – Н. Новгород: Изд-во ННГУ, 2002. – С.146-148. (0,3 п.л.).
  3. Киселева И. А. Защита прав потребителей в правовом государстве: опыт России и зарубежных стран. Материалы научно-практической конференции. – Н. Новгород: Изд-во ННГУ,- 2002.-С.104-106. (0,4 п.л.).
  4. Киселева И. А. Обман потребителей: способы его разнообразны. – Вестник ННГУ. Серия Право: Изд-во ННГУ, -  2002.-  88-94. (0, 5 п.л.).
  5. Киселева И. А. К вопросу об объекте ст. 200 УК РФ. Материалы научно-практической конференции. «Проблемы науки и юридической практики».  – Н. Новгород, 2004.- С. 178-181. (0,4 п.л.).
  6. Киселева И. А. О предмете мошенничества. Сборник научных трудов аспирантов и соискателей. Выпуск 5. – Н. Новгород: ННГУ, 2005.- С. 272-281. (0,3 п.л.).
  7. Киселева И. А. Изъятие и обращение чужого имущества как признаки мошенничества //Российское право в период социальных реформ. Материалы конференции студентов, аспирантов, соискателей и молодых ученых-юристов. Выпуск 6. Часть 2. – Н. Новгород: Изд-во ННГУ, 2005. – 139-142. (0,5 п.л.)
  8. Киселева И. А. О субъективной стороне мошенничества: проблемы соотношения корыстной цели и корыстного мотива /Инновации в государстве и праве России. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Часть 2. – Н. Новгород: Изд-во ННГУ, 2007.- С. 436-441.(0, 4 п.л.)
  9. Киселева И. А. Отличие мошенничества от гражданско-правового деликта. Тезисы выступления /ХIII сессия молодых ученых. Гуманитарные науки. – Н. Новгород, 2008. – С.105-106. (0,1 п.л.)
  10. Киселева И. А. Результаты реформирования уголовного закона в сфере охраны прав потребителей. Тезисы выступления /XIV сессия молодых ученых. Технические науки. – Н. Новгород.- 2010.- С. 120-121. (0,1 п.л.)
  11. Киселева И. А. К вопросу о совершенствовании уголовного законодательства, направленного на охрану прав потребителя. Тезисы выступлений /XV сессия молодых ученых. Гуманитарные науки. – Н. Новгород.- 2010.- С. 87-88. (0,1 п.л.).

Общий объем опубликованных работ 5,3 п.л.


1 Ковбенко Н.Д. Состояние и структура мошенничества в России // Уголовное право. – 2008. - №7. – С. 21.

2 Пахоменко Т. Криминологическая безопасность потребительского рынка //Законность.-2008.- №7. – С. 43.

1 Указ Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. №537 «О стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» //Российская газета.- 2009.- 19 мая.

2 Криминология. Учебник / Под ред. В.Н. Бурлакова, В.П. Сальникова, С.В. Степашина. – С-Пб., 1999. – С 345; Иншаков С.М. Криминология. Учебник. – М. 2000. – С.25.

3 Мазур С.Ф. Криминологическая характеристика преступности в сфере экономической деятельности на современном этапе реформирования экономики России //«Черные дыры» в Российском законодательстве. – 2005. - №2. – С 184.

4 См., например, Алиева Д.Н. Мошенничество: уголовно-правовой и криминологический анализ. По материалам Республики Дагестан: дис…канд. юрид. наук. – Махачкала, 2005. – С.7; Савкина М.А. Уголовно-правовая охрана экономических интересов: дис…канд. юрид. Наук. – Н.Новгород, 2006. – С 143; Гриневский Р. Обман потребителей: последствия декриминализации //Уголовное право. – 2004. -№3. – С. 23. Из числа опрошенных практических работников 52% ответили, что исключение ст. 200 из УК РФ означает декриминализацию деяния.

1 Журавлев М, Журавлева Е. Актуальные вопросы судебной практики по уголовным делам о мошенничестве // Уголовное право. – 2008. - №3. – С. 36. Захаров А.Ю. Уголовная ответственность за преступление на потребительском рынке: дис. …канд. юрид. наук. – М., 2006. – С 4. Только 37% опрошенных практических работников считают возможным квалифицировать обман потребителей по ст. 159 УК РФ.

2 Антропенко И.А. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика преступлений в сере потребительского рынка: дис…. канд. юрид. наук. – Омск, 2004. – С. 38.

9 Тематический дайджест Федерального Собрания РФ. Правовые акты: проекты, комментарии, оценки. – 2003. - №7. – С. 50.

10 http://www.vremyan.ru/news/

5 Бюллетень Верховного суда РФ. – 2008. - №1. – С. 12.

1 Панченко П. Н. Оптимизация уголовной политики и проблемы правопорядка в экономике. Монография/под ред. д.ю.н., проф. В. М. Баранова. – Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России; Нижегородский филиал Государственного университета – Высшая школа экнмики.-2004.-С. 83.

2 Дьячек С.  У нас воруют гораздо интенсивнее //http: //economcrime.ru/expert/9/ (17.11.2011)

1 Клепицкий И. А. Система норм о хозяйственных преступлениях: основные тенденции развития: Автореф. дис. докт. юрид. наук. – М., 2006. – С. 37.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.