WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Нистратов Сергей Геннадиевич

КОНТРОЛЬ И НАДЗОР КАК ГАРАНТИИ ЗАКОННОСТИ

(ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ)

Специальность 12.00.01. — Теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой
степени кандидата юридических наук

Волгоград — 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном казенном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Волгоградская академия Министерства внутренних дел Российской Федерации».

Научный руководитель —

кандидат юридических наук, доцент Фастов Александр Геннадьевич.

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор Летяев Валерий Алексеевич (первый заместитель директора института истории ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет»);

кандидат юридических наук, доцент Козюк Михаил Николаевич (председатель Волгоградской областной административной комиссии Администрации Волгоградской области)

Ведущая организация —

ФГБОУ ВПО «Тольяттинский государственный университет».

Защита состоится 25 мая 2012 г. в 10 : 00 на заседании диссертационного совета ДМ 212.029.07 при ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный университет» по адресу: 400062, г. Волгоград, пр-т Университетский, 100, аудитория 2-05 В.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный университет».

Автореферат разослан «__» апреля 2012 года и размещен в сети Интернет на официальном сайте Министерства образования и науки РФ и на официальном сайте ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный университет» http://www.volsu.ru

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук                                       О. А. Яковлева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Современное состояние процесса государственно-правового строительства в России имеет противоречивый характер. С одной стороны, в Конституции РФ и других основополагающих нормативно-правовых актах официально провозглашены ценности демократического общественного и государственного устройства, важнейшей из которых является законность. С другой стороны, реализация требований законности на практике сталкивается с серьезными затруднениями. Коррумпированность и безответственность чиновников, нарушения прав и свобод личности, к сожалению, стали реалиями современной российской действительности. Все это актуализирует проблематику гарантий законности, которая требует дальнейшего углубленного теоретического анализа, учитывающего современные тенденции общественного и государственного развития.

Несмотря на наличие значительного числа общетеоретических работ, посвященных законности и ее гарантиям, в данной сфере остается немало дискуссионных, а порой и неизученных проблем. Сказанное относится, в частности, к контролю и надзору как гарантиям законности. То, что контрольно-надзорная функция имманентно присуща государственной власти в независимости от исторических, политических и других факторов, не является научным открытием. Что же касается места и роли контрольно-надзорной деятельности в системе гарантий законности, то эта сторона проблемы еще не получила необходимой разработки. В настоящее время контрольно-надзорная теория и практика характеризуются рядом противоречивых взглядов, норм и правовых позиций, которые отнюдь не способствуют установлению в стране режима законности. Так, например, даже по фундаментальному вопросу о различии контроля и надзора ни в законодательстве, ни в юридической науке нет однозначного мнения. Неудивительно, что государству в лице Президента РФ и других высших должностных лиц часто приходится «обуздывать» контрольно-надзорные органы, деятельность которых препятствует развитию необходимых для общества явлений. В то же время те же властные инстанции вынуждены обращаться к обществу за помощью в противодействии, например, коррупции, так как контрольно-надзорные органы не в состоянии эффективно ее сдерживать. Очевидно, что формирование в этой области внятной государственной политики должно базироваться на серьезном научном фундаменте. Следует также отметить, что в настоящее время в данной сфере возникают новые явления, связанные, в частности, с глобализацией процессов государственно-правового развития (например, международный контроль законности), которые также требуют теоретического анализа и корректного включения в действующую систему гарантий законности.

Именно поэтому рассмотрение контроля и надзора как специфичных гарантий законности представляется актуальным и востребованным как в теоретическом, так и практическом плане. 

Степень научной разработанности темы исследования. Изучением различных аспектов законности и ее гарантий занимались многие теоретики права. Среди них особо следует выделить таких ученых, как Н. Г. Александров, С. С. Алексеев, В. С. Афанасьев, В. К. Бабаев, М. И. Байтин, А. Я. Берченко, В. В. Борисов, С. П. Булавин, Н. Н. Вопленко, Н. В. Витрук,  Ю. А. Денисов, И. Я. Дюрягин, Ю. П. Еременко, А. Ф. Ефремов, Д. А. Керимов, В. Н. Кудрявцев, В. В. Лазарев, Е. А. Лисюткин, Е. А. Лукашова, Н. С. Малеин, А. В. Малько, Н. И. Матузов, П. М. Рабинович, И. В. Ростовщиков, И. С. Самощенко, Т. В. Синюкова, М. С. Строгович, Ю. А. Тихомиров, В.М. Чхиквадзе и др.

Существует целая серия специальных исследований в области контроля и надзора, прежде всего это работы А. П. Алехина, Г. В. Атаманчука, П. Д. Баренбойма, Д. Н. Бахраха, И. Л. Бачило, К. С. Бельского, Г. А. Гаджиева, Ю. М. Козлова, Ю. А. Крохиной, В. Н. Лопатина, В. И. Лафитского, B. A. May, А. В. Мицкевича, А. Ф. Ноздрачева, М. И. Пискотина, Н. Д. Погосяна, А. Е. Постникова, А. Д. Селюкова, С. В. Степашина, М. С. Студеникиной, Н. Ю. Хаманевой, Н. И. Химичевой, С. М. Шахрая, С. О. Шохина и др.

Проблемы международного контроля законности поднимались в исследованиях Р. М. Валеева, А. С. Гавердовского, Г. В. Игнатенко, И. И. Котлярова, Л. А. Лазутина, И. И. Лукашука, С. А. Малинина, Ю. С. Марочкина, Г. А. Осипова, Р. М. Тимербаева, О. И. Тиунова, Б. Р. Тузмухамедова, О. Н. Хлестова и др.

Тем не менее контроль и надзор как гарантии законности специальному монографическому исследованию в условиях построения правового государства в России не подвергались.

Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, складывающиеся в сфере законности и ее гарантирования.

Предмет исследования составляют теоретико-правовые аспекты организации и осуществления контрольной и надзорной деятельности как специфичных гарантий законности.

Целью исследования является комплексный общетеоретический анализ контроля и надзора как гарантий законности и выработка предложений и рекомендаций по их совершенствованию.

Для достижения указанной цели определены следующие задачи:

— критически рассмотреть состояние современной теории законности;

— определить методологические основы исследования;

— дать определение законности и гарантий законности с точки зрения инструментального подхода;

— обосновать положение о контрольно-надзорной деятельности как гарантии законности;

— выявить  природу контроля как гарантии законности;

— дать всестороннюю характеристику контроля как правовой категории;

— классифицировать виды контроля по различным основаниям;

— рассмотреть цели, принципы и функции контроля как гарантии законности;

— определить понятие надзора как правового института и гарантии законности;

— выявить и установить место и роль надзора в обеспечении законности;

— выделить принципы и цели надзора;

— рассмотреть виды (отрасли) надзорной деятельности;

— рассмотреть международный контроль как гарантию обеспечения законности внутри государства и дать его характеристику;

— обозначить проблемы, существующие в вопросах надзора и контроля за деятельностью органов государственной власти и местного самоуправления;

— обосновать предложения по оптимизации контроля за деятельностью органов государственной власти и местного самоуправления;

— выработать рекомендации по совершенствованию надзора за деятельностью органов государственного управления и должностных лиц.

Методологическая, теоретическая и эмпирическая основы исследования. Методологической основой диссертационного исследования является общий диалектический метод научного познания. Помимо этого использовались: конкретно-социологический, исторический, системный, структурно-функциональный, формально-юридический, сравнительно-правовой и другие методы научного познания. Применение различных методов и научных подходов в их сочетании позволило осмыслить и раскрыть предмет диссертации в обобщающих закономерностях и в разнообразных ракурсах и в конечном счете решить поставленные автором задачи, достичь обозначенной цели.

Юридической основой исследования явились ратифицированные Российской Федерацией международные нормативно-правовые акты, Конституция и законы Российской Федерации, указы Президента, постановления Правительства и нормативно-правовые акты Министерства внутренних дел Российской Федерации, Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

Эмпирическую базу исследования составили результаты общероссийских социологических исследований, аналитические документы Генеральной прокуратуры и МВД России по вопросам соблюдения законности, а также статистические данные международных организаций и Европейского суда по правам человека.

Научная новизна исследования проявляется в разработке авторской концепции контроля и надзора как специфичных гарантий законности. На основе имеющихся выводов ученых соискателем предпринята попытка создания целостной инструментальной концепции контрольно-надзорной деятельности как гарантии законности, учитывающей современные международные и национальные тенденции государственно-правового развития.

Кроме того, в диссертации впервые рассмотрены новые явления политико-правовой жизни страны (правовой мониторинг, международный контроль) в качестве юридических инструментов, гарантирующих режим законности.

Новизна диссертационного исследования находит конкретное воплощение в сформулированных автором положениях и выводах, выносимых на защиту:

1. Современное состояние теории законности и ее гарантий уже не удовлетворяет нуждам политико-правовой практики, так как не вполне соответствует изменившимся социальным реалиям, что требует рассмотрения этих проблем с иных методологических позиций.

2. В соответствии с инструментальной теорией права можно дать следующее определение законности. Законность — средство достижения стабильного правопорядка как цели правового регулирования, состоящее из комплекса требований, принципов, режимов и механизмов, обеспечивающих права и свободы членов общества путем точного, строгого и неуклонного исполнения законов и иных правовых актов всеми субъектами права. В данном определении учтены и современные подходы к понятию правозаконности.

3. В соответствии с авторским видением инструментальной природы законности гарантиями законности являются только те правовые явления, которые устанавливаются дополнительно в механизме правового регулирования для предотвращения сбоев в его работе. Соответственно, ни социально-экономические, ни политические, ни культурно-идеологические явления и факты не могут быть гарантиями законности. Право также  является не гарантией, а нормативной основой и предпосылкой законности.

4. Контрольно-надзорная деятельность как гарантия законности  представляет собой властную управленческую деятельность государственных, муниципальных (в форме муниципального контроля), чаще всего специализированных органов, организаций, учреждений и должностных лиц, а также граждан и их объединений по оперативному и непрерывному мониторингу (отслеживанию) состояния, предупреждению, выявлению и устранению фактов нарушения законности подконтрольного объекта. Контрольно-надзорная деятельность — это синтетическое понятие, отражающее систему отдельных видов деятельности: контроля, надзора, а также их правовой основы и ряда смежных явлений (например, правовой мониторинг, бюджетный аудит и т. п.).

5. Особенность современной российской ситуации заключается в том, что действующее российское законодательство, широко оперируя категориями «контроль» и «надзор», по существу, их не различает. Общим между административным контролем и прокурорским надзором является то, что оба вида деятельности выступают гарантиями установления режима законности и способствуют правопорядку в стране. Вместе с тем среди значимых различий главным является целевая специфика: надзор всегда имеет своим предметом законность, в то время как контроль — не только законность, но и целесообразность. Это очень значимый момент, который не всегда последовательно воплощается в правовых нормах.

6. В результате предложенных признаков контроля можно выделить собственное определение контроля как гарантии законности. Контроль как гарантия законности представляет собой властную управленческую деятельность специализированных органов, организаций, учреждений и должностных лиц по оперативному и непрерывному предупреждению, выявлению и устранению фактов нарушения законности подконтрольного объекта.

7. Надзор — это особая, без вмешательства в оперативно-хозяйственную деятельность поднадзорного органа, функция, осуществляемая только прокуратурой, заключающаяся в проведении оценки надзираемого органа или должностного лица с позиции законности его профессиональной деятельности в целях ограничения или прекращения допущенных нарушений законности, способствующая установлению и укреплению законности в государстве.

8. В последнее десятилетие в стране бурно развивается такое направление, как правовой мониторинг. Правовой мониторинг, имея черты контрольно-надзорной деятельности и будучи органически с ней связан может быть причислен к гарантиям законности. Это интеллектуальная технология, позволяющая повысить эффективность государственной политики в правовой сфере. Отслеживая позитивные и негативные моменты в правовой жизни общества, правовой мониторинг более предметно ориентирует контрольно-надзорную деятельность.

9. Международный контроль как гарантия обеспечения законности представляет собой особую конвенционную деятельность специализированных международных органов, организаций, учреждений и должностных лиц по предупреждению, выявлению и устранению фактов нарушения законности субъектами международных правоотношений. Факты говорят о том, что в настоящее время международный контроль оказывает все усиливающееся влияние на внутригосударственные гарантии законности.

Теоретическая и практическая значимость. Разработанные в ходе исследования теоретические положения могут найти применение в решении вопросов укрепления законности в деятельности органов государственной власти и управления, а также совершенствования внутриведомственного и общественного контроля и улучшения профессиональной подготовки государственных служащих. Полученные выводы и обобщения будут способствовать решению практических задач. Материалы исследования могут быть использованы в процессе преподавания теории государства и права и отраслевых дисциплин, в правовом воспитании, подготовке и переподготовке государственных и муниципальных служащих.

Апробация результатов исследования. Диссертационное исследование обсуждено и одобрено на заседании кафедры теории права и прав человека Волгоградской академии МВД России. Результаты диссертационного исследования докладывались и обсуждались на всероссийских, региональных и межвузовских научно-практических конференциях и семинарах: межвузовской научно-практической конференции «Право как ценность и средство государственного управления обществом» (г. Волгоград, 2007 г.); межвузовской научно-практической конференции «Деятельность сотрудников ОВД в различных условиях» (г. Волгоград, 2007 г.); межвузовской научно-практической конференции «Право как ценность и средство государственного управления обществом» (г. Волгоград, 2008 г.); межвузовской научно-практической конференции «Социально-политическое развитие современной России как комплексная проблема гуманитарного знания» (г. Волгоград, 2009 г.); межрегиональной научно-практической конференции «Проблемы правопонимания и правоприменения: теория и практика» (г. Волжский, 2009 г.); межвузовской научно-практической конференции «Право как ценность и средство государственного управления обществом» (г. Волгоград, 2009 г.); региональной конференции молодых исследователей Волгоградской области «Права человека» (г. Волгоград, 2009 г.); межрегиональной конференции, 7—11 декабря 2009 г. (г. Волгоград, 2009 г.); свободной трибуне обмена мнениями российских и зарубежных ученых по вопросам политики, права и социальной психологии «Право и политика» (г. Москва, 2010 г.); межвузовской научно-практической конференции «Право как ценность и средство государственного управления обществом» (г. Волгоград, 2011 г.).

Основные положения и выводы диссертационной работы нашли отражение в двенадцати статьях и публикациях автора. Полученные в ходе исследования материалы использовались в учебном процессе Волгоградской академии МВД России, а также в рамках служебной подготовки ее сотрудников. Рекомендации по совершенствованию контрольно-надзорной деятельности органов внутренних дел как гарантии обеспечения законности были внедрены в оперативно-служебную (служебно-боевую) деятельность Волгоградского линейного управления МВД России на транспорте (акт о внедрении от 5 декабря 2011 г); кроме того, материалы диссертационного исследования используются в учебном процессе при изучении курса «Теория государства и права» в Волгоградской академии МВД России (акт о внедрении от 26 января 2012 г.).

Структура диссертационного исследования обусловлена объектом, предметом, целью и задачами работы и состоит из введения, двух глав, содержащих семь параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ  СОДЕРЖАНИЕ  РАБОТЫ

Во введении показаны актуальность и степень разработанности темы, определены объект, предмет, цели и основные задачи исследования, охарактеризованы его методологическая основа и нормативно-правовая база, сформулированы научная новизна и выносимые на защиту основные положения и выводы, аргументирована их теоретическая и практическая значимость, указаны направления апробации исследования и внедрения полученных результатов.

В первой главе «Общетеоретические проблемы законности и ее гарантий: критический анализ и современные подходы» рассмотрены наиболее общие проблемы понятия законности и ее гарантий, а также основные понятия  теории контрольно-надзорной деятельности.

Первый параграф «Теория законности: анализ современного состояния и возможность инструментального подхода» посвящен критическому анализу современной ситуации в теории законности и предложениям по ее изменению.

Построение правового государства в Российской Федерации  подразумевает переход от социалистической законности к законности демократической, конституционной. Вместе с тем авторы современных российских реформ, как правило, не употребляли понятие «законность». В ныне действующей Конституции принцип законности не указан как принцип деятельности субъектов права, прежде всего органов государства и должностных лиц. Как отмечает С.Н. Кожевников, «понятие законности сегодня не используется или используется нерезультативно в качестве необходимого „научного плацдарма“ для определения способов развития и укрепления государственности Российской Федерации. Сам термин „законность“ не упоминается в посланиях Президента РФ Федеральному Собранию, отсутствует в выступлениях государственных деятелей, лидеров политических партий»1.

Для анализа современного состояния теории законности за отправную точку можно взять классическое определение законности как единообразного понимания и точного исполнения установлений закона всеми органами государства, хозяйственными и иными организациями, должностными лицами и гражданами. К настоящему моменту существует достаточно много исследований, позволяющих поставить под сомнение каждое положение указанного определения. Вместе с тем, если оценивать современные теоретические достижения теории законности, можно отметить незначительный прогресс по сравнению с предшествующим историческим периодом. Критический взгляд на современные идеи показывает, что многие из этих проблем или тем уже были разработаны в трудах ученых советского периода и сейчас происходит либо «перепев» известных положений, либо не всегда удачное «выпячивание» отдельных сторон и граней законности в зависимости от конкретно-политической конъюнктуры.

Подводя некий итог ситуации с исследованием феномена законности, вполне можно согласиться с С.Д. Дмитриевым в том, что, «несмотря на то, что данный принцип не является „новым открытием“ законодателя, правоприменителей и ученых, несмотря на множество работ по этому вопросу в отечественной науке, до настоящего времени отсутствует не только общее определение принципа законности, но и общий методологический подход к исследованию данного явления»2. Это обстоятельство во многом объясняет некоторую холодность в отношении категории «законность» со стороны руководителей органов государственной власти и политического руководства страны.

Одним из современных подходов в юридической науке является так называемая инструментальная теория права. Ее основной смысл заключается в рассмотрении права как специфической системы юридических средств, объединяемых на отдельных участках правового регулирования в своеобразные режимы, механизмы, обеспечивающие эффективное решение социально-экономических, политических, культурных и прочих задач.

В связке «право — правопорядок» не хватает среднего элемента, помогающего уяснить процесс действия права и перехода от одной статической категории «право» к другой статической категории «правопорядок». Данной категорией и является динамическая категория законности. Другими словами, законность — это то правовое средство, при помощи которого право как система общеобязательных норм претворяется в правопорядок как систему общественных отношений. Примечательно, что в учебной и научной литературе правопорядок трактуется как определенная система общественных отношений, складывающихся на основе права и законности, как основанная на праве и законности организация общественной жизни, отражающая качественное состояние общественных отношений, или как состояние фактической упорядоченности общественных отношений, выражающих реальное, практическое  осуществление требований законности.

Таким образом, с точки зрения инструментального подхода можно дать следующее определение законности. Законность — средство достижения стабильного правопорядка как цели правового регулирования, состоящее из комплекса требований, принципов, режимов и механизмов, обеспечивающих права и свободы членов общества путем точного, строгого и неуклонного исполнения законов и иных правовых актов всеми субъектами права.

Во втором параграфе «Учение о гарантиях законности: контроль и надзор за законностью в системе гарантий» анализируется вопрос контроля и надзора как гарантий в системе иных гарантий законности.

Для того чтобы принципы законности стали реальностью, требуется эффективный механизм обеспечения законности. Специфическое место в этом механизме занимают гарантии законности, в т. ч. контроль и надзор, что собственно и является предметом исследования. При этом очевидно, что разработка названной проблематики порождает необходимость четко определить авторское отношение и к понятию законности, и к ее гарантиям.

Применяя общее понятие гарантий к гарантиям законности в современных государствах, видимо, необходимо исходить из того, что в данном случае под гарантиями следует понимать те дополнительные средства, которые устанавливаются в системе правового регулирования в целях предотвращения и устранения возможности «сбоев» механизма правового регулирования.

Для уяснения вопроса о сущности так называемых социально-экономических гарантий определенную пользу может принести системный подход. Так, чтобы определить логику системного подхода в предельно упрощенном виде, следует выделить в окружающем мире некую целостность, т. е. систему. В данном случае это будет законность. В системном подходе разграничение системы и среды имеет первостепенное значение. Очевидно, что среда бывает не только внешней, но и внутренней (охваченной самой системой), поэтому экономические, политические и идеологические явления по отношению к законности будут являться именно внешней средой, а не элементом системы.

Убедительные аргументы говорят о том, что сводить правовые гарантии только к предписаниям закона было бы неверно. С чем можно согласиться, так это с формулой, что закон, а если точнее — право, во всех его источниках является правовой основой законности. В конкретных же общественных отношениях доля права и факта может быть различной. Но утверждение о том, что право есть гарантия законности несколько нелогично. Отсюда, кстати, и те претензии к понятию законности, в соответствии с которым многие авторы считают, что недостатком советского понимания является представление о законности как об общеобязательности закона, что соответствует свойству общеобязательности права. Конечно, при таких обстоятельствах нужда в понятии законности будет минимальна, поэтому развитое законодательство можно отнести к правовым условиям или правовой основе законности.

Почти все исследователи называют среди гарантий законности контроль и надзор за функционированием систем обеспечения жизнедеятельности общества. Именно контрольно-надзорная система призвана гарантировать планомерное течение процесса реализации требований законности. И если данная система зафиксирует определенные сбои общей системы, ее первая задача — дать «сигнал» органам государственной власти о необходимости принятия соответствующих мер. В некоторых простых случаях сама контрольно-надзорная система может исправить ситуацию своими силами. Но в более сложных ситуациях необходимы действия законодательных органов по совершенствованию законодательства, органов исполнительной власти — по привлечению дополнительных сил и ресурсов, судебной власти — по принятию актов контроля и правосудия.

Проблема правового мониторинга возникла и стала реальностью государственно-правовой жизни в последнее десятилетие. Правовой мониторинг, имеющий черты контрольно-надзорной деятельности и органически с ней связанный, может быть причислен к гарантиям законности. Это интеллектуальная технология, позволяющая повысить эффективность государственной политики в правовой сфере.

Меры юридической ответственности будут являться гарантиями законности, но только в той степени, в какой они являются органической частью контрольно-надзорной деятельности за состоянием законности. Например, глава Уголовного кодекса РФ, предусматривающая ответственность за должностные преступления, будет составной частью гарантий законности, в отличие от главы, предусматривающей ответственность за посягательства на собственность.

Третий параграф «Контрольно-надзорная деятельность как гарантия законности: основные понятия» рассматривает вопросы понятийного аппарата феномена контрольно-надзорной деятельности как средства обеспечения законности.

Несмотря на то, что контрольно-надзорная деятельность является, наверное, «ровесницей» социального управления и в настоящее время ее различным аспектам посвящено большое количество научных работ, в т. ч. и междисциплинарных, рассматривающих ее с различных точек зрения, для исследования ее в ракурсе гарантий законности необходимо определиться с несколькими моментами философии и феноменологии этого явления. В данном случае существует необходимость определенности понятийного аппарата.

Понятие «контрольно-надзорная деятельность» представляет собой сборное понятие, объединяющее однородную по многим признакам деятельность субъектов в сфере контроля и надзора, так как терминология здесь пока до конца не устоялась. Контрольно-надзорная деятельность — это синтетическое понятие, отражающее систему из отдельных видов деятельности: контроля, надзора, а также  их правовой основы и ряда смежных явлений (например, правовой мониторинг, бюджетный аудит и т. п.).

Контроль — это система наблюдения и проверки процесса функционирования объекта в целях устранения отклонений от заданных законом параметров. Сущность контроля как гарантии законности  деятельности органов власти и местного самоуправления заключается в том, что уполномоченные на то государственные органы (законодательной, исполнительной, судебной власти, иные государственные органы) и общественные организации, используя организационно-правовые способы и средства, выясняют, не допущены ли в деятельности подконтрольных органов власти и их должностных лиц какие-либо нарушения законности, и если таковые имеются, то своевременно их устраняют, восстанавливают нарушенные при этом права, привлекают виновных к ответственности, принимают меры по предотвращению нарушений законности.

Контроль как гарантия законности представляет собой властную управленческую деятельность специализированных органов, организаций, учреждений и должностных лиц по оперативному и непрерывному предупреждению, выявлению и устранению фактов нарушения законности подконтрольного объекта.

Помимо прокурорского надзора некоторые специалисты выделяют судебный, административный и другие виды надзора3. Думается, неточность такого подхода объясняется тем, что авторы не всегда последовательно проводят различия между контролем и надзором и часто путают эти понятия. Надзор как гарантия законности представляет собой особую, без вмешательства в оперативно-хозяйственную деятельность поднадзорного органа, деятельность, осуществляемую только прокуратурой, заключающуюся в проведении оценки надзираемого органа или должностного лица с позиции законности его правоприменительной деятельности в целях ограничения или прекращения допущенных нарушений законности, способствующую установлению и укреплению законности в государстве.

Как отмечается в научной литературе, в отличие от контроля, для надзора характерны следующие признаки:

— надзор осуществляется только одним органом государственной власти — прокуратурой;

— надзирающие и поднадзорные органы не находятся в отношениях подчиненности и субординации, что характерно для контроля;

— деятельность поднадзорного объекта оценивается только с точки зрения законности его деятельности;

— вмешательство в оперативно-хозяйственную деятельность поднадзорного органа в целях ее ограничения или прекращения не допускается — возможно реагирование в форме предупреждения, предостережения либо обращение за разрешением дела в суд;

— должностные лица органов надзора не вправе непосредственно применять меры взыскания за допущенные нарушения законности и правопорядка.

Общее между административным контролем и прокурорским надзором то, что оба вида деятельности являются гарантиями установления режима законности и способствуют правопорядку в стране.

Следует признать, что надзорная деятельность прокуратуры имеет решающее значение при определении ее взаимоотношений с другими органами власти. Прокуратура как орган, осуществляющий надзор за исполнением законов, приобретает функции одного из элементов системы «сдержек и противовесов», одновременно способствуя взаимодействию ветвей власти, их согласованному функционированию.

Особенность Российской Федерации здесь в том, что у нас в стране не существует единого федерального закона, в котором были бы прописаны правовые управленческие и организационно-технические аспекты, связанные с проведением проверок, осуществлением мер, направленных на устранение выявленных нарушений. Между тем есть Федеральный закон от 18 июля 2011 г. № 242-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления государственного контроля (надзора) и муниципального контроля»4, который внес определенную унификацию в законодательство Российской Федерации о контрольно-надзорной деятельности.

Таким образом, контрольно-надзорная деятельность как гарантия законности представляет собой властную управленческую деятельность государственных, муниципальных (в форме муниципального контроля), чаще всего специализированных органов, организаций, учреждений и должностных лиц, а также граждан и их объединений по оперативному и непрерывному мониторингу (отслеживанию) состояния, предупреждению, выявлению и устранению фактов нарушения законности подконтрольного объекта. С точки зрения инструментального подхода особое внимание необходимо уделить таким составным частям контрольно-надзорной деятельности, как цели, принципы и функции контроля и надзора, как разновидностям указанной деятельности, а также средствам, процедурам, технологиям и результату этой деятельности.

Придерживаясь данной схемы, во второй главе исследования «Система организации контрольно-надзорной деятельности в Российской Федерации как гарантия законности» автор рассмотрел особенности контроля и надзора как составных частей гарантии законности в современной России.

Контроль за законностью представляет собой единый, слаженно действующий механизм, все элементы которого находятся в неразрывной  и постоянной взаимосвязи. Этот механизм предполагает наличие определенных принципов, без которых он не может функционировать.

В первом параграфе «Принципы, цели и функции системы контрольной деятельности в Российской Федерации» раскрываются цели и функции контрольной деятельности, а также принципы, на основе которых она осуществляется.

Принципы контроля определяются как руководящее начало, которое выражает его сущность и назначение. Отмечается, что реализация контрольной деятельности опирается на закрепленные в нормативных правовых актах или вытекающие из их содержания специальные принципы, которые устанавливают важнейшие стержневые направления, качественные черты и свойства этой деятельности.

В юридической литературе перечень принципов контроля определяется по-разному. Наиболее конструктивным представляется решение проблемы принципов контроля с позиции системного подхода, позволяющего выделить несколько уровней принципов в соответствии с их значимостью.

Автор обозначает следующую систему принципов контроля: 1) общие принципы контроля: оптимальность, непрерывность, оперативность, объективность, комплексность, многообразие форм и методов контроля, конкретность, принцип обратной связи; демократизм, законность, планирование и учет; 2) частные принципы контроля, свойственные исключительно данной стадии управленческого цикла: всесторонность, систематичность, гласность, действенность, координация, простота. Несоблюдение этих принципов ведет к искажению процедуры контроля.

Для понимания сущности контроля наряду с основными принципами контроля большое значение имеет определение его целей.

Диссертант различает непосредственные и конечные цели контроля. К непосредственным (в узком смысле) целям относятся выявление и предупреждение фактов нарушения законности в деятельности государственных органов, учреждений, организаций, их должностных лиц, а также в органах, учреждениях, организациях, должностных лиц местного самоуправления. Конечными целями (в широком смысле) контроля являются: охрана конституционного строя, обеспечение прав и свобод человека и гражданина, повышение эффективности государственного управления, поддержание стабильности государственного устройства, обеспечение соответствия издаваемых правовых актов Конституции РФ, введение в режим законности действий должностных лиц, а также обеспечение законности и правопорядка в государстве в целом.

Для достижения поставленных целей контроль, как и другие гарантии законности, реализует определенные функции, которые  сообразуются с целями контроля.

Автор представляет возможным предложить собственный перечень функций контроля:

1) социальная функция, включающая в себя экономическую, политическую и воспитательную подфункции;

2) регулятивная функция, содержащая диагностическую и оперативную подфункции;

3) охранительная функция, включающая защитную и предупредительную подфункции;

4) информационная функция.

Во втором параграфе «Общая характеристика видов контроля как специально-юридической гарантии законности» в целях более глубокого изучения сущности, принципов построения, форм организации и методов осуществления контроля проведена его классификация и дана характеристика его отдельных видов в ракурсе гарантий законности.

Наибольшее распространение в юридической литературе получила классификация видов контроля по его субъекту в зависимости от природы, роли и места субъекта в системе Российского государства. Это вполне оправданно и понятно, потому что природа, место и роль субъекта контроля в системе социального механизма управления обществом являются, в конечном счете, главными и объективными критериями, при помощи которых определяются цели, задачи, характер, формы и объем контроля.

Диссертант отмечает, что в специальной литературе уже обращалось внимание на противоречия между ст. 10 Конституции РФ, в которой выделяются три ветви государственной власти, и ст. 11, в которой говорится о четырех органах, осуществляющих государственную власть в Российской Федерации. Думается, что следует согласиться с мнением о существовании в отечественной государственно-правовой практике особого института президентуры, отличного от законодательной и исполнительной власти: Президент Российской Федерации, согласно Конституции, имеет особый статус, определенный как «глава государства» и не входящий ни в одну из ветвей государственной власти.

По мнению автора, анализ контрольных функций и правомочий Президента РФ убеждает в необходимости установления особого президентского контроля за законностью в сфере государственного управления и в обществе в целом.

При этом президентский контроль определяется как целенаправленная деятельность главы государства по укреплению конституционного строя в государстве, обеспечивающая согласованное функционирование всех элементов общества и государства, а также определяющая основную внутреннюю и внешнюю политику государства в целях установления режима законности.

Анализ полномочий Президента позволяет утверждать, что помимо функций, непосредственно закрепленных в ст. 80 Конституции, Президент Российской Федерации выполняет еще одну функцию: является главой особой ветви государственной власти — контрольной. Внесение соответствующих поправок в ст. 10 и 80 Конституции существенным образом повысило бы, по мнению диссертанта, «авторитет российской государственности» и должности Президента.

На основании анализа конституционных норм автор выделяет следующие направления контрольной деятельности российского парламента: осуществление законодательной власти; контроль за поступлением и расходованием средств государственной казны (принятие бюджета и контроль за его исполнением); участие в формировании других органов государственной власти (назначение на должность судей высших судов Российской Федерации, Генерального прокурора и др.); полномочия по контролю за деятельностью органов исполнительной власти (например, решение вопроса о доверии Правительству и др.); представительство интересов Российской Федерации в международных организациях и иностранных государствах.

Между тем следует отметить, что контрольная функция Федерального Собрания очень ослаблена. В целях ее усиления выдвигается ряд конкретных предложений.

Во многом неэффективность контроля уполномоченного по правам человека за строгим и неуклонным исполнением правовых требований субъектами законности объясняется недостаточным объемом властных полномочий: омбудсмен не принимает юридически обязательных решений. Он действует в основном с помощью убеждения, используя оружие гласности, публичной общественной критики и морального авторитета.

Автор учитывает, что помимо государственного контроля за законностью существует негосударственный (общественный) контроль, который осуществляется через систему организаций и учреждений общественности; и если государственный контроль опирается на принуждение, то общественный контроль опирается в основном на убеждение и лишь ставит вопрос о необходимости применения принуждения. Общественный контроль — воплощение публичной политики. Его можно рассматривать как форму (одну из форм) непосредственного народовластия.

Важную роль в процессе убеждения играют средства массовой информации, являющиеся субъектом общественного контроля. СМИ формируют общественное сознание, мнение в том или ином русле, что способствует улучшению или ухудшению состояния режима законности.

Цель общественного контроля — предупреждение и пресечение нарушений законности.

Автор отмечает, что способность российского общества контролировать законность действий государственных и муниципальных органов сегодня весьма ограничена, так как общественные организации не обладают для этого достаточными властными полномочиями, а их решения не обязательны для государственных и муниципальных органов.

Параграф третий «Роль надзорной деятельности в механизме обеспечения законности» посвящен характеристике надзорной деятельности единственного органа государственной власти, осуществляющего надзор за законностью, — прокуратуре.

Ныне действующая Конституция РФ не определяет точного места прокуратуры в механизме российского государства. Прокуратура не является придатком ни президентской, ни законодательной, ни исполнительной либо судебной власти, а представляет собой самостоятельный элемент механизма государства, осуществляющий особую самостоятельную надзорную власть.

Очевидно, что главное назначение надзорной власти — осуществление единого централизованного надзора за точным и неуклонным исполнением правовых норм всеми субъектами права и в особенности субъектами законности.

Анализ Закона «О прокуратуре РФ», иных нормативных актов позволяет диссертанту утверждать, что надзор как специально-юридическая гарантия законности осуществляется только прокуратурой, наделенной специальными полномочиями в этой сфере. Иные органы, организации и учреждения государства, в т. ч. Президент, органы законодательной, исполнительной и судебной власти, выполняют контрольные функции в сфере законности.

Автор приходит к выводу, что прокуратура обладает особым статусом и играет исключительную роль в обеспечении законности в государстве и обществе в целом. Более того, в современных условиях становления российской государственности, формирования правового государства и гражданского общества необходим орган, который занимал бы особое место и играл значительную роль в сфере установления режима законности. Таким органом как раз и является прокуратура — орган власти, который не входит в структуру ни законодательной, ни исполнительной, ни судебной власти, а занимает особое положение в государственном механизме. С точки зрения теории разделения властей прокуратура становится важным элементом механизма «сдержек и противовесов», выступающим единственным органом государства, осуществляющим высший надзор за соблюдением Конституции РФ и законов нашего государства, в т. ч. и федеральными органами законодательной власти.

Надзор как деятельность, обеспечивающая режим законности в государстве и обществе, строится на определенных принципах. Это, в свою очередь, способствует определению его места и роли в процессе установления режима законности, а также позволяет уяснить сущность этого важного правового института. Автором утверждается, что организация и осуществление надзора, а также деятельность прокурора по обеспечению законности взаимосвязаны и неразделимы.

Диссертант разделяет принципы надзора, которыми руководствуется прокуратура в своей деятельности, на общие и специальные.

Общие принципы — основополагающие начала, определяющие ключевые идеи функционирования органов государственной власти, в т. ч. и прокуратуры. К ним относятся: принцип законности; принцип демократизма; принцип публичности.

Специальные принципы надзора — это руководящие начала, центральные положения, которыми органы прокуратуры руководствуются в повседневной служебной деятельности по осуществлению надзора за законностью и которые способствуют уяснению специфики надзора как особой гарантии законности. К таким принципам, по мнению диссертанта, относятся прежде всего: принцип единства и централизованности надзора; независимости прокурорского надзора; принцип гласности прокурорского надзора.

В широком смысле цели прокурорского надзора определяются статусом прокуратуры, ее местом и ролью в государстве. В конечном счете они определяются Конституцией РФ, Законом «О прокуратуре» и другими нормативно-правовыми актами, регламентирующими деятельность прокурорских органов.

Однако в связи с тем, что употребляемые в п. 2 ст. 1 Закона «О прокуратуре» термины «обеспечение» и «укрепление» означают вид деятельности органов прокуратуры, представляется более точным в качестве целей прокурорского надзора определить: «верховенство закона», «единство и высокий уровень законности», «защищенность прав и свобод человека и гражданина», «защищенность охраняемых законом интересов общества и государства».

Для достижения целей надзора законом предусмотрены различные средства, способы, меры и методы по установлению, обеспечению законности.

Так, полномочия надзирающего субъекта по устранению нарушений закона регулируются ст. 23—25 ФЗ «О прокуратуре» и в чистом виде выражаются в следующих способах: протест, представление и постановление прокурора. В работе дается характеристика указанных способов.

Исходя из целей надзорной деятельности, диссертант указывает функциональную составляющую надзора как гарантию законности. В этом вопросе нет единого мнения среди ученых-юристов. Данный вопрос дискуссионен, так как законодательством не предусмотрен исчерпывающий перечень функций прокурорского надзора.

На основе анализа различных точек зрения и надзорной деятельности прокуратуры как таковой автор называет следующие функции надзора как гарантии обеспечения законности:

1) законоохранительная функция надзора;

2) правозащитная функция надзора, включающая в себя восстановительную и превентивную подфункции;

3) социальная функция надзора, включающая в себя экономическую, политическую и воспитательную подфункции;

4) регулятивная функция надзора, включающая в себя организационную и координационную подфункцию.

Все названные функции должны действовать как единое целое, отлаженно, сбалансированно и эффективно. Лишь тогда можно говорить о совершенном, действенном надзоре в области обеспечения законности.

Автор под видами (отраслями) прокурорского надзора понимает внешнее выражение деятельности прокуратуры по осуществлению надзора за соблюдением Конституции РФ и исполнением законов, действующих на территории РФ.

В связи с этим к видам (отраслям) прокурорского надзора можно отнести: надзор за исполнением Конституции и федеральных законов РФ; надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина; надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие; надзор за исполнением законов судебными приставами; надзор за исполнением законов администрациями органов и учреждений, исполняющих наказание и применяющих назначаемые судом меры принудительного характера, администрациями мест содержания задержанных и заключенных под стражу; участие в рассмотрении дел судами общей юрисдикции, арбитражными судами, опротестование противоречащих закону решений, приговоров, определений и постановлений судов.

В исследовании утверждается, что надзор за исполнением законов является наиболее эффективным и последовательным видом надзора со стороны государства в очень важной для него сфере — обеспечении законности.

Думается, что прокурор должен осуществлять надзор не только за исполнением законов, но и за законностью самих нормативных актов.

Не менее важным видом прокурорского надзора как гарантии законности является надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина.

Определенной новеллой теории законности являются мысли, изложенные в четвертом параграфе «Международный контроль в аспекте гарантий обеспечения законности в национальной российской юридической практике», в котором исследуются вопросы, касающиеся международного контроля как гарантии обеспечения внутригосударственной законности. В рамках работы анализируются статистические данные, а также решения Европейского суда по правам человека, касающиеся Российской Федерации.

Учитывая то, что Россия все больше интегрируется в мировое сообщество, автор утверждает, что тенденция к расширению сферы международного контроля, в т. ч. контроля за законностью действий государственных и муниципальных органов власти и их должностных лиц, становится постоянной тенденцией и будет усиливаться. Иными словами, система гарантий законности, которая в советский период сводилась лишь к национальным средствам, дополняется сегодня системой международных гарантий за точным и неуклонным исполнением законов самим государством и его органами.

В настоящей работе международный контроль рассматривается только в аспекте гарантий обеспечения законности в национальной российской юридической практике, что предполагает уяснение специфических свойств этой гарантии, ее места в системе иных специально-юридических гарантий, обеспечивающих строгое и неуклонное выполнение требований законности, влияние международного контроля на внутригосударственную законность.

Анализ современных российских реалий убеждает автора, что расхождения между внутригосударственной правотворческой и правоприменительной практикой и международными договорами встречаются достаточно часто. Приоритет международного права над российским законодательством, провозглашенный Конституцией РФ, порождает у российского государства обязательства вносить серьезные коррективы в национальное законодательство, учитывать решения международных органов при вынесении властных решений в процессе применения норм российского права.

Международный контроль важен не только для стабильности самого международного права и действующих на его основе общественных отношений, но и для обеспечения стабильного демократического правопорядка внутри страны.

На основе исследования международного контроля как особой гарантии законности представляется возможным выделить наиболее важные свойства, характеризующие международный контроль как гарантию обеспечения законности:

1) базируется на принципе обязательности выполнения международных соглашений;

2) представляет собой особую деятельность международных органов, организаций, учреждений и должностных лиц по предупреждению, выявлению и устранению нарушений законности;

3) основывается на международных договорах и соглашениях между субъектами международного права, т. е. имеет конвенционный характер.

Таким образом, международный контроль — особая конвенционная деятельность специализированных международных органов, организаций, учреждений и должностных лиц по предупреждению, выявлению и устранению фактов нарушения законности субъектами международных правоотношений.

Однако также важно помнить, что внутригосударственный и международный контроль преследует одну цель — обеспечение соблюдения контролируемыми субъектами законности своих действий.

Диссертант отмечает, что реализация решений международных контролирующих органов органами государства постоянно «натыкается» на проблему совместимости обязательности норм международного права и решений международных органов и принципов уважения государственного суверенитета и невмешательства во внутренние дела государств.

Действующие международные документы определили механизмы международного контроля за выполнением государствами соглашений по правам человека и защиты этих прав. Международный контроль осуществляется по трем направлениям:

— во-первых, государства периодически отчитываются о выполнении подписанных ими соглашений в соответствующих международных организациях;

— во-вторых, международные органы вправе заслушивать сообщения одного государства о том, как другой участник пакта выполняет его положения;

— в-третьих, международные организации имеют право заслушивать сообщения и жалобы, поступившие от частных лиц.

Однако диссертант отмечает ряд недостатков в процессе осуществления контрольных полномочий международными органами: проводимые исследования в области нарушений пактов и конвенций государствами сведены лишь к установлению фактов нарушения и выработке рекомендаций по устранению нарушений; доклады о принимаемых мерах по соблюдению конвенции представляются государствами несвоевременно, во многих докладах информация носит поверхностный характер и объективно не отражает положения дел в государстве, многие документы дублируют друг друга; государства в ряде случаев отказываются выполнять решения, установленные международными органами, ссылаясь на суверенитет государства во внутренних делах; отсутствует внутренний механизм реализации исполнения решений международных контролирующих органов и организаций.

В этой связи важно разрешение вопроса об обязательности исполнения решений государствами, нарушившими требования международных договоров и соглашений, на основании решения международных контролирующих органов.

По статистике Европейского суда по правам человека, более трети от общего числа жалоб — из России, что является доказательством неудовлетворительного состояния рассматриваемой сферы российской жизни, заключающегося в нарушении прав и свобод человека. Неслучайно на состоявшейся в январе 2011 г. сессии ПАСЕ Россия названа в числе 9 стран, в которых нарушения прав человека носят системный характер.

Нарушения прав и свобод человека подрывают авторитет не только судебной власти, но и государственной власти в целом. Это, в свою очередь, является серьезной опасностью, способной дестабилизировать режим законности в государстве. В данной ситуации и в связи с особым положением судов в нашей стране международный контроль является связующим звеном в устранении нарушений законности в этой важной сфере общественных отношений.

В заключении подведены основные итоги проведенного исследования, обобщены его важнейшие результаты и намечены проблемы, нуждающиеся в дальнейшем теоретическом исследовании.

РАБОТЫ, ОПУБЛИКОВАННЫЕ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных ВАК РФ

1. Нистратов, С. Г. Государственный контроль за законностью в условиях современного экономического кризиса / С. Г. Нистратов // Общество и право. Краснодар : Краснодарский университет МВД России, 2010. — № 1. — С. 74—77.

2. Нистратов, С. Г. Соотношение прокурорского надзора с судебным и административным контролем как гарантии обеспечения законности / С. Г. Нистратов // Право и политика. — М.: note bene, 2010. — № 11 (131). — С. 2047—2053.

3. Нистратов С. Г. Международный контроль как гарантия соблюдения законности / А. Г. Фастов, С. Г. Нистратов // Вестник ВА МВД России. —Волгоград : ВА МВД России, 2011. — № 3. — С. 33—40.

Публикации в иных изданиях

4. Нистратов, С. Г. Законность как основополагающий принцип права / С.Г. Нистратов // Право как ценность и средство государственного управления обществом : сб. науч. тр. Волгоград : ВА МВД России, 2007. — № 4. — С. 142—146.

5. Нистратов, С. Г. Охрана правопорядка в период действия чрезвычайного положения / С. Г. Нистратов // Деятельность сотрудников органов внутренних дел в различных условиях : сб. науч. тр. — Волгоград : ВА МВД России, 2007. — С. 77—80.

6. Нистратов, С. Г. Судебный контроль как гарантия законности в деятельности органов внутренних дел / С.Г. Нистратов // Право как ценность и средство государственного управления обществом : сб. науч. тр. — Волгоград : ВА МВД России, 2008. — № 5. — С. 144—150.

7. Нистратов С. Г. Соблюдение прав человека, законность и верховенство права как основа российской государственной идеологии / С.Г. Нистратов // Право как ценность и средство государственного управления обществом : сб. науч. тр. — Волгоград : ВА МВД России, 2009. — № 6. — С. 56—62.

8. Нистратов С. Г. Субъекты законности в правоприменительной деятельности / С. Г. Нистратов // Проблемы правопонимания и правоприменения: теория и практика : материалы межрегиональной науч.-практ. конф. — Волжский : МОУ ВИЭПП, 2009. — Ч. 2. — С. 184—189.

9. Нистратов, С. Г. Соблюдение прав человека в период действия чрезвычайного положения / С. Г. Нистратов // Межрегиональная конференция, г. Волгоград, 7—11 декабря 2009 г. Вып. 6 : тез. докл. — Волгоград : ВА МВД России, 2010. — Ч. 1. — С. 48—52.

10. Нистратов, С. Г. Законность в правоприменительной деятельности / С. Г. Нистратов // Вестник ВА МВД России. — Волгоград : ВА МВД России, 2010. — № 1. — С. 15—19.

11. Нистратов, С. Г. Общественный контроль в сфере государственного управления / С. Г. Нистратов // Современные гуманитарные проблемы : сб. науч. тр. — Волгоград : ВА МВД России, 2010. — № 12. — С. 88—93.

12. Нистратов С. Г. Надзор за законностью как основная функция прокуратуры / А. Г. Фастов, С. Г. Нистратов // Право как ценность и средство государственного управления обществом : сб. науч. тр. — Волгоград : ВА МВД России, 2011. — Вып. 8. — С. 330—335.


1 Кожевников С. Н. Теоретические аспекты законности [Электронный ресурс] // История государства и права. 2011. № 15. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

2 Дмитриев С.Д. К вопросу о методологических подходах к определению принципа законности // Вопросы экономики и права. 2010. № 1. С. 20.

3 См., например: Бахрах Д. Н. Административное право. М., 2000. С. 395.

4 См.: О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления государственного контроля (надзора) и муниципального контроля: федер. закон от 18 июля 2011 г. № 242-ФЗ // СЗ РФ. 2011. № 30. Ч. 1. Ст. 4590.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.