WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ВАГАНОВ АЛЕКСЕЙ БОРИСОВИЧ

КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ ПРЕСТУПНОСТИ И ЕЕ ПРОФИЛАКТИКА

12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно – исполнительное право

АВТОРЕФЕРАТ

на соискание ученой степени кандидата

юридических наук

Челябинск – 2012 

Работа выполнена на кафедре уголовного права и уголовного процесса Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Челябинский государственный университет»

Научный руководитель:  доктор юридических наук, профессор

  Кунц Елена Владимировна

Официальные оппоненты:

Некрасов Александр Петрович, доктор юридических наук, доцент, ФКОУ ВПО «Самарский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний России», профессор кафедры уголовного права и криминологии

Золотухин Сергей Николаевич, кандидат юридических наук, доцент, Уральский филиал ФГБОУ ВПО «Российская академия правосудия», заведующий кафедрой теории и истории права и государства

Ведущая организация: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Южно-Уральский государственный университет» (НИУ)

Защита состоится «__» ________ 2012 года в __ часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.296.08 при ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный университет» по адресу: 454001, г. Челябинск, ул. Братьев Кашириных, 129, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный университет».

Автореферат разослан «__» __________ 2012 г.

Общая характеристика диссертационной работы

Актуальность проблемы и темы исследования.

Существенные изменения социально-политической и экономической обстановки, произошедшие на территории Российской Федерации с начала XXI века, в меньшей мере отразились на уголовно-исполнительная системе, которая во многом сохранила тенденции пенитенциарной системы прошлого, ориентированной совсем на другое общество.

В пенитенциарных учреждениях сконцентрировалось большое количество криминализированных личностей, которые были осуждены в основном за тяжкие и особо тяжкие преступления и уже имели преступный опыт. Нахождение в общности таких единомышленников, обуславливает существование в исправительном учреждении своеобразного преступного микромира, в котором происходят процессы деформации личности, и мотивируется преступное поведение. Меры воспитательного воздействия, принимаемые администрациями пенитенциарных учреждений недостаточно эффективны, что приводит к совершению осужденными преступлений в период отбытия наказания в местах лишения свободы.

В соответствии со статистическими данными ФСИН России, количество преступлений, совершенных в пенитенциарных учреждениях имеет нестабильные тенденции развития. Так, с 2004 года наблюдается рост пенитенциарных преступлений, количество которых по сравнению с 2006 годом возросло на  65,7 % (с 743 до 1231 преступлений). В последующие годы происходит снижение криминальной активности осужденных, отмечается стабильное снижение зарегистрированных преступлений, по отношению к уровню преступности 2006 года, темп снижения составил 20,1 % (с 1231 до 938 преступлений). По итогам 2010 года криминогенная обстановка в местах лишения свободы вновь обострилась, количество преступлений возросло на 4 % (1022 преступлений), в 2011 году их количество снизилось на 15,3% (до 944 преступлений)1.

Приведенные данные не отражают действительного состояния преступности в пенитенциарных учреждениях, так как достаточно высокий уровень ее латентности. По мнению автора, таких преступлений в 100 раз больше, чем указано в официальной статистике2.

Интеграция России в международное правовое поле, переход к международным стандартам обращения с заключенными и развитие гражданского общества, а также состояние преступности в исправительных учреждениях определили принятие адекватных мер, в том числе по профилактике пенитенциарной преступности и исполнения главной цели наказания – исправление осужденного и предупреждение совершения им новых преступлений.

Так, 14 октября 2010 года распоряжением Правительства Российской Федерации № 1772-р была утверждена Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года3, которая содержит довольно подробный перечень мероприятий правового, социального, экономического, организационного, технического и медицинского характера, направленных на обеспечение основы дальнейшего развития уголовно-исполнительной системы, приближения ее деятельности к международным стандартам и потребностям общественного развития.

С поручением о совершенствовании уголовно-исполнительной системы и профилактики преступности в России выступил Президент Российской Федерации Д. А. Медведев, который в своем Послании к Федеральному Собранию на 2012 год указал, что реформа правоохранительной системы открыла дорогу для прихода в эту сферу большего количества профессионалов, на деле защищающих права и законные интересы наших граждан. В первом полугодии текущего года будут подготовлены законопроекты, предусматривающие формирование системы социальной реабилитации граждан, отбывающих наказание в местах лишения свободы4.

На важность проведения реформ пенитенциарной системы обратил внимание и Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации  В.П. Лукин, который одобрил деятельность ФСИН России по профилактике преступлений и указал, что такая работа только началась и еще продолжится в течение десяти лет5.

Все перечисленные мероприятия нацелены на устранение детерминант пенитенциарной преступности, однако на данный момент не имеют достаточной научной разработанности и практического применения.

В настоящее время осуществляется первый этап реализации Концепции (2010 - 2012 годы) из трех. На данном этапе предусмотрено документальное обеспечение и планирование работы, а также иные подготовительные мероприятия. Именно в текущий момент необходимо выработать теоретические предложения по совершенствованию деятельности исправительных учреждений по профилактике пенитенциарной преступности и внести их в методическое обеспечение реализации указанной Концепции для рассмотрения на законодательном уровне.

Недостаточная научная разработанность и одновременно высокая практическая значимость обусловили выбор настоящей темы диссертационного исследования.

Степень научной разработанности проблемы. Исследованию криминологических аспектов и проблем предупреждения пенитенциарной преступности уже были посвящены работы ряда ученых – юристов.

Так, в частности, вопросы детерминации и предупреждения пенитенциарной преступности различными средствами (уголовно-правовыми и криминологическими) нашли свое отражение в трудах: А. В. Абаджяна, В. М. Анисимкова, Е. А. Антоняна, Ю. М. Антоняна, Н. П. Барабанова, В. И. Белова, А. Я. Гришко, В. Г. Громова, М. В. Елеськина, В. А. Заборовского, М. Н. Жарких, В. И. Игнатенко, B. C. Ишигеева, А. З. Ирисханова, Ю. И. Калинина,  Т. С. Кожевникова, Е. В. Королевой, М. Ф. Костюка, С. А. Кутякина, А. П. Некрасова, В. И. Позднякова, Т. Н. Радочиной, И. Н. Сердюченко, В. И. Серова, А. П. Слепова, О. В. Старкова, А. А. Торбина, И. А. Уварова, А. В. Усса, B. C. Устинова, О. В. Филимонова, О. В. Филипповой, А. П. Фильченко,  И. Я. Фойницкого, А. М. Хачикяна, В. И. Хомлюка, А. А. Чайковского, Н. Г. Шурухова и др.

Ряд авторов непосредственно занимались исследованием проблем профилактики пенитенциарной преступности: И. А. Антонов, Н. С. Артемьев,  А. А. Бакин, В. А. Гнатенко, Р. Е. Джансараева, В. С. Ишигеев, В. П. Кутина, Е. А. Лубков, А. П. Некрасов, И. А. Уваров.

Существенное значение в исследовании пенитенциарной преступности и видов преступлений осужденных к лишению свободы имеют кандидатские и докторские диссертации А. В. Абаджяна (Пенитенциарная преступность: детерминизм, антикриминогенное воздействие – 2001 г.); Е. А. Богачевской (Криминальное насилие лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы – 2005 г.); Д. Б. Вальяна (Предупреждение преступлений, дезорганизующих деятельность исправительных учреждений, совершаемыхорганизованными преступными группами – 2001 г.); В. Г. Громова (Криминогенность мест лишения свободы и ее нейтрализация – 2009 г.); В. А. Заборовского (Криминологическая характеристика и предупреждение пенитенциарной преступности – 2005 г.);  B. C. Ишигеева (Пенитенциарная преступность: характеристика, предупреждение, ответственность – 2004 г.); М. Ф. Костюка (Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с преступностью в исправительных учреждениях – 2000 г); Ю. А. Мамонтова (Преступления против жизни, совершаемые осужденными в исправительных колониях строгого режим – 2007 г.); К. А. Насреддиновой (Виктомологическая профилактика насильственной преступности в исправительных учреждениях – 2009 г.); А. П. Некрасова (Пенитенциарный рецидив в исправительных учреждениях – 2005 г.); О. В. Филипповой (Преступность в местах лишения свободы и ее предупреждение: по материалам Республики Бурятия – 2009 г.) и некоторые другие.

Результаты исследований этих авторов имеют важное теоретическое и практическое значение. Безусловно, они вносят существенный вклад в изучение проблем профилактики пенитенциарной преступности. Но, вместе с тем, следует отметить, что они не охватывают последних законодательных и организационных новаций. В частности, в исследованиях названных ученых предложения по организации обеспечения выполнения Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года, которые следует определить как крайне значимые в процессе нормотворчества, в полном объеме не рассматривались. В недостаточной мере были исследованы вопросы комплексного профилактического воздействия на пенитенциарную преступность.

Устранение отмеченных пробелов также свидетельствует о научной и практической актуальности темы научного исследования.

Цель и основные задачи исследования. Целью диссертационного исследования является комплексное научное исследование проблем профилактики пенитенциарной преступности; выявление ее криминогенных детерминантов; разработка предложений по совершенствованию профилактических мер, направленных на сокращение и нейтрализацию пенитенциарной преступности, основанных на всестороннем анализе теоретических положений, следственной и судебной практике.

Необходимость достижения этой цели обусловила постановку и решение следующих задач:

– изучение исторического аспекта возникновения и развития пенитенциарной преступности;

– определение понятия, содержания и особенностей пенитенциарной преступности;

– выявления состояния, динамики и структуры пенитенциарной преступности;

– исследование криминологической характеристики личности осужденных, совершивших преступление в учреждении пенитенциарной системы;

– анализ криминогенных детерминантов пенитенциарной преступности;

– определение понятия, видов и организации профилактического воздействия на пенитенциарную преступность;

– рассмотрение объектов и субъектов профилактики пенитенциарной преступности;

– формулирование и обоснование предложений по усовершенствованию профилактики пенитенциарной преступности.

Объектом исследования выступают общественные отношения, складывающиеся в сфере профилактики пенитенциарной преступности при применении уголовно-исполнительных и криминологических средств предупреждения, а также проблемы и дискуссионные вопросы.

Предметом диссертационного исследования явились нормы уголовного и уголовно-исполнительного законодательства, регламентирующие основные положения о пенитенциарных преступлениях; личность осужденных, совершивших преступление в учреждении пенитенциарной системы; криминогенные детерминанты, способствующие совершению пенитенциарных преступлений, система мер по их профилактики, а также судебная практика по данной категории дел, материалы служебных проверок и личных дел осужденных.

Методология и методика исследования.

Методологической основой исследования выступает совокупность приемов и способов познания данного явления общественной жизни, к числу которых относятся историко-правовой, сравнительно – правовой, логико-юридический, анализ документов, анкетирование и статистических материалов. 

Методологическую базу диссертационного исследования также составили: 1) современные общенаучные и специальные методы познания предмета (системно – структурного познания права, восхождения от абстрактного к конкретному, аксиоматический); 2) методы эмпирического познания объекта (сбора и изучение эмпирических фактов, качественного анализа и синтеза, индукции, дедукции и др.). Комплексное использование этих методов обеспечило достоверность и обоснованность результатов исследования.

Выбор темы, особенности и объекта определили специфику источников исследования как законодательного, так и научного характера.

Правовая база исследования. Правовой базой стали нормы отечественного права, к числу последних относятся нормативно – правовые акты различных органов власти федерального, регионального и местных уровней (Конституция Российской Федерации, действующее отечественное уголовное, уголовно-исполнительное законодательство, законодательство, регламентирующее деятельность института Уполномоченного по правам человека, международные правовые акты, содержащие общепризнанные в мировом сообществе стандарты обращения с заключенными, иные нормативные правовые акты, ведомственные нормативные акты по вопросам укрепления законности, правопорядка и борьбы с преступностью в пенитенциарных учреждениях) по теме исследования.

Теоретической основой исследования явились труды таких ученых – специалистов в области уголовного, уголовно-исполнительного права и криминологии: А. В. Абаджяна, В. М. Анисимкова, И. А. Антонова, Е. А. Антоняна, Ю. М. Антоняна, Н. С. Артемьева, А. А. Бакина, Н. П. Барабанова, В. И. Белова, Я. И. Гилинского, В. А. Гнатенко, А. Я. Гришко, В. Г. Громова, Р. Е. Джансараевой, А. И. Долговой, М. В. Елеськина, В. А. Заборовского, М. Н. Жарких, В. И. Игнатенко, B. C. Ишигеева, А. З. Ирисханова, Ю. И. Калинина, Т. С. Кожевникова, Е. В. Королевой, М. Ф. Костюка, Ю. А. Красикова, В. Н. Кудрявцева, Н. Ф. Кузнецовой, Е. В. Кунц, В. П. Кутина, С. А. Кутякина, Е. А. Лубкова, И. М. Мацкевича, К. А. Насреддиновой, А. П. Некрасова, В. И. Позднякова,  Т. Н. Радочиной, И. Н. Сердюченко, В. И. Серова, А. П. Слепова, О. В. Старкова, А. А. Торбина, И. А. Уварова, А. В. Усса, B. C. Устинова, О. В. Филимонова, О. В. Филипповой, А. П. Фильченко, И. Я. Фойницкого, А. М. Хачикяна,  В. И. Хомлюка, А. А. Чайковского, Н. Г. Шурухова и др.

Эмпирическую базу исследований составили:

– статистические данные и отчеты ГИАЦ МВД России, ФСИН России о состоянии преступности и иных правонарушений 2004 – 2011 гг.;

- материалы ежегодных отчетов Уполномоченного по правам человека Челябинской области и Общественной палаты Челябинской области 2007 – 2011 гг.;

– материалы 89 уголовных дел о преступлениях, совершенных в местах лишения свободы и свыше 300 материалов с решениями об отказе в возбуждении уголовных дел Челябинской области за 2006 по 2011 гг.;

– результаты расследования преступлений, совершенных осужденными в период отбытия наказания в виде лишения свободы в пенитенциарных учреждениях Челябинской области за 2006 по 2011 гг.

– результаты анкетирования, проведенного в 2009 – 2010 гг. в Челябинской области среди сотрудников ГУФСИН России по Челябинской области (58 человек) и осужденных ИК-2 (строгого режима), ИК-5 (женская колония), ИК-8 (общего режима), Челябинской воспитательной колонии для несовершеннолетних (всего 173 человека).

Научная новизна исследования состоит в том, что в нем предпринята попытка комплексного рассмотрения криминологической характеристики и профилактики пенитенциарной преступности в аспекте современного состояния данной проблемы. Проведённое исследование позволит определить проблемы научно-теоретического и практического характера в сфере противодействия пенитенциарной преступности и сформулировать рекомендации по его совершенствованию.

В диссертации были впервые сформулированы предложения:

– о разработке нового криминологического понятия «пенитенциарная преступность»;

– о дополнении положений Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года;

– о структуре пенитенциарной деформации личности осужденного, совершившего преступление в исправительном учреждении и факторы, оказывающие воздействие на изменение его личности;

– о пересмотре действующих правил учета пенитенциарных преступлений, путем введения новых форм статистической отчетности ГИАЦ МВД России предусматривающих сведения об указанных видах преступлений;

– о принятии мер для организации проведения всесторонних проверок по всем деяниям, содержащих признаки преступлений, совершенных осужденными в пенитенциарных учреждениях, отнеся их рассмотрение к исключительной компетенции следователей Следственного комитета РФ;

– о внедрении в сообщество осужденных новых форм поведения направленных на их социализацию и постепенный отказ от традиций пенитенциарной преступности;

– об изменении нормы «ст. 321 УК РФ. Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества»;

– о создании в структуре ФСИН России подразделения (управления, отдела), являющегося специальным органом по предупреждению пенитенциарных преступлений, а также специализированного подразделения психологической службы.

Новизна работы определяется также тем, что данное исследование, хотя и имеет узкую направленность изучения, но, тем не менее, носит комплексный характер в рассмотрении ряда вопросов, связанных с профилактикой пенитенциарной преступности. Совокупность выработанных автором предложений и рекомендаций позволяет рассматривать диссертационное исследование как имеющее научную новизну.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

1. Результаты ретроспективного анализа показали, что меры профилактики пенитенциарной преступности в разные исторические периоды приобретали особый характер, определяемые конкретно-историческими условиями ее формирования, как лояльными, так и карательными, а также трудовыми и гуманно-воспитательными, которые имеют важное теоретическое и практическое значение для обоснования необходимости развития и совершенствования системы противодействия преступлениям, совершаемых осужденными в местах лишения свободы.

2. Предлагается авторское определение пенитенциарной преступности, под которой следует понимать пенитенциарную рецидивную преступность, представляющую собой совокупность преступлений, совершаемых осужденными в пенитенциарном учреждении, влекущих за собой дезорганизацию деятельности уголовно-исполнительной системы, и делающие невыполнимым исправление осужденных и предупреждение совершения ими новых преступлений.

3. На основании изучения статистических данных ФСИН России за 2004-2011 гг., автор приходит к выводу, что данные о состоянии пенитенциарной преступности имеют неравномерные тенденции роста и снижения. После роста количества пенитенциарных преступлений в 2010 году (+4 %), в 2011 году их количество вновь снизилось на 15,3%. Больше всего преступлений совершается в колониях строго режима.

В структуре пенитенциарной преступности распространен незаконный оборот наркотических средств (37 %), побеги (26 %) и дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (28 %).

4. Результаты проведенного исследования статистических данных ФСИН России за 2004-2011 гг., анкетирования сотрудников уголовно-исполнительной системы и осужденных, результаты работы правозащитных организаций позволили автору констатировать наличие высокого уровня латентности пенитенциарной преступности, причинами которой являются: криминальная субкультура; неоднородность субъектного состава совершаемых преступлений; замкнутость (закрытость) учреждений уголовно-исполнительной системы; специфичность потерпевших (естественная латентность). Кроме того, на существование такой латентности влияет сокрытие фактов совершения преступлений администрацией исправительного учреждения (искусственная латентность), в целях устранения которой необходимо:

– пересмотреть действующие правила учета пенитенциарных преступлений, путем введения новых форм статистической отчетности ГИАЦ МВД России, предусматривающих сведения об указанных видах преступлений;

– принятие мер для организации проведения всесторонних проверок по всем деяниям, содержащих признаки преступлений, совершенных осужденными в пенитенциарных учреждениях, отнеся их рассмотрение к исключительной компетенции следователей Следственного комитета РФ.

5. Автор предлагает определить личность пенитенциарного преступника как совокупность особенностей его характера, деформированных воздействием негативных условий пребывания осужденного в местах лишения свободы, и побудивших его совершить преступление.

6. На основании изучения материалов уголовных дел и проведенного анкетирования диссертант выявил следующие специализированные типы личности пенитенциарных преступников: десоциализированные, криминализированные, нейтральные, декриминализированные.

7. Исходя из анализа криминогенных детерминантов пенитенциарной  преступности, представляется целесообразным выделить следующие специальные причины преступного поведения в исправительных учреждениях:

– образование пенального конфликта (противоречия);

– криминальная субкультура.

8. Конкретизируется определение профилактики пенитенциарной преступности, которая представляет собой комплекс мероприятий по выявлению и ликвидации (блокированию, устранению) детерминант преступности в пенитенциарных учреждениях в отношении лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, совершивших преступление исключительно только лишь пенитенциарной направленности.

9. Обосновывается необходимость внесения законодательного предложения о создании в структуре ФСИН России подразделения (управления, отдела), являющегося специальным органом по предупреждению пенитенциарных преступлений, в обязанности которого входит:

  • координация деятельности отдельных субъектов по профилактике и предупреждению пенитенциарных преступлений (в том числе обеспечение своевременного обмена взаимовыгодной информации);
  • непосредственная организация и руководство предупредительной деятельности в пенитенциарном учреждении;
  • разработка и представление научно обоснованных практических рекомендаций по выявлению, устранению, нейтрализации причин и условий преступлений в пенитенциарных учреждениях, а также контроль за их выполнением;
  • разработка и внесение соответствующих законодательных предложений о повышении эффективности исполнения уголовных наказаний;
  • обучение и подготовка соответствующих специалистов в области предупреждения пенитенциарных преступлений;
  • сотрудничество с соответствующими профилактическими органами зарубежных стран и др.

10. В качестве совершенствования мер профилактики пенитенциарной преступности, предлагается дополнить положение Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года методом осуществления раздельного содержания осужденных:

–  на первом этапе необходимо осуществлять разделение с учетом степени общественной опасности содеянного и криминализации осужденного;

–  на втором – принимать во внимание положительную направленность личности осужденного и его отношению к своему исправлению.

11. Объясняется необходимость создания отдельного подразделения психологической службы при ФСИН России, в обязанности которого вменить организацию ресоциализации осужденных по средствам использования рекомендаций предложенных Концепцией, а также использования новейших научных разработок в области психологии и педагогики.

12. В целях профилактики пенального конфликта (противоречия) и снижения уровня воздействия криминальной субкультуры, как специальных причин преступного поведения в исправительных учреждениях, предлагается, дополнить положения Концепции следующими мероприятиями:

- внедрения в сообщество осужденных новых форм поведения, направленных на их социализацию и постепенный отказ от традиций пенитенциарной преступности.

- организовать проведение выездных рабочих смен осужденных на роботы по специальности или по иным разнопрофильным направлениям на различных предприятиях;

- в качестве стимулирования работодателя предлагается применения налоговых льгот за каждого осужденного, которому предоставлено рабочее место;

- организовать колонии-поселения не только с сельскохозяйственным производством, но и по другим производственным направлениям (молочные, мясные, пушные и иные хозяйства).

13. Аргументируется необходимость изменения диспозиции, санкции и квалифицирующих признаков ст. 321 УК РФ:

«ст. 321 Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества

1. Воспрепятствование исправлению осужденных, привлечение их к совершению преступлений, а также осуществление иных действий, направленных на нарушение нормального функционирования исправительного учреждения или органа уголовно-исполнительной системы -

наказываются лишением свободы на срок до двух лет.

2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, сопряженные с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья  в отношении осужденного из мести за оказанное им содействие администрации учреждения или сотрудника места лишения свободы или места содержания под стражей в связи с осуществлением им служебной деятельности либо его близких, -

наказываются лишением свободы на срок до шести лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, совершенные организованной группой либо с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, -

наказываются лишением свободы на срок до двенадцати лет».

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что она способствует более глубокому и всестороннему изучению и разработке криминологической характеристики и профилактики пенитенциарной преступности; позволяет расширить знания по данной проблеме, расширяет имеющийся опыт научного исследования проблем пенитенциарной преступности, что в совокупности представляется научной базой для последующих разработок этой темы.

Практическая значимость исследования заключается в том, что полученные в процессе проведенного исследования теоретические выводы и практические рекомендации, а также иные исследовательские материалы могут быть использованы:

– в законотворческом процессе при дальнейшем совершенствовании уголовного законодательства;

– в профилактической и правоприменительной деятельности органов и учреждений, исполняющих наказание, по противодействию пенитенциарной преступности;

– в научно-исследовательской работе по дальнейшему изучению актуальных проблем предупреждения пенитенциарной преступности;

– в учебном процессе высших юридических учебных заведений, юридических факультетов университетов при преподавании курсов уголовного, уголовно-исполнительного права и криминологии.

Апробация работы и внедрение результатов исследования.

Основные положения диссертации нашли свое отражение в десяти публикациях, докладывались на международной научно-практической конференции, проводимой Институтом стратегических исследований г. Москвы (международная научно-практическая конференция «Проблемы и перспективы социально-экономического реформирования современного государства и общества» - 3 – 4 октября 2011 г.); Челябинским государственным университетом (международная научно-практическая конференция студентов и молодых ученых, посвященная памяти доктора юридических наук, профессора, Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, члена-корреспондента Петровской академии наук и искусств Ивана Яковлевича Дюрягина «Проблемы современного российского права» - 14-15 мая 2010 г.); Самарским юридическим институтом (IX Российской научно-методической конференции «Учебный, воспитательный и научный процессы в вузе» 19 апреля 2011 г.).

Положения и выводы диссертационного исследования использовались автором при подготовке учебных материалов и проведении занятий по криминологии на юридическом факультете Челябинского государственного университета.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трёх глав, объединяющих восемь параграфов, заключения, библиографического списка и приложения.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его объект и предмет, цель и задачи; дается оценка степени научной разработанности; описываются методологическая, теоретическая, правовая и эмпирическая основы; раскрывается научная новизна исследования; формулируются положения, выносимые на защиту; показана теоретическая и практическая значимость исследования; приводятся сведения об апробации полученных результатов.

Глава первая «Понятие и ретроспективный анализ пенитенциарной преступности» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «История возникновения и развития пенитенциарной преступности» проводится ретроспективное исследование пенитенциарной преступности.

Отмечается, что одно из первых упоминаний о пенитенциарных преступлениях отражено в Судебнике 1497 года, но подлинно массовый характер и более подробную правовую регламентацию они обретают в источниках первой половины XVI столетия – губных грамотах, уставных и указных книгах приказов (особенно Разбойного), Судебнике 1550 года.

В России XVI-XVII вв. закономерным явлением развития наказания в виде лишения свободы, безусловно, было возникновение тюремной артели, которые служили одним из сильнейших препятствий для пенитенциарного воздействия общества и государства на личность заключенного.

Диссертант утверждает, что формирование тюремной арестантской общины в тюремных учреждениях XVI-XVII вв. становится одним из важнейших факторов пенитенциарной криминализации, что повлияло на развитие не только системы мест заключения, но и всего российского общества.

Вопрос об устройстве исправительных учреждений и профилактике пенитенциарной преступности был поставлен в связи с изданием Уложения о наказаниях 1845 г., до этого времени тюрьма служила главным образом для размещения лиц, состоящих под следствием и судом. Вместе с тем в данном источнике права прослеживаются карательные элементы, которые являлись возмездием за совершенное преступление, тем самым противоречили идее ресоциализации осужденных.

К концу XIX в. в результате реформирования системы исполнения уголовных наказаний в ее составе стали преобладать губернские и уездные тюремные замки, а также тождественные учреждения (например, уголовные тюрьмы). Реформа тюремной системы впитала в себя многие элементы прогрессивной зарубежной практики.

Во времена ГУЛАГа происходит зарождение новой пенитенциарной преступности во главе с «ворами», «законниками». Происходит разделение всех осужденных на касты, чем был сформирован основной пенальный конфликт, детерминирующий пенитенциарную преступность. Модернизируется криминальная субкультура, традиции которой актуальны и в наши дни.

Во времена Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. деятельность государственных органов по профилактике пенитенциарной преступности отличаются особой жестокостью, в исправительных учреждениях практикуются расстрелы осужденных совершивших любые преступления.

Проблемы послевоенных лет обусловили вынужденное сотрудничество администраций исправительных учреждений с лидерами преступного мира, для поддержания порядка среди осужденных, что привело к резкому росту пенитенциарной преступности. Для снижения уровня данной преступности потребовалась организация специализированных колоний для содержания преступных авторитетов и участников организованных преступных групп, тем самым было успешно применено раздельное содержание осужденных.

Во второй половине 80-х, а затем и 90-х годов XX века, в результате процесса политических и социально-экономические преобразований, вновь обостряется криминогенная обстановка в местах лишения свободы. Увеличивается число «воров в законе», создаются организованные преступные формирования, насаждающие криминальные обычаи и традиции среди осужденных, подстрекающие последних к массовому неповиновению и противодействию администрации исправительных учреждений. Сформировавшийся в данный период тип пенитенциарной преступности существует и в настоящее время, хотя и немного изменившийся.

Во втором параграфе «Понятие, содержание и особенности пенитенциарной преступности» исследовались особенности, признаки и проблемы понимания «пенитенциарная преступность».

Автор проводит научную дискуссию относительно этимологии понятия «пенитенциарная преступность» и приходит к выводу, что единого мнения относительно понимания данного криминологического явления на сегодняшний момент не выработано. Нет общих взглядов относительно содержания, особенностей и субъекта пенитенциарной преступности. Единым смыслом всех понятий охвачена идея о том, что преступность в местах лишения свободы является специфической составной частью всей преступности в государстве и особой разновидностью рецидивной.

Диссертант не во всех случаях соглашается с учеными-криминологами, предложивших дефиниции «пенитенциарная преступность». Например, относительно понятия, предложенного О. В. Старковым (пенитенциарная преступность является самостоятельным видом преступности6), был сделан вывод, что его определение не в полной мере раскрывает особенности и сущностные характеристики пенитенциарной преступности. Ю. И. Калинин, утверждавший, что пенитенциарная преступность – это совокупность преступлений, совершаемых осужденными в учреждениях уголовно-исполнительной системы в процессе исполнения наказания в виде лишения свободы, дал достаточно полное определение, раскрыв сущность пенитенциарной преступности. Но оно, по мнению автора, также нуждается в конструктивной доработке. В частности, в определении не указана общественная опасность таких преступлений, дан широкий смысл месту совершения преступления.

Кроме того, был сделан обоснованный вывод, что субъектом пенитенциарного преступления могут быть только осужденные, так как они обладают всеми признаками пенитенциарного преступника, а именно, являются лицами ранее судимыми, совершающими преступления в местах лишения свободы и в период отбытия наказания. Иные лица, совершающие преступления в пределах пенитенциарного учреждения, не будут являться таковыми.

В этой связи, диссертант категорически отрицает утверждение некоторых авторов (Ю. М. Антонян, А. Я. Гришко, А. П. Фильченко), в том, что субъектом пенитенциарного преступления могут быть сотрудники администрации и вольнонаемные рабочие исправительного учреждения, выполняющие какие-либо функции в пределах указанного учреждения, лица, посещающие пенитенциарные учреждения.

Объясняя это следующим:

Во-первых, если преступление совершено должностным лицом, то его действия в первую очередь посягают на авторитет государственной власти.

Во-вторых, преступления аттестованных и наемных сотрудников пенитенциарного учреждения не имеют повышенной общественной опасности, как у осужденных.

В-третьих, противоположное психическое отношение к совершаемому преступлению. В отличие от аттестованных и наемных сотрудников пенитенциарного учреждения, осужденные, совершая преступления, противопоставляют себя целям наказания, то есть всему порядку организации исправления преступников.

В-четвертых, существуют пенитенциарные преступления, которые могут совершаться исключительно только осужденными (ст. 313, 314, 321 УК РФ).

К основным признакам пенитенциарной преступности, автор отнес следующие:

1.) Пенитенциарная преступность является частью общей преступности, поэтому обладает общими уголовно-правовыми признаками.

2.) Место совершения пенитенциарного преступления строго определено, таковыми считаются территории государственных учреждений, обеспечивающих исполнение наказания в виде лишения свободы.

3.) Совершается в специфических условиях, обусловленных деятельностью пенитенциарного учреждения.

4.) Субъектом пенитенциарного преступления является осужденный, совершивший преступление в пределах исправительного учреждения, в котором отбывает наказание в виде лишения свободы.

5.) Совершенное преступление имеет повышенную общественную опасность, так как оно совершается при рецидиве, именуемый как пенитенциарный.

6.) Пенитенциарное преступление полностью исключает цель наказания, а именно исправление осужденного и предупреждение им совершения новых преступлений, то есть представляет угрозу безопасности уголовно-исполнительной системы, нивелирует значимость уголовной ответственности.

7.) Особое психическое отношение пенитенциарного преступника к совершаемому преступлению, которое образуется условиями пенитенциарного учреждения.

8.) Своеобразной детерминацией пенитенциарной преступности являются особенности личности осужденных и криминальной субкультуры в местах лишения свободы.

Глава вторая «Криминологическая характеристика пенитенциарной преступности» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Состояние, динамика и структура пенитенциарной преступности» рассмотрено состояние преступности в пенитенциарных учреждениях Российской Федерации, выявлена ее структура и динамика, а также причины и условия существования высокого уровня ее латентности.

В соответствии со статистическими данными ФСИН России, количество преступлений, совершенных в пенитенциарных учреждениях имеет не стабильные тенденции развития. Так, с 2004 года наблюдается рост пенитенциарных преступлений, количества которых по сравнению с 2006 годы возросло 65,7 % (с 743 до 1231 преступлений). В последующие годы происходит снижение криминальной активности осужденных, отмечается стабильное снижение зарегистрированных преступлений, по отношению с уровнем преступности 2006 года, темп снижения составил 20,1 % (с 1231 до 938 преступлений). Однако, по итогам 2010 года криминогенная обстановка в местах лишения свободы вновь обострилась, количество преступлений возросло на 4 % (1022 преступлений), в 2011 году их количество снизилось на 15,3% (до 944 преступлений)7.

Кроме того, по месту совершения преступления также отмечается неравномерная распространенность количества преступлений. Согласно статистическим данным в 2006 и 2007 году наибольшее число преступлений было зарегистрировано в колониях поселениях (502 и 474 преступлений соответственно), в последние три года их наибольшее количество отмечается в колониях строго режима, на территории которых в 2008 г. зарегистрировано 339 преступлений, в 2009 году – 332, в 2010 году -389 и 2011 - 359. Особой стабильностью отличаются колонии общего режима, где количество преступлений остается практически неизменным (2006 г. – 272 (+12%); 2007 – 255 (-6,2%); 2008 – 268 (+5,1%); 2009 – 228 (+15%); 2010 г. – 276 % (+21,05); 2011 – 254 (-8,9)).

Таким образом, самое большое количество преступлений регистрируется в колониях строгого режима, что объясняется особенностями личности осужденных содержащихся в них. Менее распространены преступления в колониях особо режима и пенитенциарных лечебных учреждениях, данный факт связан с более жесткими условиями содержания в первом случае и состоянием здоровья осужденных во втором.

В структуре пенитенциарной преступности самым распространенным видом преступления вот уже на протяжении последних пяти лет остается незаконный оборот наркотических средств, удельный вес который составляет 37 % от общего числа всех преступлений. Не намного меньше совершено побегов из мест лишения свободы 26 % и дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества 28 %. Менее распространены убийства 2 % и причинения тяжкого вреда здоровью, в том числе повлекших смерть потерпевшего 7 %, хулиганства и захваты заложников.

Автор утверждает, что приведенные данные не отражают действительного состояния преступности в пенитенциарных учреждениях, так как достаточно высокий уровень ее латентности.

Результаты проведенного исследования статистических данных ФСИН России, анкетирования сотрудников уголовно-исполнительной системы и результаты работы правозащитных организаций позволили автору выявить следующие факторы латентности в пенитенциарных учреждениях: неоднородность субъектного состава совершаемых преступлений; замкнутость (закрытость) учреждений уголовно-исполнительной системы; специфичность потерпевших от преступлений; влияние криминальной субкультуры на осужденных во время отбывания наказания в виде лишения свободы, которая запрещает сотрудничество с персоналом исправительных учреждений (естественная латентность); сокрытие фактов совершения преступлений сотрудниками исправительного учреждения (искусственная латентность).

Исследуя официальную статистику ФСИН России, автор обратил внимание на показатель отчетности ее территориальных органов о количестве предотвращенных противоправных намерений и деяний осужденных. Так, в 2010 году зарегистрировано 104 000 таких фактов, из которых основная часть это деяния против личности 89 845 случаев, 2567 дезорганизации деятельности учреждений, 435 захвата заложников и т.п.

При сравнении данных показателей с количеством официально показанных преступлений очевидна многократная разница. По мнению автора, не по всем фактам устанавливается наличие приготовления к преступлению и покушения на преступление, которые являются неоконченными, но все-таки преступлениями и за их совершение предусмотрена уголовная ответственность. В статистике ФСИН России не отражается ни одного факта покушения или приготовления к преступлению, кроме убийства и побегов.

Исходя даже только из этого, диссертант приходит к заключению, что состояние преступности в пенитенциарных учреждениях намного выше, нежели указано в официальной статистике ФСИН России.

По мнению автора, в целях устранения факторов данной латентности необходимо: пересмотреть действующие правила учета пенитенциарных преступлений, путем введения новых форм статистической отчетности ГИАЦ МВД России, предусматривающих сведения об указанных видах преступлений; принятие мер для организации проведения всесторонних проверок по всем деяниям, содержащих признаки преступлений, совершенных осужденными в пенитенциарных учреждениях, отнеся их рассмотрение к исключительной компетенции следователей Следственного комитета РФ.

Данные меры позволят дать объективную оценку состояния преступности в пенитенциарных учреждениях, выявить основные виды преступлений, распространенность и соответственно разработать новый комплекс мероприятий по ее профилактике.

Во втором параграфе «Криминологическая характеристика личности осужденных, совершивших преступление в учреждении пенитенциарной системы» приведена характеристика личности осужденного, совершившего преступление в местах лишения свободы по типам учреждений пенитенциарной системы.

Личность пенитенциарного преступника представляет собой разновидность личности как таковой, которая, представляет собой человека, обладающего сознанием, речью, способностью к деятельности и выполнению разнообразных социальных ролей.

Основное место среди осужденных, совершивших преступление, занимают мужчины, которыми совершено 74,5 % всех преступлений, преступность осужденных женщин составляет 13,5 %, и 11 % преступлений совершено несовершеннолетними в воспитательных колониях.

В соответствии с проведенным исследованием большинство осужденных мужчин (42,4 %) принадлежали к возрастной группе 20-29 лет. Отмечается невысокий образовательный уровень осужденных мужчин. Большинство мужчин не состояли в браке до осуждения 76,6 %.

Почти половина мужчин, совершивших преступления в пенитенциарном учреждении, до осуждения не имела определенных занятий 49,3 %. Работали до осуждения - 32,4 % мужчин и учились в различных образовательных учреждениях 4,5 %. Подавляющее большинство осужденных мужчин, совершивших преступление, отбывали наказание за совершение тяжких и особо тяжких преступлений - 84, 8 %. Кроме того, полученные данные свидетельствуют о том, что более половины мужчин до осуждения были ранее судимы. Это говорит о том, что в местах лишения свободы совершают преступления в основном лица, имеющие криминальный опыт.

Большинство осужденных женщин, совершивших преступления (74,5 %) на момент ареста не состояли в браке. На момент осуждения 56,5 % не имели определённых занятий трудовой деятельности. 87 % женщин были осуждены за особо тяжкие и тяжкие преступления. Возрастная группа 18-29 лет и 30-39 лет. Ранее были не судимы - 70,8 % женщин, судимы неоднократно -29,2 %. Осужденная женщина чаще мужчин испытывает чувство вины за содеянное, ей свойственна демонстративность, в том числе агрессивного характера, которая часто сочетается со сниженным контролем над поведением, выполняет защитные функции и служит целям самоутверждения.

Свыше 34 % несовершеннолетних воспитывалось в неполной семье, 48 % сироты, в том числе при живых родителях, воспитанники детских домов, подростки, воспитываемые бабушками и дедушками, другими родственниками и опекунами, беспризорники и т. д. Отмечается значительное снижение уровня их образования (не имели никакого образования 1,8 %, имели начальное общее – 35 %, неполное среднее – 56,1 %, среднее полное – 4,9 %). Увеличивается количество осужденных, имевших до осуждения криминальный опыт: более половины из них ранее условно осуждались к лишению свободы, состояли на учете в подразделениях профилактики правонарушений несовершеннолетних, нигде не работали, не учились. В большинстве случаев несовершеннолетний осужденный, совершивший преступление относится к возрастной группе 16-17-летних (76,7%), 14-15-летних осужденных (23,3 %).

Несовершеннолетний осужденный не считает содеянное тяжким деянием и не испытывает чувства вины и сочувствия к потерпевшему, но при этом проявляет озабоченность собственной судьбой. Сравнительно легко и быстро усваивает внутригрупповые асоциальные нормы. При этом его поведение часто носит демонстративно-приспособленческий характер. Характерны агрессивность, бравада, неповиновение, враждебность и злопамятность, высокая чувствительность по отношению к действительной или ложно понимаемой несправедливости. При этом стремится избегать ошибок и ищет надежное покровительство у более сильных и авторитетных лиц.

Состояние здоровья осужденных совершивших преступления остается неудовлетворительным, в число которых входят как физические недуги (туберкулез, ВИЧ и т.д.), так и психические расстройства.

Исследование также показало, что формирование личности осужденного, совершившего преступление в пенитенциарном учреждении, происходит при непосредственном воздействии условий лишения свободы, требований режима, адаптации к новым условиям существования, принадлежность к микрогруппе и социального положения.

Диссертант выделил следующие специализированные типы личности пенитенциарных преступников:

- десоциализированные личности, то есть не адаптированные к условиям мест лишения свободы. Как правило, это морально опустившиеся осужденные, престарелые люди, инвалиды и страдающие психическими расстройствами, имеющие низкую ценностную ориентацию вызывающие отторжение от микросреды;

- криминализированные, которыми являются осужденные, отрицательно характеризующиеся и нарушающие режим содержания. К данной группе следует отнести лиц ранее неоднократно судимых, членов преступных групп, лидеров преступного мира («воры в законе», «смотрящие» и др.) и их последователей;

- нейтральные, это группа осужденных, которые соблюдают требования режима, занимаются трудом, ранее не судимы. Представители данной группы не поддерживают ни чьей стороны, одобряют поступки тех, кто создает им благоприятные условия для существования.

- декриминализированные, в число которых входят осужденные положительно характеризующиеся, не нарушающие режим, вставшие на путь исправления.

Предлагается определить личность пенитенциарного преступника как совокупность особенностей его характера, деформированных воздействием негативных условий пребывания осужденного в местах лишения свободы, и побудивших его совершить преступление.

В третьем параграфе «Криминогенные детерминанты пенитенциарной преступности» проводится исследование причин и условий совершения пенитенциарных преступлений.

Отмечается, что детерминанты преступности в пенитенциарных учреждениях, так или иначе, определяются факторами и связанными с ними социальными противоречиями, детерминирующими преступность в целом. При этом имеются и специфичные для данного вида преступности криминогенные факторы, т.е. процессы и явления объективной реальности, а также психические состояния личности, существенно влияющие на характер и уровень преступности в местах лишения свободы.

По мнению диссертанта, к числу общесоциальных факторов, приближенных к деятельности уголовно-исполнительной системы, детерминирующих пенитенциарную преступность, следует отнести следующие.

- высокий уровень преступности, который неизбежно увеличивает количество осужденных, приговоренных к лишению свободы, что серьезно изменяет криминогенный состав контингента пенитенциарных учреждений;

- количество лиц, содержащихся в местах лишения свободы, напрямую зависит от применения судами альтернативных мер наказания;

- широкое применение судами наказания в виде лишения свободы и непопулярность альтернативных видов наказаний, таких как принудительные или обязательные работы;

- незанятость осужденных трудовой деятельностью.

Правовые детерминанты пенитенциарной преступности заключаются, прежде всего, в несовершенстве действующего уголовного и уголовно-исполнительного законодательства.

К техническим причинам и условиям пенитенциарной преступности автор отнес несовершенство технических средств охраны и надзора.

К условиям, способствующим совершению преступлений, лежащих в сфере организации и осуществления процесса отбывания наказания в виде лишения свободы, целесообразно отнести: ненадлежащее исполнение, а подчас и прямое нарушение администрацией исправительных колоний уголовного и уголовно-исполнительного законодательства; недостатки в организации деятельности исправительных колоний и управления ими; недостатки в организации режима отбывания наказания, охраны и надзора за осужденными а также несовершенство дисциплинарной практики; низкий уровень индивидуально-воспитательной работы с нарушителями установленного режима отбывания наказания; недостаточное владение сотрудниками исправительных учреждений приемами и навыками педагогического воздействия на осужденных, не умение профессионально использовать данные о психологии личности конкретного лица (если такие данные имеются) в своей воспитательной работе; некачественная оперативно-розыскная и профилактическая работа оперативных подразделений ИУ; текучесть, неукомплектованность, недостаточная квалификация кадров исправительного учреждения, отсутствие у них необходимых знаний по предупреждению преступлений.

Автор утверждает, что к субъективным причинам совершения преступлений в исправительных учреждениях относится формирование преступного поведения осужденного в зависимости от его участия в какой-либо группе осужденных. Как известно, в местах лишения свободы осужденные делятся на группы отрицательной направленности, положительной, нейтральной и так называемые «отверженные».

Резюмируется, что ведущей субъективной причиной пенитенциарного преступления является криминальная направленность личности преступника (осужденного). Именно она ведет его к преступлению и включает в себя практически все иные побудительные силы, подталкивающие его асоциальную и антисоциальную установку, дефекты правосознания, криминогенную мотивацию, эмоции, потребности, интересы, ценностную ориентацию, мотивы, цели преступления.

Немаловажным является тот факт, что противоречия в сфере общественного осознания наказания образуются вследствие взаимодействия обычаев, традиций, правил поведения преступной среды, получивших наименование в криминологической литературе преступной субкультуры, с одноуровневыми общечеловеческими ценностями культуры, социально-позитивными обычаями этой сферы. Преступная субкультура подпитывает криминогенные мотивации осужденных, и в то же время, чем больше носителей этой мотивации, тем она более сильна. Преступная субкультура в определенные исторические периоды может угрожать и действительно подчинить себе общечеловеческую.

Утверждается, что сущность криминальной субкультуры заключается в ее своеобразном отграничении преступного мира от правопослушного населения, и состоит из норм и правил, регулирующих взаимоотношения между преступниками в связи с ведением антиобщественного образа жизни и совершением преступлений. Кроме того она характеризуется наличием определенной атрибутики.

Автор приходит к итоговому оценочному суждению, что нормы и ценности криминальной субкультуры являются регуляторами преступного поведения осужденных, которые обладают высокой степенью референтности в силу действия процессов психического заражения, подражания, прессинга, постоянно создающими ситуацию фрустрации и психической травмы для человека.

Процесс детерминации преступности в пенитенциарных учреждениях выражается в образовании пенального конфликта (противоречия) как специальной причины преступного поведения в исправительных учреждений. Природу данного явления можно объяснить противоестественностью изоляции как формы существования человека. Пенальный конфликт поддерживается криминальной субкультурой и возникает между осужденным и государством. Впоследствии проявляется в виде совершения осужденным преступлений в отношении сотрудников исправительных учреждений, а также формирования криминальной оппозиции.

Глава третья «Особенности профилактики пенитенциарной преступности» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Понятие, виды и организация профилактического воздействия на пенитенциарную преступность» проводит исследование понятия, видов и организации профилактического воздействия на пенитенциарную преступность.

Предлагается криминологическая дефиниция профилактики пенитенциарной преступности, которую следует определять как комплексность мероприятий по выявлению и ликвидации (блокированию, устранению) детерминант преступности в пенитенциарных учреждениях в отношении лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, совершивших преступление исключительно только лишь пенитенциарной направленности (если исходить из понимания непосредственной индивидуальной профилактики).

Отмечается, что профилактику пенитенциарной преступности следует дифференцировать на три вида: общую, специальную и индивидуальную.

Под общей профилактикой пенитенциарных преступлений следует понимать деятельность учреждений ФСИН России, обеспечивающих изоляцию от общества, направленную на обеспечение законопослушного поведения лиц, содержащихся в пенитенциарных учреждениях. По мнению диссертанта, сдерживающее воздействие на данную категорию лиц, должно опираться на социальные нормы (необязательно закрепленных в праве) и соответствующее деятельности всех субъектов пенитенциарного профилактического воздействия.

Утверждается, что специально-криминологический уровень профилактики пенитенциарной преступности представляет собой различные мероприятия, включая проводимые с участием оперативно-розыскных подразделений, специально направленные на недопущение совершения преступлений, в том числе в конкретных группах, где складываются конфликтные ситуации, отмечаются отрицательные явления, формируются антиобщественные установки.

Автор подчеркивает, что непосредственная (индивидуальная) профилактика пенитенциарной преступности заключается в организации и осуществлении превентивной деятельности учреждений уголовно-исполнительной системы, обеспечивающих изоляцию от общества, направленной конкретно на установление лиц, которые могут совершить преступление, и проведение с ними работы по недопущению преступной деятельности. Поскольку данный уровень профилактического воздействия является так называемым личностным уровнем, то соответственно для него характерны особые качества, обусловленные спецификой работы с каждым конкретным осужденных

Индивидуальная профилактика, в свою очередь, делится на раннюю и непосредственную (совпадает с предотвращением преступлений).

Под ранней профилактикой пенитенциарных преступлений следует понимать целенаправленную воспитательную работу, осуществляемую специально уполномоченными субъектами, например, на первых этапах отбывания наказания, когда осужденный лишь адаптируется к условиям жизни в пенитенциарном учреждении. Характер проводимых мероприятий определяется его реальным поведением, в силу чего воспитательные мероприятия носят исключительно профилактический характер.

Представляется, что непосредственная профилактика пенитенциарных преступлений должна быть ориентирована на субъективные факторы, порождающие преступное поведение конкретного осужденного. Однако осуществлять такого рода воздействие необходимо с учетом тех факторов, которые могут выступать в качестве катализаторов преступного поведения.

Диссертантом аргументируется, что оптимальная организация пенитенциарной профилактики преступлений невозможна без ее всестороннего, качественного и информационного обеспечения. При рассмотрении организационных основ пенитенциарной профилактики преступлений принципиально важно подчеркнуть, что его информационное обеспечение должно осуществляться на основе весьма широкого подхода. Деятельность уголовно-исполнительной системы по профилактике пенитенциарной преступности требует постоянного сбора и использования обширного круга сведений не только внутренней (организационной), но и внешней (криминологической) информации.

Автор придерживается позиции, согласно которой целесообразно различать два взаимосвязанных понятия «информационная потребность» и «информационное обеспечение» профилактики преступлений.

Информационная потребность профилактики преступлений – это состояние нуждаемости в получении и использовании информации, необходимой и достаточной для реального обеспечения законности профилактической деятельности и повышения ее эффективности.

Информационная обеспеченность профилактики преступлений – это опирающаяся на правовые, организационные, технические и методические предпосылки целенаправленная деятельность по сбору, переработке, хранению и созданию условий для использования информации, необходимой для эффективного функционирования профилактической системы.

Неотъемлемым элементом организации профилактики преступности осужденных в местах лишения свободы является ее прогнозирование.

Автор отмечает, что главная роль криминологического прогнозирования пенитенциарной преступности состоит в том, что оно формирует основу для дальнейшего планирования профилактики преступлений.

Планирование пенитенциарной профилактики преступлений – это разработка основных направлений, путей и средств решения задач по выявлению и устранению причин и условий, способствующих совершению преступлений в местах лишения свободы.

Кроме криминологического прогнозирования и планирования, важным инструментом организации пенитенциарной профилактики преступлений, по мнению диссертанта, является взаимодействие и координация деятельности субъектов.

Взаимодействие между субъектами пенитенциарной профилактики представляет собой обоюдный обмен необходимой информацией, совместное планирование профилактических мероприятий, а также практическую реализацию запланированного.

Для того чтобы взаимодействие субъектов пенитенциарной профилактики носило целенаправленный и взаимосвязанный характер, их деятельность должна координироваться по двум направлениям: в отношении всего территориального органа, исполняющего уголовные наказания в виде лишения свободы, и в отношении субъектов профилактики преступлений в конкретном исправительном учреждении.

Координация деятельности субъектов профилактики преступлений – это согласование действий тактически самостоятельных субъектов системы профилактики преступлений (в зависимости от их специализации) по разным элементам деятельности при наличии равноправных связей между ними, общей стратегической цели деятельности, для повышения эффективности противодействия пенитенциарной преступности.

Во втором параграфе «Объекты и субъекты профилактики пенитенциарной преступности» проводится анализ объектов и субъектов профилактики пенитенциарной преступности.

По мнению автора, объекты криминологической профилактики пенитенциарной преступности следует классифицировать по двум критериям:

I Общие объекты профилактики, к их числу относятся:

  • экономические, психологические, политические, идеологические, демографические, технические и организационные процессы и явления, нравственные формирования личности;
  • деятельность людей, которая предполагает ее соответствие нормам права и социального взаимодействия;
  • индивиды как носители общественных отношений и связей, независимо от того, что на личность можно влиять главным образом опосредованно, путем изменения окружающей социальной среды
  • личность пенитенциарного преступника, принимаемая как социальный процесс формирования ее криминогенно значимых свойств и качеств.

II. Специально обуславливающие объекты криминологической профилактики пенитенциарной преступности. Их характер определяется, преимущественно, спецификой обстановки, в которой проводятся данные мероприятия и особенностью спецконтингентов. Эту классификационную группу составляют следующие виды объектов:

  • Внешние факторы, определяемые средой, в которой может развиваться преступная деятельность:

       - характер межличностных связей;

       - социально-ролевые особенности лиц, склонных к девиантному, делинквентному поведению;

       - виктимологическая картина.

Обосновывается, что существует взаимосвязь (прямая и косвенная) объекта и субъекта профилактики пенитенциарной преступности.

Важность такого элемента как субъект профилактики пенитенциарной преступности определяется, прежде всего, его объектом, который, тем или иным образом, оказывает определенное воздействие. Поэтому так же, как и объекты профилактического воздействия, субъекты являются необходимым элементом системы профилактики преступлений.

Отмечается, что к числу субъектов индивидуальной профилактики пенитенциарных преступлений следует отнести, прежде всего, сотрудников исправительных учреждений, отвечающих за работу с осужденными, психологов, педагогов, церковнослужителей и других.

Субъектами, осуществляющими профилактическое воздействие на пенитенциарную преступность, в ходе выполнения своих контрольных и надзорных функций, являются суд, прокуратура, органы внутренних дел и уголовно-исполнительные инспекции.

Исходя из компетенции и содержания деятельности предупреждения пенитенциарной преступности, диссертант считает целесообразным субъектов разделить на: неспециализированные, частично специализированные и специализированные органы.

Неспециализированные субъекты пенитенциарной профилактики преступлений - это хозяйствующие структуры и органы, осуществляющие трудоустройство, пенсионное обеспечение осужденных, а также участвующие в различных областях жизнедеятельности исправительного учреждения.

К числу частично специализированных субъектов пенитенциарной профилактики преступлений относятся структурные подразделения исправительных учреждений, которые в рамках своих основных задач имеют системно выделенную функцию профилактики. К ним могут быть отнесены:

    1. отделы воспитательной работы с осужденными;
    2. психологическая служба исправительных учреждений;
    3. медицинские отделы исправительных учреждений.

Специализированные субъекты пенитенциарной профилактики преступлений - это структурные подразделения исправительных учреждений, для которых задачи и функции профилактики являются приоритетными.

Основным звеном, осуществляющим общую координацию про­филактической работы в исправительных учреждениях, выступают отделы безопасности, оперативные отделы исправительных учреждений, отделы охраны исправительных учреждений.

Автор резюмирует, что действующее законодательство Российской Федерации не предусматривает хотя бы одного субъекта, главной задачей которого было бы предупреждение преступлений в пенитенциарных учреждениях. Поэтому, предлагается внесение законодательного предложения о создании в структуре ФСИН России соответствующего подразделения (управления, отдела), являющегося специальным органом по предупреждению пенитенциарных преступлений.

По мнению диссертанта, следует возложить на данное подразделение (отдел, управление) следующие функции:

  • непосредственная организация и руководство предупредительной деятельности в пенитенциарном учреждении;
  • координация деятельности отдельных субъектов по профилактике и предупреждению пенитенциарных преступлений (в том числе обеспечение своевременного обмена взаимовыгодной информации);
  • разработка и представление научно обоснованных практических рекомендаций по выявлению, устранению, нейтрализации причин и условий преступлений в пенитенциарных учреждениях, а также контроль за их выполнением;
  • разработка и внесение соответствующих законодательных предложений о повышении эффективности исполнения уголовных наказаний;
  • обучение и подготовка соответствующих специалистов в области предупреждения пенитенциарных преступлений;
  • сотрудничество с соответствующими профилактическими органами зарубежных стран и др.

В третьем параграфе «Совершенствование профилактики пенитенциарной преступности» проводится анализ принимаемых государством мер и вносятся предложения автора по совершенствованию профилактики пенитенциарной преступности.

Несмотря на существенные изменения, произошедшие на территории Российской Федерации, уголовно-исполнительная система во многом сохранила черты старой пенитенциарной системы. Она не учитывает нынешнее состояние экономики, интеграцию России в международное правовое поле, международные стандарты обращения с заключенными и развитие гражданского общества. Указанные факторы и уровень преступности в исправительных учреждениях обусловили принятие адекватных мер по стабилизации обстановки, и исполнения главной цели наказания – исправление осужденного и предупреждение совершения им новых преступлений.

В результате чего, 14 октября 2010 года распоряжением Правительства Российской Федерации № 1772-р утвержденная Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года8 (далее – Концепция), которая предусматривает основные направления, формы и методы совершенствования и развития уголовно-исполнительной системы на период до 2020 года.

Концепция содержит достаточно подробный перечень мероприятий правового, социального, экономического, организационного, технического и медицинского характера, которые должны обеспечить основу дальнейшего развития уголовно-исполнительной системы, приближения ее деятельности к международным стандартам и потребностям общественного развития. Данные мероприятия нацелены на устранение детерминант пенитенциарной преступности, однако на данный момент не имеют достаточной научной разработанности и практического применения.

В настоящее время осуществляется только первый этап реализации Концепции (2010 - 2012 годы) из трех. Поскольку на этом этапе предусмотрено документальное обеспечение и планирование работы, а также иные подготовительные мероприятия, представляется необходимым выработать теоретические предложения совершенствования деятельности исправительных учреждений по противодействию пенитенциарной преступности, а также внести их в методическое обеспечение реализации программы для фиксации на законодательном уровне.

По мнению автора, в первую очередь необходимо оградить осужденных впервые совершивших преступления от негативного воздействия устоявшихся криминальных личностей, находящихся в местах лишения свободы и имеющих цели расширения круга пенитенциарных преступников, пополнения рядов криминала. Данная цель достигается следующими мероприятиями:

- применения наказаний и иных мер, не связанных с лишением свободы;

- раздельное содержание осужденных.

В качестве совершенствования мер профилактики пенитенциарной преступности, предлагается дополнить положение Концепции методом осуществления раздельного содержания осужденных:

–  на первом этапе необходимо осуществлять разделение с учетом степени общественной опасности содеянного и криминализации осужденного;

–  на втором – принимать во внимание положительную направленность личности осужденного и его отношению к своему исправлению.

Утверждается, что одним из действенных методов противодействия пенитенциарной преступности является социальная, психологическая, воспитательная и педагогическая работа с осужденными, которая предполагает создание отдельного подразделения психологической службы при ФСИН России, в обязанности которого вменить организацию ресоциализации осужденных по средствам использования рекомендаций предложенных Концепцией в части оказания психологической помощи. Создание такого подразделения позволит профессионально организовать работу по перевоспитанию осужденных с применением новейших научных разработок в области психологии и педагогики. Диссертант считает, что именно в этом направлении заложен будущий потенциал достижения целей уголовного наказания, так как пора отходить от сложившейся практики устрашения при исполнении наказания.

Целью внедрения новых форм является выработка устойчивого алгоритма, выполнение которого гарантировало бы осужденному возможность смягчения меры наказания, замены ее более мягким видом, вплоть до условно-досрочного освобождения. Первые шаги ФСИН России, сделанные в рамках апробации системы так называемых «социальных лифтов», показали, что более 70 % осужденных в местах лишения свободы не имеют стимулов для изменения линии поведения, являются социально пассивными, а воспитательное воздействие наказания при этом существенно снижается.

Отдельными мероприятиями в Концепции не предусмотрено профилактика пенального конфликта (противоречия) и криминальной субкультуры, как специальных причин преступного поведения в исправительных учреждений. В связи с эти, автор предлагает, дополнить положения Концепции следующими мероприятиями основанными на привлечение осужденных к социально-полезной деятельности и создание условия для их существования:

- внедрения в сообщество осужденных новых форм поведения направленных на их социализацию и постепенный отказ от традиций пенитенциарной преступности;

- предоставление осужденным возможности для развития собственных талантов и возможностей, индивидуального творчества и иных увлечений;

- организовать проведение выездных рабочих смен осужденных на роботы по специальности или по иным разнопрофильным направлениям;

- в качестве стимулирования работодателя предлагается применения налоговых льгот за каждого осужденного, которому предоставлено рабочее место;

- организовать колонии-поселения не только с сельскохозяйственным производством, но и по другим производственным направлениям (легкая промышленность, индивидуальное производство и иная деятельность).

Кроме того, в параграфе рассмотрены предложения Концепции о создании и развитии воспитательного центра для несовершеннолетних осужденных и его роль в профилактике преступности.

Констатируется о широком внедрении в деятельность ФСИН России инновационных разработок, обеспечению учреждений аудиовизуальными, электронными и иными техническими средствами охраны и надзора, дистанционного контроля и документирования, что в значительной степени позволит снизить возможность проявления субъективизма в оценках поведения осужденных, повысить надежность контроля.

При дальнейшем реформировании уголовно-исполнительной системы и изменения видов и структуры исправительных учреждений в первоочередном порядке потребуется  внести следующие изменения:

- в УК РФ в части определения новых видов исправительных учреждений для отбывания лишения свободы лицами, совершившими преступления, в том числе в несовершеннолетнем возрасте (ч. 1 ст. 56; ч. 3 ст. 58; п. 6 ст. 88);

- в УИК РФ в части определения вида исправительного учреждения для отбывания наказания осужденными, регламентации особенностей исполнения наказания в виде лишения свободы в воспитательных центрах, применения мер поощрения и взыскания, порядка перевода осужденных в изолированный участок воспитательного центра, функционирующий как ИК (тюрьма) общего режима (ч. 9 ст. 74; ст. 132; ст. 133; ст. 138; ст. 140), и др.;

- в Закон Российской Федерации от 21 июля 1993 г. № 5473-1 «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы»;

- в ведомственные нормативные правовые акты, регламентирующие вопросы организации режима и надзора за осужденными, социальной, психологической и воспитательной работы с осужденными и ряда других направлений деятельности исправительных учреждений.

Существующая редакция ст. 321 УК РФ «Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества» сводится только к применению насилия либо угрозы его применения в отношении осужденного с целью воспрепятствовать исправлению осужденного или из мести за оказанное им содействие администрации учреждения или органа уголовно-исполнительной системы или в отношении в отношении сотрудника места лишения свободы или места содержания под стражей в связи с осуществлением им служебной деятельности либо его близких.

Таким образом, по мнению автора, содержание данной статьи значительно заужено и не отражает всей общественной опасности данного деяния. В связи с изложенным автор предлагает следующую редакцию данной нормы:

«ст. 321 Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества

1. Воспрепятствование исправлению осужденных, привлечение их к совершению преступлений, а также осуществление иных действий, направленных на нарушение нормального функционирования исправительного учреждения или органа уголовно-исполнительной системы -

наказываются лишением свободы на срок до трех лет.

2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, сопряженные с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья  в отношении осужденного из мести за оказанное им содействие администрации учреждения или сотрудника места лишения свободы или места содержания под стражей в связи с осуществлением им служебной деятельности либо его близких, -

наказываются лишением свободы на срок до шести лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, совершенные организованной группой либо с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, -

наказываются лишением свободы на срок до двенадцати лет».

В Заключении кратко сформулированы выводы и подведены итоги диссертационного исследования.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

I. В изданиях, рекомендованных перечнем ВАК:

1. Ваганов, А. Б. Конституционные и уголовно-правовые аспекты реформирования пенитенциарной системы России [Текст] / А. Б. Ваганов // Проблемы права. – 2009. – № 4. – С. 123 – 124. (0,13 п. л.).

2. Ваганов, А. Б. Особенности профилактического воздействия на пенитенциарную преступность [Текст] / А. Б. Ваганов // Вестник Челябинского государственного университета. Право. – 2011. – Вып. 30, № 35 (250). – С. 63 – 65. (0,19 п. л.).

3. Ваганов, А. Б. Об объектах и субъектах профилактики пенитенциарной преступности [Текст] / А. Б. Ваганов // Проблемы права. – 2011. – № 5. – С. 155 – 160. (0,37 п. л.).

4. Ваганов, А. Б., Беломестнов, А. В. К вопросу об ограничении свободы [Текст] / А. Б. Ваганов, А. В. Беломестнов // Проблемы права. – 2010. – № 3. – С. 137 – 139. (0,19 п. л. / 0,16 п. л.).

5. Ваганов, А. Б., Михеев, А. П. Возникновение и развитие пенитенциарной преступности (исторические аспекты) [Текст] / А. Б. Ваганов, А. П. Михеев // Проблемы права. – 2012. – № 1. – С. 178 – 182. (0,31 п. л. / 0,17 п. л.).

II. В иных изданиях:

  1. Ваганов, А. Б. Наказание должно быть справедливым [Текст] / А. Б. Ваганов // Южно-Уральский юридический вестник. – 2009. – № 4. – С. 70 – 74. (0,25 п. л.).
  2. Ваганов, А. Б. К вопросу об эффективности меры уголовного наказания в виде ограничения свободы [Текст] / А. Б. Ваганов // Проблемы современного российского права : международная научно – практическая конференция студентов и молодых ученых, посвященная памяти доктора юридических наук, профессора, Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, члена-корреспондента Петровской академии наук и искусств И. Я. Дюрягина (14-15 мая 2010 года) : сборник статей / [редкол. : Янин М. Г. (отв. ред.) и др.]. – Челябинск : Полиграф – Мастер, 2010. – С. 365 – 366. (0,13 п.л.)
  3. Ваганов, А. Б. К вопросу об особенностях криминологической характеристики пенитенциарной преступности [Текст] / А. Б. Ваганов // Учебный, воспитательный и научный процессы в вузе : сборник статей IX российской научно-методической конференции 19 апреля 2011 г. – Самара : Издательство «Ас-Гарт», 2011. – С. 451 – 457 (0,4 п.л.).
  4. Ваганов, А. Б. Понятие, содержание и особенности пенитенциарной преступности [Текст] / А. Б. Ваганов // Вестник Самарского юридического института : научно-практический журнал. – 2011. – Вып. 3 (5), – С. 102 – 106. (0,3 п. л.).
  5. Ваганов, А. Б. Криминогенные детерминанты пенитенциарной преступности [Текст] / А. Б. Ваганов // Проблемы и перспективы социально-экономического реформирования современного государства и общества : материалы IV международной научно-практической конференции. – М. : Институт стратегических исследований, 2011. – 3-4 октября. – С. 137 – 142. (0,37 п. л.).

ВАГАНОВ АЛЕКСЕЙ БОРИСОВИЧ

КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ ПРЕСТУПНОСТИ И ЕЕ ПРОФИЛАКТИКА

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук


1         Сведения о состоянии преступности в уголовно исполнительной системе // Информационно аналитический сборник. Тверь, 2011.

2         По результатам проведенного исследования статистических данных ФСИН России, анкетирования сотрудников уголовно-исполнительной системы и результатов работы правозащитных организаций.

3         Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года: Распоряжение Правительства Российской Федерации от 14 октября 2010 года  № 1772-р // Собрание законодательства РФ. 2010. 25 октября. № 43. ст. 5544.

4         См.: Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию РФ // Российская газета. 1 декабря 2011 г.

5         Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации / URL: http://ombudsmanrf.org (Дата обращения: 11.12.2011).

6         См.: Старков О. В. Пенитенциарная преступность и ее закономерности в СССР и России // Человек: преступление и наказание. Рязань. 1996. № 3 – 4. С. 16.

7         Сведения о состоянии преступности в уголовно исполнительной системе // Информационно аналитический сборник. Тверь. 2011.

8         Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года: Распоряжение Правительства Российской Федерации от 14 октября 2010 года  № 1772-р // Собрание законодательства РФ. 2010. 25 октября. № 43. ст. 5544.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.